Научная статья на тему 'Этническое многообразие как фактор формирования российской идентичности'

Этническое многообразие как фактор формирования российской идентичности Текст научной статьи по специальности «Политологические науки»

CC BY
132
18
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
НАЦИОНАЛЬНЫЕ МЕНЬШИНСТВА / ЭТНОКУЛЬТУРНАЯ ПОЛИТИКА / РОССИЙСКАЯ НАЦИЯ / РУССКО-ДАГЕСТАНСКОЕ ДВУЯЗЫЧИЕ / ИДЕНТИЧНОСТЬ / ЭТНОКУЛЬ ТУРНОЕ МНОГООБРАЗИЕ / ГОСУДАРСТВЕННАЯ НАЦИОНАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА / ETHNIC MINORITIES / ETHNIC AND CULTURAL POLITICS / RUSSIAN NATION / RUSSIAN-DAGESTAN BILINGUALISM / IDENTITY / ETHNIC AND CULTURAL DIVERSITY / THE STATE ETHNIC POLITICS

Аннотация научной статьи по политологическим наукам, автор научной работы — Омаров Магомед Алиевич

Статья посвящена усилению роли национальных меньшинств в государ ственной этнонациональной политике. Опыт национальной политики в Респу блике Дагестан может быть востребован в политике упрочения общероссий ского гражданского самосознания. Формирование российской идентичности (формирование российской политической нации) возможно с признанием, сохранением и поддержкой российского этнического многообразия.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Ethnic diversity as a factor in the formation of the Russian identity

The article is dedicated to strengthening the role of national minorities in the state ethnic politics. Experience of ethnic politics in the Republic of Dagestan may be required to develop national civic consciousness. Formation of Russian identity (formation of the Russian political nation) is possible with the recognition, preservation and support of the ethnic diversity in Russia.

Текст научной работы на тему «Этническое многообразие как фактор формирования российской идентичности»

ВЕСТН. МОСК. УН-ТА. СЕР. 12. ПОЛИТИЧЕСКИЕ НАУКИ. 2012. № 6

М.А. Омаров

ЭТНИЧЕСКОЕ МНОГООБРАЗИЕ КАК ФАКТОР ФОРМИРОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ

Статья посвящена усилению роли национальных меньшинств в государственной этнонациональной политике. Опыт национальной политики в Республике Дагестан может быть востребован в политике упрочения общероссийского гражданского самосознания. Формирование российской идентичности (формирование российской политической нации) возможно с признанием, сохранением и поддержкой российского этнического многообразия.

Ключевые слова: национальные меньшинства, этнокультурная политика, российская нация, русско-дагестанское двуязычие, идентичность, этнокультурное многообразие, государственная национальная политика.

Проблемы межэтнических отношений, сохранения этнокультурного многообразия и формирования единой идентичности российской нации как никогда актуализировались в последние годы, не в последнюю очередь в силу их отсутствия в системе государственных приоритетов.

После упразднения Министерства по делам национальностей его функции передали Минрегионразвития, по поводу чего в декабре 2011 г. занимавший тогда пост Премьер-министра В. Путин был вынужден признать: «Министерство регионального развития сосредоточено на вопросах социальных и экономических, а проблемы национального благополучия, национального развития, взаимодействия этносов в России уходят на второй-третий план»1.

В программной статье по национальному вопросу В. Путин подчеркивал необходимость создания отдельного ведомства, отвечающего за межнациональные отношения. Но Минрегионразвития внесло в Правительство РФ предложение о создании при Президенте РФ Совета по межнациональным отношениям и введении должности уполномоченного Президента по межнациональным отношениям. Однако суть предполагаемых изменений в данной сфере яснее от этого не стала.

1 Путин не исключил создания Министерства по делам национальностей // Российская газета. 2011. 15 дек.: Электронный ресурс. URL: http://www.rg.ru/2011/12/15/ ministerstvo-anons.html

Позиция отвечающего за региональную и национальную политику вице-премьера Д. Козака, согласно которой национальные вопросы нельзя решать отдельно от экономических предпосылок, а предпосылки межнациональных конфликтов порождаются неравномерным экономическим развитием регионов и неуправляемой интеграцией, вызывает вопросы.

Эксперты признают правильность декларирования основных приоритетов в государственной политике, но вместе с тем обращают внимание на отсутствие единства подходов и на необходимость существенной доработки действующей Концепции национальной политики.

Нам представляется правомерной точка зрения академика В. Тишкова о необходимости «изменить само название данной сферы политики и государственного управления» 2.

Действительно, «национальная политика» — это политика не только в сфере этнического, но и «политика обеспечения национальных (государственных) интересов страны и российского общества на внутренней и международной политике. То, что несколько десятилетий называлось "национальной политикой", на самом деле есть политика в отношении российских национальностей, или этническая (точнее — этнокультурная) политика»3.

На наш взгляд, сохранение прежнего названия «национальная политика» недостаточно полно отражает суть обозначенных приоритетов и предполагаемых корректировок в данной сфере государственной политики.

Говоря о сохранении этнокультурного многообразия нашей страны, необходимо отметить, что реализация данного положения и гармонизация межэтнических отношений зависят прежде всего от самочувствия проживающих в стране народов (193 национальности, по переписи 2010 г.), от реального положения национальных меньшинств в любом регионе страны.

В этой связи, как нам представляется, в разработке новой Стратегии этнокультурной политики существенную роль мог бы сыграть опыт межэтнического взаимодействия в самом полиэтническом национально-государственном образовании в составе РФ — в Республике Дагестан. Заслуживает внимания и его опыт защиты интересов национальных меньшинств (в Дагестане проживают 32 автохтонные народности, численность которых составляет от немногим более 10 тыс. (цахуры) до более 900 тыс. (аварцы)).

2 Тишков В.А. Как обновить концепцию национальной политики?: Электрон-

ный ресурс. URL: http://www.valerytishkov.ru/cntnt/publikacii3/publikacii/kak_obnovi. html

Как законодательство Российской Федерации, так и международные документы не содержат единого, научно обоснованного определения понятия «национальное меньшинство». В Основном Законе страны защита прав национальных меньшинств относится как к ведению Российской Федерации (ст. 71), так и к совместному ведению Российской Федерации и субъектов Российской Федерации (ст. 72).

Российская Федерация ратифицировала многосторонние международные договоры о защите национальных меньшинств (например, Рамочную конвенцию о защите национальных меньшинств (1995), Декларацию о правах лиц, принадлежащих к этническим, религиозным и языковым меньшинствам (1992), Документ Копенгагенского совещания Конференции по человеческому измерению СБСЕ (1990)), международные договоры, содержащие отдельные нормы о правах национальных меньшинств (Международный пакт о гражданских и политических правах (1996)), и другие международно-правовые акты.

Польский ученый В. Чаплинский дает следующее определение: «Национальное меньшинство — это национальная группа, консолидированная и живущая в одном из регионов государства (из чего вытекает ее естественное стремление к получению автономии), характеризующаяся сформировавшимся ощущением внутреннего единства и вместе с тем стремящаяся сохранить свои специфические черты — язык, культуру и т.д.»4.

Проблема защиты прав национальных меньшинств актуализировалась в конце 1980-х — середине 1990-х гг., когда разразились этнические конфликты на территориях бывших СССР и СФРЮ, в странах Африки и Азии.

Генеральной Ассамблеей ООН была принята Декларация о правах лиц, принадлежащих к национальным меньшинствам, а СБСЕ учредил пост Верховного комиссара по делам национальных меньшинств, который выработал ряд рекомендаций по защите их прав.

А после распада Советского Союза вновь образовавшиеся в СНГ страны приняли свою Конвенцию об обеспечении прав лиц, принадлежащих к национальным меньшинствам.

Несмотря на достаточно сложную ситуацию в сфере соблюдения и защиты прав национальных меньшинств, в таком многонациональном государстве как Россия, федеральный закон, регламентирующий статус национальных меньшинств, до сих пор отсутствует.

Следует отметить, что ряд экспертов и практиков в сфере защиты прав национальных меньшинств высказывают сомнение в

4 Цит. по: Национальное меньшинство // Википедия: Электронный ресурс. URL: http://ru.wikipedia.org/wiki/%CD%E0%F6%E8%EE%ED%E0%EB%FC%ED%EE%E

5 %EC%E5%ED%FC%F8%E8%ED%F1%F2%E2%EE

целесообразности принятия на современном этапе отдельного федерального закона о защите прав национальных меньшинств.

Эта позиция аргументируется далеко не исчерпанными возможностями Федерального закона «О национально-культурной автономии» 1996 г. и ряда отраслевых федеральных законов, в которых необходимо лишь более четко прописать дополнительные гарантии реализации прав национальных меньшинств и коренных малочисленных народов в области сохранения ими своей этнокультурной самобытности.

На территории современной России насчитывается более 130 этносов, из них 60 автохтонных этносов проживают на Северном Кавказе. В силу своего географического положения цивилизации Востока и Запада, Азии и Европы сошлись именно здесь, на Кавказе.

Многочисленные завоевательные походы и передвижения народов, сложность миграционных процессов, которые происходили на территории современного Кавказа, обусловили высочайшую степень этнокультурного многообразия обычаев, традиций и быта в этом регионе.

В Дагестане, насчитывающем в настоящее время около 3 млн жителей, с исторических времен живут 32 коренные народности. В большинстве своем это малочисленные народы, говорящие на разных языках и принадлежащие к различным этноязыковым семьям и группам — кавказской, тюркской, индоевропейской. Традиционные для Дагестана религии — ислам, христианство, буддизм и иудаизм.

«Дагестанский народ — это понятие, генетический код которого зашифрован не по национальному, этническому или языковому, а по территориальному, региональному признаку и культурному сходству.

Такова объективная историческая, географическая и социальная реальность данной общности, данного региона. Благодаря такой этноязыковой конгломерации, межнациональному содружеству и духовной общности, на исторической карте Дагестана не зафиксировано ни одного случая столкновения одного народа с другим», — писал известный дагестанский филолог, академик РАН Г. Гамзатов5.

В истории Дагестана не было и нет так называемого титульного этноса и титульного языка, которые бы определяли наименование республики. Не было и нет этноса, который бы пользовался исключительностью. И власть в Дагестане никогда не принадлежала и не принадлежит никакому отдельно взятому народу6.

5 Гамзатов Г. Многонациональный регион: факторы межэтнического напряжения и согласия // Вестник ВЭГУ. 2009. № 3(41).

6 Там же.

Благодаря полиэтничности и многоязычию (а в Дагестане, напомним, более 30 коренных народов и этнических групп, говорящих на разных языках) в республике всегда царил межэтнический мир.

Именно фактор многоязычия и этнического многообразия сыграл важнейшую роль в сохранении межнационального мира и равноправных взаимоотношений всех национальных меньшинств. Исторические традиции дагестанского феномена продолжают играть свою положительную роль и в настоящее время, несмотря на тенденции общей дестабилизации ситуации на Кавказе.

Из 32 языков, на которых говорят в Дагестане, 21 — бесписьменный, и число носителей каждого из них колеблется от трех-четырехсот человек до нескольких тысяч... Общее число людей — носителей этих языков не превышает 150 тыс. человек. На языке наиболее крупного из бесписьменных этносов, андийцев, разговаривает около 12 тыс. человек.

Для них литературным языком является родственный аварский, образующий национально-аваро-русское трехъязычие. В своем районе проживания носитель андийского языка осознает себя андийцем, за пределами района — аварцем, а за пределами республики — дагестанцем. Такова полиэтническая иерархия этнического и языкового самосознания дагестанского горца7.

Что касается политической системы, которая сложилась в Дагестане после распада Советского Союза и была закреплена в Конституции Республики Дагестан 1994 г., в избирательных законах, а также в ряде неписаных правил и процедур политического поведения, то, по мнению дагестанского социолога Э. Кисриева, она «явилась продуктом внутреннего, естественного и весьма своеобразного развития и в значительной степени отвечает особенностям социально-политической структуры дагестанского общества. Она не была создана одним человеком и для одного человека, она явилась результатом жестких противостояний и сложных компромиссов множественных политических сил, быстро сложившихся здесь на месте единой системы компартийной иерархии. Она и сейчас функционирует на основе "сдержек и противовесов", своеобразного баланса сил. Самое важное, что в результате этого республика смогла сформировать легитимные институты власти, успешно решившие ряд важнейших политических задач, а именно:

1) преодолеть внутренние сепаратистские движения и не допустить развала республики на части;

2) избежать массовых межэтнических столкновений и этнических чисток;

3) не ввязаться в приграничные конфликты с соседями: Грузией, Азербайджаном или Чечней. (Война с чеченскими боевиками в августе-сентябре 1999 г. не является результатом дагестанских внутриполитических тенденций. Об этом лучше всего свидетельствует всенародная реакция дагестанского общества на эту агрессию.)

4) В недрах дагестанского общества на протяжении всего этого периода не сложилось ни одного сколько-нибудь значимого движения "за независимость и суверенитет" от России.

5) При всей значимости религиозного (исламского) фактора в Дагестане (в этом отношении ни один регион Кавказа не идет ни в какое сравнение с Дагестаном) республике удавалось избежать хоть сколько-нибудь значимого влияния исламистов на принятие политических решений»8.

В процессе подготовки проектов новой Конституции Дагестана ключевой идеей, которая определяла направление всех поисков и вызывала основные споры и разногласия, была идея соблюдения «прав национальности»9.

В Конституции РД 1994 г. записано, что в Государственный совет Дагестана, состоящий из 14 человек, «не может входить более одного представителя одной и той же национальности» (ст. 88). Таким образом, Госсовет Дагестана был высшим исполнительным органом государственной власти в республике и одновременно являлся представительным органом 14 основных национальностей, установленных коренными малочисленными народами Республики Дагестан Постановлением Госсовета РД и исторически проживающих на данной территории.

«Дагестанскими», коренными малочисленными народами Республики Дагестан считаются, согласно Постановлению Госсовета РД от 18 октября 2000 года 14 национальностей, имеющих в Дагестане свои «корни»: 1) аварцы (около 28% населения республики), 2) даргинцы(немногим более 16%), 3) кумыки (13%), 4) лезгины (около 13%), 5) русские (7%), 6) лакцы (более 5%), 7) табасаранцы (5%), 8) чеченцы (около 5%), 9) азербайджанцы (более 4%), 10) ногайцы (1,5%), 11) рутульцы (около 1%), 12) агульцы (около 1%), 13) цахурцы (около 0,5%) и 14) таты (менее 0,5%).

Выборы членов Госсовета осуществлялись не всенародным голосованием, а специальным институтом — Конституционным Собранием, которое созывалось по исключительным случаям, например, для изменения положений Конституции. Оно образовывалось из полного состава парламента и такого же числа членов, специально

8 Кисриев Э.Ф. Сопротивление системы политических институтов Дагестана процессу создания «единого правового пространства» в России: Электронный ресурс. URL: http://federalmcart.ksu.ru/conference/konfer2/kisriev.htm

9 Там же.

для этого избираемых на представительных собраниях районных и городских органов местного самоуправления.

Члены Госсовета не могли быть депутатами парламента, членами правительства или судьями, но могли совмещать функции высшей исполнительной власти с работой прокурора, преподавателя, руководителя или работника акционерных или бюджетных организаций и предприятий.

Первоначально Конституционным Собранием тайным голосованием избирался Председатель Госсовета, по Конституции РД — «глава государства» (ст. 92). Другой член Государственного совета входил в состав Госсовета без процедуры голосования — это Председатель правительства, который занимал свой пост по предложению Председателя Госсовета и после утверждения парламента.

Премьер, таким образом, автоматически становился членом Госсовета и, более того, первым заместителем его Председателя. Далее, когда национальная принадлежность двух указанных членов Госсовета была уже известна, Конституционное Собрание приступало к процедуре выдвижения кандидатур на оставшиеся 12 мест.

«Право на выдвижение кандидата любой национальности (из числа 12 еще не занятых мест) имеет любой член КС, независимо от его собственной национальности. После составления списков (выдвиженцы не обязательно должны быть членами КС), мягким рейтинговым (тайным) голосованием определяют по два кандидата от каждой национальности, получивших наибольшее число голосов. Затем, вторым туром тайного голосования, из оставшихся двух кандидатов от каждой национальности выбирают по одному члену Госсовета»10.

Конституция РД 1994 г. гарантирует представительство в парламенте всех народов Дагестана (ст. 72), а механизм реализации этой конституционной нормы обеспечивается Законом «О выборах в Народное Собрание РД».

После успешного проведения таких выборов на уровне местного самоуправления их опыт послужил основой для выработки избирательного закона «О выборах в Народное Собрание (парламент) РД».

Многие правила, регулирующие национальный баланс, хотя и не были закреплены в статьях Конституции, законах или в каких бы то ни было писаных правилах, строго исполнялись на практике.

Так, национальности первых лиц высших институтов власти (Председателя Госсовета, Председателя парламента и Председателя правительства) по неписаному правилу должны были быть разны-

10 Кисриев Э. Дагестан: причины конфликтов и факторы стабильности // Центральная Азия и Кавказ. 2000. № 4 (10). Цит. по: Central Asia & Central Caucasus Press AB: Электронный ресурс. URL: http://www.ca-c.org/journal/cac-10-2000/20.kisriev. shtml

ми. Состав заместителей Председателя правительства подбирался так, чтобы в нем были представители разных национальностей и желательно не больше одного от каждой.

Так же обстояли дела с заместителями Председателя Народного Собрания, руководителями парламентских комитетов, управлений Госсовета и т.д. Учет национального представительства ведется и в отношении руководителей высших учебных, научных учреждений и т.д.

Многими экспертами данная практика подвергалась критике как не вполне отвечающая принципам демократии. Но по справедливому мнению Э.Ф. Кисриева, «в этот период, в условиях развала всей страны, сильнейших катаклизмов на Кавказе, Дагестан самостоятельно выстрадал систему политических институтов, обеспечивающих устойчивый баланс сил и сохранение демократических принципов»11.

В Государственном совете Республики Дагестан, куда входят представители наиболее крупных 14 народов Дагестана, любые решения принимались на демократической основе, с учетом интересов всех представленных национальностей. Эта коренящаяся в глубоком прошлом форма была близка народам Дагестана.

До революции 1917 г. Дагестан состоял из более чем 60 вольных обществ, которые строили свою жизнь именно по этим принципам. И поэтому языковая среда и малая территория, на которой представлено большое количество близкородственных и неродственных народов, характеризируют Дагестан как уникальное и значительное явление12.

Представляется, что решение о реформе региональной власти, в ходе которой управленческая модель Республики Дагестан была унифицирована и встроена в «вертикаль» российской власти, а коллективный высший орган исполнительной власти (Госсовет), в который входили представители 14 основных этнических групп Дагестана, заменили президентской властью, было не самым эффективным решением в сфере этнокультурной политики.

Как показала практика, используемые Госсоветом механизмы и процедуры были более действенными.

Сложная языковая палитра ставит перед органами государственной власти республики ряд проблем, связанных с обеспечением оптимального их функционирования и дальнейшего развития. Это

11 Кисриев Э.Ф. Сопротивление системы политических институтов Дагестана процессу создания «единого правового пространства» в России.

12 В Махачкале прошел семинар-тренинг на тему «Национальные СМИ: современный опыт и перспективы» // Официальный сайт Министерства по национальной политике, делам религий и внешним связям Республики Дагестан: Электронный ресурс. URL: www.minnaz.ru/news_open.php?id=269

касается качества обучения в системе образования, целесообразности использования языков в официальных мероприятиях, объемов теле- и радиопередач на родных языках и т.п.

Многолетняя практика подтверждает правильность языковой политики в Республике Дагестан, где дагестанские языки и русский язык объявлены государственными. На них издаются республиканские общественно-политические газеты, журналы. Родные языки в Республике Дагестан, которые являются языками нацменьшинств, защищены Конституциями Российской Федерации и Республики Дагестан. На федеральном уровне действует Закон «О языках народов Российской Федерации», существуют нормы, которые обеспечивают возможность на национальном языке получать образование, информацию и т.д.

В настоящее время в республике ведется преподавание и подготовка педагогических кадров на десяти языках Дагестана — аварском, даргинском, кумыкском, лезгинском, лакском, табасаранском, агульском, цахурском, рутульском и русском. На всех этих языках разрабатываются и издаются учебники, учебно-методические пособия для дагестанской общеобразовательной школы, педагогических колледжей.

Кроме того, в школах изучаются ногайский, чеченский, азербайджанский и татский языки.

На базе Дагестанского государственного университета ведется подготовка кадров для редакций национальных газет (аварской, даргинской, кумыкской, лакской, лезгинской).

В школах обеспечивается функционирование равноправного дагестанско-русского двуязычия. В четырех педагогических колледжах республики продолжается подготовка учителей родных языков со второй специальностью «Родной язык и литература».

В Институте языка, литературы и искусства Дагестанского научного центра РАН созданы и изданы практически все национально-русские словари, в том числе и тех языков, которые еще не имеют письменности. Изданы грамматики по всем языкам. На отдельных языках народов Дагестана издана Библия13.

Проблема межэтнического взаимодействия существует не только в Дагестане и России в целом, но и во вполне благополучной Европе.

Нам представляется, что в конечном счете проблема этнокультурной идентичности является одним из существенных факторов в формировании и реализации этнокультурной государственной политики.

И недостаточное внимание к данному фактору, как не раз наблюдали, может привести к серьезному осложнению межнациональных отношений.

Мы не можем утверждать, что решения в сфере межэтнической политики в Дагестане могут быть модельными для остальных регионов страны хотя бы потому, что этнополитическая ситуация в каждом конкретном регионе имеет свою специфику и традиции.

Именно поэтому одним из главных посылов в сфере этнокультурной политики должен стать учет всех особенностей, традиций, обычаев и специфики каждого региона в формировании единой российской нации, общегражданской идентичности в условиях новых вызовов и политических трансформаций.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. В Махачкале прошел семинар-тренинг на тему «Национальные СМИ: современный опыт и перспективы» // Официальный сайт Министерства по национальной политике, делам религий и внешним связям Республики Дагестан [V Makhachkale proshel seminar-trening na temu «Nacional'nye SMI: sovremennyj opyt i perspektivy» // Oficial'nyj sajt Ministerstva po nacional'noj politike, delam religij i vneshnim svyazyam Respubliki Dagestan]. URL: www. minnaz.ru/news_open.php?id=269

2. Гамзатов Г. Многонациональный регион: факторы межэтнического напряжения и согласия // Вестник ВЭГУ. 2009. № 3 (41) [Gamzatov G. Mnogonacional'nyj region: faktory mezhe'tnicheskogo napryazheniya i soglasiya // Vestnik VE'GU. 2009. N 3 (41)].

3. Кисриев Э.Ф. Сопротивление системы политических институтов Дагестана процессу создания «единого правового пространства» в России [Kisriev E'.F. Soprotivlenie sistemy politicheskikh institutov Dagestana processu sozdaniya «edinogo pravovogo prostranstva» v Rossii]. URL: http://federalmcart. ksu.ru/conference/konfer2/kisriev.htm

4. Кисриев Э. Дагестан: причины конфликтов и факторы стабильности // Центральная Азия и Кавказ. 2000. № 4 (10). [KisrievE'. Dagestan: prichiny konf-liktov i faktory stabil'nosti // Central'naya Aziya i Kavkaz. 2000. N 4 (10)]. URL: http://www.ca-c.org/journal/cac-10-2000/20.kisriev.shtml

5. Путин не исключил создания Министерства по делам национальностей // Российская газета. 2011. 15 дек. [Putin ne isklyuchil sozdaniya Ministerstva po delam nacional'nostej // Rossijskaya gazeta. 2011. 15 dek.]. URL: http://www. rg.ru/2011/12/15/ministerstvo -anons.html

6. Тишков В.А. Как обновить концепцию национальной политики [Tishkov V.A. Kak obnovit' koncepciyu nacional'noj politiki]. URL: http://www. valerytishkov.ru/cntnt/publikacii3/publikacii/kak_obnovi.html

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.