Научная статья на тему 'Этнический состав политических элит полиэтнических регионов России'

Этнический состав политических элит полиэтнических регионов России Текст научной статьи по специальности «Социология»

CC BY
512
75
Поделиться
Ключевые слова
ПОЛИТИЧЕСКАЯ ЭЛИТА / ПОЛИЭТНИЧЕСКИЕ РЕГИОНЫ / ЭТНИЧЕСКИЙ СОСТАВ / РОДНОЙ ЯЗЫК

Аннотация научной статьи по социологии, автор научной работы — Очирова Виктория Мункоевна

В статье рассматривается малоизученный вопрос, касающийся этнической принадлежности современных политических элит республик Бурятия, Саха (Якутия), Тыва. На основе анализа биографических документов и материалов исследований выявлен этнический состав различных групп элиты в данных регионах. Кроме того, в статье содержатся актуальные сведения о степени знания представителями политических элит своего родного языка.

THE ETHNIC COMPOSITION OF POLITICAL ELITES OF MULTIETHNIC REGIONS OF RUSSIA

The article considers the insufficiently studied issue concerning ethnicity of modern political elites of republics Buryatia, Sakha (Yakutia) and Tuva. Based on the analysis of biographical documents and research materials, the ethnic composition of various elite groups in these regions has been identified. Besides, the article contains the urgent information on the degree of knowledge of native tongue by representatives of political elites.

Текст научной работы на тему «Этнический состав политических элит полиэтнических регионов России»

(представительная) власть: история и современность. -Якутск, 2006.

Сведения об авторах Ноговицын Роман Романович - учитель истории и обществознания, соискатель кафедры политологии исторического факультета Северо-Восточного феде-

рального университета им. М.К. Амосова, г. Якутск, e-mail: roman_mag83@mail.ru.

Data on authors Nogovitsyn Roman Romanovich - a teacher of history and social studies, competitor of a scientific degree, department of political science, historical faculty, M.K.Amosov Northeastern Federal University, Yakutsk, e-mail: roman_mag83@mail.ru.

УДК 316.344.42 В.М. Очирова

ЭТНИЧЕСКИЙ СОСТАВ ПОЛИТИЧЕСКИХ ЭЛИТ ПОЛИЭТНИЧЕСКИХ РЕГИОНОВ РОССИИ

В статье рассматривается малоизученный вопрос, касающийся этнической принадлежности современных политических элит республик Бурятия, Саха (Якутия), Тыва. На основе анализа биографических документов и материалов исследований выявлен этнический состав различных групп элиты в данных регионах. Кроме того, в статье содержатся актуальные сведения о степени знания представителями политических элит своего родного языка.

Ключевые слова* политическая элита, полиэтнические регионы, этнический состав, родной язык.

У.М. ОеЫгоуа

THE ETHNIC COMPOSITION OF POLITICAL ELITES OF MULTIETHNIC REGIONS OF RUSSIA

The article considers the insufficiently studied issue concerning ethnicity of modern political elites of republics Buryatia, Sakha (Yakutia) and Tuva. Based on the analysis of biographical documents and research materials, the ethnic composition of various elite groups in these regions has been identified. Besides, the article contains the urgent information on the degree of knowledge of native tongue by representatives of political elites.

Keywords:political elite, multiethnic regions, ethnicity, native tongue.

Немногочисленная группа, находящаяся на вершине социальной иерархии, неизменно привлекает внимание исследователей. Всплеск интереса к политической элите в нашей стране обозначился в постсоветский период. Г лубокому изучению подверглись различные аспекты тематики: процессы рекрутирования, ценностные ориентации и, безусловно, социально-

демографические характеристики представителей элиты. В числе последних, как правило, анализируются половозрастные, образовательные и иные параметры. При этом, на наш взгляд, недостаточное внимание уделяется вопросу этнической принадлежности данных лиц. Между тем, он представляет определенный интерес, особенно в полиэтнических регионах России. В данной связи рассмотрим на примере республик Бурятия, Саха (Якутия) и Тыва этнический состав политических элит данных субъектов, что позволит дополнить представление о современных региональных элитах России. Отметим, что интересующий нас вопрос в выделенных для

анализа республиках сравнительно малоизучен, так как исследование различных аспектов эли-тологии здесь только начинается. Источниками информации послужили официальные биографические справки представителей политических элит и материалы социологического исследования. В 2009-2010 гг. автором было проведено анкетирование, в ходе которого было опрошено 618 человек, представляющих исполнительные, законодательные/представительные и муниципальные органы власти республик Бурятия, Саха (Якутия), Тыва, для проведения анализа отобрано 576 анкет.

Изучение вопроса этнической принадлежности республиканских политических элит выявило весьма интересный факт, выраженный в солидном представительстве (Бурятия), и даже в доминировании (Саха (Якутия) и Тыва) крупнейших коренных народов в рассматриваемой социальной группе, при их относительно небольшой численности в составе населения регионов (за исключением Республики Тыва).

Таблица 1

Распределение политической элиты по этническому составу (в %)

Этническая принадлежность Бурятия Саха (Якутия) Тыва Данные по общему массиву

вид элиты вид элиты вид элиты Бурятия Саха (Якутия) Тыва

я а н ь л е т 5 н л о п с и законодательная / представительная муниципальная я а н ь л е т 5 н л о п с и законодательная / представительная муниципальная исполнительная законодательная / представительная муниципальная

крупнейшие коренные народы (буряты, якуты, тувинцы) 42,9 46,4 59 58,3 57,4 38,9 65,5 78,1 69,6 50 52,6 71,3

русские 47,1 48,2 35,9 29,2 35,3 38,9 27,6 18,8 25 43,1 34 23,6

другие народы 10 5,4 5,1 12,5 7,3 22,2 6,9 3,1 5,4 6,9 13,4 5,1

Как показывают данные таблицы 1, представители коренных народов, как правило, составляют большинство в выделенных видах политических элит Саха (Якутии) и Тывы. В Бурятии ситуация несколько отличается -буряты численно лидируют лишь в составе муниципальной элиты, немного уступая в исполнительной и законодательной / представительной видах элит. Так, в Улан-Удэнском городском Совете депутатов IV созыва русские составляют 50%, буряты - 46,1%, представители других народов - 3,9%. Такая же тенденция отмечалась до недавнего времени и в Народном Хурале Республики Бурятия: в

составе III созыва русских было 56,9%, бурят -41,5%, представителей других народов - 1,6%. В IV созыве Народного Хурала РБ отмечается равное количество русских и бурят - по 48,5% от общей численности парламента,

представители других народов составляют 3%. Факт количественного меньшинства лиц бурятской национальности в исполнительных и законодательных / представительных органах власти, видимо, объясняется тем обстоятельством, что на сегодняшний день бурятский народ на территории Республики Бурятия не является этническим большинством. По данным Всероссийской переписи населения 2002 года, наиболее многочисленными народами в Бурятии являются: русские - 67,8%, буряты - 27,8%, украинцы - 0,98%, татары -0,83% [14]. Тем самым, русские составляют подавляющее большинство в составе населения региона. Поэтому, отчасти, представляется естественным факт неравного соотношения этнических групп в составе республиканских

органов власти и, в целом, политической элиты Бурятии, который, заметим, наблюдался и ранее. Так, исследование ИСАНТ по проекту «Самые влиятельные люди России-2003» установило следующее распределение политической элиты Республики Бурятия по этнической принадлежности (в %): русские - 51, буряты -47, остальные (немцы, евреи, татары) - единицы [8, с. 109]. Между тем обратим внимание, что представители бурятского народа, при их слабом удельном весе в составе населения, уступают лидирующие позиции в органах власти с очень небольшим отставанием. Отметим, что с целью снижения вероятности напряженности в межэтнических отношениях в Бурятии существует негласное разделение властных ресурсов между крупнейшими этническими группами на паритетной основе. Например, этот принцип наблюдается на примере первых лиц республики - первого Президента Республики Бурятия Л.В. Потапова, действующего Президента Республики Бурятия В.В. Наговицына и бессменного мэра г. Улан-Удэ Г.А. Айдаева. Опора на данное распределение в кадровой политике, безусловно, оправданна и целесообразна.

В Республике Саха (Якутия) по данным Всероссийской переписи населения 2002 года наиболее многочисленными народами являются: якуты (саха) - 45,5%, русские - 41,2%, украинцы

- 3,6%, эвенки - 1,9%, эвены - 1,2% [15]. Соответственно представители народа саха в республике составляют небольшое численное большинство в структуре населения, которое между тем прямым образом отразилось на должностном составе органов государственной

власти. Приведем материалы исследования Ю.С. принадлежности политической элиты

Тарасова, в которых отражены сравнительные исполнительной ветви власти Республики Саха данные, касающиеся этнической (Якутия) 1984 г. и 1992 г.

Таблица 2

Этнический состав элиты исполнительной власти (в % от состава)

Якуты Русские Народности Севера Иные

Правительство, 1992 г. 58 42 - -

Правительство, 1984 г. 61 39 - -

Главы администраций, 1992 г. 67 16 11 6

Председатели исполкомов, 1984 г. 70 24 3 3

Население республики 33,4 50,3 6,1 9,5

Итак, согласно таблице 2 в 1992 г. основу правительства составляли якуты и русские, причем первых было немногим больше, чем вторых

- 58%. Отметим, что в высшем эшелоне исполнительной власти (президент, вице-президент, пять заместителей главы правительства) было четыре якута и трое русских. Сравнивая с данными 1984 г., нельзя не заметить, что в тот период среди членов правительства якутов было гораздо больше - 61%, в то время как русских лишь - 39%. По мнению Ю.С. Тарасова, «относительно меньшая доля русских, украинцев и представителей других национальностей в со-

ставе правительства соответствует ... тому количеству приезжего населения, которое выражает интересы территории» [10, с. 172]. В составе корпуса глав администраций 1992 г. и председателей исполкомов 1984 г. устойчиво доминируют якуты и народности Севера (эвены, эвенки и др.).

Анализ этнической принадлежности политической элиты законодательной ветви власти Саха (Якутия) также выявляет факт лидирующих позиций крупнейшего коренного народа в регионе (табл. 3).

Таблица 3

Депутатский корпус Государственного собрания (Ил Тумэн) РС(Я) по этническому составу [1, с. 66])

Наименование показателя I созыв II созыв III созыв

кол-во % кол-во % кол-во %

якуты (саха) 31 60,7 49 73,2 38 55,0

русские 14 27,4 13 19,4 27 39,2

эвены 1 1,9 2 3,0 2 2,8

эвенки 1 1,9 - - 1 1,4

украинцы 3 5,8 3 4,5 1 1,4

немцы 1 1,9 - - - -

Итого: 51 - 67 - 69 -

В IV созыве парламента Республики Саха (Якутия) якуты (саха) составляют 58,6%, русские - 35,7%, другие народы - 5,7%. Тем самым во всех созывах Государственного собрания (Ил Тумэн) РС(Я) преобладают представители народа саха. Вместе с тем, заметим, что их численность в III созыве заметно снизилась, составив наименьший за историю Государственного собрания (Ил Тумэн) показатель - 55%, в то время как количество депутатов русских по национальности значительно увеличилось. В следующем созыве ситуация существенно не изменилась, тенденция к уменьшению представительства саха в парламенте, по сравнению с I и II созывами,

сохраняется. Число представителей коренных малочисленных народов Севера - эвенов и эвенков фактически не меняется.

Республика Тыва занимает особое место среди национальных регионов. Согласно переписи населения 2002 года, наиболее многочисленными народами в республике являются: тувинцы - 235,3 тыс. чел., русские - 61,4 тыс. чел., коми - 1,4 тыс. чел., хакасы

- 1,2 тыс. чел., украинцы - 0,8 тыс. чел. [16]. Данная республика, в структуре населения которой подавляющее большинство составляют представители коренного народа, является одним из редких исключений в России. Поэтому в этом случае вполне естественно, что в органах государственной власти доминируют тувинцы по национальности. Так, в парламенте республики, по данным Е.В. Тышты,

«доля депутатов, представляющих русскоязычное население, не превышает 14,8%. В Верховном Хурале РТ первого созыва (1993-1998) было четверо русских, в последующих - по 3 депутата русской национальности. Остальные места в парламенте занимали представители тувинской национальности» [12, с. 81]. Главными причинами сложившейся ситуации, по ее мнению, стали события конца 1980-х - начала 1990-х гг., которые привели к массовому оттоку русскоязычного населения из республики, а также региональная традиция, сохранившаяся еще с советских времен, согласно которой все представительские должности занимали тувинцы [12, с. 81]. Данные причины, видимо, повлияли и на современный состав парламента. Во II созыве Великого Хурала Республики Тыва русские составляют 21,9% от численности депутатского корпуса Законодательной палаты ВХ РТ и 15,1%

- от Палаты представителей ВХ РТ. Вместе с тем следует отметить, что в этом созыве, по сравнению с предыдущими, отмечается небольшой рост численности депутатов, русских по национальности.

Итак, в республиках Саха (Якутия), Тыва и, отчасти, Бурятия наблюдается доминирование представителей крупнейших коренных народов в составе политических элит. Следует заметить, что данный факт встречается во многих национальных республиках России. Так, Р.Р. Галля-мов выявил, что в Башкирии в 1992 г. башкиры составляли 51,3% глав администраций городов и районов Республики Башкортостан при их удельном весе в составе населения 21,9% [2]. М.Х. Фарукшин, изучив биографии лиц, входя-

щих в состав правящей элиты Татарстана определил, что 78,1% его составляют татары, остальные - представители иных этнических общностей. Сопоставив эти цифры с данными об этническом составе населения республики: 48,3% татар, 43,5% русских и 8,2% представителей других национальностей, он сделал вывод, что этнический состав элиты адекватно не отражает этнический состав населения Республики Татарстан [13, с. 69]. А.В. Поляков указывает, что в 16 республиках Российской Федерации из 21 высшие должностные лица являются представителями «титульных» этносов, хотя численно эти народы преобладают лишь в 9 республиках [7, с. 56]. Тем самым ситуация в изучаемых нами регионах соответствует реалиям большинства национальных республик.

В ходе анкетирования мы поинтересовались у респондентов, владеют ли они родным языком. Согласно основным законам республик, статус государственного предоставлен национальному и русскому языкам. Так, статья 5 Конституции Республики Тыва гласит, что государственными языками в регионе «являются тувинский и русский языки» [4]. В статье 67 Конституции Республики Бурятия указывается, что государственными языками «являются бурятский и русский языки» [3, с. 20]. Статья 46 Конституции Республики Саха (Якутия) провозглашает, что государственными языками «являются язык саха и русский язык. Языки коренных малочисленных народов Севера являются официальными в местах компактного проживания этих народов» [5]. Ответы на интересующий нас вопрос распределились следующим образом (табл. 4):

Таблица 4

Распределение ответов на вопрос: «Владеете ли Вы родным языком?» (в %)

Вариант ответа Бурятия Саха (Якутия) Тыва Данные по общему массиву опрошенных

вид элиты вид элиты вид элиты Бурятия Саха (Якутия) а в ы н

ая н л л е т 5 н л о С с и законодательная / представительная муниципальная ая н ь л е т 5 н л о п с и законодательная / представительная ганч1гши!шнАи исполнительная законодательная / представительная ганч1гши!шнАи

да 60 82,2 69,2 88,9 89,7 77,8 92 97,5 90,4 69,6 86,1 93,5

нет 17,2 7,1 15,4 - - 11,1 2,1 - 3,2 13,7 3,1 1,7

частично 22,8 10,7 15,4 11,1 10,3 11,1 5,9 2,5 6,4 16,7 10,8 4,8

Вопрос о родном языке крайне актуален для полиэтнических регионов в составе России, в которых проживают представители различных национальностей, находящихся в постоянном контакте между собой. В подобных регионах, как правило, имеется несколько доминирующих по численности народов. Если рассматривать изучаемые нами республики, то речь будет идти о коренных и русском этносах. Не секрет, что в национальных регионах отмечается сильное влияние на все сферы общества представителей русского народа, что, впрочем, если заглянуть в историю, достаточно неплохо. На наш взгляд, именно с приходом русских началось бурное развитие территорий современных республик. Благодаря усилиям российского руководства, коренное население получило большие возможности в области образования, здравоохранения, политики и т.д. Вместе с тем, безусловно, были и отрицательные моменты в истории совместного проживания народов. Однако они, на наш взгляд, не сопоставимы с конечным результатом, воплощенном в современном облике республик Бурятия, Саха (Якутия) и Тыва. Одним из последствий влияния русских стала популяризация русского языка в национальных регионах и формирование двуязычия. В.В. Топорков на примере Республики Саха (Якутия) поясняет: «распространению русского языка и двуязычия способствовали рост образовательного и культурного уровня населения, индустриализация народного хозяйства республики, формирование многонациональных трудовых коллективов, урбанизация и миграция сельского населения в города и рабочие поселки, рост числа инженерно-технической интеллигенции и индустриальных рабочих, расширение сети средств массовой информации» [11, с. 49]. Представляется, что данные причины можно отнести и к другим полиэтническим регионам, в частности, к Бурятии и Тыве. Результатом широкого распространения русского языка стало появление проблемы сохранения и популяризации родных для коренных народов языков. Наиболее остро, на наш взгляд, она стоит в Республике Бурятия. К сожалению, приходится констатировать факт появления целых поколений представителей бурятского народа, которые в силу ряда причин не знают собственного языка. По данным нашего анкетирования 13,7% респондентов Бурятии не владеют своим языком, 16,7% владеют им частично. Заметим, что состав данных групп, как правило, представлен именно бурятами. Сложившаяся ситуация приводит к потере преемственности в освоении основ национальной куль-

туры: бурятской литературы, театрального искусства и т.д. Отметим, что ЮНЕСКО причислило бурятский язык к числу вымирающих. Причины столь удручающего положения в данной области разнообразны: внутренняя разобщенность этноса - наличие трех удаленных друг от друга административных образований со своими приоритетами развития; отсутствие пропаганды бурятского языка; слабое его изучение в учебных заведениях; недостаточное внимание государственных органов к национальной культуре и бурятским традициям; неэффективная государственная политика в данной сфере.

В Республике Саха (Якутия), как показало наше исследование, ситуация в данной области несколько лучше - 86,1% респондентов владеют родным языком. Однако проблема все же существует. В.В. Топорков пишет: «Переход в начале 60-х гг. преподавания ряда общеобразовательных предметов на русский язык, начиная с 5-6 классов, привел к существенному сокращению образовательных и воспитательных функций якутского языка ... установлено, что каждый четвертый школьник-саха в возрасте, когда формируется его будущая языковая компетенция и модель языкового поведения, отчужден от родного языка» [11, с. 47]. Исследователь отмечает, что основным языком общения на работе в городах и рабочих поселках является русский язык. На селе эту функцию выполняет якутский язык, однако постепенно возрастает роль русско-якутского двуязычия. Национальный же язык традиционно используется в семейнобытовой сфере общения [11, с. 43]. В этом отношении представляют интерес данные переписи 1989 г., согласно которым «свободно владели русским языком 65% якутов, 64,3% эвенов, 63,2% чукчей, 56,8% эвенков, 45,5% юкагиров ... русский язык считали родным 4,9% якутов, 8,9% эвенков, 10,7% эвенов, 28,5% чукчей, 33,4% юкагиров. Якутский язык назвали родным 82,5% эвенков, 54,3% эвенов, 28,1% юкагиров и 7,4% чукчей» [11, с. 49]. В целом, В.В. Топорков приходит к выводу, что «общей тенденцией языковых процессов у коренных народов Якутии является постепенное сокращение числа лиц, владеющих родным языком. Основной причиной этого стало неуклонное сужение сферы и среды их функционирования, особенно в области образования и воспитания молодого поколения» [11, с. 53].

Наибольший процент лиц, владеющих родным языком, выявился в Республике Тыва -93,5%. Данный результат вполне естественен для региона, в котором подавляющее большин-

ство жителей являются тувинцами по национальности. В условиях территориальной отдаленности от федерального центра, определенной замкнутости республики, слабого влияния русского населения на общественную жизнь, созданы идеальные условия для развития национального языка, который употребляется фактически повсеместно. Показательно, что в Республике Тыва существует три диалекта тувинского языка [6, с. 154]. Следует отметить бережное отношение тувинцев к национальной культуре, образцы которой транслируются и тиражируются как на местном, так и на региональном и федеральном уровнях.

Итак, наиболее остро проблема сохранения и популяризации родного языка стоит в республиках Бурятия и Саха (Якутия). В данной связи в литературе нередко встречаются мнения, что лица некоренной национальности, в том числе представители русского народа, проживающие на территории полиэтнических регионов, также должны знать языки коренных этносов [11, с. 48]. Представляется, что данная точка зрения имеет право на существование и, возможно, ее реализация позволила бы в какой-то мере решить существующую проблему. Вполне естественно, что если коренные народы в большинстве своем свободно владеют русским языком, то и русскому населению необходимо знать языки коренных этносов, так как наличие языкового барьера негативно влияет на взаимовлияние и взаимообогащение национальных культур, обмен духовными ценностями между различными народами, их взаимодействию в различных сферах общества. Однако, на наш взгляд, это должно касаться тех регионов, где коренные этносы составляют подавляющее большинство в структуре населения, а, значит, позиции национальных языков в них достаточно сильны. Требовать знание национального языка от некоренного населения при его слабом владении самими коренными народами, к тому же находящимися в численном меньшинстве, что наблюдается в отдельных регионах, не оправданно и не реально. Гораздо актуальнее сконцентрироваться на мерах по сохранению языкового наследия и воспитанию подрастающего поколения в духе уважения к национальной культуре и языку своего народа.

Таким образом, состав политических элит республик Бурятия, Саха (Якутия) и Тыва представлен, как правило, двумя этносами - русским и крупнейшим коренным (буряты, якуты, тувинцы). При этом тувинцы и якуты составляют большинство в изучаемой социальной группе своих регионов. Представители бурятского на-

рода доминируют лишь в составе муниципальной элиты, однако, в целом, составляют 50% политической элиты республики. Коренные малочисленные народы и другие этносы представлены весьма слабо. В этой связи нам представляется необходимым внести определенные коррективы в процесс комплектования республиканских органов государственной власти.

Литература

1. Бубякина Д.Н. Государственное собрание (Ил Тумэн) Республики Саха (Якутия) и его личностный потенциал (опыт социально-политического анализа). -Якутск, 2003. - 83 с.

2. Галлямов Р.Р. Политические элиты российских республик: особенности трансформации в переходный период // Политические исследования. - 1998. - №2. -С. 108-115.

3. Конституция Республики Бурятия / редкол. К.А. Будаев, О.В. Хышиктуев, И.И. Калашников и др. - Улан-Удэ: ОАО «Республиканская типография», 2004. - 84 с.

4. Конституция Республики Тыва / Режим доступа: www.gov.tuva.ru - официальный сайт Правительства Республики Тыва.

5. Конституция (Основной закон) Республики Саха (Якутия) / Режим доступа: http://www.sakha.gov.ru/ -официальный сервер органов государственной власти Республики Саха (Якутия).

6. Ондар Н.А.-О. Государственное строительство в Республике Тыва: история и современность: дис. ... д-ра. юрид. наук. // РАГС при Президенте РФ. - Москва, 2003. -365 с.

7. Поляков А.В. Региональная политическая элита как

субъект политического процесса: по материалам

Краснодарского края: дис. ... канд. полит. наук. -

Краснодар, 2004. - 216 с.

8. Самые влиятельные люди России-2003. - М.: Ин-т ситуационного анализа и новых технологий (ИСАНТ), 2004. - 696 с.

9. Тарасов Ю.С. Политическая элита Республики Саха (Якутия): социальные механизмы формирования: автореф. дис. ... канд. социол. наук. - М., 1996. - 23 с.

10. Тарасов Ю.С. Правящая элита Якутии: штрихи к портрету // Политические исследования. - 1993. - № 2. - С. 171-173.

11. Топорков В.В. Национальная политика в

российском регионе: опыт Республики Саха (Якутия). -Якутск: ГУ НИПК «Сахаполиграфиздат». - Якутск, 2006. -160 с.

12. Тышта Е.В. Органы представительной власти как акторы регионального политического процесса (на примере республик Тыва и Хакасия): дис. ... канд. полит. наук // Башкирский гос. ун-т. - Уфа, 2006. - 171 с.

13. Фарукшин М.Х. Политическая элита в Татарстане: вызовы времени и трудности адаптации // Политические исследования. - 1994. - № 6. - С. 67-79.

14. http://burstat.gks.ru/perepis/default.aspx - сайт территориального органа Федеральной службы государственной статистики по Республике Бурятия.

15. http://www.sakha.gov.ru/main.asp?c=2305 -

официальный web-сервер органов государственной власти Республики Саха (Якутия).

16. http://www.mashtots.ru/archive/stat_88.htm -

независимый информационно-научный портал, г. Краснодар.