Научная статья на тему 'Этапы межеваний земель в Башкортостане в XIX – начале XX века: законодательство и практика'

Этапы межеваний земель в Башкортостане в XIX – начале XX века: законодательство и практика Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
390
55
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
правительство / башкиры-вотчинники. Генеральное межевание. Специальное межевание. припущенники / душевые наделы. Башкирская межевая комиссия / запасные земли / government / patrimonial Bashkirs / General survey / Special survey / pripushchennik / per head allotment of land / Bashkir Boundary Commission / land in spare

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Акманов Айтуган Ирекович, Зайтунов Расих Батырович, Даутов Азат Алтынбаевич

В статье рассматриваются основные этапы межеваний башкирских земель в XIX начале XX в. Особенности вхождения башкир в состав Русского государства обусловили признание за коренными жителями края вотчинного права на землю. Данное обстоятельство позволило осуществить реализацию государственной политики. официально ориентированной на сохранение башкирского землевладения. В связи с этим представлен анализ ключевых нормативных актов по организации межевания земель на территории Башкортостана применительно к XIX началу XX в. Следует отметить, что правительство во второй половине XVII первой половине XVIII в. периодически нарушало вотчинное право башкир и стремилось содействовать переселению дворян и крестьян на территорию края. Ответом на этот курс государства стали многочисленные башкирские восстания. Для урегулирования этих конфликтов власти постепенно отказались от насильственного перераспределения угодий. С XIX века был взят курс на организацию межевания земель в крае для поиска и ввода в оборот новых угодий.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Phases of land surveying in the Republic of Bashkortostan in the XIX – early XX Centuries: law and Practice

The article deals with the main stages of surveying the Bashkir lands in the XIX early XX centuries. Features of the Bashkirs’ joining the Russian state led to the recognition of the rights of indigenous inhabitants to the land patrimony. This circumstance led to the implementation of the state policy officially focused on the preservation of Bashkir land ownership. In this regard, the authors have analyzed the key regulations on the organization of land surveying on the territory of Bashkortostan in relation to the XIX early XX centuries. However, in the second half of the XVII first half of the XVIII centuries the government periodically violated the patrimonial right of Bashkirs and sought to promote the resettlement of nobles and peasants in the territory of the region. Numerous Bashkir uprisings became the answer to this course of the state. To resolve these conflicts, the authorities gradually abandoned the forced redistribution of land in the province. Since the XIX century, a course on the organization of land surveying in the region for the search and commissioning of new lands was taken.

Текст научной работы на тему «Этапы межеваний земель в Башкортостане в XIX – начале XX века: законодательство и практика»

ИСТОРИЯ

Л'д ¿у* *'J4 ¿J5j ¿r^ ¿ji. ^ ¿т«. ¿.y* ¿fe ¿ft. ¿'t. ¿tt. ¿^¿JSi ¿J4 ¿14 ¿14 ¿!4 ¿14 ¿14 ¿14 ¿J4 ¿14 ¿14 ¿14 Й4 ¿14 ¿14 ¿14

DOI 10.24411/2223-0564-2019-10303 А.И. Акманов, Р.Б. Зайтунов, А.А. Даутов УДК 94 (4770.577)

ЭТАПЫ МЕЖЕВАНИЙ ЗЕМЕЛЬ 13 БАШКОРТОСТАНЕ В XIX - НАЧАЛЕ XX ВЕКА: ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО И ПРАКТИКА

Аннотация

В статье рассматриваются основные этапы межеваний башкирских земель в XIX - начале XX в. Особенности вхождения башкир в состав Русского государства обусловили признание за коренными жителями края вотчинного права на землю. Данное обстоятельство позволило осуществить реализацию государственной политики, официально ориентированной на сохранение башкирского землевладения. В связи с этим представлен анализ ключевых нормативных актов по организации межевания земель на территории Башкортостана применительно к XIX - началу XX в. Следует отметить, что правительство во второй половине XVII - первой половине XXVIII в. периодически нарушало вотчинное право башкир и стремилось содействовать переселению дворян и крестьян на территорию края. Ответом на этот курс государства стали многочисленные башкирские восстания. Для урегулирования этих конфликтов власти постепенно отказались от насильственного перераспределения угодий. С XIX века был взят курс; на организацию межевания земель в крае для поиска и ввода в оборот новых угодий.

Ключевые слова: правительство, башкиры-вотчинники, Генеральное межевание, Специальное межевание, припущенники, душевые наделы, Башкирская межевая комиссия, запасные земли

Aytugan I. Akmanov, Rasikh B. Zaitunov, Azat A. Dautov

PHASES OF LAND SURVEYING IN THE REPUBLIC OF BASHKORTOSTAN IN THE XIX - EARLY XX CENTURIES: LAW AND PRACTICE

Abstract

The article deals with the main stages of surveying the; Bashkir lands in the XIX - early XX centuries. Features of the Bashkirs' joining the Russian state led to the recognition of the rights of indigenous inhabitants to the land patrimony. This circumstance led to the implementation of the state policy officially focused on the preservation of Bashkir land ownership. In this regard, the authors have analyzed the key regulations on the organization of land

Акманов Айтуган Ирекович, доктор исторических наук, профессор, член-корреспондент АН РБ, вице-президент АН РБ (Уфа), e-mail: aytuganakmanov@gmail.com

Зайтунов Расих Батырович, кандидатисторических наук, доцент кафедры истории России, историографии и источниковедения Института истории и государственного управления Башкирского государственного университета (Уфа), e-mail: zaitrasich@gmail.com

Даутов Азат Алтышбаевич, помощник вице-президента АН РБ (Уфа), e-mail: Sattar88@yandex.ru

Aytugan I. Akmanov, Prof. Dr.Sc. (History), Associate Member of the Academy of Sciences of the Republic of Bashkortostan, Vice-President of the Academy of Sciences of the Republic of Bashkortostan (Ufa), e-mail: aytuganakmanov@gmail.com

Rasikh B. Zaitunov, Cand.Sc. (History), Associate Professor at the (Chair of the Russian History, Historiography and Source Studies, Institute of History and Public Administration, Bashkir State University (Ufa), e-mail: zaitrasich@gmail. com

Azat A. Dautov, Assistant to the Vice-President of the A cademy of Sciences of the Republic of Bashkortostan (Ufa), e-mail: Sattar88@yandex.ru

© Акманов А.И., Зайтунов Р.Б., Даутов А.А., 2019

ПРОБЛЕМЫ ВОСТОКОВЕДЕНИЯ. 2019/3 (85)

surveying on the territory of Bashkortostan in relation to the XIX - early XX centuries. However, in the second half of the XVII - first half of the XVIII centuries the government periodically violated the patrimonial right of Bashkirs and sought to promote the resettlement of nobles and peasants in the territory of the region. Numerous Bashkir uprisings became the answer to this course of the state. To resolve these conflicts, the authorities gradually abandoned the forced redistribution of land in the province. Since the XIX century, a course on the organization of land surveying in the region for the search and commissioning of new lands was taken.

Key words: government, patrimonial Bashkirs, General survey, Special survey, pripushchennik, per head allotment of land, Bashkir Boundary Commission, land in spare

Во второй половине XVI в. произошло крупное событие в истории региона: башкиры добровольно вошли в состав Русского государства. Этот акт серьезно повлиял на дальнейшее социально-экономическое развитие обширного региона. Одним из главных аспектов вхождения стало признание за башкирами вотчинного права, т.е. целый народ официально стал собственником земельных угодий края [1]. Царское правительство Ивана IV было заинтересовано в выполнении башкирами военной службы и уплате ясака в пользу Русского государства. Для осуществления этих обязательств необходимо было официально закрепить земельные владения в их руках и развивать традиционные отрасли хозяйства, образ жизни. На протяжении XVII - первой трети XVIII в. царские власти периодически через законодательные акты подтверждали вотчинное право башкир на землю, официально проводили курс на сохранение их угодий, а земельные споры башкир с переселенцами решались достаточно объективно. Одним из примеров конструктивного сотрудничества в сфере земельных отношений стало основание Уфимской крепости в конце XVI века в центре обширного региона. По согласованию с башкирами-владельцами угодий были возведены оборонительные сооружения на месте древнего поселения. Здесь был размещен гарнизон во главе с воеводой и его подчиненными в лице стрельцов и казаков. Для обеспечения продовольствием этих служилых людей башкиры передали им в пользование близлежащие земли. Однако с 60-х гг. XVII века начался процесс нового перераспределения части башкирских земель в пользу переселенцев. Такое изменение государственной политики было обусловлено сложными и неоднозначными процессами, которые были связаны с приростом населения в центральной части страны и ухудшением показателей сельскохозяйственного производства. В этой ситуации правительство решилось на усиление колонизационного движения в восточном направлении. С середины XVII в. на территории края

увеличивается количество военно-служилых людей, которые размещаются в крепостях. Для их функционирования и обеспечения гарнизонов продовольствием власти начинают осуществлять изъятие земельных угодий вокруг укреплений. Все это вызвало массовый протест в виде башкирских восстаний 1662-1664, 1681-1684, 1704-1711, 1735-1740, 1755-1756 гг. Апогеем народной борьбы стали события Крестьянской войны 1773-1775 гг., в которых ведущую роль на территории края играли башкиры. Эти факторы обусловили корректировку государственной политики в крае, что выразилось в стремлении осуществить очередное перераспределение части угодий между переселенцами. Тем не менее к рубежу XVIII-XIX вв. правительство осознало необходимость проведения более взвешенной и продуманной земельной политики. Для учета интересов различных категорий населения и более рационального использования природных ресурсов с конца XVIII в. стало осуществляться Генеральное межевание земель, в ходе которого территория края была разделена на условные территориальные единицы - «межевые дачи», они могли объединять земли одного, так и нескольких населенных пунктов. Данное действие являлось предварительным мероприятием по окончательному разделению земель.

В начале 20-х гг. XIX в. при Сенате был создан Особый комитет по делам башкирских земель, важной функцией которого являлось окончательное размежевание территории края между различными категориями населения в виде раздела дач [2, с. 38]. Особый комитет стал ведущим разработчиком указа от 10 апреля 1832 г. «О правах башкирцев на принадлежащие им земли в Оренбургском крае».

Важнейшим положением нового нормативного акта было подтверждение вотчинного права башкир на землю [3, с. 198]. Другим аспектом этого законодательного решения стало восстановление принципов указа от 11 февраля 1736 г. относительно продажи вотчинных угодий. От-

ныне земли могли быть проданы при получении согласия 2/3 от численности вотчинников данной волости, а не всех совладельцев, как было прежде. Башкиры-вотчинники могли передавать земли в аренду при получении согласия 2/3 голосов волостных людей на срок не более 12 лет. Сделки должны были быть легализованы на волостных сходах (собраниях) с участием мужчин-домовладельцев. Третьим ключевым положением была возможность наделения землей арендаторов-припущенников. Это можно было осуществить, если на территории волости оставались свободные угодья после обеспечения башкир-вотчинников. Реализация положений данного закона возлагалась на губернскую казенную палату и межевую контору. Они должны были взаимодействовать под контролем военного губернатора.

В последующее время власти продолжали активную законотворческую деятельность относительно отдельных сюжетов земельной политики. В частности, 4 апреля 1834 г. Сенат издал новый указ о полномочиях Оренбургской казенной палаты при измерениях башкирских земель. Первым актом для решения проблем межевания должен был стать учет населения башкирских дач и определение примерного распределения угодий между вотчинниками и припущенни-ками. Руководство процессом обеспечения земельными наделами осуществлял оренбургский военный губернатор, который должен был возглавить комиссию из членов казенной палаты, межевой конторы и других губернских учреждений [4, с. 266-271].

Проблемы размежевания башкирских земель способствовали появлению двух законодательных положений - решений Государственного Совета от 10 июня 1857 г. и Комитета министров от 23 июля 1857 г. В первом акте был обозначен общий принцип наделения землей башкир-вотчинников и их арендаторов-припущенников, в другом - указывалась необходимость применения разнообразных подходов к измерениям башкирских земель в контексте обеспечения угодьями припущенников в будущем. Власти предполагали действовать дифференцированно при организации измерений земли в многоземельных и малоземельных общинах. Например, в многоземельных башкирских волостях при обеспечении угодьями следовало соблюдать нормы указа от 10 апреля 1832 г. Предполагалось, что башкиры-вотчинники получат наделы от 40 до

60 десятин (далее - дес.) на душу мужского пола (далее - м.п.) по данным VII ревизии (переписи населения 1815 г.), военные припущенники (мишари, тептяри) - 30-десятинные душевые наделы, а гражданские припущенники (государственные и удельные крестьяне) - 15-десятинные душевые наделы. В то же время на территории малоземельных дач следовало разделить угодья пропорционально между вотчинниками и припу-щенниками согласно нормам указа от 10 апреля 1832 г. Своеобразным резервом для обеспечения башкир-вотчинников являлись угодья из казенного фонда, или же предполагалось получение компенсации из казны по 3 рубля за каждую десятину [5, с. 527].

Принципиально новым законодательным актом стало «Положение о башкирах» от 14 мая 1863 г., согласно которому башкиры, мишари, тептяри, бобыли переводились из военного сословия в гражданское. В административном отношении они отныне подчинялись губернским и уездным присутствиям по крестьянским делам. Вотчинные угодья сохранялись за башкирами, численность которых к 1863 г. составляла 575000 душ обоего пола (Оренбургская, Пермская, Вятская, Самарская губернии). С этого времени вновь утверждались размеры неотчуждаемых наделов для башкир из расчета 40 десятин на душу мужского пола по материалам VII ревизии. Арендаторы-припущенники из числа мишарей, тептярей, бобылей численностью 425000 душ обоего пола могли быть обеспечены неотчуждаемыми участками: военные по 30 и гражданские по 15 дес. на душу м.п. Башкирские земли, не вошедшие в состав индивидуальных душевых наделов, оставались в коллективной собственности жителей конкретной деревни (села). Последний тип угодий мог быть продан или сдан в аренду с согласия владельцев. Важным новшеством являлось допущение возможности свободы землепользования. Оно могло быть общинного либо частного типа [6, с. 150-151].

Внесенные законодательные изменения относительно башкирского землевладения потребовали уточнения принципов купли-продажи и аренды «свободных сверх душевого надела угодий» из башкирских дач. Для решения этих задач правительство разработало новый акт от 10 февраля 1869 г. Вновь башкирские земельные дачи разделялись на две категории - многоземельные и малоземельные. Многоземельными считались дачи, где земель было достаточно для наделения

башкир-вотчинников 40-десятинной нормой на душу м.п. (по данным VII ревизии), так и при-пущенников из военного сословия, которых следовало обеспечить 30-десятинной пропорцией на душу м.п., для гражданских припущенников имелась пропорция из расчета 15 дес. на душу м.п. Малоземельными являлись дачи, где вотчинники могли быть обеспечены землей по вышеуказанной норме, а для припущенников не было соответствующей нормы. В случае нехватки угодий башкир-вотчинников следовало обеспечить 15 дес. надела на душу м.п. по данным Х ревизии (1859 г.). Для припущенников полагалась соответствующая пропорция, т.е. бывшим военным не более 11 дес., а гражданским не более 6 дес. Распределение угодий между вотчинниками и припущенниками должен был обеспечить мировой посредник из местных дворян. Размежевание производилось в присутствии будущих владельцев наделов. Для ликвидации чересполосицы допускались взаимный обмен угодьями или денежная компенсация от казны по цене 3 рубля за 1 дес. удобной земли.

В связи с окончательным разделением угодий башкир-вотчинников от их припущенников правительство вводило новые правила о принципах купли-продажи и аренды земли. С этого времени перераспределение участков допускалось лишь в тех волостях, где угодья были полностью разделены между совладельцами. Таким образом, продажа земли башкирами не ограничивалась, но с сохранением для каждого вотчинника минимального надела из расчета 15 дес. на каждую душу м.п., учтенную Х ревизией. Продажа (аренда) земли допускалась при получении решения сельского схода или волостного собрания. Для узаконения этого акта следовало получить согласие 2/3 от численности лиц, являющихся совладельцами. Средства от продажи (аренды) необходимо было распределить в следующей пропорции: 1/3 денежных средств направлялась на банковский счет соответствующей сельской общины, где состоялась сделка, а 2/3 финансовых поступлений распределялись пропорционально между членами этой общины.

Из части наделов бывших военных припущенников (мишарей, тептярей, бобылей), согласно указу от 10 февраля 1869 г., предполагалось создать фонд «запасных земель». Как известно, еще с 30-х гг. XIX в. планировалось узаконить наделение представителей этого сословия 30 дес. земли на душу м.п. по данным VII ревизии. От-

ныне половина этих душевых наделов следовало передать в распоряжение государства. Вышеуказанные участки получали наименование «запасных угодий» и должны были обеспечить в будущем припущенников из малоземельных башкирских дач необходимым количеством земли.

В организации межевания земель активное участие приняла губернская администрация, которая разработала правила от 4 августа 1878 г. По этому акту предполагалось завершить измерение угодий башкир-вотчинников путем предоставления по 15 дес. на душу м.п. согласно Х ревизии. Остающиеся «свободные угодья», которые не были включены в состав душевых наделов вотчинников, предполагалось продать переселенцам. Основанием для раздела территории конкретной башкирской межевой дачи на душевые и свободные участки являлся приговор объединенных сельских сходов. Следует отметить, что во многих земельных дачах находилось обычно несколько, а иногда и несколько десятков населенных пунктов. Жители этих поселений могли в административном отношении принадлежать к различным волостям. Тем не менее при регулировании вопросов землевладения и землепользования они составляли объединенный сельский сход.

Для раздела угодий между населенными пунктами требовалось согласие 2/3 от численности вотчинников башкирской дачи. При этом решения должны были свидетельствоваться представителями вотчинников, соответствующими волостными правлениями, а также чиновниками из уездного и губернского присутствий по крестьянским делам.

Правила губернской администрации были достаточно неоднозначны. С одной стороны, они показывали стремление властей сохранить часть вотчин за башкирами, оградить их от случаев возможных нарушений со стороны различных покупателей (местных и переселенцев). С другой стороны, происходило снижение норм минимального земельного обеспечения с 40 до 15 дес. по сравнению с нормами указа 1832 г. Как видно, власти различных уровней стремились отделить часть башкирских вотчин под видом так называемых свободных участков. В перспективе губернская администрация планировала обеспечить переселения малоземельного крестьянства из центральных регионов страны на эти угодья.

Таким образом, правительственный курс способствовал уменьшению общей площади башкирского землевладения. К концу XIX века по Уфимской губернии и Оренбургской губернии вотчинники закрепили за собой 6693766 дес. земли в виде индивидуальных наделов, а в коллективной собственности находилось 1700000 дес. «свободной за душевыми наделами земли» [7].

В отчете МВД начала 90-х гг. XIX в. констатировалось, что из 87 башкирских дач Уфимской губернии окончательно были размежеваны 53, из 27 дач Оренбургской - 14, из 12 дач Пермской - 4, из 7 дач Самарской - 5, из 2 дач Вятской - размежеваны обе. Понятие «окончательно размежеваны» означало осуществление ряда мероприятий. По каждой даче составлялись официальные документы - «раздельные акты», определяющие конкретные ориентиры душевых наделов башкир-вотчинников, припущенников, частных собственников. Затем эти акты вручались владельцам. В отдельные категории выделялись участки так называемых «свободных сверх душевого надела земель», которые находились в распоряжении коллективов башкирских волостей. Кроме того, был создан отдельный фонд «запасных земель», сформированный из части башкирских угодий, но контролируемый государством [8, с. 122].

Для проведения новых масштабных земельных измерений с лета 1898 г. на основе территориального принципа были созданы три межевые комиссии: Уфимская, Оренбургская, Пермская. Сфера действия первой комиссии распространялась на Уфимскую, Вятскую, Самарскую губернии. Персонал второй и третьей комиссий работал в одноименных губерниях. Земельные измерения осуществлялись на договорной основе, и за каждую размежеванную десятину угодий владельцы платили денежный сбор в размере 24 копейки [9, с. 153- 154].

Межевые комиссии производили сбор документации, касающейся истории предшествующих измерений башкирских земель из соответствующих губернских присутствий. Особое внимание уделялось изучению прав владения землей применительно к частным собственникам на территории башкирских дач (дворяне, купцы, чиновники, крестьяне). Кроме того, межевые комиссии могли запрашивать дополнительные сведения от судебных структур о наличии или отсутствии споров между башкирами-вотчинниками и

частными владельцами. Определенное внимание уделялось организации сбора информации относительно численности населения башкирских дач - вотчинников и припущенников согласно VII и X ревизиям. После этого составлялся план работы комиссий и утверждались дела, подлежащие реализации.

При организации измерений первоначально производилось определение границ участков частных собственников на основе предъявленных официальных документов или судебных решений. В случае отсутствия споров устанавливались граничные знаки, а при возникновении конфликтов впредь предлагалась демаркация территории временными знаками до решения соответствующей комиссии. Документация по угодьям частных владельцев свидетельствовалась членом межевой комиссии, землемером, представителями заинтересованных сторон (башкир-вотчинников и частных лиц), а также понятыми.

После завершения этих работ обсуждался порядок выдела душевых наделов и «свободных сверх душевого надела земель» для башкир-вотчинников. В связи с этим осуществлялись действия по предварительному разделу территории дачи, а затем эти границы подтверждались владельцами. Соглашения башкир-вотчинников измеряемых угодий оформлялись в виде особых актов, которые освидетельствовались членом межевой комиссии, землемером, владельцами участков и понятыми. Если же совладельцы дачи из числа башкир-вотчинников не могли прийти к единому мнению о разделе угодий, тогда разграничение производилось по нарезкам, предлагаемым землемером. Подобные действия осуществлялись и при наделении припущенников узаконенными земельными участками. После осуществления измерений на местности член комиссии и землемер разрабатывали планы и раздельные акты с описаниями границ участков каждого населенного пункта. Затем технические действия по размежеванию проверялись другими членами комиссии. После этой работы ими принималось окончательное решение относительно конкретных конфигураций участков. Для выдачи владельцам земли правоустанавливающих документов в чертежной мастерской межевой комиссии изготавливались копии планов участков, а оригиналы передавались на хранение в архив губернской чертежной мастерской. Кроме того, владелец или совладельцы участков должны

были получить свидетельства о распоряжении соответствующими угодьями.

К 1916 г. три комиссии (Уфимская, Оренбургская, Пермская) выполнили значительную часть межевых работ. По итогам выдела угодий для припущенников и частных собственников из различных сословий произошло уменьшение площади башкирского землевладения. Например, по Уфимской губернии площадь земель, принадлежащих башкирам, сократилась с 6959525 дес. до 5164920 дес., по Оренбургской - с 4955411 дес. до 3499569 дес., по Пермской - с 1479287 дес. до 468278 дес., по Самарской - с 432733 дес. до 285889 дес. В Вятской губернии душевые наделы башкир-вотчинников были учтены совместно с угодьями русского и нерусского крестьянства, а также частных собственников, поэтому по данному региону произошло формальное увеличение площади башкирских земель с 30910 дес. до 61110 дес. [9, с. 346].

Таким образом, совокупная площадь вотчинных угодий башкир по пяти губерниям (Уфимской, Оренбургской, Пермской, Самарской, Вятской) составила около 9479766 дес. Ими распоряжалось башкирское население общей численностью 1,3 млн человек. В среднем на каждую наличную душу обоего пола приходилось 7 дес. как душевых, так и «свободных сверх душевого надела земель». Тем не менее данные показатели позволили председателю Совета министров П.А. Столыпину высказаться о потребности «... использовать излишки свободных башкирских земель в целях расширения крестьянского землевладения» [9, с. 348].

Следует сказать, что тезис известного царского сановника противоречил мнению местных властей, которые признавали необходимость дифференцированного подхода к проблемам башкирского землевладения. В частности, по мнению оренбургского губернатора Я.Ф. Ба-рабаша, для нормального функционирования башкирского хозяйства следовало установить различные нормы наделов: в горно-лесных волостях - по 40 дес. на каждую наличную душу м.п., в степных волостях - по 15 дес. [9, с. 348].

Измерения площади башкирских угодий позволили государству получить достаточно полную картину относительно структуры землевладения на территории края. Опираясь на эти сведения, правительство планировало развернуть впоследствии очередной этап переселенческого движения за счет части башкирских земель.

Башкиры вместе с проживающими в их волостях представителями различных социальных и этнических групп постепенно получали типовые документы на земли. Такими актами к концу XIX - началу XX в. являлись свидетельства, подтверждающие право башкир и частных собственников на владение землей, а также копии межевых планов участков. В этой ситуации проявлялись разнообразные тенденции государственной политики. Царское правительство стремилось найти на территории края земельные площади для последующего наделения малообеспеченных крестьян из центральной части страны. В то же время губернские власти порой имели особое мнение, подчеркивая необходимость более взвешенного подхода применительно к колонизации края новыми группами переселенцев.

ЛИТЕРАТУРА

1. Башкирские шежере / под ред. Р.Г. Кузеева. Уфа: Башкирское книжное издательство, 1960. 304 с.

2. Чулошникова Н.А. К истории башкирского землевладения и русской поземельной политики после указа 1832 г. // Труды Оренбургского общества изучения Киргизского края. Вып. 1. Оренбург, 1921.

3. Полное собрание законов Российской Империи. Собрание Второе. Т. 7. № 5287. СПб.: Тип. II Отделения Собственной Его Императорского Величества Канцелярии, 1833. 1414 с.

4. Полное собрание законов Российской Империи. Собрание Второе. Т. 9. Ч. 1. № 6957. СПб.: Тип. II Отделения Собственной Его Императорского Величества Канцелярии, 1835. 888 с.

5. Полное собрание законов Российской Империи. Собрание Второе. Т. 32. Ч. 1. № 31968. СПб.: Тип. II Отделения Собственной Его Императорского Величества Канцелярии, 1858. 1067 с.

6. Очерки по истории Башкирской АССР. Т. 1. Ч. 2. Уфа: Башкирское книжное издательство, 1959. 539 с.

7. Статистика землевладения 1905 г. Вып. 36: Уфимская губерния. СПб.: Изд. ЦСК МВД, 1906. 47 с.

8. Сборник законов, распоряжений и сведений для руководства межевых комиссий, их членов и землемеров при размежевании башкирских дач / сост. Рудин С.Д. СПб.: Изд. М-ва юст. по упр. Межевой частью, 1899. 180 с.

9. Акманов А.И. Земельные отношения в Башкортостане и башкирское землевладение во второй половине XVI - начале XX в. Уфа: Китап, 2007. 358 с.

REFERENCES

1. Bashkirskie shezhere [Bashkir Shezhere]. Ed. R. Kuzeev. Ufa: Bashkir Publishing House, 1960. 304 p. (in Russ.).

2. Chuloshnikova, N.A. K istorii bashkirskogo zemlevladeniya i russkoj pozemel'noj politiki posle ukaza 1832 g. [On the History of Bashkir Land Ownership and Russian Land Policy after the Decree of 1832]. In: Trudy Orenburgskogo obshchestva izucheniya Kirgizskogo kraya. Vyp. 1 [Proceedings of Orenburg Society for Studying the Kazakh Region. Issue 1]. Orenburg, 1921. (in Russ.).

3. Polnoe sobranie zakonov Rossijskoj Imperii. Sobranie Vtoroe. T. 7. No. 5287 [A Complete Collection of the Russian Empire's Laws. Collection 2. Vol. 7. No. 5287]. St. Petersburg: Printing House of the Second Office of Own Office of His Imperial Majesty, 1833. 1,414 p. (in Russ.).

4. Polnoe sobranie zakonov Rossijskoj Imperii. Sobranie Vtoroe. T. 9. Ch. 1. No. 6957 [A Complete Collection of the Russian Empire's Laws. Collection 2. Vol. 9. Part 1. No. 6957]. St. Petersburg: Printing House of the Second Office of Own Office of His Imperial Majesty, 1835. 888 p. (in Russ.).

5. Polnoe sobranie zakonov Rossijskoj Imperii. Sobranie Vtoroe. T. 32. Ch. 1. No. 31968 [A Complete Collection of the Russian Empire's Laws. Collection 2. Vol. 32. Part 1. No. 31968]. St. Petersburg: Printing

House of the Second Office of Own Office of His Imperial Majesty, 1858. 1,067 p. (in Russ.).

6. Ocherki po istorii Bashkirskoj ASSR. T. 1. Ch. 2 [Essays on the History of the Bashkir Autonomous Soviet Socialist Republic. Vol. 1. Part 2]. Ufa: Bashkir Publishing House, 1959. 539 p. (in Russ.).

7. Statistika zemlevladenija 1905 g. Vyp. 36: Ufimskaja gubernija [Statistics of Land Ownership in 1905. Issue 36: Ufa Province]. St. Petersburg: Printing House of the MIA Central Statistical Committee, 1906. 47 p. (in Russ.).

8. Sbornik zakonov, rasporjazhenij i svedenij dlja rukovodstva mezhevykh komissij, ikh chlenov i zemlemerov pri razmezhevanii bashkirskikh dach [The Collection of Laws, Orders and Data for the Executive Management of Boundary Commissions, Their Members and Land Surveyors while Delimitating the Bashkir Dachas]. Ed. Rudin S.D. St. Petersburg: Publishing House of the Ministry of Justice on Controlling the Land Surveying, 1899. 180 p. (in Russ.).

9. Akmanov A.I. Zemel'nye otnoshenija v Bashkortostane i bashkirskoe zemlevladenie vo vtoroj polovine XVI - nachale XX v. [Land Relations in Bashkortostan and the Bashkir Land Tenure in the Second Half of XVIth - Early XXth Centuries]. Ufa: Kitap press, 2007. 358 p. (in Russ.).

DOI 10.24411/2223-0564-2019-10304 А.М. Исмаилова УДК 94(470.67) «18/19»:327(479.23)

ПЕРЕСЕЛЕНЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА ЦАРСКОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА НА ЮЖНОМ КАВКАЗЕ В XIX - НАЧАЛЕ XX В.

Аннотация

В статье проводится анализ переселенческой политики царского правительства на территории Южного Кавказа. Данная тема является актуальной, она дает возможность подробнее рассмотреть особенности правительственной политики в регионе. Действия царского правительства на Южном Кавказе носили целенаправ-

HcMauxoea AnMac Myca-Kbi3bi, Kandudam ucmopunecKux nayK, do^nm, do^nm Ka^edpu syManumapnux du^umun ^asecmancKoso socydapcmeennoso ynueepcumema napodnoso xo3Hûcmea (MaxanKana), e-mail: almaz.ismailova@mail.ru

Almas Musa Kizi Ismailova, Cand.Sc. (History), Associate Professor, Associate Professor of the Humanities, Daghestan State University of National Economy (Makhachkala), e-mail: almaz.ismailova@mail.ru

© Исмаилова Л.М., 2019

ГООБЛЕМЫ ВОСТОКОВЕдеНИЯ. 2019/3 (85)

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.