Научная статья на тему 'Этапы криптографической деятельности в России'

Этапы криптографической деятельности в России Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY-NC-ND
162
21
Поделиться
Ключевые слова
ТАЙНОПИСЬ / CRYPTOGRAPHY / КРИПТОГРАФИЯ / ШИФР / CIPHER / СТЕГАНОГРАФИЯ / RUSSIA / ENCODING / CRYPTOANALYSIS / INFORMATION SECURITY / ENCRYPTOR

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Ларин Дмитрий Александрович

Данная работа является первым шагом автора в данном направлении, периодизация проведена исходя из использования тех или иных криптографических идей, под влиянием которых находилась отечественная криптография в определенные временные этапы. В некоторой степени учтены организационные изменения, происходившие в криптографических службах нашей страны. Безусловно, необходимо продолжать работу в данном направлении. Итак, в криптографической деятельности России предлагается выделить следующие этапы.

Stages of cryptographic activity in Russia

The given work is the author's first step in this direction, periodization is provided by reference to particular cryptographic ideas which influenced on the national cryptography during certain defined stages. The organizational changes occurring in cryptographic services of our country are considered in some degree. Certainly, it is necessary to continue research in the given direction. So, in cryptographic activity of Russia it is offered to allocate following stages.

Текст научной работы на тему «Этапы криптографической деятельности в России»

ВЕХИ ИСТОРИИ

Д.А. Ларин

ЭТАПЫ КРИПТОГРАФИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В РОССИИ

Данная работа является первым шагом автора в данном направлении, периодизация проведена исходя из использования тех или иных криптографических идей, под влиянием которых находилась отечественная криптография в определенные временные этапы. В некоторой степени учтены организационные изменения, происходившие в криптографических службах нашей страны. Безусловно, необходимо продолжать работу в данном направлении. Итак, в криптографической деятельности России предлагается выделить следующие этапы.

Ключевые слова: тайнопись, криптография, шифр, стеганография.

I. IX в. - 1549 г.

Подробнее о становлении системы связи и защиты информации в древнерусском государстве рассказано в статье автора1.

II. 1549 г. - конец XVII в.

Создание первой в нашем отечестве регулярной шифровальной службы в Посольском приказе. Активное использование шифров для защиты русской дипломатической переписки. Учреждение Ямского приказа с целью усовершенствования системы связи организация международных линий почтовой связи. Первый опыт организации перехвата иностранных сообщений.

Активная внутри- и внешнеполитическая деятельность Ивана IV Грозного и связанные с ней войны оказали значительное влияние на становление и развитие шифровального дела. К России

© Ларин Д.А., 2011

присоединяются Казанское и Астраханское ханства, а впоследствии значительные территории в Сибири, устанавливаются новые политические, экономические и торговые связи с Европой и странами Востока. В 1549 г. учреждается Посольский приказ - первое внешнеполитическое учреждение в нашем отечестве. Эта организация также занималась разведкой и контрразведкой, ведала вопросами деятельности иностранцев, в том числе купцов, живших в России татар, изготовлением карт, обменом и выкупом пленных, управлением рядом территорий на юго-востоке страны, некоторыми категориями служилых людей, а также отдельными поручениями. Именно в недрах Посольского приказа была создана первая в России регулярная шифровальная служба, на постоянной основе начинали активно использовать криптографические методы для защиты дипломатической переписки. На службе в Посольском приказе состояли и специалисты, разрабатывавшие шифры, которые тогда называли «азбуками», «цифирью», «цифрами»2.

О применяемых в эту эпоху системах шифрования см. упомянутую выше статью. Здесь же отметим, что это была эпоха абсолютного господства шифров простой замены, иногда использовались и шифры перестановки, но весьма примитивные. Так, например, русский посол в Грузии К.П. Савин в 1597-1598 гг. применял разбивку открытого текста на слоги и перестановку букв в каждом слоге3.

Продолжала совершенствоваться в России и система передачи информации. Для эффективного управления ямской гоньбой еще в 1516 г. была создана Ямская изба, которую в 1550 г. преобразовали в Ямской приказ - центральное почтовое учреждение России. Для эффективной передачи военной информации служило упорядочение несения службы на границах Московского государства. 16 февраля 1571 г. был утвержден Приговор (устав) «О станичной и сторожевой службе», установивший правила доставки гонцами и сторожами имеющих государственное значение вестей из столицы на места и обратно, он также содержал параграфы о передаче экстренных сообщений.

Таким образом, можно отметить, что «в XVI в. в России впервые сложилась довольно стройная система связи высших органов управления централизованным государством, обеспечивавшаяся специальными категориями служилых людей следующих структур исполнительной власти:

- Ямского приказа (почтового ведомства) - организационное обеспечение системы ямской гоньбы и доставка корреспонденции второстепенного значения;

- Разрядного приказа (военного ведомства) - доставка особо важной правительственной корреспонденции военными курьерами (гонцами);

- Посольского приказа (внешнеполитического ведомства) -организация и обеспечение криптографической защиты внешне- и внутригосударственной переписки»4.

Начало XVII в. ознаменовалось Смутой, в результате система государственного управления страной была практически полностью разрушена. С приходом к власти в 1613 г. первого царя династии Романовых - Михаила Федоровича началось возрождение разрушенного хозяйства. Но при больном и бездеятельном сыне огромная власть фактически находилась в руках его отца - патриарха Филарета. Он лично занимался делами Посольского приказа и даже разработал несколько дипломатических шифров. В 1633 г. патриарх Филарет написал «для своих государевых и посольских тайных дел» особую азбуку и «склад затейным письмом»5.

В 1634 г. между Россией и Польшей был заключен первый в истории нашей страны договор о международной перевозке корреспонденции, согласно которому гонец мог иметь при себе до шести провожатых. В 1665 г. заработала почтовая линия между Москвой и Ригой. Чуть позже было заключено почтовое соглашение со Швецией6.

При Алексее Михайловиче шифрование получает еще более широкое распространение. Сам царь использовал в личной переписке разнообразные шифры. Как правило, это была простая замена из специально вымышленных знаков. С 1654 по 1676 г. криптографическая деятельность в России сосредоточилась в Приказе тайных дел. Этот приказ «входил в область дипломатическую, военную, полицейскую, финансовую и отправлял множество еще других функций, не поддающихся никакой классификации»7. Здесь проводились организационные мероприятия по совершенствованию работы шифровальной службы с целью недопущения утечек информации. Так, подьячие Приказа тайных дел и посольские дьяки, поддерживавшие связи с царскими представителями за границей, активно прибегали к зашифрованной переписке («затейное письмо»). Ключ для расшифрования этих посланий не записывался, его заучивали наизусть. Существовали различные варианты секретного письма, и, как положено по правилам конспирации, никто из подьячих не должен был знать всех вариантов тайнописи.

В это же время была организована система регулярного перехвата и перлюстрации (тайное вскрытие и копирование) корреспонденции зарубежных представителей, находившихся в России. В.О. Ключевский пишет об этом, ссылаясь на свидетельства иностранцев: «письма... якобы вскрывались, прочитывались и потом уничтожались»8. Здесь стоит высказать гипотезу, что уничтожали как раз шифрованные письма, которые в Приказе тайных дел прочитать не могли, и действовали по принципу «так не доставайся ж ты никому».

III. Петровская эпоха (конец XVII в. - 1725 г.)

Появление шифров разнозначной и пропорциональной замены, простейших номенклаторов, первое упоминание о криптоанализе, реформа криптографической службы. Активное использование криптографических методов защиты информации для защиты не только дипломатической, но и военной и внутриполитической информации. Разработка нормативных документов, регламентирующих организацию конфиденциальной связи, работу с шифрами и их хранение, а также подбор кадров для шифровальной службы.

Император Петр I (1672-1725) вошел в историю России как великий реформатор. Главным итогом петровских реформ стало преодоление серьезного отставания России от европейских держав в военной, экономической и политической областях. Разумеется, эффективное государственное управление, военные победы и дипломатические успехи были бы невозможны без активной криптографической деятельности. Петр это отлично осознавал и уделял большое внимание криптографии как надежному средству сохранения государственных секретов.

В Петровскую эпоху в России велась активная криптографическая деятельность. Шифрование стало основным видом защиты информации, хотя продолжали использоваться и другие методы: стеганография, физическая защита, условная сигнализация и т. п. При этом если в предыдущие времена практически вся шифрпере-писка была посвящена дипломатическим вопросам, то при Петре I стала активно шифроваться также военная и внутриполитическая информация. Шифрованная связь становится основным средством управления центральным государственным аппаратом и местными органами власти, армией и флотом.

Для организации связи были созданы ряд учреждений (Кабинет его императорского величества, Посольская канцелярия, Коллегия иностранных дел и т. д.) со строгим распределением задач между ними. Деятельность данных учреждений была регламентирована законодательно. Широко практиковались организационно-административные методы защиты информации, такие как особый подбор кадров для осуществления криптографической деятельности и строгий контроль за их работой, организация пропускного режима в помещения, где производилось шифрование и расшифрование или хранились шифры, обеспечение охраны гонцов и курьеров и т. д. Из новшеств в области связи отметим, что для обеспечения управления флотом и прибрежными районами страны в качестве средства связи стали широко использоваться суда.

К концу XVII в. Россия становится самой крупной европейской державой, занимающей огромную территорию от Днепра на западе и до Тихого океана на востоке. Для организации эффективного управления этой огромной территорией в первую очередь была необходима быстрая, надежная и конфиденциальная связь. Основным средством передачи сообщений в это время была почта. Наиболее распространенным методом защиты информации являлась физическая защита. Ямщики отвечали за сохранность почты и целостность печатей.

С созданием регулярной армии возникла настоятельная потребность в необходимости совершенствования управления войсками в мирное и военное время. Уже во время азовских походов против турок в 1695 и 1696 гг. Петр I впервые организовал работу военно-полевой почты, возглавлял ее первый русский почтмейстер А.А. Виниус. Отправления по линии этой почты назывались чрез-вычайными9.

Особое значение для защиты информации во время военных походов и дипломатической деятельности в Петровскую эпоху приобрела криптография. Шифры использовались во время Азовских походов и Великого посольства. Однако наибольшие потребности в осуществлении криптографической деятельности возникли в начале XVIII в., когда за рубежом появились дипломатические представительства России, с которыми необходимо было поддерживать связь. В 1700 г. началась Северная война со Швецией, что потребовало организации эффективного управления войсками на весьма значительном театре военных действий, а также координации действий с союзниками, и здесь нельзя было обойтись без шифров. И наконец, реформы системы государственного управления огромной страной также требовали обеспечения секретности переписки внутри страны.

Теперь рассмотрим шифрсистемы, которые применялись в России в эпоху Петра Великого. Как и в прежние годы, основным шифром на Руси была простая замена, т. е. знаки открытого текста заменялись буквами (при этом буквы могли принадлежать алфавиту как открытого текста, так и другой азбуки), цифры или специально придуманные знаки. При этом следует отметить, что в шифрах в то время употреблялись только привычные нам арабские цифры, так как в начале XVIII в. Петром была выведена из употребления архаичная буквенная кириллическая нумерация, заимствованная у греков. В качестве знаков шифрованного текста употреблялись и буквенные сочетания.

Тексты, которые надо было зашифровать, могли быть написаны на русском, французском, немецком, а иногда даже на греческом

языках. Как известно, Петр I прекрасно владел несколькими европейскими языками, в то же время на государственной службе состояло много иностранцев и именно в переписке с ними в основном использовались немецкий и французский. При этом следует отметить, что с точки зрения стойкости предпочтительнее использование русского языка. За границей было очень мало людей, владевших русским языком, а знание лингвистических особенностей языка может существенно помочь криптоаналитику в дешифровании.

Новым явлением для российских шифров Петровской эпохи по сравнению с предыдущими временами стало наличие во многих из них «пустышек» - знаков шифрованного текста, которым не соответствует никакой знак открытого текста, т. е. они не несли никакого смысла. Как правило, пустышек было немного, обычно 5-8 знаков. Наличие «пустышек» увеличивает стойкость шифра, так как они дают криптоаналитику неверную информацию о количестве знаков в алфавите открытого текста, разбивают структурные лингвистические связи открытого текста и изменяют статистические закономерности, т. е. именно те свойства текста, которые используют при дешифровании шифра простой замены. Кроме того, «пустышки» увеличивают длину шифрованного текста по сравнению с открытым, что усложняет их взаимное сопоставление. Кроме того, в некоторых случаях отдельные знаки применялись для зашифрования точек и запятых, содержавшихся в открытом тексте, также для этого могли использоваться «пустышки». Это особо оговаривалось в кратких правилах пользования шифром.

Вскоре к обычному алфавиту простой замены стали добавлять обозначения для наиболее употребительных слогов, слов и целых фраз, т. е. стали употребляться номенклаторы. Петровские номенкла-торы были весьма простыми, они содержали небольшой словарь, называвшийся «суплемент» и содержавший некоторое количество слов (имен собственных, географических наименований или каких-то устойчивых словосочетаний, которые могли часто использоваться в открытых текстах корреспондентов, использовавших данный шифр).

Шифр Петровской эпохи представлял собой лист бумаги, на котором от руки были написаны ключ - таблица замены (обычно под горизонтально расположенными в алфавитной последовательности буквами кириллицы или иного алфавита, подписаны соответствующие элементы шифроалфавита), а также суплемент (если это был номенклатор). Ниже могли помещаться пустышки и краткие правила использования шифра. Еще одной особенностью петровских шифров является то, что шифроалфавит мог составляться из символов разных типов, например смеси букв разных алфавитов, цифр и т. д.

Главным новшеством в шифровальном деле, появившемся при Петре I, стало применение более сложных, чем простая замена, шифров. Так в 20-х годах XVIII в. от шифров простой замены переходят к замене пропорциональной, когда наиболее часто встречающимся знакам открытого текста присваиваются несколько шифробоз-начений, что затрудняет использование «классического способа» криптоанализа шифра простой замены - частотного анализа. Еще раньше, примерно с 1708 г., в России начали применяться шифры разнозначной замены (когда для замены одного знака открытого текста используются один или два знака шифротекста). Следует отметить, что шифры такого типа являются несколько более стойкими, чем «классическая» простая замена, но они чувствительны к ошибкам при шифровании (как к замене нужной буквы на другую, так и к пропуску или вставке лишней буквы).

В Петровскую эпоху началась нормативно-правовая регламентация криптографической деятельности. Так, в 1716 г. был принят «Устав воинский», первый в истории России документ подобного рода. В соответствии с Уставом учреждены должности «адъютантов, ординарцев, курьеров для передачи и доставки секретных донесе-ний»10, а также отредактированы «Правила действия военно-полевой почты». Военная полевая почта стала активно использоваться для быстрого обмена конфиденциальной корреспонденцией между крупными воинскими соединениями и вновь создаваемыми центральными органами управления армией и флотом - Военной коллегией и Адмиралтейств-коллегией. Для доставки особо важной и срочной воинской корреспонденции в адрес императора или президентов оборонных коллегий при главнокомандующих армиями были учреждены должности военно-полевых курьеров. Следует отметить, что «собственноручно отредактированные Петром I "Правила действия военно-полевой почты" являются, по сути, первым дошедшим до нас документом той эпохи, в котором было четко и определенно сформулировано назначение военно-курьерской связи»11.

Преобразования системы государственного управления страной, осуществляемые Петром I, касались и повышения эффективности системы связи. В 1720 г. был введен Генеральный регламент, определяющий процесс функционирования системы управления России, в котором впервые четко устанавливался порядок работы с правительственной корреспонденцией. Вот как это выглядело:

«В соответствии с регламентом, вся правительственная корреспонденция в зависимости от степени ее важности и срочности была разделена на определенные группы. Так, особо важные правительственные документы, например именные указы императора с его личными распоряжениями, всеподданнейшие донесения и доклады

на его имя, реляции, манифесты направлялись по каналам "необыкновенной", "чрезвычайной" почты, через правительственных гонцов и нарочных курьеров. Особо важную корреспонденцию из личной канцелярии императора доставляли кабинет-курьеры, входившие в штат Кабинета его императорского величества и имевшие воинские звания обер-офицерского состава. Когда же небольшая группа кабинет-курьеров (по штату 6 человек) не справлялась с доставкой всей исходящей из Кабинета особо важной корреспонденции, для выполнения обязанностей правительственных курьеров широко привлекались военные чины от капрала до полковника, в зависимости от важности даваемого им поручения. А по делам особо важным, как, например, доставка писем императора главам иностранных государств, привлекались генералы (в петровское время преимущественно П.И. Ягужинский и Л.К. Нарышкин). Сенат также имел в своем распоряжении прикомандированных армейских офицеров, которых использовал в качестве курьеров для доставки адресатам своей исходящей корреспонденции»12.

Именно в Петровскую эпоху свои первые шаги сделал российский криптоанализ13, стали развиваться методы тайного перехвата информации, осуществлялась агентурная добыча криптографических секретов противника. При этом важно отметить, что занимался оценкой стойкости российских шифров не кто-нибудь, а сам царь! Приведем две цитаты в подтверждение этому. Петр I писал фельдмаршалу Огильви по поводу одного шифра (цифири, как их тогда называли): «А которую вы перво прислали, и та не годна, понеже так, как простое письмо, честь можно»14. Вот еще одна нелестная оценка царя одного из российских шифров: «Сия цифирь зело к разобранию легка»15. Стали проявлять в России интерес и к шифрам иностранных государств, хотя, конечно, о регулярном дешифровании иностранной переписки речь пока не шла, однако заинтересованность в получении информации таким методом уже была. Русским дипломатам, разведчикам и другим представителям за границей предписывалось добывать любую информацию, касающуюся шифров, организации связи, открытых текстов (против атаки «открытый текст - шифрованный текст» подавляющее большинство шифров того времени было не устойчиво). На этих лиц и их зарубежную агентуру также возлагалась задача организации перехвата иностранных сообщений за пределами России.

В это время пришло понимание важности такого источника информации, как шифрованная переписка иностранных государств. Полученная информация могла быть весьма полезна российскому руководству, дипломатам, военным. Велся перехват сообщений и внутри России, совершенствовались методы перлюстрации, осу-

ществлялась цензура, вводились ограничения на почтовые сообщения, и здесь российские власти столкнулись с шифрами (дело царевича Алексея). Таким образом, можно отметить появление в России негосударственной криптографии. Заметим, что Петр I считал шифры монополией царя российского. Он строго наказывал своих подданных за использование «негосударственных» шифров (цифирей). Однако частные лица все же пользовались собственными шифрами. Среди них можно отметить царевну Софью Алексеевну, которая использовала шифр в переписке со своим фаворитом князем В.В. Голицыным, а также царевича Алексея и его сподвижников.

В заключение скажем, что Петр Великий был первым из российских правителей, кто предельно ясно осознавал важность криптографической деятельности для обеспечения безопасности государства. Во время его правления впервые в истории отечественной криптографии к осуществлению криптографической деятельности (в том числе к составлению шифров) привлекалось все высшее руководство России, включая самого царя.

IV. 1725 г. - 30-е годы XIX в.

Развитие систем многоалфавитной замены. Широкое применение кодов и сложных номенклаторов. Введение «генеральной цифири». Появление «черного кабинета» - дешифровальной службы. Активное чтение иностранной шифрпереписки. Вскрытие шифров Наполеона и его генераловJ во время Отечественной войны 1812 г.

После смерти Петра I в течение XVIII в. Происходила, пусть даже и не всегда удачно, дальнейшая модернизация России. Передовые идеи часто наталкивались на сопротивление подавляющей части дворянства и не находили реализации в исторических условиях того времени. Но в области криптографической деятельности Россия неуклонно двигалась вперед.

В годы царствования императриц Екатерины I, Анны Иоановны, Елизаветы Петровны и тем более Екатерины II сеть шифрованной документальной связи неоднократно расширялась. В отличие от индивидуальных шифров, с середины XVIII в. стал использоваться меняющийся примерно раз в два года главный шифр (так называемая генеральная цифирь). Имелись также отдельные шифры у различных корреспондентов для связи между собой. Для ведения переписки, в том числе и шифрованной, все крупные гражданские и военные деятели России имели специальный штат канцелярских работников. Шифрование и расшифрование текстов, сообщений,

депеш производились секретарями-переводчиками, владеющими двумя-тремя иностранными языками.

Вся посольская и внутренняя конфиденциальная переписка шифровалась и держалась в строгом секрете. Большое внимание соблюдению тайны уделялось и в самой Коллегии иностранных дел в отношении лиц, работавших по шифровальной части. С 1744 по 1791 г. четырежды документально подтверждались требования к этим лицам. В основном они касались:

- неразглашения военной тайны;

- строгого режима допуска в апартаменты, занятые секретной экспедицией;

- ответственности секретарей экспедиции за деятельность переводчиков и их личные контакты;

- запрещения общения нижних чинов экспедиции с иностранцами и т. д.

В Коллегии иностранных дел велся тщательный учет всех цифирей (шифров). В случае даже подозрения на компрометацию генеральной цифири немедленно издавался императорский указ о выводе данного шифра из действия и замене его другим16. В 30-е годы XVIII в. в России появляются совершенно новые системы шифрования: алфавитные, позже - неалфавитные коды. В алфавитном коде текст и шифробозначения нумеруются параллельно друг другу. Это-то и было слабым местом. Данная система облегчала дешифрование, повысить стойкость можно было путем перемешивания шифробозначений, т. е. посредством перехода к неалфавитному коду. Также продолжали усложняться путем увеличения кодового словаря номенклаторы. Подобные шифры стали основными в рассматриваемый период времени, активно использовались и шифры многоалфавитной замены.

Система связи в Российской империи продолжает совершенствоваться. В 1781 г. управление всей внутригосударственной почтой России сосредоточилось в одном ведомстве - Санкт-Петербургском почтамте, или почтовом департаменте, подчинявшемся Коллегии иностранных дел, а в 1802 г. причисленном к Министерству внутренних дел. Почтовые тракты (к концу XVIII в. их общая протяженность составляла 33 тыс. верст) являлись основными магистралями связи, по которым правительственная корреспонденция перевозилась курьерами, а ведомственная и частная - почтальонами. Для повышения эффективности доставки правительственной, дипломатической и военной корреспонденции 17 декабря 1796 г. указом императора Павла I был создан Фельдъегерский корпус. Корпус стал специальной воинской частью, предназначенной для несения службы связи и выполнения особых поручений императора17.

Дешифровальная служба России достигла больших успехов во время правления императриц Елизаветы Петровны и Екатерины II, в это время читалась практически вся шифропереписка иностранных послов при российском дворе. 40-е годы XVIII столетия, а точнее 1742 г., можно с полным правом считать временем создания дешифровальной службы России. К этому периоду сложилась определенная система дешифровальной деятельности: была создана служба перехвата и перлюстрации секретной шифропереписки иностранных корреспондентов, организованы ее дешифрование, перевод, доклад сообщений в высшие инстанции. Была осознана необходимость организации криптографической службы как единой слаженной системы, придания ей научной базы. Научный подход и активное заинтересованное внимание руководителей государства к специальной службе позволили России добиться быстрых и важных успехов в дешифровании корреспонденции Франции, Англии, Германии и других стран.

Дешифровальную службу России при Елизавете возглавлял один из первых академиков Санкт-Петербургской академии наук, математик, работавший в области математического анализа и теории чисел, Христиан Гольдбах (1690-1764). В 1725 г. он приехал в Россию и был назначен профессором математики в Санкт-Петербургской академии наук, в 1726-1740 гг. исполнял обязанности конференц-секретаря академии. В 1742 г. перешел на службу в Коллегию иностранных дел и переехал в Москву. Особенно он прославился при раскрытии шифров посла Франции в России Д. Шетарди. В результате тяжелой и кропотливой работы Гольдбах приобрел огромный опыт в искусстве дешифрования, что позволяло ему раскрывать чужую «цифирь» в короткие сроки. Курировал же работу российского «черного кабинета» (служба перлюстрации и дешифрования) лично канцлер А.П. Бестужев-Рюмин. Дешифровальной работой занимался Франц Эпинус (1724-1802), живший в России с 1757 г., известный математик и физик, изучавший математическими методами электромагнитные явления, также большой вклад в отечественную криптографическую науку внесли Е. и Ф. Каржавины, занимавшиеся как криптоанализом, так и составлением шифров.

Необходимость скрыть от чужих глаз тексты секретных сообщений государственных деятелей, послов, военачальников, разнообразных агентов вела, разумеется, к повышению стойкости шифров. В связи с этим в середине 50-х годов XVIII в. «цифирные азбуки» увеличиваются в объеме, включая в себя более тысячи величин (так личный код Николая II в начале XX в. насчитывал 10 тыс. величин). Кодовые словари шифров включают буквы, слоги, географические

названия, имена, даты. Шифровальщики отказываются от знаков и целиком и полностью переходят к цифрам; создаются особые знаки, так называемые скрытые пустышки (при их дешифровке отдельные элементы текста могут ничего не значить).

История криптографической при Екатерине II была тесно связана с графом Н.И. Паниным. В 60-80-е годы XVIII в. по его указаниям вводились в обиход разнообразные новые шифры. Не меньше внимания граф уделял дешифрованию переписки иностранных посланников в России со своими королями. Н.И. Панин весьма преуспел в организации перлюстрации и дешифрования бумаг послов и других иностранных представителей. Как и при Елизавете, наши дешифровальщики читали практически всю входящую и исходящую иностранную шифропереписку. Важную роль сыграли они в достижении победы над Наполеоном18.

V. 30-е годы XIX в. - конец 1920-х годов

Появление новых средств связи, профессии шифровальщика, разработка новых шифров, массовое использование шифровальных приборов¡, внедрение новых способов перехвата. Образование шифровальных служб в МВД и военном ведомстве. Активная криптографическая деятельность революционеров и борьба с ними правоохранительных органов, появление дешифровальной службы в МВД. Коренная реорганизация системы государственного управления (в том числе и криптографических служб) после Революции 1917 г.

В 1794 г. гениальный русский изобретатель И.П. Кулибин сконструировал семафорный (оптический) телеграф и разработал код к нему. Записанный в виде одной таблицы код упрощал работу по передаче сообщений. Это позволяло быстрее передавать нужную информацию. Оптический телеграф широко применялся в России всю первую половину XIX в. В 1808 г. офицер русского военно-морского флота А. Бутаков разработал свою систему семафорного телеграфа. Она успешно была применена в 1810 г. русскими моряками эскадры, действовавшей на Средиземном море под флагом вице-адмирала Д.Н. Сенявина. В 1824 г. между Санкт-Петербургом и Шлиссельбургом была проложена опытная линия семафорной связи (в ту пору их в России называли горизонтными) по проекту генерал-майора П.А. Козена. Линия проработала до 1836 г. Она служила для передачи сообщений о движении судов по Ладожскому озеру.

Первая правительственная линия оптического телеграфа между Санкт-Петербургом и Кронштадтом (Зимний дворец - Стрельна -

Ораниенбаум - Кронштадт) протяженностью 30 км была оборудована французским инженером Жаком Шато в 1833 г. Интересно отметить, что Шато сумел существенно упростить телеграфный код. Зимний дворец в 1835 г. получил прямую оптическую телеграфную связь с Царским Селом и Гатчиной. Тогда же международные события побудили русское правительство выделить средства для строительства линии оптического телеграфа от Санкт-Петербурга до Варшавы. В течение 1835-1838 гг. была сооружена самая длинная в мире линия семафорного телеграфа. Еще год ушел на ее испытания. Официальное открытие линии круглосуточного действия состоялось 20 декабря 1839 г. На линии длиной 1200 км было 149 промежуточных станций в виде типовых башен высотой 21,5 м с металлическим шестом высотой 3 м, через которые сигнал проходил за 15 минут. Правительственная шифрованная депеша, состоявшая из 45 знаков, передавалась из Санкт-Петербурга в Варшаву за 22 минуты. В штате линии числилось 1908 человек. В зависимости от числа промежуточных станций и погодных условий на передачу сигнала по российским линиям оптического телеграфа затрачивалось от 2 до 15 минут. По линиям длиной 1000-1200 км депеша из 45-100 знаков передавалась за 22-35 минут. Оптический телеграф просуществовал в России около полувека, примерно до середины 1850-х годов. Он сыграл значительную роль в развитии внутренних коммуникаций как средство оперативного управления исполнительными органами государства в мирное и военное время.

Первый практически пригодный электромагнитный телеграф был создан российским подданным бароном Павлом Львовичем Шиллингом фон Канштадтом19, выдающимся ученым и изобретателем. Этот аппарат он публично продемонстрировал в 1832 г. В основе действия этого аппарата находился эффект отклонения магнитной стрелки в результате воздействия электромагнитного поля от электрических проводов. В 1828 г. прообраз будущего электромагнитного телеграфа был готов и испытан. Он представлял собой двухпроводный однострелочный телеграф. Аппарат содержал все основные узлы, необходимые для телеграфирования: источник питания - вольтов столб (или столбец, как его называл сам Шиллинг); передатчик, подключавший к каждому из двух линейных проводов то один, то другой полюс батареи; двухпроводную линию; коммутатор, производящий переключение с приема на ожидание передачи, и, наконец, приемник. Для передачи латинского алфавита и цифр Шиллингом был разработан специальный код из комбинаций разного числа (от одного до пяти) последовательных сигналов, посылаемых током разного направления. Первая публичная демонстрация телеграфа Шиллинга происходила 9 (21) октября

1832 г. Передатчик был установлен на одном конце этажа, а приемник - на другом, в рабочем кабинете Шиллинга, на расстоянии немногим более 100 м. Первая телеграмма, состоящая из десяти слов, на глазах у присутствующих была принята по электромагнитному телеграфу лично П.Л. Шиллингом моментально и верно. Несмотря на большой интерес общественности к новому изобретению, правительство не торопилось с его внедрением. Только в 1836 г. в России был наконец образован под председательством морского министра «Комитет для рассмотрения электромагнетического телеграфа», предложивший Шиллингу установить телеграф в здании Главного адмиралтейства с целью длительных испытаний его в условиях, близких к эксплуатационным. Аппараты располагались в противоположных концах длинного здания, провода были проложены частично под землей, частично под водой. Но из-за неполадок линия так и не была введена в действие. В мае 1837 г. комитет предписал Шиллингу устроить телеграфное сообщение между Петергофом и Кронштадтом, для чего надо было составить проект и смету. Выполнить задачу П.Л. Шиллинг не успел, так как летом 1837 г. ученый скончался.

Большое влияние на развитие криптографии в XIX в. оказал научно-технический прогресс, в частности изобретение телеграфа, телефона и радио. Скорость передачи информации резко увеличилась - шифровать надо было быстро и без ошибок. Это привело к разработке шифровальных приборов (шифраторов) для автоматизации процессов шифрования и расшифрования. Заметим, что впервые проводной телеграф для военной связи в ходе боевых действий был применен русскими войсками во время Крымской войны 1853-1856 гг. Всю вторую половину XIX в. шла активная «телегра-физация» России, протяженность телеграфных линий неуклонно росла. Электрический телеграф стал основным средством связи в системе государственного управления Российской империей. С начала 1880-х годов в стране начинается эксплуатация телефонных аппаратов. Телефонная связь бурно развивается и подобно телеграфной охватывает все большие пространства России. В военном ведомстве появляются подразделения, в задачу которых входит создание полевых сетей телеграфной, а впоследствии и телефонной связи в районах боевых действий20.

Сопряжение аппаратуры шифрования с техникой, передающей телеграфные сообщения, существенно повысило требования к быстродействию процесса шифрования. Шифрование при непосредственной передаче сообщения должно производиться в том темпе, который диктует телеграфный аппарат. Телеграфная связь значительно увеличила объем передаваемых сообщений (в том чис-

ле и секретных). Потребовалась разработка новых шифров с легкой сменой ключей. Это также стимулировало развитие криптографии.

В описываемый период государственные шифровальные службы ввели новые шифры (биграмный, биклавный, новые варианты многоалфавитной замены, «лямбда» и др.), продолжая активно использовать коды. Кодовые таблицы объемом до 1000-1200 словарных величин было принято называть словарными ключами и в зависимости от словаря конкретного кода - французскими, русскими, немецкими. Их применяли в Военном министерстве и МВД, в МИД и некоторых других гражданских ведомствах. Так, с помощью кодов, введенных в действие во второй половине 1860-х годов, вели секретную переписку Министерство финансов, Министерство путей сообщения, Министерство государственных имуществ, Государственный контроль, Государственная таможенная служба21.

В конце XIX в. в России были предприняты попытки создания аппаратов для автоматического шифрования телеграфных сообщений. Так, в 1879 г. главный механик Петербургского телеграфного округа И. Деревянкин предложил оригинальный прибор по шифрованию телеграмм, который он назвал «криптограф». Это устройство напоминало известный шифратор эпохи Возрождения - диск Альберти. Прибор представлял собой два диска, один из которых был подвижным. Применялись и другие примитивные шифровальные приборы, в основном реализующие многоалфавитную замену (линейки, диски и т. п.). В качестве примеров подобных приборов можно привести механический прибор «Скала», предназначенный для облегчения работы с шифром «лямбда», и разработанное в 1916 г. подпоручиком Попазовым шифровальное устройство, впоследствии названное «Прибор Вави». Устройство по своей идее было похоже на широко известный шифратор Джефферсона22.

Во второй половине XIX в. криптографическая служба России была вновь реорганизована. Она была создана (кроме МИД) еще в двух ведомствах - военном и внутренних дел (в департаменте полиции). Сфера использования криптографии существенно расширилась. Стали прибегать к шифрованию переписки жандармерия и гражданские ведомства. Иногда шифры употреблялись для совершенно особых миссий. Так, сенатор, тайный советник Тапильский, посланный Александром II из Петербурга в Москву к митрополиту Филарету с просьбой составить царский манифест 1861 г. об освобождении крестьян, имел личный шифр для почтовых отправлений. Деликатность миссии сенатора заключалась в том, что царь считал нежелательным разглашение факта поручения духовному лицу светского дела. Разрабатывались специальные агентурные шифры. Шифровались и несекретные документы (на так называемых клю-

чах специального назначения) с целью недопущения утечки информации к «третьим лицам» (журналистам и др.). Особые шифры разрабатывались для разведчиков и агентов.

Активно работали и российские криптоаналитики: как и в предыдущие годы, читалась практически вся шифропереписка иностранных представительств, при этом кроме аналитических активно использовались агентурные методы добычи криптографических секретов23.

В 1895 г., благодаря русскому ученому А.С. Попову, мир получил новый способ связи - радио. Оно практически сразу же стало применяться для обмена сообщениями в русской армии и на флоте. Во время русско-японской войны 1904-1905 гг. впервые в мире начали применять радиоразведку (наблюдение за радиосетями противника, перехват и дешифрование вражеских радиограмм) и радиоэлектронную борьбу (постановка помех с целью срыва радиосвязи противника). Приоритет в использовании этих новых видов боевых действий принадлежит российскому военно-морскому флоту. Фактически русские моряки начали войну в новом измерении - радиоэфире24. Во второй половине XIX - начале XX в. помимо государственных организаций в России криптографическую деятельность активно осуществляли различные подпольные организации, оппозиционные власти, такие как «Народная воля», РСДРП, БУНД (еврейская подпольная организация), эсеры, анархисты и т. д. При этом революционерами были организованы сети засекреченной связи, нередко насчитывающие несколько сотен корреспондентов. Шифропереписка велась не только внутри России, но и за ее пределами. Революционеры использовали различные шифры (Виженера, Гронсфельда, «гамбетовские», книжные, перестановки, стихотворные, по слову и т. д.). Также подпольщики активно использовали стеганографию (невидимые чернила на основе природных и специально синтезированных химических компонентов, сокрытие сообщений в переплетах книг и т. п.). В ответ правительство создало организации, боровшиеся с подпольной криптографией. Деятельность этих организаций оказалась достаточно эффективной. Она была окружена большой секретностью и находилась под непосредственным контролем высших должностных лиц государства (включая императора). Успехи в ней щедро поощрялись как материально, так и морально. В 1898 г. в Особом отделе Департамента полиции была создана дешифровальная служба МВД, которая добилась значительных успехов в криптоанализе шифропереписки революционеров25.

В результате Октябрьской революции 1917 г. страна оказалась расколота, криптографическую деятельность активно вели обе

стороны (красные и белые)26. После революции и окончания Гражданской войны советское правительство обратило внимание на развитие криптографии. В структуре ВЧК в 1921 г. был создан спецотдел, который стал заниматься как разработкой шифров для правительства, дипломатов и армии, так и дешифрованием сообщений иностранных государств и противников СССР (в частности, белой эмиграции). На этом поприще были достигнуты серьезные успехи, применялись как аналитические методы, так и оперативно-агентурные. В 1920 - 1930-х годах тайные операции по добыче иностранных криптографических секретов проводились советскими спецслужбами в разных регионах мира и принесли очень хорошие результаты27. Что касается защиты информации, то основным дипломатическим шифром в СССР примерно с 1927 г. стало кодирование с перешифровкой одноразовой гаммой. Известный ученый К. Шеннон впоследствии доказал, что такой шифр в принципе недешифруем28.

VI. Конец 1920-х годов - вторая половина 1950-х годов

Начало эпохи «машинного шифрования», советские криптографы сумели обеспечить секретность военных, государственных и дипломатических сообщений в ходе Великой Отечественной войны. Активный вклад наших криптоаналитиков в достижение Великой Победы.

Уже в годы Первой мировой войны появились первые предложения по полной автоматизации шифрования и расшифрования. Наступала эпоха машинных шифров. В межвоенный период на смену ручным шифрам стали приходить шифромашины (механические и электромеханические устройства для шифрования)29.

В СССР пионерами машинного шифрования стали специалисты, работавшие в области криптографической защиты речевого сигнала. Еще в 1920 г. русский ученый М.А. Бонч-Бруевич усовершенствовал временную перестановку, введя кадровую структуру преобразований, когда каждые N сегментов переставлялись по-своему. (Суть этого засекречивающего преобразования проста. Представим себе, что ваша речь записана на магнитную ленту. Эта лента разрезается на мелкие фрагменты, которые затем «склеиваются» по заранее заданному закону перестановки «отрезков». В этом склеенном виде информация поступает в канал телефонной связи. На приемном конце, зная правило перестановки, восстанавливается исходное сообщение.)

Первые разработки аппаратов секретного телефонирования в СССР относятся к 1927-1928 гг., когда в НИИС РККА были изго-

товлены для погранохраны и войск ОГПУ 6 аппаратов ГЭС (конструктор Н.Г. Суэтин)30. В 1930-х годах в области секретной телефонии вели работы 7 организаций: НИИ НКПиТ, НИИС РККА, завод им. Коминтерна, завод «Красная Заря», НИИ связи и телемеханики ВМФ, НИИ № 20 НКЭП, лаборатория НКВД. В 1931 г. была создана первая отдельная сеть междугородной высокочастотной связи (ВЧ-связь) с применением специальных средств защиты. В 1934 г. на заводе «Красная Заря» (Ленинград) начался крупносерийный выпуск трехканальной аппаратуры высокочастотного телефонирования СМТ-34, работающей в диапазоне 10,4-38,4 кГц и обеспечивающей удовлетворительное качество связи на расстоянии до 2000 км31. В 1935-1936 гг. на заводе «Красная Заря» было создано устройство автоматического засекречивания телефонных переговоров - инвертор ЕС (К.П. Егоров и Г.В. Старицын) и налажен его выпуск для каналов телефонной высокочастотной связи. Через год завод наладил выпуск шифратора ЕС-2 и его модификаций ЕС-2М, МЕС, МЕС-2А, МЕС-2АЖ, ПЖ-8М, к 1940 г. - выпустил 262 аппарата. Принцип работы новинки был достаточно прост: инверсия с одновременной подачей в канал связи мешающего тона с высоким тембром. Этими установками в 193 г. было оборудовано 9 междугородных правительственных линий связи, а на 1 апреля 1941 г. - 66 линий из имевшихся 134. Устройства типа «ЕС» успешно использовались для организации ВЧ-связи практически на всем протяжении Великой Отечественной войны и позднее. В лаборатории завода им. Коминтерна также до войны было разработано 4 типа аппаратов, в том числе СУ-1 с динамической инверсией и перестановкой двух полос спектра и система СЭТ-2 с динамической перестановкой 3-х полос спектра. Однако еще в 1940 г. констатировалось, что «разработанная по заказу НКВД заводом "Красная Заря" аппаратура для засекречивания телефонных разговоров обладает слабой стойкостью и не имеет кода»32. В 1939 г. В.А. Котельникову было поручено создание шифратора для засекречивания речевых сигналов с повышенной стойкостью. Заказчиком аппаратуры был отдел правительственной ВЧ-связи. В специальной лаборатории ЦНИИС была предложена система, основанная на квазислучайных (известных только получателю) перестановках временных (100 миллисекунд) отрезков и 2-частотных полос с инверсией речевого сигнала. Управление частотными и временными перестановками на передаче и приеме осуществлялось шифратором, генерировавшим 5 бит гаммы 10 раз в секунду. Разработка шифратора имела оборонное значение, и для ее завершения лаборатория во время войны была эвакуирована в Уфу, где ее сотрудники объединились с группой специалистов с завода «Красная Заря» из Ленинграда. Шифратор был создан к осени 1942 г.33

Во время Великой Отечественной войны разработанная под руководством В.А. Котельникова и испытанная еще в 1938 г., сложная засекречивающая аппаратура С-1 «Соболь» широко использовалась в действующей армии. Она применялась также для связи с Москвой нашей делегацией во время принятия капитуляции Германии в мае 1945 г. За создание аппаратуры засекречивания речи группе разработчиков и В.А. Котельникову в 1943 и 1946 гг. были присуждены Сталинские премии I степени. В лаборатории В.А. Котельникова проводились также исследования возможности создания аппаратуры засекречивания с использованием принципа полосного вокодера с выделением основного тона речи, открытого в 1939 г. американским инженером Г. Дадли. Работа была доведена до действующего макета, который был испытан и продемонстрировал возможность использования этого принципа для сжатия речевого сигнала. В ходе работы В.А. Котельников также предложил и опробовал принцип артикуляционного тестирования систем передачи речи. В 1941 г. он доказал, что можно создать математически недешифруемую систему засекречивания, если каждый знак сообщения будет засекречиваться выбираемым равновероятно знаком гаммы (совершенно стойкий, по К. Шеннону, шифр). Такая система должна быть цифровой, а преобразование аналогового сигнала в цифровую форму должно основываться на теореме отсчетов В.А. Котельникова. Такая аппаратура начала создаваться только после войны.

Аппаратура для шифрования текстовых сообщений появилась несколько позднее. В 1937 г. на ленинградском заводе № 209 им. А.А. Кулакова были произведены опытные экземпляры первого советского шифратора «В-4» (конструктор И.П. Волосок), реализующего шифр гаммирования34. В 1938 г. на заводе началось серийное производство данных шифраторов. В 1939 г. В.М. Шарыгиным была проведена модернизация шифратора «В-4», новая машина получила название «Изумруд» и стала производиться параллельно с «В-4» начиная с 1940 г.35 В том же 1937 г. на заводе № 209 под руководством В.Н. Рытова был создан макет дискового шифратора. В 1939 г. эта шифромашина под названием К-37 «Кристалл» была запущена в серийное производство. В 1940-1941 гг. она выпускалась в Ленинграде, а в 1942-1945 гг. - на заводе № 707 в Свердловске. Выпуск машины продолжался до 1946 г.36 К началу Великой Отечественной войны на вооружение шифрорганов СССР было принято более 150 комплектов К-37. Эта техника позволила в 5-6 раз повысить скорость обработки шифротелеграмм, при этом сохраняя стойкость передаваемых сообщений37. Во втором квартале 1939 г. на заводе № 209 были изготовлены опытные образцы аппаратуры засекречивания телеграфных сообщений «С-308» (для телеграфного аппа-

рата Бодо) и «С-309» (для отечественного телеграфного аппарата СТ-35). В третьем квартале 1939 г. начался серийный выпуск этой аппаратуры на заводе № 209, а в 1942-1945 гг. аппаратура производилась на заводе № 707 в Свердловске. В 1940 г. конструктором П.А. Судаковым был разработан военный буквопечатающий старт-стопный телеграфный аппарат со съемным шифрующим блоком «НТ-20». С января 1941 г. началось серийное производство данной аппаратуры на заводе № 209, а в 1942-1945 гг. эти шифромашины, как и другие упомянутые выше шифраторы, производились на заводе № 707 в Свердловске. Боевое крещение советские шифромаши-ны получили в 1939 г. - аппаратура «В-4» использовалась в районе боевых действий у реки Халхин-Гол38.

Советские дешифровальщики достигли значительных успехов во время военных конфликтов второй половины 1930-х годов. Так, во время гражданской войны в Испании на стороне республиканцев работали советские криптоаналитики39. В начале 1938 г. группа советских специалистов-дешифровальщиков была направлена в Китай. В течение следующих 19 месяцев советские криптоаналити-ки вскрыли 10 японских шифров, применявшихся армией и ВВС Японии в Китае. Советские специалисты вскрывали приблизительно 200 японских шифросообщений каждый месяц40. Успехов добились наши специалисты и во время событий на Халхин-Голе. Они поставляли нашему военному руководству важную информацию. Эта информация позволила изменить ход военных действий в нашу пользу.

Во время Великой Отечественной войны советские шифровальные службы обеспечили секретность наших сообщений, не позволили противнику получить сведения о наших замыслах и действиях, «советская шифровально-кодировочная аппаратура в военный период сыграла особую роль, поскольку именно ее использовали на важнейших направлениях скрытой связи. Именно она обеспечивала возможность оперативного закрытия важнейшей стратегической и оперативно-стратегической информации от противника»41.

Приведем еще одну цитату о роли советской шифртехники во Второй мировой войне: «Созданная в предвоенные годы отечественная шифровальная техника в процессе Великой Отечественной войны держала свой первый по-настоящему серьезный экзамен на зрелость. Огромные ресурсы были вложены в эту войну, длившуюся четыре долгих года, и вместе со страной криптографическая военная служба прошла столь же непростой путь от поражений в начале войны до решающей победоносной фазы, повернувшей врага вспять. Советская криптография, сумевшая скрыть от врага наши стратегические планы, но раскрывшая многие намерения врага, внесла в

Победу свой весомый вклад»42. Надо отметить, что ни одна советская шифромашина не была взломана противником, хорошей стойкостью отличалась и значительная часть наших ручных шифров.

Вот как оценивали работу советских шифровальщиков прославленные полководцы Великой Отечественной. Г.К. Жуков: «Хорошая работа шифровальщиков помогла выиграть не одно сражение»43, А.М. Василевский: «Ни одно донесение о готовящихся военно-стратегических операциях нашей армии не стало достоянием фашистских разведок»44.

Оценили надежность наших шифров и представители противника. Так, начальник штаба при ставке верховного главнокомандования немецких вооруженных сил генерал-полковник А. Йодль в своих показаниях на допросе 17 июня 1945 г. сообщил: «Основную массу разведданных о ходе войны - 90 процентов - составляли материалы радиоразведки и опросы военнопленных. Радиоразведка - как активный перехват, так и дешифрование - играла особую роль в самом начале войны, но и до последнего времени не теряла своего значения. Правда, нам никогда не удавалось перехватить и расшифровать радиограммы вашей (советской. - Д. Л.) ставки, штабов фронтов и армий. Радиоразведка, как и все прочие виды разведок, ограничивалась только тактической зоной»45. А вот что говорил на одном из совещаний А. Гитлер: «Эти проклятые русские шифровальные машины, мы никак не можем их расколоть!»46

Очень активно работали советские радиоразведчики и крипто-аналитики в ходе Великой Отечественной войны. Накануне войны наши дешифровальщики предупредили руководство страны о нападении Германии. В ходе войны советские дешифровальные службы предоставили политическому и военному руководству СССР большое количество важнейшей информации. Эта информация поступала во время всех важнейших сражений (битва за Москву, Сталинградская битва, сражение на Курской дуге и т. д.) и способствовала нашим победам. Советские криптоаналитики вскрывали и машинные шифры иностранных государств. В годы войны удалось дешифровать ряд немецких шифраторов (но не «Энигму»). Приведем оценку их работы, данную бывшим генеральным директором ФАПСИ генералом А.В. Старовойтовым: «Нам была доступна информация, циркулирующая в структурах Вермахта (почти вся!). Я полагаю, нашим маршалам была оказана существенная помощь в достижении перелома в ходе войны и, наконец, окончательной победы. Наши полевые центры дешифрования работали весьма успешно. Войну в эфире мы выиграли»47. А вот как оценивает деятельность советских специалистов в годы войны один из бывших руководителей советской радиоэлектронной разведки генерал-лей-

тенант П.С. Шмырев: «...Я часто вспоминаю Великую Отечественную войну. Помню себя и своих товарищей - радиоразведчиков 1941 года, когда мы мало знали и еще меньше умели. И вспоминаю их же и себя в 1943-1944 годах, когда радиооператоры знали по почерку чуть ли не всех немецких радистов, определяя по ним номера дивизий, корпусов, армий. Любая задача нашим радиоразведчикам была по плечу»48.

Приведем ряд примеров успешной работы советских дешифро-вальщиков. Большой вклад советские дешифровальщики внесли в победу под Москвой, «.уже в первые дни войны Б.А. Аронским (с помощью своих помощников и переводчиков) были дешифрованы кодированные донесения послов ряда союзных Германии стран в Японии. По поручению императора Японии послы докладывали своим правительствам о том, что Япония уверена в их скорой победе над Россией, но пока сосредоточивает свои силы на юге Тихого океана против США (а ведь эта война тогда еще даже не началась!). Аналогичные сведения были получены С.С. Толстым путем дешифрования переписки линий связи высших эшелонов власти Японии»49. Чуть позже эта информация была подтверждена в донесениях знаменитого разведчика Р. Зорге. Таким образом, руководство СССР убедилось, что Япония в ближайшее время не нападет на нашу страну, и пошло на переброску войск с Дальнего Востока и из Сибири. Именно эти соединения сыграли решающую роль в ходе победоносного наступления.

В предвоенные годы Сергей Семенович Толстой возглавлял японский отдел дешифровальной службы НКВД. Одним из самых крупных успехов накануне войны было дешифрование группой специалистов во главе с Толстым японских шифромашин, известных под названиями, данными им американцами, «оранжевая», «красная» и «пурпурная»50.

Накануне Курской битвы буквально за сутки до начала сражения наши криптоаналитики вскрыли шифрованный приказ Гитлера о наступлении. Перехватив радиограмму, связисты опознали почерк радиста ставки главнокомандующего противника, а по характеру передачи сделали вывод, что она содержит очень важный приказ. Дешифровальщики знали, что речь может идти о крупном наступлении, и предположили, что в конце документа находится подпись Адольфа Гитлера. С помощью атаки «открытый-шифрованный» текст криптограмма была раскрыта. Она подтвердила информацию из других источников, в том числе информацию из Великобритании и сообщения от нашего знаменитого разведчика Н. Кузнецова, назвавшего дату наступления немецких войск под Курском. Приказ Гитлера войскам гласил: «Этому наступлению

придается решающее значение. Оно должно завершиться быстрым и решающим успехом...»51.

Для проведения операции на флангах Курского выступа были сосредоточены 50 отборных дивизий, 10000 орудий, 2700 танков и свыше 2000 самолетов. В дешифрованном приказе указывалось, что наступление начнется утром. Не верить этой информации было нельзя. Поэтому в 2 часа 20 минут советские войска начали артиллерийскую контрподготовку, которая причинила немцам, сосредоточенным на исходных рубежах, значительные потери. В ходе грандиозного сражения враг был разгромлен, потеряв большое количество живой силы и техники. Так, например, из-за больших потерь ВВС, понесенных под Курском, Германия вынуждена была впредь полностью отказаться от действий своей авиации по объектам нашего глубокого тыла.

В качестве еще одного примера приведем результаты деятельности дешифровально-разведывательной службы (ДРС) Главного морского штаба в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. Весьма незначительная по численному составу, не превышающему 150 человек, ДРС ВМФ СССР показала удивительную результативность и эффективность, выдавая непрерывно достоверные разведывательные данные самого разнообразного содержания, в том числе и стратегического значения. Объектами разведки стали не только собственно морские силы Германии и ее союзников, но также и приморские группировки сухопутных войск, и в первую очередь авиации - главной ударной силы немцев в войне против СССР. Всего морскими дешифровальщиками было вскрыто более 300 кодов и шифров Германии, ее союзников и нейтральных государств и прочитано несколько сот тысяч телеграмм. Вот какую оценку их деятельности давал летом 1942 г. Верховный главнокомандующий И.В. Сталин: «Если бы не было дешифровальной службы Черноморского флота, я не знал бы обстановки на Юге»52. Имелись серьезные достижения во время войны и у армейских де-шифровальщиков и специалистов органов госбезопасности.

VII. Вторая половина 1950-х годов - 1989 г.

Со второй половины 1950-х годов при осуществлении криптографической деятельности в СССР начинают активно применяться электронно-вычислительные машины (ЭВМ), поступают новые образцы шифровальной техники различного назначения, созданы шифромашины нового поколения - электронные шифраторы с использованием интегральных микросхем53. Развивалась и укреп-

лялась отечественная радиоэлектронная разведка, «она в 50-е -первой половине 80-х годов прошлого столетия организационно и технически превратилась из фронтовой в стратегическую»54. Криптографическая деятельность в этот период является исключительной прерогативой государства.

VIII. 1989 г. - по настоящее время

В 1989 г. впервые в СССР открыто опубликован криптографический алгоритм - государственный стандарт ГОСТ 28147-89. В 1994 г. принимаются еще два криптографических стандарта -алгоритм цифровой подписи ГОСТ Р 34.10-94 (в 2001 г. вместо него появляется новый алгоритм цифровой подписи ГОСТ Р 34.10-2001) и хэш-функция ГОСТ Р 34.11-94. Криптографическая деятельность перестает быть монополией государства, с начала 1990-х годов на территории России ее начинают осуществлять коммерческие структуры, финансовые организации и частные лица. Появляются частные фирмы - производители шифровального оборудования, других средств защиты информации, а также специализирующиеся на оказании услуг в области защиты информации. Для регламентации осуществления криптографической деятельности, а также введения определенных ограничений на отдельные ее виды для негосударственных организаций принимается ряд законодательных и других нормативных актов (в качестве примера можно привести Закон РФ «Об информации, информатизации и защите информации»). Нормативно-правовая база в области защиты информации продолжает совершенствоваться и в настоящее время.

Примечания

1 Ларин Д.А. Защита информации в Древней Руси // Вестник РГГУ. Серия

«Информатика. Защита информации. Математика». № 12 (10). М.: РГГУ, 2010. С. 13-35.

2 Соболева Т.А. История шифровального дела в России. М.: ОЛМА-ПРЕСС-

Образование, 2002. С. 43.

3 Там же. С. 44.

4 Астрахан В.И., Гусев В.В., Павлов В.В., Чернявский Б.Г. Становление и развитие

правительственной связи в России. Орел: ВИПС, 1996. С. 14.

5 Очерки истории внешней разведки: В 5 т. / Под ред. Е.М. Примакова и С.Н. Лебедева.

М.: Международные отношения, 1999. Т. 1. С. 37 (далее - Очерки).

6 Бабаш А.В., Шанкин Г.П. История криптографии. Ч. I. М.: Гелиос, 2002. С. 208.

7 Очерки. Т. 1. С. 34.

8 Там же. С. 61.

9 Астрахан В.И., Гусев В.В., Павлов В.В., Чернявский Б.Г. Указ. соч. С. 14.

10 Там же. С. 16.

11 Там же.

12 Там же. С. 15-16.

13 Напомним, что криптоанализ - наука о дешифровании шифров, он применяется к «чужим» шифрам для получения информации и к собственным для оценки их стойкости и, соответственно, возможности использования для защиты своих секретов.

14 Соболева Т.А. Указ. соч. С. 73.

15 Бабаш А.В., Шанкин Г.П. Указ. соч. С. 215.

16 Астрахан В.И., Гусев В.В., Павлов В.В., Чернявский Б.Г. Указ. соч. С. 18-19.

17 Там же. С. 20.

18 Подробнее о работе российских криптографов в эпоху наполеоновских войн можно прочитать в статье: Ларин Д. А. Защита информации в эпоху Наполеона // Вестник РГГУ. 2009. № 10. М.: РГГУ, 2009. С. 10-32.

19 П.Л. Шиллинг (1786-1837) в течение ряда лет возглавлял цифирную экспедицию (шифровальную службу) МИД Российской империи. Он является изобретателем оригинального биграммного шифра, который более 80 лет использовался для защиты российских государственных секретов.

20 Подробнее с развитием конфиденциальной связи в России во второй половине XIX - начале XX в. читатель может ознакомиться в статьях: Гольев Ю.И., Ларин Д.А., Тришин А.Е., Шанкин Г.П. Научно-технический прогресс и криптографическая деятельность в России XIX века // Защита информации. INSIDE. 2005. № 2. С. 67-75; Гольев Ю.И., Ларин Д.А., Тришин А.Е., Шанкин Г.П. Начало войны в эфире // Там же. № 3. С. 89-96.

21 Описание российских шифров этого времени можно, в частности, найти в статье: Бабаш А.В., Гольев Ю.И., Ларин Д.А., Шанкин Г.П. Криптографические идеи XIX века. Русская криптография // Защита информации. Конфидент. 2004. № 3. С. 90-96.

22 Описание этого устройства можно найти в статье: Бабаш А.В., Гольев Ю.И., Ларин Д.А., Шанкин Г.П. Криптографические идеи XIX века // Защита информации. Конфидент. 2004. № 1. С. 88-95; 2004. № 2. С. 92-96.

23 Подробнее об этом см.: Гольев Ю.И., Ларин Д.А., Тришин А.Е., Шанкин Г.П. Криптография: страницы истории тайных операций. М.: Гелиос АРВ, 2008.

24 Гольев Ю.И., Ларин Д.А., Тришин А.Е., Шанкин Г.П. Начало войны в эфире // Защита информации. INSIDE. 2005. № 3. С. 89-96.

25 Подробнее о криптографической деятельности революционеров в России можно прочитать в цикле статей: Бабаш А.В., Гольев Ю.И., Ларин Д.А., Шанкин Г.П. Шифры революционного подполья России XIX века // Защита информации. Конфидент. 2004. № 4. С. 82-87; Гольев Ю.И., ЛаринД.А., ТришинА.Е., Шанкин Г.П. Криптографическая деятельность революционеров в 20-х - 70-х годах XIX века

29

в России: успехи и неудачи // Защита информации. INSIDE. 2005. № 5. С. 90-96; Гольев Ю.И., Ларин Д.А., Шанкин Г.П. Криптографическая дея-тельность организаций «Земля и Воля» и «Народная Воля» в России в 1876-1881 годах // Там же. № 6. С. 80-87; Они же. Криптографическая деятельность революционеров в России. 1881-1887 годы: агония «Народной Воли» // Там же. 2006. № 2. С. 88-96; Они же. Криптографическая деятельность революционеров в России в 90-е годы XIX века // Там же. № 4. С. 84-91; Они же. Криптографическая деятельность революционеров в России. Полиция против революционеров // Там же. 2008. № 2. С. 86-96; Они же. Криптографическая деятельность революционеров в России на рубеже веков (1898-1900 годы) // Там же. № 4. С. 89-96.

26 Более подробную информацию о событиях, связанных с криптографической деятельностью во время Гражданской войны в России, можно получить из статьи: Ларин Д.А. Криптографическая служба в годы Гражданской войны в России // Проблемы отечественной истории: Сб. науч. статей. Вып. 11. М.: Изд-во РАГС, 2009. С. 73-96.

27 См.: Гольев Ю.И., Ларин Д.А., Тришин А.Е., Шанкин Г.П. Криптография: страницы истории...

28 Соболева Т.А. Указ. соч. Бабаш А.В., Гольев Ю.И., Ларин Д.А., Шанкин Г.П. О развитии криптографии в XIX веке // Защита информации. Конфидент. 2003. № 5. С. 90-96. См.: АстраханВ.И., ПавловВ.В., ЧернегаВ.Г., ЧернявскийБ.Г. Правительственная электросвязь в истории России. Часть I (1917-1945). М.: Наука, 2001. См.: Технические средства безопасности. [Элекронный ресурс] // Сайт Свир-ского Ю.К. [М., 2010]. URL: http://uks.dol.ru (дата обращения: 20.12.2010). См.: Астрахан В.И., Кириллычев А.Н. У истоков секретной телефонии [Элекронный ресурс] // Энциклопедия ламповой радиоаппаратуры, выпуск № 162. [Москва-Донецк, 2002]. URL: http://amradio.ru/issues/issue162. htm#ogl (дата обращения: 20.12.2010).

См.: Быховский М. Пионеры информационного века. История развития теории связи. М.: Техносфера, 2006.

Дадуков Н.С., Репин Г.А., Скачков М.М., Филин Ю.П. Советская шифровальная техника. Ленинградский период: 1935-1941. Ч. 2: Пролог // Защита информации. INSIDE. 2006. № 2. С. 83-87.

Дадуков Н.С., Репин Г.А., Скачков М.М., Филин Ю.П. Советская шифровальная техника. Ленинградский период: 1935-1941. Ч. 3: Комбинат техники особой секретности // Защита информации. INSIDE. 2006. № 3. С. 93-96. Дадуков Н.С., Репин Г.А., Скачков М.М., Филин Ю.П. Советская шифровальная техника. Ленинградский период: 1935-1941. Ч. 4: Расширение номенклатуры шифровальной техники // Защита информации. INSIDE. 2006. № 4. С. 92-96. Андреев А. Именно у нас в городе тайное становилось явным // Гривна. № 48 (412). Херсон: Херсонская городская типография, 2002. С. 28. Дадуков Н.С., Репин Г.А., Скачков М.М., Филин Ю.П. Советская шифровальная техника. Ленинградский период: 1935-1941. Ч. 4. С. 92-96.

39 Подробнее об этом можно прочитать в статье: Ларин Д.А., Шанкин Г.П. Криптографическая деятельность во время гражданской войны в Испании //

Защита информации. INSIDE. 2008. № 1. С. 62-64.

40 Соболева Т.А. Указ. соч. С. 448-449.

41 Дадуков Н.С., Репин Г.А., Скачков М.М., Филин Ю.П. Советская шифровальная техника. Ленинградский период: 1935-1941. Ч. 5: Накануне // Защита информации. INSIDE. 2006. № 5. С. 76.

42 Дадуков Н.С., Репин Г.А., Скачков М.М., Филин Ю.П. Советская шифровальная техника. Ленинградский период: 1935-1941. Ч. 6: Первый экзамен выдержан! // Защита информации. INSIDE. 2006. № 6. С. 86.

43 См.: Жуков Г.К. Воспоминания и размышления. М.: АПН, 1971.

44 См.: Василевский А. Дело всей жизни. М.: Политиздат, 1978. С. 203.

45 Йодль А. «Война с Россией - это такая война, где знаешь как начать, но не знаешь чем она кончится» // Сигары Шееле для «Барона Дризена». М.: Издательский дом Гелеос, 2001. С. 89-106.

46 Дадуков Н.С., Репин Г.А., Скачков М.М., Филин Ю.П. Советская шифровальная техника. Ленинградский период: 1935-1941. Ч. 6. С. 86.

47 Кузьмин Л.А. Не забывать своих героев // Защита информации. Конфидент. 1998. № 1. С. 83-85.

48 Бурнусов И. Мэтр радиоэлектронной разведки // Независимое военное обозрение. 2009. № 35. С. 15.

49 См.: Кузьмин Л.А. Указ. соч.

50 Там же.

51 См.: Жельников В. Криптография от папируса до компьютера. М.: ABF, 1996. Куличенко В. Русские против «Энигмы» // Независимое военное обозрение. 2004. № 40. С. 7.

Некоторую информацию о советской шифротехнике этого периода можно получить из книги: Астрахан В.И., Гусев В.В., Павлов В.В., Чернявский Б.Г. Становление и развитие правительственной связи в России. Орел: ВИПС, 1996, а также из статей: Дадуков Н.С., Репин Г.А., Скачков М.М., Филин Ю.П. Советская шифровальная техника. Ленинградский период: 1935-1941. Ч. 1: Истоки // Защита информации. INSIDE. 2006. № 1. С. 91-96; Кузьмин Л.А. ГУСС - этап в развитии советской криптографии // Защита информации. Конфидент. 1998. № 4. С. 89-94. Бурнусов И. Указ. соч.

52