Научная статья на тему 'Естественнонаучный этап развития русского космизма'

Естественнонаучный этап развития русского космизма Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
893
116
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
КОСМИЧЕСКОЕ ЕСТЕСТВОЗНАНИЕ / СЕРЕБРЯНЫЙ ВЕК / ГЕЛИОБИОСФЕРНЫЕ СВЯЗИ / ИСТОРИОМЕТРИЯ

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Ягодинский В. Н.

Серебряный век русской культуры, науки и философии. Вклад А.Л. Чижевского в развитие космического естествознания; основные этапы выполнения им естественнонаучной программы.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Естественнонаучный этап развития русского космизма»

в.н.ягодинский,

Международный институт космотворчества АЛ.Чижевского, Москва

ЕСТЕСТВЕННОНАУЧНЫЙ ЭТАП РАЗВИТИЯ РУССКОГО КОСМИЗМА

Приобщение образованной части европейского общества к идеям космического влияния на земные дела началось со знаменитой работы Вильяма Гершеля, обнаружившего в начале XIX века, что цены на зерно на мировом рынке колеблются с изменениями солнечной активности. А отсюда недалеко было и до признания цикличности социальных процессов, в том числе экономических кризисов, 10-летнюю периодичность которых отмечал еще Карл Маркс.

В России с середины XIX века вызревает уникальное космическое направление религиозно-философской и даже в определенной мере научной мысли. Во всяком случае, совершенно определенно проявляются попытки создать новую философию и науку познания, в которой ведущую роль играют природные, а шире — космические судьбы. Одним из первых русских космис-тов, по мнению С.Г.Семеновой и А.Г.Гачевой, был Владимир Федорович Одоевский (1803—1869). В романе-утопии «4338 год» [1] говорилось о химическом синтезе пищи, искусственном климате, полетах аэростатов и освоении Луны.

Все это, однако, представляло лишь некие размышления на космическую тематику без практического их применения.

Среди немногих исключений нужно назвать сподвижника Петра I — Якова Брюса, математика и астронома, артиллериста и архитектора, географа и ботаника. Обширный научный кругозор Брюса позволил ему создать особый астрологический календарь, предвосхитивший современную биодинамическую систему в сельском хозяйстве и около 200 лет служивший настольной книгой русского земледельца. Календарь был рассчитан на 100 лет, в XIX веке был продолжен до 2000 года. Он содержал массу полезных сведений, и среди них «предзнаменование действ на каждый

день по течению Луны в Зодии» [2]. Это был отличный справочник по лунно-солнечным циклам, которого нам, выбившимся из естественных ритмов природы, так не хватает!

Предсказательная часть календаря касалась экономических и политических сведений и менялась от издания к изданию. Так, харьковский его выпуск захватывает и актуальное для нас время — с 1800 до 2000 года, включая прогнозы погоды, войн, перемен царствования, состояния экономики и пр. Этот раздел составлен по 28-летним планетным циклам — основным и дополнительным.

Но, как отмечает Ф.К.Величко, в политических и иных прогнозах истории астролог не может выйти за рамки современных представлений, в частности Брюсов календарь не смог предвидеть революцию 1917 года (хотя и упомянута кровопролитная война), а тем более переворот 1991 года в России.

Мы обращаем внимание на этот раритет петровских времен потому, что он является предтечей последующих научных изысканий влияния конкретных космических тел на наше земное существование. Речь идет, как мы видели, о Луне, планетах Солнечной системы и, конечно, о самом Светиле, издревле обожествляемом почти всеми народами Земли — египтянами и индусами, китайцами и аборигенами Африки и Америки. Русские, например, имели целый набор ритуалов и празднеств во славу Солнца. Достаточно вспомнить только масленицу с ее блинами — символом солнечного диска.

Поэтому исторически первым направлением мирового и русского космизма был поиск связи земных, биосферных и социальных явлений с процессами во Вселенной, главным образом на Солнце.

Если говорить об истоках другого направления космизма, назовем его «техническим», то принято считать его началом май 1903 года, когда в журнале «Научное обозрение» была опубликована статья К.Э.Циолковского об исследовании мировых пространств реактивными приборами. Это был тот корень древа русского космизма, который привел к сегодняшнему интенсивному освоению Космоса — вплоть до разведки жизни на других планетах. Здесь уместно вспомнить научно-фантастические романы о полетах на соседние планеты и развитии внеземных цивилизаций: «Красная звезда» (1908) и «Инженер Мэнни» (1913). В них предсказывались полеты на ракетах с атомным двигателем и

кибернетическим оборудованием, а их автором был второй человек в партии большевиков А.А.Богданов-Малиновский, врач-психиатр по образованию и философ по призванию. Он, безусловно, был знаком с «Общим делом» нашего мыслителя Н.Ф.Федорова и уже в те годы готовился к воплощению в жизнь его идеи бессмертия человека. Для этого в середине 20-х годов XX века А.А.Богданов организовал у нас первый в мире институт переливания крови, на базе которого и начал свои эксперименты по поискам путей продления жизни. Он погиб, проводя на себе опыты по объемному переливанию (замене) крови в 1928 году. Теперь его имя носит Институт переливания крови в Москве. Так осуществляется связь времен и идей в истории русского космизма.

Мы не знаем, как бы развивались идеи космического влияния на биосферу, если бы судьба не свела гимназиста Сашу Чижевского с пожилым калужским учителем К.Э.Циолковским. Вероятно, именно это впоследствии помогло Чижевскому наметить научный план своих дальнейших поисков солнечно-биологических связей и ритмов. Возможный ход его рассуждений мог быть таким: если космические агенты оказывают влияние на биосферу, то для изучения этого процесса необходимо, очевидно, иметь исследуемый массив данных, располагать индексами солнечной активности и владеть надлежащим инструментом для анализа. На начальном этапе исследований важно появление лидера, обладающего нужным сочетанием знаний и некоторыми личностными характеристиками — широтой кругозора и эрудицией, даром пропагандиста и т.п. А.Л.Чижевский — признанный зачинатель гелиобиологичес-ких исследований, несомненно, обладал всеми этими качествами. У него были предшественники, но он был первый, кто сформировал целостную программу исследований и проводил ее в жизнь.

Если переходный научный этап «технологического» космизма начался со знаменитой работы Циолковского «Ракета в космическое пространство» (1903), переизданной для защиты русского приоритета по инициативе и с предисловием Чижевского в 1924 году [3], то Чижевский стал пионером космического естествознания, опубликовав одновременно свою книгу «Физические факторы исторического процесса» [4], ошеломившую научную общественность и вызвавшую бурю гнева и насмешек обывателей.

Выбор молодым исследователем необычной темы для своей работы не был случайным. В начале XX века в России существо-

вала особо благоприятная культурная атмосфера, стимулировавшая такие исследования. В тогдашнем образованном обществе уже получило распространение мироощущение сопричастности земных явлений космосу, которое сейчас называют «русским космизмом». Эта идея «носилась в воздухе». Воздействие ее на миросозерцание молодого ученого тем более вероятно, что он общался со многими людьми, принимавшими творческое участие в выработке такого идейного течения. Как известно, он дружил с К.Э.Циолковским, контактировал с В.Я.Брюсовым (его известное «космическое» стихотворение «Хвала человеку» опубликовано в 1908 г.) и М.А.Волошиным (автором венка сонетов «Lunaria», 1913). Будучи причастен к изобразительному искусству, он мог слышать об успехе выставки работ М.К.Чюр-лёниса, проходившей в Петербурге в 1906 году, мог видеть известное полотно Л.С.Бакста «Античный ужас» (1908), посвященное космической катастрофе. Возможно, он был читателем космической фантастики А.А.Богданова-Малиновского. В это время была уже написана и четвертая соната А.Н.Скрябина «Полет к далекой звезде». Какие-то импульсы своим работам молодой Чижевский мог получить и от знаменитого шлиссельбуржца Н.А.Морозова. В общем, старт гелиобиологических исследований совсем не случайно совпал во времени с формированием творческого облика А.Л.Чижевского.

Неизвестно, знал ли молодой ученый о занятиях социальной ритмикой В.П.Хлебникова, проводившего свои изыскания о «законах времени» с 1905 года. В работе Чижевского «Физические факторы исторического процесса», которая была подготовлена к печати в 1922 году, имеются ссылки на идейных предшественников автора. В тексте упоминается М.А.Боголепов, профессор МГУ, автор книги «Колебания климата и историческая жизнь» [5], в которой исторические явления ставятся в связь с периодическими изменениями природных условий. Встречается имя В.М.Бехтерева, который в понятие «внешняя среда» (влияние на психику и поведение) включает космические факторы. Имеется ссылка на Д.О.Святского. В одной из заметок этого автора можно прочесть: «...возьмите кривую солнечной деятельности за последнее столетие, начиная хотя бы с Великой французской революции 1789 г.; и вы, к удивлению своему, увидите, что все большие революции до нашей последней включительно совпали с мак-

симумом солнечной деятельности <...> Нельзя, конечно, утверждать, что революции вызываются солнечными пятнами. Революции являются следствиями экономических и политических причин, но нет ничего странного в том, что распределением революций во времени, степенью их напряженности и продолжительностью управляет космический фактор...» [6, с. 19].

Д.О.Святский (1881—1940), сотрудничавший с Н.А.Морозовым и переписывавшийся с В.И.Вернадским, неоднократно встречался и с А.Л.Чижевским. Как замечают Б.М.Владимирский и Н.А.Темурьянц [6], идея связи циклов истории и солнечной активности не представлялась в те времена странной и экзотичной — так думали многие. А.Л.Чижевскому осталась, видимо, неизвестной брошюра этнографа и беллетриста В.И.Анучина «Солнечный закон» [7], в которой излагались те же самые мысли и тот же самый результат — совпадение социальных кризисов и максимумов солнечной активности (автор брошюры сообщал, что начал заниматься этими вопросами с 1913 г.). А может быть, юный Чижевский попал на одно из выступлений неутомимого пропагандиста идей космизма, первого отечественного врача-рентгенолога и одновременно деятеля художественного авангарда Н.И.Кульбина (одна из лекций 1913 г. называлась «Хроника Солнца и геологии в связи с историей человека»)?

В первой четверти XX века принято выделять Серебряный век русской культуры (литературы, поэзии, живописи, архитектуры и т.п.). Тогда же наблюдалось, как видим, и скопление звезд первой величины в науке и философии: И.П.Павлов и Н.И.Вавилов, К.Э.Циолковский и В.И.Вернадский, Питирим Сорокин и Н.Д.Кондратьев, А.А.Богданов и Н.А.Бердяев и ряд других научных деятелей. Они осуществили прорыв в ряде отраслей знания, заложили краеугольные камни научного здания, достраивать которое предстоит нашим современникам и в третьем тысячелетии.

А.Л.Чижевский принадлежал к числу главных действующих лиц такого интеллектуального взрыва. Именно с него началось научное изучение проблемы солнечно-биосферных связей и ритмов. Именно он впервые обобщил, систематизировал труды литературных и цифровых источников, а затем проанализировал их статистические данные математическими методами.

Вот основные этапы выполнения этой естественнонаучной программы.

1. Было определено состояние изученности проблемы «Солнце — биосфера» по литературным данным и выявлены основные направления необходимых исследований. Выражаясь современными терминами, проведено предпроектное обследование системы гелиобиологических связей. А это значит, что уже тогда Чижевский мыслил системно и диалектично с учетом всех возможных взаимосвязей биосферы.

2. В соответствии с поставленными задачами собрана необходимая информация, банк данных о развитии земных процессов в сопоставлении со статистикой хода солнечной активности — самого важного и практически единственного в то время источника сведений о динамике Космоса.

3. Для обработки статистических материалов Чижевский впервые в практике гелиобиологии привлек математические методы и показал реальность корреляции солнечно-биологических связей и ритмов. Как говорили классики, наука лишь тогда достигает совершенства, когда использует математику.

4. Чижевский не ограничился лишь статистическими сопоставлениями, но и провел ряд экспериментов по изучению механизмов солнечного влияния на живые системы, в частности на микроорганизмы, животных и человека.

5. Впервые в науке Чижевский начал моделирование сложнейшей системы гелиобиосферных связей. Он пришел к выводу, что во всей этой огромной системе необходимо выбрать наиболее представительное звено, которое бы отражало все составляющие биосферы как по объектам наблюдений, так и по наличию соответствующей документации об их динамике.

Гениальным прозрением ученого стало избрание в качестве такой модели биосферы эпидемического процесса. Не будучи эпидемиологом, Чижевский глубоко изучил существо эпидемиологических явлений, и его основные выводы в этой области справедливы и сегодня.

6. Точно так же Александр Леонидович освоил специфику психологических и даже психиатрических популяционных исследований и фактически пришел к созданию основ социальной психофизики. Показателем компетенции его в этой области являются многочисленные публикации, представленные не только в «Русско-немецком медицинском журнале», но и в современных изданиях, где психосоциальные идеи и положения Чижевского

звучат вполне актуально. Достаточно сослаться, например, на обширную работу по гелиопсихологии масс в книге «Космический пульс жизни», написанной в 30-х годах XX века [8]. Ученый посягнул на святая святых религии и ортодоксальной философии, психологи, психиатрии, политики с ее манипулированием сознанием масс, выдвинув КОНЦЕПЦИЮ ИСТОРИОМЕТРИИ, ключевым звеном которой была связь исторических событий с космосом через изменения психического состояния людей.

Следует сказать и о новых публикациях архивных документов о разработке Чижевским проблемы передачи мыслей на расстояние, при этом полученные им выводы согласуются с известными высказываниями Николая Константиновича Рериха на этот счет.

В заключение необходимо указать на важную роль супругов Н.К. и Е.И. Рерих, готовивших переход человечества к восприятию космического сознания и утверждавших общее мировоззрение по проблеме связи биосферы и социума с космическими пертурбациями. Морально-этическую доктрину таких связей в сфере психической деятельности человечества представило именно Учение Живой Этики. Они также стремились найти практическое приложение этой философской системы, что выражалось не только в пропаганде нравственности, но и в прогнозах. Так, Е.И.Рерих неоднократно с 1934 года предупреждала о грядущих в конце XX века катаклизмах, что и подтвердилось реальным ходом истории, в частности развалом советской империи в 1991 году.

Литература

1. Одоевский В.Ф. 4338 год. Петербургские письма. М., 1926.

2. Цит. по: Величко Ф.К. Яков Брюс и его календарь // Гермес. М., 1992.

3. Циолковский К.Э. Ракета в космическое пространство / Гений среди людей. М.: Мысль, 2002.

4. Чижевский А.Л.Физические факторы исторического процесса. Калуга, 1924.

5. Боголепов М.А. Колебания климата и историческая жизнь. М., 1912.

6. Цит. по: Владимирский Б.М., Темурьянц Н.А. Влияние солнечной активности на биосферу — ноосферу. М.: МНЭПУ, 2000.

7. Анучин В.И.Солнечный закон. Томск, 1918.

8. Чижевский А.Л. Космический пульс жизни. Земля в объятиях Солнца. Гелиотараксия. М.: Мысль, 1995.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.