Научная статья на тему 'Эпидемические варианты неполиомиелитных энтеровирусов в России'

Эпидемические варианты неполиомиелитных энтеровирусов в России Текст научной статьи по специальности «Ветеринарные науки»

CC BY
345
61
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Журнал
Медицинский альманах
ВАК
Область наук
Ключевые слова
ЭНТЕРОВИРУСЫ / СЕРОЗНЫЙ МЕНИНГИТ / ASEPTIC MENINGITIS / ЭНТЕРОВИРУСНАЯ ЭКЗАНТЕМА / ВИРУС ЕСНО30 / VIRUS ECHO30 / ЭНТЕРОВИРУС 71 / ENTEROVIRUS 71 / ENTEROVIRUS / HAND FOOT AND MOUTH DISEASE

Аннотация научной статьи по ветеринарным наукам, автор научной работы — Голицына Людмила Николаевна, Зверев Владимир Владимирович, Парфенова Ольга Владимировна, Новикова Надежда Алексеевна

Пейзаж неполиомиелитных энтеровирусов, циркулировавших среди населения Россиив 2007-2014 гг., был представлен 44 типами. Самые высокие показатели спорадической и вспышечной заболеваемости серозным менингитом были отмечены в периоды, когда активизировалась циркуляции вируса ЕСНО30. Варианты вирусов ЕСНО30 и ЭВ71,определившие многократное повышение заболеваемостиэнтеровирусной инфекциейна значительной территории РФ в 2013 г., имели близкое генетическое родство с современными китайскими штаммами и были занесены на территорию РФ несколькими годами ранее.В 2014 г. доминировал вирус Коксаки А6, циркуляция которого была отмечена на территории 17-ти субъектов РФ.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по ветеринарным наукам , автор научной работы — Голицына Людмила Николаевна, Зверев Владимир Владимирович, Парфенова Ольга Владимировна, Новикова Надежда Алексеевна

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Epidemic variants of non-poliomyelitic enteroviruses in Russia

Landscape non-polio enteroviruses circulating among the population of Russia in 2007-2014 years, was presented 44 types. The highest rates of sporadic cases and outbreaks incidence of aseptic meningitis were reported in the periods when the virus ECHO30 circulation intensified. Variants of viruses ECHO30 and EV71, which determined a significant increase in the incidence of enterovirus infection on the vast territories of the Russian Federation in 2013, had a close genetic relationship with modern Chinese strains and were brought to Russia a few years earlier. In 2014, was dominated by Coxsackievirus A6, the circulation of which was marked on the territory of the 17 subjects of the Russian Federation.

Текст научной работы на тему «Эпидемические варианты неполиомиелитных энтеровирусов в России»

NK

МЕДИЦИНСКИЙ

АЛЬМАНАХ

УДК 616.98-036.22(47+57)

ЭПИДЕМИЧЕСКИЕ ВАРИАНТЫ НЕПОЛИОМИЕЛИТНЫХ ЭНТЕРОВИРУСОВ В РОССИИ

Л.Н. Голицына, В.В. Зверев, О.В. Парфенова, Н.А. Новикова,

ФБУН «Нижегородский научно-исследовательский институт эпидемиологии и микробиологии им. акад. И.Н. Блохиной»

Голицына Людмила Николаевна - e-mail: mevirfc@rambler.ru

Пейзаж неполиомиелитных энтеровирусов, циркулировавших среди населения России в 20072014 гг., был представлен 44 типами. Самые высокие показатели спорадической и вспышечной заболеваемости серозным менингитом были отмечены в периоды, когда активизировалась циркуляция вируса ЕСН030. Варианты вирусов ЕСН030 и ЭВ71, определившие многократное повышение заболеваемости энтеровирусной инфекцией на значительной территории РФ в 2013 г., имели близкое генетическое родство с современными китайскими штаммами и были занесены на территорию РФ несколькими годами ранее. В 2014 г. доминировал вирус Коксаки А6, циркуляция которого была отмечена на территории 17 субъектов РФ.

Ключевые слова: энтеровирусы, серозный менингит, энтеровирусная экзантема,

вирус ЕСН030, энтеровирус 71.

Landscape non-polio enteroviruses circulating among the population of Russia in 2007-2014 years, was presented 44 types. The highest rates of sporadic cases and outbreaks incidence of aseptic meningitis were reported in the periods when the virus ECH030 circulation intensified. Variants of viruses ECH030 and EV71, which determined a significant increase in the incidence of enterovirus infection on the vast territories of the Russian Federation in 2013, had a close genetic relationship with modern Chinese strains and were brought to Russia a few years earlier. In 2014, was dominated by Coxsackievirus A6, the circulation of which was marked on the territory of the 17 subjects of the Russian Federation.

Key words: enterovirus, aseptic meningitis, hand foot and mouth disease,

virus ECH030, enterovirus 71.

Энтеровирусы (ЭВ) (род Enterovirus, сем. Picornaviridae) относятся к числу самых распространенных возбудителей инфекционных заболеваний человека. К настоящему времени охарактеризовано более 100 типов неполиомиелитных энтеровирусов человека (НПЭВ), которые входят в состав четырех видов (Энтеровирус А, В, С и D) [1].

Актуальность мониторинга энтеровирусной инфекции (ЭВИ) и изучение молекулярно-генетических свойств энтеровирусов определяются значимостью ЭВИ в инфекционной патологии человека (широким распространением, полиморфизмом клинических проявлений, возможностью осложнения заболевания, риском формирования высоковирулентных вариантов ЭВ, обладающих эпидемическим потенциалом).

Энтеровирусы являются основными возбудителями серозного менингита. Наибольшее количество эпидемических подъемов и вспышек энтеровирусного менингита, случившихся в мире за последнее десятилетие, было связано с вирусом ЕСНОЗО [2-4]. В странах Азиатско-Тихоокеанского региона постоянно регистрируются подъемы заболеваемости энтеровирусной экзантемой полости рта и конечностей (ящуроподобный синдром, HFMD). Одним из наиболее частых возбудителей этого заболевания является ЭВ71, который в настоящее время считается самым нейровирулентным среди неполиомиелитных ЭВ [5-8].

В России в официальную статистику регистрации инфекционной заболеваемости ЭВИ введена в 2006 г. За истекший период подъем заболеваемости энтеровирус-ным менингитом наблюдался дважды: в 2008-2009 и

2013 гг.; при этом в 2013 г. увеличение заболеваемости, как серозным менингитом (СМ), так и ЭВИ в целом,было многократным, а в эпидемический процесс было вовлечено большинство субъектов РФ; в июне 2013 г. в Ростове-на-Дону произошла первая в России вспышка ЭВ71-инфекции [9].

Цель работы: анализ пейзажа НПЭВ, циркулировавших среди населения России в 2007-2014 гг., и характеристика вариантов, обусловивших эпидемические подъемы заболеваемости ЭВИ.

Материал и методы

В нашем исследовании проводились типирование, изучение генетического разнообразия и анализ филогенетических взаимосвязей энтеровирусов, выявленных в образцах биоматериала от 4800 больных с различными клиническими проявлениями ЭВИ, собранных в различных регионах России при спорадической и групповой заболеваемости ЭВИ, в пробах 355 ООС в 2007-2014 гг. в рамках работы референс-центра по мониторингу ЭВИ. Работа проводилась при тесном взаимодействии с управлениями Роспотребнад-зора и центрами гигиены и эпидемиологи (ЦГиЭ) в субъектах РФ, Дальневосточным научно-методическим центром по изучению ЭВИ (Хабаровск), НИИ эпидемиологии и микробиологии имени Пастера (Санкт-Петербург).

Определение типа энтеровирусов проводили методом частичного секвенирования области VP1 генома [10].

Полные последовательности гена VP1 получали комплексным методом, предложенным M.S. Oberste с соавт. [11].

Выравнивание нуклеотидных последовательностей и определение p-дистанций осуществляли с использованием

▲1

программного обеспечения MEGA 5.0 [12]. Построение дендро-грамм и анализ филогенетических взаимоотношений были выполнены с использованием пакета программ Beastv1.8.1 [13].

Результаты и их обсуждение

Неполиомиелитные энтеровирусы были типированы в 2220 случаях. Идентифицировано 44 типа неполиомие-литных ЭВ - вирусы вида Энтеровирус А: Коксаки А2-6, 8, 10, 14, 16, ЭВ71, ЭВ76; вирусы вида Энтеровирус В: Коксаки А9, Коксаки В1-5, ЕСНО 1-7, 9, 11, 14-19, 25, 30, 31; вирусы вида Энтеровирус С: Коксаки А1, 13, 19, 20, 22, 24, ЭВ99, ЭВ113, ЭВ116. Ежегодно выявлялось более 30 типов непо-лиомиелитных ЭВ, при этом многие типы энтеровирусов характеризовались наличием нескольких одновременно циркулирующих геновариантов. Установлены этиологические агенты 72 групповых заболеваний ЭВИ.

У больных серозным менингитом чаще выявлялись вирусы вида Энтеровирус В. В разное время на большинстве обследованных нами территорий Европейской части России доминировали вирусы: ЕСН030 - в 2007-2009 и 2013-2014 гг., ЕСНО9 - в 2009-2010 г., Коксаки А9 - в 2010-2011 г., ЕСНО6- в 2011-2012 г., Коксаки В1 - в 2012 г., ЕСНО11 - в 2012 и 2014 гг., Коксаки В5 - в 2014 г. При изучении вспышек серозного менингита идентифицировались вирусы ЕСНО30, ЕСНО6, ЕСНО9, Коксаки В5, Коксаки А9, ЕСНО4. Самые высокие показатели спорадической и вспы-шечной заболеваемости серозным менингитом были отмечены в периоды, когда активизировалась циркуляция вируса ЕСНО30: в 2008-2009 и 2013 гг.

В опубликованных исследованиях было показано, что предыдущий подъем заболеваемости СМ в 2008-2009 г. был связан с вирусом ЕСН030 генотипа ес2 (по классификации Bailly [2]), имевшим мировое распространение [4, 14]. Ранее нами было установлено, что вирус ЕСН030 в 2013 г. составил 43,37% от всех типированных штаммов НПЭВ и был представлен в России четырьмя геноварианта-ми (два варианта генотипа 1г Е30-1п/20^Ш и Е30-1"|/20Ши2 и по одному варианту генотипов а и I) [15]. Подавляющее большинство (97,84% штаммов из 32 субъектов РФ) выявленных вирусов ЕСН030 относились к генотипу К Доминирующий вариант Е30-1п/20ШШ был идентифицирован на территории 31 субъекта РФ. Получены полные нуклеотидные последовательности области VP1 генома восьми штаммов вируса ЕСН030/2013 генотипа К Последовательности штаммов Е30-1п/20ШШ имели высокую гомологию (97,94-98,97%) с последовательностями штаммов вируса ЕСН030, выделенных от больных СМ и в сточной воде в разных провинциях Китая в 2011-2012 гг. [3]. При построении дендрограммы 7 этих последовательностей сформировали самостоятельную группу, внутри которой разделились два достоверных кластера (рис. 1), что свидетельствовало об эволюции этого варианта во время циркуляции на территории России. Время существования последнего общего предка со штаммами, циркулировавшими в Китае в 2011 г. (оценивалось по ближайшему достоверному узлу от 2013 г.) находилось в пределах 2-2,5 лет. Результаты проведенного молекулярно-генетического

РИС. 1.

Филогенетическое древо, построенное на основе анализа полной (876 нуклеотидов) последовательности области VP1 генома российских и зарубежных изолятов вируса ЕСНО 30 генотипа h. Звездочками отмечены узлы с апостериорной вероятностью выше 0,95.

МЕДИЦИНСКИЙ

АЛЬМАНАХ

анализа штаммов вируса ЕСНО30 свидетельствуют о том, что эпидемический вариант вируса ЕСН030 был занесен на территорию РФ в период 2009-2011 гг., скрытая циркуляция этого вируса предшествовала подъему заболеваемости ЭВИ в 2013 г.

Другой, минорный вариант вируса ЕСН030 - Е30-1"|/20Ши2, был выявлен в 2013 г. у спорадических больных в Чувашии и при расследовании вспышки ЭВИ в г. Зеленодольск (Санкт Петербург) [16]. Последовательности этого вируса, имевшие высокую гомологию и группировавшиеся с последовательностями других китайских штаммов, относились к отдельной филогенетической ветви. Вирусы ЕСН030 генотипов а и I идентифицировались в 2013 г. в единичных случаях на двух и пяти территориях соответственно [15].

В 2014 г. вирус ЕСН030 был обнаружен на 12 территориях, активность его циркуляции в большинстве субъектов РФ значительно снизилась. Штаммы вируса ЕСН030 составили 13,61% от всех типированных НПЭВ. Все идентифицированные в 2014 г. вирусы ЕСНО30 относились к эпидемическому варианту Е30-1п/20ШШ.

В 2010 г. в ряде субъектов РФ была отмечена активизация циркуляции вирусов вида Энтеровирус А [14]. Эти вирусы являются основными возбудителями герпангины и энтеровирусной экзантемы полости рта и конечностей, инфекция ЭВ71 у детей младшего возраста может переходить в тяжелую генерализованную форму с поражением центральной нервной системы, легких, сердца. Начиная с

2010 г. в разных регионах России ежегодно регистрируются случаи групповой заболеваемости экзантемой, связанные с вирусами Коксаки А16 и Коксаки А6, Коксаки А10. В 2011 г. изучена вспышка ОРВИ, обусловленная вирусом Коксаки А5 [17]. В 2013 г. среди ЭВ вида А доминировал ЭВ71: после вспышки в Ростове-на-Дону он был идентифицирован еще в 14 субъектах РФ, по распространенности ему немного уступал вирус Коксаки А4, который был выявлен на 13 территориях. Начиная с 2011 г. доля энтеровирусов вида А в структуре вирусов, идентифицируемых нами при спорадической заболеваемости ЭВИ, превышает 25%. В 2014 г., на фоне снижения общей активности циркуляции ЭВ вида В, этот показатель превысил 50%, доминирующее положение (39,1%) среди всех типированных НПЭВ занял вирус Коксаки А6, циркуляция которого была зафиксирована в 17 субъектах РФ.

Ранее было показано, что до 2013 г. на территории России циркулировали преимущественно ЭВ71 генотипа С2, характерного для европейских стран, ЭВ71 генотипа С4 впервые был выделен в РФ в 2009 г. [18]. В 2013 г. ЭВ 71 был представлен в России двумя субгенотипами: С2 и С4. В нашем исследовании доля штаммов ЭВ71, относящихся к генотипу С4а, составила 91,5%. Среди российских штаммов ЭВ71 генотипа С4а наблюдалось генетическое разнообразие, выразившееся в существовании пяти геновари-антов (условно Ru1 - Ru5) (рис. 2). Российские штаммы ЭВ71С4а-2013 сформировали большой кластер со штаммами, выделенными при вспышечной и спорадической

РИС. 2.

Филогенетическое древо, построенное на основе анализа частичной (594 нуклеотида) последовательности области VP1 генома российских и зарубежных изолятов ЭВ71 генотипа С4. Звездочками отмечены узлы с апостериорной вероятностью выше 0,95.

▲1

заболеваемости в разных странах Юго-Восточной Азии в 2007-2013 гг., ЭВ71С4а, циркулировавшие в разных европейских странах в 2004-2005 гг., группировались отдельно. На рисунке видно, что российские вирусы образовали три самостоятельные достоверные филогенетические группы, а дальневосточный и омский варианты - Ru4и Ru5, соответственно, не группировались достоверно ни с одним из российских или наиболее родственных зарубежных штаммов. Последовательности геновариантов Rui -Ru5 отличались друг от друга довольно значительно (на 3,5-8,6%, при этом наибольшее количество отличий имела последовательность омского штамма 2353/13). Последовательности вариантов Ru1, Ru2 и Ru4 имели не менее 97,5% 5 гомологии с последовательностями наиболее близкородственных штаммов ЭВ71, идентифицированных, в большинстве своем, во время изучения эпидемических подъемов заболеваемости ЭВ71-инфекцией в разных провинциях Китая в 2009-2011 гг. [5-8]. Варианты Ru3 и Ru5 больше всех отличались от зарубежных и российских изолятов ЭВ71 генотипа С4, последовательности которых представлены в международных базах данных (соответственно, почти 3,5% и 3,9% дивергенции нуклео-тидных последовательностей относительно самых близкородственных штаммов). Такое генетическое разнообразие российских ЭВ71С4а может свидетельствовать о нескольких, случившихся в период 2008-2012 гг., заносах ЭВ71С4а на территорию РФ из Юго-Восточной Азии. В 2014 г. активность циркуляции ЭВ71 в РФ значительно снизилась, этот вирус был выявлен у семи больных из четырех субъектов РФ; генотип С4 был установлен в двух случаях, остальные вирусы относились к генотипу С2.

Отличительной чертой сезона 2014 г. стало доминирование и широкая распространенность вируса Коксаки А6. Последние годы этот вирус активизировался не только в Юго-Восточной Азии, но и в Европе [19-23]. Некоторые исследователи отмечают изменения клинических проявлений Коксаки А6 инфекции [22, 24, 25]. В 2014 г. этот вирус выявлялся нами у больных с диагнозами: ЭВИ, экзантема, герпангина, ОРВИ, гастроэнтерит; отмечено несколько случаев тяжелого течения инфекции с неврологическими проявлениями. Вирус Коксаки А6, идентифицированный в России в 2014 г., был генетически неоднороден и представлен как минимум семью вариантами. Доминирующий вариант присутствовал на территории 15 субъектов РФ, при этом проявлялся в отдельных регионах и ранее - в 2012-2013 гг. Циркуляция генетически близких вирусов была отмечена в 2009 г. в Индии, в 2012-2013 гг. - в Китае и Японии, в 2013-2014 гг. - в Италии, что может свидетельствовать о том, что этот вариант вируса Коксаки А6 в последние годы широко распространился не только в России, но и в Евразии.

Заключение

1. В результате проведенного 9-летнего мониторинга циркуляции неполиомиелитных энтеровирусов в РФ изучено генетическое разнообразие современной вирусной популяции; показано, что подъемы заболеваемости ЭВИ обусловлены не увеличением множества типов и генотипов циркулирующих вирусов, а появлением эпидемических вариантов.

2. Проведенный филогенетический анализ нуклеотид-ных последовательностей свидетельствует о том, что вари-

анты вирусов ЕСН030 и ЭВ71, определивших высокую вспышечную и спорадическую заболеваемость ЭВИ на значительной территории РФ в 2013 г., имели близкое генетическое родство с современными китайскими штаммами и были занесены на территорию РФ несколькими годами ранее, при этом в случае ЭВ71 было несколько заносов. Подъему заболеваемости ЭВИ в 2013 г. предшествовала скрытая циркуляция этих вирусов.

3. Молекулярный мониторинг циркуляции неполиомие-литных энтеровирусов является неотъемлемой частью современного эпиднадзора за энтеровирусной инфекцией. Выявление эпидемически значимых вариантов энтеровирусов и изучение их эволюции необходимо для формирования прогнозов заболеваемости, разработки алгоритмов и тест-систем для диагностики и средств специфической профилактики энтеровирусной инфекции.

ЛИТЕРАТУРА

1. Picornavirus home. URL: http://www.picomaviridae.com. (дата обращения 06.03.2015).

2. Bailly J.L., Mirand A., Henquell C. et al. Phylogeography of circulating populatios of human echovirus 30 over 50years: nucleotide polymorphism and signature of purifying selection in the VP1 capsid protein gene. Infect. Genet. Evol. 2009. Vol. 9. P. 699-708.

3. Yang X.H., Yan Y.S., Weng Y.W. et al. Molecular epidemiology of Echovirus 30 in Fujian, China between 2001 and 2011. J. Med. Virol. 2013. Vol. 85. P. 696-702.

4. Yarmolskaya M.S..,Shumilina E.Y., Ivanova O.E., Drexler J.F., Lukashev A.N. Molecularepidemiology of echoviruses 11 and 30 in Russia: different properties of genotypes and serotype. Infect. Genet. Evol. 2015. 30. P. 244-248.

5. Guan D., van der Sanden S., Zeng H. et al. Population dynamics and genetic diversity of C4 strains of human enterovirus 71 in Mainland China, 1998-2010. PLoS One. 2012. 7(9):e44386. URL: http://journals.plos.org/plosone/article?id=10.1371/ journal.pone.0044386. (дата обращения 06.03.2015)

6. Liu N., Xie J., Qiu X. et al. An atypical winter outbreak of hand, foot, and mouth disease associated with human enterovirus 71, 2010. BMCInfect. Dis. 2014. 14:123. URL: http://www.biomedcentral.com/1471-2334/14/123. (дата обращения 06.03.2015)

7. Mao L.X., Wu B., Bao W.X. et al. Epidemiology of hand, foot, and mouth disease and genotype characterization of Enterovirus 71 in Jiangsu, China. J. Clin. Virol. 2010. Vol. 49. P. 100-104.

8. Wu W.H., Kuo T.C., Lin Y.T. et al. Molecular epidemiology of enterovirus 71 infection in the central region of Taiwan from 2002 to 2012. PLoS One. 2013. Dec. 31. 8(12):е83711. doi:10.1371/journal.pone.0083711. URL: http://journals.plos.org/ plosone/article?id=10.1371/journal.pone.0083711. (дата обращения 06.03.2015).

9. Морозова Н.С., Чернявская О.П., Михайлова Ю.М. и др. Энтеровирусная (неполио) инфекция в Российской Федерации в сезон 2013 года. ЗНиСО. 2014. №10. С. 34-37.

Morozova N.S., Chernjavskaja O.P., MihajlovaJu.M. i dr. Jenterovirusnaja (nepolio) infekcija v Rossijskoj Federacii vsezon 2013 goda. ZNiSO. 2014. № 10. S. 34-37.

10. Nix W.A., Oberste M.S., Pallansch M.A. Sensitive, seminested PCR amplification of VP1 sequences for direct identification of all enterovirus serotypes from original clinical specimens.J. Clin. Microbiol. 2006. № 44. P. 2698-2704.

11. Oberste M.S., Maher K., Williams A.J. et al. Species-specific RT-PCR amplification of human enteroviruses: a tool for rapid species identification of uncharacterized enteroviruses. J. Gen. Virol. 2006. Vol. 87. P. 119-128.

12. Tamura K., Peterson D., Peterson N. et al. MEGA5: Molecular Evolutionary Genetics Analysis using Maximum Likelihood, Evolutionary Distance, and Maximum Parsimony Methods.Mol. Biol. and Evol. 2011. № 28. P. 2731-2739.

13. Drummond A.J., Suchard M.A., Xie D. and Rambaut A. Bayesian phylogenetics with BEAUti and the BEAST 1.7 Molecular Biology and Evolution. 2012. № 29. P. 1969-1973.

14. Новикова Н.А., Голицына Л.Н., Фомина С.Г., Ефимов Е.И. Молекулярный мониторинг неполиомиелитных энтеровирусов на территории России в 20082011 гг. Журн. микробиол. 2013. № 1. С. 75-78.

NK

МЕДИЦИНСКИЙ

АЛЬМАНАХ

Novikova N.A., Golicyna L.N., Fomina S.G., Efimov E.I. Molekuljarnyj monitoring nepoliomielitnyh jenterovirusov na territorii Rossii v 2008-2011 gg. Zhurn. mikrobiol. 2013. № 1. S. 75-78.

15. Голицына Л.Н., Новикова Н.А., Фомина С.Г. и др. Молекулярная характеристика эпидемического варианта вируса ЕСНО30-2013: сб. трудов VIII Всероссийской научно-практической конференции с международным участием «Молекулярная диагностика-2014» / под ред. В.И. Покровского. М. 2014. Т. 1. С. 416-417.

Golicyna L.N., Novikova N.A., Fomina S.G. idr. Molekuljarnaja harakteristika jepidemicheskogo varianta virusa ESN030-2013: Sbornik trudov VIII Vserossijskoj nauchno-prakticheskoj konferencii s mezhdunarodnym uchastiem «Molekuljarnaja diagnostika-2014» /pod red. V.I. Pokrovskogo. M. 2014. T. 1. S. 416-417.

16. Бичурина М.А., Романенкова Н.И.,Голицына Л.Н. и др. Роль энтерови-руса ЕСНО 30 в этиологии энтеровирусной инфекции на Северо-Западе России в 2013 г. Журнал инфектологии. 2014. Т. 6. № 3. С. 84-91.

Bichurina M.A., Romanenkova N.I.,Golicyna L.N. i dr. Rol' jenterovirusa ESNO 30 v jetiologii jenterovirusnoj infekcii na Severo-Zapade Rossii v 2013 g. Zhurnal infektologii. 2014. T. 6. № 3. S. 84-91.

17. Голицына Л.Н., Фомина С.Г., Парфенова О.В. и др. Молекулярно-генетическая характеристика эпидемически значимых энтеровирусов вида А. Медицинский альманах. 2013. № 2. С. 96-99.

Golicyna L.N., Fomina S.G., Parfenova O.V. idr. Molekuljarno-geneticheskaja harakteristika jepidemicheski znachimyh jenterovirusov vida A. Medicinskij al'manah. 2013. № 2. S. 96-99.

18. Akhmadishina L.V., Eremeeva T.P., Trotsenko O.E. et al. Seroepidemiology and molecular epidemiology of Enterovirus 71 in Russia. PloS One. 2014. № 9 (5).

e97404. Doi:10.1371/jornal.pone0 097404. URL: http://journals.plos.org/plosone/ article?id=10.1371/journal.pone.0097404. (дата обращения 06.03.2015).

19. Blomqvist S., Klemola P., Kaijalainen S. et al. Co-circulation of coxsackieviruses A6 and A10 in hand, foot and mouth disease outbreak in Finland. J. Clin. Virol. 2010. Vol. 48. P. 49-54. ,

20. Bracho M.A.,Gonza,lez-Candelas F.,Valero A. et al. Enterovirusco-infectionsandonychomadesis after hand, foot, andmouth disease. Spain. 2008. Emerg. Infect. Dis. 2011. Vol. 17. P. 2223-2231.

21. Mirand A., Henquell C., Archimbaud C., et al. Outbreakofhand,footandmou thdisease/herpanginaassociatedwith coxsackievirusA6andA10infectionsin2010,Fra nce:alargecitywide, prospective observational study. Clin. Microbiol. Infect. 2012. Vol. 18. P. 110-118.

22. Fujimoto T., Iizuka S., Enomoto M. et al. Hand, foot, and mouth disease caused by coxsackievirus A6, Japan, 2011. Emerg. Infect. Dis. 2012. Vol. 18. P. 337-339.

23. Han J.F., Xu S., Zhang Y. et al. Hand, foot, and mouth disease outbreak caused by coxsackievirus A6. China. 2013. J Infect. 2014. Sep. № 69 (3). P. 303305.

24. Ben-Chetrit E., Wiener-Well Y., Shulman L.M. et al. Coxsackievirus A6-related hand foot and mouth disease: skin manifestations in a cluster of adult patients. J. Clin. Virol. 2014. № 59. P. 201-203.

25. Gaunt E., Harvala H., Osterback R. et. al. Genetic characterisation of Coxsackievirus A6 variants associated with atypical hand, foot and mouth disease; a potential role of recombination in emergence and pathogenicity. J Gen Virol. 2015 Jan 22. pii: vir.0.000062. doi: 10.1099/vir.0.000062. [Epub ahead of print] URL: http://vir.sgmjournals.org/content/early/2015/01/22/vir.0.000062.long (дата обращения 06.03.2015). __

УДК 616.988(470.341)

ЦИРКУЛЯЦИЯ НОРОВИРУСА ГЕНОТИПА GII.6 В НИЖНЕМ НОВГОРОДЕ В 2014 ГОДУ

Н.В. Епифанова1, В.В. Зверев1, Н.А. Калашникова2, Е.Н. Романенко3, И.В. Ковальчук4, Н.А. Новикова1,

1ФБУН «Нижегородский научно-исследовательский институт эпидемиологии и микробиологии им. акад. И.Н. Блохиной», 2ФБУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в Нижегородской области», г. Н. Новгород, 3ФБУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в Ставропольском крае», г. Ставрополь, 4Управление Роспотребнадзора по Ставропольскому краю, г. Ставрополь

Епифанова Наталия Владимировна - e-mail: epifanovanv@mail.ru

В работе представлена молекулярно-генетическая характеристика норовируса генотипа GII.6, выявленного в Нижнем Новгороде в 2014 году. На основании филогенетического анализа установлено, что обнаруженный норовирус принадлежит к геноварианту GII.6b линии GII.6b-2, сформировавшейся около двадцати лет назад, и сублинии 2008-2014 гг., возникшей примерно семь лет назад. Показана активизация циркуляции норовируса генотипа GII.6 в 2014 году как при спорадической, так и при групповой заболеваемости ОКИ, чему предшествовало постепенное распространение в мире норовирусов данной сублинии.

Ключевые слова: острая кишечная инфекция, норовирус, генотип GII.6,

филогенетический анализ.

The paper provides molecular genetic characteristics of norovirus genotype GII.6, revealed in Nizhny Novgorod in 2014. Based on phylogenetic analysis it was found that identified norovirus belongs to gen-ovariant GII.6b line GII.6b-2, formed about twenty years ago and subline 2008-2014, occurred about 7 years ago. It was shown the activation of norovirus genotype GII.6 circulation as in sporadic and group incidence of acute enteric infections in 2014, which was preceded by the gradual spread of this sublines of noroviruses in the world.

Key words: acute enterc infection, norovirus, genotype GII.6, phylogenetic analysis.

Генетическое разнообразие норовирусов (род Norovirus, семейство СаУсм^ае), признанных одними из важнейших этиологических агентов острых кишечных инфекций (ОКИ), выражается в существовании семи геногрупп ^1^11) и сорока генотипов [1, 2, 3]. У человека обнаружены норовирусы геногрупп GI, GII и GIV. Доминирующими в последние два десятилетия являются норовирусы гено-группы II генотипа GII.4, эпидемические варианты которого

регулярно сменяют друг друга и вызывают до 70% всех норовирусных инфекций человека [4, 5]. При этом периодически в структуре норовирусных популяций увеличивается доля и других генотипов - 011.3, GII.6, [6, 7, 8].

По данным международного проекта NoroNet, направленного на изучение молекулярной эпидемиологии норовирусов, генотип 011.6 в 2011-2014 годах вышел на второе место после 011.4 по количеству представленных странами-

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.