Научная статья на тему 'Энтелехии поколений российского общества в контексте исторической памяти'

Энтелехии поколений российского общества в контексте исторической памяти Текст научной статьи по специальности «Социологические науки»

CC BY
389
108
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ПОКОЛЕНИЕ / ЭНТЕЛЕХИЯ ПОКОЛЕНИЯ / ПОКОЛЕНЧЕСКИЙ АНАЛИЗ / ИСТОРИЧЕСКАЯ ПАМЯТЬ ПОКОЛЕНИЙ / GENERATION / COHORT / ENTELECHY OF GENERATION / GENERATIONAL ANALYSIS / GENERATIONS’ HISTORICAL MEMORY

Аннотация научной статьи по социологическим наукам, автор научной работы — Максимова Ольга Александровна

На основе материалов исследования, проведенного в форме массового опроса населения Республики Татарстан, автором осуществлен анализ субъективно определяемых границ и самооценок, даваемых респондентами представителям различных поколений российского общества. Данные самооценки могут быть охарактеризованы как субъективированный элемент исторической памяти поколений

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Entelechies of Russian society generations in the context of historical memory

According on the materials of a mass survey in the Republic of Tatarstan, the author analysed subjectively defined borders and self-evaluations by the respondents to the various generations of Russian society. This self-evaluations may be described as subjective element of the generations’ historical memory

Текст научной работы на тему «Энтелехии поколений российского общества в контексте исторической памяти»

УДК 124.3:316.346.36

О. А. Максимова

Энтелехии поколений российского общества в контексте исторической памяти

На основе материалов исследования, проведенного в форме массового опроса населения Республики Татарстан, автором осуществлен анализ субъективно определяемых границ и самооценок, даваемых респондентами представителям различных поколений российского общества. Данные самооценки могут быть охарактеризованы как субъективированный элемент исторической памяти поколений

Ключевые слова: поколение, энтелехия поколения, поколенческий анализ, историческая память поколений

Olga A. Maksimova

Entelechies of Russian society generations in the context of historical memory

According on the materials of a mass survey in the Republic of Tatarstan, the author analysed subjectively defined borders and self-evaluations by the respondents to the various generations of Russian society. This selfevaluations may be described as subjective element of the generations' historical memory

Keywords: generation, cohort, entelechy of generation, generational analysis, generations' historical memory

В исследовании феномена исторической памяти важную роль играет поколенческий анализ, который предполагает дифференциацию возрастных когорт, проживающих в определенный исторический период, не только по годам рождения, но и на основе общности определенного социального, культурного, политического опыта. Согласно поколенческому подходу, поколение - это не только совокупность рожденных в определенный период индивидов, но и специфическая общность, объединенная некоторыми едиными историческими свойствами и характеристиками. Не случайно П. Нора характеризует поколение как «место памяти»1, подчеркивая тем самым тот факт, что близкие по периоду рождения когорты, с одной стороны, являются результатом воздействия на них исторических событий, а, с другой стороны, сами становятся носителями коллективной памяти об этих событиях.

В качестве методологической основы исследования мы используем подход К. Манхейма, изложенный им в работе «Проблема поколений» (1928). По Манхейму, феномен поколений представляет собой «не что иное, как особое единство общественного положения, распространяющееся на возрастные группы, вовлеченные в социально-исторический процесс»2. Таким образом, поколение характеризуется определенным положением в обществе, специфической взаимосвязью и единым социальным опытом. При этом у каждого поколения существует собственное

32

• Труды Санкт-Петербургского государственного института культуры • 2015 •

Раздел V. Историческая память как культурный феномен

временное измерение и историко-культурное пространство. В поколении, выделенном на основе возрастного фактора, формируются подгруппы, зачастую разделяющие альтернативные ценности и установки. Связи внутри таких подгрупп гораздо более консолидированные, чем внутри поколения в целом; тем не менее, представители различных подгрупп образуют единое поколение, поскольку являются «формами интеллектуальных и социальных реакций на определенные исторические стимулы», воздействующие на всех представителей одной возрастной когорты в равной степени3.

К. Манхейм одним из первых обосновал необходимость переориентации позитивистского подхода в исследовании исторической памяти поколений на гума-нитаристскую стратегию исследования, центральными категориями которой является понятие «жизненного опыта» и «жизненного курса» поколения. Как отмечают Дж. З. Гайел и Г. Х. Элдер4, в отличие от более ранних исследований, оперировавших заимствованным из антропологии и психологии понятием «жизненного цикла», исследования второй половины XX в. сконцентрировались на анализе социально обусловленных событий и ролей, проживаемых индивидом, которые в совокупности образуют коллективное представление о биографическом времени своего поколения. Отметим, что это биографическое время отражается в исторической памяти каждого поколения, преломляясь в субъективных оценках воспоминаний о прошлом представителей этих поколений.

Для характеристики качественной сущности поколений, чей социокультурный опыт формировался в определенный исторический период, мы обращаемся к категории «энтелехия поколения» (впервые использованной применительно к поколениям немецким философом В. Пиндером и конкретизированной К. Ман-хеймом), которая представляет собой ясно различимый новый импульс, новый центр конфигурации поколения. Энтелехия - это выражение общности внутреннего предназначения поколения, врожденного способа восприятия жизни и окружающего мира. Энтелехия является тем, что отличает одно поколение от другого, каждое поколение создает свою собственную «энтелехию» и лишь с ее помощью оно может приобрести качественное единство5.

Поколенческий анализ общества на основе выделения энтелехии поколений позволяет перейти от математического, количественного подхода в исследовании проблемы поколений к качественному анализу, предполагающему концентрацию исследователя «на понятии некоторой сущности, которую нельзя измерить, которую можно постичь лишь через призму личного опыта»6. Возникновение энтелехии у того или иного поколения, формируемого на основе возрастной стратификации, Манхейм связывает с активностью социальных трансформаций: ускорение темпа социальных и культурных изменений требует изменения базовых установок индивидов, при этом различные аспекты нового опыта комбинируются таким образом, что на их основе формируется новый мощный импульс, образуется центр новых

• Том 208 • Социология культуры: опыт и новые парадигмы • Часть 2 •

33

Раздел V. Историческая память как культурный феномен

структур мировосприятия. «В таких случаях мы говорим о появлении нового поколенческого стиля, о новой энтелехии поколения»7.

Учитывая тот факт, что на протяжении последнего столетия российское общество подвергается значительным социокультурным и политическим трансформациям (Октябрьская революция 1917 г., Великая Отечественная война, «хрущевская оттепель», перестройка, постсоветские трансформации и т. п.), затрагивающим социум в целом и отдельные возрастные когорты, в частности, нами была выдвинута исследовательская гипотеза, что различные поколения россиян выступают носителями специфических энтелехий, формируемых в контексте коллективной исторической памяти. Данное положение использовано в качестве методологической основы при характеристике поколений российского общества, условно дифференцированных на основе возрастных параметров. В ходе исследования выделялись группы информантов в возрасте: 16-24 года, 25-34 года, 35-44 года, 45-54 года и старше 55 лет. Мы исходили из того, что несмотря на различия в социальном статусе, уровне образования, месте проживания и т. д., все информанты одной возрастной когорты обладают некоторым общим социальным опытом, являющимся реакцией на социокультурную реальность того или иного периода развития общества.

В рамках массового опроса, проведенного нами по репрезентативной выборке в Республике Татарстан в 2013 г. (N=1450 чел.), была в адаптированном виде применена методика самоидентификации поколений, предложенная В. В. Семеновой8: респондентам задавался открытый вопрос о том, людей какого возраста они относят к своему поколению, и как бы они могли в нескольких словах охарактеризовать представителей этого поколения. На основе дискурсивного анализа самооценок, полученных в результате ответов на данный вопрос представителей разных возрастных когорт, предпринята попытка выделения специфических энтелехий поколений российского общества, а также энтелехий подгрупп внутри каждого поколения.

Сопоставление результатов нашего исследования, проведенного в конце 2012-начале 2013 г. с данными В. В. Семеновой, полученными десятью годами ранее, в 2002 г., позволило выявить следующую тенденцию, характерную для поколений российского общества. Если в начале 2000-х гг. все поколения в той или иной степени позиционировали свое положение в обществе как состояние «жертвы социальных процессов», что было характерно не только для старших и средних, но и младших возрастных когорт9, то по истечении десяти лет в значительно большей степени в ответах преобладают индивидуальные характеристики личностей. Респонденты значительно реже сопоставляли в самооценках свои поколения с теми или иными историческими или государственно-идеологическими семантическими единицами, нежели оценивали личные качества своих сверстников. Данный факт, на наш взгляд, отражает общую тенденцию, характерную для постиндустриально-

34

• Труды Санкт-Петербургского государственного института культуры • 2015 •

Раздел V. Историческая память как культурный феномен

го, информационного общества, в соответствии с которой на смену коллективным идентичностям приходит индивидуализм. Данная тенденция, преломляясь в коллективной памяти поколений продуцирует и соответствующие индивидуалистичные характеристики своего поколения, даваемые респондентами.

Обобщая самооценки респондентами своих поколений, представим их по нескольким «тематическим» блокам для каждой когорты.

Поколение 16-24-летних чаще всего характеризовало своих сверстников с позиций физических и психологических особенностей - как молодых, активных, энергичных, целеустремленных, мобильных, умных, легко адаптирующихся ко всему новому. Достаточно часто встречались и ответы, дающие негативную оценку: «эгоистичные», «наглые», «без воспитания и моральных ценностей», «избалованные», «ленивые», «испорченные», «поколение неправильных ценностей» и т. п. Сопоставление своего поколения с какими-либо историческими событиями в данной группе представлено в виде единичных ответов - «постперестроечное поколение», «поколение новой эпохи, постперестройки, с новыми взглядами и амбициями», что, на наш взгляд, обусловлено пока еще незначительным запасом исторической памяти у молодого поколения. Принципиально новой чертой, которая, на наш взгляд, может рассматриваться в качестве энтелехии данного поколения, является самоидентификация его представителями с развитием цифровых технологий: «компьютеризированные», «поколение новых технологий» «лучше разбираемся в новейших технологиях, в новинках»; при этом встречались и негативно окрашенные семантические единицы: «IT-зависимые», «не могут обойтись без компьютеров и сотовых телефонов».

Поколение 25-34-летних демонстрирует больший объем коллективной памяти и чаще самоидентифицируется с историческими событиями. Данная когорта проходила стадию активной социализации в период постсоветских трансформаций, поэтому закономерно, что среди респондентов данной группы высказывались такие характеристики, как «дети времен перемен», «дети перестройки», «поколение переходного периода от старых устоев к новым стандартам жизни». Вместе с тем, также, как и в более молодом сегменте, в этой группе доминировали личностноориентированные оценки своего поколения с преобладанием позитивных: «трудолюбивые», «активные», «целеустремленные», «общительные», «коммуникабельные», «веселые», «оптимистичные» и т. п. Существенный акцент представители поколения делают на деловых качествах, необходимых для достижения жизненного успеха в условиях рыночной экономики: «карьеристы», «деловые», «настойчивые», «работоспособные», «расчетливые», «ищущие свою нишу в жизни, способ самореализации и возможность заработать как можно больше денег». Именно деловая активность, предприимчивость, на наш взгляд, может рассматриваться в качестве энтелехии данного поколения, которое стало социальной базой постсоветских трансформаций, в условиях перехода от плановой социалистической модели

• Том 208 • Социология культуры: опыт и новые парадигмы • Часть 2 •

35

Раздел V. Историческая память как культурный феномен

экономики к рыночной капиталистической. Этот исторический факт превалирует в коллективной памяти поколения. Стоит отметить, что в данной возрастной группе встречались и единичные негативно окрашенные высказывания, авторы которых полагают, что их поколение «отбортованное», «заброшенное», «потерянное».

Обобщая характеристики двух рассмотренных когорт, можно констатировать, что молодое поколение 16-34-летних демонстрирует высокий уровень индивидуализма, идентифицируя себя как часть поколения не столько с крупными социальными сообществами и историческими событиями, сколько с локальными общностями - ближайшим окружением, кругом друзей.

Средние поколения российского общества в большей степени ориентированы на коллективистские установки, хотя и среди них идентификация с историческими событиями и государственной идеологией уже не столь сильная, как это фиксировалось в исследованиях десятилетней давности. Среди респондентов 35-44 лет высказывались такие оценки своего поколения, как «воспитанные на патриотизме», «воспитаны на комсомольских и пионерских традициях», «воспитаны советским временем с четко выстроенной системой с моральными и материальными ценностями», «дети социализма». Данная когорта в период 1990-х гг. была в возрасте 16-25 лет, поэтому она в наибольшей степени ощутила на себе проблемы ресоциализации в условиях трансформации социально-экономической системы, когда ранее усвоенные нормы и ценности уже не соответствовали требованиям меняющейся социальной среды. И именно эта особенность, основанная на амбивалентности социализационных процессов, на наш взгляд, может рассматриваться в качестве энтелехии данного поколения, что в исторической памяти поколения характеризуется следующим образом: «последние пионеры, испорченные добычей денег», «пожившие и при социализме, и при капитализме», «поколение, пережившее 90е», «люди „старой" и „новой" страны», «сильные люди, которые стали свидетелями больших перемен». Трансформационные условия перехода к взрослой жизни, а также тот факт, что представители данной когорты находятся на пике периода экономической активности, обусловили значительную долю таких самооценок, как «работоспособные», «трудоголики», «умеющие работать», «добившиеся успеха». Среди негативных характеристик своего поколения встречались «неполноценные», «безнравственные», «испорченные алкоголем», «завистливые», «жадные», что отражает последствия социальной аномии, пережитой данной когортой в период активной социализации.

Старшие поколения, в отличие от молодежи и средних поколений, в значительно большей степени продемонстрировали в своей исторической памяти идентификацию с государственно-идеологическим дискурсом. В когорте 45-54-летних, в отличие от более молодых респондентов, появляются такие характеристики, как «патриоты», «воспитанные в духе патриотизма», «более патриотичные». Существенный акцент придается лексическим выражениям, характеризующим советский

36

• Труды Санкт-Петербургского государственного института культуры • 2015 •

Раздел V. Историческая память как культурный феномен

период, на который пришлась стадия активной социализации данного поколения: «родившиеся при советском режиме», «советское поколение», «молодежь советского времени», «люди советской закалки». Именно идентификация с советским периодом может рассматриваться в качестве энтелехии поколения 45-54-летних россиян, отличая их не только от младших, но и от более старших респондентов, среди которых значительно реже встречались лексические аллегории «советского».

У поколений респондентов старше 55 лет превалирующей доминантой исторической памяти поколения является ностальгия. Это лексические характеристики и ушедшей молодости («в молодости были обеспечены работой и были уверены в завтрашнем дне, сейчас немного растерявшиеся», «пенсионеры», «постаревшие»), и накопленного опыта («опытные», «мудрые», «много повидавшие»), и позитивное сравнение себя с более молодыми поколениями («более открытые», «более позитивные», «более дружелюбные», «более спокойные и терпимые», «более нравственные», «проще в общении, чем молодые»). В обобщенном виде данное настроение выразил один из респондентов, дав характеристику своему поколению как «вечной ностальгии». Интересно, что в данной когорте опрошенных практически не встречались лексические единицы, напрямую апеллирующие к категории «советское», однако при характеристике личностных качеств своих сверстников они солидарно выделяли именно те ценности, которые рассматривались как наиболее значимые в советский период: «трудолюбивые», «честные», «порядочные», «воспитанные», «коллективисты», «в нас есть что-то святое и человечное», «в нас меньше хамства, эгоизма, черствости». В обобщенном виде характеристику этого поколения в самооценках его представителей, которая, на наш взгляд, и может рассматриваться в качестве его энтелехии, выразил респондент, отметивший: «Мы - духовно богатое поколение». Действительно, как показало наше исследование, в исторической памяти россиян, рожденных в военный и послевоенный периоды, в наибольшей степени выражена идеологическая составляющая, в противовес сугубо материалистическим ценностям.

Примечания

1 Нора П. Поколение как место памяти // Новое лит. обозрение. 1998. № 30. С. 48.

2 Мангейм К. Проблема поколений // Там же. С. 20.

3 Там же. С. 26.

4 Methods of life course research: qualitative and quantitative approaches / ed. Janet Z. Giele, Glen H. Elder, Jr. Thousand Oaks: Sage Publ., 1998. С. 22.

5 Мангейм К. Указ. соч. С. 13.

6 Там же. С. 12.

7 Там же. С. 30.

8 Нора П. Указ. соч.

9 Мангейм К. Указ. соч. С. 110.

• Том 208 • Социология культуры: опыт и новые парадигмы • Часть 2 •

37

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.