Научная статья на тему 'Электронные документы как современный вид доказательств по делу об административном правонарушении'

Электронные документы как современный вид доказательств по делу об административном правонарушении Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

CC BY
448
45
Поделиться
Ключевые слова
ДОКАЗАТЕЛЬСТВО / PROOF / ЭЛЕКТРОННЫЕ ДОКУМЕНТЫ / ELECTRONIC DOCUMENTS / ФАЙЛ / FILE / АДМИНИСТРАТИВНОЕ ПРАВОНАРУШЕНИЕ / ADMINISTRATIVE OFFENSE / АДМИНИСТРАТИВНОЕ ДЕЛО / ADMINISTRATIVE BUSINESS

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Куценко Т.М., Здольник В.В.

Рассматриваются актуальные проблемы электронных документов как нового вида доказательств по делам об административных правонарушениях; определяется их доказательственная сущность и значение для административного производства; обозначаются необходимые условия для использования рассматриваемых доказательств в судебном производстве.

Похожие темы научных работ по государству и праву, юридическим наукам , автор научной работы — Куценко Т.М., Здольник В.В.,

Electronic documents as the modern type of proofs on affairs about administrative offences

In the present article actual problems of electronic documents as a new type of proofs on cases of administrative offenses, their evidentiary essence and value for administrative production and as necessary conditions for use of considered proofs in judicial production are designated is defined are considered.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Электронные документы как современный вид доказательств по делу об административном правонарушении»

ЭЛЕКТРОННЫЕ ДОКУМЕНТЫ КАК СОВРЕМЕННЫЙ ВИД ДОКАЗАТЕЛЬСТВ ПО ДЕЛУ ОБ АДМИНИСТРАТИВНОМ ПРАВОНАРУШЕНИИ

Т.М. КУЦЕНКО

соискатель ученой степени кандидата юридических наук Воронежского государственного университета Научная специальность 12.00.14 — административное право; административный процесс

В.В. ЗДОЛЬНИК

доцент кафедры информационных технологий и автоматизированного проектирования в строительстве

Воронежского ГАСУ, кандидат технических наук Научный руководитель: доктор юридических наук, профессор Махина С.Н.

E-mail: svetlana_mahina@mail.ru

Аннотация. Рассматриваются актуальные проблемы электронных документов как нового вида доказательств по делам об административных правонарушениях; определяется их доказательственная сущность и значение для административного производства; обозначаются необходимые условия для использования рассматриваемых доказательств в судебном производстве.

Ключевые слова: доказательство; электронные документы; файл; административное правонарушение; административное дело.

ELECTRONIC DOCUMENTS AS THE MODERN TYPE OF PROOFS ON AFFAIRS ABOUT ADMINISTRATIVE OFFENCES

T.M. KUTSENKO

competitor of a scientific degree of the candidate ofjurisprudence Voronezh state university

V.V. ZDOLNIK

Associate Professor, Department of Information Technology and aided design in construction, Voronezh GASU, Ph.D.

Annotation. In the present article actual problems of electronic documents as a new type of proofs on cases of administrative offenses, their evidentiary essence and value for administrative production and as necessary conditions for use of considered proofs in judicial production are designated is defined are considered.

Keywords: proof; electronic documents; file; administrative offense; administrative business.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Одной из актуальных проблем доказательств при разрешении административно-правовых споров является проблема электронных документов, что сегодня особенно важно на фоне бурно развивающихся информационных технологий.

Несмотря на возросший «спрос» в правовой сфере на электронные документы, до настоящего времени ни национальное законодательство, ни мировое сообщество не выработали общепризнанного термина «электронный документ», что создает определенные трудности в право-

вом регулировании соответствующих отношений [1].

В научной литературе имеется свыше сорока таких определений, но должного закрепления ни одно из них не получило. Что касается электронного документа как источника доказательств по делам об административных правонарушениях, то данная тематика в научной литературе почти не встречается.

Что же представляет собой электронный документ?

Мнений ученых по этому вопросу множество, но их анализ показал, что при всем разнообразии подходов можно выделить три основные группы определений электронного документа: 1) это машиночитаемый документ на машинном носителе; 2) это особый тип документа; 3) это электронная форма документа. Представляется наиболее правильной третья группа, поскольку указывает на самую специфическую особенность электронного документа, чего нельзя сказать о первых двух.

Действующее российское законодательство, касающееся вопросов использования электронных документов, в настоящее время носит фрагментарный, несистемный характер. Благодаря данным источникам существует возможность осуществлять электронный обмен данными, однако, фрагментарность, отсутствие системы источников не позволяет говорить о наличии правовой базы осуществления обмена электронными документами в том объеме, который позволяет осуществлять уровень развития технологии.

Принятие в нашей стране законодательного акта об электронном документе является одним из актуальных направлений развития законодательного регулирования и обеспечения юридической значимости электронных документов, что позволит снять ограничения и устранить препятствия к применению электронных документов, установить их правовой регламент, а также формы их употребления в целях оказания государственных услуг физическим лицам [2]; позволит использовать электронный документ в суде как источник доказательства по делам об административных правонарушениях.

В Кодексе Российской Федерации об административных правонарушениях также нет ответа на вопрос, «что же такое электронный документ», поскольку он не содержит данного понятия, однако в ст. 26.7, говоря о документах, законодатель указывает, что они могут быть в письменной и иной формах, что не отрицает существования электронных документов, а априори подтверждает их существование.

Также в п. 6 ст. 29.10 КРФ об АП законодатель на прямую обозначил возможность предоставления материалов, полученных с применением ра-

ботающих в автоматическом режиме специальных технических средств, имеющих функции фото- и киносъемки, видеозаписи, или средств фото- и киносъемки, видеозаписи, оформленных в форме электронного документа, юридическая сила которого подтверждена электронной цифровой подписью.

Что еще раз подчеркивает необходимость законодательного закрепления понятия электронный документ, в частности непосредственно в КРФ об АП, которое позволит беспрепятственно предоставлять электронные документы в качестве доказательств по делу.

Многие исследователи с учетом норм ст. 75 АПК РФ и 71 ГПК РФ, где говорится о письменных доказательствах, выполненных в формах цифровой и графической записи, относят электронные документы к письменным доказательствам. Так, по мнению А.П. Вершинина, отнесение электронных документов к письменным доказательствам основано на том, что сведения, которые содержатся в электронных документах, представляют собой человеческую мысль (понятия, суждения, умозаключения и т.д.) относительно существующей действительности [3]. Однако, по мнению некоторых исследователей, электронный документ нельзя рассматривать как письменное доказательство в чистом виде, поскольку у электронного документа отсутствует один из важнейших признаков доказательства — письменная форма. Данная точка зрения представляется наиболее верной, ст. 26.7 КРФ об АП также это подтверждает, так как в ней говорится об иной форме документа, отдельно от письменной.

Поскольку юридический статус электронных документов законодательно не определен, ряд исследователей предлагает относить электронные документы к вещественным доказательствам. Сходство электронных документов с вещественными доказательствами, по их мнению, объясняется тем, что электронные документы сами по себе недоступны человеческому восприятию, они служат лишь средством установления обстоятельств, имеющих значение для дела [4].

Другие исследователи полагают, что электронные средства доказывания охватываются всеми известными видами доказательств, но нуждаются

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

в дополнительной процессуальной регламентации [5].

Рассматривая позиции ученых, изучающих проблемы административного права, следует сделать вывод, что электронный документ как новый вид доказательства содержит в себе и признаки письменного доказательства и вещественного, т.е. имеет двойственный характер. С одной стороны, электронные доказательства с вещественными объединяет то, что электронные документы сами по себе недоступны человеческому восприятию, а служат лишь средством установления обстоятельств, имеющих значение для дела, но, вместе с тем, информация, содержащаяся в памяти ЭВМ, тиражируема, т.е. обладает свойством письменного доказательства [6]. С другой стороны, от письменного доказательства эта информация отличается тем, что в письменном документе выражена мысль автора, основанная на субъективной переработке полученной информации, однако, это касается далеко не всех электронных документов.

Таким образом, хотелось бы отметить, что, несмотря на то, что электронный документ законодатель относит к письменным доказательствам (АПК РФ И ГПК РФ), правильнее было бы считать его комбинацией письменного и вещественного доказательств в силу его смешанного характера и представляется наиболее верно говорить о самостоятельной особой форме доказательств — электронной.

О самостоятельной форме доказательства говорит еще и то, что письменные и вещественные доказательства изготавливаются человеком или несут на себе его следы, чего нельзя сказать об электронных документах. Поскольку уже сегодня мы имеем огромное количество ситуаций, когда компьютер самостоятельно, без какого-либо вмешательства человека, создает новые электронные документы. Например, разрешение банка на получение клиентом денег из банкомата дается машиной, не человеком; при этом компьютер создает, запрашивает, получает, обрабатывает, передает, хранит более десятка электронных документов на каждую транзакцию. Почти все такие документы кредитно-финансовой сферы никогда не будут востребованы и/или увидены человеком. Лишь время от времени компьютер на основе огромного количества хранящихся в нем

электронных документов формирует, опять-таки без непосредственного участия человека, сводный документ, который и анализируется пользователем. На современном этапе для огромного количества документов, которые и понимаются как электронные, электронная форма становится постоянной в течение всего, или почти всего, жизненного цикла.

Становится очевидным, что кардинальное отличие физической среды существования документа ведет к принципиальному отличию цифрового электронного и аналогового документов. Электронный документ есть цифровое отображение информации, носителем которой являются средства вычислительной техники и информатики. Электронный документ непосредственно воспринимается только объектом электронной цифровой среды — техническим или программным средством. Только объект электронной среды может обрабатывать электронный документ: выполнять априорно заданное детерминированное преобразование входного электронного документа в выходной.

Электронный документ имеет место только в особой электронной (цифровой) среде существования. Формой существования электронных документов является особый информационный объект — файл, который имеет фиксированную структуру (формат). При этом как формат файла, так и его характеристики отражают особенности создания информационного объекта и последующих воздействий на него.

Таким образом, под электронным документом следует понимать документную информацию, содержащуюся в файле, созданном для целей хранения и передачи его во времени и пространстве, где «файл» — это совокупность ограниченных по объему сведений, записанных (зафиксированных) на машинном носителе в виде дискретных сигналов, представляющих собой единое целое по информационному значению.

С.И. Семилетов считает, что файл как организационно-структурированная форма организации электронного документа фактически является аналогом материального носителя традиционного документа в новейших информационных технологиях. Расценивать электронный документ как ана-

лог традиционного бумажного варианта возможно лишь в случае закрепленной законом возможности его идентификации [7].

Необходимо отметить, что в отношении информации, составляющей содержание электронного документа, всегда должна существовать возможность ее идентификации и аутентификации, т.е. должна существовать возможность проверки достоверности документа. Под аутентификацией электронного документа обычно понимают возможность проверки целостности и неизменности содержания электронного документа.

Поэтому для использования электронного документа в качестве доказательства необходимо, что бы он обладал юридической слой, т.е. не было сомнений у суда и участников процесса в его подлинности, которая может быть подтверждена электронной подписью.

Определение и порядок использования электронной подписи установлены в Федеральном законе от 6 апреля 2011 г. № 63-Ф3 «Об электронной подписи», направленном на регулирование отношений в области использования электронных подписей при совершении гражданско-правовых сделок, оказании государственных и муниципальных услуг, исполнении государственных и муниципальных функций, при совершении иных юридически значимых действий. Целью данного закона является обеспечение правовых условий использования электронной подписи в электронных документах, при соблюдении которых электронная цифровая подпись в электронном документе признается равнозначной собственноручной подписи в документе на бумажном носителе. Закон указывает, что реквизитом электронного документа является электронная подпись, предназначенная для защиты данного электронного документа от подделки.

В результате того, что данный Федеральный закон не раскрывает понятие электронного документа, из смысла его правовых норм можно выделить три особенности электронного документа, как бы три составляющие его части: зафиксированные сведения, носитель этих сведений и реквизиты, идентифицирующие документ. Причем, в отличие от бумажного документа, где реквизиты и содержание документа неразрывно связаны с материальным

носителем, в компьютерном или электронном документе каждая из этих составляющих относительно самостоятельна, что обусловлено особенностями его изготовления, обработки, хранения и передачи. Данная особенность электронных документов, по-видимому, и определяет «специфику их юридического статуса».

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Также в Законе нет правовых норм, которые были бы направлены на регулирование отношений, возникающих при использовании иных аналогов собственноручной подписи. Между тем, общепринятый в мировом сообществе подход — так называемая технологическая нейтральность законодательства, правовое признание любых электронных аналогов собственноручной подписи и юридическая сила последних не ограничиваются в зависимости от применяемой технологии. Однако, нашему законодательству до этих новаций еще далеко.

В иностранном законодательстве, например, в США, согласно Закону об электронных подписях в мировой и национальной торговле (Electronic Signatures in Global and National Commerce Act), электронной подписью является любой электронный звук, символ или процесс, прикрепленный либо логически связанный с договором либо иным документом и осуществленный либо примененный лицом с намерением подписать документ [8].

Как указывает Н.А. Иванов, «звук, символ или процесс может представлять собой воспроизведение записи голоса, отправленного либо полученного через Интернет, сканирование сетчатки глаза, отпечаток пальца, который послан с помощью электроники, рукописную подпись, отсканированную графически, частный номер (типа PIN) или даже сообщение электронной почты, в котором человек напечатает его или ее имя» [9].

Таким образом, использование иных аналогов собственноручной подписи, чем тех, применение которых регламентировано законами и иными нормативно-правовыми актами, возможно только по соглашению сторон электронного документооборота. Причем такое соглашение может носить как частноправовой характер, так и публично-правовой характер. Потому что только в таком соглашении возможно закрепить конкретный способ аутентификации электронного сообщения: определить по-

нятие аналога собственноручной подписи и способ проверки его подлинности.

Между тем, многие авторы не без оснований называют электронный документ «актуальным» видом иных доказательств и считают, что проблема использования электронного документа имеет помимо внутригосударственного характера еще и межгосударственный в связи с тем, что участие России во внешнеторговом обороте ведет к необходимости учитывать новые условия создания и функционирования нетрадиционного документа.

Внутригосударственный характер проблемы правового регулирования электронных документов обуславливается запланированным к 2015 г. переходом на оказание государственных услуг физическим лицам в электронном виде на всей территории Российской Федерации, на что направлен Федеральный закон от 27 июля 2010 г. № 210-ФЗ «Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг». А также создание «Электронного правительства», которое должно обеспечивать доступ заявителей к предоставляемым сведениям об услугах (функциях), которые осуществляются с использованием сети Интернет, в электронном виде и с помощью электронных документов. Целью данной услуги является предоставление заявителям возможности осуществлять взаимодействие с органами власти дистанционно в электронном виде, в том числе обращаться в органы власти и получать результаты такого обращения.

Данные шаги вперед к мировому прогрессу, несомненно, определили приоритетное развитие электронных документов, а также переход с бумажной на электронную форму документа, однако до сих пор в нашей стране не принят Федеральный закон об электронном документе и не внесены соответствующие изменения в КРФ об АП; с учетом перехода государственного управления на электронный уровень необходимо, чтобы и законодательство соответствовало этому новационному переходу.

Таким образом, в связи развитием и все большим распространением электронного документооборота в современных правоотношениях и отсутствием новых законодательных нормативных актов, которые могли бы регулировать рассмо-

трение подобной информации в качестве доказательств по тому или иному делу, многие судьи не принимают подобные документы в качестве доказательств по административному делу, поскольку в настоящее время не существует единого порядка рассмотрения этих документов в качестве доказательств [10].

Однако, ситуация в российском законодательстве начинает меняться вместе с законодательными изменениями Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в частности ст. 75 предусмотрено, что в качестве письменных доказательств по делу признаются документы, полученные посредством факсимильной, электронной или иной связи, в том числе с использованием информационно-телекоммуникационной сети Интернет, а также документы, подписанные электронной подписью или иным аналогом собственноручной подписи.

Существующая судебная практика подтверждает принятие электронных документов к производству, так же как и письменные варианты.

Так, по административному делу № А26-10762/2010 о привлечении заявителя к административной ответственности Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа Постановлением от 11 мая 2011 г. по делу № А26-10762/2010 отменил определение арбитражного апелляционного суда на том основании, что суд апелляционной инстанции возвратил апелляционную жалобу, поданную в электронном виде посредством заполнения форм, размещенных на официальном сайте арбитражного суда в сети Интернет (http://my.arbitr.ru), о чем заявителем было получено электронное уведомление, согласно которому апелляционная жалоба направлена в апелляционный суд. П. 2 разд. V Временного порядка подачи документов в арбитражные суды Российской Федерации в электронном виде, утвержденного приказом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12 января 2011 г. № 1 предусмотрено, что после подачи документов в электронном виде в «личный кабинет» пользователя в системе подачи документов приходит уведомление о поступлении документов в систему подачи документов с указанием даты поступления. Указанная дата учитывается при рассмотрении вопроса о соблюдении заявителем срока для со-

вершения процессуальных действий (ч. 6 ст. 114 АПК РФ).

Данные судебные прецеденты — достижение и прыжок вперед в административном производстве, которые подтверждают, что электронные документы могут быть также рассмотрены и приняты к производству как их письменные аналоги. Возможно, это первые шаги навстречу электронному документу как источнику доказательств по делам об административных правонарушениях.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Однако, первые проблемы возникают уже на этапе приобщения электронных документов к материалам дел. В законе отсутствуют требования относительно формы и формата предоставления любых фактических данных в электронной форме по порядку исследования форм предоставления электронных документов и по порядку приобщения их к судебному делу. Зачастую электронные документы должны представляться в суд не на техническом, а на бумажном носителе, т.е. преобразованными в печатный вид, позволяющий визуально исследовать и обсудить доказательство.

В связи с этим возникает ситуация, когда электронные доказательства не исследуются судом как прямые доказательства в силу технической неподготовленности суда или существующего в течение длительного времени бумажного документооборота в судах. Суд как прямое доказательство будет оценивать либо копию электронного документа на бумажном носителе (когда электронный документ несет в себе текстовую или графическую информацию), либо (в случае если оспаривается электронная подпись на электронном документе и назначается экспертиза) заключение эксперта.

Например, сегодня большое количество граждан не оплачивает в установленные сроки штрафы за нарушения ПДД, дожидаясь постановления об исполнительном производстве. Согласно ст. 24 Федерального закона от 2 октября 2007 г. № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» должник может быть уведомлен телеграммой, факсом, электронными видами связи. В случае последнего варианта, это может sms, ICQ, web-камера, сообщения в социальных сетях и т.д. Однако, в случае оспаривания должником данного вида уведомления, особенно если оно является единственным

прямым доказательством надлежащего уведомления должника, очевиден ряд проблем, так, например, персонифицировать получателя уведомления и доказать получение данного уведомления крайне сложно.

Безусловно, простого перечисления в законе средств уведомления недостаточно, нужна четкая процедура, регламентирующая достоверность доказательства, полученного с помощью электронной связи.

Что касается использования электронных документов в качестве доказательств по делам об административных правонарушениях, то как источники доказательств они могут быть использованы при соответствии следующим существенным признакам:

1) если электронный документ имеет доказательственное значение по административному делу, т.е. электронный документ должен содержать не любые сведения, а только подлежащие установлению, — сведения о наличии, либо отсутствии правонарушения. Для суда доказательственное значение имеет информация, содержащаяся на носителе электронного документа, а не сам носитель. Кроме того, сейчас электронный документ не связан неразрывно с его носителем: физический носитель электронного документа может быть заменен другим, в том числе и точно таким же носителем (например, электронный документ может быть перемещен с одного съемного носителя на другой);

2) если электронный документ обладает определенными реквизитами, позволяющими его идентифицировать и обеспечивающими его юридическую силу. Такими сведениями могут быть: обозначение отправителя и получателя электронных данных, а также даты и времени их создания или получения, сведения о лицах, использующих электронные средства, а именно их местонахождение, адрес электронной почты и т.д.

Однако, представляется неправильным при определении электронного документа как судебного доказательства указывать только на то, что документом является информация, которую можно аутентифицировать и/или идентифицировать. В конечном счете, включение в содержание понятия электронного документа только информации,

которую можно аутентифицировать и/или идентифицировать, приводит к выделению в качестве существенного признака фактических данных, получаемых с помощью электронного документа, как судебных доказательств признака достоверности. В этом случае участники процесса могут попасть в ситуацию, при которой вплоть до вынесения судебного решения им не будет известно, доказательство перед ними или нет, поскольку достоверность фактических данных заранее определить невозможно.

Кроме того, законодатель установил, что конституирующим признаком, предоставляющим возможность использования электронных документов и сообщений в качестве средств доказывания, является наличие на сообщении обязательного реквизита — электронного аналога собственноручной подписи, который обеспечивает юридическую силу электронному документу и его подлинность;

3) если электронный документ доступен человеческому восприятию, т.е. информацию, которая содержится в данном документе можно считать, а также, если информация, содержащаяся в электронном документе преобразована в форму, пригодную для обычного восприятия и хранения в деле. Для того чтобы информацию в электронной форме можно было непосредственно исследовать, ее необходимо преобразовать с помощью технических средств, используемых для хранения ее в электронной форме, в человекочитаемую или изобразительную форму, т.е. в информацию в материальной форме;

4) если электронный документ получен с соблюдением правил собирания.

Соблюдение вышеуказанных признаков при использовании электронного документа в качестве доказательств, несомненно, окажет помощь при рассмотрении данных доказательств в производстве по делам об административных правонарушениях.

Также, в качестве возможного способа решения проблемы электронных документов ряд ученых предлагает использовать институт обеспечения сведений, содержащихся на электронных носителях и в Интернете, нотариусами. Эта идея исходит из действовавшего ранее процессуального законодатель-

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

ства, которое предусматривало институт обеспечения доказательств государственными нотариусами. По мнению некоторых исследователей, указание на досудебное обеспечение доказательств в Основах законодательства о нотариате имеет самостоятельное юридическое значение.

Представляется, что процедура обеспечения электронного доказательства будет выглядеть так: лицо, нуждающееся в обеспечении доказательств, должно направить нотариусу запрос, где указывает сведения, интернет-страницу, файл, которые необходимо обеспечить. Нотариус описывает содержащуюся в электронном документе информацию, причем желательно, чтобы нотариус распечатал информацию и чтобы, вместе с распечаткой, протоколом осмотра документа в суд был представлен электронный носитель информации.

Таким образом, проблема восприятия электронного документа как доказательства по административным делам представляется существенной, и решать ее, несомненно, необходимо не только фактически, но и юридически, чтобы суд не имел произвольной свободы признания или непризнания электронных документов доказательством, которую можно решить путем определения природы электронных доказательств и их надлежащего правового закрепления.

Резюмирую вышесказанное, следует сделать следующие выводы.

1. До настоящего времени национальное законодательство не выработало общепризнанного определения термина «электронный документ», что создает определенные трудности в правовом регулировании соответствующих правоотношений. Представляется, необходимо обеспечить юридическую значимость результатов оказания государственных услуг в электронном виде, т.е. предоставить гражданам и организациям возможность использовать электронные документы непосредственно, без получения и дополнительной процедуры подтверждения (заверения) бумажных копий.

2. В нашей стране необходимо принять Федеральный Закон «Об электронном документе» или «Об общих правилах организации электронного оборота документов в Российской Федерации», который обеспечит юридической значимостью элек-

тронный документ и позволит снять ограничения и устранить препятствия к применению электронных документов, установить их правовой режим и формы употребления в целях оказания государственных услуг физическим лицам; позволит использовать электронный документ в суде как источник доказательства по делам об административных правонарушениях.

3. Следует определить электронный документ как сведения, представленные в электронно-цифровой форме об обстоятельствах, подлежащих установлению по делу, содержащиеся в файле, на любом материальном носителе, созданном для целей хранения и передачи его во времени и пространстве, где «файл» — это совокупность ограниченных по объему сведений, записанных (зафиксированных) на машинном носителе в виде дискретных сигналов, представляющих собой единое целое по информационному значению.

4. Поскольку новый вид доказательств — электронный документ имеет отличие от иных документов по форме существования информации в качестве записи на материальном носителе и может устанавливать не менее важные обстоятельства по делу, наряду с другими утвердившимися доказательствами в производстве по делам об административных правонарушениях, поскольку следует внести изменения в КРФ об АП и дополнить его ст. 26.7.1 в следующей редакции:

Электронный документ, как доказательство в производстве по делам об административных правонарушениях — это сведения, представленные в электронно-цифровой форме об обстоятельствах, подлежащих установлению, имеющие значение для административного дела, содержащиеся в файле на любом материальном носителе, созданном для целей хранения и передачи его во времени и пространстве, где «файл» — это совокупность ограниченных по объему сведений, записанных (зафиксированных) на машинном носителе в виде дискретных сигналов, представляющих собой единое целое по информационному значению.

5. Достоверность электронного документа в качестве источника доказательств по делу об административном правонарушении может подтвердить электронная подпись. Стороны нормативно-правового договора, если иное не вытекает из

закона либо подзаконного акта, в своем соглашении могут предусмотреть использование любого аналога собственноручной подписи, помимо электронной подписи, в случае если будет обеспечена достоверность электронного документа и/или сообщения.

6. Легитимность электронному документу, в качестве доказательства по делу об административном правонарушении, поможет обеспечить институт обеспечения доказательств нотариусом, которое может быть осуществлено до начала судебного разбирательства.

Литература

1. Федосеева Н.Н., Шилова Д.А. Понятие и сущность электронного документа // Юрист. 2008. № 5. С. 58—61.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

2. Семизорова Е.В. Актуальные вопросы правового регулирования обеспечения юридической значимости электронных документов // Российская юстиция. 2011. № 2. С. 67—70.

3. Вершинин А.П. Электронный документ: правовая форма и доказательство в суде. М., 2000. С. 106.

5. Балашов А., Лейканд Е. Проблемы использования электронных доказательств в арбитражном и гражданском судопроизводстве // Арбитражный и гражданский процесс.-2009. № 6.

5. Востриков И.Ю. Электронный документ как доказательство в гражданском процессе / Гражданское судопроизводство в изменяющейся России: Междун. науч.-практ. конференция (14—15 сентября 2007 г.). Саратов, 2007. С. 378.

6. Горелов М.В. Современные источники информации как доказательства в гражданском процессе // Информационное право. 2005. № 3.

7. Семилетов С.И. Использование электронных документов в качестве доказательств в судебном производстве // Гражданин и право. 2007. № 1.

8. Electronic Signatures in Global and National Commerce Act, Sec. 7006, article (5) // URL: http:// uscode. house.gov/ download/ pls/ 15C96.txt.

9. Иванов Н.А. Об электронных документах и электронной цифровой подписи // Информационное право. 2006. № 3.

10. Балашова А. // Статья: E-mail как доказательство. Миф или реальность? // «Административное право», 2011. № 2.