Научная статья на тему 'Эксплетивные элементы в языковой системе (на материале современного английского языка)'

Эксплетивные элементы в языковой системе (на материале современного английского языка) Текст научной статьи по специальности «Языкознание»

CC BY
799
43
Поделиться
Ключевые слова
РАЗГОВОРНАЯ РЕЧЬ / ЭКСПЛЕТИВЫ / СНИЖЕННАЯ ЛЕКСИКА / ИЗБЫТОЧНОСТЬ ВЫСКАЗЫВАНИЯ

Аннотация научной статьи по языкознанию, автор научной работы — Лисенкова Надежда Николаевна

Одним из видов избыточности, характерной для субъязыка неофициального общения, являются вставные элементы особого рода, называемые эксплетивами. Эксплетивы занимают промежуточное положение между вводными словами и членами предложения; таким образом, вопрос об их лингвистическом статусе остается открытым. Актуальными являются также такие проблемы, как перевод высказываний, содержащих эксплетивы, определение их места в системе сниженной лексики, роль эксплетивов в процессе коммуникации.

Expletive elements in modern English

One of the most obvious manifestations of explication, typical of colloquial speech, is the presence of inserted words, called expletives. They occupy the intermediate position between parentheses and members of the sentence. Thus the problem of their linguistic status is open to discussion. There are also other urgent problems concerning expletives: translation into otherlanguages, their position in the system of degraded words, their functions in the process of communication.

Текст научной работы на тему «Эксплетивные элементы в языковой системе (на материале современного английского языка)»

УДК 811.111’367 ББК 81.432.1-32 Л 631

ЭКСПЛЕТИВНЫЕ ЭЛЕМЕНТЫ В ЯЗЫКОВОЙ СИСТЕМЕ (НА МАТЕРИАЛЕ СОВРЕМЕННОГО АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКА)

Н.Н. Лисенкова

EXPLETIVE ELEMENTS IN MODERN ENGLISH

N.N. Lissenkova

Одним из видов избыточности, характерной для субъязыка неофициального общения, являются вставные элементы особого рода, называемые эксплетивами. Эксплетивы занимают промежуточное положение между вводными словами и членами предложения; таким образом, вопрос об их лингвистическом статусе остается открытым. Актуальными являются также такие проблемы, как перевод высказываний, содержащих эксплетивы, определение их места в системе сниженной лексики, роль эксплетивов в процессе коммуникации.

Ключевые слова: разговорная речь, эксплетивы, сниженная лексика, избыточность высказывания.

One of the most obvious manifestations of explication, typical of colloquial speech, is the presence of inserted words, called expletives. They occupy the intermediate position between parentheses and members of the sentence. Thus the problem of their linguistic status is open to discussion. There are also other urgent problems concerning expletives: translation into other languages, their position in the system of degraded words, their functions in the process of communication.

Keywords: colloquial speech, expletives, degraded vocabulary, explication of utterance.

Интерес к проблемам коммуникации обусловил появление в лингвистике последних десятилетий значительного количества работ, посвященных изучению и анализу структурных особенностей разговорной речи. Согласно концепции Ю.М. Скребнева, под разговорной речью, или разговорным субъязыком, понимается часть языковой системы, обслуживающая неофициальную сферу общения и характеризующаяся рядом особенностей, представленных на всех языковых уровнях. В настоящее время, однако, не подлежит сомнению, что абсолютно доминирующим аспектом формирования разговорной специфики является синтаксис. Все отклонения от нейтрального языкового обозначения на уровне структуры подразделяются Ю.М. Скребневым по принципу соответствия одной из двух соотносительных тенденций: импли-кативной (импликационной), или тенденции к использованию узуально недостаточных для обозначения данного референта языковых элементов, и экспликативной (экспликационной), предполагающей недооценку содержания языковой единицы, в результате чего последняя снабжается дополнительными языковыми средствами1.

Одним из вариантов экспликативных построений являются конструкции, содержащие избыточные материальные элементы особого рода,

функционирующие в качестве выразителей эмоций и называемые эксплетивами, или вставками. Эксплетивы являются обычно (но не обязательно) бранными словами, предметное значение которых зачастую связано с религиозной тематикой типа the hell, the devil, the deuce, goddam и т.п. К экспле-тивам, функционирующим в современном английском языке, можно отнести также такие единицы, как damn (damned), lousy, dam, blasted, the heck, on earth, in the world, the dickens, bloody, the fuck, fucking. Аффективное содержание данных единиц преобладает над их предметно-логическим значением, что позволяет отнести их к логически избыточным компонентам высказывания.

Эксплетивные элементы являются малоизученной областью современной лингвистической науки. Во всяком случае, не существует точного определения данного явления; термин «эксплетив» не является общепринятым и, как правило, не фигурирует в лингвистических словарях, несмотря на то, что явление, обозначаемое, хотя и не повсеместно, этим термином, чрезвычайно распространено в разговорной речи и играет весьма существенную роль в процессе повседневного общения.

В первую очередь встает вопрос о правомерности выделения эксплетивов как особого класса слов и словосочетаний, отличных, в частности, от

Лисенкова Надежда Николаевна, доцент кафедры английской филологии НГЛУ им. Н.А. Добролюбова (Нижний Новгород). E-mail: VERA 170689@mail.ru

Nadezhda N. Lissenkova, associate Professor, Department of English Philology, Linguistic University of Nizhny Novgorod. E-mail: VERA

170689@mail.ru___________________________________

Лисенкова Н.Н.

Эксплетивные элементы в языковой системе (на материале современного английского языка)

вводных конструкций. Некоторые исследователи относят элементы подобного рода к парентезам на том основании, что они зачастую семантически и грамматически несовместимы с характеристиками тех членов предложения, позицию которых они занимают, и стоят обычно в изолятивно-коммуни-кативном отношении к окружению2 Действительно, в ряде случаев синтаксическая функция экс-плетива иррациональна и не поддается квалификации даже с точки зрения формально-позиционного критерия, как в высказываниях типа How the hell should I know? (Salinger) или Why the devil don’t you answer? (Maugham). Чаще, однако, эксплетивы формально представляют собой члены предложения, например, функционируют как квазиопределения в сочетаниях типа bloody fool, goddam father или как обстоятельства-интенсификаторы , например bloody well, goddam right, so dam good-looking. Кроме того, вводные элементы, несмотря на отсутствие грамматической связи с включающим предложением, способны, как известно, выражать модальную, экспрессивную и эмоциональную оценку содержания высказывания, тогда как эксплетивы зачастую не несут информативной нагрузки и употребляются с ослабленным лексическим значением, утрачивая способность реализовать номинативную функцию, то есть обозначать предметы, явления и признаки, как в следующем высказывании: All of a sudden, then, I wanted to get the hell out of the room (Salinger). Именно эта особенность делает их логически избыточными компонентами предложения. Наконец, вводные конструкции, как правило, интонационно и пунктуаци-онно изолируются от окружения, в то время как эксплетивные элементы не выделяются интонацией в речи и не обособляются на письме знаками препинания. Последнее, впрочем, не является вполне надежным критерием их разграничения, так как некоторые устойчивые структуры английского языка, традиционно трактуемые как парентезы, также не выделяются запятыми.

«I suppose I needn’t take more than a few summer things and a shroud, need I?» (Maugham).

В связи с этим становится неопределенным статус конструкций, представляющих собой апелляции к Богу, таких как for Christ’s sake, for Heaven’s sake, m the name of Heavens, in God’s name. Чаще всего их относят к парентезам междометного характера, утратившим свой первоначальный смысл и превратившимся в устойчивые экспрессивные штампы. Однако в таких примерах, как «What in God’s name should I want that for?» (Maugham) и «Why the hell do you say that?» (Salinger) позиция в предложении, синтаксические характеристики и прагматическая роль элементов the hel и in God’s name свидетельствуют об их аналогичном характере.

Вопрос о лингвистическом статусе эксплети-вов предполагает определение их места в системе частей речи и синтаксической роли в предложении. Морфологически элементы такого рода обычно представляют собой существительные с предлогом или артиклем (the hell, the devil, on earth, in the world), прилагательные (омонимичные им наречия) или адъективированные причастия, о чем свиде-

тельствуют формальные показатели - суффикс -у или формант -ed: bloody, lousy, damned, blasted. Проблема синтаксического статуса эксплетивов является более сложной. Уже упоминалось об их способности функционировать в качестве определений и обстоятельств-интенсификаторов, однако в большинстве случаев вряд ли можно приписать им те семантические и функциональные характеристики, которые традиционно включаются в определение членов предложения. Так, в высказываниях This is about a goddam baseball glove или You don’t do one damn thing the way you are supposed to. (Salinger) эксплетивы goddam или damn не являются квали-фикативными показателями и не сообщают никакой информации об объекте, с которым формально вступают в атрибутивные отношения. Аналогичным образом распространенные сочетания on earth, in the world в высказываниях What on earth do you want me to say to this? (Maugham) или Where in the world have you been all the time? (Susanne), формально представляющие собой обстоятельства места, не являются таковыми по существу. В отношении последнего примера, впрочем, можно допустить (с некоторой натяжкой), что сочетание in the world действительно может трактоваться как обстоятельство, вследствие того, что ему предшествует вопросительное наречие места where. Чаще, однако, обстоятельственные отношения недопустимы в силу несовместимости буквальных смыслов составляющих единиц, например: What in the world have you brought that thing here for? (Stowe). Что же касается функционирования эксплетивов в качестве интенсификаторов, то можно заметить, что их синтаксический статус в большей степени соответствует статусу наречия-обстоятельства, поскольку очевидна общность денотативных значений высказываний типа I was so damn nervous (Salinger) =1 was very nervous; You know bloody well (Osborne) =You know very well, отличающихся лишь стилевой отнесенностью. Кроме того, известно, что элементы типа damn могут выступать как полнозначные слова, например, в качестве глагола в форме Subjunctive I в высказываниях типа Damn it all! (Пропади все пропадом) и, следовательно, перестают быть логически избыточными компонентами предложения.

Сказанное позволяет предположить, что, несмотря на псевдосинтаксический (в целом) статус эксплетивных элементов, в ряде случаев они несут информативную нагрузку и вступают в реальные атрибутивные, обстоятельственные или предикативные отношения с другими составными частями предложения. Привносимое ими значение становится составной частью семантики высказывания и является логически необходимым. Вследствие этого представляется возможным говорить о двух группах омонимичных слов и словосочетаний: 1) собственно эксплетивы, аффективное содержание которых преобладает над их предметнологическим значением; 2) омонимичные им полнозначные слова, употребляемые в буквальном конкретном значении.

Особый интерес представляет проблема стилистической окрашенности, или субъязыковой отнесенности эксплетивов. Очевидно, что в соответст-

Серия «Лингвистика», выпуск 10

41

Традиционная грамматика, фразеология и история грамматической мысли___________________________

вии с разработанной Ю.М. Скребневым общей стилистической классификацией лексики их следует отнести к субнейтральной области, однако дальнейшее распределение по степени сниженности вызывает определенные трудности. Наблюдения над языковым материалом позволяют утверждать, что эксплетивы неоднородны в этом плане. С одной стороны, сам факт выходящего за рамки синтаксиса нейтральной области языка избыточного употребления предполагает целесообразность отнесения данных единиц к разговорной сфере, в связи с чем эксплетивные элементы располагаются Ю.М. Скребневым в ряду других коллоквиально маркированных единиц и, следовательно, должны характеризоваться минимальной степенью сниженности3. Вместе с тем известно, что значительная часть эксплетивов представляют собой слова-вульгаризмы, выражающие, как правило, отрицательные эмоции и отвергаемые системой морально-этических воззрений языкового коллектива. Употребление таких единиц, как damn(ed), bloody, hell в речи и в художественной литературе до недавнего времени считалось абсолютно недопустимым, не говоря уже о таких, к сожалению, все больше проникающих в печать словах, как fuck и flicking. Очевидно, в пределах класса эксплетивов возможно распределение по степени сниженности, осуществляемое в соответствии с наличием или отсутствием целенаправленной, осознаваемой говорящим деградацией речи. Необходимо также принять во внимание критерий универсальной или ограниченной употребительности той или иной единицы. В соответствии с этим такие структуры, как on earth/upon earth и in the world должны быть отнесены к единицам минимальной степени сниженности, поскольку употребляются непреднамеренно и неосознанно всеми носителями языка вне зависимости от возраста и социального положения в ситуации неофициального общения. На противоположном конце шкалы будут располагаться непристойные слова, лексическое значение которых, связанное с интимной сферой деятельности человека, не допускает употребления их в речи представителей культурных слоев общества. (Тем не менее в настоящее время мы все чаще встречаем их в художественной литературе, кинофильмах и песнях, в том числе в качестве эксплетивов, например: What the flick are you domg here? (Eminem). Все остальные, таким образом, оказываются посередине шкалы и, следовательно, характеризуются средней степенью сниженности. В данную группу попадают такие единицы, как the hell, the devil, bloody, lousy, damn, goddam.

Последнее, по-видимому, может вызвать возражение, поскольку традиционным является отнесение их к вульгаризмам, то есть словам максимальной степени сниженности. Однако материал современной англоязычной прозы, воссоздающий реальную речь в ситуации неофициального общения, свидетельствует о том, что такие слова, в отличие от вульгаризмов в их традиционном понимании, не только употребляются в речи представителей образованных и культурных слоев общества (например, профессора Хиггинса в «Пигма-

лионе» Б. Шоу) с установкой на достижение соответствующего эмоционального и эстетического эффекта, но могут употребляться без какой-либо специальной целеустановки, непреднамеренно и неосознанно, в силу привычки, приближаясь, таким образом, к разговорной лексике, как в следующем примере: «What the hellya reading?» he asked. «Goddam book» (Salinger).

He до конца исследованным является вопрос о количественном составе эксплетивов и отграничении их от других видов избыточности. Исходя из определения Ю.М. Скребнева, правомерным является отнесение к этому классу любого слова или словосочетания, аффективное содержание которого преобладает над его предметно-логическим значением. Например, слово stupid в таких репликах, как You stupid fool! (Maugham) или How the hell should I know a stupid thmg like that? (Salinger) может быть включено в состав эксплетивов на основании того, что оно не несет какой-либо информативной нагрузки, дублируя в ряде случаев семантику определяемого слова, и обладает явным потенциалом эмоциональности. Вероятно, можно встретить и другие случаи избыточного употребления материальных элементов, отвечающие де-финиционным характеристикам эксплетивов, но традиционно не включаемые в эту группу.

Актуальной является также проблема перевода высказываний, содержащих единицы данного класса. Даже при поверхностном сравнении структур английского и русского языков становится очевидным, что одни из них обнаруживают полную аналогию в плане соответствия формальных признаков и функций эксплетивных элементов, в то время как при переводе других возникают значительные трудности при условии сохранения стилистической отнесенности, коммуникативнопрагматической направленности и других аспектов адекватности перевода.

Наконец, наименее изученным и вместе с тем наиболее значимым является такой аспект функционирования эксплетивов, как их прагматический потенциал. Не подлежит сомнению, что несмотря на статус материально избыточных элементов, эксплетивы играют в процессе коммуникации весьма существенную роль, что проявляется как в плане стилистической маркированности и эмоциональной окрашенности высказывания, содержащего вставную конструкцию, так и в плане реализации коммуникативной установки говорящего. Этот вопрос требует специального изучения и представляется перспективной областью современной прагмалингвистики.

1 Скребнев Ю.М. Введение в коллоквиалистику Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 1985. С. 65.

2 Красикова О.В. Семантико-стилистические функции элементов, сопутствующих осноному высказыванию, в структуре английского предложения. Автореф. дис. ... канд. филол. наук. М., 1984. С. 16.

3 Скребнев Ю.М. Введение в коллоквиалистику. Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 1985. С. 164.

__________Поступила в редакцию 12 ноября 2009 г.