Научная статья на тему 'Экономика России на рубеже XIX-XX вв. : мифы и реальность'

Экономика России на рубеже XIX-XX вв. : мифы и реальность Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
488
46
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
РЕВОЛЮЦИЯ / REVOLUTION / ЭКОНОМИЧЕСКИЙ РОСТ / ECONOMIC GROWTH / ПОРЕФОРМЕННАЯ РОССИЯ / POST-REFORM RUSSIA / АГРАРНЫЙ ВОПРОС / AGRARIAN QUESTION / ПРОМЫШЛЕННОЕ РАЗВИТИЕ / INDUSTRIAL DEVELOPMENT / СТОЛЫПИНСКАЯ АГРАРНАЯ РЕФОРМА / STOLYPIN AGRARIAN REFORM / ЭКОНОМИЧЕСКИЙ КРИЗИС / ECONOMIC CRISIS / МОБИЛИЗАЦИЯ РЕСУРСОВ / MOBILIZATION OF RESOURCES / ТЕХНОЛОГИЧЕСКАЯ ОТСТАЛОСТЬ / TECHNOLOGICAL BACKWARDNESS / МОДЕРНИЗАЦИЯ / MODERNIZATION

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Мамонтов Владимир Дмитриевич

В статье акцентируется внимание на экономическом факторе истоков Октябрьской революции 1917 г. На значительном массиве фактологического и статистического материалов показывается, что в пореформенное время наиболее позитивные сдвиги и одновременно глубокие противоречия в нарастающем режиме проистекали именно в экономике. После мирового кризиса 1907-1908 гг. Россия имела один из самых высоких темпов экономического роста в Европе около 10 %. Для ускорения своего экономического, технического развития Россия стремилась интенсивно привлекать зарубежный капитал. После 1861 г. формирование ростков капитализма присутствовало в аграрном секторе. При этом, в статье констатируется, что именно аграрный вопрос был центром острейших, веками неразрешаемых противоречий, именно он во многом подвинул Россию, сначала к Февральской, а затем и Октябрьской революциям 1917 г. Подробно анализируя развитие промышленности, обозначая значительные успехи в отдельных ее отраслях, особенно железнодорожном строительстве, нами отмечается, что дореволюционная Россия оставалась все же в основном страной аграрной и притом с огромным преобладанием в этой области наиболее отсталых натуральных форм мелкого крестьянского земледелия. В статье предметно рассматривается нарастание социальных проблем, особенно в сфере лиц наемного труда. Первая мировая война 1914-1918 гг. внесла свой негативный отпечаток на социально-экономическое развитие России. На основе анализа делается вывод: Россия на рубеже веков конца XIX-начала XX вв. встала на путь социально-экономической, политической модернизации. Процесс протекал крайне противоречиво, с высокими социальными издержками. Правящая элита, с одной стороны, демонстрировала вроде бы заинтересованность в прогрессивных реформах, с другой медленно, невразумительно расставалась со своими привилегиями. Революции Февральская и Октябрьская 1917 г. стали событиями и инструментами разрешения непримиримых противоречий.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

ECONOMY OF RUSSIA AT THE BOUNDARY OF THE XIX-XX CENTURIES: MYTHS AND REALITY

In article the author focused his attention on economic factor of sources of the October revolution in 1917 and on the considerable massif of factual and statistical materials showed that in post-reform time the most positive shifts and at the same time deep contradictions in the accruing mode resulted in economy. After world crisis of 1907-1908 Russia had one of the highest rates of economic growth in Europe about 10%. For acceleration of the economic, technical development Russia sought to attract the foreign capital intensively. After 1861 formation of sprouts of capitalism was present at the agrarian sector. At the same time, in article the author noted that agrarian question was the center of the sharpest, centuries of not resolved contradictions, it in many respects moved Russia, at first to the February, and then to the October revolutions in 1917. In detail analyzing industry development, designating considerable achievements in its separate branches, especially railway construction, the author noted that pre-revolutionary Russia remained nevertheless generally the agrarian country and besides with huge prevalence in this area of the most backward natural forms of small country agriculture. In article the author in detail considered increase of social problems, especially in the sphere of persons of wage labor. World War I in 1914-1918 brought the negative print on social and economic development of Russia. The author drew the conclusion on the basis of the analysis: Russia at the end of the XIX the beginning of the XX centuries followed at the turn of the century a way of social and economic, political modernization. Process proceeded is extremely contradictory, with high social expenses. The ruling elite, on the one hand, showed, it seems, interest in progressive reforms, on the other slowly, unintelligibly left the privileges. Revolutions February and October in 1917 became events and tools of permission of irreconcilable contradictions.

Текст научной работы на тему «Экономика России на рубеже XIX-XX вв. : мифы и реальность»

НАУЧНЫЙ СЕМИНАР «ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ИСТОКИ ОКТЯБРЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ 1917 г.»

27 октября 2017 г., в Институте экономики, управления и сервиса Тамбовского государственного университета имени Г. Р. Державина состоялся межкафедральный научный семинар по теме: «Экономические истоки Октябрьской революции 1917 года». С докладами - «Экономика России на рубеже XIX-XX веков: мифы и реальность» выступил доктор экономических наук, профессор Владимир Дмитриевич Мамонтов, «Аграрный вопрос» в России в дооктябрьский период» кандидат экономических наук, доцент Саяпин Алексей Викторович. Доклады публикуются в текущем номере.

Участники семинара отметили, что и сегодня спустя 100-летие Октябрьская революция будоражит сознание россиян, для большинства граждан это событие является поистине Великим в истории страны. Согласно опроса ВЦИОМ в октябре 2017 г., в оценке последствий, которыми обернулась революция для страны доминирует позитив в 61 %. Почти 40 % современных россиян считают, что Октябрьская революция 1917 г. дала толчок социальному и экономическому развитию.

В ходе обсуждения ученые-экономисты констатировали, что они вынуждены обратиться к вроде бы несвойственной для них тематики в виду искаженного экономического образа России на рубеже XIX-XX вв., который все более и более получает утверждение в информационной среде. Выступающие делали проекцию экономического состояния прошлого России на современную действительность (доценты - Куцерубов Александр Евгеньевич, Иванова Елена Юрьевна). Такие черты дореволюционной экономики, как технологическая отсталость во многих отраслях экономики, зависимость от импорта машин и оборудования, неразвитость финансового сектора, многоуклад-ность хозяйственного комплекса приходится преодолевать и современной России.

На семинаре отмечалось, что социальные проблемы лиц наемного труда в новой редакции в нарастающем режиме получают развитие в современной экономической системе России (доктор экономических наук, профессор Лапшин Вячеслав Юрьевич).

Центральной проблемой обсуждения участников семинара естественным образом стал аграрный вопрос. Экономисты подчеркнули, что именно аграрный сектор России был центром острейших, веками неразрешаемых противоречий. Доклады и выступления участников семинара характеризовались применением широкого круга фактологического и статистического материала.

УДК 330.8 doi: 10.20310/1819-8813-2017-12-6-501-513

ЭКОНОМИКА РОССИИ НА РУБЕЖЕ XIX-XX вв.: МИФЫ И РЕАЛЬНОСТЬ

МАМОНТОВ ВЛАДИМИР ДМИТРИЕВИЧ

Тамбовский государственный университет имени Г. Р. Державина, г. Тамбов, Российская Федерация, e-mail: edu-tech@tsutmb.ru

В статье акцентируется внимание на экономическом факторе истоков Октябрьской революции 1917 г. На значительном массиве фактологического и статистического материалов показывается, что в пореформенное время наиболее позитивные сдвиги и одновременно глубокие противоречия в нарастающем режиме проистекали именно в экономике. После мирового кризиса 1907-1908 гг. Россия имела один из самых высоких темпов экономического роста в Европе - около 10 % Для ускорения своего экономического, технического развития Россия стремилась интенсивно привлекать зарубежный капитал. После 1861 г. формирование ростков капитализма присутствовало в аграрном секторе. При этом, в статье констатируется, что именно аграрный вопрос был центром острейших, веками неразрешаемых противоречий, именно он во многом подвинул Россию, сначала к Февральской, а затем и Октябрьской революциям 1917 г. Подробно анализируя развитие промышленности, обозначая значительные успехи в отдельных ее отраслях, особенно железнодорожном строительстве, нами отмечается, что дореволюционная Россия оставалась все же в основном страной аграрной и притом с огромным преобладанием в этой области наиболее отсталых натуральных форм мелкого крестьянского земледелия. В статье предметно рассматривается нарастание социальных проблем, особенно в сфере лиц наемного труда. Первая мировая война 1914-1918 гг. внесла свой негативный отпечаток на социально-экономическое развитие Рос-

сии. На основе анализа делается вывод: Россия на рубеже веков - конца ХГХ-начала XX вв. встала на путь социально-экономической, политической модернизации. Процесс протекал крайне противоречиво, с высокими социальными издержками. Правящая элита, с одной стороны, демонстрировала вроде бы заинтересованность в прогрессивных реформах, с другой - медленно, невразумительно расставалась со своими привилегиями. Революции - Февральская и Октябрьская 1917 г. стали событиями и инструментами разрешения непримиримых противоречий.

Ключевые слова: революция, экономический рост, пореформенная Россия, аграрный вопрос, промышленное развитие, Столыпинская аграрная реформа, экономический кризис, мобилизация ресурсов, технологическая отсталость, модернизация

Совсем недавно научное сообщество и вся страна отметили 100-летие со дня Великой революции 1917 г. Естественно, эта дата не могла быть оставлена без внимания со стороны экономистов. Ученые-экономисты обращаются к вроде бы несвойственной для них тематики ввиду двух важнейших обстоятельств.

Первое: Октябрьская революция 1917 г. была действительно Великой, в какой бы форме не произошел захват власти. В 20-е гг. прошлого столетия это событие называли «переворотом», не видим здесь ничего особенного. А вот сегодня нередко при употреблении термина «переворот» акцентируется внимание на ином, далеком от истинного положения утверждение. В этой интерпретации, понятие «переворот» ассоциируется со случайностью события, его только трагического значения для России. В данном случае Октябрь 1917 г. трактуется как событие, выдернувшее Россию из движения по колее общественного прогресса.

Октябрьская революция 1917 г. является «великой» потому, что она оказала глубокое воздействие на тенденции и характер мирового хозяйства. Многие процессы, явления в национальных хозяйствах возникли под непосредственным воздействием Октября 1917 г. (социальное страхование, пособия по безработице, пенсионное обеспечение, предоставление избирательного права женщинам и т. д.).

И сегодня Октябрьская революция - значимое событие для большинства граждан России. Согласно опроса ВЦИОМ, в октябре 2017 г. позитивно или негативно оценивают Октябрьскую революцию по 46 %, «затрудняющихся» осталось 8 %. Главной причиной революции россияне считают «тяжелое положение народа» - 45 %, 20 % считают причиной «слабость правительственной власти». Для 12 % причина - «заговор врагов русского народа». В оценке последствий, которыми обернулась революция для страны, доминирует позитив - в 61 %, из него 38 % считают, что она дала «толчок социальному и экономическому развитию», 23 % - «открыла новую эру в истории России». Меньшинство полагает, что революция «затормозила развитие» - 14 % или «стала для страны катастрофой» - 13 %. Позитивнее всех

революцию воспринимают пожилые россияне и молодые люди - по 71 % [1]. Вот такая она статистика.

Второе - обстоятельство, непосредственно связано с экономическим фактором. В последние годы на профессиональном и, особенно на публицистическом уровне, происходит некая идеализация экономического развития России в начале XX-го столетия. Красочно рисуется картина бурного развития промышленности, миротворческой и прогрессивной миссии Столыпинской аграрной реформы, мира и согласия в социальной сфере. В этом историческом разрезе война и антигосударственные действия революционеров-большевиков сломали благостную картину развития России. Реальность, как покажет нам анализ, была несколько иной.

В своем анализе истоков октябрьских событий 1917 г. мы акцентируем внимание только на экономическом факторе, при этом не умаляем значение других очень важных обстоятельств, но о них как раз в большей мере сегодня и говорят.

Реформа 1861 г. дала толчок к модернизации страны. В этот период в «кричащих красках» проявилась экономическая отсталость России. Заметим, что в пореформенное время наиболее позитивные сдвиги и одновременно глубокие противоречия в нарастающем режиме проистекали именно в экономике.

В начале дадим краткую характеристику социально-экономического состояния России на рубеже XIX-начала XX вв. Состав населения России по переписи 1897 г. дан в таблице 1.

Население России без Финляндии по переписи 1897 г. составляло 125 млн 640 тыс. чел. Российская империя была крестьянской страной -86,6 % населения страны проживало в сельской местности. Не выдерживает критики миф о всеобщей грамотности населения России. Уровень грамотности в европейской части, согласно переписи 1897 г., составил 21,1 %, причем, среди мужчин он был существенно выше, чем среди женщин (29,3 % и 13,1 % соответственно). По всей России уровень грамотности - 19,78 %. По языковой принадлежности - 44,3 % составляли великороссы, 17,8 % - малороссы, 6,3 % - поляки, 4,3 % - белороссы и 4 % - евреи [2].

Таблица 1

Население России по переписи 1897 г.

Всего населения Российской империи, без Финляндии (чел.) 125640021

Из них

Мужского пола (чел.) 62477348

Женского пола (чел.) 63162673

Уровень грамотности в европейской России (%) 21,1

Среди мужчин 29,3

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Среди женщин 13,1

По всей России (%) 19,78

По вероисповеданию (%)

Православные 69,3

Мусульмане 11,1

Католики 9,1

Иудеи 4,2

Городское население ( %) 13,4

Сельское население ( %) 86,6

По родному языку (%)

Великороссы 44,3

Малороссы 17,8

Поляки 6,3

Белороссы 4,3

Евреи 4,0

Сословия России (%)

Крестьянство 77,5

Мещане 10,7

Инородцы 6,6

Казаки 2,3

Дворяне (потомственные и личные) 1,5

Духовенство 0,5

Почетные граждане 0,3

Купцы 0,2

Прочие 0,4

В начале XX в. в России насчитывалось 865 городов, из них 2 города было с населением чуть выше 1 млн чел. - Москва и Санкт-Петербург и 51 город - с населением свыше 50 тыс. чел. При этом заметим, что наиболее крупные города Российской империи начала прошлого столетия сегодня не входят в состав РФ - Варшава, Одесса, Лодзь, Рига, Киев, Харьков, Тифлис, Ташкент, Вильна, Екатеринослав, Баку.

Данные таблицы 2 позволяют сделать вывод: Россия, как наиболее молодая империалистическая держава в начале XX в., в ряду других более развитых империалистических государств, несмотря на свою технико-экономическую отсталость, обнаружила громадные потенциальные силы своего хозяйственного развития.

Ускоренное развитие капитализма в России в указанный период осуществлялось и посредством большого удельного веса государственного капитализма, государственных заказов (в особенности

железнодорожных заказов), большого влияния иностранного капитала, несущего в российскую экономику не только инвестиции, но и передовые технологии, развитие новых промышленных отраслей, промышленную технику.

Нужно при этом учесть, что Россия за первое десятилетие XX в. пережила свою первую империалистическую и неудачную войну с Японией, сильно подорвавшую народное хозяйство, революцию 1905-1906 гг., Столыпинскую аграрную реформу с ее последствиями.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

По подсчетам Госплана СССР, народный доход по всей бывшей империи в 1913 г., по отдельным отраслям народного хозяйства определяется следующими цифрами (табл. 3).

На душу населения по этим расчетам, народный доход определяется в 102,2 руб. Для сравнения: в Англии - 463 руб., в Германии - 292 руб., во Франции - 355 руб., в США - 695 руб.

Таблица 2

Рост основных отраслей народного хозяйства в период 1899-1913 гг. [3]

1899 г. 1913 г. 1913 г. в % к 1899 г.

Валовый сбор хлеба (млрд пуд.) 3,7 5,4 146

Экспорт хлебных продуктов (млн пуд.) 352 648 184

Экспорт всех товаров (млн руб.) 627 1520 242

Добыча каменного угля (млн пуд.) 853 2214 247

Нефти (млн пуд.) 550 561 102

Выплавка чугуна (млн пуд.) 164 283 172

Производства железа и стали (млн пуд.) 145 247 170

Меди (тыс. пуд.) 460 2048 445

Сахара (млн пуд.) 42 92 211

Потребление хлопка (млн пуд.) 16,1 25,9 153

Грузооборот железных дорог (млрд пуд.) 3,7 7,9 213

Прирост ж/д сети (тыс. верст) 3,2 1,2 37

Обороты промышленных предприятий (млн руб.) 3503 6882 196

Обороты торговых предприятий (млн руб.) 5466 7644 140

Основные капиталы акционерных промышленных предприятий (млн руб.) 1320 2848 216

Баланс акционерных коммерческих банков (млн руб.) 1380 5769 418

Таблица 3

Народный доход на 1913 г. [4]

млн руб. %

Сельское хозяйство 8792 51,4

Промышленность 4793 28,0

Строительство 690 4,1

Транспорт 1356 7,9

Торговля и связь 1468 8,6

Итого 17108 100

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

По расчетам С. Н. Прокоповича, по 50 губерниям Европейской России, в действующих ценах, соответствующего года, народный доход в 1900 г. - исчислялся суммой в 6579,6 млн руб., в 1913 г. -11805,5 млн руб. Увеличение за 13 лет определялось в 79,4 %, причем по сельскому хозяйству (без лесоводства и охоты) оно было 88,5 % (с 2985 млн руб. до 5630 млн руб.), по промышленности - 83 % (с 1402 млн до 2566 млн руб.) [5]. Для того времени увеличение значительное.

Вторая половина XIX-нач. XX-го столетий отмечается цикличностью развития экономики России. Кризисы 1847, 1857 и 1867 гг. в России, каждый по своему, давали новый огромный импульс к механизации труда, смене остатков крепостных устоев.

О прогрессе в механизации труда свидетельствуют следующие цифры: «в 1845 г. годовой привоз и внутреннее производство машин давали стране всего продукции на 1,25 млн руб., к 1870 г., после кризиса примерно 65 млн руб.» [6] (т. е. за 25 лет производство и привоз машин увеличилось в 52 раза). Подобных темпов машинизации уже не знала последующая история капиталистического развития России.

С 1895 по 1900 г. был новый огромный подъем промышленности - за 5 лет выпуск продукции увеличился с 1411 до 2253 млн руб., т. е. на 59 %. Этот подъем производства промышленной продукции совпал с еще более крупным подъемом железнодорожного строительства. Если продукция всей фабричной и горной промышленности с 1892 по 1899 г. включительно выросла с 1221 до 2121 млн руб., т. е. за 7 лет на 73 %, то строительство железных дорог за те же 7 лет поднялось с 479 до 5248 км. в год, т. е. в 11 раз.

Новый, по выражению экономиста С. Г. Стру-милина, «блестящий» подъем российской экономики датируется периодом 1910-1914 гг., который был прерван Мировой войной. После мирового кризиса 1907-1908 гг. Россия имела средний ежегодный прирост в промышленности около 10 % в год. В Германии за те же два года индекс промышленной продукции вырос всего на 4,4 %, в США - на 5,4 % [6].

Для ускорения своего экономического, технического развития Россия стремилась интенсивно привлекать зарубежный капитал. По оценкам экспертов вложения иностранного капитала в россий-

скую промышленность к 1917 г. составляли примерно 1 млрд 904 млн руб. Много это или мало, определяется в сравнении. Имущественные фонды всей российской фабрично-заводской промышленности, включая землю, достигали в пределах бывшей империи к концу 1916 г. около 5293 млн руб. Таким образом, на долю иностранного капитала в этой сумме падало не свыше 36 % [6].

Технологическое заимствование у западных стран было разнообразным. Русские предприятия строились по заграничным образцам и проектам, обслуживались очень нередко иностранными инженерами, финансировались прямо или косвенно международными банками или русскими их филиалами.

Как показала перепись 1900 г., иностранное оборудование в русской фабрично-заводской промышленности достигало 63 % общей его стоимости, причем ни в одной, даже в наиболее

отсталой, ее отрасли этот процент не падал ниже 30 %, а в более передовых, например, в текстильной, поднимался до 73 % и выше. Но помимо оборудования в дореволюционной России трудно указать хотя бы одну отрасль промышленности, способную к развитию без тех или иных статей заграничного импорта.

По сумме своих капитальных вложений в российские акционерные предприятия к 1917 г. иностранные державы располагались, по подсчетам П. В. Оля, в следующем порядке (табл. 4) [7].

Аграрный сектор России был центром острейших, веками неразрешимых противоречий. Но и здесь после 1861 г. налицо присутствовало формирование ростков капитализма. При этом следует сразу заметить, что именно аграрный вопрос во многом подвинул Россию сначала к Февральской, а затем Октябрьской революциям 1917 г.

Таблица 4

Иностранные капитальные вложения в акционерные общества в России в начале ХХ-го столетия

Государства млн руб. %

Франция 732 32,6

Англия 507 22,6

Германия 442 19,6

Бельгия 322 14,4

США 108 5,3

Прочие 122 5,5

Итого 2243 100

Таблица 5

Изменения в сословном землевладении отдельных групп (в %)

1877 г. 1887 г. 1905 г.

Дворяне 77,8 68,3 52,5

Крестьяне 7 13.1 23,9

Купцы и мещане 14,2 16,3 20,2

Таблица 6

Валовая и товарная продукция хлеба до войны 1914-1918 гг. [3]

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Валовая продукция хлеба Товарный хлеб (внедеревенский) % товарности

млн пудов % млн пудов %

Помещики 600 12,0 281,6 21,6 47,0

Кулаки 1900 38,0 650,0 50,0 34,0

Середняки и бедняки 2500 50,0 369,0 28,4 14,7

Итого 5000 100 1300,6 100 26,0

Таблица 7

Рост ценности экспорта главнейших сельскохозяйственных продуктов (в млн руб.) [10]

1901-1905 гг. 1911-1913 гг. Рост (%)

Зерновых продуктов и муки 447 596 133

Продуктов интенсивного земледелия 139 253 182

Продуктов скотоводства 115 277 241

Всего 701 1126 161

Дореволюционная Россия, несмотря на значительное развитие в ней крупной капиталистической промышленности, оставалась все же в основном страной аграрной и притом с огромным преобладанием в этой области наиболее отсталых натуральных форм мелкого крестьянского земледелия. Достаточно сказать, что доля сельскохозяйственной продукции в народном доходе Европейской России 1913 г. в 2,2 раза превышала долю индустриальной продукции всей крупной и мелкой промышленности, причем натуральная часть народного дохода от сельского хозяйства более чем вдвое превышала товарную.

Согласно переписи 1877 г., в 49 губерниях учтенных было 391 млн десятин земли. К категории «крестьянских идеальных земель» принадлежало 131,4 млн дес. (33,6 %), в том числе удобных 116,8 млн дес. (29,9 %), частным владельцам -93,4 млн дес. (23,8 %), и 150,4 млн дес. (38,5 %) принадлежало казне [8].

В категории «частное владение» - по переписи 1877 г. - помещикам принадлежало 65,3 млн дес. В 70-е гг. они имели 73,1 млн дес., а вот в 1905 г. - 53,2 млн дес. (табл. 5) [9].

Статистические данные убедительно свидетельствуют, что дворянское землевладение вытеснялось купеческим и крестьянским. Материалы переписи 1877 г. свидетельствуют, что примерно % всей земли было сосредоточено у небольшого числа (около 15 тыс.) помещиков. Из них 924 владельца (с владениями свыше 10 тыс. дес.) обладали почти одной третью (29,7 %) всей земли.

Неправильно было бы думать, что дворянское крупное помещичье хозяйство после 1861 г. только ликвидировалось. Усиленно продавая землю, поместное дворянство в другой своей части, и в то же время, прикупало землю, т. е. среди дворян-помещиков шел отбор наиболее экономически сильных групп, которые не только не теряли землю, но, наоборот, концентрировали ее в своих руках, организуя хозяйство на капиталистических началах. Перейдя после 1861 г. на вольнонаемный труд, эти помещичьи хозяйства увеличивали применение машин, искусственных удобрений, переходили к интенсивному хозяйству.

Имеет место развитие технического прогресса в сельском хозяйстве дореволюционной России. Увеличилось потребление сельскохозяйственных машин и удобрений: в 1900 г. - на 27,9 млн руб., в 1908 г. - 61,3 млн руб., 1913 г. - эта цифра определилась уже в 109,2 млн руб. [3]. Правда заметим, что увеличение потребления сельскохозяйственных машин шло в основном за счет помещичьих имений и лишь отдельных крестьянских хозяйств. В районном срезе наиболь-

шее количество машин потреблялось в Сибири и на Юге империи.

За 15 лет начала 20 столетия товарность продуктов сельского хозяйства значительно возросла, за счет, главным образом, развития товарности помещичьего и крестьянско-кулацкого хозяйства (табл. 6).

Экспорт сельскохозяйственных продуктов (особенно хлеба) занимал чрезвычайно крупную, иногда подавляющую долю во внешнеторговом обороте России. Усиленное снабжение иностранных рынков сельскохозяйственной продукцией шло в основном за счет недоедания и нищеты масс населения.

Объем экспорта в денежном выражении сельскохозяйственных продуктов увеличился в течении десятилетия в 1,5 раза (табл. 7).

Сегодня исследователей не может не тревожить тот факт, что зачастую в публикациях, анализе дореволюционной России акцентируется внимание только на успехах в области промышленности, сельского хозяйства, социальной сфере. Отсюда экономическое развитие дореволюционной России предстает неким «экономическим чудом», которое было низвергнуто группой заговорщиков. Объективность требует, чтобы мы взглянули на другую сторону социально-экономического развития пореформенной России.

Занимая по своему протяжению и населению первое место среди великих капиталистических держав мира, Россия до 1913 г. по масштабам фабрично-заводской продукции стояла позади США, Германии, Англии и Франции. Причем, если от Франции по объему этой продукции Россия отставала в полтора раза, от Англии и Германии в 3 с половиной раза, от США отстала в этом отношении, по меньшей мере, в восемь раз [6]. Сильнее всего отсталость российской промышленности сказывалась в области тяжелой промышленности, и прежде всего в машиностроении, в химической индустрии.

Об отсталости в экономическом развитии говорит структура экспорта и импорта товарной продукции Российской империи. Приведем главнейшие статьи вывоза товаров из России за 1913 г.

Больше всего выкачивалось из страны хлеба в зерне - 651 млн пуд., на 595 млн руб.; затем вывозились лен и пенька - 22,8 млн пуд., на 117 млн руб.; яйца - 14,3 млн пуд., на 91 млн руб.; масло коровье - 4,8 млн пуд., на 72 млн руб.; кожевен-но-меховое сырье - на 53 млн руб.; нефтепродукты - на 50 млн руб., и т. д. Характерно, что из общей суммы вывоза в 1472 млн пуд., на 1520 млн руб., готовые изделия фабричного и ре-

месленного труда составляли всего 0,5 % по весу и 5,6 % по ценности от общего итога.

В привозе решающее значение принадлежало не сельскохозяйственному сырью, а чисто индустриальной продукции. Металлопромышленность закупала за границей помимо машин даже простой чугун в штыках и железный лом, не говоря уже о качественной стали и цветных металлах - олове, цинке, меди, никеле, алюминии и т. д. Для бумажной промышленности, несмотря на обилие лесов внутри страны, закупалась импортная древесная масса и целлюлоза, всякое тряпье, бумажные обрезки и заграничная макулатура. Для керамики и строительства из-за границы ввозили десятками млн пудов дикий камень, кремень, неочищенный мел, сырой гипс и т. п., заводские глины и естественный песок. Россия испытывала хронический дефицит в топливе, для покрытия которого за один лишь 1913 г. было ввезено из-за границы в Россию 534 млн пудов угля и кокса [11].

Социальному положению рабочих на русских дореволюционных фабриках и мануфактурах посвящено немало сочинений экономистов указанного периода - В. В. Берви-Флеровского, М. И. Туган-Барановского, В. П. Воронцова и др. Если охарактеризовать одним словом - «ужасно».

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Продолжительность рабочего дня не менее 12-14 часов, иногда 16-18 часов. В 1882 г. был принят закон запрещающий использовать детский труд, лиц моложе 12 лет, и ограничивающий работу подростков 12-15 лет 8 часами в сутки. Закон нередко обходили, в некоторых отраслях 25 % всех рабочих составляли дети и столько же - подростки. Особенно жесткая эксплуатация и большая продолжительность имели место в отраслях легкой промышленности.

Заработная плата в среднем по всем промышленным районам взрослого рабочего составляла 14 руб. в месяц, женщины - 10 руб., детей - 7 руб. в месяц. Часто рабочие полностью заработную плату не получали, так как все продукты они обязаны были забирать в фабричных лавках по ценам в 2-3 раза выше рыночных.

Следствием такого социального положения лиц наемного труда стало нарастание забастовочного и стачечного движения. В Российской империи особенно крупный скачок в числе стачек и забастовок начинается с 70-х гг. XIX в. Один из жандармских офицеров в августе 1871 г. так рапортовал своему начальству о настроениях обследованных им строителей одной из железных дорог: «общий ропот и недоверие слышатся везде».

С. Г. Струмилин пишет: «За десятилетие 1875-1884 гг. мы насчитали 242 забастовки и

112 волнений с общим числом участников до 215 тыс. За следующее десятилетие мы наблюдаем дальнейший рост рабочего движения» [12].

Январь 1885 г. - забастовка на Никольской мануфактуре Морозова в Орехово-Зуево (участвовало 8 тыс. рабочих). В ходе забастовки на помощь владельцу фабрики были брошены войска, до 300 рабочих было арестовано, свыше 800 выслано на родину. На суде с участием присяжных «зачинщикам» забастовки было предъявлено обвинение по ста одному пункту. Но вскрытая на суде система эксплуатации была так отвратительна, общественное сочувствие рабочим столь очевидно, что брошенные на скамью подсудимых рабочие по всем пунктам были судом оправданы.

Конец Х1Х-начало XX вв. стачечное движение в России характеризуется нарастающим валом. «Если за 1885-1894 гг. насчитывалось всего 324 случая забастовок, то за 1895-1902 гг. их было уже 1715 по числу заведений, охваченных стачками, т. е. в 5,3 раза больше, а за 1905-1914 гг. -уже 33572, т. е. еще в 20 раз больше предшествующего десятилетия [15].

Россия по своему составу была крестьянской страной, но именно в аграрной сфере накопились острейшие социально-экономические противоречия. После 1861 г. во многих губерниях Российской империи крестьянские хозяйства находились в критическом состоянии. В этой связи в 18721878 гг. в некоторых, наиболее недоимочных губерниях правительством создаются комиссии для выяснения истинного положения, в котором находятся крестьянские хозяйства. Картина вскрылась ужасающая. В Черниговской губернии, по донесению командированного чиновника, у крестьян часто «хлеб служит не как пища, а как средство для спасения от голодной смерти», «хлеб употребляют с примесью сорных трав, выжимок, иногда до двух третей». В Симбирской губернии «крестьянская земля за недоброкачественностью не дает урожаев и забрасывается». Те же явления отмечаются в Псковской, Тверской, Петербургской и других губерниях. Предводитель дворянства Ливенского уезда, Орловской губернии пишет про сельское хозяйство своей местности, что «всякий, кто смотрит на него со стороны, подумает, что местность эта разорена неприятелем, до такой степени она представляется жалкою». Губернатор Курской губернии констатирует, что «сельское хозяйство осталось в том же диком состоянии, в каком оно было прежде, как у помещиков, так и у крестьян» [3].

Переобременение крестьянского хозяйства платежами составляло одну из главных причин

невозможности вести хозяйство. Крестьянские земли были обложены в 10-20 и даже в 40 раз более, чем помещичьи. Тогда, как в помещичьем хозяйстве платежи составляли 2-10 % доходности, в крестьянском хозяйстве они везде превышали 50 %. Из Доклада Валуевской комиссии следует, что из 208 млн руб. податных сборов, падавших на все сельское хозяйство, крестьяне платили 195 млн руб., помещики 13 млн руб. [3]. За 30 лет после 1861 г. крестьянское хозяйство обнаружило полную свою неплатежеспособность перед все увеличивающимся обложением государственными, выкупными и прочими платежами.

Значительное количество помещичьих хозяйств плохо адаптировалось к новым реалиям капиталистической действительности. После реформы 1861 г. стала быстро расти задолженность помещичьего землевладения. Усилились принудительные продажи земли за долги банкам: в 1886-1887 гг. назначалось к продаже за долги от 21 до 160 имений в год, а в 1893 г. таких имений было 2237. Для поддержания дворянского землевладения в 1885 г. был учрежден Дворянский земельный банк. За период 1886-1912 гг. в нем было заложено 24,7 млн дес. с суммой 1146 млн руб. В 1883 г. был учрежден Крестьянский поземельный банк, через него в течении 30 лет было продано крестьянам 15,8 млн дес. преимущественно бывших дворянских земель [3]. По этому поводу ученый С. Г. Струмилин констатировал: «Старый барин-крепостник по общему правилу совсем не мог их освоить (новые условия хозяйствования -прим. автора), и до прихода ему на смену «чумазого» кулацко-купеческого предпринимателя, во избежание неприятных встреч со всей бывшей «крещеной собственностью», чаще всего удалялся на покой в столицы или за границу проедать там свои выкупные свидетельства, а затем и родовые дворянские гнезда». «Шесть лет подряд после ре-

формы русское золото лилось непрерывным потоком за границу». За 1861-1866 гг. было вывезено 170 млн 568 тыс. руб. [6].

К началу XX в. аграрный вопрос в России приобрел центральное и самое острое значение. Об этом говорят крестьянские восстания 1902 г., 1905-1906 гг.

Заметим, что уже неурожай 1901 г. вызвал необходимость образовать «Комиссию по исследованию причин оскуднения центра», были созданы «редакционные комиссии» при министерстве внутренних дел для общего пересмотра всего законодательства о крестьянах. В том же 1902 г. было создано под председательством С. Витте «Особое совещание о нуждах сельскохозяйственной промышленности». В рамках «Совещания» как центрального органа было создано 618 местных комитетов, из них 536 уездных с числом членов до 12 тыс. человек. Изданы были многочисленные труды местных комитетов. Но местные комиссии видели причины крестьянского неблагополучия только в технической отсталости крестьянских хозяйств, а не малоземелье. После 1905 г. Особое совещание С. Ю. Витте было распущено.

Теперь несколько замечаний по Столыпинской аграрной реформе. Здесь также присутствует много мифов. Основная направленность реформы: формирование крепкого индивидуального крестьянского хозяйства.

Вот лишь некоторые цифровые итоги Столыпинской аграрной реформы за 9 лет (1907-1916 гг.). За 9-летний период вышло из общины и закрепило землю в личную собственность 2478 тыс. домохо-зяйств, с площадью в 16919 тыс. десятин. Это составляло из общего количества дворов по 40 губерниям Европейской России около 24 %.

По отдельным годам выход из общины характеризуется следующими цифрами (табл. 8).

Таблица 8

Число домохозяйств, вышедших из общины [3]

Годы Число домохозяев, заявивших требование об укреплении земли в собственность Число домохозяев, окончательно вышедших из общины

1907 211922 48271

1908 840059 508344

1909 649921 579409

1910 341884 342245

1911 242328 145567

1912 152397 122314

1913 160304 134554

1914 120321 97877

1915 36497 29851

Всего 2755633 2008432

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Таблица 9

Закрепление земли в личную собственность по районам (9 ноября 1906 г. - 1 мая 1915 г.) [3]

Районы Отношение числа домохозяев закрепивших землю (в %) Площадь окончательного закрепления земли (десятин) Отношение закрепленной земли ко всей площади надельного землевладения (в %)

К числу домохозяев, заявивших требование о выходе К числу владеющих землею на общинном праве

Правобережный украинский (Киевская губерния) 98,4 48,6 77987 50,7

Новороссийский 85,1 42,7 2495757 34,2

Белорусский 82,8 33,8 1138784 30,4

Центрально-черноземный 75,1 27,6 2057303 17,5

Нижневолжский 58,6 21,7 2943142 12,2

Средневолжский 64,2 19,1 18293225 11,8

Левобережный украинский 75,4 16,5 651462 13,8

Приозерный 69,2 12,7 773245 10,4

Центрально-промышленный 73,2 16,7 1378464 12,9

Северный 50,8 6,6 137458 3,7

Приуральский 47,0 4,4 550007 3,5

Таблица 10

Продажа имений через крестьянский банк [3]

Годы Проданных имений (ед.) С общим количеством десятин (тыс.) Средняя цена (млн руб.)

1896-1905 504 961 68

1906 700 1144 124

1907 1191 1520 159

1906-1915 3257 4326 465

Таким образом, наибольшее число выходов из общины дают 1908-1909 гг. Это объясняется тем, что в это время выходили из общины наиболее заинтересованные, т. е. наиболее зажиточные или те, которые стремились ликвидировать свою землю и земледельческое хозяйство. В последующие годы обнаружилось понижение закреплений и выделов.

По регионам такая тенденция не одинакова по 40 губерниям, за исключением - Правобережный - без Подольской и Волынской губерний, Новороссийский - без Донской области, Белорусский - без Минской и Виленской губерний, Нижневолжский - без Уральской области, Северный -без Архангельской губернии (табл. 9, 10).

Конечно, земельные угодья приобретались в первую очередь зажиточными крестьянами. Это видно и по следующим цифрам. По категориям показателей за период 1907-1916 гг. было продано земельного фонда: отрубникам - 54,6 %, хуторянам - 23,4 %, сельским обществам - 17 %, прочим - 5 % [3].

Итак: Столыпинская аграрная реформа способствовала капитализации деревни, ускоряла процесс разложения общины, но не снимала противоречий в конкретный период малоземелья

большинства крестьян, низкой технической оснащенности сельскохозяйственного производства, социальных проблем крестьян.

Разрушение общины провоцировало возникновению многих социальных проблем для бедной части сельского населения. За время 1908-1915 гг. до 1,2 млн крестьянских дворов продали свою ненужную землю в количестве 3,9 млн десятин на сумму 445 млн руб.

Несколько слов о переселенческой политике. П. А. Столыпин в своем отчете о поездке в Сибирь, с удовлетворением отмечал, что «за 300 лет владения нашего Сибирью в ней набралось всего 4,5 млн русского населения, а за последние 15 лет, сразу прибыло около 3 млн, из них более 1,5 млн в одно трехлетие 1907-1909 гг.» (табл. 11) [14].

Из таблицы видим значительное увеличение переселенческого движения с начала осуществления столыпинской реформы. В 1908-1909 гг. оно достигает максимума. По оценкам экспертов поощрение производства на переселение возбудило у массы малоземельных крестьян преувеличенные надежды на устройство своего хозяйства в сибирских землях. Оказалось (как сам признавал П. А. Столыпин), землеустроительное ведомство не

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

могло справиться с подготовкой участков для нахлынувшей волны переселенцев, а эти последние при нищенских условиях существования и при крайней недостаточности денежных средств вынуждены были возвращаться на родину. В годы мак-

симального движения в Сибирь и надежд на устройство там хозяйства возвратившиеся составляли 6-8 %, в последующие годы - 20-30 %, а в такие годы, как голодный 1911 г. возвратилось 64 %.

Таблица 11

Движение семейных переселенцев в Азиатскую Россию (3 губернии Западной Сибири, 4 губернии Средней Азии и Степного края, 3 области Дальнего Востока) [15]

Годы Движение переселенцев и ходоков обоего пола, тыс. чел. Возвратилось обратно, обоего пола, тыс. чел. Водворено переселенцев мужского пола, тыс. чел.

1896 190,3 15,8 59,6

1900 219,3 33,8 39,6

1905 44,0 3,8 27,0

1906 216,7 6,1 44,8

1907 577,0 27,2 207,9

1908 758,8 37,9 275,2

1909 707,5 82,3 245,3

1910 353,0 114,9 232,5

1911 326,1 117,3 181,5

1912 259,6 57,3 156,5

1913 327,9 42,9 -

1914 241,8 27,6 -

В целом идея Столыпина по организации крепкого хуторского крестьянского хозяйства как в Сибири, так и в Центральной России не удалась. Несмотря на все реформаторские мероприятия, к 1917 г. мы имели следующую экономическую, техническую и социальную картину на селе.

Громадная часть крестьянских полей обрабатывалась сохой, посев хлебов и их обмолот производились примитивным ручным способом. По учету 1910 г. во всем сельском хозяйстве бывшей империи употреблялось 3 млн деревянных плугов, (при 6 млн железных), 7,9 млн деревянных сох, 5,7 млн деревянных борон, 15,9 млн деревянных борон с железными зубьями, и всего 400 тыс. железных борон, 811 тыс. жатвенных машин, 27 тыс. паровых молотилок [16]. Таких усовершенствованных машин, которые уже в то время находили применение в США, Германии, как тракторы, электрические плуги и пр. не было вовсе. В результате, несмотря на значительное увеличение продукции и товарности в сельском хозяйстве, общий уровень его производительности в России по сравнению с передовыми капиталистическими странами, оставался в начале XX в. очень низким, к примеру по урожайности хлебов (зерновых) Россия стояла на одном из последних мест среди передовых стран мира. В 1909-1913 гг. средняя урожайность хлебов в России была 45 пудов с десятины, в Дании - 195 пудов, в Германии - 152 пуда, во Франции - 90 пудов. На душу населения хлебоэкспортная Россия произво-

дила всего 26 пудов, США - 48, Аргентина -68, Канада - 73 пуда [3]. По свекле, урожайность в России в эти годы едва составляла 1000-1080 пудов с десятины, во Франции - 1660 пудов, в Германии -1865 пудов.

Отношение силы механических двигателей, применявшихся в сельском хозяйстве, к живой рабочей силе (человека и животных) было: в России - 24 %, в Англии - 152 %, в Германии -189 %, в США - 420 % [17]. Сохранялись в России и голодные годы. В 1911-1912 гг. значительная часть губерний вновь была поражена голодом и от него пострадали 30 млн чел.

Война 1914-1918 гг. внесла свой негативный отпечаток на социально-экономическое развитие России. За три года войны народное хозяйство обнаружило наивысшую степень истощения, деградации и падения.

Прекращение ввоза машин и оборудования из-за границы, недостаток квалифицированных рабочих, общий развал, все более захватывающий всю экономическую и общественную жизнь формировали положение безвыходности. Многие предприятия ликвидировались. В 1914 г. было закрыто 356 предприятий, при 215 вновь открывшихся, в 1915 г. -573 закрытых и 187 вновь открывшихся, 1916 -298 закрытых и 276 открывшихся, в 1917 г. -541 закрытых и 264 открывшихся.

Подрывало экономику страны не столько сокращение производства, сколько его исключи-

тельно военное направление. Милитаризованная промышленность отнимала от хозяйственной жизни страны все - металл, топливо, финансовые средства, рабочих.

Непосредственно и больше всего война отразилась на сельском хозяйстве вследствие массовых мобилизаций населения. Вместо довоенной армии в 1370 тыс. чел. за время войны до половины 1917 г. было мобилизовано свыше 15 млн. По данным сельскохозяйственной переписи 1917 г. по 50 губерниям Европейской и Азиатской России не занятым неприятелем взято было в армию 22,6 % всех мужчин и 47,4 % всех трудоспособных мужчин. Из приходящихся на одно крестьянское хозяйство трудоспособных мужчин в среднем в 1,3 чел. было взято в армию 0,6 чел.

Война в корне подорвала и все средства производства в сельском хозяйстве. Массовые мобилизации лошадей в крестьянском хозяйстве привели к тому, что громадное число хозяйств превратилось в безлошадных и малолошадных. Всего ко второй половине 1917 г. было мобилизовано до 2,1 млн голов, и общее число рабочих лошадей по 50 губерниям Европейской России сократилось с 17,9 млн в 1914 г. до 12,8 млн голов в 1917 г. Не менее значительным было сокращение поголовья волов (8 млн ушло на убой и другие нужды).

Машиностроительные заводы сократили производство сельскохозяйственной техники. В 1916 г. на 173 наиболее крупных заводов производство составляло всего 25 % довоенной выработки сельскохозяйственных машин. Как следствие, в период войны произошло резкое сокращение сельскохозяйственного производства. Размеры посевных площадей по главным хлебам сократились к 1917 г. до 78 млн десятин, против 88,6 млн в 1914 г., из которых посевы продовольственных хлебов сократились с 51,2 млн до 45,1 млн десятин. Упали валовые сборы хлебов, вследствие снижения урожайности. Валовые сборы всех хлебов и картофеля в среднем за 1909-1913 гг. исчислялись в 7 млрд пудов, в 1917 г. - 5 млрд пуд. [3]. Экспорт продуктов сельского хозяйства почти совершенно прекратился.

В 1916-1917 гг. происходит расстройство всего экономического механизма в Российской империи. Деревня перестала не только сеять, но и продавать свой хлеб, особенно когда стала нарастать инфляция. Уже в 1915 г. продовольственная катастрофа обнаружилась в городе, снабжении армии и даже в деревне.

Ввиду невозможности обычными мерами справиться с затруднениями в области снабжения населения продовольствием в августе 1915 г. учреждается Особое совещание по продовольствию,

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

с широкими полномочиями. С этих пор заготовки продовольствия для населения перешли к правительству. Правительственные заготовки снимали в деревне практически все товарное зерно. После того, как частичные реквизиции перестали помогать делу, в декабре 1916 г. решено было перейти к принудительной хлебной разверстке (до февральской революции эта мера не осуществлялась). По свидетельству министра земледелия Временного правительства Шингарева, к 1917 г. никаких хлебных запасов в распоряжении государства не было.

Колоссальное расстройство захватило транспорт. Уже в 1915 г. было ясно, что русские железные дороги не могли справиться с выполнением требований военного времени (военные перевозки, движение беженцев, эвакуация, продовольственные перевозки для армии, при снижении технического оснащения железнодорожного транспорта).

Колоссальные расходы требовала война. Расходы на войну за все 4 года (1914-1917 гг.) достигла 51 млрд руб. Суточный расход на войну увеличивался с 25,7 млн руб. в 1915 г. до 41,7 млн руб. в

1916 г. и до 58,4 млн руб. в день за первые восемь месяцев 1917 г. [3]. Для покрытия военных расходов и бюджетного дефицита за годы войны до сентября

1917 г. сделано займов на сумму 42,5 млрд руб., в том числе 8,5 млрд руб. заграничных займов, увеличение расходов сопровождалось разгоном инфляции. Особенно после того, как правительство прекратило размен бумажных денег на золото (июль 1914 г.). Годы войны - это период бурного роста цен на все продукты потребления. Уже к декабрю 1914 г. цены на продовольствие повысились сравнительно с довоенными на 25 %, на остальные товары - на 11 %. К весне 1915 г. цены на хлеб повысились на 59 %, на промышленные товары на 35 %. Цены росли в 1916 г. и 1917 г. К примеру, только в 1917 г. цены на разные продукты выросли от 40 до 200 %. По подсчетам С. Н. Прокоповича, национальный доход России упал за годы войны с 16,4 млрд руб. в 1913 г. до 12,2 млрд руб. в 1917 г. По его же расчетам расходы на войну с 1914 г. по август 1917 г. составляли 19,6 % ее народного богатства, до 52 % народного дохода, и 313 % ее довоенных сбережений.

Вышепроведенный экономический анализ позволяет нам сделать вывод. Россия на рубеже веков - конца XIX-начала XX встала на путь социально-экономической, политической модернизации. Процесс протекал крайне противоречиво, с высокими социальными издержками. Правящая элита, с одной стороны, демонстрировала вроде

бы заинтересованность в прогрессивных реформах, с другой - крайне медленно, невразумительно расставалась со своими привилегиями. Война обострила до предела комплекс имеющихся проблем. Революции - Февральская и Октябрьская стали событиями, инструментами разрешения непримиримых противоречий.

Литература

1. Граждане оценили события 1917 года // Коммерсант. № 190. 12.10.2017.

2. Первая всеобщая перепись населения Российской империи 1897 года. Изд. Центр. Стат. комитетом М-ва вн. дел / под ред. Н. А. Тройницкого. Спб., 18971905 (89 томов, 119 книг).

3. Лященко П. И. История народного хозяйства СССР. Т. 2. Капитализм. Издание четвертое. Государственное издательство политической литературы. М., 1956. С. 393; 276-277; 279; 64; 65; 84; 264; 265; 268; 269; 278; 634-638; 641.

4. Перспективная ориентировка на 1927/281931/32 гг. Госплан СССР, М., 1928. С. 12.

5. Прокопович С. Н. Опыт исчисления народного дохода по 50 губерниям Европейской России в 19001913 гг., Спб., 1918, С. 67.

6. Струмилин С. Г. Очерки экономической истории России и СССР. М., 1966. С. 435; 446-451; 484; 483; 431.

7. Оль П. В. Иностранные капиталы в России. Петроград, 1922.

8. Статистика поземельной собственности и населенных мест Европейской России. Вып. 8. 18801885.

9. Статистика землевладения 1905 г. Изд. Центрального статистического комитета, 50 вып. Свод по 50 губерниям. Спб. 1907.

10. Лященко П. И. Русское зерновое хозяйство в системе мирового хозяйства. М., 1927. Гл. XV.

11. Обзор внешней торговли России за 1913 г. Спб., 1914; Народное хозяйство Союза ССР в цифрах. М., 1924. С. 194-199, 189-192.

12. Рабочее движение в России в XIX веке. Т. 2. Ч. 1. М., 1950. С. 14-60.

13. Наемный труд в России. М., 1927. Ч. 1. С. 152.

14. Записка председателя Совета министров и Главноуправляющего землеустройством и земледелием в Сибирь и Поволжье в 1910 году. С. 3.

15. Составлена П. И. Лященко по данным Переселенческого управления в его издании «Азиатская Россия». 1914. Т. 1. С. 402 и отражено в кн. П. И. Лященко История народного хозяйства СССР. Т. 2. Издание четвертое, М.: Государственное издательство политической литературы. 1956. С. 271.

16. Сельскохозяйственные машины и орудия в Европейской и Азиатской России в 1910 г. Статистика Российской империи. Вып. XXIX. Изд-во Центрального статистического комитета, 1913.

17. Сельское хозяйство на путях восстановления. Сборник комиссии СНК СССР по изучению современной деревни. М., 1925. С. 458-484.

References

1. Akulinin Grazhdane otsenili sobytiya 1917 goda [Citizens estimated events of 1917] // Kommersant. № 190. 12.10.2017.

2. Pervaya vseobshchaya perepis' naseleniya Rossijskoj imperii 1897 goda. Izd. Tsentr. Stat. komitetom M-va vn. Del [First general population census of the Russian Empire of 1897. It is published by the Central Statistical committee of the Ministry of Internal Affairs] / pod red. N. A. Trojnitskogo. Spb., 1897-1905 (89 tomov, 119 knig).

3. Lyashchenko P. I. Istoriya narodnogo khozyajstva SSSR. T. 2. Kapitalizm. Izdaniye chetvertoye. Gosudarstvennoye izdatel'stvo politicheskoj literatury [History of the national economy of the USSR. Vol. 2. Capitalism. Edition fourth. State publishing house of political literature]. M., 1956. S. 393; 276-277; 279; 64; 65; 84; 264; 265; 268; 269; 278; 634-638; 641.

4. Perspektivnaya orientirovka na 1927/28-1931/32 gg. Gosplan SSSR [Perspective orientation for 1927/28-1931/32. State Planning Committee of the USSR]. M., 1928. S. 12.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

5. Prokopovich S. N. Opyt ischisleniya narodnogo dokhoda po 50 guberniyam Evropejskoj Rossii v 1900-1913 gg. [Experience of calculation of national income on 50 provinces of the European Russia in 1900-1913] Spb., 1918, S. 67.

6. Strumilin S. G. Ocherki ekonomicheskoj istorii Rossii i SSSR [Sketches of economic history of Russia and USSR]. M., 1966. S. 435; 446-451; 484; 483; 431.

7. Ol' P. V. Inostrannye kapitaly v Rossii [The foreign capitals in Russia]. Petrograd, 1922.

8. Statistika pozemel'noj sobstvennosti i naselennykh mest Evropejskoj Rossii [Statistics of land property and the inhabited places of the European Russia]. Vyp. 8. 1880-1885.

9. Statistika zemlevladeniya 1905 g. Izd. Tsentral'nogo statisticheskogo komiteta, 50 vyp. Svod po 50 guberniyam [Statistics of land tenure of 1905. It is published by Central statistical committee, 50 issues. Code on 50 provinces]. Spb. 1907.

10. Lyashchenko P. I. Russkoye zernovoye khozyajstvo v sisteme mirovogo khozyajstva [The Russian grain farm in the system of the world economy]. M., 1927. Gl. XV.

11. Obzor vneshnej torgovli Rossii za 1913 g. [The review of foreign trade of Russia for 1913] Spb., 1914; Narodnoye khozyajstvo Soyuza SSR v tsifrakh [The national economy of USSR in figures]. M., 1924. S. 194-199, 189-192.

12. Rabocheye dvizheniye v Rossii v XIX veke. T. 2. Ch 1 [Labor movement in Russia in the XIX century. Vol. 2. P.1]. M., 1950. S. 14-60.

13. Naemnyj trud v Rossii [Wage labor in Russia]. M., 1927. Ch. 1. S. 152.

14. Zapiska predsedatelya Soveta ministrov i Glavnoupravlyayushchego zemleustrojstvom i zemledeliyem v Sibir' i Povolzh'ye v 1910 godu [Note of the chairman of the board of ministers and Head manager of land planning and agriculture to Siberia and the Volga region in 1910]. S. 3.

15. Sostavlena P. I. Lyashchenko po dannym Pereselencheskogo upravleniya v ego izdanii «Aziatskaya Rossiya». 1914. T. 1. S. 402 i otrazheno v kn. P. I. Lyashchenko Istoriya narodnogo khozyajstva SSSR. T. 2. Izdaniye chetvertoye [Compiled by P.I. Lyashchenko according to Resettlement management in his edition «Asian Russia». 1914. Vol. 1. P. 402 and also reflected in P. I. Lyashchenko's book «History of the national economy of the USSR». Vol. 2. Fourth edition]. M.: Gosudarstvennoye izdatel'stvo politicheskoj literatury. 1956. S. 271.

16. Sel'skokhozyajstvennye mashiny i orudiya v Evropejskoj i Aziatskoj Rossii v 1910 g. Statistika Rossijskoj imperii [Farm vehicles and tools in the European and Asian Russia in 1910. Statistics of the Russian Empire]. Vyp. XXIX. Izd-vo Tsentral'nogo statisticheskogo komiteta, 1913.

17. Sel'skoye khozyajstvo na putyakh vosstanovleniya. Sbornik komissii SNK SSSR po izucheniyu sovremennoj derevni [Agricultural industry on the ways of restoration. Collection of the commission of Council of People's Commissars of USSR on studying of the modern village]. M., 1925. S. 458-484.

* * *

ECONOMY OF RUSSIA AT THE BOUNDARY OF THE XIX-XX CENTURIES: MYTHS AND REALITY

MAMONTOV VLADIMIR DMITRIEVICH Tambov State University named after G. R. Derzhavin, Tambov, the Russian Federation, e-mail: edu-tech@tsutmb.ru

In article the author focused his attention on economic factor of sources of the October revolution in 1917 and on the considerable massif of factual and statistical materials showed that in post-reform time the most positive shifts and at the same time deep contradictions in the accruing mode resulted in economy. After world crisis of 1907-1908 Russia had one of the highest rates of economic growth in Europe - about 10%. For acceleration of the economic, technical development Russia sought to attract the foreign capital intensively. After 1861 formation of sprouts of capitalism was present at the agrarian sector. At the same time, in article the author noted that agrarian question was the center of the sharpest, centuries of not resolved contradictions, it in many respects moved Russia, at first to the February, and then to the October revolutions in 1917. In detail analyzing industry development, designating considerable achievements in its separate branches, especially railway construction, the author noted that pre-revolutionary Russia remained nevertheless generally the agrarian country and besides with huge prevalence in this area of the most backward natural forms of small country agriculture. In article the author in detail considered increase of social problems, especially in the sphere of persons of wage labor. World War I in 1914-1918 brought the negative print on social and economic development of Russia. The author drew the conclusion on the basis of the analysis: Russia at the end of the XIX - the beginning of the XX centuries followed at the turn of the century a way of social and economic, political modernization. Process proceeded is extremely contradictory, with high social expenses. The ruling elite, on the one hand, showed, it seems, interest in progressive reforms, on the other - slowly, unintelligibly left the privileges. Revolutions - February and October in 1917 became events and tools of permission of irreconcilable contradictions.

Key words: revolution, economic growth, post-reform Russia, agrarian question, industrial development, Stolypin agrarian reform, economic crisis, mobilization of resources, technological backwardness, modernization

Об авторе:

Мамонтов Владимир Дмитриевич, доктор экономических наук, профессор, зав. кафедрой политической экономии и современных бизнес-процессов Тамбовского государственного университета имени Г. Р. Державина, г. Тамбов

About the author:

Mamontov Vladimir Dmitrievich, Doctor of Economics, Professor, Head of the Political Economy and Modern Business Processes Department, Tambov State University named after G. R. Derzhavin, Tambov

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.