Научная статья на тему 'Движение Сопротивления в период временной нацистской оккупации Северного Кавказа'

Движение Сопротивления в период временной нацистской оккупации Северного Кавказа Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
1644
185
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ВОЕННО-ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ПОТЕНЦИАЛ / НЕФТЯНЫЕ ИСТОЧНИКИ КАВКАЗА / ОККУПАЦИЯ / АБВЕР / ДИВЕРСИОННЫЕ ГРУППЫ / РАЗВЕДКА / КОНТРРАЗВЕДКА / ПАРТИЗАНЫ / ПРОПАГАНДА / СОПРОТИВЛЕНИЕ / БОРЬБА / ПАТРИОТИЗМ

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Малышева Елена Михайловна

Статья посвещена исследованию планов и надежд, которые возлагались руководством третьего рейха на военно-экономический потенциал нефтеносных районов Кавказа и результатам попытки их реализации. О том, насколько остро стоял вопрос захвата кавказских месторождений нефти, свидетельствовало заявление Гитлера о том, что если он не получит «нефть Майкопа и Грозного», то должен будет покончить с этой войной. В работе освещается развернувшееся с осени 1942 г. активное движение Сопротивления на Северном Кавказе: 250 партизанских отрядов и групп, подпольных организаций, включавших в себя свыше 250 тыс. человек оказали эффективную помощь Советской Армии в срыве германских планов. История мировых войн не знает аналогов той большой роли Сопротивления на оккупированной территории СССР, ставшего одним из источников победы советского народа в Великой Отечественной войне.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Движение Сопротивления в период временной нацистской оккупации Северного Кавказа»

УДК 930.9 ББК 63.3 (0)-68 М 19

Е.М. Малышева

Движение Сопротивления в период временной нацистской оккупации Северного Кавказа

(Рецензирована)

Аннотация:

Статья посвещена исследованию планов и надежд, которые возлагались руководством третьего рейха на военно-экономический потенциал нефтеносных районов Кавказа и результатам попытки их реализации. О том, насколько остро стоял вопрос захвата кавказских месторождений нефти, свидетельствовало заявление Гитлера о том, что если он не получит «нефть Майкопа и Грозного», то должен будет покончить с этой войной. В работе освещается развернувшееся с осени 1942 г. активное движение Сопротивления на Северном Кавказе: 250 партизанских отрядов и групп, подпольных организаций, включавших в себя свыше 250 тыс. человек оказали эффективную помощь Советской Армии в срыве германских планов. История мировых войн не знает аналогов той большой роли Сопротивления на оккупированной территории СССР, ставшего одним из источников победы советского народа в Великой Отечественной войне.

Ключевые слова:

Военно-экономический потенциал, нефтяные источники Кавказа, оккупация, Абвер, диверсионные группы, разведка, контрразведка, партизаны, пропаганда, Сопротивление, борьба, патриотизм.

После провала плана «молниеносной войны» против СССР, Германия стала готовиться к длительной войне. Захвату Кавказа с его нефтяными районами и плодородными землями фашистское командование придавало огромное значение. Трудно переоценить надежды, которые возлагались вермахтом на военно-экономический потенциал нефтеносных районов Кавказа для удовлетворения нужд и потребностей держав ОСИ в горючем. Захват богатств Северного Кавказа, и в особенности его нефтяных запасов, месторождений для гитлеровской Германии имел важнейшее стратегическое значение, о чем свидетельствуют факты. В директиве Гитлера от 23 июня 1942 года подчеркивалась необходимость объединить все имеющиеся силы для проведения главной операции на южном участке с целью уничтожения противника за Доном, чтобы затем захватить нефтяные районы в пределах Кавказа.

О том, насколько остро стоял вопрос о захвате кавказских месторождений нефти, свидетельствовало заявление Гитлера о том, что если он не получит «нефть Майкопа и Г розного», то должен будет покончить с этой войной. «Ежемесячная потребность европейских держав оси, включая оккупированные земли, составляет 1,15 млн. тонн минеральных масел всех видов,- отмечалось в плане штаба ОКВ по овладению кавказскими нефтеносными районами. Германия может покрыть свою потребность в нефти только за счет Кавказа» [1]. Даже если считаться с возможными разрушениями вследствие войны, по мнению имперского министра экономики, «через короткий срок кавказские предприятия снова будут в состоянии поставлять в месяц, по меньшей мере, 300 тыс. тонн нефти для сельского хозяйства и промышленности оккупированной России, а сверх того еще 300 тыс. тонн, необходимых державам оси для их собственных нужд». В документе подчеркивалось решающее значение сохранения в исправности кавказских нефтепроводов, делался вывод: «Нельзя сомневаться в необходимости возможно более раннего овладения кавказскими нефтеносными районами, как минимум - районом Майкопа и Грозного..., а также коммуникациями, по которым будет транспортироваться нефть. Немецким войскам не удается овладеть этими районами с моря до тех пор, пока сохраняет боеспособность русский Черноморский флот... Г руппе армий «Юг» надлежит ... возможно скорее бросить все необходимые силы вдоль нефтепроводов на Майкоп

- Грозный, позднее также на Баку» [1] и т.п. Захват кавказских нефтяных источников, безусловно, во много раз поднял бы боеспособность гитлеровской армии.27 июня 1942 года Гитлер издаёт директиву №45, по которой группа армий «:А» должна была частью сил наступать через среднюю Кубань на Майкоп и Армавир, к перевалам Западного Кавказа, захватить нефтеносные районы Грозного, перекрыть высокогорные перевалы и выйти вдоль Каспийского моря к Баку. Группа армий «Б» должна была взять Сталинград и оттуда наступать на Астрахань. В ходе тяжелых боев советские войска Южного и Юго-Западного фронтов вынуждены были оставить Донбасс, обширную территорию районов Северного Кавказа, Ростовскую область, Северную Осетию, Краснодарский край, Адыгейскую автономную область, Орджоникидзевский край с Карачаево-Черкесской автономной областью, Кабардино-Балкарию, Чечено-Ингушетию. По мере приближения войск вермахта к Северному Кавказу идеологический фронт становился полем ожесточенного противоборства.

Фашисты наводняли регион своей агентурой, листовками, предпринимали активные попытки внедрить в сознание кавказских этносов ненависть к русским, пытались реанимировать былые межнациональные конфликты между кавказскими народами. Советская пропаганда и агитация была нацелена, наоборот, на укрепление единения всех народов Кавказа, взывала к их чувству патриотизма, независимости, будила ненависть к завоевателям. Характерно в этом отношении обращение к народам Кавказа со страниц «Красной Звезды» Ильи Эренбурга: «Кавказцев немцы не обманут. Уже плачут прекрасные черкешенки. Уже маячат в горах крылатые тени мстителей. Кавказ, священная страна свободы, на тебя ступила нога немецкого грабителя. .Они насилуют девушек, и они давят, как птенцов, грудных детей. Разорено гнездо горца. Далеко разносит горное эхо плач поруганной дочери и оскорбленного отца. На помощь, кабардинцы! Седлай коня, суровая Осетия! Точи свой кинжал, Дагестан! Люди, рожденные в горах, не умеют жить на коленях. Они привыкли жить разреженным воздухом боя. О мести шумит Терек. Кавказ - наша гордость, наша честь. На Кавказ посягнули

немцы. Два слова - в них вся наша жизнь: смерть немцам!» [2]. В сентябре 1942 года во всех не оккупированных республиках и областях Северного Кавказа проводились многолюдные митинги трудящихся. Такие митинги, организованные также в станицах, городах, аулах Кубани и Адыгеи формировали общественный настрой горских народов, стоявших перед угрозой оккупации и нацистского порабощения.

В средствах массовой информации, газетах Северного Кавказа было опубликовано обращение, принятое на антифашистском митинге в г. Нальчике 14 сентября 1942 года. В нем говорилось: «Дорогие братья и сестры, горцы и горянки Кавказа! Чеченцы и ингуши, кабардинцы и балкарцы, черкесы и адыгейцы, карачаевцы и калмыки, осетины и трудящиеся многонационального Дагестана! Поднимайтесь все, как один: мужчины и женщины, старики и дети, берите любое оружие, бейте, уничтожайте черных свиней Г итлера, которые не знают, что такое человеческая совесть. Чтобы кавказские горы стали могилой для всех немецких разбойников, пришедших сюда, мы, сыны, и дочери Кавказа, должны всеми силами помогать нашей доблестной Красной Армии. Кавказец! Где бы ты ни был, в рядах Красной Армии или в партизанском отряде, на колхозном поле или заводском дворе, помни, что ты каждый день, каждый час, каждую минуту должен в бою и в труде истреблять ненавистного врага. Дружбой народов всех национальностей сильна наша советская страна. В дни священной Отечественной войны эта дружба спаялась кровью, пролитой сынами всех народов Советского Союза, борющихся против немецко-фашистских оккупантов» [3]. Эти обращения тиражировались и распространялись в виде листовок в прифронтовой полосе и на оккупированных территориях.

Как ни в один из предыдущих периодов истории советского государства ярко и рельефно проявилось в эти грозные, суровые дни социальное и интернациональное единство трудящихся, консолидация всех слоев общества. Эту реальность кратко и емко выразил в своей статье «Слава Кавказу» русский поэт Николай Тихонов: «В братской семье советских народов мы все едины и в дни радости и в дни смертельной опасности. Немец рвется к Ладоге, к Волге, за Терек и к Черному морю. Кровью обливается сердце ленинградского рабочего, кубанского казака и горца. Наша битва едина, наша боевая дружба едина, да будет едина наша месть! Месть варварам, пришедшим все разрушить, все испепелить... Думали они, что встретят рознь в среде советской могучей семьи, но в окопах под Ленинградом их встретили дагестанцы, а в предгорьях Кавказа русские люди с Невы и Волги, вместе с казаками Кубани, Дона и Терека, вместе с горцами закрыли им дорогу к Г розному, путь на Баку, в Закавказье» [4]. С начала 1942 г. Центральный орган Коммунистической партии - газета «Правда» поместила серию статей, в которых раскрывались социально-политические основы советского строя, обосновывалась его прочность и непобедимость. Через общую уверенную спокойную тональность прослушивалась нотка тревоги. 28 января 1942 г. передовая «Правды» посвящалась теме: «Советская интеллигенция в Отечественной войне». «В огне Отечественной войны еще больше закалился союз советской интеллигенции с рабочими и крестьянами советской страны. Многие десятки тысяч граждан-патриотов сменили перо, циркуль, микроскоп на винтовку и пулеметы. Среди них немало героев, жизнью и смертью запечатлевших свое беззаветное служение народу» [5].

Советские и партийные органы власти призвали всех советских людей с самого начала военных действий немецко-фашистских захватчиков создавать в оккупированных районах невыносимые условия для врага и всех его пособников, преследовать и уничтожать их на каждом шагу, срывать все их мероприятия.18 июля 1941 года ЦК ВКП (б) принимает Постановление «Об организации борьбы в тылу вражеских войск», в котором была дана конкретная программа действий по налаживанию партизанской и подпольной борьбы.

Прогнозируя угрозу прорыва фашистских войск на Кавказ, властные структуры проводят в конце октября 1941 года первые мероприятия по созданию подполья и партизанских отрядов.

Для руководства партизанской борьбой на Северном Кавказе и в Крыму Постановлением Государственного комитета обороны от 3 августа 1942 года при Военном Совете СевероКавказского фронта был создан штаб партизанского движения. 3 сентября начальником штаба назначается член Военного Совета Северо-Кавказского фронта, первый секретарь Краснодарского крайкома ВКП (б) П. И. Селезнев.

В июле 1942 года определилась непосредственная угроза оккупации Краснодарского края и Адыгеи. В этих условиях здесь проводятся мероприятия по вывозу, укрытию или уничтожению материальных ценностей, чтобы они не достались врагу.

Были приняты меры по эвакуации населения. 18 июля 1942 года бюро крайкома ВКП (б) своим решением утвердило 86 партизанских отрядов, а 27 июля образовало 7 партизанских кустов-соединений с личным составом 6510 партизан. Был утверждён новый состав областного партийного центра, в который вошли секретарь обкома Н. Ц. Теучеж, председатель облисполкома А. Х. Чамоков, заместитель председателя облисполкома П. Ц. Джасте, секретарь Майкопского горкома партии А. М. Семкин.

Осенью 1942 года, ценой больших потерь гитлеровцам, в ходе длительных и упорных боев, удалось занять почти всю территорию Краснодарского края, за исключением расположенных на Черноморском побережье четырех районов - Адлерского, Геленджикского, Лазаревского, Туапсинского и городов Сочи, Туапсе, Геленджик. Среди общих задач партизанского движения определялись следующие направления:

- усиливать боевые действия партизанских отрядов на коммуникациях, дезорганизовать тыл противника, не допуская подвоза и вывоза с Северного Кавказа материальных средств и живой силы по железным и грунтовым дорогам;

- не допускать производства восстановительных работ на нефтяных промыслах Майкопа, Нефтегорска. Лиц, работающих на восстановительных работах, уничтожать и расстреливать на месте;

- нефтяные вышки, скважины, резервуары подземных амбаров, нефтепроводы, насосные станции и все оборудование взрывать и уничтожать;

- уничтожать склады боеприпасов, горючего, продовольствия и другое имущество, разрушая средства управления, телефонные и телеграфные линии;

- расширять сеть партизанских отрядов и диверсионных групп по всей территории Северного Кавказа, для чего создавать небольшие подвижные отряды в степных районах, перебрасывать опытных партизан из числа партийно-комсомольского и советского актива, обученного в тылу, а также пополнять агентов за счет местного проверенного населения этих районов;

- усилить связь подпольных партийных организаций с партизанскими отрядами, обеспечив их совместную работу среди местного населения [6].

С осени 1942 г. развернулось активное партизанское движение на Северном Кавказе. 7 тысяч рабочих, крестьян, служащих, представителей всех социальных слоев общества сражались с фашистскими оккупантами в составе партизанских отрядов Кубани и Адыгеи.

Всего, по неполным данным, только на Северном Кавказе и Сталинградской области было создано 250 партизанских отрядов и групп, включавших в себя свыше 250 тысяч человек [7]. Они нанесли значительный урон немецким частям и внесли свой вклад в победу, оказав эффективную помощь Советской Армии в срыве гитлеровских планов захвата Северного Кавказа.

Большинство партизанских отрядов Северного Кавказа действовали в условиях близости фронта, в прифронтовой полосе. Более 60 отрядов базировалось в тылу Красной Армии. Во вражеском тылу, в 20-30 км от линии фронта постоянно находились отряды Майкопского, Анапского и Армавирского соединений партизан, а также отряды западных районов Ставропольского края общей численностью до 2,5 тысяч человек.

Активно действовали боевые подразделения партизанских отрядов в районе города Туапсе. Захвату Черноморского побережья в районе Туапсе немецко-фашистское командование придавало большое стратегическое значение. В беседе с Кейтелем Гитлер подчеркнул значение этой операции: «Решающим для нас является прорыв на Туапсе, а затем блокирование ВоенноГрузинской дороги и прорыв к Каспийскому морю» [8]. По решению Ставки Верховного Главнокомандования для предотвращения прорыва врага к Туапсе и прикрытия майкопско-туапсинского, направления сюда были брошены силы 18-й армии и части 17 кавалерийского корпуса, с которыми активно взаимодействовали партизанские отряды.

Об эффективности такого взаимодействия свидетельствует генерал-полковник вермахта Лотар Рендулич. Он пишет: «Централизованность руководства партизанскими отрядами была очевидна, ибо при подготовке и проведении какого-либо значительного наступления немецких или русских войск партизаны в этом районе немедленно активизировали свои действия с целью дезорганизации снабжения и срыва связи между частями немецкой армии, захвата и ликвидации складов с боеприпасами и нападения на места расквартирования».

В Северной Осетии, Чечено-Ингушетии, Кабардино-Балкарии, Адыгее, Сталинградской области, на Кубани и в Ставропольском крае партизанами и подпольщиками распространялись Сводки Совинформбюро, очерки из средств массовой информации о мужестве, стойкости советских воинов и партизан, призывы к срыву мероприятий оккупантов, разоблачалась фальшивая геббельсовская пропаганда.

С декабря 1942 года по март 1943 года политическим отделом Центрального штаба партизанского движения в оккупированные врагом районы, края, области и республики СССР было переправлено и распространено партизанами и подпольщиками более 6-ти миллионов листовок и брошюр. Помимо этого с осени 1941 года до весны 1944 г. было заброшено в тыловые районы 525 млн. тематических листовок Г лавного Политуправления Красной Армии.

Листовки и воззвания общим тиражом девять тысяч экземпляров были распространены отрядами Майкопского соединения в тридцати девяти населенных пунктах. Было переведено на немецкий язык и заброшено в части немецких солдат сообщение «В последний час». Партизаны напечатали и забросили в тыл врага более 10 тысяч листовок. Листовки помогали советским гражданам пережить мрачную пору фашистской оккупации, вселяли надежду [9].

Растущее инициативное добровольное движение Сопротивления оккупационному режиму получало организационную поддержку и руководство со стороны власти. Именно это сочетание двух начал придавало ему особую силу противодействия, что не раз отмечалось не только в отечественной, но и зарубежной исторической литературе, публицистике и прессе.

Движение сопротивления в регионе нанесло значительный урон нацистским частям и внесло свой вклад в победу, оказав эффективную помощь Советской Армии в срыве германских планов захвата Северного Кавказа.

Для оперативного захвата источников кавказской нефти службами немецкой разведки и контрразведки, под непосредственным наблюдением адмирала Канариса, была создана дивизия «Бранденбург». В её задачу входили диверсионные акты на военных и экономических объектах, электростанциях, нефтяных промыслах, а также моральное разложение народов Северного Кавказа путем агитации и нацистской контрпропаганды среди национальных меньшинств, а также для добывания и передачи сведений военного характера.

В августе 1942 года в соответствии с решением Государственного Комитета Обороны были выведены из строя все предприятия нефтепромыслов Майнефтекомбината, ликвидировано 850 скважин, уничтожено оборудование всех компрессорных станций с парком 113 компрессоров, все наземное оборудование действующих скважин, буровое оборудование. В период боевых действий на территории Краснодарского края было уничтожено более 52 тыс. куб. м нефти, повреждены емкости, коммуникации, так что об использовании оккупационными властями нефти Кубани и Адыгеи не могло быть и речи. По признанию одного из помощников Геринга «здесь пришлось преодолеть невероятные трудности, так как все сооружения были полностью разрушены, подъездные пути в условиях начинающей сырой погоды «большей частью невозможно было использовать.»

Немецкие технические специалисты, ознакомившись с состоянием нефтепромыслов Майнефтекомбината, пришли к выводу, что было бы целесообразнее использовать подготовленное для Кавказа оборудование в Румынии или в районе Вены, чем в Майкопе. Восстановлению нефтепромыслов и добыче нефтепродуктов постоянно противодействовали партизаны и патриоты рабочие-нефтяники. Значение подвига партизан, рабочих-нефтяников здесь трудно переоценить. Вскоре после оккупации немецким командованием был создан специальный центр управления восстановлением нефтепромыслов; представители немецкого центра и спецгруппы технических бригад находились в Хадыженске, Апшеронске,

Нефтегорске и на нефтеперегонном заводе г. Краснодара. Перед этими организациями была поставлена задача выпуска минеральных масел, в которых фашистская армия испытывала нужду.

Несмотря на предпринятые значительные по масштабам меры и усилия, оккупанты не получили ни одного килограмма масла, после чего переключились на «выпуск» бензина. Сюда было завезено до 1000 человек немецких специалистов-нефтяников, 500 человек было насильственно мобилизовано из местного населения и военнопленных. В Хадыженске был организован специальный лагерь военнопленных-нефтяников, однако работа и все мероприятия оккупационных властей и отрядов охраны порядка подавляющим большинством нефтяников саботировалась. Еще до оккупации, Нефтегорским райкомом ВКП (б) и Апшеронским комитетом ВКП (б), было подготовлено 400 и 100 соответственно рабочих-партизан для проведения диверсий и срыва нефтеразработок. В силу этих причин, в течение почти 6-ти месяцев оккупантам так и не удалось восстановить работу майкопских и краснодарских нефтепромыслов. Партизаны всеми средствами блокировали нефтяные работы, не давая нацистам возможности использовать природные богатства региона.

Об активности партизан-нефтяников можно было судить уже по одному тому, что оккупанты вынуждены были объявить населенные пункты и нефтепромыслы сплошной зоной партизанской опасности и держать здесь постоянные армейские части. В абсолютном своем большинстве рабочие-нефтяники доказали свою верность Родине активной борьбой с оккупационными частями или саботажем их мероприятий. Не обошлось без нескольких немногочисленных групп предателей, которых настигло партизанское возмездие: за

предательство было расстреляно 55 человек.

10 октября 1942 г. в газете «Грозненский рабочий» была опубликована статья «Майкопские партизаны» И. Лапигонова. Журналист писал: «Заняв район Майкопа, немцы сразу же кинулись к нефтяным промыслам. Однако, надежды гитлеровцев на майкопскую нефть не оправдались, на месте промыслов они нашли развалины. Скважины были забиты, нефтепровод разрушен. С этого начали свою работу майкопские партизаны. Они не дали врагу нефти. Майкоп стал мертвым городом. Люди старались не попадаться на глаза фашистским головорезам. Жизнь ушла в леса и горы, где действовало несколько партизанских отрядов. Напрасно фашисты разыскивают нефтяников. Они здесь. Партизанский отряд за короткое время уничтожил на лесных дорогах 100 немецких солдат и офицеров. Не найти немцам майкопчан-нефтяников, зато партизаны-нефтяники ежедневно находят немцев и беспощадно уничтожают их» [10]. Берлинское радио в середине ноября 1942 года сообщило о том, что налажена работа Майкопских нефтяных промыслов и Германия обеспечивает свои потребности на 30% кавказской нефтью. Это не соответствовало действительности -майкопской нефти фашисты не получили. Рабочие-нефтяники, все население региона ответили оккупантам ожесточенным всенародным сопротивлением.

За период борьбы в тылу врага только партизаны и подпольщики Кубани и Адыгеи истребили свыше 12 тыс. гитлеровских солдат и офицеров, в том числе 2 генералов, ранили 3 тыс. 600 и взяли в плен более 300 фашистов. Уничтожили и захватили 206 вражеских автомашин с войсками и грузами, 32 подводы с боеприпасами, 80 мотоциклов, 6 танкеток, 1 танк, 8 бронемашин, 2 самолета, свыше 100 пулеметов, 1 115 винтовок и автоматов и много другого вооружения. Партизаны взорвали и пустили под откос 14 крупных эшелонов с войсками и грузами, при этом уничтожили 15 паровозов, мотовоз и 307 вагонов, взорвали 20 железнодорожных мостов, 37 деревянных мостов, 7 складов с боеприпасами и продовольствием, 8 дзотов, сожгли 3 нефтевышки и др.

Не помогла оккупантам установка «попытаться использовать заранее политические и прочие средства, чтобы, учитывая возможные явления распада в русском государстве после первых крупных немецких успехов, способствовать возникновению самостоятельного государственного образования на Кавказе». Такое государство, по мнению властей, «было бы, разумеется, заинтересованно в сохранении продуктивности нефтяных предприятий».

Подпольная борьба была важной формой партизанской войны, движения Сопротивления оккупационному режиму. В Краснодарском крае было создано 185 подпольных партийных организаций с общим составом 1014 членов ВКП (б). Помимо этого, с августа 1942 по октябрь 1943 г. борьбу с оккупантами в крае вели 50 подпольных патриотических организаций и групп, в которых состояло до 300 человек, в основном, беспартийных патриотов. Всего в оккупированных районах Краснодарского края действовало около 800 подпольщиков, объединенных в 90 подпольных организациях в Краснодаре, Новороссийске, Майкопе, Анапе, Армавире, Ейске, Кропоткине, Крыловском, Успенском, Павловском, Тимашевском, Лабинском, Архангельском, Г ражданском, Каневском и многих других районах края.

Одной из форм борьбы подпольных организаций с фашистами был срыв в запланированных масштабах обеспечения промышленности и сельского хозяйства третьего рейха бесплатной рабочей силой. Борьба трудящихся оккупированных районов региона в тылу врага не дала возможности поставить на службу вермахту народное хозяйство Северного Кавказа, воспользоваться его природными ресурсами. Рабочий класс, колхозное крестьянство и интеллигенция проявили себя в этот период мужественными, стойкими защитниками социалистического отечества.

Никакие усилия гитлеровского командования не могли затушить разгоревшееся пламя партизанской борьбы, не могли сломить волю к сопротивлению советских людей. Народные мстители наносили оккупантам урон всеми возможными силами и средствами. Партизанами Северного Кавказа, Кубани, Адыгеи пускались под откос эшелоны, целые составы, взрывались мосты, склады с боеприпасами и продовольствием, в упор расстреливались машины с неприятельскими войсками, подрывались на минах немецкие коммуникации. Бойцами и командирами Красной Армии проявлялись, как правило, выдержка, стойкость и гражданское мужество. За 5,6 месяцев боевой деятельности в тылу врага партизаны уничтожили 24 тыс. гитлеровских оккупантов, вывели из строя и захватили более 300 автомашин, три самолета и много другой боевой техники.

Родина по достоинству оценила боевые подвиги партизан и подпольщиков региона. Орденами и медалями Советского Союза по краю и области было награждено 978 человек, двум партизанам присвоено высокое звание Героев Советского Союза. Более 1700 партизан страны были награждены орденами и медалями Советского Союза. Размах движения Сопротивления свидетельствует о том, что народы СССР в абсолютном своём большинстве беззаветно верили в Победу, шли к ней, не щадя жизни. Всенародная борьба была составной частью Великой Отечественной войны и одним из источников победы советского народа против гитлеровской Германии и ее союзников. История мировых войн не знает аналогов той большой роли партизанского движения, которую оно сыграло в минувшей войне.

По признанию генерал-полковника в отставке доктора Лотара Рендулича,- «по тому колоссальному воздействию, которое оно оказало на фронтовые войска и на проблемы снабжения, работы тыла и управления в оккупированных районах, оно стало частью понятия тотальной войны. Партизанское движение,- подчеркивает он, - с годами постепенно усилившееся в России, в Польше, на Балканах, а также во Франции и Италии, повлияло на характер всей мировой войны. Для немецкого командования партизанское движение и движение сопротивления были совершенно неожиданными». С середины 1942 года для борьбы с партизанами привлекалось до 10% фашистских войск, находившихся на советско-германском фронте. В 1943 году вермахт использовал против партизанских формирований около 25 дивизий своей действующей армии. В годы Великой Отечественной войны все советские народы, в том числе Северного Кавказа, вступили в смертельную схватку с врагом, посягнувшим на независимость, суверенитет и само существование СССР. К концу 1943 г. более 30% сражавшихся партизан были рабочие, около 41% - крестьяне, свыше 29% -служащие [11]. Почти десятую часть составляли женщины. В партизанских формированиях воевали представители всех национальностей СССР. Партизанское движение и подпольная борьба на оккупированной территории свидетельствовали о патриотизме советских людей. 184

тысячи боевых орденов и медалей было вручено партизанам и подпольщикам оккупированных районов страны. 190 из них удостоены высокого звания Героя Советского Союза.

По своему военно-стратегическому значению, по масштабам и политическому значению героическая борьба советских людей на временно оккупированной фашистами территории стала одним из важнейших факторов Победы.

Примечания:

1. Преступные цели гитлеровской Германии в войне против Советского Союза. Документы и материалы. Док. № 5. - М. 1976. С. 246, 248.

2. Красная звезда. 1942, 13 сентября.

3. Грозненский рабочий. 1942. 17 сентября.

4. Тихонов Н. Слава Кавказа. - «Грозненский рабочий», 1942. 19 сентября.

5. Правда. 1942. 28 января.

6. Малышева Е.М. Испытание. Социум и власть: проблемы взаимодействия в годы Великой отечественной войны 1941-1945. - Майкоп, 2000. - С. 153.

7. Малышева Е.М. Указ. раб. С. 159.

8. Итоги второй мировой войны (перевод с немецкого). - М.: Иностранная литература. 1957. С. 147.

9. Малышева Е.М. Указ. раб. С. 158.

10. Малышева Е.М. Указ. раб. С. 162.

11. Малышева Е.М. Указ. раб. С. 376.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.