Научная статья на тему 'Духовно-нравственные ресурсы приватного пространства частной жизни'

Духовно-нравственные ресурсы приватного пространства частной жизни Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

CC BY
350
24
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ДУХОВНО-НРАВСТВЕННЫЕ РЕСУРСЫ / ПРИВАТНОЕ ПРОСТРАНСТВО / ЧАСТНАЯ ЖИЗНЬ / ПРОСТОЙ ЧЕЛОВЕК / ВЕЩИ / ОТНОШЕНИЯ / SPIRITUAL AND MORAL RESOURCES / PRIVATE SPACE / PRIVATE LIFE / COMMON PERSON / THINGS / RELATIONS

Аннотация научной статьи по философии, этике, религиоведению, автор научной работы — Сироткин Юрий Львович

Исследуется приватное пространство частной жизни и его духовно-нравственный потенциал. Констатируется, что, несмотря на амбивалентность, приватное пространство частной жизни является местом обретения человеком духовно-нравственных основ бытия. Это организованное простым человеком с учетом его возможностей пространство жизнеустроения, основанием которого является духовность и мораль. Показывается, что духовно-нравственный ресурс приватного пространства частной жизни заложен в продуктах человеческой деятельности (вещах) и результатах общения людей (отношениях). Анализ вещей и отношений раскрывает духовно-нравственные ресурсы приватного пространства частной жизни.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Spiritual and Moral Resources of Private Space in Personal Life

The private space of personal life and its spiritual and ethical potential are under investigation. It is stated that despite of the ambivalence the private space in personal life is the place where a person can find his or her spiritual and moral fundamentals of being. It is a special space for life order arranged by a common person due to his or her potentials and based on the spirituality and ethics. It is stressed that the spiritual and moral resource of private life space is marked in produces of human activities (in things) and in the effects of persons communication (in relations). The analysis of things and relations reveals spiritual and moral resources of the private space of personal life.

Текст научной работы на тему «Духовно-нравственные ресурсы приватного пространства частной жизни»

УДК 130.12 © Ю. Л. Сироткин, 2019

Духовно-нравственные ресурсы приватного пространства частной жизни

Ю. Л. Сироткин, Казанский юридический институт МВД России. E-mail: syurij75@gmail.com

Исследуется приватное пространство частной жизни и его духовно-нравственный потенциал. Констатируется, что, несмотря на амбивалентность, приватное пространство частной жизни является местом обретения человеком духовно-нравственных основ бытия. Это организованное простым человеком с учетом его возможностей пространство жизнеустроения, основанием которого является духовность и мораль. Показывается, что духовно-нравственный ресурс приватного пространства частной жизни заложен в продуктах человеческой деятельности (вещах) и результатах общения людей (отношениях). Анализ вещей и отношений раскрывает духовно-нравственные ресурсы приватного пространства частной жизни.

Ключевые слова: духовно-нравственные ресурсы; приватное пространство; частная жизнь; простой человек;

вещи; отношения.

Spiritual and Moral Resources of Private Space in Personal Life

Yu. L. Sirotkin, Kazan Law Institute of the Ministry of Internal Affairs of Russia. E-mail: syurij75@gmail.com

The private space of personal life and its spiritual and ethical potential are under investigation. It is stated that despite of the ambivalence the private space in personal life is the place where a person can find his or her spiritual and moral fundamentals of being. It is a special space for life order arranged by a common person due to his or her potentials and based on the spirituality and ethics. It is stressed that the spiritual and moral resource of private life space is marked in produces of human activities (in things) and in the effects of persons communication (in relations). The analysis of things and relations reveals spiritual and moral resources of the private space of personal life.

Keywords: spiritual and moral resources; private space; private life; common person; things; relations.

Ситуация неопределенности, в которой пребывает российское общество, продолжает размывать пространственные границы между личностью и социумом, маркированные еще в недавнем прошлом определенно и непреодолимо. Человек как личность использует схемы индивидуального восприятия для освоения социального пространства, поэтому оно переводится в локальное пространство индивидуального бытия и наполняет его определенными смыслами. Приватное пространство — это новый уровень социальной организации, основанный на многомерности индивидуальностей и многообразии частных интересов и практик. Это очередная попытка человека сконцентрироваться на индивидуальных потребностях, удовлетворение которых способствует саморазвитию и, следовательно, интенсифицирует общественный прогресс. Одной из базовых потребностей человека является стремление к духовно-нравственному совершенствованию, для которого приватное пространство частной жиз-

ни создает благоприятные условия. Как свидетельствует нынешнее состояние духовно-нравственной культуры общества, духовное богатство и нравственное самосовершенствование немыслимы без мобилизации ресурсов приватного пространства частной жизни.

Приватное пространство частной жизни — это не пространство абстрактного человека. Его организует простой (обыкновенный) человек (рабочий и служащий, учитель и врач, библиотекарь и пенсионер). В социальном плане это квалифицированные работники, государственные служащие среднего звена и т. д. Простота в нашем понимании выражает исходный способ функционирования человека в определенном пространственно-временном континууме и составляет базовое основание для сложности, находящей выражение в многомерности. Обращение к обыкновенным людям как конструкторам приватного пространства частной жизни не случайно. Именно простые (обыкновенные) люди являют-

ся сторонниками сохранения традиционных ценностей, воплощающихся в духовно-нравственном ресурсе приватного пространства частной жизни.

Приватное пространство частной жизни — это прежде всего дом или жилище в широком понимании [1, с. 43-56]. Дом (квартира) как организованное приватное пространство частной жизни является не только отражением социального статуса, но и духовно-нравственного состояния его обитателей. В традициях русского домостроения со времен «Домостроя» (XVI в.) закладывать в основу домоустройства, наряду с другими составляющими, духовно-нравственное устроение [2, с. 150-160]. Духовно-нравственным ресурсом в приватном пространстве частной жизни обладают продукты человеческой деятельности (вещи) и результаты общения людей (отношения). Человек относится к вещи сообразно собственным потребностям, которые реализуют предназначение вещей. В этом контексте вещь обретает гуманитарный смысл и становится духовно-нравственным феноменом. Вещи создают комфорт. Комфорт измеряется духовно «в большей степени, чем его измерение другими параметрами (материальным благосостоянием, социальным статусом и т. д.) зависит от личности, ее жизненных установок, приоритетов, от ее жизненного потенциала в целом» [3, с. 157]. В нашем случае речь идет о духовном комфорте, основанном на материальном достатке такого уровня, который оказывается приемлемым для обитателей приватного пространства частной жизни простого человека.

Гармоничность пространства созвучна миропониманию и мировосприятию человека, в нем обитающего. На ее достижение ориентирована духовно-комфортная среда, которая создается расположением вещей. Вещи могут постоянно меняться, отражая самоощущение, но нередко их присутствие неизменно и постоянно как ощущение непреходящей ценности и неутрачиваемой значимости. Эти вещи снимают душевное напряжение и восстанавливают утраченные силы. Вещи воплощают дух, являясь материальным свидетельством духовности. Обращение к духовному содержанию вещей вошло в моду. Вещи многомерны в своем значении, смыслах и предназначении. Вещи рассматриваются в данной статье не только как отражение индивидуального вкуса, но и как свидетельство духовных предпочтений и морального состояния личности. Например, атмосфера старины, наполняющая пространство дома, свидетельствует о сохранении и следовании духовным константам и моральной чистоте, которая маркирует традиционные отношения. В наполненности пространства стариной, которая может и не иметь и чаще не имеет антикварной ценности, кроется глубокий смысл, порождающий ощущение гармонии

и наполненности жизни сокровенными тайнами, свидетелями которых были вещи. Духовный настрой передают сакральные предметы, размещенные в бытовом пространстве.

Ресурсной составляющей приватного пространства являются личные вещи, в том числе атрибуты религиозного культа. Книжные шкафы, сохраняющие культурно-представительную функцию, несмотря на инновационные тренды, продолжают оставаться символами интеллигентности, хранилищем мысли и духа различных эпох и поколений. Они служат обустройству жилого пространства в соответствии с потребностями самореализации их хозяев и в качестве культурного наследия, предназначенного будущим поколениям. Известно, что книги «живут» собственной жизнью, преодолевая пространство и время и наполняя частную жизнь образцами и содержанием. Обстановка жилого дома есть свидетельство внутреннего состояния человека, отраженного в вещах. Стандартность обстановки жилого пространства обыкновенного человека снижает эффект духовного воздействия, но не отменяет его. Показательным является присутствие в каждом доме телевидения. Оно, как вещь, не обладает эстетической либо духовно-нравственной ценностью: телевизор лишь приемник, средство проникновения социальных институтов в приватное пространство частной жизни, чтобы принудить к осмыслению отражаемой действительности на эмоциональном уровне восприятия визуальной информации, отобранной с определенной целью и поданной с использованием отработанных приемов воздействия, в частности, клиповой манере подачи информации. В целом роль телевидения в актуализации духовно-нравственного ресурса приватного пространства частной жизни противоречива; сомнительность нравственного потенциала отдельных программ очевидна. Не оставим без внимания факт, что телевизор, наряду с гаджетами, провоцирует в семейном пространстве замкнутость и отчужденность.

Духовно-нравственный ресурс приватного пространства частной жизни обнаруживается в личном пространстве его обитателей. Ранее уже говорилось, что приватное пространство образует некоторая совокупность личных пространств, сопряженных и взаимоинтегрированных. Личное пространство частной жизни, оформленное в небольшом доме или квартире, компромиссно. И. С. Слепцова выделяет две стратегии в оформлении пространства дома [1, с. 49]. Первая состоит в приоритете родителей и хозяев дома, которые принимают основные решения, отражающие представления о пространстве этих людей. Вторая стратегия предполагает самостоятельность организации приватного пространства детей и внуков. Компромиссный вариант укрепляет

сплоченность и межличностные отношения. Широко известный и часто приводимый пример фотографий, которые не только индивидуализируют личное пространство, но и способствуют душевному равновесию и созданию атмосферы духовного комфорта. Групповые фотографии детей, внуков и родителей свидетельствуют о преемственности нравственных ценностей и душевности отношений. Сюжеты фотографий отражают историю и духовную эволюцию семьи во времени и пространстве. Фотографии играют роль наглядных свидетельств общих моральных установок, духовных ценностей и консолидирующих ориентиров. Они же нередко служат образцом преемственности ценностных установок поколений семьи, ориентирующих выбор жизненных целей и соответствующих средств их достижения. Визуализация, предполагающая использование для организации пространства частной жизни различные видеоматериалы, поддерживает духовно-нравственные ресурсы приватного пространства, но может манифестировать и о желании сохранить свою индивидуальность, отгородившись личным пространством.

Особую роль в сохранении и эволюции духовно-нравственного ресурса придают реликвии. Реликвии как вещи, обладающие сакральными характеристиками и имеющие символику религиозного поклонения, воспринимаются как свидетельства религиозного благочестия. Реликвия имеет и светское содержание. От этого она не перестает иметь духовно-очищающее значение для приватного пространства. Такими реликвиями могут быть старинные вещи, которые имеют не только антикварную ценность, но и вызывают воспоминания, сопровождаемые всей гаммой чувств: от восторга до поклонения. Реликвии либо занимают почетное место в пространстве дома, либо вписываются в интерьер, не разрушая гармонии, а символизируя ее органическую эволюцию. Реликвия в приватном пространстве говорит о причастности к традиции и взаимной интеграции в ней предметов, не связанных с исторической памятью. Коллекции, в том числе антикварных вещей и вещей, связанных с личными воспоминаниями и историей семьи, повышают не только самоуважение, но и задают определенный духовно-душевный настрой. В контексте организации приватного пространства дома отметим вдохновляющую роль живописных полотен определенных жанров и стилей. Не случайна пословица: что на стенах, то и в душе.

Материальные возможности среднестатистической семьи позволяют насытить домашнее пространство различными вещами, которые имеют духовно-нравственный ресурс. Это изделия народных промыслов, сувениры и т. д. Они, как и подарки, являются социальными маркерами и демонстрируют принадлежность к определенной социальной и про-

фессиональной группе. Ни один из перечисленных предметов или их групп не утрачивает эстетической функции, которая является необходимым атрибутом пространства, наполненного духовно-нравственным содержанием и коммуницирующего моральные смыслы. Сказанное в полной мере относится к зеркалам, которые одухотворяют приватное пространство. Зеркало есть олицетворение духовного начала жизни человека. Оно — духовная составляющая его внутреннего мира, обращенного к поиску идеала, основание которого есть самопознание. Если зеркало является предметом антиквариата, оно свидетельствует о традиционных ценностях, приверженцем которых выступают его владельцы; если оно — дизайнерская вещь, то это означает стремление выразить свою оригинальность или неповторимость.

Духовно-нравственные ресурсы приватного пространства частной жизни сосредоточены в межличностных отношениях его обитателей. Отношения в приватном пространстве частной жизни имеют субъект-субъектный характер. Поэтому они лич-ностно ориентированные. Приватное пространство определяется индивидуальными отношениями, их интенсивностью и глубиной. Отношения в приватном пространстве конструируются на основе поиска духовных смыслов и моральных норм. Моральные нормы выступают внешними регуляторами индивидуальных отношений и саморегуляторами выбора стиля отношений и поведения в целом. Расширяют границы отношений общение и коммуникации. Приватное пространство частной жизни иллюстрирует закономерность, выражающуюся в стремлении к расширению пространства отношений и, одновременно, с потребностью к их углублению, т. е. обозначению границ приватных отношений, следовательно, к их ограничению. Еще П. А. Сорокин показал, что в стабильные (бескризисные) периоды общественного развития мораль большинства измеряется средними величинами. В кризисных ситуациях показатели поляризуются. Отсюда следует, что уровень нравственности зависит от состояния общества, а не от социального статуса человека, экономического положения, интеллектуального и образовательного уровня. Моральное состояние российского общества определяется в терминах моральной деградации [4, с. 124]. Поэтому крайне важна мобилизация духовно-нравственных ресурсов приватного пространства частной жизни для ее преодоления, в том числе актуализация нравственных отношений и распространение их влияния на публичное пространство.

Весьма противоречиво состояние социокультурного пространства. Обратим внимание на ряд отличительных признаков сложившейся социокультурной ситуации. Во-первых, подвижность границ

между реальным и виртуальным [5, с. 59]. Результатом пограничья является нивелировка индивидуального взгляда на моральные проблемы и замена моральных норм симулякрами. Во-вторых, возрастание роли и значения игрового потенциала. Виртуальная реальность заполняет повседневность, равно как и ее порождение — симулякры. Повседневность оказывается погруженной в виртуальную реальность симуляций, что придает ей игровой характер. Виртуальное игровое пространство предлагает иной мир ценностей, отличных от моральных; нередко оно освобождает от морали вообще. В-третьих, проникновение иллюзорности в приватное пространство вызывает у его обитателей причудливое сочетание виртуальной культуры и культуры реального. «Виртуальное, интегрированное в повседневное реальное, формирует реальность иллюзий» [5, с. 57]. Но это лишь одна сторона дела, которая является вспомогательной относительно действий с реальными предметами, населяющими повседневность. Предметная среда не исчезает; она остается доминирующей в пространстве частной жизни, как, впрочем, и ценности виртуальной культуры, которые оказываются близкими для пользователей социальных сетей, но ограниченными в своих возможностях влияния на духовную составляющую бытия человека в пространстве повседневности. В-четвертых, усиление коммуникативной составляющей. Виртуальная культура является результатом применения новых форм коммуникаций, которые обогащают формообразование духовного производства, но редко выступают в качестве его смыслообразующих начал. Разумеется, реальная вещь не становится иллюзией, какие бы усилия для этого не прилагались, равно как и социальные институты не смирились с утратой власти над человеком и не прекращают попыток проникновения в приватное пространство частной жизни. Влияние социокультурного пространства на пространство частной жизни многомерно и требует кропотливого анализа.

В контексте исследуемой проблематики отметим, что смелые гипотезы о поглощении человеческого сознания, человеческих отношений интернетом и гаджетами — не более чем предположение. Обращаем внимание на их сосуществование (пусть и не бесконфликтное) в сознании и отношениях человека наряду с другими феноменами и в лучшем случае — доминирование у отдельных возрастных групп населения. Тем не менее в приватном пространстве частной жизни это влияние не может быть игнорируемо по причине опасности утраты реальных коммуникативных навыков, создающих проблемы во взаимопонимании в приватном пространстве многопоколенной семьи и касающихся ответственности и ценностей.

Нравственные отношения как позиции, детерминированные моральным долженствованием, находят выражение в ответственности. В случае, когда ответственность пронизывает отношения, необходимо говорить об интеграции личных пространств, составляющих в своем единстве публичное пространство частной жизни. Ответственность в частной жизни предполагает: сохранение необходимых условий соподчинения на основе авторитета и уважения; создание оптимально благоприятных возможностей для приобретения нравственного опыта поведения и осуществления морального выбора; при необходимости — осуществление корректирующих функций нравственных отношений и заложенного в них стимулирующего потенциала.

В приватном пространстве на уровне личных отношений сосредоточены моральные ценности, нравственные примеры, индивидуальные представления о моральных императивах, которые составляют содержание человеческих отношений, основанных на сотрудничестве, искренности, справедливости и доброте. Л. В. Чеснокова показала связь приватного пространства «с человеческим достоинством, уважением других людей и самоуважением» [6, с. 197]. Нравственные отношения в частной жизни основаны на самоуважении как базовой ценности. Самоуважение оформляется как результат самореализации и общественного признания. Не научившись уважать себя, невозможно уважать других. Научение самоуважению осуществляется в приватном пространстве, в котором для этого созданы благоприятные условия, содержащие в себе толерантность и взаимопонимание. Производным от самоуважения является уважение к другим. Уважение выражается в уважительном отношении, в основе которого лежат моральные императивы долженствования. Самоуважение в частной жизни квалифицируется как уверенность в том, что отношения к человеку в границах приватного пространства жестко детерминированы моральными нормами. Уверенность основывается на том, что нравственные отношения поддерживаются любовью, дружбой и доверием. Любовь как философская категория определяется как личное отношение, интимное чувство, направленное на предмет любви. Дружба подтверждает высокую степень взаимной привязанности и духовной близости, которые носят личностный характер. Дружеские отношения в частной жизни носят эмоциональный и исповедальный характер, что иллюстрирует их глубину и интимность. Доверие как отношения между людьми, которые содержат уверенность в порядочности и доброжелательности, строятся на понятиях правды и лжи. Эти моральные феномены являются неисчерпаемым духовным резервом нравственных отношений в приватном пространстве частной жизни. Они позволяют

осуществлять взаимный обмен мыслями, чувствами и поступками. Эмпатия как необходимая составляющая нравственных отношений предполагает проявления со-чувствия, со-переживания, со-участия. Взаимность отношений способствует становлению эмпатической культуры личности.

Конструирование и освоение духовно-нравственного ресурса приватного пространства частной жизни осуществляется посредством восприятия основных регуляторов норм, постижения их смыслов и перевода их на язык отношений. Конструирование отношений, содержащих духовно-нравственный ресурс, осуществляется в границах нормативного поля, заключенного в приватное пространство. Получаемые знания и постигаемые смыслы обретают согласованность и оформляются в поступлении. Регуляторы осознаются и усваиваются, становясь саморегуляторами. Саморегуляция осуществляется через присвоение значения посредством смыслов. Обретаемая способность к саморегуляции блокирует совершение спонтанного действия. Вероятно, обозначенный механизм может укладываться в схему опосредования вещами, т. е. перехода субъект-объектных отношений в субъект-субъектные отношения, которые являются результатом эволюции первых. Вещи в этой схеме выполняют функцию посредника, который обеспечивает переход к субъект-субъектным отношениям через объект, т. е. посредством вещей. В результате приватное пространство частной жизни становится интегрированным (люди — вещи), разнородным, т. е. многомерным и полифункциональным (люди — вещи — люди) и определенным, т. е. актуализиро-

ванным в субъект-субъектных отношениях. Предложенная в форме дорожной карты схема позволит человеку обрести готовность к духовно-нравственной работе над собой, нацеленной не только на саморазвитие и нравственное самосовершенствование, но и на преодоление. В этом случае складывающиеся отношения воспроизводятся на основе триады «саморазвитие — самосовершенствование — преодоление», что исключает опережающее воспроизводство отношений и их детерминирующее воздействие, которое определяет содержательные характеристики приватного пространства частной жизни. Конструирование приватного пространства обеспечивает условия для совершенствования человека на основе использования его духовно-нравственного ресурса. Соответствие результатов развития критериям духовности и морали позволяет констатировать ресурсную необходимость и самодостаточность приватного пространства частной жизни в силу соответствия представлениям об аксиологическом базисе саморазвития, самосовершенствования и преодоления, основу которых составляют духовные смыслы, моральные принципы и нормы. И наконец, мобилизация духовно-нравственных ресурсов позволит сохранить границы приватного пространства частной жизни и заблокировать попытки его разрушения или установления социального контроля либо манипулирования, которые инициируются различными социокультурными институтами и преследуют цель расширения масштабов социального контроля и его усиления средствами использования манипулятив-ных технологий.

Список литературы

1. Слепцова И. С. «Живой» дом: отражение пространства личности в современном интерьере // Традиционная культура. 2011. № 2.

2. Кузнецов Н. В. Мораль в сфере приватного //Вестник ЛГУ им. А. С. Пушкина. 2011. Т. 2. № 3.

3. Сохань Л. В. Жизненный комфорт как творческий проект личности: духовное измерение // Личность. Культура. Общество. 2009. Вып. 4.

4. Осипов Г. А. Оценка нравственной составляющей социально-экономических отношений // СОЦИС. 2009. № 5.

5. Шакирова Е. Ю., Листвина Е. В. Современная социокультурная ситуация: антропологические метаморфозы // Вопросы философии. 2018. № 1.

6. Чеснокова Л. В. Право на приватность как необходимый аспект человеческого достоинства // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. 2017. № 6-1 (80).

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.