Научная статья на тему 'Древнетюркские корни юрматынцев (по генеалогическим легендам о лебеде)'

Древнетюркские корни юрматынцев (по генеалогическим легендам о лебеде) Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY
87
13
Поделиться
Ключевые слова
ЮРМАТЫНЦЫ / ТЮРКИ / КЫПЧАКИ / ЛЕБЕДЬ / ЛЕГЕНДА

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Исянгулов Шамиль Наилевич

В статье сравниваются генеалогические легенды юрматынцев о происхождении их от лебедя с аналогичными древнетюркскими легендами, зафиксированными в китайских источниках. Имеющиеся в них параллели свидетельствуют о древнетюркских корнях племени юрматы. По легенде, сын Юрми-хана хотел подстрелить лебедя, но тот обернулся девушкой и юноша женился на ней. От них пошел род Юрматы. В другом варианте легенды, у хана юрматынцев Юрми-хана было четверо сыновей. Здесь вместо лебедя фигурирует гусь. По древнетюркской генеалогической легенде, предок тюрков имел четверых сыновей, один из которых превратился в лебедя. Китайские источники сообщают о существовании счета родства по материнской линии. Схожесть сюжетов (число сыновей, превращение в лебедя или женитьба на лебеде?девушке, матрилинейность рода) свидетельствует в пользу древнетюркского происхождения юрматынцев. Некоторые матриархальные пережитки у юрматынцев сохранялись вплоть до XVIII–XIX вв. Например, в отдельные шежере юрматынцев включены потомки женщин вплоть до четвертого поколения. Автор связывает появление людей племени «лебедь» в Приуралье с экспансией Первого Тюркского каганата во второй половине VI в. «Лебеди» в первой половине XI в. здесь встретили натиск кыпчаков и кыпчакизированных племен, известных под именем «змей». В источниках прослеживаются следы народа «лебедь» со времен хуннов вплоть до монгольского нашествия.

ANCIENT TURKIC ROOTS OF THE YURMATY TRIBE (According to Swan Legends)

The article compares the Yurmaty genealogical swan legends with similar ancient Turkic legends recorded in the Chinese sources. Parallels available in them testify to the ancient roots of the tribe Yurmaty. According to the legend, the son of Yurmi Khan wanted to shoot a swan, but the latter turned into a girl and the young man married her. The Yurmaty tribe started from them. Another version of the legend tells that the khan (leader) of the Yurmaty tribe Yurmi Khan had four sons. In this version the swan is replaced by the goose. According to the ancient Turkic genealogical legend the ancestor of the Turks had four sons, one of them turned into a swan. The Chinese sources reports on the existence of kinship through the maternal line. The similarity of the plots (the number of sons, turning into a swan or a marriage to swans, matriline) testifies to the ancient Turkic origin of the Yurmaty tribe. Some matriarchal vestiges of the tribe remained until the 18 th and 19 th centuries. For example, some shezheres of Yurmatys’ include descendants of women up to the fourth generation. The author connects the appearance of men of the “swans” tribe in the Urals with the expansion of the First Turkic Kaganate in the second half of the 6th century. In the first half of the 11th century the “Swans” met there the onslaught of the Kypchaks and tribes turned into Kypchaks, known under the name of “serpents”. In the sources there are visible traces of the people “swans” from the times of the Huns until the Mongol invasion.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Древнетюркские корни юрматынцев (по генеалогическим легендам о лебеде)»

Ш.Н. Исянгулов УДК 39: 398. (-512. 141)

ДРЕВНЕТЮРКСКИЕ КОРНИ ЮРМАТЫНЦЕВ (ПО ГЕНЕАЛОГИЧЕСКИМ ЛЕГЕНДАМ О ЛЕБЕДЕ)

В статье сравниваются генеалогические легенды юрматынцев о происхождении их от лебедя с аналогичными древнетюркскими легендами, зафиксированными в китайских источниках. Имеющиеся в них параллели свидетельствуют о древнетюркских корнях племени юрматы.

По легенде, сын Юрми-хана хотел подстрелить лебедя, но тот обернулся девушкой и юноша женился на ней. От них пошел род Юрматы. В другом варианте легенды, у хана юрматынцев Юрми-хана было четверо сыновей. Здесь вместо лебедя фигурирует гусь. По древнетюркской генеалогической легенде, предок тюрков имел четверых сыновей, один из которых превратился в лебедя. Китайские источники сообщают о существовании счета родства по материнской линии. Схожесть сюжетов (число сыновей, превращение в лебедя или женитьба на лебеде-девушке, матрилинейность рода) свидетельствует в пользу древнетюркского происхождения юрматынцев. Некоторые матриархальные пережитки у юрматынцев сохранялись вплоть до XVIII-XIX вв. Например, в отдельные шежере юрматынцев включены потомки женщин вплоть до четвертого поколения.

Автор связывает появление людей племени «лебедь» в Приуралье с экспансией Первого Тюркского каганата во второй половине VI в. «Лебеди» в первой половине XI в. здесь встретили натиск кыпчаков и кыпчакизирован-ных племен, известных под именем «змей». В источниках прослеживаются следы народа «лебедь» со времен хуннов вплоть до монгольского нашествия.

Ключевые слова: юрматынцы, тюрки, кыпчаки, лебедь, легенда Shamil N. Isyangulov

ANCIENT TURKIC ROOTS OF THE YURMATY TRIBE (ACCORDING TO SWAN LEGENDS)

The article compares the Yurmaty genealogical swan legends with similar ancient Turkic legends recorded in the Chinese sources. Parallels available in them testify to the ancient roots of the tribe Yurmaty.

According to the legend, the son of Yurmi Khan wanted to shoot a swan, but the latter turned into a girl and the young man married her. The Yurmaty tribe started from them. Another version of the legend tells that the khan (leader) of the Yurmaty tribe Yurmi Khan had four sons. In this version the swan is replaced by the goose. According to the ancient Turkic genealogical legend the ancestor of the Turks had four sons, one of them turned into a swan. The Chinese sources reports on the existence of kinship through the maternal line. The similarity of the plots (the number of sons, turning into a swan or a marriage to swans, matriline) testifies to the ancient Turkic origin of the Yurmaty tribe. Some matriarchal vestiges of the tribe remained until the 18th and 19 th centuries. For example, some shezheres of Yurmatys' include descendants of women up to the fourth generation.

The author connects the appearance of men of the "swans" tribe in the Urals with the expansion of the First Turkic Kaganate in the second half of the 6th century. In the first half of the 11th century the "Swans" met there the onslaught of the Kypchaks and tribes turned into Kypchaks, known under the name of "serpents".

In the sources there are visible traces of the people "swans" from the times of the Huns until the Mongol invasion.

Keywords: the Yurmaty tribe, Turks, Kypchaks, a swan, a legend

Выдающийся этнограф Р.Г. Кузеев, несмотря на возможные иранские или угорские параллели, в свое время решительно выступил за тюркские корни племени юрматы. Как он писал, «между тем в самом старом шежере племени юрматы, написанном в первоначальном варианте в сере-

дине XVI в. ... нет никаких намеков на угорские (древнемадьярские) или вообще нетюркские этнические связи юрматынцев.» [1, с. 122]. Следует отметить, что ученый при этом четко разграничивал происхождение этнонима от происхождения носителей этнонима.

Исянгулов Шамиль Наилевич, кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Института истории, языка и литературы Уфимского научного центра РАН, e-mail: isangul-schamil@rambler.ru

Shamil N. Isyangulov, Cand.Sc. (History), Senior Research Fellow at the Institute of History, Language and Literature, Ufa Science Center, the Russian Academy of Sciences (Ufa, Russia), e-mail: isangul-schamil@rambler.ru

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

© Исянгулов Ш.Н., 2013

Одним из существенных аргументов в пользу наличия древнетюркских корней в составе племени юрматы является, по нашему мнению, генеалогическая легенда о лебеде, записанная РГ. Ку-зеевым в 1953 г: «Однажды на охоте единственный сын Юрми-хана хотел подстрелить лебедя, но тот обернулся прекрасной девушкой. Юноша женился на ней, и их потомки образовали племя Юрматы» [2, с. 117]. Кроме того, житель д. Ишбулдино Матраевского (современного Зилаирского) района республики Ф. Муратов сообщил Р.Г. Кузееву, что Юрмый-хан был ханом юрматынцев и имел четырех сыновей. Он же рассказал предыдущую легенду в измененном виде: «У Юрмый-хана был единственный сын. Сын имел олатая (деда). Сын остался ханом. Он был очень молчалив. Олатай (дед) посылает их на охоту, надеясь, что там он заговорит. Там один гусь загоготал. Сын Юрмыя убил его. И он сказал: «Если ты молчишь, то жив будешь, если заговоришь, то умрешь». От него пошел род Юрматы» [3].

Данные легенды достаточны близки к древ-нетюркским генеалогическим легендам, зафиксированным в китайских источниках. По одной из таких легенд, предки древних тюрков происходили из владетельного дома Со, обитавшего на севере от хуннов. Вождь рода Апанбу имел 70 (или 17) братьев. У одного из них - Ичжинишиду («сын волчицы») было четыре сына. Старший из них Надулу-шад принял имя Турк, а третий из братьев превратился в лебедя. Интересно и то, что сыновья Надулу-шада, имевшего 10 жен, «прозывались по дому матерей» [4, с. 221-222].

И китайский источник, и башкирская легенда свидетельствуют, таким образом, о существовании счета родства (и скорее всего, традиции передачи этнонима) по материнской линии. По мнению С.В. Киселева, данное свидетельство о сохранении у тюрков счета родства по материнской линии «особенно убеждает в том, что в основе разбираемых легенд лежат некогда бывшие реальными события и представления» [5, с. 494].

По башкирской легенде, юрматынцы - потомки лебедя-женщины. Означает ли это, что они являются тюрками лишь по женской линии? Однако, удивительная схожесть сюжетов в обеих легендах (число сыновей, превращение в лебедя или женитьба на лебеде, матрилинейность рода) свидетельствует, по нашему мнению, в пользу древнетюркского происхождения юрматынцев. Некоторые матриархальные пережитки у юрматынцев сохранялись вплоть до ХУШ-Х1Х вв. О наличии пережитков почтительного отношения к женщине, слабых отголосках матриархата у юр-матынцев писал Р.Г. Кузеев, анализируя шежере деревень Четырман и Мукач. В этом шежере указано 18 женских имен, в него включены дети, внуки, правнуки женщин. «Это сделано несмотря на то, что по обычному праву их дети принадле-

жат к роду отца... Возможно, что составители шежере еще помнили традицию, согласно которой потомки членов рода по женской линии могли причислить себя в равной мере как к роду отца, так и к роду матери», - пишет Р.Г. Кузеев [6, с. 184]. Кстати, в том же шежере некто Аккош (лебедь) является внуком Юрматы-бия, сыном Аккучкара (белый баран) [6, с. 40, 47; 7, с. 50]. Данное шежере свидетельствует, что юрматынцы являются потомками лебедя по мужской линии. В другом шежере юрматынцев потомками Юрматы-бия и Юрми-бия названы жители башкирских деревень современных Ишимбайского, Мелеузовского, Стерли-башевского и Стерлитамакского районов РБ, относившиеся в основном к родам тальтим-юрматы и азнай племени юрматы [7, с. 68-96]. Скорее всего, они и составляли тюркский костяк юрматынцев.

Также следует отметить, что к древнетюркским словам «куу», «кува», «кугу», «куб» (лебедь), возможно, восходят башкирские этнонимы «кува-кан», «кудей», «кубаляк», «кубау» [1, с. 256; 8, с. 52]. Как известно, указанные древнетюркские слова в значении лебедя в современном башкирском языке не сохранились. Лебедь обозначается словом «аккош» (досл. «белая птица»). По мнению Ф.Г. Хисамитдиновой, «аккош» является табуированным названием [8, с. 52]. Выскажем также предположение, что появление слова «ак-кош», возможно, связано с кыпчакизацией башкирского языка. Дело в том, что в русских летописях под 1190 и 1193 гг. упоминается половецкий хан Акоуш (Акуш) [9, ст. 675]. Данный антропоним трактуется лингвистами как лебедь [10, с. 81].

Теперь следует обратить более пристальное внимание на древнетюркскую легенду. Еще Н.А. Аристов сопоставил владение Со с родом Со на Северном Алтае, а сюжет с превращением в лебедя (тюркское «куу») - с этническим названием куу-кижи, т.е. с лебединцами, «людьми реки Лебедь». Аристов предположил, что сын Иджиниши-ду был родоначальником племени куу (т.е. лебедей) [11, с. 278-280]. Данное мнение ныне принято многими исследователями [5, с. 493, 494; 12, с. 59; 13, с. 104-106; 14, с. 304-305; 15, с. 32-34; 16, с. 23-24]. Челканцы (или лебединцы), расселившиеся в бассейне р. Лебедь и ее притока Байгола, называли себя куу-кижи «люди реки Лебедь». Наряду с соседними кумандинцами и тубаларами они относятся ныне к так называемым северным алтайцам [17, с. 21-22]. Этническую общность ле-бединцев (куу-кижи) и кумандинцев (куба по-якутски «лебедь») подчеркивает и лингвист Н.А. Баскаков [18, с. 53; 19, с. 9-11]. Кроме того, род хуулар или куулар (лебедя) сохранился среди тувинцев [12, с. 59; 20, с. 77].

Древнетюркская легенда свидетельствует, что люди племени «лебедь» были тюрками по происхождению. Скорее всего, они почитали своим предком (тотемом) лебедя. У тюркских народов

Саяно-Алтая до последнего времени существовал обычай дарить убитого лебедя, в основе которого лежали древние тотемистские представления [21, с. 18-30; 22, с. 110-116]. Я здесь не касаюсь проблемы о пережитках обожествления лебедя (или культа лебедя) у башкир, т.к. об этом написано немало [23, с. 129-131; 24, с. 39; 25, с. 95-97; 8, с. 49-52].

Самые ранние следы о народе «лебедь», возможно, кроются в племенном имени хусе или хуцзе (по китайскому источнику «Шицзи») [4, с. 55]. Ху (ку) отождествляется со словом «куу» (лебедь). Хусе были связаны с хугу - гаочэ, повелителями уйгуров. Гаочэ обычно отождествляется с динлинами, жившими к северу от хуннов [26, с. 62]. Как известно, в 178-177 гг. до н.э. хусе были покорены хуннским шаньюем Модэ. Кроме того, по источнику «Вэйшу», предками гаогюйцев (уйгуров) были 12 родов, в т.ч. род Кухэ [4, с. 216]. Китайское историческое сочинение «Таншу» сообщает, что одним из поколений гаогюйцев (теле, уйгуров) было Хусйе [4, с. 301]. Указанные этнонимы, возможно, также в своем составе имеют корень «куу» - лебедь. Скорее всего, тюркская общность куу - лебедей входила в объединение теле, позднее ставших известными под названием уйгуров.

С.Г. Кляшторный считает, что упомянутая в древнетюркской легенде группа «белого лебедя» отождествляется с кыпчаками [27, с. 60]. Однако позднее, в XI в., кыпчаки стали кровными врагами «лебедей». Но так или иначе, и теле, и тукюе (древние тюрки), и кыпчаки были тюрками по происхождению.

Имеются определенные свидетельства о движении людей племени «лебедь» через Западную Сибирь на запад. В частности, у селькупов сохранились легенды о нападении так называемых тынгула: «Тынгула - это люди племени лебедя (сельк.: чинг, тинг - лебедь). Только пришли они сюда очень и очень давно, даже раньше «ушкуйников». Люди племени лебедя были большие ростом, вооружены луками и стрелами, безжалостны в войне, очень жестко подчинены своему военачальнику. Сильные противники. Но они почему-то не задержались здесь». При этом селькупы не путали тингула с сибирскими татарами [28, с. 278; 29, с. 324]. В Тюменской области (Аромашевский и Вагайский районы) в районах компактного проживания сибирских татар сохранились топонимы: река Юрим, деревни Юрмы и Юрминка, озеро Юрминское. Специалистами эти топонимы связываются с этнонимом «юрмый» [30, с. 57]. Трудно сказать, какой исторический период запечатлен в этих преданиях. Однако, скорее всего, появление юрматынцев - тюрков (связанных этнически и политически с древними тюрками и подчиненными им племенами конфедерации теле или кыпчаками) на Южном Урале относится к периоду экспансии Первого Тюркского каганата -ко второй половине VI в.

Через пять столетий народ «лебедей» мы застаем в Поволжье и Приуралье. В исторической науке достаточно хорошо известно, что в 10301050-е гг. на востоке пришел в движение народ «змей». Ныне можно считать доказанным, что под именем народа «змей» скрывались, скорее всего, кыпчаки и кыпчакизированные племена (каи, ураны, куны и др.) [31, с. 37; 32, с. 122-129; 33, с. 114-129, 185-193; 34, с. 33; 35, с. 136-137; 36, с. 23-26; 37, с. 293-297]. О нападении змея-дракона речь идет и в башкирских источниках: в шежере юрматынцев, «Дафтар-и Чингиз-наме», архаичных вариантах эпоса «Бабсатс менэн ^сэк бей» («Бабсак и Кусяк»), «Тарих наме-и булгар» Т. Ялсыгулова и т.д. [6, с. 31; 7, с. 53; 38, с. 170-171; 39, с. 28; 40, с. 72-73; 41, с. 134, 137; 42, с. 164-165, 190 и др.]

Вот перевод из «Дафтар-и Чингиз-наме»: «В то время ханом города Буляр был Самат хан. [Его подданными] были: большинство составляло народ по названию безкыбак, а также народ бараж. В древности главный юрт народа бараж находился в устье [реки] Зай.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Это было время алыпов (героев). Был один дракон-змея Бараж. Он начал приносить большие беды населению города [Буляр]. Выйдя [из города], сражались с драконом. Не смогли победить. В конце концов, оставив город, бежали. Переселившись поближе к городу Булгар, основали юрт-город на берегу реки Буляр. Этот город назвали также Буля-ром. Из-за этого население [города] назвали «народом бараж». Уран (клич) у них был «бараж».

Там Самат хан сказал:

- Эй, эй, народ мой бараж! В древности наши предки убежав от злодеяний Баража, оставив свой город, переселились в эту землю, основали поселение. А теперь пришел Аксак Тимер, который сильнее баража.» [38, с. 170-171].

По фольклорным и литературным источникам, со змеем-драконом боролись юрматынцы, булгары (буляры), бурзянцы. Кроме легенд и письменных памятников башкир и татар, мотив борьбы со змеем-драконом сохранился у чувашей. В них говорится о том, что змеи были собраны в одно место и подожжены: «41 день горели змеи. Лишь один змей остался в живых. Дракон (он был главой змей. — Ш.И.) дал ему свои крылья, и он улетел. Старик Хузан основал на Змеиной горе город Хузан и реку назвал Хузаном же. Однако недолго пришлось жить чувашам в Хузане. Спасшийся змей привел сюда монголо-татарское войско, которое подожгло город. Правитель Хузана превратился в лебедя и улетел. Монголо-татары на месте Хузана построили Казань» [43, с. 40]. Кажется, чувашская легенда сохранила сведения о смешении народа «змей» с племенем, тотемом которого был лебедь. Следует обратить внимание и на чувашское название города - Хузан, в составе которого имеется Ху (куу - лебедь).

Интересные сведения имеются в сочинении Бахши Имана «Джагфар тарихы»: «Башкорты, которых тюрки называли угырами, были своевольны, как и тюркмены. Они поклонялись алпу Бараджу, правда, называя его Маджаром. По их поверьям Маджар был покровителем Жизни. Якуб сын Нуг-мана писал, что Барадж жил вначале на горе Каф, а затем, когда алпы закрыли землю от солнца стеной, улетел в пустыню Куман, а затем - к башкортам.

Здесь он был радушно встречен народом и враждебно - вождем башкортов Чирмышем, считавшим своим предком Лебедя и желавшим, чтобы башкорты поклонялись именно Лебедю. В конце концов, бий коварно ранил Бараджа, и тот улетел в пустыню Куман, прокляв Чирмыша. Вскоре после этого Чирмыш умер в страшных мучениях, и башкорты уверились в том, что Змей был царем Жизни - Маджаром.» [44, с. 10]1.

Если у Бахши Имана данные события, судя по контексту, произошли где-то в начальных веках нашей эры, а в «Дафтар-и Чингиз-наме» говорится о нашествии Тимура в Золотую Орду (1395 г.), но все же, скорее всего, в обоих произведениях речь идет о продвижении кыпчаков и кыпчакизи-рованных племен в первой половине XI в., зафиксированном Ибн ал-Асиром, Марвази, Бируни, Ауфи, Матфеем Эдесским. Последний кыпчаков так и называл - народ «отц» (по-армянски - змей). Мар-вази сообщал о племени кай, что в переводе с монгольского означало змею [45, с. 212].

Как известно, под напором кыпчаков (половцев) на запад ушли огузские племена, которые в русских летописях стали известны под именем торков. По сообщениям летописей, в XII в. в Киевском и Черниговском княжествах обитали, видимо, вассальные по отношению к Руси племена коуев (или ковуй) [9, ст. 427, 428, 517, 544, 638, 639, 642, 644]. Хорошо известно, что ковуи участвовали в знаменитом походе новгород-северского князя Игоря Святославича на половцев в 1185 г. Вот некоторые отрывки из Ипатьевской летописи в переводе на современный русский язык: «Святослав же Оль-гович, и Владимир Игоревич, и Ольстин с ковуями-стрелками бросились их (половцев. - Ш.И.) преследовать, а Игорь и Всеволод двигались медленно, держа строй своих полков». Однако впоследствии ковуи, как известно, не выдержав натиска половцев, «...на рассвете же в воскресенье вышли из повиновения ... и обратились в бегство» [46, с. 416, 417]. Предполагается, что положение ковуев напоминало положение подчинившихся русским князьям во второй половине XI в. остатков торков, печенегов и берендеев, которых с 1140-х гг. стали называть «черными клобуками» [47, с. 144].

Этноним «ковуй» давно стал предметом исследований лингвистов. Как пишет авторитетный советский языковед Н.А. Баскаков, наиболее веро-

ятной и, по существу, единственной этимологией этого названия является сближение его с названием птицы (куу - лебедь) и связанным с этой птицей цветовым оттенком, т.е. слово «ковуй», скорее всего, означало, племя, имеющее своим тотемом лебедя. Это название Н.А. Баскаков сравнивает с «куу кижи» у алтайцев и словом «коба» (бледный, серый, буланый), половецкими этнонимами «куман» и «кун» [10, с. 65-66]. Аналогичную мысль высказывали и другие лингвисты, в т.ч. немецкий исследователь К. Менгес [26, с. 61]. В работах отмечается, что ковуи составляли отдельные от торков и печенегов народность. Но под напором половцев в русских землях происходило смешение различных кочевых племен, ставших известными под названием «черные клобуки». Нет никаких сомнений, что ковуи, также как и огузы, печенеги, берендеи (народ баранов) появились на Руси под напором кыпчаков (народа змей). Все это согласуется с башкирскими, чувашскими и татарскими источниками, приведенными выше. Скорее всего, именно «лебеди» встретили одними из первых в Приуралье и Поволжье напор кып-чаков («змей») и были побеждены, после чего часть из них ушла на запад, где была вынуждена подчиниться русским князьям, как и остатки огузов, печенегов, берендеев. Другая часть (юрматынцы, булярцы) продвинулась на север. Именно об этих событиях свидетельствуют шежере юрматынцев, второй дастан «Дафтар-и Чингиз-наме», Тад-жетдин Ялсыгулов. Вполне возможно и то, что эпизод в одном из шежере о переселении юрматын-цев на правобережье Камы относится не к концу XIV - началу XV в., а к более раннему периоду. Масим-хан же (правитель бурзянцев) под напором «змей» ушел из центральной Башкирии в горнолесные районы Южного Урала.

Таким образом, легенды юрматынцев об их происхождении от лебеди имеют четкие параллели в древнетюркских генеалогических легендах. Данное обстоятельство свидетельствует о древнетюрк-ской основе племени юрматы. Во многих источниках сохранились сведения о противостоянии «лебедей» «змеям», т.е. кыпчакам и кыпчакизи-рованным племенам, в первой половине XI в. Под напором кыпчаков часть «лебедей» ушла на запад, а часть - на север. Именно таким образом представляется этнополитическая история юрма-тынцев, тотемом которых в домонгольский период, наверное, был лебедь.

ЛИТЕРАТУРА И ИСТОЧНИКИ

1. Кузеев Р.Г. Происхождение башкирского народа. Этнический состав, история расселения. - 2-е изд., доп. - Уфа: ДизайнПолиграфСервис, 2010. - 560 с.

'Ныне много написано о том, что сочинение Бахши Имана является фальшивкой. Однако обращает внимание то обстоятельство, что приведенный эпизод во многом совпадает с чувашским преданием.

2. Башкирское народное творчество. Т. 2. Предания и легенды / пер. с баш. - Уфа: Башк. кн. изд-во, 1987. - 576 с.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

3. Научный архив Уфимского научного центра Российской академии наук (НА УНЦ РАН). Ф. 116. Оп. 1. Д. 63. Л. 185, 188.

4. Бичурин Н.Я. (Иакинф). Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена. Т. 1. - М.; Л.: АН СССР, 1950. - 383 с.

5. Киселев С.В. Древняя история Южной Сибири. - М.: АН СССР, 1951. - 643 с.

6. Башкирские шежере / сост., пер. текстов, введ. и коммент. Р.Г. Кузеева. - Уфа: Башк. кн. изд-во, 1960. - 304 с.

7. Башкирские родословные / сост., предисл., поясн. к пер., пер. на рус. яз., послесл. и указ. Р.М. Булгакова, М.Х. Надергулова; науч. рук. Р.Г. Кузеев. - Уфа: Китап, 2002. - 480 с.

8. Хисамитдинова Ф.Г. Словарь башкирской мифологии. - Уфа: ИИЯЛ УНЦ РАН, 2011. - 420 с.

9. Полное собрание русских летописей. Т. 2. Ипатьевская летопись. - М.: Изд-во вост. лит-ры, 1962. - 938 ст.

10. Баскаков Н.А. Тюркская лексика в «Слове о полку Игореве». - М.: Наука, 1985. - 208 с.

11. Аристов Н.А. Заметки об этническом составе тюркских племен и народностей // Живая старина. -1896. - Вып. 3-4.

12. История Тувы. Т. 1 / отв. ред. Л.П. Потапов. -М.: Наука, 1964. - 410 с.

13. Кляшторный С.Г. Древнетюркские рунические памятники как источник по истории Средней Азии. -М.: Наука, 1964. - 216 с.

14. Потапов Л.П. Заметка о происхождении челканцев-лебединцев // Бронзовый и железный век Сибири / Материалы по истории Сибири. Древняя Сибирь. Вып. 4. - Новосибирск: Наука, 1974.

15. Савинов Д.Г. Народы Южной Сибири в древ-нетюркскую эпоху. - Л.: Ленинград. ун-т, 1984. - 176 с.

16. Гумилев Л.Н. Древние тюрки. - М. : Товарищество «Клышников - Комаров и К°», 1993. - 526 с.

17. Потапов Л.П. Этнический состав и происхождение алтайцев. Историко-этнографический очерк. - Л.: Наука, 1969. - 196 с.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

18. Баскаков Н.А. Классификация тюркских языков в связи с исторической периодизацией их развития и формирования // Труды Института языкознания. Т. 1. - М.: АН СССР, 1952.

19. Баскаков Н.А. Диалект лебединских татар -чалканцев (куу-кижи). Грамматический очерк, тексты, переводы, словарь. - М.: Наука, гл. ред. вост. лит-ры, 1985. - 236 с.

20. Потапов Л.П. Очерки народного быта тувинцев. - М.: Наука, 1969. - 401 с.

21. Потапов Л.П. Из истории ранних форм семьи и религиозных представлений (обычай дарения убитого лебедя у хакасов) // Советская этнография. -1959. - № 2.

22. Алексеев Н.А. Ранние формы религии тюрко-язычных народов Сибири. - Новосибирск: Наука, 1980. - 318 с.

23. Нэдершина Ф.А. Риуэйэт Ьэм легенда-

ларда хальш тарихы. Тулыландырылган бадма. - Эфе: Китап, 2011. - 360 б.

24. Сулейманова М.Н. Доисламские верования и обряды башкир: монография. - Уфа: БашГУ 2005. -146 с.

25. Илимбетова А.Ф. Сакрализация лебеди в суевериях башкир // Этногенез. История. Культура: I Юсуповские чтения. Материалы Междунар. науч. конф., посв. памяти Рината Мухаметовича Юсупова. -Уфа: ИИЯЛ УНЦ РАН, 2011.

26. Менгес К.Г. Восточные элементы в «Слове о полку Игореве». - Л.: Наука, 1979. - 267 с.

27. Кляшторный С.Г. Степная империя тюрков // История башкирского народа: в 7 т. / гл. ред. М.М. Кульшарипов. - Уфа: Гилем, 2012. - Т. 2.

28. Коробейникова И.А., Кудряшова Т.К. Татары глазами селькупов: историческая память и этнические стереотипы // Тюркские народы. Материалы V Сибирского симпозиума «Культурное наследие народов Западной Сибири». - Тобольск; Омск: ОмГПУ 2002.

29. Тучкова Н.А. Тюркские мотивы и образы в фольклоре обских шёшкупов // Тюркские народы. Материалы V Сибирского симпозиума «Культурное наследие народов Западной Сибири».

30. Сагидуллин М.А. Тюркская этнотопонимия территории проживания сибирских татар. - М.: Компания Спутник +, 2006. - 130 с.

31. Голубовский П.В. Печенеги, торки и половцы. Русь и Степь до нашествия татар. - М.: Вече, 2011. - 288 с.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

32. Кумеков Б.Е. Государство кимаков 1Х-Х1 вв. по арабским источникам. - Алма-Ата: Изд-во «Наука» Казахской ССР, 1972. - 156 с.

33. Ахинжанов С.М. Кыпчаки в истории средневекового Казахстана. - Изд. испр. - Алматы: Гылым, 1995. - 296 с.

34. Плетнева С.А. Половцы. - М.: Ломоносовъ, 2010. - 216 с.

35. Кляшторный С.Г., Султанов Т.И. Казахстан. Летопись трех тысячелетий. - Алма-Ата: Рауан, 1992. - 375 с.

36. Асылгужин Р.Р., Юсупов Ю.М., Салауши Т.А. Западные башкиры: политическая история, проблема этнической идентификации. - Уфа: Хан, 2010. - 182 с.

37. Исянгулов Ш.Н. Р.Г. Кузеев о кыпчакском проникновении в Башкортостан в домонгольский период // Этнос. Общество. Цивилизация: Третьи Кузеевские чтения. Материалы междунар. науч. конф. - Уфа: ГУП РБ Уфимский полиграфкомбинат, 2012.

38. Башкорт хальгк ижады. 7-се т. Язма кисса hэм дастандар. - 9фе: Китап, 2004. - 624 б.

39. Дэфтэре Чыцгыз-намэ. - Казан: "Иман" нэшриэте, 2000. - 44 б.

40. ДэYлэтшин F. Мэсим-хан // Башкорт аймагы. -1929. - № 7.

41. Галяутдинов И.Г. «Таварих» - вариант рукописи «Тарих наме-и булгар» Таджетдина Ялсыгулова // Археография и лингвистическая текстология Южного Урала. - Уфа, 1977.

42. Галяутдинов И.Г. «Тарих нама-и булгар» Таджетдина Ялсыгулова (Лингвотекстологический

анализ списков памятника. Грамматический очерк, лексика, сводный текст и перевод). - 2-е перераб. и доп. изд. - Уфа: Китап, 1998. - 272 с.

43. Димитриев В.Д. Чувашские исторические предания. Ч. 1. О жизни и борьбе народа с древних времен до середины XVI века. - Чебоксары: Чувашское книжное изд-во, 1983. - 112 с.

44. Бахши Иман. Джагфар тарихы (История Джагфара). Т. 1. Свод булгарских летописей 1680 г. -Оренбург: Редакция вестника «Болгария», 1993. - 393 с.

45. Храковский В. Шараф ал-Заман Тахир Марвази. Глава о тюрках // Труды сектора востоковедения АН Казахской ССР. Т. 1. - Алма-Ата: АН Казахской ССР, 1959.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

46. Летописная повесть о походе Игоря Святославича на половцев в 1185 году // Слово о полку Игореве: Сборник. - Л.: Сов. писатель, 1985.

47. Федоров-Давыдов Г.А. Кочевники Восточной Европы под властью золотоордынских ханов. - М.: Москов. ун-т, 1966. - 275 с.

REFERENCES

1. Kuzeev R.G. Proiskhozhdenie bashkirskogo naroda. Etnicheskiy sostav, istoriya rasseleniya [The Ethnic Origin of the Bashkirs. Ethnic Composition and History of Settling]. 2nd ed. Ufa, DizaynPoligrafServis Publ., 2010. 560 p. (In Russian).

2. Bashkirskoe narodnoe tvorchestvo. T. 2. Predani-ya i legendy [Bashkir Folklore, Vol. 2. Legends] (Bashkir Transl.). Ufa, Bashkirskoe knizhnoe izdatelstvo Publ., 1987. - 576 s. (In Russian).

3. Nauchnyy arkhiv Ufimskogo nauchnogo tsentra Rossiyskoy akademii nauk [Archives of Ufa Science Centre, the RAS]. The Number of the Collections 116. The Bordereau within the Collections 1. The Individual File 63. The Document Page 185, 188. (In Russian).

4. Bichurin N.Ya. (Iakinf). Sobranie svedeniy o nar-odakh, obitavshikh v Sredney Azii v drevnie vremena. T. 1 [The Collection of Data on Peoples Inhabiting Central Asia in Ancient Times, Vol. 1]. Moscow; Leningrad, the Academy of Sciences of the USSR Publ., 1950. 383 p.

5. Kiselev S.V. Drevnyaya istoriya Yuzhnoi Sibiri [The Ancient History of South Siberia]. Moscow, the Academy of Sciences of the USSR Publ., 1951. 643 p. (In Russian).

6. Bashkirskie shezhere / sost., per. tekstov, vved. i komment. R.G. Kuzeeva [Bashkir Genealogies]. Comp., Transl., Introd. and Comm. by R.G. Kuzeev. Ufa, Bashkirskoe knizhnoe izdatelstvo Publ., 1960. 304 p. (In Russian).

7. Bashkirskie rodoslovnye / sost., predisl., poyasn. k per., per. na rus. yaz., poslesl. i ukaz. R.M. Bulgakova, M.Kh. Nadergulova; nauch. ruk. R.G. Kuzeev [Bashkir Genealogies]. Comp., Introd., Russian Transl. with Comm., Epilogue and Indices by R.M. Bulgakov, M.Kh. Nadergu-lov; Academic Adviser R.G. Kuzeev. Ufa, Kitap Publ., 2002. 480 p. (In Russian).

8. Khisamitdinova F.G. Slovar bashkirskoy mifolo-gii [A Dictionary of Bashkir Mythology]. Ufa, the Institute of History, Language and Literature, the RAS Ufa Science Centre Publ., 2011. 420 p. (In Russian).

9. Polnoe sobranie russkikh letopisey. T. 2. Ipatevskaya letopis [Complete Collection of Russian Chronicles, Vol. 2.

The Ipatev Chronicle]. Moscow, Vostochnaya Literatura Publ., 1962. 938 p. (In Russian).

10. Baskakov N.A. Tyurkskaya leksika v «Slove o polku Igoreve» [Turkic Vocabulary in "The Song of Prince Igor"]. Moscow, Nauka Publ., 1985. 208 p. (In Russian).

11. Aristov N.A. Zametki ob etnicheskom sostave ty-urkskikh plemen i narodnostey [Notes on the Ethnic Composition of Turkic Tribes and Ethnic Groups]. Zhivaya starina - Lively Ancientness, 1896, no. 3-4. (In Russian).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

12. Istoriya Tuvy. T. 1. [The History of Tuva, Vol. 1]. Ed. L.P. Potapov. Moscow, Nauka Publ., 1964. 410 p. (In Russian).

13. Klyashtornyy S.G. Drevnetyurkskie runicheskie pamyatniki kak istochnik po istorii Sredney Azii [Old Turkic Runic Relics as a Source for the Central Asian History]. Moscow, Nauka Publ, 1964. 216 p. (In Russian).

14. Potapov L.P. Zametka o proiskhozhdenii chel-kantsev-lebedintsev [A Note on the Origin of Chelkant-sy - men of the Swans Tribe]. Bronzovyy i zheleznyy vek Sibiri [Siberia during the Bronze and the Iron Age]. Materyaly po istorii Sibiri. Drevnyaya Sibir. Vyp. 4 [Evidence on the History of Siberia. Ancient Siberia. Issue 4]. Novosibirsk, Nauka Publ., 1974. (In Russian).

15. Savinov D.G. Narody Yuzhnoi Sibiri v drevne-tyurkskuyu epokhu [Peoples from South Siberia during the Old Turkic Period]. Leningrad, Leningrad University Publ., 1984. 176 p. (In Russian).

16. Gumilev L.N. Drevnie tyurki [Ancient Turks]. Moscow, "Klyshnikov - Komarov i K°" Company Publ., 1993. 526 p. (In Russian).

17. Potapov L.P. Etnicheskiy sostav i proiskhozhdenie altaytsev. Istoriko-etnograficheskiy ocherk [The Ethnic Composition and Origin of the Altai People. A Historical and Ethnographical Outline]. Leningrad, Nauka Publ., 1969. 196 p. (In Russian).

18. Baskakov N.A. Klassifikatsiya tyurkskikh yazykov v svyazi s istoricheskoy periodizatsiey ikh razvitiya i formirovaniya [The Classification of Turkic Languages in the Context of Their Development]. Trudy Instituta yazykoz-naniya. T. 1 [Proc. of the Institute of Linguistics, Vol. 1]. Moscow, the Academy of Sciences of the USSR Publ., 1952. (In Russian).

19. Baskakov N.A. Dyalekt lebedinskikh tatar -chalkantsev (kuu-kizhi). Grammaticheskiy ocherk, teksty, perevody, slovar [A Dialect of Tatars of the Swans Tribe -Chalkantsy (kuu-kizhi). A Grammatical Outline, Texts, Translations, and Dictionary]. Moscow, Nauka Publ., 1985. 236 p. (In Russian).

20. Potapov L.P. Ocherki narodnogo byta tuvintsev [An Outline of the Tuvinyans' Mode of Life]. Moscow, Nauka Publ., 1969. 401 p. (In Russian).

21. Potapov L.P. Iz istorii rannikh form semi i reli-gioznykh predstavleniy (obychay dareniya ubitogo lebedya u khakasov) [From the History of Early Forms of Families and Religious Notions (a Custom to Present a Killed Swan among the Khakas)]. Sovetskaya etnografiya - Soviet Ethnography, 1959, no. 2. (In Russian).

22. Alekseev N.A. Rannie formy religii tyurkoya-zychnykh narodov Sibiri [Early Forms of Religion the Turkic-Speaking Tribes Practise]. Novosibirsk, Nauka Publ., 1980. 318 p. (In Russian).

23. Nadrshina F.A. V predaniyakh i legendakh -

istoriya naroda [A History of the Nation in Legends]. Enlarged Edition. Ufa, Kitap Publ., 2011. 360 p. (In Bashkir).

24. Suleymanova M.N. Doislamskie verovaniya i obryady bashkir: monografiya [Pre-Islamic Faiths and Rites of the Bashkirs]. Ufa, the Bashkir State University Publ., 2005. 146 p. (In Russian).

25. Ilimbetova A.F. Sakralizatsiya lebedi v sueveriyakh bashkir [Sacralizing a Swan in Superstitious Beliefs among Bashkirs]. Etnogenez. Istoriya. Kultura: I Yusupovskie chteniya. Materyaly Mezhdunar. nauch. konf., posv. pamyati Rinata Mukhametovicha Yusupova [Proc. Int. Sci. Conf. Dedicated to the Memory of Rinat M. Yusupov "Ethnogen-esis. History. Culture: The 1st Yusupov Readings"]. Ufa, the Institute of History, Language, and Literature, the RAS Ufa Science Centre Publ., 2011. (In Russian).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

26. Menges K.G. Vostochnye elementy v «Slove o polku Igoreve» [Oriental Elements in "The Song of Prince Igof']. Leningrad, Nauka Publ., 1979. 267 p. (In Russian).

27. Klyashtornyy S.G. Stepnaya imperiya tyurkov [The Turkic Steppe Empire]. Istoriya bashkirskogo naroda: v 7 t. [A History of the Bashkir Nation, in 7 Volumes, Vol. 2]. Ed. M.M. Kulsharipov. Ufa, Gilem Publ., 2012.

28. Korobeynikova I.A., Kudryashova T.K. Tatary glazami selkupov: istoricheskaya pamyat i etnicheskie stereotipy [The Tatars through the Selkups' Eyes]. Ty-urkskie narody. Materyaly V Sibirskogo simpoziuma «Kulturnoe nasledie narodov Zapadnoy Sibiri» [Turkic Peoples. Proc. 5th Siberian Symp. "Cultural Heritage of Peoples from West Siberia"]. Tobolsk; Omsk, Omsk State Pedagogical University Publ., 2002. (In Russian).

29. Tuchkova N.A. Tyurkskie motivy i obrazy v folklore obskikh sheshkupov [Turkic Motifs and Images in the Ob Sheshkup People's Folklore]. Tyurkskie narody. Ma-terialy V Sibirskogo simpoziuma "Kulturnoe nasledie narodov Zapadnoy Sibiri" [Turkic Peoples. Proc. 5th Siberian Symp. "Cultural Heritage of Peoples from West Siberia"]. Tobolsk; Omsk, Omsk State Pedagogical University Publ., 2002. (In Russian).

30. Sagidullin M.A. Tyurkskaya etnotoponimiya terri-torii prozhivaniya sibirskikh tatar [Turkic Ethnonyms and Toponyms in the Territory Siberian Tatars Inhabited]. Moscow, Kompaniya Sputnik + Publ., 2006. 130 p. (In Russian).

31. Golubovskiy P.V. Pechenegi, torki i polovtsy. Rus i Step do nashestviya tatar [The Pechenegs, Torks, and Cumans. Rus and Steppe before the Invasion of the Tatars]. Moscow, Veche Publ., 2011. 288 p. (In Russian).

32. Kumekov B.E. Gosudarstvo kimakov IX-XI vv. po arabskim istochnikam [The Kimak Khanate in the 9th and 11th Centuries according to Arabian Sources]. Almaty, Nauka Publ., the Kazakh SSR, 1972. 156 p. (In Russian).

33. Akhinzhanov S.M. Kypchaki v istorii sredneve-kovogo Kazakhstana [The Kipchaks in the History of Medieval Kazakhstan]. Rev. Ed. Almaty, Gylym Publ., 1995. 296 p. (In Russian).

34. Pletneva S.A. Polovtsy [The Cumans]. Moscow, Lomonosov Publ., 2010. 216 p. (In Russian).

35. Klyashtornyy S.G., Sultanov T.I. Kazakhstan. Leto-pis trekh tysyacheletiy [Kazakhstan. A Chronicle of Three Millenia]. Almaty, Rauan Publ., 1992. 375 p. (In Russian).

36. Asylguzhin R.R., Yusupov Yu.M., Salaushi T.A. Zapadnye bashkiry: politicheskaya istoriya, problema et-

nicheskoy identifikatsii [Western Bashkirs: Political History and the Problem of Ethnic Identification]. Ufa, Khan Publ., 2010. 182 p. (In Russian).

37. Isyangulov Sh.N. R.G. Kuzeev o kypchakskom proniknovenii v Bashkortostan v domongolskiy period [R.G. Kuzeev on the Kypchaks' Penetration into Bashkortostan during the pre-Mongolian Period]. Etnos. Obshchestvo. Tsivilizatsiya: Treti Kuzeevskie chteniya. Materyaly mezh-dunar. nauch. konf. [Proc. Int. Sci. Conf. "Ethnos. Society. Civilization: The 3rd Kuzeev Readings"]. Ufa, Bashkortostan State Unitary Enterprise "Ufimskiy poligrafkombinat" Publ., 2012. (In Russian).

38. Bashkirskoe narodnoe tvorchestvo. T. 7. Pismennye kissy i dastany [Bashkir Folklore, Vol. 7. Written Epic Stories]. Ufa, Kitap Publ., 2004. 624 p. (In Bashkir).

39. Daftar-i Chingiz-name. Kazan, "Iman" Publ., 2000. 44 p. (In Tatar).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

40. Davletshin G. Masim-khan [Masim-khan]. Bash-kort aymagy - Bashkir Family Subdivision, 1929, no. 7 (In Bashkir).

41. Galyautdinov I.G. "Tavarikh" - varyant rukopisi "Tarikh name-i bulgar " Tadzhetdina Yalsygulova ["History" as a Manuscript Version of "The History of the Bulgars" by Tadzhetdin Yalsygulov]. Arkheografiya i lingvisticheskaya tekstologiya Yuzhnogo Urala [Archaeography and Linguistic Text Studies in the South Urals]. Ufa, 1977. (In Russian).

42. Galyautdinov I.G. "Tarikh nama-i bulgar" Tadzhetdina Yalsygulova (Lingvotekstologicheskiy analiz spis-kov pamyatnika. Grammaticheskiy ocherk, leksika, svodnyy tekst i perevod) ["The History of the Bulgars" by Tadzhetdin Yalsygulov (A Linguotextological Analysis of the Heritage Monument's Copies. A Grammatical Outline, Vocabulary, Unified Text, and Translation)]. 2nd ed. Ufa, Kitap Publ., 1998. 272 p. (In Russian).

43. Dimitriev VD. Chuvashskie istoricheskie predani-ya. Ch. 1. O zhizni i borbe naroda s drevnikh vremen do se-rediny XVI veka [Chuvash Historical Legends, Part 1. About the People's Life and Struggle from Ancient Times until the Middle of the 16th Century]. Cheboksary, Chuvashskoe kni-zhnoe izdatelstvo Publ., 1983. 112 p. (In Russian).

44. Bakhshi Iman. Dzhagfar tarikhy (Istoriya Dzhagfara). T. 1. Svod bulgarskikh letopisey 1680 g. [Bakhshi Iman. The Annals of Dzhagfar, Vol. 1. Collected Bulgarian Chronicles]. Orenburg, 1993. 393 p. (In Russian).

45. Khrakovskiy V. Sharaf al-Zaman Takhir Marvazi. Glava o tyurkakh [Sharaf al-Zaman Takhir Marvazi. A Chapter about the Turks]. Trudy sektora vostokovedeniyaANKazakhskoy SSR. T. 1 [Proc. Dep for Oriental Studies, the Academy of Sciences of the Kazakh SSR, Vol. 1]. Almaty, the Academy of Sciences of the Kazakh SSR Publ., 1959. (In Russian).

46. Letopisnaya povest o pokhode Igorya Svyatoslavicha na polovtsev v 1185 godu [An Annalistic Story about Igor Svyatoslavovich's Campaign against the Cuman in 1185]. Slovo o polku Igoreve: Sbornik [The Song of Prince Igor: Collection]. Leningrad, Sov. pisatel Publ., 1985. (In Russian).

47. Fedorov-Davydov G.A. Kochevniki Vostochnoy Evropy pod vlastyu zolotoordynskikh khanov [The Nomads ofEastern Europe under the Golden Horde Khans]. Moscow, Moscow University Publ., 1966. 275 p. (In Russian).