Научная статья на тему 'Дореволюционная благотворительность в области образования и просвещения в Тульской губернии: региональные особенности'

Дореволюционная благотворительность в области образования и просвещения в Тульской губернии: региональные особенности Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
1089
202
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОСТЬ / ПОПЕЧИТЕЛЬСТВО / БЛАГОТВОРИТЕЛЬНЫЕ ОБЩЕСТВА

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Слугина Н. В.

Рассмотрены региональные особенности Тульской губернии во второй половине XIX начале XX вв. в области образования и просвещения, определяемые благотворительной деятельностью.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

PRE-REVOLUTIONARY CHARITY IN EDUCATIONAL AREA OF TULA PROVINCE: REGIONAL FEATURES

The article describes regional features of Tula province connected to charity activity at the 2d half of 19 beginning of 20 centuries in the field of education.

Текст научной работы на тему «Дореволюционная благотворительность в области образования и просвещения в Тульской губернии: региональные особенности»

5. Мамугина В.П. Рисование геометрических форм и композиций: метод. разработки. Тамбов: Изд-во Тамб. гос. техн. ун-та, 2009. 32 с.

6. Милова Н.П., Воронкова А.А. Объемная композиция: учеб. пособие. Владивосток: Изд-во ВГУЭС, 2003. 28 с.

7. Объемно-пространственная композиция: учеб. для вузов / под ред. А.В. Степанова М.: Архитектура-С, 2007. 256 с.

8. Устин В.Б. Композиция в дизайне. Методические основы композиционно-художественного формообразования в дизайнерском творчестве: учеб. пособие. 2-е изд., уточн. и доп. М.: АСТ: Астрель, 2008. 239 с.

9. Щеглов А.В. К вопросу о значимости объемнопространственной композиции в дизайн-образовании // Актуальные научные вопросы: реальность и перспективы: сб. науч. тр. по материалам Междунар. заоч. науч-практ. конф. 26 декабря 2011 г. Тамбов: Бизнес-Наука-Творчество, 2012.

A.V. Shcheglov

THE ROLE AND PLACE OF THE VOLUMETRIC-SPATIAL COMPOSITION IN THE PROCESS OF TEACHING STUDENTS-DESIGNERS.

In this article is considered the volumetric-spatial composition in the process of design education; explores the artistic means. The value is determined of the volumetric-spatial composition in the process of teaching students-designers.

Key words: the volumetric-spatial composition, the volumetric-spatial thinking, design education, students-designers, professional competence.

Получено 12.02.2012 г.

УДК 37 (091)

Н.В. Слугина, заместитель директора по НМР, 8-915-782-56-85, sluginanv@list.ru (Россия, Тула, ГОУ СПО ТО «Тульский областной колледж культуры и искусства»)

ДОРЕВОЛЮЦИОННАЯ БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОСТЬ В ОБЛАСТИ ОБРАЗОВАНИЯ И ПРОСВЕЩЕНИЯ В ТУЛЬСКОЙ ГУБЕРНИИ: РЕГИОНАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ

Рассмотрены региональные особенности Тульской губернии во второй половине XIX - начале XX вв. в области образования и просвещения, определяемые благотворительной деятельностью.

Ключевые слова: благотворительность, попечительство, благотворительные общества.

Так сложилось в обществе, что просвещение и образование являются областями человеческой деятельности, наименее

обеспеченными государственной поддержкой и традиционно наиболее

благодатными для благотворительности и меценатства. В Тульской губернии эта традиционность была давней и прочной, а на протяжении второй половины XIX - начала XX вв. приобрела свои особенности.

Органы местного самоуправления - земства, начавшие свою работу в Тульской губернии в декабре 1865 - феврале 1866 года, в основном занимались вопросами и нуждами местного хозяйства. Кроме этого, по «Положению о губернских и уездных земских учреждениях», введенных указом от 1 января 1864 г., им вверялась забота о народном образовании и здравии, хотя эти функции не считались обязательными. Уже на первой сессии губернского земского собрания в феврале 1866 года были поставлены вопросы народного образования, а к следующей сессии собрания князь Е.В. Львов подготовил обобщенную записку относительно организации народного образования, где констатировал «крайне неудовлетворительное в настоящее время положение дел...» [1]. Развитию образования мешало недостаточное финансирование, являясь одной из основных проблем в этой сфере.

С 1880 года в обзорах Тульской губернии при характеристике состояния народного образования в отчетном году появляются сведения об источниках и суммах, затраченных на содержание народных училищ. Например, содержание народных училищ в 1879 году обошлось в 103812 р. 29 к., из них затрачено: земством 41661 р. 31 к., сельскими обществами 26293 р. 80 к., частными лицами и попечителями училищ - 14027 р. 91 к., городскими Думами - 11886 р., поступило из казны - 3827 р. 26 к. [2].

В общих расходах по финансированию народного образования доля пожертвований частных лиц, попечителей и обществ Тульской губернии на протяжении второй половины XIX - начала XX вв. варьировалась и поднималась до 14 % от общего количества выделенных средств: 1879 г. -14027р.91 к. (13.5 %); 1884 г. - 19343 р.10 к. (11 %), 1889 г. - 21499 р.90 к. (10,3 %), 1894 г. - 38407 р. 68 к. (13 %); 1899 г. - 34827 р. 84 к. (11 %); 1904 г. - 77451 р. 68 к. (14 %); 1909 г. - 22365 р.75 к. (3 %); 1914 г. -5784 р. 26 к. (0,5%) [3]. Пик пожертвованных от частных лиц средств можно наблюдать в 1904 году, который явился самым высоким показателем этого источника поступлений на народные училища по обзорам Тульской губернии с 1879 по 1914 годы, а самый низкий денежный показатель был отмечен в 1914 году. Считаем, что уменьшение денежных поступлений от частных лиц и обществ являлось следствием того, что, во-первых, с оживлением в начале 90-х годов XIX в. общественной жизни заботы о народном образовании в деятельности земства стали приоритетными, и они начнут больше финансировать эту сторону своей работы [4], во-вторых, с подписанием закона от 3 мая 1908 г. Николаем II «Об отпуске 6.900.000 рублей на нужды начального

образования» резко увеличилось финансирование начальных училищ, а обучение в них становится бесплатным.

Старейшей формой общественного участия в сфере образования было попечительство и благотворительность, которые имеют в России богатую историю. Не стала исключением и Тульская губерния в исследуемый период. О деятельности почетных смотрителей, почетных блюстителей, а также об учреждении попечительских советов в училищах Тульской губернии можно судить по фондам Государственного архива Тульской области, в частности, по делам канцелярии директора народных училищ Тульской губернии. В Тульской губернии во второй половине XIX - начале XX вв. уездные училищные советы ходатайствовали перед Тульским губернским училищным советом об утверждении лиц, желающих быть попечителями и попечительницами. Например, Одоевский училищный совет на основании своего постановления представил на утверждение попечителями и попечительницами училищ следующих лиц:

1. Одоевского мещанина-землевладельца Николая Егоровича Скоролетова;

2. Одоевского купца Николая Яковлевича Кудрюмова; 3. Управляющего Александра Семеновича Сазонова; 4. Лихвинского мещанина Галактиона Ивановича Борисова; 5. Дворянки Анастасии Александровны Петровской;

6. Князя Сергея Леонидовича Урусова [5].

Формы и виды помощи народным училищам были разнообразными и не ограничивались только перечислением денежных средств, так как на фоне всех существующих хозяйственных проблем, основная из них сводилась к отсутствию пригодных зданий для школ. Доклад Новосильского училищного совета за 1907 год уездному земскому собранию подтверждает вышесказанное: «Подавляющее большинство существующих школьных зданий не выдерживают никакой критики; весьма многие помещения по своему устройству, тесноте приносят вред здоровью учащихся и учащих» [6]. Вывод по данному пункту звучал так: «Как ремонт, так постройки по планам, одобренным училищным советом, в интересах школ, должны быть произведены земской управой, так как местные жители оказываются не способными к этому делу» [6]. В свою очередь, Тульское земство собственных зданий для школ строило мало, в большинстве случаев нанимало здание под школу, вступая в контакт с сельским обществом, обговаривая с ним все вопросы.

Большинство таких школ не отвечало самым минимальным санитарно-гигиеническим нормам [4]. Поэтому помощь частных благотворителей, связанная с финансированием строительства или пожертвованием здания в распоряжение земства с условием открытия в нем училища, воспринималась местными властями, училищными советами как значимое «утешительное явление». Например, почетная блюстительница Замарайского двухклассного Министерского училища

Епифанского уезда вдова дворянка Вера Леонтьевна Яновская «пожертвовала для данного училища 1/2 десятины удобной земли с кирпичным на ней амбаром длинною 39 аршин и шириною 16 аршин, стоимостью всего до 1200 руб.». При этом она заведовала перестройкой амбара в здание для помещения училища и израсходовала собственных средств до 355 руб., которые пошли на покупку: «1) извести 400 пудов на 100 руб. 2)10 кубов камня - 30 руб. 3) 15 кубов торфа - 105 руб. 4) за копку фундамента, подвозку песка и воды, за уборку мусора от нового здания училища - 100 руб. 5) за окраску внутренних стен здания и заливку пола кухни цементом - 20 руб.» [7].

Формы попечительской помощи в Тульской губернии были разнообразными и исходили из нужд курируемого училища, иногда и нескольких сразу, среди них: обеспечение бесплатным помещением под училище, ремонт здания на свои средства, содержание за свой счет училищной прислуги, ежегодное жертвование дополнительного жалованья и обеспечение «бесплатного стола» учителям, покупка книг и пособий. Таким образом, учителя могли получать жалование не только из сумм земства, городского общества, сельских обществ, но и от попечителей училищ. Из журнала Алексинского уездного училищного совета от 28 августа 1898 г., перечисляющего оказываемую помощь попечительницами сельских училищ, можно судить о пределах нужды в данных школах и насколько эта помощь была необходима. Попечительница народного училища села Николо-Лысцева Алексинского уезда Анна Павловна Экеблад «ежегодно ремонтирует и отстраивает училищное здание за свой счет, пожертвовала всю мебель как классную, так и комнатную для учительницы, жертвует ежегодно учебные книги, пособия, материалы и все принадлежности для рукоделия»; попечительница народного училища села Страхова того же уезда Наталья Васильевна Поленова «платит из своих средств по 50 руб. учительнице за обучению рукоделию» [8].

Устранение хозяйственных неполадок вверенных попечителям училищ также входило в сумму их благотворительных расходов. Почетный смотритель Тульского ремесленного училища Ю.М. Шембель в 1899 году «произвел на свои средства ремонт печей и забора, переделку кузнечных зонтов и труб на сумму 150 руб.» [9]. В этом же году в Величенском училище Белевского уезда почетным блюстителем его Иваном Васильевичем Фандыевым «был произведен ремонт, были переделаны печи, поправлена крыша, сделаны новые полы, отгнившие бревна в нижних венцах заменены новыми, поправлен и оштукатурен фундамент, комнаты классные и учителя оклеены новыми обоями, на все это им истрачено 146 руб.» [10]. Еще одна распространенная форма помощи почетных смотрителей, блюстителей и попечителей Тульской губернии в исследуемый период - взнос платы за учение бедных учеников. Как

правило, данная форма помощи была сопутствующей с другими благотворительными деяниями. Например, почетный смотритель Крапивенского городского училища, Почетный гражданин Иван Федорович Юдин по данным отчета директора народных училищ Тульской губернии попечителю Московского учебного округа, в 1904 году не только внес на достройку старого и постройку нового зданий Крапивенского Г ородского училища пожертвование 500 рублей, а также регулярно вносил плату за учение бедных учеников в размере 10 рублей. На его деньги было устроено «празднество древонасаждения», было посажено 100 штук елей, а «во время пути к месту посадки, во время самого сажания деревьев и при обратном возвращении учеников играл оркестр музыки», детям были «розданы гостинцы» [11]. Традиция Тульских попечителей, почетных блюстителей жертвовать деньги на устройство всевозможных праздников для детей, раздача им угощений будет распространена и в других уездных городах. Например, почетная блюстительница Алексиевского двухклассного Министерства Народного Просвещения училища г. Епифань Е.В. Лаврова-Попова пожертвовала в 1908 году 50 рублей на устройство в училище елки для учащихся [12]. Почетный смотритель Веневского городского училища Николай Николаевич Тулин 2 апреля 1904 г. пожертвовал 10 рублей на угощение учеников и певчих на бывшем литературно-вокальном вечере, а также 20 руб. на покупку для учеников наградных книг [13].

На протяжении XIX в. в Российской империи формировалась система поощрений и льгот для лиц, отличившихся на поприще благотворительной деятельности. Формами поощрения попечителей и попечительниц, почетных блюстителей начальных училищ, находящихся в ведении Министерства Народного Просвещения, в Тульской губернии в исследуемый период, как правило, являлись: объявление признательности или выражение благодарности Министерства Народного Просвещения, представление к серебряной медали на Станиславской ленте для ношения на груди и к золотой медали на Станиславской ленте для ношения на шее. Директор народных училищ Тульской губернии ходатайствовал перед начальством учебного округа о разрешении выразить за указанные заслуги по народному образованию признательность Министерства Народного Просвещения попечителям и попечительницам начальных училищ по конкретному уезду. Например, было разрешено на основании ходатайства директора народных училищ от 2 марта 1905 г. за № 565 выразить признательность Министерства Народного Просвещения попечителям и попечительницам начальных училищ по Епифанскому уезду: 1) князю Михаилу Владимировичу Голицыну; 2) графу Алексею Алексеевичу Бобринскому; 3) дворянке Марии Михайловне Гловацкой; 4) дворянке Александре Павловне Самариной; 5) Гофмейстеру Двора Его

Императорского Величества, действительному статскому советнику Юрию Степановича Нечаеву-Мальцеву, и по Богородицкому уезду: 1) штабс-капитану Михаилу Валериановичу Ушакову; 2) дворянину Павлу Александровичу Николаеву; 3) графу Владимиру Алексеевичу Бобринскому; 4) статскому советнику Михаилу Дмитриевичу Ершову [14]. В фондах канцелярии директора народных училищ Тульской губернии Государственного архива Тульской области сохранились так называемые наградные списки за благотворительную и общеполезную деятельность по дирекции народных училищ Тульской области, оформляемые по единой форме, где указывались следующие сведения о благотворителе: должность, звание благотворителя, «в чем состоят оказываемые отличия», «к чему представляется». Такие же списки составлялись на попечителей и попечительниц по конкретному училищу, которые далее утверждались постановлением уездного училищного совета и отправлялись в дирекцию народных училищ Тульской губернии. Например, в 1907 году по Новосильскому трехклассному Городскому училищу к золотой медали на Станиславской ленте для ношения на шее был представлен почетный смотритель - Новосильский купец Диомид Пусачев, который отличился тем, что ежегодно жертвовал в пользу училища по 100 руб., а в 1905 году пожертвовал волшебный фонарь в 75 рублей, принимал участие в хозяйственных делах и содействовал материальному благополучию училища [15].

Степень участия крестьян в благотворительной деятельности в области образования и просвещения в Тульской губернии была менее заметна, при этом в наградных списках за благотворительную и общеполезную деятельность по дирекции народных училищ Тульской губернии в начале XX века их деятельность будет отмечена. Например, волостной старшина Дмитриевской волости Алексинского уезда, крестьянин села Дмитриевского Василий Богомолов, работающий в качестве члена строительной комиссии по устройству нового здания и переустройству старого здания Дмитриевского двухклассного училища Алексинского уезда и проявивший «заботы и ревностные труды», был представлен к серебряной медали на Станиславской ленте для ношения на груди [15]. Есть примеры, когда крестьяне жертвовали в начальные училища или библиотеки при них портреты Александра II с современниками [16].

Значимой чертой Тульской благотворительности в сфере образования и народного просвещения было участие женщин, принадлежавших к благородному семейству, род которого прославился меценатством и благотворительностью на Тульской земле, включая дело народного просвещения. В большинстве случаев женщины-лаготворительницы занимали активную позицию в отношении будущего

распоряжения своим даром на нужды образования в Тульской губернии. Например, княжна Татьяна Сергеевна Г агарина в 1907 году пожертвовала в «безусловное распоряжение земства» двухэтажный дубовый дом стоимостью до восьми тысяч рублей, находящийся в Масловской усадьбе Новосильского уезда с условием «устройства в нем училища более высокого типа, чем начальное» в районе владения бывших ее крепостных крестьян - в деревне Гагаринский Хутор. Пожертвования княжны Т.С. Гагариной позволяли, как видно из доклада Новосильского училищного совета за 1907 год, «при некотором сочувствии земства и Министерства Народного Просвещения», покрыть сетью школ Кириковскую и Перестряжскую волости, бедные учебными заведениями. Пожертвование выразилось лесом в следующих цифрах: «800 руб. на Гагаринскую школу, 600 руб. на Варваринскую, 500руб. на Фироновскую, 500 руб. на Глебовскую, 500 руб. на Масловскую» [6]. В том же докладе упоминаются еще две женщины-благотворительницы - Г. Ильинская, при участии деньгами которой было «выстроено по плану очень хорошее помещение» для училища в Успенских выселках, и, Мария Сергеевна Извольская, пожертвовавшая «1/2 десятин земли и 180 деревьев для НовоМихайловского училища», а «Голунское училище преобразовано в двухклассное, на которое пожертвовано 2 десятины земли ею же» [6]. Пожертвования женщин Тульской губернии могли быть и более скромными, но от этого их значимость для школы не уменьшалась. Так, вдова врача Александра Васильевича Баташева пожертвовала в ночлежный приют при Шипиловском двухклассном Министерства Народного Просвещения училище самовар стоимостью 25 руб. [17].

Важным стимулом для частной благотворительности в сфере образования и просвещения стало разрешение в 1877 г. именовать заведения, капиталы и стипендии личными именами жертвователей или их родственников. Тульская губерния не стала исключением, а инициатива учреждения именных стипендий бедным ученикам будет исходить не только от крупных благотворителей, но и от жертвователей невысокого социального статуса. Иногда именные стипендии учреждались по духовному завещанию благотворителя. Можно привести пример: в 1899 году при Веневском Городском, по Положению от 31 мая 1872 г., трехклассном училище учреждены четыре стипендии имени покойного законоучителя, священника Арсения Ивановича Каменского на проценты с оставленных им 300 рублей. Проценты с капитала употреблялись на «взнос платы за учение за наиболее беднейших и лучших по успехам и поведению учеников» [18].

С 1883 года в обзорах Тульской губернии в обобщающих выводах о состоянии народного образования в губернии за прошедший год подчеркивалась польза, которую приносили делу образования

существующие в губернии частные общества, имеющие цель -«вспомоществование недостаточным ученикам». В 1882 году таких обществ было два: в Туле - для вспомоществования беднейшим ученикам классической гимназии и в Белеве - для помощи ученикам местной мужской гимназии. В этом же году в Туле образуется еще одно подобное по схожим целям - Общество вспомоществования недостаточным ученицам Тульской женской гимназии. Следуя своей цели, оно платило за учение беднейших учениц гимназии, выдавало им учебные пособия, а особенно нуждающимся доставляло «одежду, пищу, квартиры и медицинскую помощь» [19]. В Тульской губернии в исследуемый период благотворительные общества и попечительства, учрежденные исключительно для помощи бедным ученикам образовательных учреждений, будут открываться не только в Туле, но и в уездных городах. Как правило, в уездах подобные общества охватывали своим призрением не одно учебное заведение, а все, относящиеся к ведомству Министерства Народного Просвещения и находящиеся в городе. Об острой

необходимости открытия подобных обществ можно судить по первому отчету Тульского общества вспомоществования бедным ученикам

Тульской гимназии за 1881/1882 учебный год, где обосновывалось основание открытия общества тем, что учащиеся «из слоев общества, материально менее обеспеченных», оставляли учебное заведение, «будучи прилежными учениками», по причине недостатка средств [20]. Как правило, общества существовали на проценты с капитала, частные пожертвования, обязательные взносы членов общества, сборы с устраиваемых увеселительных вечеров, кружечный сбор и пр. Действия обществ в Тульской губернии в конце XIX - начале XX вв. сводились к следующим формам и видам помощи: а) внесение платы за учение

беднейших учеников и воспитанниц; б) бесплатная выдача книг и других учебных пособий или их продажа по удешевленной цене; в) выдача особо нуждающимся одежды, пищи (например, утренний чай в морозные дни приходящим ученикам в учреждение из отдаленных частей города); г) обеспечение квартирой с полным содержанием; д) обеспечение медицинской помощью (медицинские пособия, наблюдение врача на дому, помещение бедных больных в больницы за счет общества); е) назначение денежных пособий. Общества вспомоществования беднейшим ученикам гимназий или прогимназий, существовавших в Туле, оказывали также помощь уже окончившим курс данных учреждений для продолжения образования в других учебных заведениях, не входящих в круг деятельности общества. Воспитательным аспектом такой помощи могло являться условие прилежного поведения, выдающиеся способности и успехи в учебе. Интересно, что деятельность общества в г. Туле могла выходить за рамки интересов курируемого учебного заведения. Например,

в 1895 году Общество вспомоществования недостаточным ученицам Тульской женской гимназии помимо внесения платы за обучение 32 ученицам, выдачи платья и учебных пособий 9 ученицам, заплатило за содержание одной ученицы в Николаевском приюте [21].

В городе Туле за исследуемый период существовали следующие общества и попечительства в области образования и просвещения: Общество вспомоществования бедным ученикам Тульской гимназии; Общество вспомоществования нуждающимся ученицам Тульской женской прогимназии; Общество вспомоществования недостаточным ученицам Тульской женской гимназии; Общество вспомоществования нуждающимся ученицам 1 -й Тульской женской гимназии; Общество вспомоществования нуждающимся ученицам 2-й Тульской женской гимназии; Общество вспомоществования нуждающимся ученикам Тульского Коммерческого училища; Попечительство о недостаточных учениках Тульского технического железнодорожного училища; Попечительство о бедных воспитанниках Тульской духовной семинарии; Попечительство о недостаточных воспитанницах Тульского епархиального женского училища; Общество взаимного вспомоществования учащим и учившим Тульской губернии; Дамское общество распространения религиознонравственного воспитания крестьянских девочек; Тульское общество земледельческих колоний и ремесленных приютов.

В уездных городах в этот период также действовали благотворительные общества сферы образования: Белевское общество вспомоществования недостаточным ученикам Белевской мужской прогимназии [22]; Общество вспомоществования нуждающимся учащимся в училищах г. Епифани [23]; Общество вспоможения бедным учащимся в учебных заведениях ведомства Министерства Народного Просвещения г. Каширы [24].

Широкая благотворительность на нужды регионального

образования способствовала увеличению школьной сети, повышению качества образования, дала возможность адресной поддержки учащимся и отдельным школам.

Список литературы

1. Пеньков В.В. История Тульской области. Тула: Изд-кий Дом «Пересвет», 2003. С. 169.

2. Обзор Тульской губернии за 1879 г.: Приложение к

Всеподданнейшему отчету. Тула: Типография Губернского правления, 1880. С. 22.

3. Обзор Тульской губернии с 1879 по 1914 гг.: Приложение к Всеподданнейшему отчету. Тула: Типография Губернского правления.

4. Фролова Л.П. Земская школа Тульской губернии в 60-90-е годы XIX века // Тульская школа. № 1. 1997. С. 62-63.

5. ГАТО. Ф. 9. Оп. 1. Д. 1. Л. 6.

6. ГАТО. Ф.9. Оп. 1. Т. 1. Д. 1648. Л. 8-9.

7. ГАТО. Ф.9. Оп. 1. Т.1. Д. 849. Л. 7-8.

8. ГАТО. Ф.9. Оп. 1. Д. 188. Л. 2.

9. ГАТО. Ф.9. Оп. 1. Д. 188. Л. 9.

10. ГАТО. Ф.9. Оп. 1. Д. 188. Л. 11.

11. ГАТО. Ф.9. Оп. 1. Т.1. Д. 849. Л. 3-5.

12. ГАТО. Ф.9. Оп. 1. Т. 1. Д. 1648. Л. 20.

13. ГАТО. Ф.9. Оп. 1. Т.1. Д. 849. Л. 26.

14. ГАТО. Ф.9. Оп. 1. Д. 859. Л. 29.

15. ГАТО. Ф. 9. Оп. 1. Т. 1. Д. 1352. Л. 16-17.

16. ГАТО. Ф. 9. Оп. 1. Т.1. Д. 656. Л. 12.

17. ГАТО. Ф. 9. Оп. 1. Т.1. Д. 656. Л. 10.

18. ГАТО. Ф. 9. Оп. 1. Т.1. Д. 274. Л. 1-6.

19. Обзор Тульской губернии за 1883 г.: Приложение к

Всеподданнейшему отчету. Тула: Типография Губернского правления, 1884. С. 15.

20. Обзор о деятельности Тульского общества вспомоществования бедным ученикам Тульской гимназии в 1881/1882 акад. году. Тула: Типография Губернского правления, 1882. С. 3.

21. Обзор Тульской губернии за 1895 г.: Приложение к

Всеподданнейшему отчету. Тула: Типография Губернского правления, 1896. С.49.

22. Обзор Тульской губернии за 1883 г.: Приложение к

Всеподданнейшему отчету. Тула: Типография Губернского правления, 1884. С.15.

23. ГАТО. Ф. 9. Оп. 1. Т. 1. Д. 429. Л. 1.

N.V. Slugina

PRE-REVOLUTIONARY CHARITY IN EDUCATIONAL AREA OF TULA PROVINCE: REGIONAL FEATURES.

The article describes regional features of Tula province connected to charity activity at the 2d half of 19 - beginning of 20 centuries in the field of education.

Key words: charity, guardianship, charities.

Получено 10.02.2012 г.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.