Научная статья на тему 'Домашнее образование в середине XIX века'

Домашнее образование в середине XIX века Текст научной статьи по специальности «Науки об образовании»

CC BY
3607
340
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ИСТОРИЯ РУССКОЙ ПЕДАГОГИКИ XIX ВЕКА / ДОМАШНИЕ НАСТАВНИКИ / ГУВЕРНЕРСТВО / ОБУЧЕНИЕ ДОМАШНЕЕ

Аннотация научной статьи по наукам об образовании, автор научной работы — Колосова Екатерина Матвеевна

Представление об образовании, об образованном человеке в разные периоды истории России постоянно менялось. В соответствии с изменениями понимания ценности образования происходила смена типов и видов учебных заведений. Но только домашнее обучение, распространившееся с древних времен, не утрачивало своей престижности в среде аристократии и дворянства (особенно среди женщин).

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Домашнее образование в середине XIX века»

СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ

Е. М. Колосова,

директор музея

ДОМАШНЕЕ ОБРАЗОВАНИЕ В СЕРЕДИНЕ XIX ВЕКА

Представление об образовании, об образованном человеке в разные периоды истории России постоянно менялось. В соответствии с изменениями понимания ценности образования происходила смена типов и видов учебных заведений. Но только домашнее обучение, распространившееся с древних времен, не утрачивало своей престижности в среде аристократии и дворянства (особенно среди женщин).

Исследователи данного вопроса выделяют ряд причин такого положения дел в народном образовании: во-первых, часть представителей привилегированных сословий общества проживала в поместьях, вдали от городов — центров сосредоточения общеобразовательных учебных заведений, соответствующих их социальному статусу [1]. Во-вторых, сыграло свою роль недоверие к казенной школе, в которой воспитательный процесс нередко находился ниже желаемого уровня [2]. В-третьих, домашнее образование отвечало уже устоявшейся традиции воспитания и первоначального обучения детей «просвещенного меньшинства». В-четвертых, в связи с необходимостью приобретения чинов дворянство стремилось к «укороченному образованию» [3].

В середине XIX в. среди дворянства сохраняется традиция ориентации в воспитании своих детей на некий выраженный умозрительный идеал, который представлял бы принадлежность их сословия в качестве лидера в политической, общественной и культурной жизни России. Поэтому семьи с разным достатком стремятся обеспечить индивидуальный подход к развитию своих детей, приглашают для них гувернёров и учителей. При этом родители рассчитывают на то, что гувернёр станет ребёнку умным наставником и другом, сделает его детство содержательным и интересным, будет нести всю меру ответственности за жизнь и здоровье своего воспитанника. Как видим, отношение к воспитателям и их роли в жизни ребенка в этот период изменяются по сравнению с веком XVIII.

В учебных же государственных учреждениях складывался несколько другой ориентир для молодежи — средний, устанавливающий формы и методы воспитания, утверждаемые чиновниками для всех.

С большими трудностями пробивало себе дорогу и женское образование. Самым веским аргументом его противников было то, что они считали, что у женщины только одна дорога — быть женой, матерью и воспитательницей своих детей.

Хотя и можно вспомнить, что первое известие об обучении девочек относится к XI в., царские дочери и девицы из боярских семей получали вполне приличное домашнее образование, но официальные государственные учебные заведения для них появились лишь в XVIII в. Складывается система женских учебных заведений лишь к концу первой половины XIX в. в Ведомстве императрицы Марии. Здесь создаются институты для подготовки педагогических кадров. Например, на базе педагогических классов Санкт-Петербургского воспитательного дома открывается Николаевский сиротский институт, здание которого в настоящее время является главным административным корпусом Герценовского университета. В 1858 г. возникли открытые средние учебные заведения для девочек. Сложилась следующая система женского образования: приходские училища, частные пансионы, институты и несколько училищ, возникших в некоторых населенных пунктах страны на местные

средства. Но эти учебные заведения не могли удовлетворять потребности в женском образовании, особенно для лиц из средних классов, поэтому домашнее обучение остается, как и прежде, для девочек актуальным. Кроме того, для девочек из малообеспеченных дворянских семей оно открывало возможности домашнего учительства, т. е. сдачи экстерном экзаменов в гимназии и получения профессии.

Выражение «домашнее образование» в разговорной речи в тот период употреблялось в значении «домашнее воспитание». В нормативно-правовой документации рассматриваемое понятие определялось как «домашнее учение». При этом название данного понятия, как официальное, так и обыденное, подразумевало единое осуществление процессов обучения, воспитания и развития.

Домашнее образование в первой половине XIX в. осуществлялось отечественными священнослужителями, преподавателями высших учебных заведений (в начале века — чаще иностранцами), студентами российских университетов и духовных академий, выпускниками гимназий и пансионов, а также образованными слугами. В зависимости от социального положения, уровня образованности, вероисповедания и других факторов одни из них становились домашними наставниками и учителями, а другие (это относилось к слугам, чаще иностранного происхождения) — боннами (нянями) и гувернерами (воспитателями).

В 1834 г. вышло «Положение о домашних наставниках и учителях», которые отныне должны были быть непременно христианами и российскими подданными. Обязательными стали «Удостоверение о нравственных качествах», выдававшееся учебным заведением, где наставник или гувернёр получил образование, а также отзыв с места его жительства.

При этом звание наставника считалось более высоким, чем гувернёр. Гувернёры могли пройти дополнительные испытания и получить звание наставника.

Звание домашнего наставника присваивалось исключительно лицам, которые изъявили желание заниматься воспитанием в частных домах; окончили полный курс обучения в высших учебных заведениях, с успехом выдержали предварительное испытание и получили аттестат со званием действительного студента или диплом о присвоении ученой степени в одном из русских университетов; были удостоены ученой степени в духовной академии и желали воспитывать детей в частных домах после увольнения из духовного ведомства; на экзаменах доказали, что они имеют не только общие необходимые для начального обучения сведения, но также обладают более подробными и основательными познаниями в тех предметах, которые намерены были преподавать.

Звание домашнего учителя без «испытания» присваивалось лишь вышедшим в отставку штатным учителям, преподававшим не менее трех лет какой-либо учебный предмет в гимназиях и равных им учебных заведениях. По усмотрению родителей, наставники и учителя могли обучать детей «искусствам и художествам». Испытание на звание домашнего учителя осуществлялось в университете или лицее, а в губерниях, где не было высших учебных заведений, — в гимназии. В связи с этим в университете — под председательством ректора, а в лицее — под председательством директора создавался особый комитет из профессоров по предметам, по которым проходили испытания. Право на приобретение звания домашнего наставника или право на испытание для получения звания домашнего учителя также имели гражданские чиновники и отставные военные. Для этого они обязаны были предоставить выданные им при отставке аттестаты. От лиц податного состояния, изъявивших желание сдать экзамен для получения звания домашнего учителя, требовался «увольнительный вид от общества». Иностранцы, пожелавшие получить должности домашних учителей, обязаны были по прибытии на «испытание» предъявить «одобрительные свидетельства» от российских «миссий в тех государствах, откуда они прибыли». От иностранцев, находившихся в России

СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ

уже давно, подобные свидетельства не требовались, однако они обязаны были представлять одобрительные отзывы о своем поведении и нравственных качествах от администрации тех мест, где «они находятся на жительстве», и «от благонадежных лиц, которым они в сем отношении известны».

В присутствии комитета испытуемый должен был продемонстрировать знание материала — по выборочно предложенным ректором или директором вопросам — того предмета, которому он должен был в дальнейшем обучать. Кроме того, к экзамену привлекались преподаватели данного предмета. Так же испытуемый обязан был на русском или на одном из новейших иностранных языков написать краткое рассуждение по предмету испытания. Кроме того, желающий приобрести звание домашнего учителя должен был в присутствии экзаменаторов прочитать пробную лекцию по одному из разделов избранной им науки. Удостоверившись в нравственных качествах, способностях и познаниях представленного кандидата, попечитель вручал ему свидетельство о присвоении звания домашнего учителя. О всех свидетельствах, выданных попечителями учебных округов, министру народного просвещения в особой форме представлялись списки, которые содержали необходимые данные о домашних наставниках и учителях и позволяли осуществлять в дальнейшем контроль за их деятельностью. При поступлении в частный дом свидетельство на звание домашнего наставника предъявлялось претендентом директору местной гимназии и уездному предводителю дворянства.

Звание домашней учительницы присваивалось только после получения свидетельства, подтверждающего это звание. Лица женского пола, желающие заниматься нравственным воспитанием детей, могли быть допущены в частные дома только при наличии такого свидетельства. Обучение «искусствам и рукоделиям» не давало права на приобретение звания домашней учительницы. Выпускницы учебных заведений Ведомства императрицы Марии, получившие свидетельство на звание домашней учительницы, не подвергаясь установленному испытанию.

Домашние наставники и учителя ежегодно отчитывались о проведенной работе перед директором училища.

Чему же и как учили лучшие гувернёры и гувернантки, наставники и наставницы вверенных им воспитанников? Прежде всего, они стремились отгородить своих питомцев от внешнего мира. Эта тенденция была характерна для педагогов XVIII—XIX вв. Она выражалась как в преобладании закрытых учебных заведений, так и в попытках создать (не всегда удачно) идеальную атмосферу для воспитания в семьях, чтобы ничто не мешало реализовать некую педагогическую методу. Главное, чему стремились научить — это умению трудиться и уделять внимание своему физическому здоровью. Но не столько для того, чтобы укрепить детское здоровье, сколько приучить терпению переносить трудности.

При обучении детей на дому домашними наставниками и учителями должны были избираться те учебные книги и руководства, которые были одобрены государственной системой начального и среднего образования. По желанию родителей домашние педагоги могли использовать и другую литературу, если она была разрешена цензурой и не оказывала «вредного влияния на нравственность, народное чувство и вообще на образ мыслей воспитываемого юношества» [4].

В системе домашнего обучения видное место занимали новые языки, отечественная и иностранная словесность, история, география, математика и физика преподавались в объеме по желанию ученика или родителей. Курс словесности и философии зависел от состава домашней библиотеки. Обязательно изучался Закон Божий, часто — церковнославянский язык. В целом домашнее образование строилось на развитии у ученика творческого мышления, самостоятельного чтения [1].

Домашний наставник или учитель занимался в частном доме с одним ребенком или несколькими детьми, принадлежащими к одному семейству и воспитанными в более или менее одинаковых условиях. В рассматриваемый период домашнее образование имело характер «индивидуальный, приноровленный к личности учащегося, и тем самым отличалось от учения в школах, состоящих из многих учащихся, будь то школы правительственные или частные».

Домашние наставники и учителя, согласно «Положению...», считались состоящими на действительной службе по ведомству Министерства народного просвещения и, соответственно, пользовались всеми правами и обязанностями, изложенными в его документах. За нарушение «Положения о домашних наставниках и учителях» с родителей или родственников ребенка взимались очень большие штрафы.

Дома могли учиться молодые люди до 20 лет, а девушки — до выхода замуж. Конечно, проблем, связанных с домашним обучением, было достаточно. Но можно с уверенностью сказать, что получать домашнее воспитание было престижно: ведь учителя надо было содержать в доме на протяжении многих лет и практически пожизненно обеспечивать; приглашение учителей-предметников требовало больших денежных затрат, что себе позволить могла не каждая даже дворянская семья. Домашнее образование являлось необходимым для достижения карьерного роста или продолжения обучения, девушкам предоставляло возможность собственной реализации.

Кстати, если мы посмотрим на биографии известных людей первой половины позапрошлого века, то убедимся в действительно прекрасном их воспитании, полученном в домашних условиях образования.

ЛИТЕРАТУРА

1. Российская педагогическая энциклопедия: В 2 т. / Гл. ред. В. В. Давыдов. М.: Научное издательство «Большая Российская энциклопедия», 1993. Т. 1. С. 283.

2. Милюков П. Н. Очерки по истории русской культуры: В 3 т. М., 1994. Т. 2. Ч. 2. С. 291.

3. Рождественский С. В. Две записки М. М. Сперанского // Рождественский С. В. Материалы для истории учебных реформ в России в XVIII—XIX вв. СПб., 1910. С. 372.

4. Дополнительные правила о домашних наставниках и учителях // Журнал Министерства народного просвещения. СПб., 1834. Ч. III. № VII. Отд. 1.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.