Научная статья на тему 'Доказывание по делам о незаконном оборотеспециальных технических средств'

Доказывание по делам о незаконном оборотеспециальных технических средств Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
1210
156
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ДОКАЗЫВАНИЕ / СПЕЦИАЛЬНЫЕ ТЕХНИЧЕСКИЕ СРЕДСТВА ДЛЯ НЕГЛАСНОГО ПОЛУЧЕНИЯ ИНФОРМАЦИИ / НЕЗАКОННЫЙ ОБОРОТ / ПРЕДМЕТ И ОБЪЕКТ ПРЕСТУПЛЕНИЯ / УМЫСЕЛ / УГОЛОВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ / PROVING / SPECIAL TECHNICAL EQUIPMENTS FOR THE SECRET RECEIPT OF INFORMATION / ILLEGAL TURN / OBJECT AND OBJECT OF CRIME / INTENTION / CRIMINAL RESPONSIBILITY

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Кузнецов А.Н.

Рассматриваются особенности доказывания по делам о незаконном обороте специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, обосновывается специфика решения данного вопроса в современном уголовном судопроизводстве России отсутствием однозначного подхода к анализируемым понятиям в теоретической литературе и российском законодательстве.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — Кузнецов А.Н.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Proving in matters about the illegal turn of the specialtechnical equipments

The author of the article examines the features of proving in matters about the illegal turn of the special technical equipments intended for the secret receipt of information, and grounds the specific of decision of this question in the modern criminal trial of Russia by absence of the unambiguous going near analyzable concepts in theoretical literature and Russian legislation.

Текст научной работы на тему «Доказывание по делам о незаконном оборотеспециальных технических средств»



УДК 343

А. Н.Кузнецов

ДОКАЗЫВАНИЕ ПО ДЕЛАМ О НЕЗАКОННОМ ОБОРОТЕ СПЕЦИАЛЬНЫХ ТЕХНИЧЕСКИХ СРЕДСТВ

Рассматриваются особенности доказывания по делам о незаконном обороте специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, обосновывается специфика решения данного вопроса в современном уголовном судопроизводстве России отсутствием однозначного подхода к анализируемым понятиям в теоретической литературе и российском законодательстве. К л ю ч е в ы е с л о в а: доказывание, специальные технические средства для негласного получения информации, незаконный оборот, предмет и объект преступления, умысел, уголовная ответственность.

PROVING IN MATTERS ABOUT THE ILLEGAL TURN OF THE SPECIAL TECHNICAL EQUIPMENTS

The author of the article examines the features of proving in matters about the illegal turn of the special technical equipments intended for the secret receipt of information, and grounds the specific of decision of this question in the modern criminal trial of Russia by absence of the unambiguous going near analyzable concepts in theoretical literature and Russian legislation. K e y w o r d s: proving, special technical equipments for the secret receipt of information, illegal turn, object and object of crime, intention, criminal responsibility.

Поступила в редакцию 15 июля 2016 г.

В Российской Федерации свободный оборот специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации (далее - СТС), запрещен, и, следовательно, их производство, сбыт или приобретение без специального разрешения являются незаконными.

За последние несколько лет судами Российской Федерации вынесено значительное число обвинительных приговоров по ст. 138.1 Уголовного кодекса РФ за незаконный оборот СТС. Состав данной статьи относит это преступление к средней степени тяжести; максимальное наказание - лишение свободы сроком на 4 года; преступление является умышленным; его предмет - специальное техническое оборудование, предназначенное для негласного получения информации.

Итак, свободный оборот указанного оборудования в нашей стране запрещен, однако отдельные виды подобного оборудования находятся в свободной продаже на территории России. Вполне логичен вопрос: насколько обосновано привлечение лица к уголовной ответственности за те действия, преступность которых для него не может являться очевидной? Или иначе: почему продавать - можно, а покупать - нельзя?

При доказывании наличия состава указанного преступления подлежит установлению прямой умысел лица на его совершение. Если данный момент не вызывает различных подходов к его пониманию, то вопрос о том, на какой именно объект посягает лицо, совершая это преступление, однозначного ответа не содержит.

© Кузнецов А. Н., 2016

Л. Г. Мачковский утверждает, что использование СТС способствует достижению преступного результата, придает посягательству повышенную общественную опасность, но их незаконный оборот не может быть отнесен к деяниям, посягающим на конституционные права и свободы человека1.

В. А. Новиков указывает, что в ст. 138.1 УК РФ основным непосредственным объектом преступления является установленный порядок производства, приобретения и сбыта СТС, а не конституционные права и свободы человека и гражданина2.

Конституционный Суд РФ в постановлении от 31 марта 2011 г. № 3-П также говорит о нескольких объектах:

1) поскольку СТС, в силу присущих им свойств, предоставляют эффективную возможность серьезно вторгаться в уязвимую для внешнего вмешательства сферу частной жизни, в личное пространство и личные интересы индивида без его согласия, неконтролируемое их использование ведет к нарушению прав личности, гарантированных ст. 23, 24 (ч. 1) и 25 Конституции РФ;

2) запрет установлен в целях исключения нелегального оборота СТС и тем самым - нанесения ущерба безопасности государства.

По словам В. А. Новикова, интересы безопасности государства необходимо рассматривать в качестве той главной цели, для достижения которой введена уголовная ответственность за незаконный оборот СТС3.

Уголовная ответственность наступает также за сбыт или приобретение СТС без соответствующей лицензии и не для нужд органов, уполномоченных на осуществление оперативно-розыскной деятельности.

Но вернемся к умыслу.

Если, согласно пониманию Конституционного Суда, покупатель запрещенных предметов стремится с их использованием вмешаться в сферу частной жизни, нарушить личное пространство, то, тем более, необходимо доказывать определенную цель приобретения таких устройств с обязательным пониманием их как узкопрофильных. А значит, органы предварительного следствия обязаны не только установить сам факт совершения указанных действий, но и доказать их противозаконность и наличие умысла на их совершение. Иными словами, доказать, что виновное лицо собиралось использовать эти устройства для преступных целей.

Однако в судебных решениях нередко остается не опровергнутым тот факт, что лицо стремилось приобрести указанные устройства исключительно для личных целей (или для бытовых), а не для того, чтобы нарушить частную жизнь третьих лиц. Данные факты не принимаются судами как исключающие наличие состава преступления. Думается, в этих случаях имеет место как минимум малозначительность деяния.

Вместе с тем использование указанных устройств в личных целях или в качестве предметов бытового назначения продолжает оставаться преступным, а суд подчинен выводам эксперта. Но эксперт дает не юридическую, а техническую оценку.

1 См.: Мачковский Л. Г. Уголовная ответственность за нарушение равноправия, личных, политических и социально-экономических прав. М., 2005. С. 183.

2 См.: Новиков В. А. Незаконный оборот специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации : объект преступления и место в системе Особенной части УК РФ // Расследование преступлений : проблемы и пути их решения. М., 2015. № 2 (8). С. 56-58.

3 См.: Там же.

Говоря о технической стороне, следует сказать, что предмет данного преступления - это различные электронные устройства. В СМИ, сетевых информационных ресурсах они часто именуются как «шпионское оборудование», например: видеокамера, встроенная в корпус или шариковой ручки, или брелока от автомобильной сигнализации, или датчика охранного извещателя; предметы (например, калькулятор) со встроенным радиомодулем (сим-картой), позволяющим получать акустическую информацию вокруг и передавать ее по каналам связи GSM (часто в таких предметах расположен и модуль GPS, позволяющий получать геоданные, а также передавать их по техническим каналам связи).

СМИ размещают сведения о привлечении к уголовной ответственности лиц, которые приобрели такие предметы для личного пользования. Приведем некоторые факты.

Согласно статистике ИЦ ГУВД ВО в 2014 г. по данной статье в суд было направлено 1 уголовное дело, в 2015 г. - уже 7.

В марте 2014 г. прокуратура г. Сургута утвердила обвинительное заключение по уголовному делу в отношении 21-летнего местного жителя (изобличенного в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30 - ч. 1 ст. 138.1 УК РФ). В свою очередь телевизионщики уточнили в сюжете, что фигуранту дела грозит штраф в размере 200 тыс. руб. или 4 года колонии. Конкретнее - молодой человек был привлечен к ответственности за приобретение смарт-часов фирмы «Самсунг» (SamsungGear).

В марте 2013 г. житель Новочеркасска осужден на 1 год условно после приобретения им восьмидолларовой ручки со встроенной видеокамерой.

21 ноября 2014 г. карельский предприниматель за приобретение такой же авторучки осужден на 1 год ограничения свободы.

30 марта 2015 г. Новоусманский районный суд Воронежской области за приобретение подобной авторучки вынес обвинительный приговор с назначением подсудимой наказания в виде штрафа 10 тыс. руб.

27 июля 2015 г. в Ростовской области покупатель наручных часов, которые были ему нужны для съемки под водой, осужден к 1 году лишения свободы условно.

Перечисленные судебные акты были вынесены по факту приобретения анализируемых устройств дистанционным способом, т.е. через Интернет, а именно многим известные интернет-площадки «Aliexpress», «Ebay» и др.

Ведомственное регулирование оборота СТС, предназначенных для негласного получения информации, представлено несколькими основными источниками, которые используются при обосновании обвинения:

1) постановление Правительства РФ от 1 июля 1996 г. № 770 - содержит перечень видов СТС для негласного получения информации в процессе осуществления ОРД;

2) постановление Правительства РФ от 12 апреля 2012 г. № 287 - утверждает Положение о лицензировании деятельности по разработке, производству, реализации и приобретению в целях продажи СТС;

3) постановление Правительства РФ от 10 марта 2000 г. № 214 - утверждает Положение о ввозе в Российскую Федерацию и вывозе из Российской Федерации СТС, ввоз и вывоз которых подлежат лицензированию;

4) Федеральный закон от 12 августа 1995 г. № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности», согласно ст. 6 которого запрещаются проведение оперативно-розыскных мероприятий и использование специальных и иных технических средств, предназначенных (разработанных, приспособленных, запрограммированных) для негласного получения информации, не уполномоченными на то законом физическими и юридическими лицами;

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

5) иные ведомственные источники.

Основным (но не единственным) направлением доказывания является определение предмета преступления как СТС, предназначенного для негласного получения визуальной и акустической информации. Поскольку в этих случаях нельзя обойтись без специальных познаний, назначение экспертизы является обязательным.

При проведении исследования даются ответы на типовые вопросы:

1. Имеются ли у представленного на исследование предмета признаки СТС, предназначенного для негласного получения информации? Если да, то какие?

2. Работоспособен ли представленный на исследование предмет?

3. Кто является производителем представленного на исследование предмета?

4. Каков принцип работы представленного на исследование предмета?

5. Может ли представленный на исследование предмет применяться для негласного получения информации?

При ответах на данные вопросы используется список СТС, утвержденный постановлением Правительства РФ от 10 марта 2000 г. № 214, в котором среди прочих указаны, например, следующие устройства:

1) СТС (радиоаппаратура) для негласного получения и регистрации акустической информации;

2) СТС для негласного визуального наблюдения и документирования - фотокамеры и видеокамеры, обладающие, по крайней мере, одним из следующих признаков:

- закамуфлированные под бытовые предметы;

- имеющие вынесенный зрачок входа (Pin-hole);

- работающие при низкой освещенности объекта;

3) СТС для негласного контроля за перемещением транспортных средств и других объектов.

Приведем пример.

По уголовному делу, рассмотренному Советским районным судом г. Воронежа, перед экспертом были поставлены следующие вопросы:

1. Имеют ли представленные на исследование устройства признаки специального технического средства, предназначенного для негласного получения информации, а именно: закамуфлированные под бытовой предмет, имеющие вынесенный зрачок входа (Pin-hole) и др.? Возможно ли использовать это устройство негласно?

2. Каковы функциональное назначение устройства и его технические характеристики?

Эксперт указал, что «вынесенный зрачок входа» и «Pin-hole» не являются синонимами и служат для определения разных типов объективов. Кроме того, данные термины не имеют нормативно принятых определений, но в постановлении Правительства РФ № 214 используются вместе. В то же время эксперт, основываясь на общепринятой терминологии и определениях, положительно высказался об отнесении видеокамеры к типу Pin-hole (от англ. pinhole - «булавочное отверстие»), что, в свою очередь, свидетельствует о наличии признака СТС.

Эксперт сделал следующее заключение: «Ввиду отсутствия нормативно принятого определения «специальные технические средства, предназначенные для негласного получения информации», установить принадлежность устройства к «специальным техническим средствам» не представляется возможным».

В то же время в постановлении Правительства РФ от 16 апреля 2012 г. № 314 «Об утверждении положения о лицензировании деятельности по выявлению электронных устройств, предназначенных для негласного получения информации» есть п. 2, который содержит понятие данных устройств. Согласно п. 2 электронное устройство, предназначенное для негласного получения информации, -

это специально изготовленное изделие, содержащее электронные компоненты, скрытно внедряемое (закладываемое или вносимое) в места возможного съема защищаемой акустической речевой, визуальной или обрабатываемой информации (в том числе в ограждения помещений, их конструкции, оборудование, предметы интерьера, а также в салоны транспортных средств, технические средства и системы обработки информации).

С одной стороны, данный документ касается только лицензирования деятельности по выявлению рассматриваемых устройств, а с другой - понимание СТС всё же имеется, но оно несопоставимо узко по сравнению со списком СТС, изложенным в постановлении Правительства РФ № 214, поэтому и не пригодно для уголовного преследования.

Однако это понимание согласуется с постановлением КС РФ от 31 марта 2011 г. № 3-П по делу о проверке конституционности ч. 3 ст. 138 УК РФ (это старая редакция закона, но поскольку деяние не декриминализировано и в настоящее время состав преступления содержится в ст. 138.1 УК РФ, то данное постановление подлежит использованию), согласно которому к техническим средствам для негласного получения информации относятся только специальные технические средства, предназначенные (разработанные, приспособленные, запрограммированные) именно для целей негласного (тайного, неочевидного, скрытного) получения информации, тайна и неприкосновенность которой гарантированы Конституцией РФ и законодательством.

В частности, это могут быть технические средства, которые: закамуфлированы под предметы (приборы) другого функционального назначения, в том числе бытовые; обнаружение которых в силу малогабаритности, закамуфлированно-сти или технических параметров возможно только при помощи специальных устройств; обладают техническими характеристиками, параметрами или свойствами, прямо обозначенными в соответствующих нормативных правовых актах; функционально предназначены для использования специальными субъектами.

Что касается технических средств (предметов, устройств), которые по своим техническим характеристикам, параметрам, свойствам или прямому функциональному предназначению рассчитаны лишь на бытовое использование массовым потребителем, то они не могут быть отнесены к специальным техническим средствам для негласного получения информации, если только им намеренно не приданы нужные качества и свойства, в том числе путем специальной технической доработки, программирования именно для неочевидного, скрытного их применения.

Таким образом, электронные устройства, рассчитанные на бытовое использование, не образуют предмета преступления, а причислять устройства к СТС только по признаку закамуфлированности нельзя. Хотя на практике это происходит.

Полагаем, что одно лишь приобретение таких устройств без их незаконного использования не причиняет вреда конституционным правам. Однако применение такого устройства в противоправных целях является преступным.

Только специальные технические особенности, делающие возможным получить информацию максимально скрытно, определяют предмет как специальное техническое средство.

Но возникает новый вопрос: какие предметы относятся к предметам бытового использования? Например, можно ли назвать использованием в быту мониторинг за малолетним ребенком с помощью электронных устройств (видеоняня)? И можно ли это устройство отнести к СТС при наличии соответствующих признаков:

чувствительная камера, передача акустической информации, камуфлированность под ночной светильник или мягкую игрушку?

Известен случай, когда сотрудники уголовного розыска (р.п. Загорянский Щелковского района Подмосковья) задержали двоих ранее судимых граждан при попытке кражи из магазина. Владелица этого магазина установила в помещении вместо сигнализации радионяню. Ночью женщина услышала звон разбитого стекла и вызвала полицию. Это - бытовое использование?

Кстати, в большинстве сотовых телефонов стоят видеокамеры с объективами Pin-hole. Однако эксперты упорно их не замечают, как и объективы Pin-hole в панелях видеодомофонов. Оно и понятно: одно дело - провести исследование и возбудить уголовное дело в отношении пенсионера или домохозяйки, и совсем другое - «наехать», так сказать, на мирового производителя электроники.

Или еще пример.

Новочебоксарский городской суд (Чувашская Республика) 20 мая 2013 г. вынес обвинительный приговор 66-летнему пенсионеру Николаю Смирнову, который заказал очки с видеокамерой. На допросе в Следственном комитете он заявил, что очки ему нужны для того, чтобы снимать внуков, а то они при виде обычной камеры начинают паясничать: языки показывать, рожи корчить.

Открытым остается и вопрос законности использования видеоглазка, закамуфлированного под обычный дверной глазок. Хотя подобные видеокамеры не имеют пин-хольного объектива и использование этого устройства является бытовым и преследует вполне определенные цели - охрану, контроль безопасности. Тем не менее его камуфлированность как признак отнесения к СТС может расцениваться как элемент скрытого видеонаблюдения. При этом отметим, что такие устройства видеонаблюдения неоднократно помогали правоохранительным органам в поиске преступников, а их владельцам - в выявлении различных злоумышленников4.

Очевидно, что такое использование электронных устройств не наносит вреда охраняемым правам и интересам.

На уровне закона понятия «специальное техническое средство» не существует, поэтому на практике является достаточным доказывание лишь одного признака - признака закамуфлированности.

Так, по уголовному делу в отношении жителя г. Сургута в специальном исследовании указано, что в результате анализа внешнего вида и конструктивных особенностей было установлено, что предоставленное на исследование устройство является техническим устройством и представляет собой цифровой видеорегистратор, встроенный в корпус наручных электронно-механических часов. Конструктивные особенности предоставленного устройства позволяют использовать его для негласного получения информации. Под конструктивными особенностями для негласного получения информации следует понимать наличие камуфляжа под предмет другого функционального назначения. Устройство по внешнему виду соответствует наручным электронно-механическим часам, что скрывает прямое назначение видеорегистратора. Таким образом, предоставленный на исследование видеорегистратор относится к категории СТС, предназначенных для негласного получения акустической и визуальной информации. При этом в исследовании не приводятся технические характеристики встроенной видеокамеры.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Итак, по признакам закамуфлированности под предмет иного бытового назначения и (или) наличия встроенной видеокамеры по типу Pin-hole предметы относятся к СТС.

4 URL: http://kb-sb.ru/pub/11/104/

Предметы, приобретение которых влечет уголовную ответственность

пост. 138.1 УК РФ

За последние несколько лет на рынке появились различные электронные устройства с весьма богатой технической «начинкой». Они реально облегчают и упрощают повседневную жизнь многих людей, например: смарт-часы, или «умные часы»; устройство TranscomT-15, которое по техническим каналам связи GSM передает сведения о месте нахождения автомобиля; устройство LF-06 - позволяет не пропустить важный звонок или напоминание, функционально предназначено для бытового использования.

Являются ли данные предметы СТС предназначенными для негласного получения информации? На этот вопрос можно ответить по-разному.

Каждый из нас уже не мыслит свою жизнь без смартфона, игнорировать достижения научно-технического прогресса просто невозможно. Может быть, в обозримом будущем это коснется и таких устройств, как смарт-часы, которые приобретают такую же значимость. Некоторые модели часов имеют встроенную видеокамеру. Именно по этой причине покупатели таких устройств подвергаются уголовному преследованию. Судимость по данной статье, пусть даже условная, может повлечь достаточно серьезные проблемы. В связи с этим интересен следующий комментарий:

«Старшего сына пригласили на работу в крупнейший ядерный центр - он как раз закончил вуз с дипломом астрофизика. В итоге ему пришлось отказаться: все равно после «пробивки» всплыло бы уголовное прошлое отца»5.

На данную проблему обращают внимание и депутаты Государственной Думы. Например, Дмитрий Гудков указывает: «Пользующиеся правовой неопределенностью правоохранительные органы «шьют дела и ломают судьбы» людей ради отчетностей. При этом мы все понимаем, что такой «техникой» является сейчас в том числе и смартфон, а писать видео и аудио умеет уже любой утюг». Согласно предлагаемому им законопроекту, наказываться должны только те граждане, которые своими «шпионскими штучками» реально вторглись в чью-то частную жизнь. То есть в деле должен быть потерпевший. «Сама по себе покупка ручек и тому подобных изделий никак не может считаться преступлением. Эту статью необходимо изменить: совершенно очевидно, что никакого состава преступления в игрушках нет»6.

Ранее обращалось внимание на способ приобретения таких устройств - заказ и оплата на сайте с получением товара на почте. Известно, что аналогичные или точно такие же по техническим характеристикам товары можно приобрести в торговых центрах и магазинах.

Например, в г. Воронеже такие часы находятся в продаже в салонах магазина «Медиа Маркт» (торговый центр «Арена») и («Сити-парк "Град"»), а также выставлены на продажу на сайте бесплатных объявлений «Авито».

Житель г. Сургута, о котором мы говорили ранее, приобрел на сайте «Aliexpress» часы SamsungGear и был задержан при их получении в почтовом отделении связи.

Первая модель умных часов от Samsung поступила в продажу в октябре 2013 г. и стала весьма популярной. В застежке ремешка этой модели располагаются ми-

5 URL: http://www.mk.ru/social/article/2014/02/27/991427-shpionskie-skandalyi-v-rossii-starikov-sudyat-za-ruchki-podarennyie-vnukam.html

6 Обзор публикаций российских СМИ о судебной системе Российской Федерации 15 марта 2016 года / сайт Центрального районного суда г. Тулы. URL: http://centralny.tula.sudrf.ru/modules. php?name=press_dep&op=6&did=10

крофон и динамик, а на ремешке - видеокамера, признак скрытности которой, на наш взгляд, находится под большим вопросом. А ведь именно скрытность исполнения позволяет относить эти устройства к специальным техническим средствам.

Следующее поколение умных часов от Samsung было представлено моделью Gear 2. Это компактное устройство содержит в себе ИК-порт, с помощью которого можно управлять бытовой техникой (например, переключать каналы на телевизоре), а также имеет датчик сердечных сокращений (для измерения пульса), G-дат-чик для оценки качества сна и, разумеется, встроенную видеокамеру. Полагаем что всё это - для удобства бытового использования.

На рынке представлены аналогичные технические решения и других производителей, например IconBit Callisto 300, они тоже продаются свободно.

В то же время при установлении оснований уголовной ответственности по ст. 138.1 УК РФ подлежит доказыванию незаконность действий по приобретению таких часов. Но чем именно обусловлена эта незаконность, если такие устройства находятся в свободной продаже?

Анализ судебных актов по указанной проблеме показал, что приобретение подобных устройств в магазинах или торговых центрах не оценивалось как незаконное.

Иными словами, если «умные часы» приобретены в магазине, уголовная ответственность не наступает. Во всяком случае об этом свидетельствует отсутствие опубликованной практики на этот счет, а приобретение того же товара дистанционным способом через Интернет с его получением в отделении почтовой связи уголовную ответственность почему-то влечет.

Если кратко подвести итоги, то можно отметить следующее:

1) приобретение указанных электронных устройств может повлечь уголовную ответственность только при доказанности умысла лица на их использование в противоправных целях. Не предмет образует состав преступления, а его использование. Необходима редакция ст. 138.1 УК РФ с указанием в качестве обязательного элемента субъективной стороны - цели использования. В иных случаях следует усматривать малозначительность деяния (ст. 14 УК РФ) и прекращать возбужденные уголовные дела, а по материалам доследственной проверки принимать решения об отказе в возбуждении уголовного дела. В связи с этим особое значение имеет доказывание данных о личности обвиняемого;

2) многие устройства, которые отнесены к специальным техническим средствам, в современный период являются не специальными, а бытовыми, что должно исключать уголовную ответственность;

3) если товар сертифицирован и продается свободно, то купивший его не должен привлекаться к уголовной ответственности;

4) если у продавца есть лицензия на импорт, лицензия на продажу, то закон нарушает не покупатель, а продавец. У физического лица, если он не является индивидуальным предпринимателем, такой лицензии быть не может.

В связи с этим интересен апелляционный оправдательный приговор. Он вынесен 4 апреля 2013 г. в г. Салехарде за покупку авторучки с видеокамерой.

Метельский Ю. Ю. осужден по ч. 3 ст. 30 и ст. 138.1 УК РФ к штрафу в размере 120 тыс. руб. (максимальный штраф - 200 тыс. руб.). Находясь в своей квартире, он осуществил на сайте в сети Интернет заказ ручки с видеокамерой. Техническое изделие - ручка с видеокамерой - было изъято из почтового отправления сотрудниками таможенного поста Самарского Прижелезнодорожного почтамта Самарской таможни.

В апелляционном представлении прокурор просит снизить размер назначенного штрафа, считая его чрезмерно суровым. Защитник в жалобе выражает несогласие с приговором ввиду неправильного применения уголовного закона и по иным основаниям, в связи с чем просит приговор отменить и вынести оправдательный приговор. Судебной коллегией было указано, что суд первой инстанции неправильно применил уголовный закон и необоснованно расценил действия подсудимого как подпадающие под признаки преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30 и ст. 138.1 УК РФ. В качестве ошибки суда первой инстанции отмечен тот факт, что в основу обвинения положено заключение эксперта, согласно которому представленный на экспертизу комплект технического изделия - видеорегистратор в корпусе «шариковая ручка» - является специальным техническим средством для негласного получения и регистрации акустической информации, а также негласного визуального наблюдения и документирования. Обращается внимание, что суд первой инстанции не учел правовых позиций Конституционного Суда РФ, выраженных в постановлении от 31 марта 2011 г. № 3-П.

Суд апелляционной инстанции указывает: предмет преступления по данному делу -авторучка с видеорегистратором. Фактически речь идет о многофункциональном приборе, специально предназначенном не для негласного получения информации, а для фиксации информации разными способами. Так, изъятый комплект технического изделия помещен в корпус действующей авторучки. Таким образом, в данном случае речь идет о бытовом приборе, который может быть использован для письменной, акустической и визуальной регистрации информации. То есть это - не закамуфлированное устройство, а устройство целевого назначения. Суд первой инстанции не дал должной оценки тому обстоятельству, что обнаружение приборов, относящихся к специальным техническим средствам, подпадающим под действие ст. 138.1 УК РФ, в силу малогабаритности, закамуфлированное™ или технических параметров возможно только при помощи специальных устройств. Однако из содержания акта таможенного досмотра следует, что объектив камеры был обнаружен при простом визуальном осмотре, без использования специальных устройств, а согласно описательной части заключения эксперта, на корпусе ручки имеется отверстие для светодиодного индикатора режима работы, что также указывает на возможность обнаружения функций аудио- и видеозаписи у данного объекта без помощи специальных устройств. На основании указанных обстоятельств суд апелляционной инстанции пришел к необходимости оправдания подсудимого в связи с отсутствием в его действиях состава преступления.

Обвинительные заключения гласят: «...имея преступный умысел». Вот его-то как раз и нет у большинства покупателей. А еще - «заботливые», так сказать, китайские продавцы присылают эти ручки в подарок к другому заказу. В этом случае, думается, умысел исключается?..

Воронежский государственный университет

Кузнецов А. Н., кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовного процесса

Voronezh State University

Kuznetsov A. N., Candidate of Legal Sciences, Associate Professor of the Criminal Procedure Department

E-mail: kuznetsov@law.vsu.ru Tel.: 8 (473) 220-84-02

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.