Научная статья на тему 'Дневник А. В. Жигулина и «Рабочие тетради» А. Т. Твардовского 1960-х годов: жанровые и тематические особенности'

Дневник А. В. Жигулина и «Рабочие тетради» А. Т. Твардовского 1960-х годов: жанровые и тематические особенности Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
439
50
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ЖИГУЛИН / ТВАРДОВСКИЙ / ДНЕВНИКИ / РАБОЧИЕ ТЕТРАДИ / ЖАНРОВЫЕ И ТЕМАТИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ / ЖУРНАЛ "НОВЫЙ МИР" / "ОТТЕПЕЛЬ" / ЭПОХА "ЗАСТОЯ" / ИСТОРИЯ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Колобов Владимир Васильевич

Впервые исследуются дневниковые записи выдающегося поэта, прозаика второй половины ХХ века, бывшего узника сталинских лагерей Анатолия Владимировича Жигулина (1930-2000), касающиеся истории легендарного в годы «оттепели» журнала «Новый мир» и деятельности его главного редактора А. Т. Твардовского (1910-1971). Определяются структурно-жанровые и тематические особенности повествования (собственное творчество, литературный процесс в целом, события в стране и мире, личная и семейная жизнь). Подчеркиваются уникальный характер, культурно-историческая ценность дневниковых записей А. В. Жигулина, позволяющих открыть новые, ранее неизвестные страницы жизни и творчества поэта, внести дополнительные штрихи в историю отечественной литературы послесталинской эпохи. Особый научный интерес представляет параллельное исследование и сравнение дневника А. В. Жигулина и «Рабочих тетрадей» 1960-х годов А. Т. Твардовского с целью выявления идейно-эстетической системы, сюжетно-композиционной структуры повествования, характеристики пространственно-временных координат. Предложенный анализ свидетельствует, во-первых, о структурно-жанровом и тематическом своеобразии данных нехудожественных текстов, являющихся одной из основных форм «малой прозы», во-вторых, об очевидной схожести и зачастую полной идентичности взглядов А. Т. Твардовского и А. В. Жигулина по ключевым вопросам литературной и общественной жизни, несмотря на существенную разницу в возрасте, отличия в биографическом и творческом опыте. По мнению автора, дневник А. В. Жигулина и «Рабочие тетради» 1960-х годов А. Т. Твардовского объективно и всесторонне отражают литературный процесс и отношение демократической части советской интеллигенции к событиям, которые происходили в нашей стране в эпоху «оттепели» и ранний период «застоя». Делается вывод о целесообразности подготовки научного издания дневника А. В. Жигулина с соответствующими комментариями специалистов.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Дневник А. В. Жигулина и «Рабочие тетради» А. Т. Твардовского 1960-х годов: жанровые и тематические особенности»

УДК 821.161.1 В. В. Колобов

ДНЕВНИК А. В. ЖИГУЛИНА И «РАБОЧИЕ ТЕТРАДИ» А. Т. ТВАРДОВСКОГО 1960-Х ГОДОВ: ЖАНРОВЫЕ И ТЕМАТИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ

Впервые исследуются дневниковые записи выдающегося поэта, прозаика второй половины ХХ века, бывшего узника сталинских лагерей Анатолия Владимировича Жигулина (1930-2000), касающиеся истории легендарного в годы «оттепели» журнала «Новый мир» и деятельности его главного редактора А. Т. Твардовского (1910-1971). Определяются структурно-жанровые и тематические особенности повествования (собственное творчество, литературный процесс в целом, события в стране и мире, личная и семейная жизнь). Подчеркиваются уникальный характер, культурно-историческая ценность дневниковых записей А. В. Жигулина, позволяющих открыть новые, ранее неизвестные страницы жизни и творчества поэта, внести дополнительные штрихи в историю отечественной литературы послесталинской эпохи. Особый научный интерес представляет параллельное исследование и сравнение дневника А. В. Жигулина и «Рабочих тетрадей» 1960-х годов А. Т. Твардовского с целью выявления идейно-эстетической системы, сюжетно-композиционной структуры повествования, характеристики пространственно-временных координат. Предложенный анализ свидетельствует, во-первых, о структурно-жанровом и тематическом своеобразии данных нехудожественных текстов, являющихся одной из основных форм «малой прозы», во-вторых, об очевидной схожести и зачастую полной идентичности взглядов А. Т. Твардовского и А. В. Жигулина по ключевым вопросам литературной и общественной жизни, несмотря на существенную разницу в возрасте, отличия в биографическом и творческом опыте. По мнению автора, дневник А. В. Жигулина и «Рабочие тетради» 1960-х годов А. Т. Твардовского объективно и всесторонне отражают литературный процесс и отношение демократической части советской интеллигенции к событиям, которые происходили в нашей стране в эпоху «оттепели» и ранний период «застоя». Делается вывод о целесообразности подготовки научного издания дневника А. В. Жигулина с соответствующими комментариями специалистов.

Ключевые слова: Жигулин, Твардовский, дневники, рабочие тетради, жанровые и тематические особенности, журнал «Новый мир», «оттепель», эпоха «застоя», история отечественной литературы.

V. V. Kolobov

The Diary of A. V. Zhigulin and «Workbooks» A. T. Tvardovsky 1960-ies: the Genre and Thematic Features

For the first time examines the diary entries of a prominent poet, novelist second half of the twentieth century, a former prisoner of Stalin's camps Anatoly Vladimirovich Zhigulin (1930-2000), relating to the history of the legendary in the years of the «thaw» of the magazine «New world» and its editor-in-chief of A. T. Tvardovsky (1910-1971). Defined structural-genre and thematic features of the narrative (their own creativity, the literary process in General, the events in the country and world, private and family life).

КОЛОБОВ Владимир Васильевич - к. филол. н., преп. каф. связей с общественностью ВГУ (Воронеж, Россия).

E-mail: vvkolobov2015@yandex.ru

KOLOBOV Vladimir Vasilievich - Candidate Philological Sciences, Lecturer, Department of Public Relations, Voronezh state University.

Highlights the unique nature, cultural and historical value of the diary entries of A. V. Zhigulina, allowing you to discover new, previously unknown pages of the life and work of the poet, to make additional touches to the history of Russian literature of the post-Stalin era. Of special scientific interest is a parallel study and comparison of journal of A. V. Zhigulin, and «workbooks» in 1960-ies A. T. Tvardovsky to identify the ideological and aesthetic system, plot and compositional structure of the narrative, the characteristics of the space-time coordinates. The proposed analysis suggests, first, about the structure and genre and thematic originality of the data non-fiction texts, which is one of the main forms of «small prose», and, secondly, on the obvious similarity, and often a complete identity of views of A. T. Tvardovsky and A. V. Zhigulina on key issues in literary and public life, despite a significant difference in age, differences in the biographical and creative experience. According to the author, the diary of A. V. Zhigulin, and «workbooks» in 1960-ies of the A. T. Twardowski objectively and comprehensively reflect the literary process and the attitude of the democratic part of the Soviet intelligentsia to the events that occurred in our country in the era of «thaw» and the early period of «stagnation». The conclusion is made on expediency of preparation of the scientific edition of the diary of A. V. Zhigulina with relevant experts.

Keywords: Zhigulin, Twardowski, diaries, workbooks, the genre and thematic features, the magazine «New world», the thaw, the era of stagnation, history of Russian literature.

Введение

Дневник писателя является одной из разновидностей нехудожественного текста, уникальным публицистическим и историческим документом эпохи, представляющим большой интерес как для широкого круга читателей, так и для исследователей мировой и отечественной литературы.

В отличие от художественного произведения, где основу текста составляет вымышленная действительность, дневник писателя отражает реальные события и факты, конкретные этапы и эпизоды биографии, дает богатейшее представление о развитии личности автора, его социально-политических, философских и эстетических взглядах, гражданской позиции. То есть, по определению М. М. Бахтина, представляет собой одну из основных форм хронотопа - изображение (отражение) времени и пространства в художественном произведении в их единстве, взаимосвязи и взаимовлиянии [1].

Очень важным обстоятельством является то, что события и факты в дневнике описываются не беспристрастным хронистом, а профессиональным писателем, мастером слова, активным участником литературного процесса, авторитетным деятелем культуры, к мнению которого прислушиваются современники.

Как заметил М. Ю. Лермонтов: «...история души человеческой <...> едва ли не любопытнее и не полезнее истории целого народа, особенно когда она - следствие наблюдений ума зрелого над самим собою и когда она писана без тщеславного желания возбудить участие или удивление» (предисловие к «Журналу Печорина») [2, с. 339].

По мнению О. Г. Егорова, дневники писателей и классическая проза подчиняются одним и тем же внутренним законам: их главной отличительной особенностью, скрепляющей разнородный материал, являются «стройная и отчетливо выраженная мировоззренческая позиция писателя», «единство стиля и личность автора» [3, с. 271].

Все вышесказанное в полной мере относится к «Рабочим тетрадям» 1960-х годов А. Т. Твардовского и неопубликованному пока дневнику А. В. Жигулина.

Цель настоящей работы - на основе сопоставительного анализа указанных текстов определить их структурно-жанровые и тематические особенности, проанализировать философские и художественно-эстетические взгляды авторов по ключевым вопросам политической, духовной и культурной жизни.

«Рабочие тетради» и «Новомирский дневник» А. Т. Твардовского

Как известно, А. Т. Твардовский вел свои «Рабочие тетради» более 40 лет (1926-1971). Сам автор и в шутку, и всерьез именовал написанное по-разному: дневник, автобиографические,

самовоспитательные и покаянные записи, записи из жизни, попутные замыслы, дневниковое хозяйство, россыпь, очерки, рассказцы, очеркишки, крохи, заметки, миниатюры, наброски, карандашные клочки, летопись, хроника, копии «исторических писем» в высокие адреса, природа-погода, приусадебный участок и т. д. Но главным названием уникального труда писателя все же стали «рабочие тетради».

При жизни Твардовского вышли в свет его книги «Родина и чужбина (Страницы записной книжки)», «С Карельского перешейка (Из фронтовой тетради)» (1969). После смерти поэта его вдовой М. И. Твардовской, а затем дочерьми В. А. и О. А. Твардовскими были подготовлены к печати публикации «Из старых дневников» (1926-1932), «Муравские тетради» 1933-1935 годов (записи периода создания поэмы «Страна Муравия»), «Из рабочих тетрадей (1953-1960)», «Рабочие тетради 60-х годов», «Я в свою ходил атаку...» (Дневники. Письма. 1941-1945)».

Знаковым событием в литературной жизни современной России стал выход в свет «Новомирского дневника» А. Т. Твардовского, запечатлевшего основные события жизни и творчества поэта, его редакторство и «мытарства», связанные с выпуском легендарного жур -нала, хронику политической и общественной жизни, философские размышления и наброски новых произведений [4].

Как сказано в аннотации к книге, Твардовский открыл читателю десятки имен талантливых писателей и публицистов, несмотря на яростное сопротивление властей и литературных чиновников. В дневнике немало предельно откровенных записей о непростых отношениях автора с А. И. Солженицыным, о дружбе с М. В. Исаковским, С. Я. Маршаком, И. С. Соколо-вым-Микитовым, К. М. Симоновым, В. С. Гроссманом, В. П. Некрасовым, Г. Я. Баклановым, В. В. Овечкиным, Г. Н. Троепольским.

Основой «Новомирского дневника» стали «Рабочие тетради» А. Т. Твардовского, публиковавшиеся в конце 1980-х и начале 2000-х годов в журнале «Знамя» [5].

Почему же дневники, где главным является рассказ о работе А. Т. Твардовского в журнале «Новый мир», печатались в «Знамени»? «Этот вопрос знакомых и незнакомых нам читателей сопровождал уже подготовку к печати рабочих тетрадей нашего отца и не отпал до сих пор, - отмечали В. А. и О. А. Твардовские. - Ответ на него достаточно прост. Редакция нынешнего «Нового мира» никогда не проявляла интереса к наследию Твардовского. Журнал, выходящий под той же обложкой, что и при Твардовском, открыто заявил о разрыве с традициями старого «Нового мира». «Знамя» одним из первых предложило страницы своего журнала для публикации дневников Твардовского. Мы сочли, что «Знамя» - журнал серьезный, интересный, наиболее в наши дни читаемый, - вполне достойное место для этого» [6, с. 205].

По мнению Т. А. Снигиревой, литературная рефлексия, «прошивающая» «Рабочие тетради», является одной из важнейших внутренних скреп двух основных ее сюжетов - книги о «Новом мире» (судьба редактора) и книги «Пан Твардовский» (судьба поэта). Анализируя рабочие тетради, автор выделяет две группы сложной системы жанровых составляющих:

1. Жанры, оформляющие прозу поэта «о другом», где через «чужое» осуществляется познание «своего». Прежде всего, это статьи, развернутые замечания/размышления и обширные цитаты, сопровождаемые комментариями.

2. Жанры, связанные со стратегией и тактикой главного редактора оппозиционного журнала: литературная реплика, литературная рецензия, письма, в том числе «исторические» в вышестоящие инстанции или «собратьям по перу» [7, с. 55].

Понятие-образ «тетрадь», «тетрадка», «тетрадочка» - один из самых любимых А. Т. Твардовским - часто упоминается в его поэтических произведениях, например, в «Книге про бойца» («Василий Теркин»):

На войне, под кровлей шаткой, По дорогам, где пришлось, Без отлучки от колес,

В дождь, укрывшись плащ-палаткой,

Иль зубами сняв перчатку

На ветру, в лютой мороз,

Заносил в свою тетрадку

Строки, жившие вразброс [8, т. 2, с. 329].

Опираясь на тексты Твардовского, О. А. Новикова выделяет шесть смысловых значений, вкладываемых им в это необычайно емкое понятие:

1) «Рабочая тетрадь» - в прямом смысле слова, в значении писательского черновика, рукописи (прежде всего, именно так воспринимаются, например, черновые тетради А. С. Пушкина, Ф. М. Достоевского, А. А. Ахматовой, М. И. Цветаевой и др.);

2) в значении «ученическая тетрадь», зафиксированном во многих словарях;

3) в значении коллекции, хобби;

4) в значении «адресата» («внешнего» и «внутреннего»);

5) в значении «памятки» (возможность зафиксировать временной момент, как-то обозначить событие);

6) в значении «сокровища», «капитала», «детища» [9, с. 73-76].

Деятельность «Нового мира» и хроника многолетнего идеологического конфликта журнала с властью, безусловно, являются главными темами (наряду с творческой составляющей) «Рабочих тетрадей» 1960-х годов А. Т. Твардовского.

В июле 1954 г. решением секретариата ЦК КПСС А. Т. Твардовский был смещен с поста главного редактора «Нового мира» за публикацию серии критических статей, отражавших демократические тенденции в журналистике и литературе, и за попытку напечатать в майском номере издания «идейно-порочную и политически вредную» поэму «Теркин на том свете». Спустя девять лет автор сделал в «Рабочих тетрадях» такую запись:

«22.III.63. Москва.

Итак:

1. В 1954 г. я был снят с «Н. м.» за «линию» и «Теркина на том свете». Выбыл из ЦРК и [Верховного Совета] РСФСР.

2. За эти годы, до нынешнего 63 г., я закончил «Дали», был возвращен на должность гл[авного] ред[акто]ра «Н. м.», был делегатом двух последних съездов партии, избран кандидатом в члены ЦК, вторично избран в Верх[овный] Совет РСФСР, отмечен различными знаками, выпустил «Собр[ание] соч[инений]» и т. д. и т. п.

3. Ныне, в 1963 г., в марте, я закончил, вновь написал на +, по кр[айней] мере, «Т[еркина] на т[ом] св[ете]», опубликовал в конце прошлого года «Дениса Ив-ча» (с чего все и пошло), и опять «линия» и немыслимость опубликования «Теркина».

Еще никогда, пожалуй, не было так трудно, однако и ясно на душе: дело плохо, но что же делать» [10, с. 143-144].

В этой записи речь идет об основных творческих и общественных достижениях Твардовского в отмеченный им период, в том числе о публикации неточно названной автором повести Солженицына «Один день Ивана Денисовича», ставшей большим событием в отечественной и мировой литературе.

После смещения Н. С. Хрущева с высших государственных и партийных постов (октябрь 1964 г.) и прихода к власти нового руководства во главе с Л. И. Брежневым журнал и сам Твардовский все чаще стали подвергаться массированным атакам идеологических оппонентов со страниц партийной печати. Положение журнала значительно ухудшилось после подавления «Пражской весны» (август 1968 г.) и отказа Твардовского поставить свою подпись под открытым обращением видных советских писателей к чехословацким коллегам.

Размышляя в мае 1969 г. над очередным предложением партийных и литературных чиновников перейти на освобожденную работу в аппарат Союза писателей СССР, то есть подать в отставку с поста главного редактора журнала «Новый мир», А. Т. Твардовский

пишет в «Рабочих тетрадях»:

«4.У1.69. П[ахра].

<.. .> В сущности, снимали меня года три-четыре, снимали по частям:

И тогда, когда шел бой за С[олженицы]на на Лен[инском] ком[ите]те, откуда меня после этого вычеркнули;

И когда снимали плучековский спектакль;

И когда выводили из кандидатов, депутатов и т. д.;

И когда снимали Дем[ентьева] и Закса, а я лишь удержался не подать заявление, кот[орое] было уже написано.

И т[ак] д[алее], и т[ак] д[алее] - стоит перелистать тетради за эти годы.

Сил нет все переворачивать и выстраивать в ряд, но все как на ладони.» [11, с. 151-152].

Таким образом, анализ «Рабочих тетрадей» 1960-х годов А. Т. Твардовского позволяет уточнить отдельные факты его жизненной и творческой биографии, более глубоко изучить вопрос о гражданской и художественной позиции писателя; определить структурно-жанровые и тематические особенности повествования, дать характеристику пространственно-временным связям в указанный период.

Дневник А. В. Жигулина как документ эпохи

Судьбу А. В. Жигулина (1930-2000) с полным основанием можно назвать счастливой и одновременно драматичной.

Он родился 1 января 1930 г. в г. Воронеже в семье служащих. Стихи начал писать в подростковом возрасте. Первые публикации старшеклассника Анатолия Жигулина появились в воронежской прессе весной 1949 г. Дальнейшая творческая деятельность была прервана по независящим от начинающего поэта причинам.

В сентябре 1949 г. студент первого курса Воронежского лесотехнического института А. Жигулин был арестован как «враг народа» за участие в создании и деятельности подпольной антисталинской организации Коммунистическая партия молодежи (КПМ). 24 июня 1950 г. Особым совещанием при МГБ СССР (внесудебный орган, имевший полномочия рассматривать уголовные дела по обвинениям в «общественно опасных преступлениях») был приговорен к десяти годам заключения в исправительно-трудовых учреждениях. Наказание отбывал в лагерях и тюрьмах в Сибири и на Колыме. После смерти Сталина был освобожден по амнистии. Спустя два года полностью реабилитирован.

Пройдя тюрьмы и лагеря, перенеся тяжелейшие испытания, чудом выжив на урановых рудниках, А. В. Жигулин сумел сохранить человеческое достоинство, талант, веру в добро и справедливость, реализовать юношеские мечты в творчестве. «Сибирско-колымская одиссея» стала главной темой его стихов и прозаических произведений [12].

Большую роль в судьбе Жигулина сыграл А. Т. Твардовский. 4 ноября 1961 г. состоялась их первая встреча, положившая начало плодотворному многолетнему сотрудничеству. В январском номере «Нового мира» за 1962 г. была напечатана подборка стихотворений Жигулина, отобранных к печати лично Твардовским [13]. В марте 1962 г. А. В. Жигулин был принят в Союз писателей СССР. В 1963 г. вышел в свет его первый «московский» сборник стихов - «Рельсы», который собрал множество положительных отзывов критики. В том же году Жигулин поступает на Высшие литературные курсы Союза писателей СССР и переезжает на постоянное место жительства в Москву.

Материалы личного архива А. В. Жигулина [14], поступившие в соответствии с волей вдовы писателя И. В. Жигулиной в 2011-2013 гг. на постоянное хранение в Воронежский литературный музей им. И. С. Никитина, открывают новые, ранее неизвестные страницы жизни и творчества поэта, вносят дополнительные штрихи в историю отечественной литературы.

Эпистолярное наследие А. В. Жигулина, которое только сейчас становится доступным исследователям его творчества, поражает глубиной, уникальностью и объемом эмпириче-

ского материала. Это сотни дневниковых тетрадей, имеющих сквозную авторскую нумерацию, тысячи читательских писем, копии писем поэта различным адресатам.

Безусловно, самый значимый и интересный «экспонат» писательского архива - это дневник А. В. Жигулина, который он вел на протяжении почти половины века (1954-2000) [15].

«Писать в небольших записных книжках Анатолий начал с 1954 г., когда его привезли с Колымы в один из воронежских лагерей в связи с пересмотром дела молодежной антисталинской организации, - вспоминала И. В. Жигулина, вдова поэта. - Первые две записные книжки (№1 и №2) написаны карандашом. Первая книжка почти вся посвящена поэзии. Он восстанавливает первые строчки стихов, написанных в тюрьме во время долгого следствия 1949-1950 гг., в лагере (без объяснения, что это за строчки). Тексты из осторожности не записывались. Он жадно пытается писать новые стихи, делает вольные переводы из Горация, размышляет о поэзии, о жизни, но ни слова - о лагерном прошлом...

...Записная книжка № 2 - как пульсирующее обнаженное сердце. Он уже откровенно пишет о своих мучительных ощущениях, сомнениях. Делает записи о Колыме, о военном детстве. 21 июля начспецчасти сообщает, что завтра - освобождение. 22 июля Жигулин с двумя товарищами вышел за ворота лагеря - закончился еще один тяжкий отрезок жизни. Закончена записная книжка № 2» [16].

А вот как рассказывает об этом сам А. В. Жигулин:

«7 апреля 1969 года, понедельник.

Нынче исполнилось 15 лет моему дневнику. Начал я его еще в заключении. Правда, к сожалению, не в Сибири и не на Колыме, а в Воронеже, куда меня (да и нас всех) привезли на переследствие. В родном городе, за высокой кирпичной стеной 020-й колонии, которая примыкает к знаменитой воронежской городской тюрьме, и начал я эти записи, этот дневник. А в сибирских и колымских лагерях любые записи строго были запрещены. Местный воронежский лагерь после Колымы казался раем: ни номеров нет на спинах; ни злых собак, ни лютых конвоиров. Почти воля. Тем более, что видны были трамваи, бегущие по мосту у Заставы. Мы ждали нового решения по нашему делу. Две первые дневниковые книжки содержат очень осторожные, туманные записи. Ведь и на 020-й дневники тоже были запрещены. Существовала особая статья в УК РСФСР, предусматривающая наказание за разглашение сведений о местах заключения. Но я все-таки начал тайно вести дневник. Он уцелел только потому, что в день освобождения, 22 июля 1954 года, нас перед выходом за ворота обыскали формально, на скорую руку.» (Дн. № 110, с. 154-155).

По свидетельству современников, А. В. Жигулин и в жизни, и в творчестве был очень аккуратным, можно даже сказать, педантичным человеком. Это его качество проявилось и в процессе ведения дневника. На титульном листе каждой тетради или блокнота каллиграфическим почерком автора сделана надпись: «Дневниковая книжка номер. Начата. Окончена. Принадлежит поэту, члену Союза писателей СССР. В случае нахождения утерянной книжки-тетради просьба сообщить, возвратить. Дом. Телефон. Адрес.»

Литературный критик Ал. Горловский рассказал о том, как однажды он попросил поэта подарить ему черновик какого-нибудь стихотворения. А. В. Жигулин распахнул дверцы книжного шкафа, стоящего за его спиной, и критик увидел плотно прижатые одна к другой тетради и записные книжки.

«Не десятки - сотни штук, - вспоминал Ал. Горловский. - Последняя имела порядковый номер, кажется, 516. В этих тетрадях и были черновики Жигулина, черновики, в которых отразился весь процесс работы над стихотворением... И стала понятной цена той кажущейся легкости и простоты жигулинских стихов, когда каждое стихотворение словно бы написалось или вылилось сразу» [17].

Жанровая организация дневника А. В. Жигулина включает в себя элементы литературной, общественной, политической хроники, философского осмысления событий, исповеди, творческой лаборатории. Основными темами дневника А. В. Жигулина являются собственное творчество (от замысла поэтических или прозаических произведений до их

практического воплощения), литературный процесс в целом, общественно-политические, социальные и культурные события в стране и мире, личная (семейная) жизнь.

В дневнике А. В. Жигулин чаще всего выступает в роли субъекта и объекта повествования одновременно, записывая по свежим следам свои наблюдения и впечатления. В тех случаях, когда он не мог быть в центре того или иного события в силу его пространственной или временной удаленности, он использует метод реконструкции.

Вот лишь несколько записей, свидетельствующих о том, какое значение автор придавал своему дневнику.

«11 апреля 1965 года, воскресенье.

<...> Решил продолжить дневник, чтобы как можно больше сохранить жизненного материала, который так нелепо и быстро утекает, как вода между пальцами. Я не ценил его. А ведь все это очень нужно для работы, все-все, буквально вся жизнь! Надо внимательнее наблюдать жизнь и людей, и записывать все, ежедневно, неутомимо» (Дн. № 90, с. 4-5).

«29 мая 1967 года, понедельник.

Эту новую записную книжку-дневник начинаю утром сего дня в вагоне метро. Еду на работу, опаздываю. В последние дни снова решил перейти к дневниковым книжкам малого формата. Они удобнее, чем большие тетради - можно носить с собою, можно писать, как сейчас, в метро, не тратя драгоценного времени. <...> Большие и малые дневниковые книжки будут идти, как и раньше, параллельно. Авось историки разберутся в хронологии, хотя, впрочем, вряд ли это понадобится. Если буду жить до 90 лет, как Эренбург, сотни этих книжек (я прибавляю сюда лагерные записи, рабочие тетради, словари «фени» и прочее), конечно, пригодятся» (Дн. № 100, с. 1-2).

Приведем далеко не полный перечень событий, фактов, фамилий известных политиков и деятелей культуры, упоминаемых в дневнике А. В. Жигулина во второй половине 1950-х гг. и в 1960-е гг.: - смерть Сталина, ХХ и XXII съезды КПСС, «оттепель», кампания по освоению целины, полет Ю. А. Гагарина в космос, война во Вьетнаме с участием США и их союзников (1965-1975), «Пражская весна» (1968); забастовка рабочих в г. Новочеркасске Ростовской области 1-2 июня 1962 г., Лаврентий Берия, Никита Хрущев, Вячеслав Молотов, Леонид Брежнев, Михаил Суслов, знакомство с выпускницей филологического факультета ВГУ Ириной Викторовной Неустроевой, которая стала женой, надежной помощницей и музой поэта, рождение сына (1964), поездки к родителям в Воронеж, выход в свет книг «Огни моего города» (1959), «Костер-человек» (1961), «Рельсы» (1963), «Память» (1964), «Полярные цветы» (1966), «Поле боя» (1968), «Прозрачные дни» (1970) и т. д.

Одной из основных тем дневника А. В. Жигулина 1960-х годов является деятельность журнала «Новый мир» и его главного редактора А. Т. Твардовского.

А. В. Жигулин был одним из постоянных авторов «Нового мира», он полностью разделял и горячо поддерживал творческую и идеологическую линию журнала, ставшего в эпоху «оттепели» своеобразным мостом между интеллигенцией и властью, оплотом демократических сил в литературе.

Кроме этого А. Т. Твардовский, как и А. С. Пушкин, Н. А. Некрасов, С. А. Есенин, И. А. Бунин, был любимым поэтом А. В. Жигулина, оказавшим мощнейшее влияние на его творчество.

Например, 2 апреля 1963 года А. В. Жигулин отмечал: «.При всех ошибках «Новый мир» сейчас - единственный настоящий журнал. Лет через 50 наши внуки в школе будут по учебникам изучать роль нынешнего «Нового мира» в создании советской литературы, как сейчас дети изучают в школах роль «Современника» (Дн. № 80, с. 77-78).

Незадолго до ухода из жизни автора «Василия Теркина» А. В. Жигулин написал в дневнике: «Общественно-гражданская деятельность Твардовского и его поэзия в истории русской литературы сопоставимы только с жизнью и творчеством Н. А. Некрасова» (Дн. № 118-а, с. 5).

По мнению А. В. Жигулина, подвижническая деятельность Твардовского, бескомпромисс-

ная позиция руководимого им журнала во многом способствовали духовно-нравственному пробуждению общества и представляли собой одну из ярких страниц истории отечественной журналистики и литературы послесталинской эпохи.

В 1972-1974 гг. А. В. Жигулин работал в редакции журнала «Дружба народов» в должности члена редколлегии, заведующего отделом поэзии (его предшественниками на этом посту были Я. Смеляков и М. Луконин). В числе его добрых дел в новой и не совсем привычной для него должности - публикация подборки писем А. Т. Твардовского в пятом, майском, номере журнала за 1973 год. Эта история также нашла отражение в дневнике А. В. Жигулина.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Заключение

Проведенный анализ позволяет сделать следующие выводы.

1. Дневник А. В. Жигулина и «Рабочие тетради» 1960-х годов А. Т. Твардовского являются уникальными литературно-историческими текстами второй половины ХХ века, отражающими эпоху во всем ее многообразии, противоречии и единстве. Мемуарно-документальная ценность, автобиографизм и художественные достоинства данных источников позволяют говорить о продолжении и углублении авторами традиций, заложенных классиками русской литературы В. А. Жуковским, А. С. Пушкиным, Ф. М. Достоевским, Л. Н. Толстым, Н. А. Добролюбовым, А. И. Герценом, Н. Г. Чернышевским, А. А. Блоком, И. А. Буниным, А. М. Горьким, К. И. Чуковским, Б. Л. Пастернаком, А. И. Солженицыным.

2. жанровая и тематическая специфичность «Рабочих тетрадей» 1960-х гг. А. Т. Твардовского и дневника А. В. Жигулина обусловлена, во-первых, характером и особенностями пространственно-временных координат повествования, историческими и общественно-политическими условиями эпохи, и, во-вторых, стремлением авторов более глубоко и объективно, предельно искренне и откровенно отразить наиболее важные, с их точки зрения, события в стране и мире, литературный процесс в целом, творческие идеи и замыслы, философские размышления и т. д.

3. Обращают на себя внимание очевидная близость и зачастую полная идентичность взглядов А. Т. Твардовского и А. В. Жигулина по ключевым вопросам литературной и общественной жизни, несмотря на существенную разницу в возрасте, отличия в биографическом и творческом опыте.

4. Учитывая масштаб личности и таланта А. В. Жигулина, его большой вклад в отечественную культуру, представляется целесообразным уже сегодня начать подготовку научного издания его писательского дневника. Имея в виду солидный объем и специфические особенности архивного материала, совершенно ясно, что эта работа может занять не один год.

Реализация сложного и перспективного проекта в преддверии приближающегося 100-летия со дня рождения А. В. Жигулина, на наш взгляд, может стать крупнейшим событием не только в литературоведении, но и в духовно-культурной жизни современной России.

Л и т е р а т у р а

1. Бахтин М. М. Формы времени и хронотопа в романе. Очерки по исторической поэтике // Вопросы литературы и эстетики. - М., 1975. - С. 234-405.

2. Лермонтов М. Ю. Собр. соч.: В 4 т. Т. 4. Проза. Письма. - М-Л., 1962. - 826 с.

3. Егоров О. Г. Дневники русских писателей XIX века. - М.: Флинта: Наука, 2002. - 288 с.

4. Твардовский А. Т. Новомирский дневник: в 2 т. - М.: ПРОЗАиК, 2009. - Т. 1. - 656 с; T. 2. - 640 с.

5. Твардовский А. Т. Из рабочих тетрадей (1953-1960): Публ. и прим. М. И. Твардовской // Знамя, 1989. - № 7, 8, 9; Рабочие тетради 60-х годов: Вступ. ст. Ю. Г. Буртина; публ. В. А. и О. А. Твардовских // Знамя, 2000. - № 6, 7, 9, 11, 12; 2001. - № 12; 2002. - № 2, 4, 5, 9, 10; 2003. - № 8, 9, 10; 2004. -№ 4, 5, 9, 10, 11; 2005. - № 9, 10.

6. Твардовская В., Твардовская О. Говорят лауреаты «Знамени»: конференц-зал // Знамя. - 2001. -M 3. - С. 201-206.

7. Снигирева Т. А. Литературная рефлексия в «Новомирском дневнике» А. Твардовского // Известия Смоленского государственного университета. - 2015. - M 3 (31). - С. 53-62.

8. Твардовский А. Т. Собр. соч. В 6 т. / под общ. ред. Ю. Г. Буртина. - M.: Худож. лит., 1976-1983.

9. Новикова О. А. «Была тетрадь - и стала книга.»: жанровое своеобразие автобиографической прозы А. Т. Твардовского // Известия Смоленского государственного университета. - 2015. - M 4 (32).

- С. 69-80.

10. Твардовский А. Рабочие тетради 60-х годов // Знамя. - 2000. - 9. - С. 139-190.

11. Твардовский А. Рабочие тетради 60-х годов // Знамя. - 2004. - M 5. - С. 138-167.

12. Колобов В. В. Жигулинский век: Документальная повесть. - Воронеж: Издательско-полиграфи-ческий центр ВГУ, 2011. - 328 с.

13. Жигулин А. Флажки. Ночная смена. Земля // Новый мир. - 1962. - M 1. - С. 78-79.

14. Фонд А. В. Жигулина // Воронежский областной литературный музей им. И. С. Никитина.

15. Колобов В. В. Читая дневники поэта. (А. В. Жигулин о времени и о себе). - Тамбов: ООО «Тамбовский полиграфический союз», 2016. - 320 с.

16. Жигулина И. «Золотое злое время, я любил тебя всегда.» // Литературная газета. - 2000. -31 декабря.

17. Горловский Ал. Поэзии горящая свеча // Вопросы литературы. - 1983. - M 12.

R e f e r e n c e s

1. Bahtin M. M. Formy vremeni i hronotopa v romane. Ocherki po istoricheskoj pojetike // Voprosy litera-tury i jestetiki. - M., 1975. - S. 234-405.

2. Lermontov M. Ju. Sobr. soch.: V 4 t. T. 4. Proza. Pis'ma. - M-L., 1962. - 826 s.

3. Egorov O. G. Dnevniki russkih picatelej XIX veka. - M.: Flinta: Nauka, 2002. - 288 s.

4. Tvardovskij A. T. Novomirskij dnevnik: v 2 t. - M.: PROZAiK, 2009. - T. 1. - 656 s; T. 2. - 640 s.

5. Tvardovskij A. T. Iz rabochih tetradej (1953-1960): Publ. i prim. M. I. Tvardovskoj // Znamja, 1989.

- M 7, 8, 9; Rabochie tetradi 60-h godov: Vstup. st. Ju. G. Burtina; publ. V. A. i O. A. Tvardovskih // Znamja, 2000. - M 6, 7, 9, 11, 12; 2001. - M 12; 2002. - M 2, 4, 5, 9, 10; 2003. - M 8, 9, 10; 2004. - M 4, 5, 9, 10, 11; 2005. - M 9, 10.

6. Tvardovskaja V., Tvardovskaja O. Govorjat laureaty «Znameni»: konferenc-zal // Znamja. - 2001. -tf° 3. - S. 201-206.

7. Snigirjova T. A. Literaturnaja refleksija v "Novomirskom dnevnike" A. Tvardovskogo // Izvestija Smo-lenskogo gosudarstvennogo universiteta. - 2015. - M 3 (31). - S. 53-62.

8. Tvardovskij A. T. Sobr. soch. V 6 t. / pod obshh. red. Ju. G. Burtina. - M.: Hudozh. lit., 1976-1983.

9. Novikova O. A. "Byla tetrad' - i stala kniga.": zhanrovoe svoeobrazie avtobiograficheskoj prozy A. T. Tvardovskogo // Izvestija Smolenskogo gosudarstvennogo universiteta. - 2015. - M 4 (32). - S. 69-80.

10. Tvardovskij A. Rabochie tetradi 60-h godov // Znamja. - 2000. - 9. - S. 139-190.

11. Tvardovskij A. Rabochie tetradi 60-h godov // Znamja. - 2004. - M 5. - S. 138-167.

12. Kolobov V. V. Zhigulinskij vek: Dokumental'naja povest'. - Voronezh: Izdatel'sko-poligraficheskij centr VGU, 2011. - 328 s.

13. Zhigulin A. Flazhki. Nochnaja smena. Zemlja // Novyj mir. - 1962. - M 1. - S. 78-79.

14. Fond A. V. Zhigulina // Voronezhskij oblastnoj literaturnyj muzej im. I. S. Nikitina.

15. Kolobov V. V. Chitaja dnevniki pojeta. (A. V. Zhigulin o vremeni i o sebe). - Tambov: OOO "Tam-bovskij poligraficheskij sojuz", 2016. - 320 s.

16. Zhigulina I. "Zolotoe zloe vremja, ja ljubil tebja vsegda." // Literaturnaja gazeta. - 2000. - 31 dekabrja.

17. Gorlovskij Al. Pojezii gorjashhaja svecha // Voprosy literatury. - 1983. - M 12.

^■MSMSr

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.