Научная статья на тему 'Динамика феногенотипических свойств вируса клещевого энцефалита при моделировании трансмиссии от иксодовых клещей диким грызунам'

Динамика феногенотипических свойств вируса клещевого энцефалита при моделировании трансмиссии от иксодовых клещей диким грызунам Текст научной статьи по специальности «Биология»

CC BY
14
3
Поделиться
Ключевые слова
ВИРУС КЛЕЩЕВОГО ЭНЦЕФАЛИТА / TICK-BORNE ENCEPHALITIS VIRUS / ГЕНОТИПЫ / GENOTYPES / МОЛЕКУЛЯРНОЕ ТИПИРОВАНИЕ / MOLECULAR TYPING / ОБРАТНАЯ ТРАНСКРИПЦИЯ С ПЦР В РЕАЛЬНОМ ВРЕМЕНИ / REVERSE TRANSCRIPTION / СЕКВЕНИРОВАНИЕ / SEQUENCING / БИОПРОБА НА МЫШАХ / BIOASSAY IN MICE / РЕАКЦИИ ГЕМАГГЛЮТИНАЦИИ И БИОЛОГИЧЕСКОЙ НЕЙТРАЛИЗАЦИИ / THE HAEMAGGLUTININ AND BIOLOGICAL NEUTRALIZATION / REALTIME PCR

Аннотация научной статьи по биологии, автор научной работы — Чичерина Галина Сергеевна, Бахвалова Валентина Николаевна, Потапова Ольга Федоровна, Панов Виктор Васильевич, Малькова Марина Георгиевна, Морозова Ольга Владимировна

Авторы приводят данные о перестройке квазивида вируса клещевого энцефалита (ВКЭ)Таким образом, перестройки квазивида ВКЭ при трансмиссии от иксодовых клещей к диким грызунам, которые включали увеличение доли Сибирского генотипа и снижение смешанных форм инфекции в период персистенции. Высокие частоты детекции РНК ВКЭ через 2-120 суток после экспериментального заражения у красных полёвок соответствовали стабильно высоким частотам спонтанного вирусоносительства. Снижение уровней детекции РНК на протяжении экспериментальной инфекции у полевых мышей совпадало с относительно низкими частотами спонтанного вирусоносительства.

Похожие темы научных работ по биологии , автор научной работы — Чичерина Галина Сергеевна, Бахвалова Валентина Николаевна, Потапова Ольга Федоровна, Панов Виктор Васильевич, Малькова Марина Георгиевна, Морозова Ольга Владимировна,

DYNAMICS OF PHENOGENOTIPICAL PROPERTIES OF ENCEPHALITIS VIRUS IN MODELING OF TRANSMISSION FROM IXODIDS TO WILD RODENTS

The authors present data on the restructuring of encephalitis virus quasispecies (TBE). Thus, the adjustment of TBE quasispecies during the transmission from ticks to wild rodents include an increase in the proportion of Siberian genotype and decrease in the proportion of mixed infection forms during persistence. High frequency of detection of TBE RNA after 2-120 days after experimental infection in red voles matched consistently high frequencies of spontaneous virus infection. Lower frequency of detection of RNA for experimental infection in field mice coincided with a relatively low frequency of spontaneous virus infection.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Динамика феногенотипических свойств вируса клещевого энцефалита при моделировании трансмиссии от иксодовых клещей диким грызунам»

УДК 616.98:578.833.26:577.21+595.42+599.32

ДИНАМИКА ФЕНОГЕНОТИПИЧЕСКИХ СВОЙСТВ ВИРУСА КЛЕЩЕВОГО ЭНЦЕФАЛИТА ПРИ МОДЕЛИРОВАНИИ ТРАНСМИССИИ ОТ ИКСОДОВЫХ КЛЕЩЕЙ ДИКИМ ГРЫЗУНАМ

Г.С. Чичерина1, В.Н. Бахвалова1, О.Ф. Потапова1, В.В. Панов1, М.Г. Малькова3, О.В. Морозова2 :ФГБУН Институт систематики и экологии животных Сибирского Отделения РАН Россия, 630091, Новосибирск, Россия, ул.Фрунзе, 11; office@eco.nsc.ru 2Федеральный центр эпидемиологии и микробиологии Минздрава РФ Россия, 111123, г. Москва, ул. Новогиреевская, дом 3а; телефон: (495) 105-05-43; info@pcr.ru 3ФБУН «Омский НИИ природно-очаговых инфекций» Роспотребнадзора. Россия, 644080, г. Омск, просп. Мира, 7; mail@oniipi.org

Авторы приводят данные о перестройке квазивида вируса клещевого энцефалита (ВКЭ)

Таким образом, перестройки квазивида ВКЭ при трансмиссии от иксодовых клещей к диким грызунам, которые включали увеличение доли Сибирского генотипа и снижение смешанных форм инфекции в период персистенции. Высокие частоты детекции РНК ВКЭ через 2-120 суток после экспериментального заражения у красных полёвок соответствовали стабильно высоким частотам спонтанного вирусоносительства. Снижение уровней детекции РНК на протяжении экспериментальной инфекции у полевых мышей совпадало с относительно низкими частотами спонтанного вирусоносительства.

Ключевые слова: вирус клещевого энцефалита, генотипы, молекулярное типирование, обратная транскрипция с ПЦР в реальном времени, секвенирование, биопроба на мышах, реакции гемаг-глютинации и биологической нейтрализации.

DYNAMICS OF PHENOGENOTIPICAL PROPERTIES OF ENCEPHALITIS VIRUS IN MODELING OF TRANSMISSION FROM IXODIDS TO WILD RODENTS

G.S. Chicherin1, V.N. Bahvalova1, O.F. Potapov1, V.V. Panov1, M.G. Malkova3, O.V. Morozova2 TSBSI "Institute of Systematics and Ecology of Animals, Siberian Branch of the Russian Academy of Sciences 2Federal Centre for Epidemiology and Microbiology, Ministry of Public Health, 3FBSI "Omsk Research Institute of natural focal infections" of Rospotrebnadzor.

The authors present data on the restructuring of encephalitis virus quasispecies (TBE). Thus, the adjustment of TBE quasispecies during the transmission from ticks to wild rodents include an increase in the proportion of Siberian genotype and decrease in the proportion of mixed infection forms during persistence. High frequency of detection of TBE RNA after 2-120 days after experimental infection in red voles matched consistently high frequencies of spontaneous virus infection. Lower frequency of detection of RNA for experimental infection in field mice coincided with a relatively low frequency of spontaneous virus infection.

Keywords: tick-borne encephalitis virus, genotypes, molecular typing, reverse transcription, realtime PCR, sequencing, bioassay in mice, the haemagglutinin and biological neutralization.

В природных очагах устойчивость паразитарной системы клещевого энцефалита (КЭ), включающей вирус КЭ (ВКЭ), его беспозвоночных и позвоночных резервуарных хозяев, обеспечивается полигостальностью, перестройками вирусного квазивида при адаптациях к позвоночным и беспозвоночным хозяевам [1] и разнообразием

циклов трансмиссии. При этом необходимо совпадение сезонных циклов клещей и их прокорми-телей, способных обеспечивать репликацию ВКЭ в особых иммунокомпетентных клетках кожи [2-4]. Вследствие этого наиболее эпидемически значимыми переносчиками ВКЭ считают Ixodes persulcatus P. Sch., 1930 и Ixodes ricinus L., 1758.

В последние годы в городских и пригородных биотопах Новосибирской и Томской областей эпидемическое значение приобретает также Ixodes pavlovskyi Pomerantsev, 1946 [5-7]. Активно прокармливают личинок и нимф иксодовых клещей и являются резервуарными хозяевами ВКЭ на территории Новосибирской области мелкие грызуны - красная полевка Myodes rutilus Pall., красно-серая полевка Myodes rufocanus Sund., полевая мышь Apodemus agrarius Pall., лесная мышовка Sicista betulina Pall. и насекомоядные - обыкновенная бурозубка Sorex araneus L.

ВКЭ является РНК-содержащим квазивидом с необходимыми адаптациями к позвоночным и беспозвоночным хозяевам. На основании иммунотипирования штаммов ВКЭ, молекулярной гибридизации геномных РНК с олигонук-леотидными зондами и филогенетического анализа нуклеотидных последовательностей ВКЭ разделяют на 3 основных типа: дальневосточный (ДВ), сибирский (Сиб) и европейский (Евр) [8-11], принятые в настоящее время Международным Комитетом по Таксономии Вирусов. ДВ тип доминирует на территории Дальнего Востока, Японии, Китая; Сиб тип в настоящее время имеет широкое распространение - на Урале, в Сибири, Центральной Азии и Европейской части России; Евр распространен, в основном, на территории Центральной и Северной Европы (Германия, Австрия, Норвегия, Беларусь и т. д.) [12-14]. Однако на территориях доминирования ДВ типа (Приморский край) из иксодовых клещей методом обратной транскрипции с последующей полимеразной цепной реакцией (ОТ-ПЦР) детектировали варианты Сиб типа ВКЭ [15]. На территории доминирования Сиб типа из проб головного мозга и селезенки мелких млекопитающих, а также из клещей посредствам ОТ-ПЦР в реальном времени (РВ) выявляли ДВ и Евр варианты вируса [6] или только Евр [16]. В зонах симпатрии генетических типов ВКЭ обнаружены микс-штаммы, содержащие в своем геноме фрагменты генов белка Е и NS1 Сиб ДВ, иногда Сиб и Евр генетических типов ВКЭ [6, 17]. Полагают, что циркуляция минорных генетических типов на территории доминирования какого-либо генетического типа ВКЭ обусловлена эволюцией вируса, а появление в природной популяции вируса политиповых вариантов обусловлено мутациями и взаимодействием генетических вариантов вируса между собой [18, 19]. Учитывая квазивидовую природу ВКЭ, представляло интерес исследовать степень стабильности генетического состава ВКЭ при трансмиссиях от беспозвоночных к позвоночным адаптированным резервуарным хозяевам.

Цель работы: анализ соотношений генетических типов ВКЭ у диких мелких грызунов в периоды острой и персистирующей инфекции после их экспериментального заражения клещевыми суспензиями, содержащими ВКЭ сибирского и дальневосточного типов.

Материалы и методы

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Иксодовые клещи и дикие мелкие млекопитающие для исследований ВКЭ. Голодных половозрелых иксодовых клещей и диких мелких грызунов отлавливали на территории антропургического очага КЭ в лесопарке г. Новосибирска (54049' N 83005' Е). Отловы грызунов, определение вида, пола и возраста осуществляли в соответствии со стандартными методами.

Схема эксперимента. Неполовозрелые красные полевки (65 особей) и полевые мыши (54 особи) были отловлены в возрасте 3-4 недели в октябре и освобождены от эктопаразитов. Через 1 месяц после содержания в индивидуальных клетках у животных прижизненно брали кровь для детекции РНК ВКЭ и антител к ВКЭ (фон), затем подкожно вводили по 0,25 мл супернатанта клещевой суспензии, содержащих 2,9 ^ внутри-мозговых LD50 (для мышей 6-8 г) ВКЭ смешанного (Сиб и ДВ) генетического состава. Далее через 2, 4, 8, 16, 30, 60, 90 и 120 суток после заражения отбирали по 4-9 животных для исследований комплексом методов.

Клещевую суспензию для заражения получали посредством смешивания суспензий отдельных имаго иксодовых клещей, каждого из которых промывали 70 % этанолом и физиологическим раствором, затем растирали в отдельных пробирках металлическими пестиками в 200 мкл 0,9 % раствора ЫаС1. Генетический состав и пато-генность для лабораторных мышей ВКЭ в гомоге-натах отдельных клещей характеризовали предварительно, а для полученной смеси проводили контрольное изучение генетического состава ВКЭ и его инфекционного внутримозгового титра для лабораторных мышей с весом 7-8 г.

Детекция ВКЭ. Для детекции ВКЭ из тщательно отмытых физиологическим раствором образцов головного мозга и селезенки, а также из сгустков крови млекопитающих посредством растирания в ступках готовили 10 % суспензии в физиологическом растворе. Для исключения повторного размораживания суспензии клещей, органов и сгустков крови млекопитающих разливали по аликвотам объёмом 50 мкл, для выделения РНК к гомогенатам добавляли 3 объёма 5,5 М раствора гуанидин изотиоцианата, до исследования хранили при - 70°С.

Детекцию ВКЭ в крови и органах проводили с использованием комплекса методов: ОТ-ПЦР

с генотип-специфичными флуоресцентными зондами в реальном времени (ОТ-ПЦР РВ), двухра-ундовой ПЦР с праймерами для гена Е, имму-ноферментного анализа (ИФА) на антиген ВКЭ с использованием набора «ВектоВКЭ-антиген-стрип» (ЗАО «Вектор-Бест», г. Новосибирск) [2123], биопробы на новорожденных лабораторных мышах ICR, качественной реакции биологической нейтрализации (РБН) [24], реакции торможения гемагглютинации (РТГА) [25]. Идентификацию патогенных для лабораторных мышей изолятов ВКЭ осуществляли посредством РБН на мышах, РТГА, а также молекулярного типирова-ния в ОТ-ПЦР-РВ. Во всех тестах в качестве контролей использовали кровь и гомогенаты органов интактных нелинейных лабораторных мышей (НЛМ) ICR.

Статистическое сравнение выборочных долей и абсолютных значений проводили по критерию Стьюдента, принят уровень значимости различий p<0,05. В тексте и таблице для выборочных долей приведены ошибки репрезентативности [26].

Работу с инфекционным ВКЭ и потенциально опасным материалом выполняли в лаборатории, аттестованной для работы с патогенами второй группы опасности для человека Федеральной службой по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека (Лицензия № 77.99.18.001.Л.000032.03.08 от 05.03.2008 г.).

Содержание, кормление, уход за животными и выведение их из эксперимента осуществляли

в соответствии с требованиями «Правил проведения работ с использованием экспериментальных животных» (Приложение к приказу МЗ СССР от 12.08.1977 г. № 755).

Результаты и обсуждение. В качестве модельных были выбраны массовые виды диких грызунов - красная полевка и полевая мышь. Учитывая, что в очаге названные виды часто прокармливают по несколько десятков клещей, моделировали вариант трансмиссии от клещей к млекопитающим смеси генетических типов ВКЭ. При этом доза, генетический состав ВКЭ в клещевой суспензии, которую вводили животным, а также исходный характер вирусоносительства отловленных грызунов анализировали до экспериментального заражения и эти параметры соответствовали часто встречающимся в исследуемом природном очаге.

В фоновых образцах крови красных полевок и полевых мышей, отловленных для эксперимента в очаге, РНК ВКЭ была выявлена в 80,0 ± 5,0 % и 47,1 ± 6,9 % образцов, соответственно (р<0,001). Соотношение генетических типов ВКЭ в пробах крови, содержащих РНК ВКЭ, показано на рис. 2. В крови отловленных грызунов вирусней-трализующие антитела, антигемагглютинины (АГА) к ВКЭ и патогенный для НЛМ вирус не выявлены.

После заражения у животных не отмечали клинических проявлений КЭ в течение всего периода наблюдений. Вируснейтрализующие антитела и АГА к ВКЭ были выявлены в крови всех

Рис. 1. Частота детекции РНК ВКЭ в органах (мозг и селезенка) и крови диких животных в разные сроки после дозированного подкожного заражения вируссодержащей клещевой суспензией

Рис. 2. Перестройки генетического состава ВКЭ в организме диких грызунов в разные периоды после заражения

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

вируссодержащей клещевой суспензией

Красная полевка - кровь

□ Смешанная ОДВ ИСнб

й §

п •

С"

по

2 £ . Л

120

100

60

2 Ф 40

е-К

Ф 20

г о

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Сутки после заражения

Полевая мышь - кровь

□ Смешанная ОДВ ВСнб

■6 &

ЯП

120 100 $0 60 40 20 О

—I "Л \о

Сутки после заражения

Красная полевка - мозг

□Смешанная ОДв

■Сиб

Полевая мышь - мозг

□ Смешанная ОДв ВСиб

£ |

г ^ о СО

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

о Е &

120 100 80 60 40 20 0

£ |

и

3 Л

120 100 Э0 60 40 20 0

2 6 8 16 30 60 90 120 Сутки после заражения

2 4 8 16 30 60 90 120 Су ты I после заражем 1я

120

В

3 100

< й « 80

3 ® 60

40

§ 20

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

с

0

Красная полевка - селезенка

□ Смешанная ПДв ИСнб

Полевая мышь - селезенка

□ Смешанная ПДв ИСнб

и

ни

& 120

3 -. 100

8-л 80

3 л 60

40

| 20

0

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

4 8 16 30 60 90 120 Сутки после заражения

4 6 16 30 60 90 120 Сутки после заражения

зверьков только на 30-120-е сутки после заражения. Средняя геометрическая титра (СГТ) АГА для серопозитивных особей за указанный период составляла у красных полевок 54,0, у полевой мыши - 23,8. Патогенный ВКЭ при внутримозго-вом заражении НЛМ (вес 7-8 г) был обнаружен: у красной полевки в 66,6 ± 5,6 % проб крови и мозга на 2-8-е сутки; у полевой мыши в 15,0 ± 7,4 % проб крови только на 2-е сутки. При этом титры вируса в пробах красной полевки достигали 5,5 ^ LD50, у полевой мыши - менее 2 ^ LD50.

Вирусную РНК в крови и/или органах диких зверьков детектировали во все сроки отбора проб, но часто лишь в одном-двух из образцов, взятых у одной особи. В первые 16 суток частоты детекции РНК ВКЭ в крови у обоих видов не различались и были в основном высокими (за исключением проб крови на 2-е сутки) (рис. 1); в органах, в отличие от крови, РНК ВКЭ выявляли чаще (р<0,01) у красной полевки, чем у полевой мыши. При этом в среднем за период острой инфекции суммарная частота детекции РНК ВКЭ во всех пробах (крови и органов) красной по-

левки и полевой мыши была сходной, составляла 73,9 ± 3,8 % и 66,7 ± 4,6 %, соответственно (см. табл.). В период персистенции (30-120 сутки) по сравнению с периодом острой инфекции суммарная выявляемость вирусной РНК во всех пробах полевой мыши значительно снизилась (р<0,001), составив в среднем 24,4 ± 4,6 %, а у красной полевки статистически не изменилась (см. табл.). Анализ данных с учетом особей, у которых отбирали образцы, показал, что в период острой инфекции РНК ВКЭ обнаруживали хотя бы в одном из образцов у 100 % исследованных особей обоих видов, но в период персистенции частота детекции вирусной РНК составила у красной полевки 82,4 ± 6,6 % особей, у полевой мыши - 56,7 ± 9,2 % (р<0,05).

Генетический состав ВКЭ в образцах, содержащих РНК ВКЭ, изменялся в течение всего периода наблюдений (рисунок 2). Несмотря на то, что животных заражали смесью генетических типов ВКЭ, в период острой инфекции на 2-е сутки после заражения в пробах крови и органов красной полевки и на 2-4 сутки у полевой мыши детектировали только моноинфекцию ДВ типа

ВКЭ. В среднем моноинфекцию ДВ типа в острый период детектировали в 64, 7 ± 4,7 % проб красной полевки и в 66,7 ± 5,6 % полевой мыши, а в отдаленные сроки после заражения незначительно реже (р>0,05) - 55,9 ± 6,1 % и 45,5 ± 10,9 %, соответственно (см. табл.).

Таблица

Частота детекции и соотношение генетических типов

ВКЭ в пробах головного мозга, селезенки и крови у мелких грызунов в период острой и персистентной инфекций после дозированного заражения клещевой

суспензией

Вид животных Период инфекции Частота (%) детекции рнк ВКЭ в пробах доля (%) проб с генетическим типом

дв Сиб Смешанный

Красная полевка Острый 73,9 ± 3,8 64,7 ± 4,7 2,9 ± 1,7 32,4 ± 4,6

Персис-тенция 66,7 ±4,7 55,9 ± 6,1 7,3 ± 3,2 36,8 ± 5,9

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Полевая мышь Острый 66,7 ± 4,6 66,7 ± 5,6 2,7 ± 1,9 30,6 ± 5,5

Персис-тенция 24,4 ± 4,6 45,5 ± 10,9 50,0 ± 10,9*** 4,5 ± 4 5***

Примечание: ***p<0,001

В острый период моноинфекция Сиб типа ВКЭ не была выявлена в пробах головного мозга обоих видов, но в периферических органах (селезенка красной полевки - 4 сутки и кровь полевой мыши - 16 сутки) монотип Сиб был обнаружен, что составило 2,9 ± 1,7 % среди всех проб острого периода у красной полевки и 2,7 ± 3,2 % у полевой мыши. В период персистенции доля проб с моноинфекцией Сиб типа у красной полевки незначительно увеличилась и составила в среднем 7,3 ± 3,2 %, у полевой мыши возросла до 50,0 ± 10,9 % (р<0,001) (см. табл.).

Смешанный тип ВКЭ выявляли в пробах крови обоих видов, начиная с 4-8 суток (рис. 2). Доля данного генетического типа ВКЭ варьировала по срокам отбора проб от 0 до 100 %, составив в среднем в период острой инфекции: у красной полевки 32,4 ± 4,6 %, у полевой мыши 30,6 ± 5,5 %. В период персистенции доля проб со смешанным типом в среднем не изменилась у полевки, составляла 36,8 ± 5,9 %, а у полевой мыши значимо снизилась (р<0,001) до 4,5 ± 4,5 % (см. рис. 2).

Таким образом, экспериментально показано, что генетический состав квазивида ВКЭ в организме естественных, адаптированных к ВКЭ, хозяев - диких грызунов может претерпевать перестройки в зависимости от характера инфекции, а также от видовой принадлежности хозяина. Следует отметить, что исследование крови у одних и тех же особей обоих видов на 2-16 сутки после заражения, показывало значительную индивидуальную изменчивость генетического состава ВКЭ в разные сроки - от Сиб, ДВ монотипов до политипового.

Выводы. 1. В период острой инфекции ВКЭ у диких грызунов частоты детекции РНК ВКЭ в пробах крови и органов у красной полевки (73,9 ± 3,8 %) и полевой мыши (66,7 ± 4,6 %) были сходными.

2. При персистирующей вирусной инфекции от 30 до 120 суток после экспериментального заражения, частота обнаружения РНК ВКЭ у красной полевки оставалась неизменно высокой (66,7 ± 4,6 %), а у полевой мыши снижалась до 24,4 ± 4,6 % (р<0,001).

3. Генетический состав ВКЭ в организме естественных хозяев - диких грызунов не стабилен и зависит как от периода инфекции, так и от видовой принадлежности животных.

4. В период острой инфекции усредненное соотношение долей генетических типов ВКЭ в пробах обоих видов было одинаковым с доминированием монотипа ДВ (более 60 %) и минорным количеством (менее 3 %) монотипа Сиб, доля политиповой инфекции составляла около 30 %.

5. В период персистирующей инфекции по сравнению с острым периодом характер перестроек генетического состава ВКЭ отличался у видов: у красной полевки усредненные за весь период доли генетических типов изменились незначительно, у полевой мыши существенно (р<0,001) возросла доля монотипа Сиб (до 50 %) и снизилась до минорного (менее 5 %) доля политиповой инфекции.

Работа выполнена при финансовой поддержке Президиума СО РАН (Междисциплинарные интеграционные проекты фундаментальных исследований №83 (2009-2011гг.), №135 и № 141.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

1. Цилинский Я.Я. Популяционная структура и эволюция вирусов. Москва: Медицина; 1988.

2. Labuda M., Randolph S.E. Survival strategy of tickborne encephalitis virus: cellular basis and environmental determinants. Zentralbl Bakteriol. 1999; 289 (5-7): 513-24.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

3. Korenberg E.I. Seasonal population dynamics of ixodes ticks and tick-borne encephalitis virus. Exp Appl Acarol. 2000; 24(9): 665-81.

4. Nuttall P.A., Labuda M. Dynamics of infection in tick vectors and at the tick-host interface. Adv in Virus Res. 2003; 60: 233-72.

5. Романенко В.Н. Мониторинг видового состава и численности иксодовых клещей (Parasitiformes, Ixodidae) в антропургических биотопах. Вестник Томского гос. университета. 2009; 324: 376-379.

6. Bakhvalova V.N., Panov V.V., Morozova O.V. Tickborne encephalitis virus quasispecies rearrangements in ticks and mammals. Daniel Ruzek., eds. Flavivirus encephalitis; 2011: 213-234. Available at: http:// www.intechopen.com/articles/show/title/tick-borne-encephalitis-virus-quasispecies-rearrangements-in-ticks-and-mammals.

7. Бахвалова В. Н., Романенко В. Н., Панов В. В., Чичерина Г. С., Морозова О. В. Трансформация сообщества иксодовых клещей и их зараженность вирусом клещевого энцефалита // Жимулева И. Ф., ред. Динамика экосистем Новосибирского Академгородка. Нов-ск.: СО РАН; 2013: 360-365.

8. Погодина В.В., Бочкова Н.Г., Корешкова Г.В. Свойства штаммов серотипа Айна/1448 вируса клещевого энцефалита. Вопросы вирусологии. 1981; 6: 741-746.

9. Злобин В.И., Мамаев Л.В., Джиоев Ю.П., Козлова И.В. Генетические типы вируса клещевого энцефалита. Журнал инфекционной патологии. 1996; 3(4): 13-17.

10. Ecker M., Allison S.L., Meixner T. and Heinz F.X. Sequence analysis and genetic classification of tick-borne encephalitis viruses from Europe and Asia. J. Gen. Virol. 1999; 80 (1): 179-185.

11. Bakhvalova V.N., Rar V.A., Tkachev S.E., Matveeva V.A., Matveev L.E., Karavanov A.S. et al. Tickborne encephalitis virus strains of Western Siberia. Virus Res. 2000; 70 (1-2): 1-12.

12. Злобин В.И., Демина Т.В., Мамаев Л.В., Бути-на Т.В. Анализ генетической вариабельности штаммов вируса клещевого энцефалита по первичной структуре фрагмента гена белка оболочки Е. Вопросы вирусологии. 2001; 1: 13-16.

13. Карань Л. С., Маленко Т. В., Бочкова Н. Г., Левина Л. С., Пиванова Г. П., Колясникова Н. М. и др. Применение молекулярно-генетических методик для изучения структуры штаммов ВКЭ. Бюл. СО РАМН, 2007; 126 (4): 34-40.

14. Леонова Г. Н., Крылова Н. В., Павленко Е. В., Беликов С. И., Кондратьев И. Г. Значение дальневосточного вируса клещевого энцефалита в инфекционной патологии. Здоровье населения и среда обитания. 2012; 226 (1): 4-6.

15. Андаев Е. И., Борисова Т. И., Сидорова Е. А., Адельшин Р. В., Никитин А. Я., Балахонов С. В. Изоляция и молекулярно-генетическая характеристика ВКЭ от иксодовых клещей с острова Русский (Приморский край). Сиб. мед. жур. 2012; 4: 93-96.

16. Ковалев С. Ю., Умпелева Т. В., Снитковс-кая Т. Э. Молекулярно-эпидемиологическая характеристика вируса клещевого энцефалита на территории

Свердловской области на основе генотипспецифичной ОТ-ПЦР. Вопросы вирусологии, 2012; (2): 27-31.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

17. Сидорова Е. А., Карань Л. С., Борисова Т. И., Адельшин Р. В., Андаев Е. И., Трухина А. Г. и др. Генетическое разнообразие популяции вируса клещевого энцефалита на территории национального парка «Алханай» (Забайкальский край). Сиб. мед. жур. 2012; 4: 75-78.

18. Погодина В. В., Карань Л. С., Колясникова Н. М., Герасимов С. Г., Левина Л. С., Бочкова Н. Г. Эволюция клещевого энцефалита и проблемы эволюции возбудителя. Вопросы вирусологии. 2007; 5: 16-21.

19. Погодина В. В., Карань Л. С., Колясникова Н. М., Герасимов С. Г., Левина Л. Г., Бочкова Н. Г.и др. Политиповые штаммы в генофонде вируса клещевого энцефалита. Вопросы вирусологии. 2012; 57 (3): 30-36.

20. Панов В.В. Мелкие млекопитающие лесопарковой зоны ННЦ - прокормители преимагинальных фаз таёжного клеща. В кн.: Власов В.В., Репин В.Е. ред. Инфекции, передаваемые клещами в сибирском регионе. Нов-ск.: СО РАН; 2011: 35-50.

21. Морозова О.В., Бахвалова В.Н., Панов В.В. Сравнение методов детекции вируса клещевого энцефалита. В кн.: Фундаментальные науки - медицине. Нов-ск.: АРТА; 2008: 171-177.

22. Морозова О.В., Гришечкин А.Е., Бахвалова В.Н., Исаева Е.И., Подчерняева Р.Я. Динамика репродукции вируса клещевого энцефалита в культурах клеток. Вопросы вирусологии. 2012; 2: 40-43.

23. Bakhvalova V.N., Potapova O.F., Panov V.V., Morozova O.V. Vertical transmission of tick-borne encephalitis virus between generations of adapted reservoir small rodents. Virus Res. 2009; 140(1-2): 172-178.

24. Дерябин П.Г., Лебедева Г.А., Логинова Н.В. Реакция нейтрализации тогавирусов на мышах и культурах клеток. В кн.: Гайдамович С.Я., ред. Арбовирусы (методы лабораторных и полевых исследований). М.: Наука; 1986: 120-126.

25. Clarke D.H., Casals J. Techniques for hemagglutination and hemagglutination-inhibition with arthropod-borne viruses. Amer. J. Trop. Med. Hyg. 1958; 7(5): 561-573.

26. Лакин Г.Ф. Биометрия. М.: Высшая школа, 1980.

Чичерина Галина Сергеевна - м.н.с. лаборатории патологии насекомых ФГБУН Института систематики и экологии животных Сибирского Отделения РАН.

Бахвалова Валентина николаевна - с.н.с. лаборатории патологии насекомых ФГБУН Института систематики и экологии животных Сибирского Отделения РАН.

Потапова ольга Федоровна - н.с. лаборатории структуры и динамики поголовья животных ФГБУН Института систематики и экологии животных Сибирского Отделения РАН.

Панов Виктор Васильевич - с.н.с. лаборатории экологического сообщества позвоночных животных ФГБУН Института систематики и экологии животных Сибирского Отделения РАН.

Морозова ольга Владимировна - в.н.с. лаборатории иммунологии ФГБУ «Федеральный центр эпидемиологии и микробиологии Минздрава РФ».

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Малькова Марина Георгиевна - д-р биол. наук, г.н.с. лаборатории природно-очаговых вирусных инфекций ФБУН «Омский НИИ природно-очаговых инфекций» Роспотребнадзора.

© Коллектив авторов, 2014 Статья поступила в редакцию 10 октября 2014 г.