Научная статья на тему 'Деятельность женских организаций в системе советского общества в 1920-е гг. (на материалах Иркутской губернии)'

Деятельность женских организаций в системе советского общества в 1920-е гг. (на материалах Иркутской губернии) Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
681
132
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ЖЕНСКИЕ ОРГАНИЗАЦИИ / ЖЕНОТДЕЛЫ / ДЕЛЕГАТСКИЕ СОБРАНИЯ / ЖЕНОРГАНИЗАТОРЫ / РАБОТНИЦЫ-ПРОЛЕТАРКИ / WOMEN'S ORGANIZATIONS / WOMEN'S DEPARTMENT / WOMEN'S ORGANIZERS / MEETINGS OF THE DELEGATES / WORKING WOMEN PROLETARIAN

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Шевченко Людмила Александровна

Рассказывается о деятельности женских организаций в Иркутской губернии в первые годы советской власти (1920-1930 гг.). Прослеживается их роль в строительстве социалистического общества, формировании политической активности женского населения региона, решении злободневных проблем женщин Прибайкалья.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

This article is devoted to the activities of womens organizations in Irkutsk province in the first years of the Soviet rule (1920 1930). The author analyses their role in the development of the socialist society, in the formation of the political womens activity in the province, their participation in the decision of the burning womens problems in this part of Siberia.

Текст научной работы на тему «Деятельность женских организаций в системе советского общества в 1920-е гг. (на материалах Иркутской губернии)»

2011 История №2(14)

УДК 396:94(57

Л.А. Шевченко

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ЖЕНСКИХ ОРГАНИЗАЦИЙ В СИСТЕМЕ СОВЕТСКОГО ОБЩЕСТВА В 1920-е гг. (НА МАТЕРИАЛАХ ИРКУТСКОЙ ГУБЕРНИИ)

Рассказывается о деятельности женских организаций в Иркутской губернии в первые годы советской власти (19201930 гг.). Прослеживается их роль в строительстве социалистического общества, формировании политической активности женского населения региона, решении злободневных проблем женщин Прибайкалья.

Ключевые слова: женские организации, женотделы, делегатские собрания, женорганизаторы, работницы-пролетарки.

Проблемы общественно-политической деятельности женщин Иркутской губернии в обозначенный период до сих пор систематически не изучались. В специальной литературе научных исследований по данному направлению не зарегистрировано, в то время как имеются многочисленные исторические факты, подтверждающие широкое участие женских организаций в общественной и политической жизни региона, что само по себе заслуживает внимания ученых. В контексте происходящих с 1990 г. изменений в российском обществе обращение к проблеме регионального женского движения является актуальным как в научном, так и в практическом отношении.

Формирование новых партийных органов в Иркутской губернии началось в феврале 1920 г. с проведения первой женской конференции. 17 марта при губернском комитете ВКП (б) был создан женотдел по работе среди пролетариата. В состав бюро вошли 3 человека: председатель Чуринова, секретарь Гоберник и организатор Шахматова [1. 19 мая]. В апреле 1920 г. на второй губернской партийной конференции подробно обсуждался вопрос о работе среди женщин [2. 10 апр.]. На третьей конференции женщин Иркутской губернии, состоявшейся в сентябре, уже говорилось о необходимости создания целой сети отделов по работе среди женского населения [2. Д. 429. Л. 1-5]. К ноябрю 1920 г. женотделы были образованы во всех уездах Иркутской губернии. Как правило, эти структуры, как и отдел Губкома, состояли из заведующего, секретаря и инструктора. Создавались женотделы и на крупных предприятиях, где в основном работали неосвобожденные активистки.

Изначально работа с женщинами была поставлена под жёсткий контроль партии и строилась в соответствии с директивами вышестоящих

партийных органов. Губком издавал подробные инструкции по работе среди женщин для уездов, распределял их по отраслям советского строительства, требовал своевременной отчётности. Основные задачи женотделов сводились к двум: организация и политическое просвещение. Для их решения из работниц и домохозяек выбирались делегатки, которые регулярно посещали собрания. К маю 1920 г. только в Иркутске было организовано 900 работниц, представленных на депутатские собрания [1. 19 мая]. Как писала в те дни газета «Власть труда», «депутатские собрания - это живая связь между партийными и советскими объединениями всех работниц, делегированных с фабрик, заводов в те или иные органы государственного и партийного строительства» [1. 11 июля]. В

повестку дня собраний, помимо теоретических (о сути пролетарской революции, о задачах женских организаций и др.), включались такие вопросы, как состояние госпиталей, приведение в порядок братских могил, открытие домов матери и ребенка, обследование приютов и детдомов [2. Оп. 1. Д. 425. Л. 1-17]. Об интенсивности этой работы свидетельствует такой факт: только в октябре 1920 г. было проведено 4 городских делегатских собрания, 20 районных, 12 - на предприятиях губернии. Делегаты переизбирались каждые 2-3 месяца, и, таким образом, большая часть работниц и крестьянок подпадала под влияние РКП(б). Женотделы открывали курсы нянь и медсестер, занимались сбором теплых вещей для фронта, следили за состоянием госпиталей, оказывая помощь больным и раненым красноармейцам (уборка, мытье, починка белья). Работницы привлекались к наблюдению за охраной труда, осуществляли контроль за состоянием детских колоний, принимали участие в субботниках по уборке территории [2. Оп. 1. Д. 425. Л. 1-24].

Выполнению задач, поставленной советской властью, способствовали такие мероприятия, как установление для женщин 8-часового рабочего дня, равная заработная плата рабочего и работницы, запрещение детского труда, введение бесплатного детского питания, выделение особого пайка беременным и кормящим матерям, устройство яслей, домов матери и ребенка, консультаций, молочных кухонь. В 1920 г. на учете губженотдела находились 182 женские консультации, 567 яслей, 270 детских приютов до 1 года, 153 - до 3 лет, 92 молочные кухни, 71 детская амбулатория, 15 распределителей для туберкулезных и 37 санаториев для больных детей [2. Оп. 1. Д. 427. Л. 15-16]. Под постоянным контролем женотделов находилась работа органов народного образования. Так, в протокол заседания облженотдела от 17 мая 1920 г. было внесено такое решение: «В течение месяца обучить всех неграмотных, во всех районах открыть рабочие клубы, организовать библиотеки-читальни» [2.

Оп. 1. Д. 425. Л. 30]. К середине 20-х гг. борьба с неграмотностью приняла планомерный характер. Только в Иркутске на 1 июня 1924 г. действовало 28 ликпунктов, где обучались 744 человека. На 9-й губернской партийной конференции в 1923 г. отмечалось, что в губернии 30,36% грамотных людей [3. Л. 1; 4. С. 16].

В первые годы советской власти основная работа велась среди работниц-пролетарок. Промышленные предприятия концентрировались в Иркутске, Чремховском, Бодайбинском, Усть-Кутском и Усольском уездах. В этих городах работницы фабрик сами стремились создать женские организации. Злободневные проблемы работающих женщин и домашних хозяек первых лет советской власти также поднимались на систематически проводимых губженотделом и уездными отделами конференциях беспартийных женщин. Эта работа стала особенно актуальной в связи с резким ухудшением экономического положения региона после окончания Гражданской войны. В 1921 г. в Иркутской губернии более чем в два с половиной раза по сравнению с 1913 г. уменьшилась добыча угля, в 10 раз - золота, в три раза - соли [5. С. 32, 70]. Многие предприятия прекратили работу, что вызвало рост безработицы, в том числе среди женщин-работниц. В этой связи в практику работы женотделов вошло проведение недель помощи безработным. В одну из таких недель в сентябре 1922 г. планировалось расширение пошивочных и чирочно-сапожных мастерских, организованных при Ирбугженотделе, открытие мастерских по производству суровых и

шерстяных ниток, изготовлению вязальных и табачно-махорочных изделий, а также организация прачечных, пекарен, столовых для безработных женщин [2. Оп. 16. Д. 134. Л. 3]. Для борьбы с безработицей в начале февраля 1921 г. в Иркутске был создан комитет биржи труда, в который вводилась постоянная представительница отделов работниц.

Одной из задач женотделов в 20-х гг. стала постановка работы среди крестьянок. Начало этой работе положила конференция крестьянок сельскохозяйственных коммун и артелей, состоявшаяся в мае 1921 г. На конференцию, которая прошла с большим подъемом, собралось 50 представительниц сельских женщин всех волостей Иркутской губернии. В этот же период были созваны уездные конференции в Верхне-ленском, Балаганском и Черемховском уездах. Последняя стала самой многочисленной, собрав 240 делегаток. Вместе с тем вопрос работы среди крестьянок продолжал оставаться наиболее острым. В циркулярном письме всем уездным и районным отделам по работе среди женщин завгубженотделом Фаерман писала: «Работа среди крестьянок ведется беспорядочно, учета ей нет, часто крестьянки организуются самостоятельно. Так, с наступлением сенокоса и сбора ягод посещаемость собраний женщинами падала в 3-4 раза. Часто массовые собрания приостанавливались из-за распространения эпидемии тифа. Между тем, работа среди крестьянок расценивается и нами, и центром как очень важная отрасль общепартийной работы» [Оп. 16. Д. 134. Л. 13]. Женские партийные органы на местах испытывали кадровый голод, о чем свидетельствуют многочисленные обращения в губженотдел [2. Оп. 1. Д. 889. Л. 26-27]. В условиях массовой женской безграмотности трудно было найти кадровых работников нужного социального происхождения с коммунистической ориентацией. По итогам переписи, проведенной в феврале 1922 г., губернская парторганизация насчитывала 6,4% женщин. Среди членов и кандидатов партии в 1920-1922 гг. было 3,9% неграмотных и 62, 4% с низшим образованием [6. С. 17-24].

Большинство женщин в губернии являлись домохозяйками, не отзывались на призывы партии, не посещали собраний. Работа с этим контингентом выделялась в отдельное направление. Женщины-домохозяйки группировались вокруг школ, вовлекались в комиссии по улучшению быта учебных заведений [2. Оп. 1. Д. 1347. Л. 3]. Низкая активность женского насе-

ления губернии также объяснялась большим влиянием церкви. Кроме того, далеко не всем женщинам была понятна классовая политика партии большевиков. Большую роль играл и личный фактор. Так, в 1922 г. в Верхнеленске была убита заведующая уездным женотделом Бабушкина, в 1923 г. - коммунистка из

Зиминского губженотдела, в 1928 г. в селе Дубынино Братского района была расстреляна бандитами женорганизатор Климова. Эти трагические события также не способствовали позитивному восприятию политики правящей партии [2. Оп. 1. Д. 1350. Л. 23]. Для подготовки кадров губком организовывал специальные курсы (партийные, земельные, кооперативные и др.), куда направлялись преимущественно работницы, жены рабочих, крестьянки и жены бедняков. Наиболее активные делегатки направлялись на курсы, Рабфак и в учебные заведения. Только на курсах, проведенных в 1921 г. в Иркутске, было подготовлено более двадцати волорганизаторов. Кроме того, на работу в женотделы было направлено 26 коммунисток, выпускниц партшколы. Курсантки направлялись в наиболее слабые уезды, для работы среди буряток и латышек [2. Оп.1. Д. 1712. Л. 3]. Особое внимание женотделов было обращено на работу в профсоюзах. В циркулярном письме ЦК РКП (Б) Иркутскому губкому от 26 марта 1922 г. предписывалось: «Эту работу нужно вести, главным образом, через низовые ячейки, а именно, предприятия и учреждения ... выделить наиболее крупные, считая их ударными» [19]. К 1925 г. женщины Иркутской губернии составляли пятую часть членов профсоюза, в составе завкомов и месткомов их было 23,4% [7. С. 87].

Учитывая, что большая часть женского населения в начале 20-х гг. была верующей, перед женотделами была поставлена задача проведения антирелигиозной пропаганды. При этом рекомендовалось подходить к данному вопросу осторожно, втягивать в диспуты, проводимые агитпропом губкома, все делегатские собрания [2. Оп.1. Д. 1714. Л. 4]. В практику работы женотделов прочно вошло проведение тематических недельных мероприятий. В 1920-1927 гг. в Иркутской губернии были организованы недели помощи школам, инвалидам Гражданской войны, поддержки Красной Армии, матери и ребенка, беспризорных детей, борьбы с проституцией. Все эти мероприятия сопровождались активной политической агитацией. По образцу «Страницы работницы» М. Ульяновой в «Правде» официальные партийные органы на местах вели страницы для жен-

щин на полосах региональных изданий. В газете «Власть труда» (орган Иркутских окружных комитета ВКП(б), исполкома и профсовета) постоянно велась женская страница, где рассказывалось

0 работе женотделов Иркутской губернии, в газете «Красный пахарь» - страничка крестьянки [2. Оп.1. Д. 427. Л. 27]. В результате идеологической кампании удалось улучшить работу делегаток, 12% которых было принято в партию. Только в апреле 1924 г. в губернии насчитывалось 1736 делегаток, в том числе 825 на селе. С ноября 1923 по март 1924 г. было проведено 275 делегатских собраний [2. Оп.1. Д. 1701. Л. 17]. Увеличилось число женщин в губернской партийной организации с 420 на 1 января 1924 г. до 750 на 1 января 1925 г., что составило 10% организации. Среди женщин-коммунисток работницы составляли 50%, крестьянки - 13,1% [8]. Согласно сводке губкома на

1 января 1925 г. в Иркутской губернии насчитывалось 311 женских ячеек, из них производственных - 47, транспортных - 51, сельскохозяйственных - 117, военных - 13, советских - 58, учебных заведений - 5, прочих - 13 [2. Оп.1. Д. 2776. Л. 28].

В результате настойчивой работы партийных органов начиная с 1925 г. на территории Иркутской губернии наблюдается рост общественной активности женщин на выборах в Советы. В 1925 г. численность пришедших на выборы составляет 18%, в 1926 г. - 25%, в 1927 г. - 34%. Только в 1926 г. из числа женщин Иркутской губернии в сельские Советы избраны 13,2%, в городские - 19,7% женщин. В частности, в Черем-ховский - 21%, Иннокентьевский - 20%, Иркутский - 18%, Бодайбинский - 19%, Слюдянский -20%, Усольский - 18%. Полтора процента женщин избраны председателями сельсоветов, 11,3% -членами РИКА, 17% - членами окрисполкомов. Для сравнения: в 1925 г. эти показатели составляли 0,35; 4,42 и 5,7% соответственно [2. Оп. 1. Д. 2511. Л. 1] .

В годы социалистического строительства все более широкие слои женщин вовлекаются в производственный процесс, становясь одним из источников пополнения рабочего класса. В Восточной Сибири только за два последних года первой пятилетки общая численность женщин в промышленности возросла в два раза. Женщины работали во всех отраслях народного хозяйства, они составляли четверть всех промышленных рабочих, а в некоторых отраслях (швейная, слюдяная, обувная и др.) - подавляющее большинство. Не без участия женотделов была проделана большая работа по производственно-техническому обучению и

повышению квалификации работниц. Они осваивали различные профессии и выполняли высококвалифицированную работу мотористов, машинистов, бригадиров, начальников цехов и отделов [7. С. 329]. Пиком женской активности Иркутского округа можно назвать 1929 г., когда было избрано 6220 делегаток, из них 4567 - в деревне. В числе делегаток стало больше колхозниц, беднячек и батрачек. В составе комиссий содействия и сель-хозуполномоченных по хлебозаготовкам работало 250 делегаток. Крестьянками было организовано более 300 хлебных «красных обозов» [9. Л. 77].

После 1929 г. женское движение а Иркутской губернии идет на убыль. Последние упоминания о деятельности женотделов встречаются в архивных документах 1933 г. После того, как в 1929 г. И. В. Сталин заявил, что женский вопрос в Советском Союзе решен, женотделы были упразднены. Из их активисток в 30-е гг. при советских и профсоюзных органах городов, районов и предприятий создаются женсоветы.

Вместе с тем можно утверждать, что женотделы свою задачу по вовлечению женщин в социалистическое строительство выполнили. Организация женщин осуществила идеологическую установку партии о том, что каждая

работница должна стать солдатом революции, принимать самое деятельное участие во всех формах и видах революционной борьбы как на фронте, так и в тылу. Нельзя отрицать и тот факт, что женотделы многое сделали для раскрепощения российской женщины, повышения ее политической активности, образованности, профессионализма.

ЛИТЕРАТУРА

1. Власть труда. 1920.

2. Государственный архив новейшей истории Иркутской области (ГАНИИО). Ф. 1. Оп. 1.

3. Государственный архив Иркутской области (ГАИО). Ф. 288. Оп. 1. Д. 461.

4. Спутник по г. Иркутску и Иркутской губернии. Иркутск. 1926.

5.Материалы Иркутского губстатбюро: Сб. Иркутск, 1921. Вып. 3.

6. Коммунист. 1922. № 5-6.

7. Сибирский край: стат. сб. Новосибирск, 1930. С. 87.

8. Иркутская партийная организация в восстановительный период (1920-1926 гг.): документы и материалы : сб. / сост. ГА. Вендрих [и др.]. Иркутск, 1960. 313 с.

9. ГАНИИО. Библиотека. Д. 496.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.