Научная статья на тему 'Декриминализация уклонения от прохождения военной и альтернативной гражданской службы (ст. 328 УК РФ)'

Декриминализация уклонения от прохождения военной и альтернативной гражданской службы (ст. 328 УК РФ) Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

CC BY
659
42
Поделиться
Ключевые слова
ПРИЗЫВ НА ВОЕННУЮ СЛУЖБУ / УГОЛОВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ / КРИМИНАЛИЗАЦИЯ / ДЕКРИМИНАЛИЗАЦИЯ / ФАКТОРЫ ДЕКРИМИНАЛИЗАЦИИ / АДЕКВАТНОСТЬ УГОЛОВНО-ПРАВОВОГО ЗАПРЕТА / ОБЩЕСТВЕННАЯ ОПАСНОСТЬ ДЕЯНИЯ / УКЛОНЕНИЕ ОТ ВОЕННОЙ СЛУЖБЫ / УКЛОНЕНИЕ ОТ АЛЬТЕРНАТИВНОЙ ГРАЖДАНСКОЙ СЛУЖБЫ / CONSCRIPTION / CRIMINAL RESPONSIBILITY / CRIMINALIZATION / DECRIMINALIZATION / FACTORS OF DECRIMINALIZATION / THE ADEQUACY OF THE CRIMINAL PROHIBITIONS / SOCIALLY DANGEROUS ACT / DRAFT EVASION / EVADING ALTERNATIVE SERVICE

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Филиппов Павел Александрович

В статье на основе изучения доктринальных положений и сложившейся судебной практики анализируются основания декриминализации уклонения от прохождения военной и альтернативной гражданской службы. В статье проанализированы доктринальные толкования преступления, предусмотренного ст. 328 Уголовного кодекса РФ. В рамках изучаемой темы автором проведен анализ решений судов различного уровня. Всего было проанализировано 611 решений судов 15 субъектов России. В работе обращено внимание на сложившуюся историческую традицию уголовной ответственности за уклонение от прохождения военной службы, в том числе сделан подробный обзор нормативных актов, начиная с 1918 года, устанавливавших уголовную ответственность за уклонение от военной службы различными способами. В статье сделан вывод о возможности декриминализации преступления, предусмотренного ст. 328 УК РФ, и переводе данного деяния в разряд административного правонарушения. В качестве обоснования такого вывода автором указано: на низкий уровень общественной опасности деяния, который обусловлен абстрактным характером причиняемого объекту вреда; преимущественное совершение преступления путем чистого бездействия (неявка по повестке); конструированием состава по типу формального; положительной характеристикой лиц, совершивших преступление; в почти во всех преступлениях суды констатируют наличие смягчающих обстоятельств; отсутствие низменных мотивов совершения преступления; отсутствие явных психологических и нравственных оснований для криминализации рассматриваемого деяния, в том числе более половины населения и треть дознавателей согласны с декриминализацией изучаемого деяния, а суды в основном назначают наказание в виде штрафа или в виде условного лишения свободы на краткий период; снижение количества совершаемых преступлений (за последние 10 лет количество преступлений снизилось в 2,5 раза); избирательность в привлечении к уголовной ответственности лиц, совершивших преступление, предусмотренное ст. 328 УК РФ (к уголовной ответственности привлекаются 10 % лиц, уклоняющихся от призыва на военную службу); организационно-управленческие трудности в реализации уголовно-правового запрета.

DECRIMINALIZATION OF MILITARY AND ALTERNATIVE SERVICE EVASION (ART. 328 OF THE CRIMINAL CODE)

Review. The article analyzes the grounds for decriminalization of military and alternative service evasion based on the study of doctrinal provisions and existing jurisdiction. The article considers the doctrinal interpretation of a crime under Art. 328 of the Criminal Code. In the framework of the subject, the author studies the decisions of the courts of various levels (611 court decisions from 15 regions of Russia). The paper draws attention to the historical tradition of the existing criminal liability for evasion of military service. Moreover, the author reviews in detail the 1918 and later regulations establishing criminal liability for evasion of military service in different ways. The article concludes that there is a possibility of decriminalization of a crime under Art. 328 of the Criminal Code and its conversion into an administrative offense. In support of this conclusion, the author indicated the following: low level of social danger of the act, which is due to: the abstract nature of the harm caused to the object; preferential commission of a crime by pure omission (failure to appear in response to summons); designing a formal structure of corpus delicti; the positive character reference of perpetrators; courts ascertain the existence of mitigating circumstances in almost all crimes; lack of low-lying motives in committing the crime; the absence of explicit psychological and moral basis for the criminalization of the act in question, besides, more than half of the population and a third of investigators agree with the decriminalization of the investigated actions, and the courts generally impose a fine or a suspended imprisonment for a short period; reduced number of crimes committed over the last ten years the number of crimes decreased by 2.5 times; selectivity in the criminal prosecution of perpetrators of crimes under Art. 328 of the Criminal Code, namely, that the criminal liability involved 10% of those who evade military service; organizational and managerial difficulties in the implementation of criminal prohibitions.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Декриминализация уклонения от прохождения военной и альтернативной гражданской службы (ст. 328 УК РФ)»

ДИСКУССИОННАЯ ТРИБУНА

П. А. Филиппов*

ДЕКРИМИНАЛИЗАЦИЯ УКЛОНЕНИЯ ОТ ПРОХОЖДЕНИЯ ВОЕННОЙ И АЛЬТЕРНАТИВНОЙ ГРАЖДАНСКОЙ СЛУЖБЫ (ст. 328 УК РФ)

Аннотация. В статье на основе изучения доктринальных положений и сложившейся судебной практики анализируются основания декриминализации уклонения от прохождения военной и альтернативной гражданской службы. В статье проанализированы доктринальные толкования преступления, предусмотренного ст. 328 Уголовного кодекса РФ. В рамках изучаемой темы автором проведен анализ решений судов различного уровня. Всего было проанализировано 611 решений судов 15 субъектов России.

В работе обращено внимание на сложившуюся историческую традицию уголовной ответственности за уклонение от прохождения военной службы, в том числе сделан подробный обзор нормативных актов, начиная с 1918 года, устанавливавших уголовную ответственность за уклонение от военной службы различными способами.

В статье сделан вывод о возможности декриминализации преступления, предусмотренного ст. 328 УК РФ, и переводе данного деяния в разряд административного правонарушения.

В качестве обоснования такого вывода автором указано:

— на низкий уровень общественной опасности деяния, который обусловлен абстрактным характером причиняемого объекту вреда; преимущественное совершение преступления путем чистого бездействия (неявка по повестке); конструированием состава по типу формального; положительной характеристикой лиц, совершивших преступление; в почти во всех преступлениях суды констатируют наличие смягчающих обстоятельств; отсутствие низменных мотивов совершения преступления;

— отсутствие явных психологических и нравственных оснований для криминализации рассматриваемого деяния, в том числе более половины населения и треть дознавателей согласны с декриминализацией изучаемого деяния, а суды в основном назначают наказание в виде штрафа или в виде условного лишения свободы на краткий период;

— снижение количества совершаемых преступлений (за последние 10 лет количество преступлений снизилось в 2,5 раза);

— избирательность в привлечении к уголовной ответственности лиц, совершивших преступление, предусмотренное ст. 328 УК РФ (к уголовной ответственности привлекаются 10 % лиц, уклоняющихся от призыва на военную службу);

— организационно-управленческие трудности в реализации уголовно-правового запрета.

© П. А. Филиппов, 2015

* Филиппов Павел Александрович, кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовного права и криминологии юридического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова [pilippov@yandex.ru]

119991, Москва, Ленинские горы, д. 1, стр. 13

Ключевые слова: призыв на военную службу, уголовная ответственность, криминализация, декриминализация, факторы декриминализации, адекватность уголовно-правового запрета, общественная опасность деяния, уклонение от военной службы, уклонение от альтернативной гражданской службы.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

ро!: 10.17803/1729-5920.2015.109.12.074-086

Ответственность за уклонение от прохождения военной службы имеет давнюю историческую традицию. Как указывают исследователи, впервые такая ответственность была законодательно сформулирована в Соборном уложении 1645 г.1

Развернутая система уголовной ответственности была представлена в главе I «О преступлениях и проступках против постановлений о повинности военной службы» раздела VI «О преступлениях и проступках против постановлений и о повинностях государственных и земских» Уложения о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. Указанная глава содержала отделение «О уклонении от очереди рекрутской», которое предусматривало следующие виды уклонения: умышленное нанесение себе увечий; умышленное нанесение увечий другому лицу; объявление себя больным; сокрытие от рекрутства иными способами2.

После Октябрьской революции проблема комплектования армии не исчезла. Первоначально новое государство предполагало формирование вооруженных сил на добровольной основе из наиболее сознательных представителей трудящихся и крестьян. Однако данная идея потерпела полное фиаско. Уже 16 мая

1918 года ВЦИК РСФСР издает постановление «О принудительном наборе в Рабоче-Крестьянскую Красную Армию»3. А в декабре 1918 года Совет рабочей и крестьянской обороны издает постановление «О дезертирстве»4. Однако данные меры не произвели ожидаемого эффекта. От мобилизации в 1918 — начале 1919 года уклонилось 917 250 человек5. В связи с этим Совет рабочей и крестьянской обороны 3 июня

1919 года издает постановление «О мерах к ис-

1 ХаировЮ. И. Ответственность за уклонение от очередного призыва на военную службу по уголовному праву РФ : дис. ... канд. юрид. наук. Казань, 1994. С. 12.

2 Подробнее см.: Филиппов П. А. Преступления против порядка управления по Уложению о наказаниях уголовных и исправительных (в редакции 1845 г.) // Вестник МГУ. Серия 11 : Право. № 3. 2014. С. 72-73.

3 СУ 1918. № 41. Ст. 459.

4 Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР 1917-1952 / под ред. И. Т. Полякова. М. : Посюриздат, 1953. С. 42.

5 Рамазанов Г. Р. Уклонение от прохождения военной и альтернативной гражданской службы (по материалам Республики Дагестан) : дис. ... канд. юрид. наук. Махачкала, 2005. С. 67.

коренению дезертирства»6, а постановлением от 13 декабря 1919 года предоставляет уездным комиссиям по борьбе с дезертирством права применять к укрывателям дезертиров те же наказания, что и к самим дезертирам7. В последующие два года принимаются Декрет ВЦИК от 8 апреля 1920 г. «О комиссиях по борьбе с дезертирством» и Декрет СНК, утвержденный ВЦИК 2 февраля 1921 г., «О борьбе с дезертирством»8. Этими актами не исчерпывался весь объем изданных новой властью нормативных актов, регулирующих вопросы призыва на военную службу и прохождения военной службы9. Таким образом, к моменту принятия первого уголовного кодекса в РСФСР был накоплен серьезный опыт борьбы с преступлениями против вооруженных сил.

В УК РСФСР 1922 года всевозможные виды уклонения и дезертирства с военной службы были помещены в главу VII «Воинские преступления», а среди преступлений против порядка управления появился состав, который предусматривал ответственность за уклонение от воинской повинности (ст. 81 УК РСФСР).

УК РСФСР редакции 1926 года первоначально полностью воспроизвел нормы 1922 года. Изменения в уголовном законе произошли в связи с принятием в феврале 1927 года Положения о преступлениях государственных (контрреволюционных и особо опасных для СССР опасных преступлениях против порядка управления). Данным Положением к категории особо опасных преступлений против порядка управления были отнесены: а) отказ или уклонение от призыва к отбыванию действительной военной службы (п. 18) и б) уклонение от мобилизации в ряды Рабоче-Крестьянской Красной армии (РККА) или команд обслуживания фронта и тыла (п. 19)10.

До 1958 года в нормы об уголовной ответственности за уклонение от воинской службы вносились изменения в январе 1931 и апреле 1934 года.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

6 Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР 1917-1952. С. 47.

7 Там же. С. 61.

8 Там же. С. 69, 88.

9 См.: История советского государства и права 1917— 1947 / под ред. А. А. Перцензона. М., 1948. С. 209 ; Хаиров Ю. И. Указ. соч. С. 18-25.

10 Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР 1917-1952. С. 224.

С учетом указанных изменений к середине 30-х XX века в УК РСФСР сложилась следующая система уголовной ответственности за уклонение от воинской службы:

1) в части 2 главы 1 «Особо для Союза ССР опасные преступления против порядка управления»:

а) уклонение от очередного призыва на действительную военную службу (ст. 59-4);

б) уклонение лиц, зачисленных в тыловое ополчение, и лиц, освобожденных от военной службы по религиозным убеждениям, от призыва в военное время в части тылового ополчения и трудовые части (ст. 59-5);

2) в главе 2 «Иные преступления против порядка управления»:

а) уклонениеотопытныхи поверочных мобилизаций (ст. 66);

б) отказ или уклонение от обязательной военной службы допризывников или не состоящих в рядах РККА военнослужащих и военнообязанных запаса РККА (ст. 68);

в) уклонение лиц, освобожденных от военной службы по религиозным убеждениям, и лиц, зачисленных в тыловое ополчение, от выполнения назначенных им общеполезных работ (ст. 69);

3) в главе 9 «Преступления воинские» — уклонение от призыва по мобилизации в ряды РККА и от дальнейших призывов для укомплектования РККА в составе военного времени (ст. 193-Юа)11.

Данная система преступлений просуществовала до конца 1958 года.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Стоит обратить внимание на следующее обстоятельство. Несмотря на то что законодатель отнес большую часть преступлений, связанных с уклонением от военной службы, к преступлениям против порядка управления, в научной литературе их таковыми не считали12. В «Курсе советского уголовного права» эти преступления рассматривались в разделе «Преступления против обороны СССР»13.

25 декабря 1958 года был принят Закон СССР «Об уголовной ответственности за государственные преступления»14, которым были

11 Уголовный кодекс РСФСР. Официальный текст с изменениями на 1 января 1952 г. и с приложением постатейно-систематизированных материалов. М. : Госюриздат, 1952.

12 См.: Меньшагин В. Д. Преступления против порядка управления. М., 1938.

13 Пионтковский А. А., Меньшагин В. Д., Чхиквадзе В. М. Курс советского уголовного права. Особенная часть. М. : Госюриздат, 1959. Т. 2. С. 606 и далее.

14 Ведомости Верховного Совета СССР. 1959. № 1. Ст. 8.

повышены санкции за уклонение от очередного призыва на действительную военную службу до 5 лет лишения свободы (ст. 17) и за уклонение от призыва по мобилизации до 10 лет лишения свободы или смертной казни (ст. 18).

ВУКРСФСР1960года15уголовнаяответствен-ность за уклонение от очередного призыва на действительную военную службу и уклонение от призыва по мобилизации была предусмотрена в ст. 80-81, которые текстуально полностью воспроизводили п. 17-18 Закона СССР «Об уголовной ответственности за государственные преступления» и находились в разделе II «Иные государственные преступления» главы I «Государственные преступления» Кодекса. Законом РСФСР от 25 июля 1962 года УК РСФСР был дополнен ст. 198.1 «Уклонение военнообязанного от учебных сборов и воинского учета», которая была размещена в главе 9 УК РСФСР «Преступления против порядка управления» и предусматривала максимальное наказание до одного года лишения свободы16.

В действующем УК РФ уклонение от прохождения военной и альтернативной гражданской службы предусмотрено в ст. 328, которая расположена в главе 32 «Преступления против порядка управления».

Подводя итог сделанному краткому обзору развития российского уголовного законодательства, предусматривающего ответственность за уклонение от военной службы, необходимо констатировать, что в том или ином виде такая ответственность постоянно присутствовала в российском законодательстве с середины XVII века.

При этом в научной литературе никогда серьезно не обсуждался вопрос о декриминализации данного преступления17. Полагаем, что сокращение вооруженных сил, их переход на преимущественно профессиональную основу и ряд других факторов являются предпосылками для серьезного изучения и обсуждения вопроса о декриминализации уголовной ответственности за уклонение от военной и альтернативной гражданской службы.

В теории уголовного права предложены разнообразные системы оснований кримина-

15 Ведомости Верховного Совета СССР. 1960. № 40. Ст. 591.

16 Документ цитируется по электронной библиотеке нормативно-правовых актов СССР: URL: http://www. libussr.ru/.

17 Агаев Г. Ю. допускал декриминализацию преступления, предусмотренного ст. 328 УК РФ, но не обосновывал данную точку зрения (см.: Агаев Г. Ю. Преступления против порядка управления (проблемы теории и практика применения законодательства) : дис. ... д-ра юрид. наук. СПб., 2006. С. 80-81.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

лизации/декриминализации деяний18. Целиком разделяя высказанное ранее мнение, что «криминализация и пенализация, так же как и противоположные им процессы — декриминализация и депенализация, нередко охватываются более общим понятием — криминализация, понимаемой в широком смысле слова (так она трактуется и в настоящей работе)»19, полагаем, что перечень оснований является единым как для криминализации, так и для декриминализации. При этом сущностное наполнение этих оснований при криминализации и декриминализации будет различным.

В научной литературе были предложены разнообразные системы принципов и оснований криминализации.

Так, в работе «Основания уголовного запрета (криминализация и декриминализация)» авторами предложена следующая система принципов криминализации:

1) социальные и социально-психологические принципы криминализации, в число которых включается общественная опасность, относительная распространенность деяния, соразмерность положительных и отрицательных последствий и уголовно-правовая адекватность криминализации;

2) системно-правовые принципы криминализации:

а) общеправовые принципы криминализации, в число которых включаются конституционная адекватность, непротиворечивость другим правовым нормам, международно-правовая необходи мость и допустимость, процессуальная осуществимость преследования;

б) уголовно-правовые принципы криминализации, в число которых включаются беспробельность закона и неизбыточность запрета, определенность и единство терминологии, полнота состава, соразмерность санкции и экономия ре-прессии20.

В. И. Курляндский различал две группы факторов криминализации: во-первых, это фак-

18 В литературе нет единства в терминологии. Так, одни авторы говорят о принципах криминализации (коллектив авторов «Основания уголовного запрета. Криминализация и декриминализация» (отв. ред. В. Н. Кудрявцев, А. М. Яковлев. М., 1982)), другие о факторах криминализации (А. И. Коробеев, В. И. Курлянский), третьи об основаниях криминализации (А. Д. Антонов, П. В. Крылов). На наш взгляд, последний подход более точно отражает смысл, т.к. основанием в философской трактовке является существенная часть, отношение или условие, порождающее какое-нибудь явление.

19 Основания уголовного запрета. Криминализация и декриминализация / отв. ред. В. Н. Кудрявцев, А. М. Яковлев. М. : Наука, 1982. С. 18.

20 Указ. соч. С. 215-242.

торы, связанные с общественной опасностью деяния, и, во-вторых, факторы, не связанные с общественной опасностью, которые подразделяются на социальные факторы (распространенность деяния; уровень правосознания граждан; научно обоснованные данные о возможности повышения эффективности борьбы с деянием путем применения уголовно-правовых средств; возможность выявления деяния на основе средств и способов, предусмотренных действующим уголовно-процессуальным законом; вредность антисоциальных последствий), экономические факторы (объем материального ущерба, вредное воздействие на состояние трудовой дисциплины) и иные факторы (общеполитические мотивы, международные обязательства). Особенность системы этого автора выражается в том, что система является открытой, т.е. не содержит исчерпывающий перечень факторов21.

Профессор Н. Ф. Кузнецова выделяла социальные (экономические, идеологические, политические, социально-психологические, нравственные и организационно-управленческие), социально-правовые (правовые традиции, правовая психология, состояние, динамика и структура преступности) и правовые (принципы права и правотворчества, действующая система права) факторы22.

П. В. Крыловым была предложена система, состоящая из двух оснований декриминализации. Первое основание — это общественная опасность, которую автор рассматривает традиционно с позиции ее характера и степени. Вторым основанием выступает целесообразность уголовно-правового запрета, которая включает экономическую целесообразность, социально-психологические последствия криминализации, правосознание и нравственность, практическую возможность уголовно-правового регулирования23.

Профессор А. И. Коробеев предложил три группы оснований, влияющих на криминализацию:

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

а) юридико-криминологические основания (степень общественной опасности, распространенность и типичность деяния, динамика деяний, возможность воздействия на деяния уголовно-правовыми средствами, возможности системы уголовной юстиции);

б) социально-экономические основания (ущерб, отсутствие негативных послед-

21 Указ. соч. С. 199-200.

22 Указ. соч. С. 202.

23

Крылов Г. В. Проблемы декриминализации деяний

в советском уголовном праве : дис. ... канд. юрид.

наук. М., 1985. С. 90-143.

ствий уголовно-правового запрета и наличие материальных ресурсов для его реализации); в) социально-психологические основания (уровень общественного правосознания и психологии, исторические традиции)24. С некоторыми изменениями эту систему воспроизвел А. Д. Антонов 25. Опираясь на работы различных ученых, считаем возможным предложить следующую систему оснований для криминализации дея-ний26:

1) правовые традиции;

2) общественная опасность деяния;

3) распространенность и динамика деяния;

4) психологические (нравственные) основания;

5) адекватность уголовно-правового запрета и экономия репрессии;

6) организационно-управленческие, в том числе процессуальные, возможности реализации уголовно-правового запрета. Определившись с основаниями криминализации, далее необходимо их рассмотреть применительно к составу преступления, предусмотренного ст. 328 УК РФ.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

1. Правовые традиции были рассмотрены в начале статьи. Следует резюмировать, что длительное время существует устойчивая правовая традиция уголовного преследования лиц, уклоняющихся от несения воинской обязанности.

2. Общественная опасность деяния. На

наш взгляд, является правильной точка зрения о том, что общественная опасность преступления определяется всеми признаками преступления, при этом ведущими для определения общественной опасности являются объективные признаки деяния27.

Следует обратить внимание, что в советской и современной научной и учебной литературе, как правило, общественная опасность рассматриваемого преступления специально

24 Приводится: Антонов А. Д. Теоретические основы криминализации и декриминализации: дис. ... канд. юрид. наук. М., 2001. С. 85—86.

25 Антонов А. Д. Указ. соч. С. 88—110.

26 Систематизация оснований на группы не является предметом исследования настоящей статьи, она представляет в большей мере теоретический интерес и требует самостоятельного и более углубленного изучения. В связи с указанными причинами в рамках настоящей статьи распределение оснований на группы не производится.

27 ТрайнинА. Н. Общее учение о составе преступления // Избранные произведения. Защита мира и уголовный закон. М. : Наука, 1969. С. 27 ; Кузнецова Н. Ф. Преступление и преступность // Избранные труды. СПб. : Юридический центр-Пресс, 2003. С. 429-430.

не раскрывается28. Видимо, предполагалось и предполагается очевидность общественной опасности уклонения от военной и альтернативной гражданской службы. С другой стороны, в литературе считают необходимым описать и указать общественную опасность, например, убийства, которая очевидна и вряд ли вызывает сомнение29.

Попытку обосновать общественную опасность рассматриваемого деяния предпринял Г. Ф. Поленов. Он считал, что уклонение от учебных сборов и воинского учета представляет общественную опасность потому, что «мешает деятельности органов, ведущих учет военнообязанных. и тем самым наносит ущерб оборонным интересам и мероприятиям советского государства», «ущерб. наносится порядку подготовки и переподготовки военнообязанных, нормальной деятельности государственных органов, ведающих этой сферой»30.

Позднее попытки раскрыть общественную опасность уклонения от воинской службы предприняли в своих исследованиях Ю. И. Хаиров, В. А. Маркелов и М. В. Карпенко.

Так, Ю. И. Хаиров отмечал: «Хотя уклонение от призыва на военную службу в конкретном единичном случае, казалось бы, не может причинить существенного вреда интересам обороны, однако. массовое уклонение от призыва на военную службу может существенно нарушить установленный порядок комплектования Вооруженных Сил личным составом»31.

В. А. Маркелов не только поддержал такой подход, но и развил его. Он, в частности, указал, что характерная особенность уклонения от военной службы — «повышенная общественная опасность, заключающаяся в достаточной распространенности, постоянном росте таких

28 См., например: ПионтковскийА. А., Меньшагин В. Д., Чхиквадзе В. М. Указ. соч. Т. 2. С. 606—625 ; Курс советского уголовного права: в 6 т. Часть Особенная. М. : Наука, 1971. Т. VI. С. 291—295 ; Курс советского уголовного права. Часть Особенная / отв. ред. проф. Н. А. Беляев. Л. : Изд-во Ленинград. ун-та, 1978. Т. 4. С. 521-524 ; Бажанов М. И., Сташис В. В. Преступления против порядка управления // Бажанов М. И. Избранные труды. Харьков : Право, 2012. С. 953-954 ; Курс уголовного прав / под ред. Г. Н. Борзенкова, В. С. Комиссарова. М. : Зерцало-М, 2002. Т. 5. С. 270-275 ; Полный курс уголовного права / под ред. А. И. Коробеева. СПб. : Юридический центр-Пресс, 2008. Т. 5. С. 415-421 ; Щербаков А. В. Преступления против порядка управления : научно-практический комментарий к главе 32 УК РФ. М. : Юрлитинформ, 2001. С. 135-141 ; Уголовное право России. Особенная часть / под ред. Ф. Р. Сунду-рова, М. В. Талан. М. : Статут, 2012. С. 869-872 ; Агаев Г. А. Указ. соч. С. 217-238; Рамазанов Г. Р. Указ. соч.

29 См., например: Уголовное право России. Особенная часть / под ред. Ф. Р. Сундурова, М. В. Талан. С. 26.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

30 Поленов Г. Ф. Ответственность за преступления против порядка управления. М. : Юридическая литература, 1966. С. 99—100.

31 Хаиров Ю. И. Указ. соч. С. 58.

общественно-опасных деяний при высоком уровне латентности...»32.

М. В. Карпенко в качестве обоснования вредоносности деяния ссылается на то, что «в результате уклонения образуется штатная необеспеченность войсковых подразделений, снижается боеготовность и дисциплина частей, оголяется Государственная граница, создается (и реализуется) опасность хищений техники, оружия и боеприпасов»33.

Однако данные обоснования общественной опасности, на наш взгляд, нельзя признать приемлемыми, так как их авторы проецируют опасность уклонения от военной службы как социального явления на конкретные, единичные преступления. Вместе с тем в доктрине уголовного права, закрепленной в ст. 14 УК РФ, признано, что преступным является лишь такое деяние, которое по содержанию общественно опасно. Иными словами, каждое единичное деяние должно быть вредоносным и общественно опасным, а не их совокупность.

Далее необходимо проанализировать все подсистемы состава преступления на предмет наличия общественной опасности.

В качестве непосредственного объекта преступления, закрепленного в ст. 328 УК РФ, чаще всего называется установленный порядок комплектования Вооруженных Сил РФ и других воинских формирований, а также порядок реализации гражданами обязанности прохождения военной службы34. В настоящее время не вызывает сомнений, что объекту всегда в результате совершения преступного деяния наносится вред35. В литературе вред от рассматриваемого преступления характеризовался как «ущерб делу обороны СССР»36, «ущерб оборонным интересам и мероприятиям советского государства»37, «нарушается установленный порядок комплектования Вооруженных Сил, подрывается их боеготовность и, как следствие, обороноспособность

страны»38. В большинстве же работ внимание на вреде от данного преступления не акцен-тируется39.

Изучение судебной практики показывает, что в 14,7 % уголовных дел суды указывают в приговорах на причинение вреда40. При этом причиняемый вред характеризуется судами по-разному. Так, в 46,66 % дел суды указывают на нарушение установленного порядка комплектования Вооруженных Сил, в 32,22 % — на нарушение установленного порядка комплектования Вооруженных Сил и причинение вреда обороноспособности РФ, в 13,33 % — на вред (подрыв) обороноспособности и только лишь в 6,66 % — на дезорганизацию органов государственной власти, осуществляющих призыв на военную службу.

Важно отметить, что ни в литературе, ни в судебных документах, даже когда вред от преступления указывается, он не конкретизируется. Иными словами, указание на вред носит сугубо абстрактный характер.

Если признать в качестве вреда ущерб обороноспособности государства и боеготовности Вооруженных сил, то возникает вопрос: существует ли ущерб в виде подрыва боеспособности Вооруженных сил и обороноспособности страны в тех случаях, когда план по призыву на военную службу был полностью выполнен? Вред обороноспособности страны и боеспособности Вооруженных сил может быть нанесен только тогда, когда из-за большого числа «уклонистов» существенно уменьшается штатная численность Вооруженных сил. Однако такой вред причиняется не в ходе совершения конкретного преступления, а является вредом от негативного социального явления в целом, о чем мы уже говорили ранее. Также следует обратить внимание, что в последние годы Главное организационно-мобилизационное управление Генерального штаба Вооруженных сил РФ все чаще докладывает

32 Маркелов В. А. Уклонение от военной службы (понятие, виды, предупреждение) : дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 2005. С. 7—8.

33 Карпенко М. В. Уголовная ответственность за уклонение от призыва на военную службу : дис. ... канд. юрид. наук. Ростов н/Д, 2002. С. 88.

34 Курс уголовного права / под ред. Г. Н. Борзенкова, В. С. Комиссарова. Т. 5. С. 271 ; Карпенко М. В. Указ. соч. С. 88 ; Уголовное право России. Часть Особенная / под ред. Л. Л. Кругликова. М., 2004. С. 514 ; Уголовное право России. Особенная часть / под ред. Ф. Р. Сунду-рова, М. В. Талан. С. 869.

35 Уголовное право. Общая часть / под ред. Н. Ф. Кузнецовой, И. М. Тяжковой М. : Зерцало, 2004. С. 171.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

36 МеньшагинВ. Д. Преступления против обороны СССР : учеб. пособие для слушателей ВЮА КА. М. : РИО ВЮА КА, 1946. С. 22.

37 Поленов Г. Ф. Указ. соч. С. 99.

38 Маркелов В. А. Указ. соч. С. 32.

39 См., например: Курс уголовного права / под ред. Г. Н. Борзенкова, В. С. Комиссарова. Т. 5. С. 270-275 ; Уголовное право России. Особенная часть / под ред. Ф. Р. Сундурова, М. В. Талан. С. 869—872 ; Щербаков А. В. Указ. соч. С. 135—141.

40 Приведенные в настоящей работе данные о судебной практике, если не указано иное, основаны на изученной автором судебной практике. Автором было отобрано путем случайной выборки и изучено 611 решений судов различных уровней за 2010—2014 годы, в том числе 1 решение Верховного Суда РФ и следующих субъектов РФ: Амурская область — 39, Калининградская область — 6, Красноярский край — 71, Курганская область — 14, Ленинградская область — 11, Магаданская область — 9, Московская область — 84, Республика Башкортостан — 37, Республика Дагестан — 38, Республика Татарстан — 52, Саратовская область — 4, Санкт-Петербург — 4, Ставропольский край — 125, Хабаровский край — 70, Челябинская область — 46.

о 100 %-м выполнении плановых показателей по призыву граждан на военную службу41. Следовательно, комплектованию и боеготовности Вооруженных Сил вред не наносится.

При определении вреда следует учитывать, что Вооруженные силы РФ формируются не только из призывников, а по смешанному принципу, т.е. по призыву и по контракту. Официальные представители Министерства обороны сообщали: «Количество контрактников будет увеличиваться, и в конечном итоге нам определена цифра в 425 тыс.»42. Формирование Вооруженных Сил, в том числе по контракту, существенно понижает вред обороноспособности государства и боеготовности Вооруженных Сил.

В качестве вреда от уклонения от прохождения военной службы можно рассматривать те организационные и материальные затраты, которые понесут органы государственной власти, осуществляющие призыв на военную службу, для розыска и призыва лиц, уклоняющихся от призыва на военную службу. Однако вряд ли имеется возможность хотя бы примерно определить такие затраты в отношении конкретного «уклониста».

Изложенные выше данные показывают, что непосредственный объект преступления, предусмотренный ст. 328 УК РФ, и причиняемый ущерб не обладают тем характером и той степенью общественной опасности, которые необходимы для преступления.

Объективную сторону рассматриваемого преступления законодатель сформулировал в виде уклонения от призыва на военную (альтернативную гражданскую) службу и от прохождения такой службы.

Уклонение от прохождения военной службы, согласно п. 4-7 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 3 апреля 2008 г. № 3 «О практике рассмотрения судами уголовных дел об уклонении от призыва на военную службу и от прохождения военной или альтернативной гражданской службы»43, может выражаться в следующем:

а) неявка без уважительных причин по повесткам военного комиссариата на медицинское освидетельствование, медицинское обследование по направлению призывной

41 См., например: Итоги осеннего призыва 2010 и материалы круглого стола по итогам весеннего призыва граждан на военную службу (2013 г.), размешенные на официальном сайте Министерства обороны РФ: URL: http://function.mil.ru.

42 Итоги осеннего призыва 2011 года. Пресс-конференция начальника Главного организационно-мобилизационного управления Генерального штаба ВС РФ генерал-полковника В. В. Смирнова // Официальный сайт Министерства обороны РФ. URL: function.mil.ru/ news_page.

43 Российская газета. № 76. 09.04.2008.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

комиссии, на заседание призывной комиссии или в военный комиссариат для отправки к месту прохождения военной службы;

б) самовольное оставление призывником сборного пункта до отправки его к месту прохождения военной службы;

в) получение призывником обманным путем освобождения от военной службы в результате симуляции болезни, причинения себе какого-либо повреждения (членовредительство), подлога документов или иного обмана;

г) отказ призывника от получения повестки военного комиссариата или направления призывной комиссии под расписку. Способами совершения преступления,

предусмотренного ч. 2 ст. 328 УК РФ, в соответствии с разъяснениями вышеуказанного постановления Пленума Верховного Суда РФ являются, в частности, неявка без уважительных причин к месту прохождения альтернативной гражданской службы в указанные в предписании сроки, самовольное оставление места работы (рабочего места), неявка в срок без уважительных причин на работу, отказ от исполнения обязанностей альтернативной гражданской службы, в том числе отказ заключить срочный трудовой договор, досрочное увольнение с альтернативной гражданской службы путем обмана.

Следует сразу отметить, что уклонение от прохождения альтернативной гражданской службы в судебной практике встречается крайне редко. Так, из всех изученных нами дел только 0,47 % приходится на ч. 2 ст. 328 УК РФ.

По нашим подсчетам, подавляющее большинство, а именно 81 %, уклонений от призыва на военную службу совершается путем неявки без уважительных причин по полученной повестке на мероприятия, связанные с призывом. Иными словами, для рассматриваемого деяния характерна форма чистого бездействия. Уклонение в форме действий на практике выражается в следующем: а) самовольный уход (покидание) сборного пункта, военкомата, медицинской комиссии — 3,86 %; б) отказ от вручаемой повестки — 2,4 %; в) предоставление фальшивых документов и справок — 1,93 %. Приведенные данные наглядно иллюстрируют, что для рассматриваемого деяния не характерны способы, связанные с насилием, обманом или иными отягчающими обстоятельствами/ способами.

Состав преступления, предусмотренный в ст. 328 УК РФ, сконструирован законодателем как формальный, следовательно, последствия в норме не указываются. Поэтому можно говорить только об ущербе объекту, причиняемом

в ходе совершения преступления. Данный вопрос был рассмотрен ранее в настоящей статье.

Кроме того, необходимо отметить, что для исследуемой категории преступлений не характерно наличие совокупности с другими преступлениями. Только в 1-м деле, т.е. 0,16 %, нам встретилась такая совокупность. Рецидив преступлений среди изученных дел нами обнаружен не был.

Подводя итог анализу общественной опасности, содержащейся в объективной стороне ст. 328 УК РФ, следует констатировать, что ее степень и характер явно невысоки и недостаточны для характеризации деяния в качестве преступления.

Следующий элемент состава, на котором следует остановиться, — субъект преступления.

Лица, виновные в совершении преступления, предусмотренного ст. 328 УК РФ, в подавляющем большинстве впервые совершали преступление. Лишь в 3 из изученных нами дел субъекты имели судимость. Вместе с тем 30 % лиц, виновных в совершении анализируемого преступления, ранее привлекались к административной ответственности.

Большая часть виновных, а именно 73,37 %, положительно характеризуются по месту жительства, учебы, работы, 23,8 % характеризуются удовлетворительно и только 2,83 % виновных имеют отрицательные характеристики, в том числе они злоупотребляли спиртными напитками, вели аморальный образ жизни и т.д.

Образование лиц, совершивших уклонение от прохождения военной и альтернативной гражданской службы, характеризуется следующими показателями: 32 % имеют среднее общее образование, 30,8 % — среднее специальное (профессиональное), 20,1 % — неполное среднее, 8,3 % — высшее, 7,1 %— неполное среднее, по 0,7 % — начальное профессиональное и начальное общее. На невысокий образовательный уровень указывали исследователи и ранее44. Однако в последние годы наблюдается повышение уровня образования лиц, совершивших анализируемое преступление.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Ряд исследователей отмечают, что половина современных призывников употребляют спиртные напитки, причем 12 % регулярно, 8 % употребляют наркотики45. Вместе с тем среди изученных нами дел ни в одном решении не указано, что лица, совершившие преступление, состоят на учете у нарколога или психолога.

Среди других характеристик лиц, совершивших преступление, предусмотренное ст. 328 УК РФ, следует указать на то, что 64 %

44 Маркелов В. А. Указ. соч. С. 48.

45 Указ. соч. С. 53.

лиц на момент совершения преступления официально не работали и/или не учились. Данный показатель сохраняется уже многие годы и был отмечен ранее В. А. Маркеловым46.

Большая часть лиц — 83,7 % — в браке не состояли. Вместе с тем 12,5 % лиц имели детей.

Также характеризует субъекта тот факт, что в 94,44 % случаев они признали свою вину в совершенном преступлении и дела в их отношении были рассмотрены в упрошенном порядке: без проведения судебного разбирательства либо в особом порядке.

Подводя итог, следует сказать, что в целом субъекты рассматриваемого преступления характеризуются положительно.

Субъективная сторона анализируемого преступления характеризуется прямым умыслом. Данное положение не вызывает возражений ни у теоретиков, ни у практиков. В научной литературе неоднократно были исследованы мотивы уклонения от призыва на военную службу. Так, Ю. И. Хаиров указывает, что 36,36 % осужденных за данное преступление легкомысленно и безразлично относились к воинской обязанности; у 14,68 % — тяжелое материальное положение в семье; 10,49 % лиц отметили нежелание потерять любимую девушку, положение в обществе, престижную работу47. Таким образом, видно, что 61,53 % мотивов не являются низменными. В более поздних работах авторы указывают, что 70 % лиц, уклоняющихся от призыва, не столько боялись трудностей военной службы, сколько изначально негативно относились к ней48.

В заключение рассмотрения общественной опасности уклонения от прохождения военной и альтернативной гражданской службы, следует обратить внимание на наличие отягчающих и смягчающих обстоятельств. Ни в одном из изученных нами дел суды не обнаружили отягчающих обстоятельств. Смягчающие же обстоятельства установлены в 100 % изученных дел. Чаще всего, в более 73 % случаев, суды признавали смягчающими обстоятельствами раскаяние в содеянном (73,65 %) и признание вины (73,15 %). Среди других смягчающих обстоятельств — активное способствование раскрытию и расследованию преступления (24,4 %); совершение впервые преступления небольшой тяжести (17,34 %); явка с повинной

46 Указ. соч. С. 49.

47 Хаиров Ю. И. Указ. соч. С. 117. Эти же цифры без ссылок на источник заимствования позднее были воспроизведены в работе: Амирова Р. Р. Уголовно-правовая и криминологическая характеристика уклонения от прохождения военной и альтернативной гражданской службы (по материалам Республики Дагестан) : дис. ... канд. юрид. наук. Махачкала, 2006. С. 51.

48 Маркелов В. А. Указ. соч. С. 58.

(16,2 %); наличие на иждивении родственников или оказание материальной помощи родственникам (12,92 %); молодой возраст виновных (11,45 %); наличие постоянного места жительства (4,74 %); состояние здоровья и/или наличие заболевания у виновного (3,75 %); беременность супруги (1,14 %); заболевание и/или инвалидность родителей (0,98 %); отсутствие тяжких последствий (0,8 %); наличие семьи: матери, бабушки, старшего брата и т.д. (0,8 %); сиротство виновного (0,32 %); стечение тяжелых жизненных обстоятельств (0,16 %).

Подводя итог такому основанию криминализации, как общественная опасность преступления, следует признать, что при уклонении от прохождения военной и альтернативной гражданской службы она неявная, ее степень крайне невысокая. На наш взгляд, такое основание для криминализации, как общественная опасность, отсутствует.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

3. распространенность и динамика преступления, предусмотренного ст. 328 УК РФ, характеризуется следующими показателями: 1997 год — 1 162 преступлений; 1998 год — 1 232; 1999 год — 1 284; 2000 год — 1 853; 2001 год — 1 78049; 2004 год — 2 15350, 2006 год — 1 711; 2009 год — 977; 2011 год — 1 42851; 2013 год — 85652.

Таким образом, пик зарегистрированных преступлений приходится на 2004 год, в последующие годы прослеживается тенденция уменьшения количества совершенных преступлений по ст. 328 УК РФ.

Помимо официальной статистики, следует иметь в виду, что официальные представители Министерства обороны РФ в последние годы сообщают о снижении числа «уклонистов». Так, по итогам весеннего призыва 2013 года, начальник ГОМУ Генерального штаба сообщил о снижении количества «уклонистов» на 18 %53. По итогам весеннего призыва 2012 года, число уклонившихся от призыва составило 7 325 человек, а около 166,1 тыс. человек убыли к месту жительства (пребывания) без снятия с воинского учета или уклонились от получения повестки военного комиссариата. Причем это было на

49 Наумов А. В. Российское уголовное право : курс лекций. М. : Юридическая литература, 2004. Т. 2. Особенная часть. С. 753.

50 Маркелов В. А. Указ. соч. С. 4.

51 Преступность, национальная безопасность, бизнес / под общ. ред. проф. А. И. Долговой. М. : Рос. криминолог. ассоциация, 2012. С. 638.

52 Криминологическая ситуация и реагирование на нее / под ред. проф. А. И. Долговой. М. : Рос. криминолог. ассоциация, 2014. С. 286.

53 Круглый стол по итогам весеннего призыва граждан

на военную службу, состоявшийся 01.08.2013 в «РИА

Новости»/ / Официальный сайт Министерства оборо-

ны РФ. URL: function.mil.ru/news_page.

18,4 % меньше, чем осенью 2011 года54. В осенний призыв 2010 года количество уклонившихся лиц составило 13 600 человек55. Таким образом, можно наблюдать устойчивую тенденцию по снижению количества лиц, уклоняющихся от призыва на военную службу.

Косвенно данная тенденция подтверждается и независимыми опросами. В частности, всероссийские опросы ВЦИОМ «Вооруженные Силы России: общественная оценка» показали, что за последние 5 лет россияне намного позитивнее стали относиться к службе в армии. Сегодня каждый второй респондент (53 %) хотел бы, чтобы его ближайшие родственники служили, — эта доля возросла в 1,5 раза по сравнению с результатами опроса 2010 года (36 %). «Мужчины должны отслужить в армии» — к такому выводу пришло большинство наших сограждан (80 %). При этом 42 % респондентов уверены, что пройти службу в Вооруженных Силах — дело чести для любого настоящего мужчины. В свою очередь, 38 % участников опроса полагают, что военная служба — долг, который нужно отдать государству, даже если это идет вразрез с личными интересами. Радостно отметить значительное сокращение доли опрошенных, называющих службу в армии «бессмысленным занятием, которого нужно избегать» (с 25 % в 2000 году до 16 % в 2014 году)56.

Кроме того, вышеприведенные цифры количества «уклонистов» в сопоставлении со статистикой преступления показывают, что к уголовной ответственности привлекаются далеко не все «уклонисты». Например, в 2010 году «уклонистов» было более 13 тыс., а к уголовной ответственности в 2011 году было привлечено менее 1 500 человек, т.е. примерно можно говорить, что к ответственности был привлечен только каждый 10-й «уклонист». Данное положение дел нельзя назвать позитивным. Следует полностью поддержать точку зрения профессора А. В. Наумова о том, что неприменение уголовно-правовых норм оказывает негативное влияние на правосознание граждан, сводит на нет предупредительный эффект угрозы применения наказания в случае совершения лицом преступления57.

54 Начальник ГОМУ Генерального штаба рассказал журналистам об особенностях осенней призывной кампании. Пресс-конференция 28.09.2012 // Официальный сайт Министерства обороны РФ. URL: function. mil.ru/news_page.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

55 Итоги осеннего призыва-2010. Пресс-конференция начальника ГОМУ ГШ ВС РФ генерал-полковника В. Смирнова // Официальный сайт Министерства обороны РФ. URL: function.mil.ru/news_page.

56 Пресс-выпуск. № 2572. 29.04.2014 // URL: wciom.ru.

57 Наумов А. В. Применение уголовно-правовых норм. Волгоград, 1973. С. 22.

4. психологические (нравственные) основания криминализации. Осенью 2011 года Фондом общественного мнения был проведен опрос «Проблема уклонения от военной службы». Среди прочего респондентам был задан вопрос: следует или не следует привлекать к уголовной ответственности тех, кто уклоняется от призыва на военную и альтернативную гражданскую службу? Население в целом ответило так: 52 % — не следует привлекать к уголовной ответственности, 35 % — следует, 13 % затруднились ответить58. Этим же фондом в апреле 2014 года был проведен опрос «О положении дел в армии и срочной службе», который показал, что 49 % относятся с осуждением к лицам, которые уклоняются от службы в армии, а 32 % относятся к таким лицам с пониманием и сочувствием. В 2002 году ситуация была обратная: 53 % опрошенных относились с пониманием и сочувствием, а 35 % — с осуждением59. Сопоставление этих результатов показывает, что население осуждает уклонение от военной службы, но возражает против привлечения таких лиц к уголовной ответственности. Следовательно, их можно привлекать к административной ответственности.

Проведенное Г. А. Агаевым исследование показало, что с декриминализацией ст. 328 УК РФ согласны 33 % проанкетированных дознавателей60.

Отношение судей и судебной системы в целом к тому или иному преступлению, по нашему мнению, убедительно показываетанализ видов и размеров наказаний, назначаемых лицам, совершившим преступления. Результаты проведенного нами исследования демонстрируют следующее. Самым распространенным видом наказания, назначаемым за совершение преступления по ст. 328 УК РФ, является штраф (67 % дел). Размеры штрафа, назначаемые судами, крайне разнообразны: от 2 500 до 150 000 ру-блей.Вместестем51,79%назначенныхштрафов составляют от 2 500 до 10 000 рублей; 15,62 % — от 12 000 до 20 000 рублей; 13,43 % — от 20 800 до 40 000 рублей; 7,5 % — от 50 000 до 150 000 рублей61. Назначение максимального размера штрафа, предусмотренного в ст. 328 УК РФ, нам не встретилось. В 4,5 % случаев судами была предоставлена рассрочка по выплате штрафа. Следует обратить внимание, что в большей ча-

58 Проблема уклонения от службы. Спецпроект ФОМ // URL: fom.ru.

59 О положении дел в армии и срочной службе. Служба в армии — «школа жизни» или потерянные годы? // URL: fom.ru.

60 Агаев Г. А. Указ. соч. С. 81.

61 В 11,66 % приговоров, опубликованных на сайте ГАС

РФ «Правосудие» (www.sudrf.ru), размер штрафа не

указан.

сти рассрочка была предоставлена лицам, которым был назначен штраф в размере до 20 000 рублей.

Вторым по распространенности видом наказания является лишение свободы, оно было назначено в 27,33 % дел. Максимальный срок наказания, предусмотренный ч. 1 ст. 328 УК РФ, составляет 2 года. Среди изученных дел нам не встретилось ни одного случая назначения максимального размера наказания. В 3 случаях судами было назначено лишение свободы на срок 1 год и 6 месяцев. Большей частью суды назначают лишение свободы до 10 месяцев (53,29 %). Лишение свободы от 1 года и выше составляет 46,71 % от всех назначенных случаев лишения свободы. Самыми распространенными сроками лишения свободы, назначаемыми судами, являются 1 год — 44,31 % и 6 месяцев — 41,91 %. Важно, что только в 4 случаях лишение свободы было назначено реально, в 97,6 % дел суд пришел к выводу о возможности исправления осужденных без реального отбывания наказания и постановил считать назначенное лишение свободы условным.

Исправительные и обязательные работы присуждаются крайне редко: нами было обнаружено 4 приговора, где были назначены эти виды наказания. При этом суды не назначали максимальные размеры этих наказаний, предусмотренных в ст. 328 УК РФ. Кроме того, все наказания в виде исправительных работ были назначены условно.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Заканчивая анализ назначенных судом наказаний по рассматриваемой категории дел, следует указать, что в 46,32 % случаев суды возложили на осужденных дополнительные обязанности. Однако данные обязанности следует признать скорее формальными, т.к. 45,22 % от всех назначенных обязанностей составляет запрет на смену места жительства без уведомления уголовно-исполнительной инспекции, а 38,86 % — обязанность периодически являться в уголовно-правовую инспекцию.

Изложенное выше показывает, что уклонение от прохождения военной и гражданской альтернативной службы не имеет явных психологических и нравственных оснований для криминализации.

5. Адекватность уголовно-правового запрета и экономия репрессии подразумевают, что к криминализации следует прибегать «только в тех случаях, когда иных способов воздействия не существует, когда применение альтернативных методов социального реагирования, включая не связанную с применением уголовного наказания репрессию, является неэффективным»62.

Антонов А. Д. Указ. соч. С. 92.

52

* Указы Президента РФ: от 31.03.20014 № 189; от 29.03.2013 № 302; от 26.09.2013 № 732; от 26.09.2013 № 732; от 26.09.2013 № 732; от 30.03.2012 № 345; от 29.12.2012 № 1309; от 31.03.2011 № 378; от 30.09.2011 № 1270; от 31.03.2010 № 399; от 31.03.2010 № 399; от 31.03.2010 № 399; от 31.03.2010 № 399; от 31.03.2010 № 399; от 31.03.2010 № 399; от 30.09.2010 № 1191; от 30.09.2010 № 1191; от 30.09.2010 № 1191; от 30.03.2009 № 336; от 30.03.2009 № 336; от 30.09.2009 № 1085; от 30.09.2009 № 1085; от 30.09.2009 № 1085; от 30.09.2009 № 1085; от 29.03.2008 № 418; от 28.09.2008 № 1407; от 28.03.2007 № 419; от 30.09.2007 № 1311; от 29.03.2006 № 276; от 29.09.2006 № 1048; от 29.09.2006 № 1048; от 29.09.2006 № 1048; от 28.03.2005 № 357; от 27.09.2005 № 1134; от 29.03.2004 № 422; от 25.09.2004 № 1217; от 31.03.2003 № 377; от 28.09.2003 № 1122; от 31.03.2002 № 301; от 29.09.2002 № 1096; от 28.03.2001 № 366; от 24.09.2001 № 1148; от 30.03.2000 № 610; от 29.09.2000 № 1716; от 29.03.1999 № 390; от 29.03.1999 № 390; от 29.03.1999 № 390; от 30.09.1999 № 1323; от 30.09.1999 № 1323; от 27.03.1998 № 293; от 27.03.1998 № 293; от 27.03.1998 № 293; от 21.09.1998 № 1127; от 03.04.1997 № 297; от 06.10.1997 № 1069.

Количество лиц, призываемых на военную службу, за 1997-2014 гг. *

Год Количество призывников, чел.

Весенний призыв Осенний призыв Календарный год

2014 154 000 154 000

2013 153 200 150 030 303 230

2012 155 570 140 140 295 710

2011 218 720 135 850 354 570

2010 270 600 278 821 549 421

2009 305560 271 020 576 580

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

2008 133 200 219 000 352 200

2007 133 500 132 350 265 850

2006 124 550 123 310 247 860

2005 157 700 140 900 298600

2004 166 050 176 393 342 443

2003 175 050 175 806 350 856

2002 161 732 174 215 335 947

2001 187 995 194 824 382 819

2000 191612 191651 383 263

1999 168 776 204 914 373 690

1998 189 790 158512 348 302

1997 214 160 188 402 402 562

В литературе уже обращалось внимание, что «виновный, уклонившийся от призыва на военную службу, и осужденный к любым видам наказаний, тем самым фактически добивается своей цели — не проходить военную службу по призыву»63. Действительно, согласно пп. «б» п. 3 ст. 23 Федерального закона от 28.03.1998 № 53-ФЗ «О воинской обязанности и военной службе» не подлежат призыву на военную службу граждане, имеющие неснятую или непогашенную судимость за совершение преступления64.

Кроме того, в судебной практике встречаются примеры, когда в качестве способа уклонения от прохождения военной службы виновные умышленно представляют поддельные справки об осуждении. Так, А. представил в отдел Военного комиссариата Республики Башкортостан по г. Салават справки Салаватского городского

63 Агаев Г. А. Указ. соч. С. 228.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

64 Собрание законодательства РФ. 1998. № 13. Ст. 1475.

суда о том, что он осужден за преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 111 УК РФ, к 4 годам лишения свободы условно65. И такие случаи не единичны. Виновные представляли справки об осуждении по ст. 264, 209 и 131 УК РФ66.

Следует также обратить внимание на снижение количества лиц, призываемых на военную службу, что также необходимо учесть при анализе адекватности уголовно-правового запрета.

Вышеприведенные данные ставят под сомнение адекватность экономии уголовно-правового запрета.

65 Постановление Салаватского городского суда Республики Башкортостан № 1-714/2010 от 13.10.2010 в отношении Акчанова Т.Т. // ГАС РФ «Правосудие» (www. udrf.ru)

66 См., например: постановления Салаватского городского суда Республики Башкортостан от 08.10.2010 № 1-628/201, от 15.03.2011 № 1-217/2011 ; приговор Салаватского городского суда Республики Башкортостан от 09.03.2011 в отношении Евдокимова Д. А. // ГАС РФ «Правосудие». URL: www.sudrf.ru.

6. организационно-управленческие, в том числе процессуальные, возможности реализации уголовно-правового запрета, установленного ст. 328 УК РФ, характеризуются следующим.

Во-первых, как уже указывалось выше, к уголовной ответственности привлекается лишь 10 % «уклонистов», что явно говорит об избирательности применения уголовного запрета и о наличии проблем в его реализации.

Во-вторых, трудности организационно-управленческих возможностей связаны с неоднозначной трактовкой судами намерения уклонения от призыва. Согласно п. 4 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 03.04.2008 № 3 «О практике рассмотрения судами уголовных дел об уклонении от призыва на военную службу и от прохождения военной или альтернативной гражданской службы» «уголовная ответственность наступает в случае, если призывник таким образом намерен избежать возложения на него обязанности нести военную службу по призыву. Об этом могут свидетельствовать, в частности, неоднократные неявки без уважительных причин по повесткам военного комиссариата на мероприятия, связанные с призывом на военную службу, в период очередного призыва либо в течение нескольких призывов подряд, неявка в военный комиссариат по истечении действия

уважительной причины». Такое толкование привело к тому, что некоторые суды считают недостаточной однократную неявку на мероприятия, связанные с призывом на военную службу, при однократном вручении повестки67. В связи с этим многие военные комиссариаты предпочитают вручать повестки неоднократно. Так, в 35% изученных дел указывается, что повестки вручались неоднократно, в том числе в 16,5% вручались 2 повестки, в 9% — 3 повестки, в 3% — 4 повестки.

Проведенныйанализдостаточноубедитель-но показал, что однозначные и явные основания криминализации уклонения от военной и альтернативной гражданской службы в настоящее время отсутствуют, в том числе отсутствует явная общественная опасность деяния, необходимая для признания его преступлением. Оценка обществом, работниками правоохранительных органов и судебной системой по большей части не совпадают с оценкой этого деяния в ст. 328 УК РФ. В связи с этим считаем возможным декри-минализировать преступление, предусмотренное ст. 328 УК РФ, путем его перевода в разряд административных правонарушений.

67 См., например: кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Дагестан от 27.09.2011 № 22-1332/2001 // ГАС РФ «Правосудие». URL: www.sudrf.ru.

библиография

1. Меньшагин В. Д. Преступления против порядка управления. — М., 1938.

2. Основания уголовного запрета (криминализация и декриминализация) / отв. ред. В. Н. Кудрявцев, А. М. Яковлев. — М. : Наука, 1982.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

3. Пионтковский А. А., Меньшагин В. Д., Чхиквадзе В. М. Курс советского уголовного права. Особенная часть. — М. : Госюриздат, 1959. — Т. 2.

4. Поленов Г. Ф. Ответственность за преступления против порядка управления. — М. : Юридическая литература, 1966.

Материал поступил в редакцию 7 ноября 2014 г.

DECRIMINALIZATION OF MILITARY AND ALTERNATIVE SERVICE EVASION (ART. 328 OF THE CRIMINAL CODE)

Filippov, Pavel Aleksandrovich — PhD in Law, Associate Professor of Criminal Law and Criminology Law Department, Law Faculty, Lomonosov Moscow State University [pilippov@yandex.ru] 119991, Moscow, Lenin Hills, 1, d. 13.

Review. The article analyzes the grounds for decriminalization of military and alternative service evasion based on the study of doctrinal provisions and existing jurisdiction. The article considers the doctrinal interpretation of a crime under Art. 328 of the Criminal Code. In the framework of the subject, the author studies the decisions of the courts of various levels (611 court decisions from 15 regions of Russia).

The paper draws attention to the historical tradition of the existing criminal liability for evasion of military service. Moreover, the author reviews in detail the 1918 and later regulations establishing criminal liability for evasion of military service in different ways.

The article concludes that there is a possibility of decriminalization of a crime under Art. 328 of the

Criminal Code and its conversion into an administrative offense.

In support of this conclusion, the author indicated the following:

— low level of social danger of the act, which is due to: the abstract nature of the harm caused to the object; preferential commission of a crime by pure omission (failure to appear in response to summons); designing a formal structure of corpus delicti; the positive character reference of perpetrators; courts ascertain the existence of mitigating circumstances in almost all crimes; lack of low-lying motives in committing the crime;

— the absence of explicit psychological and moral basis for the criminalization of the act in question, besides, more than half of the population and a third of investigators agree with the decriminalization of the investigated actions, and the courts generally impose a fine or a suspended imprisonment for a short period;

— reduced number of crimes committed over the last ten years - the number of crimes decreased by 2.5 times;

— selectivity in the criminal prosecution of perpetrators of crimes under Art. 328 of the Criminal Code, namely, that the criminal liability involved 10% of those who evade military service;

— organizational and managerial difficulties in the implementation of criminal prohibitions.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Keywords: conscription; criminal responsibility; criminalization; decriminalization; Factors of decriminalization; the adequacy of the criminal prohibitions; socially dangerous act; draft evasion; evading

alternative service.

bibliography

1. Menshagin V.D. Crimes against public order, Moscow, 1938.

2. KudriavtsevV.N.,IakovlevA.M. (eds.),Groundsofthecriminalprohibition(criminalizationanddecriminalization), Science, Moscow, 1982.

3. Piontkovsky A. A., Menshagin V.D., Chkhikvadze V.M. Rate of the Soviet penal law. The special part. V.2., Gosyurizdat, Moscow, 1959.

4. Polenov G.F. Responsibility for crimes against public order, Legal literature, Moscow, 1966.