Научная статья на тему 'Что скрывает "Туманность Андромеды"?'

Что скрывает "Туманность Андромеды"? Текст научной статьи по специальности «Искусствоведение»

CC BY
1076
130
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
И. ЕФРЕМОВ / I. EFREMOV / Е. ШЕРСТОБИТОВ / E. SHERSTOBITOV / М. ВОЛОШИН / M. VOLOSHIN / У. ШЕКСПИР / W. SHAKESPEARE / КИНО / CINEMA / ФАНТАСТИКА / FANTASY / ПОЭЗИЯ / POETRY / УТОПИЯ / UTOPIA / ЙОГА / YOGA

Аннотация научной статьи по искусствоведению, автор научной работы — Сяэск И.В.

В статье рассматривается футурологический роман Ивана Ефремова «Туманность Андромеды» (1956) и фильм Евгения Шерстобитова «Туманность Андромеды» (1967). Сопоставление с романом Ефремова «Час быка» (1968) показывает, что изменения в фильме Шерстобитова связаны с концепцией самого Ефремова: в фильме и в книге тема «подвигов Геркулеса» вынесена в инициальную позицию. Анализируется сложный генезис «клятвы Геркулеса», связанный с книгой «Агни Йога» (Париж, 1929) и с мифом о греко-индийской культуре в творчестве Ефремова. Проводятся параллели с романом «Лезвие бритвы» (1963) и «Таис Афинская» (1972). Анализируется роль поэзии как традиции, связующей поколения и исторические эпохи: роль цитаты из Максимилиана Волошина и ее функциональная замена в фильме на цитату из 29 сонета Уильяма Шекспира.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

What is hidden in Andromeda Nebula?

The futurological novel by Ivan Efremov “Andromeda Nebula” (1956) and the film The Andromeda Nebula (1967) by Yevgeny Sherstobitov are considered in the article. Comparison with the Efremov’s novel The Bull’s Hour (1968) shows that the changes in Sherstobitov’s film are connected with the concept of Efremov himself: the theme of “exploits of Hercules” is placed in the initial position both in the film and in the book. The complex genesis of the “oath of Hercules” is analyzed in relation both to the book Agni Yoga (Paris, 1929) and the myth of the Greco-Indian culture in the works by Efremov. Parallels are drawn with the novel Razor’s Edge (1963) and Thais of Athens (1972). The role of poetry as a tradition that links generations and historical epochs is analyzed: especially, the role of the quotation from Maximilian Voloshin’s poem and its functional replacement by a quote from the 29th sonnet of William Shakespeare in the film.

Текст научной работы на тему «Что скрывает "Туманность Андромеды"?»

ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИЕ

УДК 82.09 И. В.Сяэск

магистр отделения славистики Тартуского университета, Эстония, Тарту; e-maiL: rina@ut.ee

ЧТО СКРЫВАЕТ «ТУМАННОСТЬ АНДРОМЕДЫ»?

В статье рассматривается футурологический роман Ивана Ефремова «Туманность Андромеды» (1956) и фильм Евгения Шерстобитова «Туманность Андромеды» (1967). Сопоставление с романом Ефремова «Час быка» (1968) показывает, что изменения в фильме Шерстобитова связаны с концепцией самого Ефремова: в фильме и в книге тема «подвигов Геркулеса» вынесена в инициальную позицию. Анализируется сложный генезис «клятвы Геркулеса», связанный с книгой «Агни Йога» (Париж, 1929) и с мифом о греко-индийской культуре в творчестве Ефремова. Проводятся параллели с романом «Лезвие бритвы» (1963) и «Таис Афинская» (1972). Анализируется роль поэзии как традиции, связующей поколения и исторические эпохи: роль цитаты из Максимилиана Волошина и ее функциональная замена в фильме на цитату из 29 сонета Уильяма Шекспира.

Ключевые слова: И. Ефремов; Е. Шерстобитов; М. Волошин; У. Шекспир; кино; фантастика; поэзия; утопия; йога.

I. V. Saask

MA student at SLavic Department of Tartu University, Estonia, Tartu; e-maiL: rina@ut.ee

WHAT IS HIDDEN IN ANDROMEDA NEBULA?

The futuroLogicaL noveL by Ivan Efremov "Andromeda NebuLa" (1956) and the fiLm The Andromeda Nebula (1967) by Yevgeny Sherstobitov are considered in the articLe. Comparison with the Efremov's noveL The Bull's Hour (1968) shows that the changes in Sherstobitov's fiLm are connected with the concept of Efremov himseLf: the theme of "expLoits of HercuLes" is pLaced in the initiaL position both in the fiLm and in the book. The compLex genesis of the "oath of HercuLes" is anaLyzed in reLation both to the book Agni Yoga (Paris, 1929) and the myth of the Greco-Indian cuLture in the works by Efremov. ParaLLeLs are drawn with the noveL Razor's Edge (1963) and Thais of Athens (1972). The roLe of poetry as a tradition that Links generations and historicaL epochs is anaLyzed: especiaLLy, the roLe of the quotation from MaximiLian

VoLoshin's poem and its functional, replacement by a quote from the 29th sonnet of WiLLiam Shakespeare in the fiLm.

Key words: I. Efremov; E. Sherstobitov; M. VoLoshin; W. Shakespeare; cinema; fantasy; poetry; utopia; yoga.

Космическая гонка, в которой участвовал и СССР и США, протекала и на киноэкране. Из-за цензурных и финансовых ограничений советская кинофантастика проигрывала. Несмотря на специальный приз, полученный на фестивале научно-фантастических фильмов в Триесте в 1968 г., неудача постигла и фильм Е. Ф. Шерстобито-ва «Туманность Андромеды» (1967), для которого фатальной стала смерть Сергея Столярова (1911-1969), исполнителя одной из четырех главных ролей фильма: никто бы не смог заменить культового советского артиста, и вторая серия не была снята. Закончена была только первая часть «Пленники Железной Звезды».

Однако у фильма были и другие осложняющие успех обстоятельства. Одно из них - сложность самого исходного материала - одноименного утопического романа И. А. Ефремова (1957), совмещавшего в себе авантюрно-любовную интригу и футурологическую картину коммунистического будущего Земли, вступившей в межгалактическое братство Великого Кольца. Утопия, как подчеркивает Т. А. Чернышева, исходно - нехудожественный жанр [Чернышева 1984], и вообще описательность (на чем настаивал Г. Э. Лессинг в трактате «Лаоко-он») находится в конфликте с линейным характером повествования.

Как известно, новаторство И. А. Ефремова заключалось в том, что он исключил из сюжетной схемы фигуру внешнего наблюдателя утопического мира. Но совсем отменить внешнюю точку зрения он не мог: мотивировкой для подробных рассказов об устройстве общества будущего стали дети и жители других миров, играющие роль благодарной аудитории [там же, с. 317]. Всё же повествование оказалось недостаточно динамичным, и для создания истинной коллизии Ефремов столкнул общество будущего с «островком» общества прошлого (антиутопического, но напоминающего современный мир) в романе «Час быка» (1970).

Авторами сценария фильма значатся В. И. Дмитревский и Е. Ф. Шерстобитов, но, как явствует из опубликованной переписки, первоначально главным сценаристом фильма был сам автор романа - И. А. Ефремов [Ефремов 2016]. По-видимому, именно ему

принадлежит и «неудачное» начало фильма, котором 23 ноября 1968 г. писал Георгий Ланин (писательский псевдоним Г. Г. Пермякова): «Но вот я сижу на "Андромеде". Интересно, будет она лучше книги или хуже? В зале молодые люди, дело было днем. Начинается картина с пионерского собрания (сбора), как думают все, но, оказывается, это передача эстафеты. Начало не из увлекательных. Сам роман начинается по-другому и сразу захватывает» [Ефремов 2016, с. 998].

Ему вторит тридцать пять лет спустя Андрей Вяткин: «Эстетика фильма напоминала обложки тогдашних популярных журналов типа «Техника - молодежи», в частности, сцена обряда "подвигов Геркулеса" сильно смахивала на пионерскую линейку» [Вяткин 2003, с. 24]. Остановимся на этой сцене подробнее.

Она имеет двойную функцию: вводит в действие и служит символическим фоном для всего происходящего (в конце фильма сцена праздника повторяется, замыкая рамку). Ее содержанием служит ритуальное начало «подвигов Геркулеса»: молодые люди семнадцати лет выбирают себе наставников для прохождения трехгодичных испытаний и обучения, принося им клятву верности. Один из юношей избирает Мвена Маса. К ним подходит Юний Ант и предлагает Мвену стать заведующим внешних станций Великого Кольца. Мвен не может прервать церемонию и с гордостью вспоминает своего учителя Эрга Ноора, командира пропавшего звездолета «Тантра». Разговор служит прологом к истории трех персонажей: Дара Ветра, которого Мвен должен сменить, Эрга Ноора и самого Мвена, но последняя линия осталась нереализованной из-за отсутствия второй серии фильма.

В книге, как верно отметил Пермяков, действие начинается без пролога - в открытом космосе: «Тантра» попадает в гравитационный плен «Железной звезды» и вынуждена совершить посадку на загадочной и опасной планете, погруженной в вечный мрак, но не лишенной своих форм жизни. Здесь происходит встреча с останками погибшего земного звездолета и загадочного инопланетного «спиралодиска». Зачем же Ефремов отказался от такого динамичного начала?

Это определенно связано с тем, что ему была дорога вся та утопическая футурологическая «начинка», от которой неизбежно пришлось бы отказаться в рамках динамично развивающегося драматического действия. Он попытался спасти тему «подвигов Геркулеса», выразив ее в сжатой формуле клятвы и обряда выбора наставника. Для этого

ему пришлось перенести формулу клятвы из лекции Эвды Наль (глава IX «Школа третьего цикла») в самое начало действия. Клятва звучит следующим образом: «Вы, Старшие, позвавшие меня на путь труда, примите мое умение и желание, примите мой труд и учите меня среди дня и среди ночи. Дайте мне руку помощи, ибо труден путь, и я пойду за вами» [Ефремов 1975-1976, 3, с. 202].

Как показала А. А. Юферова, текст клятвы Ефремов взял из запрещенной в СССР книги «Агни йога», изданой семьей Рерихов анонимно в Париже в 1929 г. [Юферова 1991, с. 42]. Книга представляет собой философско-религиозный трактат, написанный в жанре фрагментарной прозы (ср. сочинения Марка Аврелия, Ф. Ницше, В. Розанова, Л. Шестова и др.), составленной из поучений индийского гуру, преимущественно в интерпретации Е. И. Рерих. В этих поучениях этика буддизма связана с некоторыми космологическими представлениями индуизма, в частности, с представлением о необходимости духовно-материальной эволюции, которая должна привести к установлению межпланетных контактов.

В «Агни Йоге» около 80 раз упоминаются «дальние миры» (цитируем по переизданию). Уже в самом начале утверждается (§ 6): «Только при устремлении к междупланетности можно рассчитывать на эволюцию человечества» [Учение Живой Этики, с. 13]. Цель учения формулируется так (§166-167): «Изучение Агни-Йоги приближает человека к дальним мирам <...>. Сознательная борьба доводит подвижника до исполнения задачи ... он выводит планету из одиночества» [там же, с. 107-108].

Несомненно, Ефремов был воодушевлен как пафосом эволюции (не зря он был выдающимся палеонтологом), так и надеждой на межпланетные контакты. Ему также близка была и рациональная этика буддизма, в которой он видел альтернативу современной ему коммунистической идеологии, отрицающей всякую связь с прошлым и религиозной традицией. Не отказываясь от слова «коммунизм» [Ревич 1998], Ефремов стремился наполнить его собственным содержанием. Он мечтал не о новой революции, а об эволюции в сторону светлого идеала.

Характерно, что для его синтетического сознания не было непроходимой грани между Западом и Востоком. Одной из художественных «гипотез» Ефремова был миф о древнейшей греко-индийской

цивилизации, о которой он упоминает во многих своих произведениях. Поэтому люди будущего у него проходят «подвиги Геркулеса» и дают «клятву Геркулеса» (важен и миф об Андромеде, спасенной Персеем), но к далеким звездам летит звездолет «Тантра» (санскр. учение), а эксперимент по мгновенному преодолению космических расстояний проводится в горах Тибета. Не удивительно, что в основе «клятвы Геркулеса» оказался текст, который назван в оригинальном источнике «Молитвой Шамбале» (§104): «Ты, Позвавший меня на путь труда, прими умение и желание мое. Прими труд мой, Владыка, ибо видишь меня среди дня и ночи. Яви, Владыка, руку Твою, ибо тьма велика. Иду за Тобою!» [Агни Йога 1929, параграф 104].

В книге и в фильме текст молитвы оказался изменен, но исходный образ «Яви, Владыка, руку Твою» был воплощен буквально в образе монументальной руки, на открытой ладони которой горит огонь. Источник этого образа, как мы полагаем, - посвященный Е. И. Рерих диптих Н. К. Рериха «Агни Йога» (1928-1930), одна часть которого изображает восточного мудреца, а другая - девушку с огнем на ладони. Свет огня, словно маячок, притягивает мысль далекого мудреца, который отделен от героини рамкой иного пространства. Ту же мысль о связи далеких пространств воплотил в своей книге и Ефремов. Но ему важна и греко-индийская (в его понимании) традиция духовного ученичества [Агапитова 2016]. Индийский вариант (отношения с гуру) будет подробнее описан в третьей части романа «Лезвие бритвы» (1963), а греческой культуре и ее контактам с Индией будет посвящен последний роман Ефремова «Таис Афинская» (1972).

Несмотря на критику, в романе «Час быка», в своем втором романе о будущем, Ефремов не отказался от «пионерского» зачина и начал рассказ так: «В школе третьего цикла начался последний год обучения. В конце его ученики под руководством уже избранных менторов должны были приступить к исполнению подвигов Геркулеса» [Ефремов 2015, с. 7].

Ему важна была идея традиции. Характерно, что будущее Ефремов не мыслит без прошлого, но в прошлом для него важнее всего оказывается поэзия. В романе «Туманность Андромеды» будущее настолько далеко отстоит от настоящего, что в нем уже не осталось никаких имен из прошлого, особенно имен политиков. Например, как отмечает Н. Н. Смирнов, Ефремов категорически отказался ввести

в роман упоминание памятника Ленина, хотя ему прочили за это Ленинскую премию [Ефремов 2016, с. 1493]. Зато он сделал одним из мест действия своего романа скалу в Крыму, на которой был похоронен М. А. Волошин и процитировал его четверостишие:

Гаснут во времени, тонут в пространстве

Мысли, событья, мечты, корабли...

Я ж уношу в свое странствие странствий

Лучшее из наваждений Земли!.. [прив. по: Ефремов, 3, с. 125]

В романе «Лезвие бритвы» важную роль будут играть тексты М. И. Цветаевой, а в романе «Час быка» - стихи Н. С. Гумилева [Брагин 2016]. Но в фильме оставить стихи Волошина оказалось невозможно, и создатели фильма сделали функциональную замену: в тот момент, когда Эрг Ноор отказывается от забвения своих страданий и чувств к возлюбленной, погруженной в непробудный сон, он читает подаренные ему стихи У Шекспира (29-й сонет в переводе С. Я. Маршака).

С твоей любовью, памятью о ней, Всех королей на свете я сильней.

Стихи как «нерукотворный памятник» (по выражению А. С. Пушкина) служат связующей нитью культуры и бесчисленных поколений истории человечества. Они же поддерживают и «олимпийский» огонь культуры - эстафету человеческого духа (начало фильма Шерстобитова не зря напоминает символическое начало «Олимпии» Л. Рифеншталь).

В настоящей работе нет возможности более подробно осветить книгу И. А. Ефремова и ее трансформации в фильме. Ответим только на вопрос, поставленный в заглавии нашей статьи. Художественная структура «Туманности Андромеды» (и книги, и одноименного фильма) скрывает надежду советского писателя И. А. Ефремова на научный, духовный и художественный Ренессанс объединенной человеческой культуры и цивилизаций других галактик. В этой утопической картине свое место должны занять самые разные проекты: и здоровая часть коммунистических идеалов, и наследие отринутых революцией 1917 г. культурных традиций. Своим творчеством Ефремов максимально выразил «оттепельные» настроения третьей четверти ХХ в. в СССР.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ Агни-Йога. (Живая этика.) Париж, 1929. 333 с.

Агапитова Е. К. Фольклорно-сказочная традиция в творчестве И. А. Ефремова // Проблемы исторической поэтики. Вып. 4. Поэтика фантастического. Петрозаводск, 2016. С. 211-221. Акопов Л. Поэзия в произведениях И. А. Ефремова // Иван Ефремов - ученый, мыслитель, писатель. Взгляд в 3-е тысячелетие. Предвидения и прогнозы : материалы 1-го Международного симпозиума. 10-12 октября 1997, Пущино-на-Оке, Биол. центр РАН. М., 1998. C. 119-124. Брагин Н. Ю. Поэзия в творчестве Ивана Ефремова // Северо-Муйские огни.

2016. № 3. URL : www.stihi.ru/2016/07/12/5194 Вяткин А. Советские космические киноэкспедиции // Мир фантастики. 2003. № 2. С. 23-25.

Госфильмофонд. URL : gosfilmo.mass.hc.ra/ot_films/show_film_info.php?id=111 Переписка Ивана Антоновича Ефремова : в 2 т. / сост. О. А. Еремина. М.

Вече, 2016. 1612 с. Ефремов И. А. Час быка. М. : АСТ, 2015. 512 с.

Ефремов И. А. Сочинения : в 3 т. (Т. 3 - в 2 кн.; «Таис Афинская» - доп. 4-й

том). М. : Молодая гвардия, 1975-1976. Кино-театр. URL : www.kino-teatr.ru/kino/movie/sov/7317/titr/ Ревич В. А. Перекресток утопий. Судьбы фантастики на фоне судеб страны.

М. : Институт востоковедения РАН, 1998. 354 с. Учение Живой Этики: Знаки Агни Йоги. Тольятти : Общество Рерихов ; М. : Мир, 1994. 416 с.

Чернышева Т. А. Природа фантастики. Иркутск : Изд-во Иркутск. ун-та, 1984.

Юферова А. А. Иван Ефремов и Агни Йога // Наука и религия. 1991. № 4. C. 40-44.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.