Научная статья на тему 'Чрезвычайные ситуации: гражданско-правовой аспект'

Чрезвычайные ситуации: гражданско-правовой аспект Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

3982
234
Поделиться
Ключевые слова
ЧРЕЗВЫЧАЙНАЯ СИТУАЦИЯ И ЕЁ ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ / ЧРЕЗВЫЧАЙНЫЕ ОБСТОЯТЕЛЬСТВА / НЕПРЕОДОЛИМАЯ СИЛА / ПРИЧИНЕНИЕ УЩЕРБА / ПРЕКРАЩЕНИЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ / СУЩЕСТВЕННОЕ ИЗМЕНЕНИЕ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ / СТОРОНЫ ДОГОВОРНЫХ ОТНОШЕНИЙ

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Фролов Алексей Иннокентьевич

В настоящей статье рассмотрены не нашедшие должного внимания вопросы гражданско-правовых последствий чрезвычайных ситуаций. При чрезвычайных ситуациях гражданские отношения подлежат регулированию нормами о непреодолимой силе, о прекращении обязательств невозможностью исполнения, о расторжении (изменении) договора в связи с изменением обстоятельств и другими нормами гражданского права. Несовершенство вышеуказанных норм препятствует эффективному регулированию возникающих при чрезвычайных ситуациях отношений. Наряду с гражданско-право-вовым анализом природы чрезвычайной ситуации, в статье рассмотрены вопросы возмещения вреда, восстановления хозяйства и другие права и охраняемые законом интересы участников вещных правоотношений.

Текст научной работы на тему «Чрезвычайные ситуации: гражданско-правовой аспект»

УДК 614.8

А.И. Фролов

Чрезвычайные ситуации: гражданско-правовой аспект

Аннотация

В настоящей статье рассмотрены не нашедшие должного внимания вопросы гражданско-правовых последствий чрезвычайных ситуаций. При чрезвычайных ситуациях гражданские отношения подлежат регулированию нормами о непреодолимой силе, о прекращении обязательств невозможностью исполнения, о расторжении (изменении) договора в связи с изменением обстоятельств и другими нормами гражданского права. Несовершенство вышеуказанных норм препятствует эффективному регулированию возникающих при чрезвычайных ситуациях отношений. Наряду с гражданско-право-вовым анализом природы чрезвычайной ситуации, в статье рассмотрены вопросы возмещения вреда, восстановления хозяйства и другие права и охраняемые законом интересы участников вещных правоотношений.

Ключевые слова: чрезвычайная ситуация и её гражданско-правовые последствия; чрезвычайные обстоятельства; непреодолимая сила; причинение ущерба; прекращение обязательств; существенное изменение обстоятельств; стороны договорных отношений.

Содержание

Введение

1. Чрезвычайная ситуация и непреодолимая сила

2. Чрезвычайная ситуация в механизме гражданско-правового регулирования Заключение

Литература

Введение

Чрезвычайные ситуации (далее — ЧС) оказывают самое негативное воздействие на жизнь и деятельность человека, выводя их из плоскости нормального развития, причиняя колоссальный вред имущественным и неимущественным правам и интересам граждан, организаций, публично-правовых образований. Годовой экономический ущерб от ЧС составляет 1,5 — 2 % ВВП (до 900 млрд руб.).

При ЧС затрагиваются права и охраняемые законом интересы участников вещных правоотношений в связи с повреждением (уничтожением) объектов вещных прав, дестабилизируется гражданский оборот, становится невозможным исполнение обязательств или таковое становится чрезвычайно обременительным.

Насколько существенен вред, причиняемый при ЧС, настолько же велика ценность государственно-правовых институтов, призванных регулировать складывающиеся имущественные гражданские отношения, вызванные ЧС. Однако состояние действующего законодательства не соответствует степени значимости проблемы.

1. Чрезвычайная ситуация и непреодолимая сила

При ЧС гражданские отношения подлежат регулированию нормами о непреодолимой силе, прекращении обязательств невозможностью исполнения, расторжении (изменении) договора в связи с существенным изменением обстоятельств и другими нормами гражданского права. Детальный анализ указанных норм и их реализация в соответствующих правоотношениях проводится в моем диссертационном исследовании «Чрезвычайная ситуация: цивилистический аспект»1. Однако в настоящее время механизм правового регулирования отношений, складывающихся при ЧС, не отвечает потребностям времени. Несовершенство упомянутых норм препятствует эффективному регулированию возникающих при ЧС отношений и нуждаются в научно обоснованной корректировке.

Задачи ликвидации последствий ЧС, нормализации гражданского оборота, приведения имущественной сферы пострадавших в первоначальное положение обусловливают необходимость несения существенных расходов. По действующему законодательству бремя несения рисков и ответственности при возмещении вреда, причиненного при ЧС, при ликвидации последствий ЧС распределяется неэф-

1

Фролов А. И. Чрезвычайная ситуация: цивилистический аспект: дис. ... канд. юрид. наук. Томск, 2013.

фективно и несправедливо, что может обусловливать негативную социальную реакцию. В частности, затраты на оказание государственной помощи пострадавшим при аварии на Саяно-Шушенской ГЭС в 2009 г., при крушении теплохода «Булгария» в 2011 г. и многих других, а также расходы на ликвидацию последствий указанных ЧС не могут быть отнесены на ее виновников в силу несовершенства законодательства. В иных случаях, например, при наводнении в Крымском районе в 2012 г., тяжесть последствий которого обусловлена, в числе прочих, ненадлежащим исполнением своих обязанностей представителями власти, и подобных ЧС вред соответствующими публично-правовыми образованиями возмещается не в полном объеме.

Частота и разрушительные последствия современных ЧС обусловливают необходимость глубокого исследования гражданско-правовых последствий ЧС, проведения анализа действующих правовых институтов на предмет пригодности к регулированию соответствующих гражданских отношений. Тщательный анализ ЧС (ее источников) как юридических фактов, влекущих гражданско-правовые последствия, в отечественной науке гражданского права не проводился. Познание сущности ЧС как явлений, способных порождать те или иные гражданско-правовые последствия, немыслимо без исследования правовой природы ЧС (ее источников) как юридических фактов и определения их места в системе юридических фактов.

Отсутствие должного внимания науки к гражданско-правовой проблематике ЧС, а также несовершенство правового регулирования не могли не отразиться негативным образом на состоянии практики применения действующих институтов правового регулирования отношений, складывающихся при ЧС: в судебной и административной практике допускаются ошибки, не достигнуто необходимого единообразия в понимании и толковании норм. Ввиду не разработанности или несовершенства категорий и понятий о ЧС и ее гражданско-правовых последствиях в науке, несовершенства правового регулирования и состояния практики применения соответствующих норм права, уровень познания практикующих юристов в рассматриваемой сфере находится на низком уровне.

Не разработанность исследуемого понятия в гражданском праве, а также отсутствие легального определения его понятия в отечественном гражданском законодательстве вовсе не свидетельствует о чужеродности самого понятия ЧС гражданскому праву. Для обозначения тех или иных чрезвычайных явлений в гражданском законодательстве используются различные многочисленные термины, например, «чрезвычайные обстоятельства», «стихийные бедствия», «заносы», «наводнения», «аварии», «эпидемии», «эпизоотии», «военные действия», «пожар», «ядерный взрыв», «радиация», «гражданская война», «народные волнения», «забастовки» и другие. Неразвитость понятийного

аппарата, многообразие применяемых для обозначения ЧС терминов, препятствует выработке однозначных и ясно понимаемых правил поведения, решению проблем, связанных с регулированием общественных отношений при ЧС.

ЧС для российского законодательства — сравнительно новое понятие. Новое оно и для цивилистики. В тексте Гражданского кодекса Российской Федерации ни разу не встречается термин «ЧС». Анализ актов гражданского законодательства (в частности транспортных уставов и кодексов) позволяет сделать вывод, что нормативные правовые акты, одновременно содержащие такие термины, как «непреодолимая сила», «стихийное бедствие», «авария» и т.д. и термин «ЧС», построены по блочному принципу: блок гражданско-правовых норм, который не использует понятие «ЧС», а использует иные указанные выше термины и блок административно-правовых норм, где применяется термин «ЧС» и в меньшей степени использованы прочие термины.

В некоторых случаях в актах гражданского законодательства приводятся примерные перечни стихийных бедствий, явлений стихийного характера. Так, в ст. 242 ГК РФ приводится примерный перечень таковых: стихийные бедствия, аварии, эпидемии, эпизоотии. Абзац 3 п. 1 ст. 887 ГК РФ содержит иной перечень чрезвычайных обстоятельств: пожар, стихийное бедствие, внезапная болезнь, угроза наводнения; п. 3 ст. 1359 ГК РФ: стихийные бедствия, катастрофы, аварии. В ч. 3 ст. 3 ЖК РФ указан примерный перечень обстоятельств чрезвычайного характера: аварийные ситуации, стихийные бедствия, катастрофы, массовые беспорядки либо иные обстоятельства чрезвычайного характера. В ряде случаев законодатель использует термин «чрезвычайные обстоятельства» без приведения примерного перечня таковых обстоятельств (пп. 1 п. 1 ст. 202, п. 3 ст. 401, п. 1 ст. 1129 ГК РФ, ст. 95 ЖК РФ).

В качестве родового указанным выше понятиям зачастую используются понятия «чрезвычайные обстоятельства» и «обстоятельства чрезвычайного характера», следовательно, проблема их соотношения с понятием ЧС требует отдельного рассмотрения. Термин «чрезвычайный» означает исключительный, превосходящий все, всех; очень большой, а термин «ситуация» определяется в словарях в т.ч. как совокупность обстоятельств или как совокупность обстоятельств, условий, создающих те или иные отношения, обстановку или положение.

Определение понятия «чрезвычайное обстоятельство» в толковых словарях отсутствует. Вместе с тем, имеется определение понятия «обстоятельство», которое понимается в словарях как явление, сопутствующее какому-нибудь другому явлению и с ним связанное. Во множественном числе оно («обстоятельства») определяется как условия, определяющие положение, существование кого-чего-ни-будь, обстановка.

Итак, «чрезвычайные обстоятельства» — исключительная обстановка. Но ведь и ЧС означает исключительную обстановку. Таким образом, с точки зрения русского языка понятия «чрезвычайные обстоятельства» и «ЧС» могут рассматриваться как синонимы. Однако в системе существующих представлений об указанных правовых понятиях этот вывод не представляется настолько очевидным.

Понятие ЧС в отличие от понятия «чрезвычайное обстоятельство» имеет легальное определение, признаки первого понятия в отличие от второго более точным образом доктринально определены и обоснованы. ЧС понимается в общенаучном смысле как обстановка на определенной территории, сложившаяся в результате источника (стихийного бедствия, техногенной катастрофы и т.д.), которая характеризуется причинением вреда или угрозой причинения вреда.

Понятие «чрезвычайное обстоятельство» предстает неопределенным, его содержание в различных источниках определяется по разному. Явления, приводимые законодателем в качестве примеров чрезвычайных обстоятельств, могут повлечь ЧС, то есть являются источниками ЧС. Признание отдельного чрезвычайного обстоятельства источником ЧС соответствует определению термина «обстоятельство» в единственном числе в толковых словарях русского языка.

В свою очередь в соответствии с действующим законодательством чрезвычайными обстоятельствами, с которыми нормы права связывают конкретные гражданско-правовые последствия, могут выступать источники уже возникших ЧС, впрочем, как и сами ЧС. Такими чрезвычайными обстоятельствами могут быть признаны также иные обстоятельства, не повлекшие за собой возникновение ЧС.

В гражданском праве применительно к различным правовым институтам термин «чрезвычайное обстоятельство» обозначает понятия с различным содержанием, что затрудняет проведение соотношения с понятием «ЧС». Таким образом, способ закрепления чрезвычайных обстоятельств по действующему гражданскому законодательству нельзя признать удачным.

Термин «чрезвычайные обстоятельства», используемый в различных правовых институтах гражданского законодательства с учетом в разнице в целевой направленности норм этих институтов представляется настолько нетождественным сам себе, что не представляется возможным его использование. В каждом правовом институте, в котором используется указанный термин, необходимо пересмотреть терминологию с учетом целей и задач соответствующих правовых институтов, использовать более точную терминологию.

Таким образом, на фоне разнообразия широко применяемых в гражданском законодательстве терминов, обозначающих те и или иные чрезвычайные обстоятельства, термин «ЧС» в гражданском законодательстве не закрепился. Однако

это не мешает существованию норм о ЧС в гражданском праве в объективном смысле, т.е. в системе норм права, а также в науке гражданского права.

Легальное определение понятия ЧС своим появлением обязано отраслям публичного права, главным образом праву административному и праву конституционному, где оно в основном используется.

Впервые термин «ЧС» использован в Постановлении Совета Министров СССР от 21 ноября 1990 г. № 1175 «Об утверждении Временного положения о Государственной комиссии Совета Министров СССР по чрезвычайным ситуациям».

В п. 3 указанного Временного положения впервые в отечественном праве дано легальное определение понятия ЧС как возникшей на объекте или местности обстановки, вызванной аварией, катастрофой, стихийным или экологическим бедствием, эпидемией, эпизоотией и характеризующейся человеческими жертвами, крупным материальным ущербом, нарушением условий жизнедеятельности и сложностью управления действиями по ликвидации их последствий. Там же содержится первая нормативно закрепленная классификация ЧС, в которую был заложен критерий масштаба ЧС.

В соответствии с классификацией ЧС подразделялись на частные (рабочее место, участок, цех), объектовые (предприятие, организация, хозяйство, объект), местные (город, район, край, область), региональные (несколько областей, республика), глобальные (несколько республик или сопредельные государства).

С принятием Федерального закона от 21.12.1994 № 68-ФЗ «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера» (далее — Федеральный закон № 68-ФЗ) в российской правовой системе окончательно закрепилось легальное определение понятия «ЧС»: «ЧС — это обстановка на определенной территории, сложившаяся в результате аварии, опасного природного явления, катастрофы, стихийного или иного бедствия, которые могут повлечь или повлекли за собой человеческие жертвы, ущерб здоровью людей или окружающей природной среде, значительные материальные потери и нарушение условий жизнедеятельности людей» (абз. 1 ст. 1).

При определении любого понятия необходимо выделить существенные признаки. В Малом энциклопедическом словаре Брокгауза и Эфрона 1907—1909 гг. термин «понятие» определяется как такое единичное или общее представление, при помощи которого мы мысленно рассматриваем одни лишь существенные признаки объекта. С точки зрения логики понятие — это форма мышления, отражающая предметы в их существенных признаках. Признаки, необходимо принадлежащие предмету, выражающие его сущность, называют существенными. Признаки, которые могут принадлежать, но могут и не принадлежать предмету и которые не выражают его сущности, называются несущественными.

Словари русского языка не содержат определения исследуемого понятия. В толковом словаре русского языка под редакцией С.И. Ожегова и Н.Ю. Шведовой под термином «чрезвычайный» понимается «исключительный, превосходящий все, всех; очень большой», под термином «ситуация» — «совокупность обстоятельств, положение, обстановка». В словаре Д.Н. Ушакова «чрезвычайный» есть «превосходящий обычную меру, не такой, как обычно, исключительный», а термин «ситуация» определяется как «совокупность обстоятельств, условий, создающих те или иные отношения, обстановку или положение».

2. Чрезвычайная ситуация в механизме гражданско-правового регулирования

Для определения понятия ЧС необходимо выделить его существенные признаки, в совокупности достаточные для обособления ЧС в ряду иных явлений действительности.

1. Первым признаком ЧС является причинение ущерба правам и охраняемым законом интересам физических лиц, юридических лиц, публично-правовых образований или возникновение угрозы причинения такого ущерба. Рассматриваемый признак является ключевым с позиций гражданского права, поскольку ЧС могут повлечь причинение значительного имущественного, организационного, неимущественного, нематериального, морального вреда.

2. Действующее легальное определение (абз. 1 ст. 1 Федерального закона № 68-ФЗ) позволяет относить к ЧС любые аварии, происшествия, в том числе незначительные, обычные, случающиеся ежедневно, которые не причиняют существенного ущерба (или создают угрозу такового), например, легкие дорожно-транспортные происшествия. Но в соответствии с этимологическим содержанием каждая ЧС — явление исключительное, необычное, которое представляет собой определенную совокупность обстоятельств, обстановку, положение дел. Исходя из этого, можно заключить, что ЧС должна быть явлением редким. Следовательно, к ЧС могут быть отнесены не всякие неблагоприятные явления, а лишь наиболее тяжкие, сложные, разрушительные, такие, которые подходят под определение «бедствие».

Бедствие в словарях понимается как тяжелое жизненное испытание, большая беда, существенная помеха в чем-либо, неудобство, неприятность, события, приводящие к тяжелым последствиям (наводнения, землетрясения, войны и т.п.), большое несчастье, тяжелое, гибельное событие.

Таким образом, вторым признаком ЧС является исключительность соответствующей обстановки, отнесение ее в разряд бедствий, причиняющих существенный, значительный как имущественный, так и неимущественный вред потерпевшим субъектам гражданского права (а также создающим угрозу причинения такого вреда).

Но как решить вопрос об отнесении отдельно взятой обстановки к ЧС, то есть к бедствиям? Представляется неверным при отнесении тех или иных явлений к ЧС руководствоваться критерием непредвиденности. То обстоятельство, например, что столкнувшийся с землей метеорит, причинивший значительный ущерб населению, падение которого заблаговременно рассчитано астрономами, очевидно, не лишает последствия его падения статуса ЧС.

Представляется целесообразным на законодательном уровне определить конкретные критерии отнесения тех или иных явлений к ЧС по числу пострадавших, по размеру причиненного вреда или угрозе причинения соответствующего вреда. В настоящее же время приходится констатировать отсутствие должного уровня правового регулирования указанных вопросов. На федеральном уровне Приказом МЧС России от 8.07.2004 № 329 «Об утверждении критериев информации о ЧС» и на уровнях субъектов Российской Федерации (в Томской области Постановлением Администрации Томской области от 17.08.2007 № 123а «Об утверждении критериев информации о ЧС на территории Томской области») определены критерии отнесения к ЧС тех или иных неблагоприятных явлений. К сожалению, указанными актами лишь решаются вопросы, касающиеся сбора, обработки и обмена в установленном порядке информацией в области защиты населения и территорий от ЧС, в целях предоставления статистической отчётности. В целях юридической квалификации ЧС названные акты использованы быть не могут.

Постановлением Правительства от 13.09.1996 г. № 1094 «О классификации чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера» ЧС классифицируются на локальные, местные, территориальные, региональные, федеральные и трансграничные. При этом к наименее опасной из них — локальной — относится ЧС, которая не выходит за пределы территории объекта, при этом количество людей, погибших или получивших ущерб здоровью, составляет не более 10 человек либо размер ущерба окружающей природной среде и материальных потерь составляет не более 100 тыс. руб. Как видно, предложенная классификация проводится по максимальному уровню ущерба, причиненного этим видом ЧС, и не определяет минимальный ущерб для ЧС. По такому же принципу классифицируются иные ЧС. Более того, указанные нормативные правовые акты являются преимущественно источниками административного права и вряд ли могут быть применимы к регулированию отношений, входящих в предмет гражданского права.

3. Из первых двух признаков ЧС следует третий — нарушение условий жизнедеятельности при ЧС. При этом под жизнедеятельностью понимается в различных словарях следующее: внутренняя и внешняя активность человека или социальной группы в конкретных социально-психологических, социальных,

экономических и др. условиях (в конфликтологии); работа, занятие в какой-либо области; совокупность жизненных отправлений, составляющих деятельность организма (биол.), работа, деятельность человека за время его жизни (устар.).

При ЧС нарушаются условия деятельности юридических и физических лиц в сферах производства, обмена и потребления материальных благ, возникают, изменяются и прекращаются различные гражданско-правовые отношения. ЧС как явления нежелательные, несущие разрушительные для экономики последствия, дестабилизируют гражданский оборот.

С позиций гражданского права ЧС представляет собой состояние общественных отношений на определенном пространстве. При ЧС общественные отношения находится в измененном, подавленном состоянии. Можно сказать, что ЧС представляет собой также условие гражданского оборота в определенном пространстве. Таким образом, через рассматриваемый признак ЧС становится «обстановкой» («состоянием общественных отношений»), то есть совокупностью обстоятельств, условий, создающих те или иные отношения или положение.

4. ЧС как совокупность обстоятельств, обстановка, положение дел имеет свои пространственные границы. Представляется, что использование в легальном определении понятия ЧС термина «территория» не сказывается положительным образом на единообразном толковании понятия ЧС. Определение понятия «территория Российской Федерации» не вносит ясности: в легальном определении понятия «ЧС» идет речь не о территории Российской Федерации, а о территории вообще. Следует признать возможность сложившейся обстановки в воде, воздухе, недрах, в космосе — так же как и на суше — наносить вред (создавать угрозу такового), нарушать условия жизнедеятельности в такой степени, чтобы стать бедствием.

Таким образом, содержание рассматриваемого понятия включает такой существенный признак ЧС как возможность их возникновения как на суше, где проживают люди, так и в недрах, на воде, в воздухе и в космосе, то есть везде.

5. ЧС имеет временные границы. Возникновение чрезвычайных условий жизнедеятельности, обстановки предваряют определенные чрезвычайные обстоятельства (чрезвычайное событие, источник ЧС). Что именно следует признавать ЧС: ее источник - событие, обстоятельство, явление или ее последствия — чрезвычайные условия жизнедеятельности? Существующее легальное определение исследуемого понятия признает ЧС последствием определенных событий (аварии, опасного природного явления, катастрофы, стихийного или иного бедствия).

Источник ЧС может существовать непродолжительное время, а может и весьма продолжительное, а ЧС существует либо сравнительно равное со своим источником время (например, террористиче-

ский акт в виде захвата заложников, впоследствии благополучно вызволенных из плена), либо большее время (например, сход селя, последствия которого существуют большее время).

Следует отметить, что законодатель разделяет понятия ЧС и ее источника. Этот вывод следует из анализа абз. «в» п. 6 ч. 2 ст. 11 Федерального закона от 27.07.2010 № 225-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельца опасного объекта за причинение вреда в результате аварии на опасном объекте», закрепляющей обязанность страхователя при аварии на опасном объекте, если авария привела к возникновению ЧС, в трехдневный срок со дня аварии опубликовать указанную информацию в печатном органе по месту нахождения опасного объекта.

На основании п. 6 ч. 2 ст. 12 указанного нормативного правового акта страховщик обязан при получении сообщения об аварии на опасном объекте, если в результате аварии возникла ЧС, незамедлительно направить своего представителя для участия в работе соответствующей комиссии по ЧС.

Таким образом, пятым признаком ЧС является ее обусловленность чрезвычайными обстоятельствами (источником), которые являются ее причиной и возникают в силу этого по времени ранее.

Гражданско-правовые последствия ЧС по времени существуют, как правило, дольше (например, объявление лица, безвестно пропавшего при чрезвычайных обстоятельствах, умершим может быть осуществлено значительно позднее момента, с которого ликвидирована ЧС, или возмещение ущерба пострадавшим после ЧС, вызванной виновными действиями лица).

Иные признаки, которыми наделяют ЧС в литературе (необходимость привлечения сил и средств для ликвидации последствий ЧС, психологический дискомфорт населения и другие), не могут быть отнесены, на наш взгляд, к существенным признакам, но могут быть факультативными, необязательными.

Из преамбулы Федерального закона № 68-ФЗ следует, что он распространяется только на природные и техногенные ЧС. Следовательно, из сферы действия указанного закона изъяты социальные ЧС (бунты, волнения, беспорядки и т.д.). В юридической литературе преобладает точка зрения о необходимости включения в объем понятия «ЧС» не только явлений природного и техногенного характера, но также и социальных явлений. Следуя буквальному смыслу слов «чрезвычайный» и «ситуация», термин «ЧС», позволяет включать в себя все исключительные обстоятельства, в том числе социального характера.

Наиболее распространенное понимание ЧС только как природного или техногенного явления и такое же легальное определение понятия «ЧС» связано, главным образом, с деятельностью МЧС РФ, а не с действительным его этимологическим содержанием.

Полагаем, что определение понятия «ЧС» должно быть следующим: «обстановка (состояние общественных отношений) в определенном пространстве (в том числе на суше, где проживают люди, а также в недрах, на воде, в воздухе и в космосе), выразившаяся в значительном изменении условий жизнедеятельности физических и юридических лиц, сложившаяся в результате аварии, опасного природного явления, катастрофы, иных стихийных бедствий, войны, военных действий, а также маневров или иных военных мероприятий, террористического акта, бунта, народного волнения, восстания, забастовки, иных социальных конфликтов, эпидемии, эпизоотии и других явлений, которые могут повлечь или повлекли за собой значительный имущественный и неимущественный вред».

Понятия «режим повышенной готовности», «режим ЧС», «чрезвычайное положение» нетождественны понятию ЧС. Во-первых, ЧС предшествует указанным режимам. Во-вторых, ЧС обусловливает введение этих режимов. В- третьих, ЧС не требует признания себя таковой со стороны государственных органов, а чрезвычайные режимы устанавливаются актами соответствующих органов государственной власти или органов местного самоуправления. В этом смысле ЧС — явление объективное, в отличие от административного режима. В-четвертых, рассмотренные режимы устанавливаются в связи с ЧС для конкретной цели — координации действий сил и средств, противостоящих ЧС, для введения в необходимых случаях ограничения прав и свобод.

В литературе встречаются такие термины, как «особые условия», «экстремальные условия», «чрезвычайные обстоятельства», «чрезвычайная обстановка», «чрезвычайные условия» «экстремальные ситуации», «чрезвычайное происшествие», «обстоятельства чрезвычайного характера» и др. Существующее многообразие терминов объясняется не только недостаточной научной проработкой обозначаемых понятий, но и тем, что при рассмотрении одних и тех же объектов, явлений, условий различные авторы используют различные дефиниции, стремятся отразить те их признаки, которые наиболее полно и точно отражают складывающуюся чрезвычайную обстановку.

Достижение целей эффективного регулирования отношений, складывающихся при ЧС, возможно только при едином понятийном аппарате, единой терминологии. Именно термин «ЧС» представляется наиболее удачным семантически для обозначения понятия ЧС, поскольку указывает на его основные признаки: исключительность, т.е. чрезвычайность, и на изменение жизнедеятельности, обстановку, т.е. на ситуацию.

Правовая природа чрезвычайной ситуации — это юридическая характеристика данного явления, выражающая его специфику, место и функции среди других правовых явлений в соответствии с его

социальной природой. Целесообразным представляется рассмотрение правовой природы ЧС через определение места норм о ЧС в системе права, нормативных правовых актов о ЧС.

Законодательство о ЧС представляет собой совокупность различных узаконений конституционного права, административного права, финансового права, уголовного права, уголовно-процессуального права, экологического права, природоресурсного права. Довольно обширный блок норм о ЧС имеет гражданско-правовое происхождение.

Законодательству о ЧС присущи признаки комплексной отрасли законодательства, отмечаемые в литературе. Во-первых, этим различным по своей правовой природе законоположениям свойственна предметная и функциональная связь, которая заключается в регулировании отношений в условиях ЧС. Во-вторых, чрезвычайное законодательство довольно крупное правовое образование. В-третьих, оно обладает относительной самостоятельностью в системе законодательства. В-четвертых, важнейшее социально-эконо-мическое и политическое значение законодательства о ЧС не вызывает сомнений. В-пятых, законодательству о ЧС свойственен признак иерархической зависимости внутри определенной группы комплексных нормативных актов: нормы о ЧС содержатся в законодательных актах, обладающих различной юридической силой.

Указанный набор признаков законодательства о ЧС позволяет сделать вывод о существовании комплексной отрасли законодательства — законодательства о ЧС.

Наличие основного акта, содержащего важные нормы отрасли не характерно для законодательства о ЧС. Федеральный закон № 68-ФЗ определяет лишь основы административно-правового регулирования отношений, связанных с ЧС. Признание указанного закона основным отстраняет на второй план гражданско-правовые отношения, а также отношения, регулируемые иным законодательством.

Представляется, что признак наличия какого-либо основного акта или кодифицированного акта является факультативным признаком комплексной отрасли законодательства.

ЧС выступает в роли юридического факта, в чем также проявляется ее правовая природа. Специфика ЧС как юридического факта заключается в возникновении, изменении и прекращении системы (комплекса) различных правоотношений: гражданских, административных и других.

Механизм правового регулирования — взятая в единстве система правовых средств, при помощи которой обеспечивается результативное правовое воздействие на общественные отношения. В литературе рассматривают правовое воздействие — это результативное, нормативно-организационное влияние на общественные отношения как специальной системы собственно правовых средств (норм права, правоотношений, актов реализации и применения), так и иных правовых явлений (пра-

восознания, правовой культуры, правовых принципов, правотворческого процесса).

Принято выделять четыре основных элемента механизма правового регулирования: юридические нормы, индивидуальные предписания применения права (факультативный элемент), правоотношения, акты реализации прав и обязанностей. Гражданско-правовой механизм регулирования отношений в ЧС также включает в себя указанные элементы.

Нормы права реализуются, воплощаются в жизнь, главным образом, посредством правоотношений, а само правоотношение рассматривается как результат действия нормы права. Таким образом, через правоотношение право выполняет свои основные функции — регулятивную и охранительную. Из сказанного логически следует понимание правоотношения как общественного отношения, урегулированного нормами права.

ЧС и ее источники представляют интерес с точки зрения гражданского права в связи с тем, что могут выступать в роли юридических фактов, влекущих возникновение, изменение и прекращение многих гражданских правоотношений. Впрочем, ЧС и ее источники обеспечивают движение не только гражданских, но и других различных правоотношений: административных, финансовых и других. При этом не возникает какого-либо единого правоотношения: имеет место комплекс правоотношений.

Юридические факты в гражданском праве классифицируются на юридические события и юридические действия.

Под юридическими событиями принято понимать те явления, которые не зависят от воли человека. Юридические события разделяются на две группы: относительные (явления, вызванные деятельностью человека, но выступающие уже независимо от причин их породивших) и абсолютные (явления как не вызванные человеческой деятельностью, так и выступающие помимо той же деятельности). Юридические действия совершаются по воле человека.

К абсолютным юридическим событиям, прежде всего, следует отнести источники природных ЧС (наводнения, извержения вулканов, землетрясения и т.д.), возникновение и протекание которых не зависят от деятельности человека. Безусловно, абсолютным юридическим событием должно быть признано извержение вулкана Плоский Толбачик на Камчатке, начавшееся 27 ноября 2012 г., происхождение и развитие которого, очевидно, не связано с человеческой деятельностью.

Однако в ряде случаев источники природных ЧС могут быть признаны относительными юридическим событиями. Например, лесной пожар, возникший по вине человека — событие относительное, так как его происхождение стало возможным в результате действий человека, несмотря на то, что последующее горение не связано с деятельностью человека.

Возможна ситуация, когда источник ЧС, зародившись как явление абсолютное, становится на каком-то этапе относительным. Катастрофическое наводнение в Краснодарском крае, произошедшее в июле 2012 г., в результате которого погиб 171 человек, а сумма причиненного ущерба превысила

20 миллиардов рублей, можно квалифицировать как относительное событие.

Безусловно, ливневые дожди, случившиеся в Краснодарском крае — событие абсолютное, но паводок и наводнение стали возможными, в том числе, по причинам, связанным с деятельностью человека. Эти причины раскрыты в отчете о катастрофическом паводке в бассейне р. Адагум 6—7 июля 2012 г., составленном по поручению Федеральной службы по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды ФГБУ «Государственным гидрологическим институтом» и ФГБУ «Краснодарским краевым центром по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды».

Из отчета следует, что на условия прохождения паводочной волны оказали влияние антропогенные факторы (низкая пропускная способность 22 мостов через р. Адагум в г. Крымске, низкая пропускная способность русла и поймы р. Адагум в пределах г. Крымска в связи с застройкой прилегающей к реке поймы, в том числе и в водоохранных зонах, в связи с замусориванием русла реки и непринятием мер по его расчистке).

Среди причин наводнения также называют такие антропогенные факторы как суженная или не обеспечивающая пропуск воды ливневая канализация или ее отсутствие; разрушение бесхозяйного пруда в бассейне р. Баканки, отсутствие гидродинамических моделей прохождения паводка в бассейне р. Адагум, отсутствие сооружений для разгрузки русел, заиленность русла р. Адагум и ее притоков.

Таким образом, источники природных ЧС в системе юридических фактов могут являться юридическими событиями (как абсолютными, так и относительными).

Техногенные ЧС возникают в результате промышленной, производственной и иной экономической деятельности человека. К опасным техногенным происшествиям относят аварии на промышленных объектах или на транспорте, пожары, взрывы или высвобождение различных видов энергии.

Источники техногенных ЧС должны быть отнесены к категории относительных юридических событий как явления, вызванные деятельностью человека, но выступающие уже независимо от причин их породивших. Например, в результате катастрофы на Чернобыльской АЭС 26 апреля 1986 г., причинами которой послужил человеческий фактор, произошел крупнейший в истории мировой атомной энергетики выброс радиоактивных материалов. Распространение радиоактивных материалов выступает самостоятельно по отношению к причине аварии.

Известно, что непосредственными причинами техногенных катастроф могут быть внешние по отношению к инженерной системе воздействия (стихийные бедствия, военно-диверсионные акции и т.д.), условия и обстоятельства, связанные непосредственно с данной системой, в том числе технические неисправности, а также человеческие ошибки. Существование «внешних» причин, к которым относятся также стихийные бедствия, не дает оснований для признания источниками техногенных ЧС абсолютных юридических событий. Техногенные ЧС невозможны вне техносферы и всегда обусловлены деятельностью человека. К этому выводу приводит анализ причин множества ЧС техногенного характера, ставших возможными в результате человеческого фактора, конструктивных особенностей промышленных объектов, объектов транспорта, их недостаточной прочности, надежности или в результате иных подобных причин.

Например, авария на АЭС «Фукусима-1» в Японии, как известно, началась 11 марта 2011 г. в результате сильнейшего землетрясения и вызванного им цунами. Стихия привела к обесточиванию систем охлаждения станции (основных источников питания и выводу из строя волной цунами резервных дизель-генераторов), что привело к расплавлению активной зоны реакторов и частичному их разрушению. Однако причиной аварии на станции стал человеческий фактор, а не стихия, как это следует из доклада специальной комиссии парламента Японии.

Парламентское расследование показало, что авария на АЭС была не природной, а техногенной катастрофой, атомная станция не была готова ни к удару сильного землетрясения, ни цунами; ответственные структуры не приняли надлежащих мер по обеспечению безопасности станции и жителей прилегающих к ней районов.

Подводя итог, необходимо сказать, что ЧС техногенного характера являются относительными юридическими событиями.

К ЧС социального характера следует отнести, например, войны, военные действия, а также маневры или иные военные мероприятия, террористические акты, бунты, народные волнения, восстания, массовые забастовки, иные социальные конфликты.

ЧС социального характера — это обстановка на определенной территории, сложившаяся в результате возникновения опасных противоречий и конфликтов в сфере социальных отношений, которые могут повлечь или повлекли за собой человеческие жертвы, ущерб здоровью людей или окружающей среде, значительные материальные потери или нарушение условий жизнедеятельности людей.

Социальные угрозы и опасности — результат имеющихся и формирующихся в самом обществе, в межгосударственных отношениях противоречий. Источники ЧС социального характера на всех этапах своего развития подчинены воле людей. Выра-

женные вовне социальные противоречия всегда состоят из совокупности действий людей, даже в тех случаях, когда они представляются стихийным, неорганизованным и неуправляемым процессом.

Таким образом, источниками ЧС социального характера (в отличие от ЧС природного и техногенного характера) выступают юридические действия. Источниками социальных ЧС, как представляется, не могут быть юридические события.

В гражданском праве действия подразделяются на правомерные и неправомерные. Правомерные, в свою очередь, делятся на юридические акты и юридические поступки. В основе ЧС социального характера могут лежать как правомерные, так и неправомерные действия.

К ЧС социального характера при стечении определенных обстоятельств могут привести правомерные действия властей в целях преодоления существующих противоречий в обществе, как бы они не именовались. Например, Первая чеченская кампания 1994—1996 гг. названа «операцией по восстановлению конституционной законности и правопорядка». Правовым основанием проведения указанной операции послужил, в первую очередь, Указ Президента РФ от 9.12.1994 № 2166 «О мерах по пресечению деятельности незаконных вооруженных формирований на территории Чеченской республики и в зоне осетино-ингушского конфликта».

Правомерные действия, совершаемые в рамках режимов чрезвычайного положения (ФКЗ «О чрезвычайном положении»), военного положения (Федеральный конституционный закон от 30.01.2002 № 1-ФКЗ «О военном положении»), режима контртеррористической операции (Федеральный закон от 6.03.2006 № 35-ФЗ «О противодействии терроризму»), также могут повлечь возникновение ЧС социального характера. В качестве правомерных юридических действий следует квалифицировать также массовые забастовки.

ЧС включает в себя вызванные источником ЧС явления реальной действительности, которые в совокупности составляют изменение обстановки (условий жизнедеятельности): различные действия (бездействия) участников гражданских правоотношений (например, отказ в исполнении обязательств, исполнение обязательств не в соответствии с условиями договора, причинение вреда в условиях крайней необходимости и т.д.); действия властей по ликвидации ЧС (в том числе, причинение вреда при ликвидации последствий ЧС); различные события (вызванная стихией непроходимость транспортных путей, физическое уничтожение имущества и т.д.). Многие гражданско-правовые последствия связаны непосредственно с чрезвычайной ситуацией, а не с ее источниками.

В литературе совокупность отдельных юридических фактов, каждый из которых в иных случаях мог бы выступать в качестве самостоятельного юридического факта, принято называть юридиче-

ским составом. Следуя этой точке зрения, ЧС следует признать юридическим составом. Факты, входящие в такой состав, могут порождать определенные правовые последствия как совокупность (как ЧС), так и иные правовые последствия по отдельности.

Юридический состав ЧС вбирает в себя юридические действия и юридические события. Особенностью указанного юридического состава является невозможность закрепления в соответствующих нормах права необходимых жизненных обстоятельств, с которыми нормы права связывают движение правоотношений: проявления ЧС многогранны, представляют собой множество событий, действий, бездействий в самых различных вариациях.

В науке выделяют юридические факты-состояния (длящиеся факты) — относительно стабильные обстоятельства, которые существуют длительное время, порождая непрерывно или периодически определенные юридические последствия. Длительность (отсутствие однократности) позволяет относить ЧС к категории юридических фактов-состояний. Даже скоротечность конкретной ЧС не опровергает сделанного вывода, поскольку сущность ЧС состоит в существовании определенной обстановки (состояния общественных отношений) в течение определенного времени.

В условиях ЧС, равно как в нормальных условиях, имущественные отношения граждан и организаций нуждаются в гражданско-правовом регулировании. При ЧС гражданское право призвано урегулировать, главным образом, наступившие в результате этих неблагоприятных явлений имущественные последствия.

ЧС как обстановка в обществе, возникшая в результате определенных чрезвычайных явлений, главным образом, негативно сказывается на гражданско-правовых отношениях в динамике: обязательствах, опосредующих движение (переход) различных товаров, благ и т.д.

Например, в результате лесных пожаров на территории Томской области, Красноярского края, Ханты-Мансийского автономного округа летом 2012 г. неоднократно приостанавливалась деятельность аэропортов Томска, Кемерово, Новосибирска, Омска, Красноярска.

В результате задержки рейсов у многих грузополучателей возникали убытки. Очевидно, причиной этих убытков явились не сами пожары, а сложившаяся в результате пожаров обстановка в виде изменившихся условий жизнедеятельности (запрет на полеты со стороны специальных служб).

Таким образом, в результате ЧС дестабилизируется гражданский оборот. Последний представляет собой совокупность всех действий, которые совершаются субъектами прав с целью установления или прекращения гражданских прав; совокупность всех актов распоряжения, которые наблюдаются в обществе.

Другое дело, когда вред причиняется в результате непосредственного действия источника ЧС

(т.е. самого чрезвычайного явления). Например, 31 июля 2011 г. по центру Благовещенска пронесся настоящий торнадо — ущерб городу, только по официальным подсчетам, достиг 90 миллионов рублей. В этом случае вред имуществу граждан и юридических лиц причинен непосредственно природным явлением, вне зависимости от сложившейся впоследствии обстановки в этой связи.

Таким образом, источник ЧС негативно влияет, главным образом, на гражданско-правовые отношения в статике, отражающие присвоение материальных благ, в том числе на отношения собственности и иные вещно-правовые отношения.

Важнейшим аспектом гражданско-правовой проблематики ЧС являются обстоятельства непреодолимой силы. В каких случаях и при каких обстоятельствах ЧС могут быть признаны обстоятельствами непреодолимой силы? Непреодолимая сила влечет за собой различные гражданско-правовые последствия. Признание ЧС обстоятельством непреодолимой силы есть вопрос юридической квалификации.

Квалифицирующими признаками понятия непреодолимой силы являются чрезвычайность и непредотвратимость.

Непреодолимая сила устанавливает баланс интересов сторон — слабой стороны, неосведомленной обо всех обстоятельствах правонарушения — и сильной стороны, осведомленной об обстоятельствах правонарушения. Основной целью непреодолимой силы является стимулирование субъектов, для которых установлена повышенная ответственность независимо от вины, к повышению бдительности, к внедрению технологий, применению методов и т.д., обеспечивающих предотвращение (преодоление) последствий неблагоприятных «случайностей».

Непреодолимая сила — одно из условий стабильности гражданско-правового оборота. Она справедливо вводит ответственность за риск для тех субъектов, которые занимаются предпринимательской деятельностью — деятельностью, основанной на риске (абз. 3 п. 1 ст. 2 ГК РФ), а также для владельцев источников повышенной опасности, также основанной на риске, связанном с его обладанием.

Справедливой является ответственность за случай таких субъектов, которые более других знают свою деятельность и существующие риски и которым по силам их спрогнозировать и предотвратить (пусть и частично). Признаки непреодолимой силы должны отвечать этим целям, в противном случае рассматриваемое понятие окажется лишенным общественной пользы и, возможно, вредным.

Первый признак непреодолимой силы — ее чрезвычайность. Под чрезвычайностью необычность, исключительность, экстраординарность обстоятельств непреодолимой силы, из ряда вон выходящий характер соответствующих обстоятельств. Непреодолимая сила должна быть объективно чрез-

вычайна, т.е. нетипична, неординарна не потому, что таковым ее считает данный субъект, а в силу объективного понимания случайности вообще.

Признание «местечковой чрезвычайности» девальвирует понятие непреодолимой силы, позволяя квалифицировать в качестве непреодолимой силы не объективно чрезвычайные обстоятельства, а субъективные затруднения хозяйствующих субъектов. По причине отсутствия признака исключительности, не могут быть отнесены к непреодолимой силе такие явления, как, например, весеннее половодье.

Второй общепринятый признак непреодолимой силы — непредотвратимость обстоятельств непреодолимой силы при данных условиях — невозможность предотвратить вредоносное действие обстоятельств непреодолимой силы.

Неверно квалифицировать в качестве непреодолимой силы только те обстоятельства, которые непреодолимы не только должником, а силами всего человечества в целом с учетом достигнутого уровня науки и техники.

Например, падение астероида на сельскохозяйственные угодья не может быть предотвращено силами сельскохозяйственного товаропроизводителя, но может быть теоретически предотвращено силами всего общества, в частности государством.

Следующий признак непреодолимой силы — внешний характер происхождения обстоятельств непреодолимой силы по отношению к деятельности сторон. То обстоятельство, что непреодолимая сила выступает как внешний фактор по отношению к деятельности правонарушителя, означает отсутствие причинной связи между возникновением непреодолимой силы и этой деятельностью, т.е. явления непреодолимой силы есть результат иных причин, лежащих вне сферы деятельности ответственного лица.

ЧС наиболее часто признаются непреодолимой силой. Но здесь следует избежать ошибки! В гражданском праве уже устоялась точка зрения о необходимости различать понятия «непреодолимая сила» и «ЧС». При этом зачастую ЧС автоматически квалифицируется как непреодолимая сила. Автоматическая квалификация ЧС в качестве непреодолимой силы едва ли оправдана: не всякая ЧС может считаться непреодолимой силой, необходимо наличие всех признаков непреодолимой силы.

Таким образом, ЧС при наличии всех признаков непреодолимой силы должна быть признана обстоятельством непреодолимой силы.

Сложность, неточность понятия «непреодолимая сила» создают возможность для злоупотребления понятием непреодолимой силы и подведения под него практически любых неблагоприятных для лица препятствий в исполнении обязательства или недопущении причинения внедоговорного вреда.

Подтверждением этих слов выступает судебная практика. В ряде случаев суды при квалификации обстоятельств в качестве непреодолимой силы ис-

ходили из признаков непредотвратимости и чрезвычайности, либо чрезвычайности и непредвиденности, либо из чрезвычайности и непредотврати-мости явлений, событий, воздействие которых происходит извне и не зависит от субъективных факторов. В других случаях суды признак чрезвычайности непреодолимой силы понимали как непредвиденность, а признак непредотвратимости как независимость события от воли нарушителя. Под чрезвычайностью суды понимали невозможность предвидения при данных условиях наступления соответствующих обстоятельств, а под непредотврати-мостью - невозможность их предотвращения имеющимися в распоряжении данного общества техническими и иными средствами.

По ряду дел суды исходили из определения понятия непреодолимой силы (форс-мажора), содержащегося в ст. 7.1.7. Принципов УНИДРУА, в соответствии с которым сторона освобождается от ответственности за неисполнение, если она докажет, что неисполнение было вызвано препятствием вне ее контроля и что от нее нельзя было разумно ожидать принятия этого препятствия в расчет при заключении договора либо избежания или преодоления этого препятствия или его последствий.

Интересный спор возник в Арбитражном суде города Москвы, Девятом арбитражном апелляционном суде, Федеральном арбитражном суде Московского округа при рассмотрении дела № А40-25926/2011-13-230 по иску ОАО «КИТ Финанс Инвестиционный банк» (далее — банк) к ООО «Формула переезда» (далее — общество) о взыскании убытков, причиненных утратой имущества, переданного на хранение по договору. Отказывая в удовлетворении иска, суды первой и апелляционной инстанций пришли к выводу, что надлежащее исполнение обществом обязательств по договору хранения оказалось невозможным вследствие обстоятельств непреодолимой силы. Постановлением суда кассационной инстанции судебные акты оставлены без изменения. Как установлено судами, между банком и обществом заключен договор хранения товаров в складских помещениях, расположенных на территории складского комплекса, во исполнение которого общество приняло от банка на хранение товар.

В результате пожара, произошедшего вследствие короткого замыкания в отдельно стоящем на территории складского комплекса металлическом ангаре, переданное на хранение имущество было полностью уничтожено. В обоснование вывода о наличии обстоятельств непреодолимой силы суды первой и апелляционной инстанций привели следующие доводы.

Из материалов следственных органов и письма Управления по СВАО ГУ МЧС России по г. Москве усматривается, что пожар возник внутри металлического ангара, арендуемого обществом с ограниченной ответственностью «Изомаркет» у закрытого акционерного общества «Моспромстрой». По-

жару была присвоена четвертая степень, на его ликвидацию потребовалось более 13 часов, но, несмотря на предпринятые меры: привлечение нескольких отрядов ПСО и Центроспаса, двух вертолетов, прекратить дальнейшее распространение огня от места возгорания к складу, где общество хранило имущество банка, оказалось невозможным.

Постановлением Президиума ВАС РФ от

21 июня 2012 г. № 3352/121 акты нижестоящих судебных инстанций по указанному делу были отменены, иск банка удовлетворен. По мнению Президиума ВАС РФ, выводы судов основаны на невозможности прекращения распространения огня исходя из количества задействованных в тушении пожара сил.

По результатам рассмотрения указанного дела Президиум ВАС РФ сформулировал следующие правовые позиции. Воздействие обстоятельств непреодолимой силы происходит извне и не зависит от субъективных факторов.

Юридическая квалификация обстоятельства как непреодолимой силы возможна только при одновременном наличии совокупности ее существенных характеристик: чрезвычайности и непредотв-ратимости. При этом под чрезвычайностью понимается исключительность, выход за пределы «нормального», обыденного, необычайность для тех или иных жизненных условий, что не относится к жизненному риску и не может быть учтено ни при каких обстоятельствах.

Чрезвычайный характер непреодолимой силы не допускает квалификации в качестве таковой любого жизненного факта, ее отличие от случая в том, что она имеет в основе объективную, а не субъективную непредотвратимость. По указанию Президиума ВАС РФ, вступившие в законную силу судебные акты арбитражных судов по делам со схожими фактическими обстоятельствами, принятые на основании нормы права, в истолковании, которое расходится с толкованием, содержащимся в рассматриваемом Постановлении, могут быть пересмотрены на основании п. 5 ч. 3 ст. 311 АПК РФ, если для этого нет других препятствий.

В результате толкования закрепленного в ГК РФ легального определения понятия непреодолимой силы появляются неверные с точки зрения цивилистики квалификации, в частности, подведение под непреодолимую силу не отвечающих признакам непреодолимой силы явлений, а также автоматическая квалификация ЧС в качестве обстоятельства непреодолимой силы.

Наиболее удачным выглядит определение непреодолимой силы через ЧС природного, техногенного, социального и иного характера. Например, непреодолимая сила — ЧС природного, техногенного, социального и иного характера, не зависящая от деятельности должника, последствия которой в силу исключительности и мощи своего проявления непреодолимы при данных усло-

виях деятельности лицами, однотипными должнику по роду и условиям деятельности.

Интересам практики отвечало бы именно такое легальное определение понятия непреодолимой силы в ст. 202 и п. 3 ст. 401 ГК РФ. Вместе с тем, учитывая отсутствие единого межотраслевого легального определения понятия «ЧС» и непригодность имеющегося в Федеральном законе № 68-ФЗ определения, уместно было бы при этом пояснить, что представляет собою ЧС, использовав предложенное нами определение понятия ЧС.

При таком подходе объем понятия «непреодолимая сила» включает в себя только ЧС. В свою очередь объем понятия «ЧС» шире понятия «непреодолимая сила» и включает в себя ЧС меньшей силы. Таким образом, понятие «ЧС» шире понятия «непреодолимая сила».

В литературе высказана точка зрения о том, что к непреодолимой силе могут быть отнесены только природные ЧС, и, соответственно, не могут — прочие: техногенные, социальные и другие. Подавляющее большинство техногенных ЧС становятся возможными вследствие виновных действий конкретных лиц, которые могут быть предотвращены.

Как быть с третьими лицами, чьи права и интересы затрагиваются в результате таких ЧС? Ведь последствия техногенной катастрофы, которые могут быть предотвращены человечеством исходя из уровня развития науки и техники, не могут быть предотвращены даже самым бдительным и осторожным третьим лицом. Непризнание таких обстоятельств непреодолимой силой не отвечает целевой направленности закрепляющих ее норм.

Так, безусловно, исключается даже предположение о вине хозяйствующих субъектов, действующих в зоне поражения при авариях на атомных станциях, если деятельность таких субъектов не связана с деятельностью оператора станции. А смысл непреодолимой силы — в том, чтобы лицо не смогло уйти от ответственности, по надуманным основаниям якобы в результате отсутствия вины.

Исключительные техногенные ЧС (например, авария на Чернобыльской АЭС 1986 г.) не могут считаться для таких третьих лиц разумным риском, который бы мог ими быть предвиден. Для таких лиц никакой фактической разницы нет в том, в результате чего они не смогли исполнить свои обязательства — в результате природной стихии или в результате халатности конкретных лиц, приведшей к техногенной ЧС на промышленном объекте, к функционированию которого они не имеют ни малейшего отношения.

С точки зрения права такие обстоятельства не должны различаться, поскольку право, чтобы быть эффективным регулятором, должно отвечать требованиям справедливости. Более того, в этой ситуации у потерпевших, не получивших исполнения по договору (равно как и возмещения убытков со

стороны должника, освобожденного от ответственности) есть право обратиться с требованием о взыскании убытков с виновников техногенной катастрофы.

Но здесь необходимо учитывать, что такая ЧС не может быть признана обстоятельством непреодолимой силы для хозяйствующего субъекта, деятельность которого привела к этой ЧС, поскольку непреодолимая сила по своей природе — внешняя сила по отношению к деятельности должника.

Таким образом, представляется, что в качестве непреодолимой силы могут быть квалифицированы все виды ЧС, отвечающие изложенным требованиям.

Признаки непреодолимой силы, особенно непреодолимость, внешний характер обстоятельств, свидетельствуют в пользу того, что обязательство не может быть исполнено по причинам, связанным с изменением общественных отношений, подлежащих регулированию правом. ЧС выражаются в изменении условий жизнедеятельности и, следовательно, в изменении сложившихся общественных отношений. В то же время источники ЧС (стихийные бедствия и прочие) не свидетельствуют сами по себе о факте изменения общественных отношений, но приводят к такому изменению.

Между стихийным бедствием (источником ЧС) и непреодолимой силой не может быть прямой причинно-следственной связи. Обстоятельства непреодолимой силы возникают в результате изменившихся условий жизнедеятельности граждан и организаций в процессе развития стихийного бедствия.

Например, землетрясение разрушило промышленное предприятие поставщика. Очевидно, не само землетрясение (которое уже завершилось), а сложившаяся в результате землетрясения обстановка, выразившаяся в изменении условий деятельности должника в виде разрушенного предприятия, препятствуют исполнению обязательства. На признание этих обстоятельств непреодолимой силой будет воздействовать время, которое может быть затрачено на ликвидацию последствий землетрясения.

В случае если с момента землетрясения прошло значительное время, превышающее разумные сроки восстановления предприятия, о непреодолимой силе говорить не придется. Это означает, что непреодолимая сила существует по времени дольше стихийного бедствия, следовательно, непреодолимая сила не тождественна стихийному бедствию. Приведенный пример показывает, что с неисполнением обязательства в прямой причинно-следственной связи находится не стихийное событие (землетрясение — источник ЧС), а именно изменившаяся обстановка (ЧС), которая и должна быть признана непреодолимой силой. Именно поэтому правильнее рассматривать непреодолимую силу через ЧС: это позволит учитывать природу явления.

Заключение

В заключение хотелось бы еще раз отметить необходимость и ценность исследований ЧС и ее гражданско-правовых последствий. В цивилистике рассмотренная тема не нашла должного внимания.

Оценивая значимость тех или иных общественных отношений, правовых явлений в качестве предмета правового исследования или как объекта правового регулирования при конструировании правовых норм следует учитывать не только потенциальную доходность указанных отношений или явлений, но и их потенциальную опасность.

ЧС влекут колоссальные разрушительные последствия. Влияние ЧС на общественную жизнь более чем просто заметно, такие периоды характеризуются наибольшей динамикой развития общественных отношений.

Учитывая эти обстоятельства, следует отметить, что общество нуждается в эффективном регуляторе общественных отношений, складывающихся, изменяющихся и прекращающихся в условиях ЧС. Такой регулятор должен отвечать представлениям о справедливости и быть адекватен современному состоянию общественных отношений.

В первую очередь усилия противостоящих ЧС направлены на сохранение жизни и здоровья граждан, окружающей природной среды. В острую фазу развития ЧС вопросы возмещения вреда, восстановления хозяйства, исполнение обязательств и иные гражданско-правовые вопросы менее актуальны. Однако это не означает их меньшую значимость вообще, после прохождения опасного этапа ЧС. Исследование позволяет констатировать, что современное состояние правового регулирования гражданских отношений при ЧС не отвечает общественным ожиданиям.

Литература:

1. Запорожец А.М. К проблеме невозможности исполнения обязательств // Журн.рос.права. 2003. № 12. С. 20.

2. Мелехин А.В. Особые правовые режимы Российской Федерации. М.: Изд-во Акад.упр. МВД России, 2008. С. 79.

3. Рожкова М.А. Отдельные аспекты доказывания существенного изменения обстоятельств (по статье 451 ГК РФ) // Вестн. Высш. Арбитражного Суда Рос. Федерации. 2001. № 4. С. 98.

22.01.2014

Сведения об авторе:

Фролов Алексеи Иннокентьевич: кандидат юр. н.; ассистент кафедры гражданского права Юридического института Национального исследовательского Томского государственного университета, директор филиала Национального исследовательского Томского государственного университета в г. Юрге; e-mail: F_ai@bk.ru; 634050, Томск, Московский тракт, д. 8.