Научная статья на тему 'Чеченский кризис как проблема государственности со временной России'

Чеченский кризис как проблема государственности со временной России Текст научной статьи по специальности «Политологические науки»

CC BY
3369
169
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ЧЕЧНЯ / ЧЕЧЕНСКИЙ КРИЗИС / НАЦИОНАЛ-РАДИКАЛЫ / ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА / ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЦЕНТР / КОНФЛИКТ / НЕЗАКОННЫЕ ВООРУЖЕННЫЕ ФОРМИРОВАНИЯ / КОНСТИТУЦИОННАЯ ЗАКОННОСТЬ / КАВКАЗСКИЙ РЕГИОН / ПОЛИТИЧЕСКАЯ ЭЛИТА / CHECHNYA / THE CHECHEN CRISIS / NATIONALS-RADICALS / THE CIVIL WAR / THE FEDERATIVE CENTRE / CONFLICT / ILLEGAL ARMED UNITS / CONSTITUTIONAL LAWFULNESS / THE CAUCASIAN REGION / THE POLITICAL ELITE

Аннотация научной статьи по политологическим наукам, автор научной работы — Никаев Руслан Магометович

Предпринята попытка анализа чеченского кризиса 90-х гг. XX в., ставшего серьезной проблемой государственности Российской Федерации. Обращается внимание на определенную взаимосвязь событий на Северном Кавказе с социально-экономическим курсом команды Б.Н. Ельцина в тот период. Цель настоящей статьи состоит в том, чтобы дополнить анализ глубинных причин и особенностей чеченского кризиса, максимально объективной оценкой «со стороны».

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

The Chechen Crisis as the Statehood Problem of the Modern Russia

In the article there was done an attempt to analyze the Chechen crisis of 90s XX century which had become the serious problem for the statehood of the Russian Federation. The author hotices the definite correlation between the events in the North Caucasus and social-economic policy of the B.N. Eltsin's team of the mentioned period. The aim of the present article is to add the analysis of the profound reasons and peculiarities of the Chechen crisis from the point of maximally objective estimation from the "outside ".

Текст научной работы на тему «Чеченский кризис как проблема государственности со временной России»

УДК 103

ЧЕЧЕНСКИЙ КРИЗИС КАК ПРОБЛЕМА ГОСУДАРСТВЕННОСТИ

СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ

© 2008 г. Р.М. Никаев

Северо-Осетинский институт гуманитарных и социальных исследований Владикавказского научного центра РАН, 362040, г. Владикавказ, пр. Мира, 10

North-Osetian Institute of the Humanitarian and Social Researches of Vladikavkaz Research Center of the RAS, 362040, Vladikavkaz, Mir Ave, 10

Предпринята попытка анализа чеченского кризиса 90-х гг. ХХ в., ставшего серьезной проблемой государственности Российской Федерации. Обращается внимание на определенную взаимосвязь событий на Северном Кавказе с социально-экономическим курсом команды Б.Н. Ельцина в тот период. Цель настоящей статьи состоит в том, чтобы дополнить анализ глубинных причин и особенностей чеченского кризиса, максимально объективной оценкой «со стороны».

Ключевые слова: Чечня, чеченский кризис, национал-радикалы, гражданская война, федеральный центр, конфликт, незаконные вооруженные формирования, конституционная законность, кавказский регион, политическая элита.

In the article there was done an attempt to analyze the Chechen crisis of 90s XX century which had become the serious problem for the statehood of the Russian Federation. The author hotices the definite correlation between the events in the North Caucasus and social-economic policy of the B.N. Eltsin's team of the mentioned period. The aim of the present article is to add the analysis of the profound reasons and peculiarities of the Chechen crisis from the point of maximally objective estimation from the "outside ".

Keywords: Chechnya, the Chechen crisis, nationals-radicals, the civil war, the federative centre, conflict, illegal armed units, constitutional lawfulness, the Caucasian region, the political elite.

За внешне шаблонной формулировкой «чеченский кризис» скрывается самая страшная трагедия в новейшей истории России, приведшая к гибели тысяч людей. Чеченский кризис, переросший в кризис молодой демократической государственности Российской Федерации на Северном Кавказе, уже имеет свою историографию [16]. Это не означает, что история его полностью изучена, что все аспекты досконально проанализированы и не осталось тайн этого масштабного явления. Наоборот, многие его стороны будут еще долгие годы предметом острых научных дискуссий, объектом глубокого научного анализа [7]. Цель настоящей статьи в том, чтобы дополнить исследование глубинных причин и особенностей чеченского кризиса максимально объективной оценкой «со стороны». При этом необходимо подчеркнуть, что наиболее всесторонняя оценка затронутой проблемы содержится в материалах Всероссийской научной конференции, проведённой в Москве в 2005 г. [8], в работах В.Д. Дзид-зоева, В.А. Тишкова, Р.И. Хасбулатова, В.Х. Акаева, И.П. Добаева [3-6, 9, 10].

Чеченский национальный съезд (ЧНС) состоялся 23-25 ноября 1990 г. в Грозном. На организационном заседании исполкома ЧНС 1 декабря 1990 г. его председателем был избран 46-летний

генерал-майор авиации Джохар Дудаев, командир дивизии стратегической авиации [11].

27 ноября 1990 г. республиканским парламентом была принята Декларация о суверенитете Чечено-Ингушетии, изменено название республики с Чечено-Ингушской АССР на Чечено-Ингушскую республику (ЧИР). Ни о какой независимости речь не шла, так как ЧИР собиралась наравне со всеми подписывать обновленный Союзный договор. Однако в Декларации были заложены пункты, которые должны были как минимум заставить союзное руководство во главе с М.С. Горбачёвым и российское во главе с Б.Н. Ельциным задуматься о политических процессах, происходящих в Чечено-Ингушетии, и сформулированы условия, на которых Чечено-Ингушетия собиралась подписать Союзный договор. Так, оговаривалось, что подписание его состоится после возвращения ЧИР части территории Пригородного района Северной Осетии. Помимо этого депутаты оставляли за Чечено-Ингушетией право в будущем потребовать возмещения морального и материального ущерба, причиненного чеченцам и ингушам в период депортации и последующие годы (1944-1957). Чеченцы и ингуши не просто предъявили претензии руководству страны, они добились их признания Российской Федерацией в виде закона «О

реабилитации репрессированных народов», принятом Верховным Советом РСФСР 26 апреля 1991 г. [3, 12].

11 марта 1991 г. Верховный Совет Чечено -Ингушетии принял постановление об отказе от проведения в республике референдума о сохранении обновленного СССР. Это решение было с одобрением встречено руководством РФ. Приняв подобное постановление, законодательная власть пыталась таким образом привлечь на свою сторону население республики, однако уступки национал-радикалам отталкивали от законной власти тех чеченцев и ингушей, которые отрицательно относились к радикалам. Митинги, манифестации, вооружённые люди стали в тот период «визитной карточкой» Грозного.

События в Чечне заставили федеральный центр по-новому взглянуть на происходящее и внести определённые коррективы в свою позицию. Так, Президиум Верховного Совета РСФСР 9 октября 1991 г. принял постановление «О политической ситуации в Чечено-Ингушской республике». В нем содержалось не столько требование, сколько призыв к разоружению всех незаконных вооруженных формирований и в качестве законной власти признавался Временный высший совет (ВВС), образованный 15 сентября 1991 г. взамен Верховного Совета ЧИР [11]. Когда 20 августа 1991 г. на митинге у Дома правительства РСФСР с радостью сообщали о готовности членов этих незаконных вооруженных формирований с оружием в руках прибыть в Москву, то стоящие на балконе во главе с Б.Н. Ельциным не задумались о последствиях. Власть по сути своей была обязана не допустить создания неподконтрольных ей властных структур, имеющих к тому же собственные вооружённые формирования. В ответ «Исполком ОКЧН объявил это постановление грубым вмешательством во внутренние дела республики и привёл свои отряды в состояние боеготовности» [13]. Говорить о разоружении в этой ситуации было нереально.

Опираясь на маргиналов из Общенационального конгресса чеченского народа (ОКЧН), Д. Дудаев 27 октября 1991 г. провёл президентские выборы, по итогам которых он был провозглашен «демократически избранным президентом Чеченской республики». Дальнейшие события приобретают лавинообразный характер. 2 ноября V съезд народных депутатов РСФСР признал выборы незаконными. В ответ Д. Дудаев «2 ноября издал указ, провозглашающий Чечню независимым государством с 1 ноября» [11, с. 1001]. Соглашаясь с оценкой выборов V съездом народных депутатов, надо отметить, что всё же большинство населения Чечни в тот момент

кто открыто, а кто молча симпатизировали Д. Дудаеву [2, с. 12].

7 ноября 1991 г. Б.Н. Ельцин подписал Указ «О введении чрезвычайного положения в ЧИР с 9 ноября». В ответ ОКЧН организовал массовые митинги, дудаевцы захватили здания силовых министерств и ведомств, блокировали военный аэродром Ханкала [11, с. 1001], где приземлились самолёты с российскими солдатами. Любое решение, принимаемое главой государства, а тем более с использованием вооруженных сил, должно быть тщательно выверено и просчитано. Это аксиома. Однако в случае с Указом о введении режима ЧП этого не было. Его подготовили по инициативе вице-президента А.В. Руцкого. Расчёт основывался на том, что члены незаконных вооруженных формирований просто разбегутся по домам после его оглашения. Однако в самой Чечне ситуация выглядела иначе. Так, «национальная гвардия насчитывала более 60000 человек, вооруженных стрелковым оружием» [11, с. 1001], которые считали себя воинами и защитниками независимого чеченского государства, но никак не членами незаконных вооруженных формирований.

Чеченская экономика при Д. Дудаеве приобрела криминальный характер, нити от которой протянулись по всей стране. Только фальшивыми авизо экономике государства был нанесен ущерб, исчисляющийся, по разным оценкам, сотнями миллиардов рублей [14]. Пограничники, таможенная служба, налоговая инспекция и иные контрольные органы России с 1991 по 1994 г. полностью утратили контроль над территорией Чечни. В то же время республика как часть Российской Федерации пользовалась всеми правами субъекта при отсутствии обязанностей.

К гражданской войне в Чечне привел тугой узел противоречий. Во-первых, правящий режим не имел широкой социальной опоры в обществе в отличие от оппозиции. (За три года правления Дудаева была парализована экономика и разрушена социальная сфера Чечни.) Во-вторых, государственный переворот, вылившийся в разгром легитимных органов власти (сентябрь 1991 г.), конфликт дудаевской команды с Парламентом (избранным во время правления Д. Дудаева). В-третьих, раскол в правящей элите к лету 1994 г. В-четвертых, отсутствие у правящего режима экономической программы. Обвалив экономику и разрушив социальную сферу республики, режим лишил чеченцев не только работы, но и средств существования (зарплат, пенсий). Разгром легитимных органов власти, в том числе и правоохранительных, привёл к безнаказанности и разгулу преступности. В чеченском обществе на пороге XXI в. воцарился культ силы. В этот

момент российское руководство во главе с Б.Н. Ельциным приняло решение, трагически отразившееся на последующей истории страны. 30 ноября 1994 г. Б.Н. Ельцин подписал секретный указ «О мероприятиях по восстановлению конституционной законности и правопорядка на территории Чеченской Республики» [11, с. 1031], который предусматривал силовое решение вопроса. Однако был и другой вариант решения проблемы. Расположить армейские части вдоль Терека, взяв под контроль территорию, захваченную оппозицией, и установив «санитарный кордон» вокруг зоны дудаевцев. Этот вариант получил название «две Чечни». Его автор Эмиль Па-ин, в то время заместитель руководителя Аналитического центра при Президенте России, вспоминал: «Идея была такая: одна Чечня - две системы. Чеченская Республика остаётся, но есть некие районы (три северных), куда поступает гуманитарная помощь. Там строятся больницы и детские сады, выдаются пенсии. Подходит время к выборам - выбирайте, что вам больше нравится. Жить без всего в независимой Чечне или жить обеспеченно в составе Федерации...» [15, с. 770]. Несомненным достоинством плана был отказ от применения силы, так как он основывался на политическом решении проблемы. «Была подготовлена для президента записка, - вспоминал В. Печенев, ответственный сотрудник Администрации Президента РФ в 1994 г., - в которой рассматривались варианты выхода из кризиса. Ввод войск мы считали самым опасным вариантом, потому что это неминуемо должно было привести к сплочению вокруг Дудаева, и возникала опасность, что конфликт чисто политический, между федеральным центром и субъектом федерации, перерастет в этнополитический -между чеченцами и русскими, который вообще трудно разрешить. Документы были подготовлены, и, судя по всему, одобрены Президентом. Но, в конце концов, выбрали худший и самый опасный вариант» [15, с. 770-771].

Выбор силового варианта, возможно, не является трагической ошибкой первого Президента России. Начавшиеся 2 января 1992 г. радикальные преобразования в экономике вопреки широковещательным заявлениям Е.Т. Гайдара, А.Б. Чубайса и др. не привели к улучшению жизни, хотя рынок был объявлен панацеей от всех бед. В ходе приватизации национальное достояние оказалось в руках узкой группы лиц, включавшей в себя представителей высшего аппарата управления, «директорского корпуса», который получил привилегии в приобретении акций, деятелей теневой экономики и преступных структур, «отмывавших деньги» через скупку приватизационных чеков. Борьба с инфляцией

свелась к массовым невыплатам зарплат и пенсий, росту внешнего долга России. По мнению В.Д. Дзидзоева, «Российская Федерация вместо обещанной и ожидаемой демократии, гласности, экономического и межнационального благополучия получила безраздельное господство бюрократии высших государственных чиновников и властных структур» [3, с. 305]. Своеобразным итогом по состоянию на декабрь 1994 г. стало то, что миллионы наших соотечественников решали вопрос выживания, в разы выросла смертность среди трудоспособного населения России, сократилась продолжительность жизни, возросла детская смертность на фоне падения рождаемости. На глазах изумленного общества появлялись «новые русские» с миллионными состояниями. Такое стало возможным ввиду отсутствия гражданского общества и наличия у немалой части россиян иждивенческих настроений, что кто-то придёт и всё наладит и отрегулирует. Пытаясь избежать ответственности, властная элита оказалась заинтересованной в создании образа врага, на происки которого можно было списать негативные последствия политики «шоковой терапии» в области экономики и разграбление национального богатства. В условиях отсутствия контроля над властью со стороны общества таким врагом был объявлен чеченский народ.

Война избавляла Б.Н. Ельцина и команду реформаторов от ответственности, более того, появлялся уникальный шанс списать на счет войны собственные просчеты и неудачи в социально-экономической сфере, а главное скрыть своё участие в разграблении национального богатства страны. Не пытаясь оправдать Д. Дудаева и его сообщников, следует сказать, что в развязывании военных действий в большей степени была заинтересована политическая элита России. Это обстоятельство дало основание депутату ГД ФС РФ Э. Памфиловой в интервью газете «Хасэ», сказать, что «"наевшись" вдоволь, они хотят замести следы. Кровь, мол, их смоет» [16].

Отличительной чертой войны в Чечне явилась её запредельная жестокость. Известно, что «90 % трудоспособного населения не имеет постоянной работы» [17, с. 331]. Республику покинула интеллигенция, т.е. та часть общества без участия, которой невозможно восстановление Чечни. Более того, в Чечне за время конфликта выросло целое поколение молодых людей (150-200 тыс. чел.), которое оказалось вне процесса образования [17, с. 331]. Будучи вовлечены в конфликт, многие из них ничего другого кроме оружия, в руках не держали. Вернуть их к нормальной жизни - значит, лишить бандформирования социальной опоры.

Итак, чеченский кризис вскрыл слабость и неготовность российской власти в начале 90-х гг. ХХ в. дать ответ на вызов времени. Политическая элита России в своём отношении к Чечне раскололась на отдельные группировки. Вице-президент Российской Федерации А.В. Руцкой [18] был сторонником силового решения. Отдельные политики и общественные деятели, такие как депутаты ГД ФС РФ С.А. Ковалёв, Г.В. Старовойтова, А.Е. Шабад, В.Л. Шейнис, вдова академика А.Д. Сахарова Елена Боннэр и другие, фактически поддержали Д. Дудаева и его действия. Дистанцировались в этом вопросе от Б. Ельцина и его выдвиженцы Е.Т. Гайдар и А.Б. Чубайс, хотя нельзя исключать, что это был политический манёвр. Среди региональных лидеров также не было единства по отношению к событиям в Чечне. Так, губернатор Краснодарского края Н.Д. Егоров (министр РФ по делам национальностей и региональной политике в 1994-1995 гг.) и сменивший его на этом посту Н.И. Кондратенко были сторонниками жесткой линии. Губернатор Нижегородской области Б.Е. Немцов организовал сбор подписей за прекращение боевых действий в Чечне. Ближайшие соседи Чечни - руководители Адыгеи (А.А. Джаримов), Кабардино-Балкарии (В.М. Коков), Карачаево-Черкессии (В.И. Хубиев) и Северной Осетии (А.Х. Галазов) - пытались сохранить «нейтралитет». Руководство Дагестана (М.М. Магомедов), с одной стороны, якобы сохраняло «нейтралитет», а с другой - закрыло глаза на фактическое превращение республики в тыл чеченских боевиков. Попытка руководства Дагестана «усидеть на двух стульях сразу» впоследствии стала одной из причин нападения боевиков на республику летом 1999 г. А президент Ингушетии Р.С. Аушев, являясь российским генералом, открыто оказывал политическую и моральную поддержку Д. Дудаеву. Непоследовательность действий российских властей в Чечне, раскол политической элиты привели к росту авторитета Д. Дудаева и его сторонников, продемонстрировали стране и миру фактическую недееспособность федеральных властей в условиях этнополитиче-ского кризиса и нанесли серьёзный урон престижу Российского государства.

Отправляя российских солдат и офицеров в Чечню восстанавливать «конституционную законность и правопорядок», никто им не объяснил, как её надо восстанавливать. Правовой статус военнослужащих был неясен. С одной стороны, армия вела полномасштабные боевые действия с хорошо подготовленным и экипированным противником, неся при этом порой весьма ощутимые потери, т.е. шла война. С другой стороны, назвать происходящее войной Москва не решилась, прикрывшись туманной формулировкой «восстановление кон-

ституционной законности...». В то же время даже, «когда война не названа войной, воевать тем не менее приходится» [19]. Политики послали армию восстанавливать конституционность, которую они сами разрушили. Введя на территории республики режим чрезвычайного положения, руководство России не вывело бы дальнейшие события за рамки правового поля. В итоге за участие в боевых действиях по ликвидации и разоружению незаконных вооружённых формирований на территории Чеченской республики российская армия подверглась беспрецедентному шельмованию и очернительству со стороны отдельных средств массовой информации, политических и общественных деятелей, всевозможных правозащитных и иных организаций как иностранных, так и отечественных.

Для урегулирования ситуации в Чечне сделано немало. Так, в рекордные сроки почти восстановлен Грозный, созданы условия для возвращения беженцев-чеченцев, выплачиваются денежные компенсации за утраченное имущество. Однако не все пострадавшие получили статус беженцев. В своё время рост сепаратизма и радикализация общества привели практически к полному исходу русского и представителей других этносов из республики. Люди были зачастую изгнаны под угрозой расправы. Статистического учета русских, бежавших из Чечни, не было [20]. Однако проблема русских и иных беженцев тем не менее существует. В то же время нельзя не обратить внимание, что урегулирование начинает приобретать «странный» характер. Так, на восстановление Чечни выделяются значительные средства, но при этом нет сведений о механизме контроля над их расходованием. Или другой пример, по требованию чеченской стороны профессиональными судьями без участия присяжных были осуждены российские военнослужащие Аракчеев, Худяков, Ульман и др. И это притом, что они в своё время были не один раз оправданы судом присяжных. Таким образом, власть и общественное мнение придерживаются разных взглядов на происходящее. В.В. Путин в своём обращении после бесланской трагедии сказал, что «слабых бьют» [21]. В политике уступки -удел слабых, неспособных отстоять свои интересы. Восстанавливая мирную жизнь в республике, федеральный центр признаёт свою долю вины за произошедшее. С другой стороны, предавая забвению трагедию русских жителей Чечни, Москва сводит процесс урегулирования к односторонним уступкам со своей стороны. Чтобы процесс урегулирования принял необратимый характер, виновные в изгнании русских из Чечни должны ответить перед законом. Русским и русскоязычным беженцам также должны быть выплачены ком-

пенсации за утраченное имущество, как и чеченцам. При сохранении статус-кво мы получим «замороженный конфликт», который может вспыхнуть в будущем в любое время.

Чеченский кризис показал, что раскол политической элиты России - видимая часть айсберга. Его главной причиной является отсутствие у Кремля ясной и продуманной стратегии в отношениях с субъектами федерации. И в первую очередь это касается национальной политики и межнациональных отношений. Так, «Концепция государственной национальной политики» (1996 г.) фактически обошла своим вниманием кавказский регион. Угроза национальной безопасности и территориальной целостности России исходит сегодня с Северного Кавказа. Однако там не видят перспектив принятой Концепции. Ее необходимо дополнить конкретными предложениями применительно к данному региону. Например, создание условий и оказание полноценной государственной поддержки возвращению русского населения на Северный Кавказ, изгнанного из Чечни, Ингушетии в результате фактических этнических чисток в 90-е гг. XX в. Для начала Москва должна осознать, что сегодня русские (русскоязычные), проживающие в национальных республиках, фактически превратились в заложников противоборствующих местных этнократических групп, кланов и т.д. Наглядный пример - жестокие убийства русских и представителей иных народов целыми семьями летом 2007 г. в Ингушетии. Руководство России должно понять, что угроза на Северном Кавказе исходит от коррумпированных властных этнократических элит. Вполне уместным здесь является реализация предложения Д.Н. Козака, в его бытность полномочным представителем Президента РФ в Южном федеральном округе, о введении внешнего управления в «проблемных субъектах» региона [22].

Отсутствие же гражданского общества является самой острой проблемой российского государства. Только в гражданском обществе возможны гармоничные межнациональные отношения, гарантирующие политическую и социально-экономическую стабильность государства.

Литература и примечания

1. Абубакаров Т. Режим Джохара Дудаева: правда и вымысел. Записки дудаевского министра - экономики и финансов. М., 1998; Гакаев Д.Д. Очерки политической истории Чечни (XX век). М., 1999; Он же. Чеченский кризис: истоки характер последствия. М., 1997; Гаджиев Г.А. Конституционно-правовой анализ конфликта в Чечне // Этнополит. вестн. 1995. № 5; Денисова Г.С. Этнический фактор в чеченском кризисе // Научная мысль Кавказа. 1996. № 3.

2. Арутюнов С.А. Историческая память Чечни // Новое время. 1995. № 5.

3. Дзидзоев В.Д. Кавказ конца ХХ века: тенденции эт-нополитического развития (историко -политологическое исследование). Владикавказ, 2000; 2004.

4. Дзидзоев В.Д., Левченко Н.Н. Анализ концепции «разорванной страны» сквозь призму современных российско-чеченских отношений // Современные гуманитарные исследования. 2005. № 4 (5).

5. Тишков В.А. Общество в вооруженном конфликте (Этнография чеченской войны). М., 2001; Тишков В.А., Беляев Е.Л., Марченко Г.В. Чеченский кризис. М., 1995.

6. Хасбулатов Р.И. Взорванная жизнь. Кремль и российско-чеченская война. М., 2002; Он же. Власть: меч и коварство. Кремль и российско-чеченская война. М., 2002; Он же. Размышления о войне и мире. Кремль и российско-чеченская война. М., 2003; Он же. Большая стратегическая игра. Кремль и российско-чеченская война. М., 2003.

7. Ефимов Ю.Г. Этнополитический конфликт в субъекте Российской Федерации (на примере Чеченской Республики): Дис. ... канд. философ. наук. Ставрополь, 1999; Левченко Н.Н. Этнический сепаратизм как фактор ослабления российской государственности (на примере Чеченской Республики): Дис. ... канд. полит. наук. Черкесск, 2006; Кадыров А.А. Российско-чеченский конфликт: Дис. ... канд. полит. наук. М., 2003; Магометов Б.А. Социальная ситуация в Чеченской Республике в постконфликтный период: социологический анализ: Дис. ... канд. социол. наук. М., 2005; и др.

8. Чеченская республика и чеченцы: история и современность: Материалы Всерос. науч. конф. (г Москва, 19-20 апреля 2005 г.). М., 2006.

9. Акаев ВХ. Ислам: социокультурная реальность на Северном Кавказе. Ростов н/Д, 2004; Он же. Национальная идея чеченцев (от постановки до разработки). Грозный, 2005; Он же. Традиционный ислам и ваххабизм (к религиозно-политической ситуации в Чечне) // Изв. вузов. Сев.-Кавк. регион. Обществ. науки. 2003. № 3; и др.

10. Добаев И.П. Исламский радикализм: социально-философский анализ. Ростов н/Д, 2002; Он же. Исламский радикализм в международной политике. Ростов н/Д, 2000; и др.

11. Корелин А.П., Черкасов П.П., Шубин А.В. и др. Хроника России - XX век. М., 2002.

12. Россия (отдельный том). Большая Энциклопедия. М., 2007. С. 346; ГолышевВ. История одной сделки // Русский журнал. 2005. 26 янв. www.russ.ru /culture/20050126 gol01 .html

13. Шнирельман В.А. Быть аланами: интеллектуалы и политика на Северном Кавказе в ХХ в. М., 2006. С. 345.

14. Воронин Д. За счет чего жила Чечня // Огонёк. www.ogoniok.com/archive/2000/4630-2/60-50-51/

15. Млечин Л.М. КГБ Председатели органов госбезопасности. Рассекреченные судьбы. 3-е изд. М., 2005. C. 770.

16. Памфилова Э. Не хочу, чтобы матери получали похоронки // Хасэ. 1994. 17 дек.

17. Культура Чечни. История и современные проблемы. М., 2002. С. 331.

18. Конституция Российской Федерации, принятая на 21. референдуме 12 декабря 1993 г., пост вице-президента упразднила.

19. Тучкова С., Ищенко С., ЛуканинМ. Полковнику никто

не спишет // Труд. 2007. 21 авг. 22.

20. В архивах территориальных органов внутренних дел хранятся заявления беженцев-русских о проти-

воправных действиях в их отношении на территории Чеченской республики.

Обращение Президента России В.В. Путина 4 сентября 2004 года. Москва, Кремль. Официальный сайт Президента России http://www.kremlin.ru/text /арреаге/2004/09/ 76320.зЫт1 Кадохов В.Т. Взгляд на дюжину проблем. М., 2006. С. 134-135.

Поступила в редакцию

21 февраля 2008 г

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.