Научная статья на тему 'Частные локальные оружейные мастерские эпохи принципата и продукция «Бродячих» оружейников'

Частные локальные оружейные мастерские эпохи принципата и продукция «Бродячих» оружейников Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
345
161
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
РИМСКАЯ АРМИЯ / ВООРУЖЕНИЕ / ДОСПЕХИ / ОРУЖЕЙНОЕ ПРОИЗВОДСТВО / ROMAN ARMY / WEAPONS / ARMOUR / ARMS PRODUCTION

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Негин Андрей Евгеньевич

Одной из проблем, возникающих при изучении римского комплекса вооружения, является вопрос о возможности широкого распространения изделий из того или иного производственного центра по всей территории Римской империи. Еще более интересен вопрос о путях распространения продукции мелких частных оружейных мастерских, являвшихся более многочисленными по сравнению с крупными оружейными производствами в городах. Деятельность бродячих групп ремесленников (wandernde Handwerkergruppen), перемещавшихся из гарнизона в гарнизон, рассмотрена на примере широкого распространения находок в различных провинциях Империи ряда совершенно аналогичных предметов вооружения, причем не относящихся к числу массовой продукции. Мобильность подобных групп была крайне ограниченной и зона деятельности такой ремесленной группы вряд ли могла выйти за территориальные рамки одной провинции, а широкое распространение совершенно схожих и виртуозно сработанных образцов вооружения вдоль границ римского государства следует связывать с деятельностью торговцев оружием, вывозивших их из городских оружейных мастерских.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

PRIVATE LOCAL ARMOURY WORKSHOPS AND PRODUCTS OF «VAGRANT» ARMOURERS DURING THE PRINCIPATE

One of the problems arising in the study of Roman military equipment is the question of the possibility of wide dissemination of products of a manufacturing center throughout the Roman Empire. Even more interesting is the question about distribution of products made in small private workshops and by individual armourers. The author examines the activities of «vagrant» groups of craftsmen (wandernde Handwerkergruppen) on the example of some quite similar armament (not mass-produced) on the territory of various provinces of the Roman Empire. Such groups mobility was very limited within the territory of a particular province, and the spreading of quite similar richly decorated specimens of arms and armour along the Roman borders should be associated with the activities of arms traders, who distributed products of city arms shops.

Текст научной работы на тему «Частные локальные оружейные мастерские эпохи принципата и продукция «Бродячих» оружейников»

История

Вестник Нижегородского университета им. Н.И. Лобачевского, 2011, № 4 (1), с. 225-230

225

УДК 94(37).08

ЧАСТНЫЕ ЛОКАЛЬНЫЕ ОРУЖЕЙНЫЕ МАСТЕРСКИЕ ЭПОХИ ПРИНЦИПАТА И ПРОДУКЦИЯ «БРОДЯЧИХ» ОРУЖЕЙНИКОВ

© 2011 г. А.Е. Негин

Нижегородский госуниверситет им. Н.И. Лобачевского aenegin@mail ,rn

Поступила в редакцию 05.07.2010

Одной из проблем, возникающих при изучении римского комплекса вооружения, является вопрос о возможности широкого распространения изделий из того или иного производственного центра по всей территории Римской империи. Еще более интересен вопрос о путях распространения продукции мелких частных оружейных мастерских, являвшихся более многочисленными по сравнению с крупными оружейными производствами в городах. Деятельность бродячих групп ремесленников (wandernde Handwerkergruppen), перемещавшихся из гарнизона в гарнизон, рассмотрена на примере широкого распространения находок в различных провинциях Империи ряда совершенно аналогичных предметов вооружения, причем не относящихся к числу массовой продукции. Мобильность подобных групп была крайне ограниченной и зона деятельности такой ремесленной группы вряд ли могла выйти за территориальные рамки одной провинции, а широкое распространение совершенно схожих и виртуозно сработанных образцов вооружения вдоль границ римского государства следует связывать с деятельностью торговцев оружием, вывозивших их из городских оружейных мастерских.

Ключевые слова: римская армия, вооружение, доспехи, оружейное производство.

По сравнению с крупными оружейными производствами, размещавшимися в крупных городах Римской империи, мелкие оружейные мастерские были более многочисленны и охватывали своей продукцией гораздо большие территории: ведь они работали непосредственно с заказчиком и не занимались крупными поставками своих изделий, и, соответственно, этим многочисленным оружейникам приходилось искать рынки сбыта самостоятельно1. В ряде исследований мелкие оружейные мастерские и частные оружейники даже рассматривались как основные поставщики вооружения в римскую армию эпохи принципата [2, S. 177]2. В подтверждение данной гипотезы приводится тезис о невозможности производства большого количества продукции только лишь силами военных специалистов и солдат-иммунов под их руководством [4, S. 152].

Археологические раскопки предоставили в распоряжение историков многочисленные свидетельства существования мелких производственных центров на территориях военных лагерей и в сопутствующих им гражданских поселениях [5, S. 611-619; 6, S. 88-97; 7, Р. 183-188;

8, Р. 129-130], что говорит в пользу наличия целой сети небольших частных оружейных мастерских, раскинувшихся по всей территории римского государства. Этот факт послужил формированию двух противоположных точек зрения на организацию оружейного производ-

ства. Одни исследователи отстаивают приоритет крупных оружейных производств [9, p. 336337; 10, p. 20-27; 11, p. 233], в то время как другие считают немаловажной деятельность частных оружейников в процессе производства и снабжения армии вооружением [12, p. 218; 13, р. 26. Note 33; 14, p. 8]. Если второй подход правомерен, то наиболее весомым доказательством здесь может служить выделение региональных особенностей продукции оружейников, действовавших в отдаленных друг от друга уголках огромной империи. В этом случае региональные особенности должны были иметь место в связи с разными оружейными традициями народов, населявших Римскую империю. Декор оружия должен был отражать не только различные национальные и личные вкусы владельцев оружия, но и - в случае с портретно реалистичными масками на парадных шлемах -также характерные антропологические черты лиц разных этносов и народов. В таком случае каким же образом объяснить наличие находок в различных провинциях Империи ряда совершенно аналогичных предметов вооружения, причем не относящихся к числу массовой продукции, изготовленных на совершенно профессиональном уровне и дорогостоящих? Порой эти вещи столь стилистически близки друг к другу, что складывается впечатление того, что созданы они одной и той же рукой.

В числе прочих версий, связанных с особенностями распределения и эксплуатации оружия и предметов воинского снаряжения в римской армии эпохи принципата, выделяется высказанная еще более тридцати лет назад гипотеза, по каким-то причинам до сих пор не подвергнутая обстоятельному критическому анализу и, вследствие этого, воспроизводимая в более новых исследованиях, хотя ее положения требуют более внимательного рассмотрения. Данная теория была высказана Г. Клумбахом [15, S. 199-206] на основе предположения о происхождении совершенно аналогичных треугольных вотивных блях, которые использовались в процессиях культа Юпитера Долихена и часто встречаются на Дунайском лимесе (например, в Трайсмауере и Бригеционе). Поскольку имеет место довольно тесное стилистическое сходство изображений на этих предметах, исследователем был сделан вывод о том, что все эти вотив-ные пластины могли быть изготовлены одними и теми же мастерами. Г. Клумбах сравнил стиль этих находок с сохранившимися предметами парадного воинского снаряжения и приписал находки обоих видов к произведениям кузнецов, которые снабжали по меньшей мере контингенты крепостей Дунайского лимеса от Ре-ции до Мёзии. Й. Г арбш предположил, что бродячие группы ремесленников (wandernde Handwerkergruppen) перемещались из гарнизона в гарнизон, пополняя там арсеналы, и по мере насыщения местного рынка отправлялись в следующую военную базу, унося с собой образцы отдельных элементов декора, чтобы на местах компоновать их согласно пожеланиям заказчика [16, S. 17-18].

Насколько же обоснованы эти выводы в отношении географического распространения стилистически аналогичных предметов в разных провинциях Римской империи? Например, находки совершенно аналогичных масок от парадно-турнирных шлемов типа Силистра (по классификации М. Юнкельманна) и смешанных

3

типов с элементами декора других типов масок распространены практически по всей протяженности римского пограничья, хотя наибольшая их концентрация отмечена в провинции Нижняя Мёзия4. Могли ли вообще функционировать подобные артели, перемещаясь на такие большие расстояния?

С одной стороны, имеются надписи, упоминающие оружейников, работающих по найму под присмотром офицеров (CIL XIII 2828 = ILS 7047). Причем в некоторых надписях, упоминающих кузнецов и оружейников, присутствуют следующие выражения: «pago... consistentes» или же «in aeduis consistant et vico respondent»,

которые свидетельствуют о том, что упомянутые кузнецы и изготовители доспехов не являлись местными уроженцами, а лишь только проживали в данной местности и работали в местных оружейных мастерских (CIL XIII 2828 = ILS 7047; CIL XIII 5475). Это может свидетельствовать как о том, что в источниках упоминаются именно странствующие оружейники, так и о том, что пришедшие мастеровые могли переселиться сюда из других мест в зависимости от каких-то личных обстоятельств (такая же практика наблюдалась и среди свободных гончаров).

При этом очень сомнительно, чтобы одни и те же оружейники вели кочевой образ жизни, успев поработать буквально в каждой западной провинции Римской империи. Перемещения такой производственной группы сопровождались рядом трудностей, ведь прийти такой кузнец-оружейник со своими помощниками должен был не на пустое место. К его услугам должна была быть предоставлена передельная кузница с кузнечным горном и оборудованием. Кроме того, пришлые мастера нарушали местные устои и не могли не испытывать давление со стороны проживавших там ремесленников, которым составляли конкуренцию. Не было особой нужды принимать пришельцев и у воинского начальства того или иного легионного лагеря, разве что не с целью обучения премудростям профессии военнослужащих. Известно, что функционировали легионные оружейные мастерские, обслуживаемые персоналом из числа так называемых иммунов. Это были военнослужащие, которых трудно назвать профессионалами, но они получали важную привилегию - иммунитет от тяжелой хозяйственной работы, выполняемой легионерами. Естественно, при таком положении дел среди них трудно было найти специалиста равного профессиональному оружейнику, мастеру по работе с бронзой (aerarius) или серебром и с золотом (barbaricarius). Самое интересное, что косвенное подтверждение этому мы находим на табличках из Виндоланды (T. Vind. 160) и папирусах (P. Berlin. 6765). Среди перечисленного там вооружения нет упоминания о доспехах (за исключением изготовления их деталей в виде пластин) и шлемах. Производство этих вещей требовало большого умения, а их парадные образцы предполагали не просто знание дела, но и высокохудожественный вкус при навыках художника и

5

скульптора .

Есть масса свидетельств, отразивших деятельность частных мастерских и независимых мастеров. Имена таких гражданских оружейников запечатлены на ножнах мечей из Виндонис-

сы [21, S. 7-8] и Страсбурга [21, S. 38], а также на ножнах кинжала из Обермергау [22, S. 4449]. Кроме того, имя руководителя одной из частных оружейных мастерских известно из надписей на конском налобнике из Штраубин-га: PROCLI М^егш). 0(^^)С(та), т.е. мастерская Прокла Матерна [16, S. 18]. Порой деятельность частных оружейных мастерских недооценивается, и их пытаются рассматривать вне рамок римского «военно-производственного комплекса»6. На самом деле доля продукции этих предприятий в общей массе римского оружия, по-видимому, была довольно велика. Об этом свидетельствует широкий спектр оружия, выпускаемого ими, поскольку известно, что они снабжали своей продукцией не только армию, но и гладиаторские школы, причем качество их изделий было чрезвычайно высоким7. Их роскошные изделия пользовались спросом, в первую очередь среди командного состава, способного выложить немалые деньги за свою экипировку. Такие специалисты своего дела могли выполнять подряды для армии и обучать азам оружейного ремесла рабочих легионных мастерских, однако трудно представить себе оружейника и его производственную группу, состоящую по крайней мере из трех-четырех человек, исколесивших все пограничье8. Мобильность подобных групп была крайне ограниченной, и зона деятельности такой ремесленной группы вряд ли могла выйти за территориальные рамки одной провинции. Согласно версии Г. Клумбаха и Й. Гарбша ареал распространения стилистически сходных изделий кузнецов, снабжавших контингенты крепостей Дунайского лимеса, простирался от Реции до Мёзии. На этом участке лимеса находилось восемь леги-онных лагерей, в которых должны были размещаться собственные оружейные производства9. Кроме того, на этой же территории располагалось 46 военных лагерей и крепостей вспомогательных войск. Чтобы обеспечить нужды всех этих подразделений силами одного или двух странствующих оружейников, требовалось довольно много времени и усилий. Судя по данным источников, для специалиста-оружейника высокой квалификации главным было не количество изготавливаемой продукции, а ее качество, что отмечено даже для оружейников эпохи постдиоклетиановских государственных оружейных фабрик, в которых приоритетным было изготовление большого количества вооружения для увеличивающихся в количестве позднеримских армий. Так, ЬагЪагюаш должны были изготавливать по шесть и украшать декором по восемь шлемов в месяц (СТЪ. 10. 22. 1)10. Вследствие вышеуказанных причин мастерам-ору-

жейникам высокой квалификации совсем не обязательно было мигрировать, стараясь охватить своим присутствием как можно большие территории соседних провинций, а достаточно через определенный промежуток времени возвращаться в некогда посещенные крепости, где за это время уже сменился контингент. Таким образом, мы считаем, что вклад наемных оружейников (входивших в состав какой-либо путешествующей ремесленной группы) в широкое распространение по территории Римской империи унифицированных предметов вооружения, таких как украшенные декором шлемы и маски, был невелик. Несомненно, более простые и незамысловатые предметы могли изготовлять менее искусные в оружейном ремесле армейские оружейники в легионных мастерских, но широкое распространение совершенно схожих и виртуозно сработанных образцов вооружения вдоль границ римского государства является заслугой торговцев оружием, вывозивших их из городских оружейных мастерских. Кроме того, в индивидуальном порядке солдаты могли покупать предметы своей экипировки у частных торговцев, подрядчиков и снабженцев армии, о деятельности которых свидетельствует большое количество эпиграфических надписей, появившихся в эпоху ранней Империи11.

Однако был и иной немаловажный фактор, способствовавший распространению продукции одной и той же оружейной мастерской или даже конкретного мастера-оружейника по просторам Империи. Скрупулезный анализ таких предметов вооружения, как парадные шлемы с масками, показывает, что, даже будучи типологически схожими, некоторые образцы все же носят на себе отпечаток индивидуальных пожеланий заказчика12. Таким образом, различные предметы римского военного снаряжения были подвержены определенному влиянию моды и вкусов в пределах отдельной провинциальной армейской группы, воинской части или даже подразделения. Следовательно, движение армий или переброска в экстренных случаях целых формирований приводила к взаимному обмену идеями и вкусами. Такая гипотеза объясняет, почему круг тем и сюжетов, изображаемых на оружии, был довольно широк, почему в сами модификации вносились различные усовершенствования, более свойственные свободной имитации, чем строгому копированию учрежденного образца. Но в результате таких передислокаций подразделений военнослужащие увозили принадлежащие им предметы вооружения в отдаленные от места их изготовления территории, расширяя тем самым ареал распространения тех или иных типов вооружения, которые уже толь-

ко номинально могли считаться унифицированными, так как границы типов стирались и появлялись некие переходные вариации. Благодаря такой форме распространения первоначально унифицированной продукции, сопровождающейся ее постепенным видоизменением, становится очевидной деятельность локальных леги-онных оружейных цехов и частных мастерских, которые ориентировались в своей деятельности только на военную моду и вкусы заказчика. Этим оружейные цеха и мастерские эпохи принципата выгодно отличались от более поздних государственных оружейных фабрик, выполнявших стандартизированные заказы большого объема для удовлетворения все возрастающих потребностей увеличивающейся в численности армии, когда красота и практичность защитного вооружения были отринуты в угоду простоте и массовости изготовления.

Либаний сообщает, что даже в конце IV в. оружейники-частники все еще составляли конкуренцию государственным оружейным производствам (Liban. Or. XLII. 21; 32; 34; 39). Но так как они потеряли самого важного клиента в лице армии, они уже не могли расширять свои производства и совершать коммерческие сделки в тех объемах, которые имели место до организации государственных оружейных заводов.

Примечания

1. О поисках рынка сбыта и частных сделках повествуют некоторые эпиграфические источники. Надпись конца II в. н.э. сообщает о переговорах ветерана Гентилия Виктора, ставшего гладиарием (gladiarius), со своими бывшими сослуживцами (CIL XIII 6677). Клавдий Теренциан просит своего отца найти и приобрести в частном порядке меч и копья (P. Mich. VIII 467). Ср.: [1, p. 170].

2. По мнению Й. Скотта [3, p. 175], изучавшего римские кинжалы, большинство из сохранившихся до наших дней экземпляров изготовлены в частных оружейных мастерских.

3. О масках типа Силистра см.: [17, S. 32-41; 18, С. 112-118].

4. Географическое распространение 19 известных находок следующее: пять экземпляров найдены на территории римской провинции Нижняя Мезия, три обнаружены непосредственно в Италии, по два экземпляра происходят из Британии, Реции и Верхней Паннонии, по одной находке сделано в Верхней и Нижней Г ермании, Верхней Мезии, Нижней Дакии и во Фракии. Кроме того, в частных коллекциях имеются экземпляры, точное место находки которых не установлено. Маска, якобы найденная в Сирии, находится в коллекции П. Гетти. Две маски, по некоторым сведениям происходящие с территории Болгарии, были приобретены А. Гуттманом (AG 450 и 813). См.: [19, p. 81-85].

5. Единственным подтверждением изготовления парадного вооружения в пределах военного лагеря служит найденная при раскопках в Хальтерне заготовка маски для шлема, прикипевшая к наковальне [20, S. 351, № 12. Taf. 39. 2].

6. М. Бишоп считает, что качество и количество вооружения, производимого частными оружейниками, оставляло желать лучшего, поскольку производительность труда у человека, который работал в одиночку, была мала [23, p. 13]. Однако это утверждение верно лишь отчасти. Обычно оружейники содержали частные мастерские с целым штатом помощников. В этом случае можно говорить о большей производительности. Относительно качества выпускаемой продукции можно предположить, что частные оружейники компенсировали малое количество изделий их качеством, подписывая их своим именем, чтобы «держать марку».

7. На гладиаторских шлемах и других предметах защитного вооружения из Помпей сохранилось несколько надписей «MCP», а также «ONIA», «P.CAR» и «EX OF» (=EX OFFICINA) [24, S. 170-171, 176177]. Это могут быть имена конкретных изготовителей шлемов либо их владельца. При этом в одном случае есть указание на производство шлема в специализированной оружейной мастерской.

8. Известно, что кузнецы работали по меньшей мере с одним помощником или молотобойцем. Помощник-молотобоец работал массивным молотом с длинным молотовищем, дающим возможность вести работу обеими руками и тем самым увеличить силу удара. Именно его усилия обеспечивали необходимую мощь ударов, приводящих железо к требуемой форме. Сам же кузнец держал заготовку и ударами своего молотка указывал направление удара молотобойцу. При обычном режиме работы максимальное количество молотобойцев - три человека, так как разместить вокруг одной наковальни более четырех активно работающих человек достаточно проблематично. Еще один подмастерье присматривал за функционированием кузнечного горна.

9. Лавриак, Альбинг, Виндобона, Карнунт, Бри-гецион, Аквинк, Сингидун, Виминаций. Судя по данным Notitia Dignitatum (ND. Occ. IX. 17-19) в эпоху Домината продолжали функционировать крупные оружейные производства, возникшие на месте легионных оружейных мастерских в Аквинке, Карнунте и Лавриаке.

10. «Так как в Антиохии и Константинополе шесть шлемов за период 30-ти дней покрываются бронзой, а нащечники к ним, в Антиохии, покрываются серебром или позолотой за тот же период времени, то мы постановляем, чтобы и в Константинополе подобным способом украшались за 30 дней не три пары нащечников, а шесть».

11. 326 надписей сохранили имена двухсот сорока торговцев. Почти 32% из них происходит из галльских и немецких областей или из Британии. В Италии их только 17%. В Придунавье и Далмации 12%. В испанских и африканских областях сведения о них фактически отсутствуют (1.84%, и 2.76% соответственно). В Италии надписи сконцентрированы главным образом в Лации и Кампании, а также в северных областях [25, p. 299-300].

12. Примером может служить шлем из Ксантен-Вардта, плакированный серебряным, а местами еще и позолоченным листом толщиной 1 мм. Х. фон Приттвиц и Гаффрон, который изучал этот шлем, отмечает, что легкий перекос осевой симметрии является результатом не случайной деформации, а асимметричного монтажа. Видимо, владелец, по заказу которого был изготовлен этот шлем, страдал от врожденного порока, мешающего ему носить экземпляр серийного производства [26, S. 225-241]. Если это действительно так, то и декор шлема должен быть выполнен с учетом пожеланий владельца. В этом случае оливковый венок, опоясывающий тулью, а также налобный медальон, изображающий, по-видимому, императора (Калигулу или Клавдия, как предполагает М. Фежер [27, p. 107]), могут быть отражением статуса владельца для демонстрации в ходе армейских церемоний (ovatio или участие в триумфе). Несмотря на свой недуг, владелец данного экземпляра сделал неплохую воинскую карьеру и хвастался своими наградами, изобразив их на своем шлеме.

Список литературы

1. Coulston J.C.N. How to arm a Roman Soldier // Modus Operandi. How the Ancient World Worked. Papers Presented to Geoffrey Rickman. Bulletin of the Institute of Classical Studies supplementary. Vol. 71 / Ed. M.N. Austin, J.D. Harries, C.J. Smith. L., 1998. P. 167190.

2. Wierschowski L. Heer und Wirtschaft. Das römische Heer der Prinzipatszeit als Wirtschaftsfakor. Bonn: Rudolf Habelt, 1984. 345 S.

3. Scott I. R. First century military daggers and the manufacture and supply of weapons for the Roman army // The Production and Distribution of Roman Military Equipment, Proceedings of the Second Roman Military Equipment Research Seminar, British Archaeological Reports Series 275 / Ed. M.C. Bishop. Oxford: British Archaeological Reports, 1985. P. 160-213.

4. Onken B. Wirtschaft an der Grenze Studien zum Wirtschaftsleben in den römischen Militärlagern im Norden Britanniens: Diss. Universität Kassel, 2003. 268 S.

5. Petrikovits H. von. Militärische Fabricae der Römer // Beiträge zur römischen Geschichte und Archäologie 1931 bis 1974. Beich. Bonner Jahrbücher. Bonn,

1976. S. 611-619.

6. Petrikovits H. von. Die Innenbauten römischer Legionslager während der Prinzipatszeit. Opladen: Westdeutscher Verl., 1975. 227 S.

7. Johnson A. Roman Forts of the First and Second Centuries AD in Britain and the German Provinces. L., 1983. 376 p.

8. Van Daele B. The Military Fabricae in Germania Inferior from Augustus to A.D. 260/270 // JRMES. 1999. Vol. 10. P. 125-136.

9. Cagnat R. L'Armée romaine d'Afrique et l'occupation militaire de l'Afrique sous les Empereurs. Paris: Ministère de l'Instruction Publique, 1913. 802 p.

10. Toynbee J.M.C., Clarke, R.R. A Roman decorated helmet and other objects from Norfolk // Journal of Roman Studies. 1948. Vol. 38. P. 20-27.

11. Bishop M.C., Coulston J.C.N. Roman Military Equipment from the Punic Wars to the Fall of Rome. 2 nd. Ed. Oxford, 2006. 322 p.

12. Parker H.M.D. The Roman Legions. Oxford: Clarendon Press, 1928. 291 p.

13. MacMullen R. Inscriptions on armor and the supply of arms in the Roman Empire // AJA. 1960. Vol. 64. № 1. P. 23-40.

14. Robinson H.R. The Armour of Imperial Rome / H. R. Robinson. L.: Arms and Armour Press, 1975. 200 p.

15. Klumbach H. Ein Paradeschildbuckel aus Brigetio // Studien zu den Militärgrenzen Roms II. Köln,

1977. S. 199-206.

16. Garbsch J. Römische Paraderüstungen. München: Beck, 1978. 148 S.

17. Born H., Junkelmann M. Römische Kampf- und Turnierrüstungen. Mainz am Phein: Von Zabern, 1997. 222 S.

18. Негин А.Е. Римское церемониальное и турнирное вооружение. СПб.: Факультет филологии и искусств СПбГУ; Нестор - История, 2010. 232 c.

19. Junkelmann M. Roman helmets in the Axel Guttmann-Collection, Berlin // JRMES. 1999. Vol. 10. P. 81-85.

20. Kropatscheck G. Ausgrabungen bei Haltern. Die Fundstücke der Jahre 1905-1907 // Mitteilungen der Altertumskommission für Westfalen. 1909. Bd. 5.

S. 323-358.

21. Ettlinger E., Hartmann M. Fragmente einer Schwertscheide aus Vindonissa und ihre Gegenstücke vom Grossen St. Bernhard // Gesellschaft pro Vindonissa. Jahresbericht. 1984. S. 5-46.

22. Ulbert G. Gaius Antonius: der Meister des silber-tauschierten Dolches von Oberammergau // Bayerische Vorgeschichtsblätter. 1971. Bd. 36. S. 44-49.

23. Bishop M.C. The military fabrica and the production of arms in the early principate // The Production and Distribution of Roman Military Equipment. Proceedings of the Second Roman Military Equipment Research Seminar. British Archaeological Reports International Series 275. Oxford: British Archaeological Reports, 1985. P. 1-42.

24. Junkelmann M. Das Spiel mit dem Tod. Mainz am Phein: Von Zabern, 2000. 196 S.

25. Verboven K. Good for business. The Roman army and the emergence of a «business class» in the northwestern provinces of the Roman empire (1st century BCE - 3rd century CE) // The Impact of the Roman Army (200 BC - AD 476). Economic, Social, Political, Religious and Cultural Aspects / Ed. De Blois L., Lo Cascio E. Leiden, 2007. P. 295-314.

26. Prittwitz und Gaffron H.H. Der Reiterhelm des Tortikollis // BJ. 1991. Bd. 191. S. 225-241.

27. Feugère M. Les casques antiques: Visages de la guerre de Mycènes à l'Antiquité tardive. P.: Editions Errance, 1994. 176 p.

PRIVATE LOCAL ARMOURY WORKSHOPS AND PRODUCTS OF «VAGRANT» ARMOURERS

DURING THE PRINCIPATE

A.E. Negin

One of the problems arising in the study of Roman military equipment is the question of the possibility of wide dissemination of products of a manufacturing center throughout the Roman Empire. Even more interesting is the question about distribution of products made in small private workshops and by individual armourers. The author examines the activities of «vagrant» groups of craftsmen (wandernde Handwerkergruppen) on the example of some quite similar armament (not mass-produced) on the territory of various provinces of the Roman Empire. Such groups’ mobility was very limited within the territory of a particular province, and the spreading of quite similar richly decorated specimens of arms and armour along the Roman borders should be associated with the activities of arms traders, who distributed products of city arms shops.

Keywords: Roman army, weapons, armour, arms production.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.