Научная статья на тему 'Частичное резервирование как одна из главных причин инфляции и необходимость разделение депозитно-кредитной и инвестиционной деятельности банков'

Частичное резервирование как одна из главных причин инфляции и необходимость разделение депозитно-кредитной и инвестиционной деятельности банков Текст научной статьи по специальности «Экономика и бизнес»

CC BY
134
18
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Область наук
Ключевые слова
БАНК / ФРС / ИНФЛЯЦИЯ / ЗАКОН ГЛАССА-СТИГОЛЛА

Аннотация научной статьи по экономике и бизнесу, автор научной работы — Сукиева Милана Магомедовна

В статье анализируются базовые принципы создания денег в банковской системе с частичным резервированием. Показана связь между появлением банковских кризисов и функционированием системы частичного резервирования. Автором делается вывод, что частичное резервирование имеет непосредственное отношение к созданию кризисов. Оно способствует искусственному увеличению предложения кредитов и понижению процентных ставок, что делает деньги доступными. Избыток (вернее, видимость того, что есть избыток) денег в «экономике» позволяет предпринимателям наращивать норму сбережения (т.е. долю доходов, которая направляется не на текущее потребление, а на инвестиции). Начинается инвестиционный «бум». Решения об инвестициях принимаются с учётом того, что ресурсов (основных фондов, инвестиционных товаров, природных ресурсов, рабочей силы) в «экономике» стало больше. Однако это иллюзия: ресурсов в «экономике» больше не стало. Больше стало лишь денег, а деньги это не ресурсы, а лишь их зеркальное отражение. Автор ставит задачей не поиск чьихто ошибок, а правильную постановку проблемы, показ возможностей из менений, а также обоснование необ ходимости разделения депозитно кредитной и инвестиционной дея тельности банков.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Частичное резервирование как одна из главных причин инфляции и необходимость разделение депозитно-кредитной и инвестиционной деятельности банков»

Частичное резервирование как одна из главных причин инфляции и необходимость разделение депозитно-кредитной и инвестиционной деятельности банков

сч со £

Б

а

2 ©

Сукиева Милана Магомедовна

аспирант кафедры «Экономика и бизнес», Московский Государственный Технический Университет им. Н.Э.Баумана

email: milana21393@mail.ru

В статье анализируются базовые принципы создания денег в банковской системе с частичным резервированием. Показана связь между появлением банковских кризисов и функционированием системы частичного резервирования. Автором делается вывод, что частичное резервирование имеет непосредственное отношение к созданию кризисов. Оно способствует искусственному увеличению предложения кредитов и понижению процентных ставок, что делает деньги доступными. Избыток (вернее, видимость того, что есть избыток) денег в «экономике» позволяет предпринимателям наращивать норму сбережения (т.е. долю доходов, которая направляется не на текущее потребление, а на инвестиции). Начинается инвестиционный «бум». Решения об инвестициях принимаются с учётом того, что ресурсов (основных фондов, инвестиционных товаров, природных ресурсов, рабочей силы) в «экономике» стало больше. Однако это иллюзия: ресурсов в «экономике» больше не стало. Больше стало лишь денег, а деньги — это не ресурсы, а лишь их зеркальное отражение.

Автор ставит задачей не поиск чьих-то ошибок, а правильную постановку проблемы, показ возможностей изменений, а также обоснование необходимости разделения депозитно-кредитной и инвестиционной деятельности банков.

Ключевые слова: частичное резервирование, банк, ФРС, инфляция, закон Гласса-Стиголла.

Из всех общественных институтов, среди которых мы родились, которые нас направляли и от которых мы зависели, кажется, нет системы, настолько воспринимаемой как должное и понимаемой неправильно, как денежная система. Приняв чуть ли не масштабы религии, установленная денежная система существует как одна из самых неоспоримых форм веры, какие только есть.

Как создаются деньги, правила регулирования денежными потоками, и как это действительно влияет на общество - жизненно важная информация, которая утаивается от значительного большинства населения. И, осознаем ли мы это или нет, жизненной основой всех наших основных институтов, и, таким образом, самого общества, являются деньги. Следовательно, понимание этого института экономики имеет решающее значение для осознания того, почему наш образ жизни такой, как есть.

К сожалению, экономика часто кажется запутанной и скучной. Бесконечные потоки финансового жаргона вкупе с пугающей математикой быстро отвращает людей от попыток понять всё это. Тем не менее, наличествует факт: сложность, приписываемая финансовой системе, - всего лишь маска, созданная, чтобы сокрыть одну из главных социально-парализующих структур, которую когда-либо терпело человечество.

Хотелось бы начать с сути «частичного резервирования», которая характерна для современной банковской деятельности. И постараться понять связь между частичным резервированием и банковскими кризисами.

К «частичному резервированию» стали прибегать еще многие столетия назад ростовщики и менялы, которые брали на хранение золото, а под это золото выдавали так называемые складские расписки, по которому предъявитель записки мог в любое время получить золото из хранилища ростовщика (менялы). Первоначально ростовщики и менялы зарабатывали на том, что взимали плату за хранение золота (подобно тому, как мы сегодня платим за услуги камеры хранения или аренду «банковской ячейки»). Поскольку одновременно все расписки ростовщикам обычно не предъявлялись, то они сообразили, что расписок можно выписать на большее количество золота, чем фактически находилось в хранилище. Этими расписками можно было торговать как обыкновенными деньгами (т.е. золотом), получая хороший процент. Хотя это было жульничество, но поначалу его никто не замечал. Постепенно пропорция между объемом расписок (в стоимостном выражении) и объемом золота на хранении (также в стоимостном выражении) менялась все больше в пользу первого, т.е. расписок. Если говорить коротко, то главной причиной практики «частичного резервирования» является неуемная жадность ростовщиков, что с правовой точки зрения - натуральное жульничество. Потому что «полное резервирование» делает невозможным наращивание кредитной эмиссии коммерческими банками, они оказываются лишь простыми «посредниками», через которых происходит перемещение существующих денег от одних лиц к другим, новых денег при этом не создается. При таком бизнесе можно заработать лишь скромные комиссионные.

Думаю, что ситуация опирается не только на жадных ростовщиков, но и:

1) Людям нужны доступные и дешевые деньги как средство обращения (собственно так деньги и возникли)

2) При инвестировании (реальном - торговля, строительство, пополнение оборотных средств /это было очень заметно при высокой инфляции 1990-х/) - экономия времени по сравнению с тем, что ты должен долго копить, а потом лишь инвестировать весьма сильный стимул

3) В макроэкономическом смысле - это общая экономия трансакционных издержек по сравнению с тем, что всем экономически агентам нужно иметь скажем бартер-

но-обменные резервы или запасы разных видов валют (т.е. иммобилизация средств), чтобы обеспечить непрерывный экономический цикл (товар-деньги-товар-деньги и т.д.)

Среди западных специалистов наиболее последовательно критику частичного резервирования проводят представители австрийской экономической школы, один из них - Мюррей Ротбард. Механизм «создания» денег в условиях «частичного резервирования» Ротбард описывает следующим образом: «Пока банк в своей деятельности строго придерживается 100%-го резервирования, денежная масса не увеличивается, изменяется только форма, в которой обращаются деньги. Так, если в обществе имеется 2 млн. долл., наличных денег и люди кладут 1,2 млн. долл., в депозитные банки, то общая сумма денег, равная 2 млн. долл., остается неизменной с той лишь разницей, что 800 000 долл., будут оставаться наличными, тогда как остальные 1,2 млн. долл., будут обращаться в виде складских расписок на наличные деньги.

Предположим, что банки поддались соблазну создать фальшивые складские расписки на наличные деньги и выдать их в виде ссуды. В результате ранее строго разделенные депозитная и ссудная деятельность банков смешиваются. Сохранность доверенного вклада нарушается, и депозитный договор не может быть выполнен, если все «кредиторы» попытаются предъявить свои требования к погашению. Липовые складские расписки выдаются банком в виде ссуды. Банковская деятельность с частичным резервированием поднимает свою «уродливую голову»»1.

Поясним, что в приведенном отрывке под «складскими расписками» имеются в виду депозитные деньги, т.е. новые деньги, «созданные» коммерческими банками (в отличие от наличных денег, которые эмитированы центральным банком и рассматриваются в любой стране в качестве единственного законного платежного средства).

Представим схему операций банков с «частичным резервированием», которая демонстрирует ярко выраженную «асимметрию» их активных и пассивных операций. Эта «асимметрия» имеет следующие измерения:

1. Разная степень обеспеченности (покрытия залогом) операций:

- по активным операциям (выдача кредитов) банки требуют обеспечения, причем стоимостные оценки принимаемых кредитором залогов намного пре-

вышают суммы долговых обязательств получателей кредитов;

- по пассивным операциям (привлечение денег на депозиты) банки не предоставляют вкладчикам необходимого резервирования (т.е. обеспечения) своих обязательств (нередко величина такого резервирования в целом по депозитным обязательствам составляет лишь 10%, а иногда и того меньше).

2. Разная правовая природа операций:

- пассивные операции представляют собой правовые отношения, вытекающие из договора хранения (депонирования, или депозита);

- активные операции имеют правовую природу кредита.

3. Разная срочность операций:

- пассивные операции (вклады) характеризуются тем, что деньги могут быть востребованы в любой момент (т.е. ресурсы во вкладах должны быть отнесены к высоколиквидным);

- активные операции (кредиты) характеризуются тем, что они возвращаются банку лишь по истечении срока кредита (т.е. ресурсы, связанные в кредитах, имеют более низкую ликвидность).

4. Различные подходы к стоимостной оценке:

- активы отражаются в балансе банка обычно по текущей рыночной оценке (значит, существует риск снижения стоимостных оценок активов);

- оценка обязательств (пассивов) банка, как правило, не меняется во времени (если только банк не потерпел фактическое крушение; в этом случае процедура банкротства может предполагать дисконтирование обязательств перед клиентами).

Понятно, что все эти виды «асимметрии» создают риски неустойчивости банка, грозят банковской паникой и банкротствами. На такую «асимметрию» обращают внимание многие специалисты.

Вот что говорит бывший заместитель Председателя Счетной палаты России Ю.Болдырев: «Важно отметить, что клиенты банка, как правило, вступают с ним в сугубо неравноправные отношения. Попробуйте взять в банке кредит - с вас потребуют не только сведения о целях кредитования и о ваших источниках доходов, но и залог, который, в случае невозможности возврата вами кредита и уплаты процентов по нему, обернется в доход банка. Если же вы ссужаете банку деньги (кладете их на банковский депозит), вы не только получите существенно меньший процент по вкладу..., но еще

вынуждены довериться этому банку -никакой залог со стороны банка в вашу пользу на случай его несостоятельности и банкротства не только не предусматривается, но считается неуместным даже ставить об этом вопрос»2.

Последствия такой «ассиметрии» больно бьют не только по рядовым вкладчикам (физическим лицам), но также по бизнесу и даже государству: «Хранение средств в банках рискованно не только для мелких и средних вкладчиков, но и для самых крупных корпораций с госучастием, а также для такого не слабенького, казалось бы, клиента, как само государство. Примеров пропажи госсредств в банках (уже не при их перечислении, а при хранении) - великое множество. Так, например, Счетная палата выявила, что при банкротстве одного только Кредобанка вместе с ним пропали более трехсот миллионов долларов США наших государственных средств. Разумеется, никто за это не ответил, и ни с кого эти средства не взысканы - непредвиденные, видите ли обстоятельства.»3.

«Частичное резервирование» потенциально является мощным фактором инфляции. Прежде всего, банкиры научились создавать больше денег, чем это необходимо для обеспечения оборота товаров. (большая часть «денежной продукции» банков поступает не на рынки товаров и услуг, а на финансовые рынки, где денежные знаки используются в качестве инструментов азартных игр).

Так, в 2002 году в США был отменен принятый в 1933 г. после «Великой депрессии» Закон Гласса-Стиголла (далее -ЗГС), который запрещал использовать деньги вкладчиков для игры на бирже. Его принятие, и затем отмена оказали в своё время громадное влияние на развитие финансовой и банковской системы США и всего мира.

История ЗГС восходит к «ревущим двадцатым» прошлого века, когда Америку обуяла лихорадка спекуляций, в раздувании которых банки играли ключевую роль. Банкиры забыли о традиционных кредитных операциях и погрузились в рискованные операции на фондовом рынке. Они сами выступали в качестве инвесторов-спекулянтов, а также с помощью своих кредитов снабжали деньгами небанковских спекулянтов, деля с последними беспрецедентно высокие прибыли, получаемые от операций с бумагами. Кончилось все это плачевно - фондовым крахом 1929 года, развитием экономической рецессии (которая в 30-е годы переросла в затяжную депрессию), бан-

© 3

Ю

Г

3

сч со £

б

а

2 о

ковским кризисом. Тогда на дно пошел каждый пятый американский банк вместе с депозитами вкладчиков. Это была крупнейшая в истории конфискация депозитов, на фоне которой недавняя конфискация депозитов в банках Кипра кажется умеренной. По следам этих событий даже в конгрессе США стали всё чаще звучать призывы провести национализацию банков.

В 1933 году, в американском конгрессе был принят закон, проект которого инициировали два демократа - Картер Гласс и Генри Стиголл.

ЗГС предусматривал следующие важнейшие меры:

1. Отделение кредитных операций банков от инвестиционных (в силу того, что последние являются гораздо более рискованными); разделение банков на коммерческие (имеющие право принимать депозиты и заниматься кредитованием) и инвестиционные (имеющие право заниматься лишь операциями с ценными бумагами на фондовом рынке);

2. Создание специальной организации по страхованию банковских депозитов населения - Федеральная корпорация страхования депозитов (FDIC);

3. Усиление надзорных, регулирующих и контрольных функций Федеральной резервной системы США в отношении коммерческих банков; инвестиционные банки из сферы контроля ФРС США выводятся, и их риски не страхуются ни государством, ни ФРС;

4. Закрепление за ФРС права регулировать предельные процентные ставки по сберегательным депозитам банков, а также устанавливать нормативы обязательного резервирования для банков, входящих в ФРС.

Принятие ЗГС сыграло важнейшую роль в стабилизации финансово-банковской системы США. В результате на протяжении нескольких десятилетий Америка жила без банковских кризисов.

Заметим, в 1997 году ЗГС, хоть как-то сдерживавший аппетиты финансовых конгломератов, де-факто прекратил существование. Теперь оставалось устранить этот закон де-юре. И 4 ноября 1999 года, в преддверии взрыва очередного пузыря на рынке акций, после 25 лет борьбы за отмену ЗГС, президент-демократ Клинтон подписал закон о финансовой модернизации. ЗГС, прожив на белом свете 66 лет, был отменен. В многочисленных речах, сопровождавших принятие GLB Act, Банкогангстеры рисовали радужную перспективу для граждан, которые теперь будут экономить время и

деньги, получая все финансовые услуги «из одного окна». О катастрофических рисках такого совмещения умалчивалось.

4 ноября 1999 года была заложена мина под финансовую систему США. И эта мина взорвалась менее чем через десятилетие. Речь идет о финансовом кризисе, который начался в 2008 году. Американская Комиссия по расследованию финансового кризиса под председательством Фила Ангелидеса опубликовала результаты изучения причин финансового краха 2008 года. В докладе Ангелидеса сделан вывод, что основная причина кризиса коренится в стремлении на протяжении последних трех десятилетий избавиться от мер по защите граждан, созданных Франклином Рузвельтом в середине ХХ века, включая закон Гласса-Стиголла. Названо было имя главного инициатора разрушения механизмов регулирования - это бывший председатель ФРС Алан Гринспен. Комиссия выделила две инициативы Уолл-стрита, способствовавших финансовому краху. Одна из них - принятие в 2000 году Закона о модернизации товарных фьючерсов (CFMA), легализовавшего внебиржевую торговлю деривативами (номинальная стоимость которых сразу же выросла до триллионов долларов). Другая - ликвидация в ноябре 1999 г. остатков ЗГС. Отмена ЗГС привела к безудержным спекуляциям банков Уолл-стрит, надуванию «пузырей» на финансовых рынках и рынке недвижимости. Первые признаки схлопывания «пузырей» обозначились уже в 2007 году. А в 2008 году кризис перешел в острую фазу, последовали банкротства многих банковских и финансовых гигантов. Самым крупным из них был старинный банк «Леман Бразерс». Доклад Ангелидеса подверг критике ведущих деятелей Уоллстрита, включая председателя ФРС Бена Бернанке, бывшего председателя Федерального резервного банка Нью-Йорка и позднее министра финансов при Обаме Тимоти Гейтнера, министра финансов при Буше Хэнка Полсона за меры по «спасению» инвестиционных банков, которые и привели к кризису в результате спекулятивных игр. Первая финансовая помощь была оказана 16 марта 2008 банку Bear Stearns. Известный американский нонконформист Линдон Ларуш4 квалифицировал её как нарушение Чрезвычайного закона о банках 1933 года, ограничивавшего помощь правительства коммерческим банкам и исключавшего инвестиционные учреждения. 24 июля 2008 года Полсон оказал помощь ипотечным агентствам Fannie Mae и Freddie Mac.

Выходящий под эгидой Линдона Ла-руша журнал ЕЮ писал тогда, что с помощью этой уловки банкам, накопившим ценные бумаги, обеспеченные закладными, направлялось ещё больше средств.

25 сентября 2008 года Полсон продавил через конгресс Программу выкупа проблемных активов (Т^Р). Тогда Ларуш предупреждал: «Не было случая в истории, чтобы какое-то правительство выкупало пустые бумажки иностранных инвесторов. Полсон заставляет американских налогоплательщиков спасать его английских и европейских друзей. Это преступно и неконституционно»5. Палата представителей проголосовала против этой помощи 29 сентября 2008 года, но Б.Обама, тогда кандидат в президенты, её поддержал. 3 октября 2008 года палата представителей, уступая давлению, одобрила эту программу. Конгрессменам было заявлено, что если программу не принять, произойдет катастрофа и придется вводить военное положение. Ларуш утверждал: «Доклад комиссии по 2008 году воспринимается многими политиками и экспертами как альтернатива Обаме. Комиссия сделала вывод, что в помощи не было нужды. Не было такой нужды при Буше, не было её и при Оба-ме. Мы разрушили возможность поддерживать население Земного шара. Планета на грани геноцида, но спасти её ещё можно. И сделать это без США невозможно. Если восстановить закон Гласса-Стиголла, можно очистить систему от 17 триллионов мусорных бумаг. И можно подтолкнуть этот процесс в Европе и других регионах»6.

Понимание необходимости разделения банковских операций в духе ЗГС растёт и в американском сенате. В 2013 году в СМИ появилось сообщение, что сенатор-демократ от штата Айова Томас Хар-кин внес в Сенат США законопроект № 985 о восстановлении ЗГС. Законопроект Т.Харкина был зарегистрирован одновременно с внесением в законодательных собраниях двух штатов (Делавер и Иллинойс) проектов резолюций, призывающих представителей этих штатов в конгрессе поддержать восстановление закона ЗГС. Перед этим аналогичные резолюции были уже внесены в законодательных собраниях 18 штатов. Линдон Ларуш поздравил Харкина с внесением законопроекта SB 985 вопреки массированному давлению со стороны Белого дома и руководства сената. Ларуш заявил: «Это очень важный шаг. Очевидно, он будет иметь серьезные последствия. Удалось преодолеть сопротивление этой

инициативе. Дело приобретает другой оборот. Меняется повестка дня. Несмотря на все усилия не допустить внесения этого законопроекта на рассмотрение, сенатору Харкину удалось настоять на своем. Это ещё не победа, но знак того, что ситуация не так безнадежна.»7

Смешение (совмещение) депозитно-кредитной и инвестиционной деятельности характерно не только для банков США. Сегодня оно присуще и европейской банковской системе. Но пока в Европе этот вопрос не обсуждается столь горячо. Лишь немногие политики в Европе понимают, насколько мощной является эта мина, способная взорвать Европейский союз. Пока что последняя по времени инициатива в Европе в пользу разделения банковской деятельности принадлежит региональному совету Тосканы, принявшему резолюцию под названием «Банковская и правовая реформа в духе закона Гласса-Стиголла».

Многие банки из депозитно-кредит-ных учреждений превратились в депозит-но-инвестиционные: они стали играть деньгами вкладчиков на различных финансовых рынках. После этого сразу же началось «надувание пузыря» на рынке недвижимости и рынке ипотечных ценных бумаг, который, как известно, лопнул через несколько лет, вызвав тяжелейший финансовый кризис). Здесь нужно отметить, что выигрывают от инфляции банкиры, которые «создают» деньги, а проигрывают, прежде всего, простые люди. Потому, что вновь созданные деньги, прежде всего, оказываются в руках самих ростовщиков и тех лиц, которые близки к ним. Они (из круга банкиров) с помощью этих новых денег приобретают товары и активы по тем ценам, которые сложились на рынках еще до появления новой партии денег. А далее деньги начинают двигаться с той или иной скоростью по разным «цепочкам», и рынки начинают реагировать на увеличение денежного предложения ростом цен. До простых людей новые деньги доходят в последнюю очередь, когда инфляция получает хороший «разгон». Подобная неравномерная динамика цен ведет к перераспределению богатства в пользу ростовщиков за счет народа. Этот механизм перераспределения хорошо описан в работах многих авторов. Например, Рот-бард пишет: «Денежная масса увеличилась, потому что были выписаны погашаемые наличными складские расписки, которые не обеспечены наличными деньгами. Как и в случае любого фальшивомонетничества, до тех пор, пока складс-

кие расписки действуют в качестве заменителей наличных денег, результатом станет увеличение денежной массы в обществе, рост цен на товары в долларах, перераспределение денег и богатства в пользу первых получателей новых банковских денег (в первую очередь в пользу самого банка, затем в пользу его дебиторов и далее тех, кто продает им товары) за счет тех, кто получает новые деньги позже или вообще не получает. Так, если общество начнет с обращения 800 000 долл. наличными и 1,2 млн долл. складских расписок... и банки выпустят еще 1,7 млн долл. фальшивых складских расписок, то совокупная денежная масса увеличится с 2 млн до 3,7 млн долл., из которых 800000 долл. наличных денег, и на 2,9 млн долл. складских расписок, из которых в свою очередь расписки на 1,2 млн подкреплены реальными наличными деньгами в банках»8.

И наконец, последнее по порядку, но первое по значению: частичное резервирование имеет непосредственное отношение к созданию кризисов. Оно позволяет ростовщикам искусственно увеличивать предложение кредитов, понижает процентные ставки, делает деньги доступными. Избыток (вернее - видимость того, что есть избыток) денег в «экономике» позволяет предпринимателям наращивать норму сбережения (т.е. долю доходов, которая направляется не на текущее потребление, а на инвестиции). Начинается инвестиционный «бум». Решения об инвестициях принимаются с учётом того, что ресурсов (основных фондов, инвестиционных товаров, природных ресурсов, рабочей силы) в «экономике» стало больше. Однако это иллюзия: ресурсов в «экономике» больше не стало. Больше стало лишь денег, а деньги - это не ресурсы, а лишь их зеркальное отражение.

Кончаются такие сеансы «иллюзионизма» всегда одинаково: «зрительные эффекты» исчезают. Процентные ставки начинают расти, новые кредиты становятся недоступными, ценные бумаги и другие активы падают в цене, ранее выданные кредиты отзываются. Те инвестиционные проекты, которые ещё недавно казались рентабельными (с учётом низкой цены на деньги), неожиданно оказываются убыточными. Клиенты «иллюзионистов», т.е. предприниматели, от состояния эйфории переходят к состоянию, которое у медиков называется «ломка», «паника» или «похмелье». «Частичное резервирование», как и всякое другое жульничество, рано или поздно раскры-

вается и кончается «набегами» держателей «складских расписок» (владельцев депозитных счетов) на ростовщические конторы (современные коммерческие банки). Так начинается банковская паника, которая затем перерастает в банковский кризис. Банковский кризис разворачивается по следующему сценарию: сворачивание рынка межбанковского кредитования, резкий взлёт процентных ставок по кредитам, полное прекращение кредитных операций и рефинансирования долгов по ранее выданным кредитам, цепочки банкротств банков (принцип «домино»). Одновременно банки настойчиво требуют возврата ранее выданных кредитов, сбрасывают имеющиеся у них ценные бумаги для поддержания собственной платёжеспособности и вынуждают своих клиентов делать то же самое. Это провоцирует обвал на фондовом рынке. Начинается бегство капитала из страны, что ведёт к падению валютного курса национальной денежной единицы. Это уже финансовый и валютный кризис. Наконец, начинается общеэкономический кризис с банкротствами предприятий реального сектора экономики, увольнениями и безработицей, затовариванием складов и последующим падением цен на товарных рынках и т.п.

На уровне саммитов G-7, G-8, G-20 и других мировых форумов, где постоянно обсуждаются вопросы повышения финансовой устойчивости и реформирования мировой финансовой системы, проблема разделения депозитно-кредитной и инвестиционной деятельности банков затрагивается, но очень осторожно. И напрасно. Специалисты понимают, что без решения этой кардинальной проблемы все разговоры о финансовой устойчивости превращаются в пустую болтовню.

4) Людям нужны доступные и дешевые деньги как средство обращения (собственно так деньги и возникли)

5) При инвестировании (реальном -торговля, строительство, пополнение оборотных средств /это было очень заметно при высокой инфляции 1990-х/) - экономия времени по сравнению с тем, что ты должен долго копить, а потом лишь инвестировать весьма сильный стимул

6) В макроэкономическом смысле -это общая экономия трансакционных издержек по сравнению с тем, что всем экономически агентам нужно иметь скажем бартерно-обменные резервы или запасы разных видов валют (т.е. иммобилизация средств), чтобы обеспечить непре-

© £

Ю

Г

3

рывный экономический цикл (товар-деньги-товар-деньги и т.д.)

Литература

1. Ротбард М. Показания против Федерального резерва. Пер. с англ. Челябинск: Социум, 2003.

2. Болдырев Ю. О бочках меда и ложках дегтя. М.: «Крымский мост-9Д», «Форум», 2003.

Ссылки:

1 Ротбард М. Показания против Федерального резерва. Пер. с англ. Челябинск: «Социум», 2003. - С.51-52.

2 Болдырев Ю. О бочках меда и ложках дегтя. М.: «Крымский мост - 9Д», «Форум», 2003. - С.203.

3 Там же. - С.203-204.

4 американский экономист и политический активист, основатель нескольких полит-х орг-й.

5 Выступление Линдона Ларуша по LPAC-TV 26 января 2011 года.

6 См. там же.

7 Выступление Линдона Ларуша по LPAC-TV 26 января 2011 года.

8 Ротбард М. Показания против Федерального резерва. Пер. с англ. Челябинск: «Социум», 2003. - С.44.

Partial reservation as one of the main reasons of inflation and need division of deposit and credit and investment activity of banks. Sukieva M.M.

Moscow State Technical University N.E. Bauman

In article the basic principles of creation of money in a banking system with partial reservation are analyzed. Communication between

emergence of bank crises and functioning of system of partial reservation is shown. The author draws a conclusion that partial reservation has a direct bearing on creation of crises. It promotes artificial increase in the offer of the credits and decrease in interest rates that makes money available.

Surplus (more true, visibility of the fact that there is a surplus) money in «economy» allows businessmen to increase norm of saving (i.e. a share of the income which goes not for the current consumption, and for investments). Investment «boom» begins. Decisions on investments are made taking into account that resources (fixed assets, investment goods, natural resources, labor) in «economy» became more. However it is illusion: resources in «economy» didn't become any more. Became only money more, and money is not resources, and only their specular reflection.

The author puts a task not search of someone's mistakes, but the correct statement of a problem, display of opportunities of changes, and also justification of need of division

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Keywords: partial reservation, bank, Fed, inflation, Glass-Steagall's law.

References

1. Rotbard M. Indications against the

Federal reserve. The lane about English Chelyabinsk: Society, 2003.

2. Boldyrev Yu. About barrels of honey

and spoons of tar. M.: «Krymsky Bridge-9D», «Forum», 2003.

сч c«j £

6 a

2 ©

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.