Научная статья на тему 'Благотворительное законодательство в Российской империи: камень преткновения или прочная основа для развития благотворительности?'

Благотворительное законодательство в Российской империи: камень преткновения или прочная основа для развития благотворительности? Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
405
53
Поделиться
Ключевые слова
ОБЩЕСТВЕННОЕ ПРИЗРЕНИЕ / CHARITY / БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО / CHARITABLE LEGISLATION / БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОСТЬ / БЛАГОТВОРИТЕЛЬНЫЕ ОБЩЕСТВА / CHARITABLE SOCIETIES / PUBLIC CONTEMPT

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Вольф Светлана Павловна

В статье рассматривается проблема развития благотворительного законодательства в Российской империи. Анализируя историографию изучения данного вопроса, а также содержание памятников права, составивших основу правового регулирования деятельности благотворительных обществ периода Российской империи, автор приходит к выводу о необходимости подкрепления организованной системы благотворительного законодательства продолжением традиции публичного признания заслуг благотворителей

Похожие темы научных работ по истории и археологии , автор научной работы — Вольф Светлана Павловна

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

CHARITABLE LEGISLATION IN THE RUSSIAN EMPIRE: STUMBLING BLOCK OR STRONG BASIS FOR CHARITY DEVELOPMENT?

In article the problem of development of the charitable legislation in the Russian Empire is considered. Analyzing a historiography of studying of the matter, and also the maintenance of the monuments of the right which made a basis of legal regulation of activity of charitable societies of the period of the Russian Empire, the author comes to a conclusion about need of a reinforcement of organized system of the charitable legislation continuation of tradition of public recognition of merits of philanthropists

Текст научной работы на тему «Благотворительное законодательство в Российской империи: камень преткновения или прочная основа для развития благотворительности?»

УДК 340.123 © С. П. Вольф

С.П. Вольф

БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО В РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ: КАМЕНЬ ПРЕТКНОВЕНИЯ ИЛИ ПРОЧНАЯ ОСНОВА ДЛЯ РАЗВИТИЯ БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОСТИ?

В статье рассматривается проблема развития благотворительного законодательства в Российской империи. Анализируя историографию изучения данного вопроса, а также содержание памятников права, составивших основу правового регулирования деятельности благотворительных обществ периода Российской империи, автор приходит к выводу о необходимости подкрепления организованной системы благотворительного законодательства продолжением традиции публичного признания заслуг благотворителей.

Ключевые слова: общественное призрение, благотворительное законодательство, благотворительность, благотворительные общества.

^^ роблема развития благотворительного за-I I конодательства в Российской империи не I I является принципиально новой для современного исследователя. Между тем в дореволюционной России оценке подвергалась в большей степени сама деятельность благотворительных обществ [4, 5, 15, 16, 23], нежели чем вопросы ее правового регулирования. В советском правоведении к исследованию данной проблемы вообще обращались крайне редко. Как справедливо отмечает Н. И. Жердева: «Отношение к благотворительной деятельности коренным образом и на долгий период изменили события в октябре 1917 года, вследствие чего она на протяжении 70 лет в социальном плане и как предмет правового регулирования в СССР не являлась востребованной, поскольку решение вопросов социальной поддержки населения представляло собой часть государственной политики» [9, с. 17].

Нормативные правовые акты, которые содержали упоминание о благотворительности, вновь стали появляться только с началом процессов перестройки в конце 80-х годов XX столетия. И вслед за общим процессом пересмотра истории и восстановления ее белых пятен, развитие благотворительного законодательства в Российской империи получило и по сей день получает разную трактовку в той степени, в какой и по-разному оценивается степень правовой регламентации деятельности благотворительных обществ, а точнее органов или учреждений общественного призрения.

Однако всплеск интереса к ее изучению мы наблюдаем именно сегодня. Внимание ученых-правоведов обращено на исследование не только проблемы развития благотворительного законодательства в Российской империи в целом [14, 33], но и отдельных этапов становления как благотворительных обществ, так и системы правового регулирования их деятельности [8, 26, 35, 36].

Изучение деятельности Министерства внутренних дел Российской империи в сфере общественного призрения [3, 6, 29, 30], организаций, представляющих интересы отдельных со-

словий [22] и взаимодействия между ними [13] освещает разные аспекты проблемы развития благотворительного законодательства в Российской империи, но не дает представления его эволюции в данный период.

Попытку проследить развитие благотворительного законодательства в Российской империи мы можем увидеть также в исследованиях, посвященных изучению правовых основ деятельности ключевых участников благотворительной деятельности в настоящее время. Так, например, становление и развитие правовой регламентации деятельности благотворительных обществ стало вводной частью одного из исследований правовых основ добровольческой (волонтерской) деятельности [17].

Значительный развивающийся исследовательский интерес мы можем отметить и в отношении изучения истории деятельности благотворительных организаций, органов общественного призрения и ее правового регулирования в отдельных регионах нашей страны. Здесь, конечно же, внимание учёных в большей степени сосредоточено на исследовании городского самоуправления, как основного органа общественного призрения на местном уровне [27, 34].

Таким образом, актуальность исследования проблемы развития благотворительного законодательства в Российской империи определяется не только тем, что благотворительность по сей день остается состоявшимся явлением в жизни нашего общества и является эффективным инструментом социальной политики России на протяжении столетий, но и недостаточной степенью аргументации несовершенства правовой регламентации создания и функционирования благотворительных обществ, и, самое главное, последствий именно такого состояния законодательной базы таких обществ.

Ограничиваясь до начала XX в. в основном пенсионными вопросами, социальное законодательство в Российской империи было практически не развито. Так как вместо системы социальной помощи существовала система благотворительности, необходимо обратить внимание на

рассмотрение правовых норм, регулировавших именно благотворительную деятельность.

Бедность в соответствии с господствовавшей концепцией вела к безнравственности и преступлениям и потому требовала особого вмешательства государства. Однако согласно господствовавшим взглядам государству принадлежала главная направляющая, координирующая и контролирующая функция в деле благотворения. Роль правительства в области призрения и благотворительности должна была главным образом ограничиваться регулированием, путем законодательства и административных мер, соответствующей деятельности учреждений, оказывающих благотворительную помощь. Вместе с тем государство должно было принципиально воздерживаться от расходов на общественное призрение, возлагая эти расходы на общественные институты и рассчитывая на добровольные пожертвования частных лиц.

Н. И. Жердева отмечает, что «в России благотворительная деятельность имеет глубокие исторические корни и до революций 1917 года она развивалась по трем тесно связанным, но, тем не менее, самостоятельным направлениям -церковному, государственному и сословному (общественному)» [9, с. 17]. Основываясь на этих направлениях развития благотворительной деятельности, рассмотрим историю становления благотворительного законодательства в Российской империи и определим степень правовой аргументации данного общественного явления.

История благотворительности в России берет начало с возникновения первых форм государственности. Началом благотворительной деятельности в России принято считать 988 год -дату крещения Руси. С принятием христианства с одной из основных его заповедей - о любви к ближнему - на Руси впервые заговорили о призрении бедных, что тогда нашло свое выражение в раздаче милостыни «сирым и убогим»[1, с. 50].

Длительное время на Руси функции органов общественного призрения выполняли монастыри. Однако потребность в государственном регулировании общественного призрения все острее ощущалась по мере укрепления государственности и расширения размеров страны. Несмотря на то, что на необходимость подобной меры указывал еще Стоглавый собор, государство приступило к ее реализации лишь при Петре I, когда во всех губерниях было предписано создать государственные структуры общественного призрения. Обязанность «приступить к устроению больниц, богаделен, сиротских домов, домов для призрения незаконнорожденных младенцев, домов смирительных и домов прядильных для праздношатающихся и им подобных». Всего около двадцати указов было издано Петром I для борьбы с таким социальным явлением, как нищенство. Этими указами, по сути, закла-

дывались основы государственной системы общественного призрения, создавались предпосылки для профессиональной деятельности в ее учреждениях. Большинство указов Петра I вместе с тем носило запретительный характер и не предполагало достаточно конструктивных способов решения проблемы нищенства. Запрещение способов милостыни при этом не имело практического успеха. С одной стороны, это противоречило исконным традициям русского народа оказывать помощь убогим именно таким образом. С другой - противоречило учению Русской православной церкви и всей христианской традиции, предписывавшей не отказывать просящему, накормить голодного, одеть нагого.

Около семидесяти приказов по вопросам призрения были изданы с конца XVIII и до 1775 г. Но на практике они не имели почти никакого положительного результата. И только в 1775 г., одобрив «Учреждения для управления губерний Всероссийския империи» [32], Екатерина II тем самым ввела в состав губернских органов власти особые приказы общественного призрения. Понятие общественного призрения как «культурной формы благотворительности», которая отличалась от милостыни мотивами, организацией и целями, возникло в России именно тогда.

«С развитием идеи о правильной организации общественной благотворительности естественно рождается и требует развития идея органического развития законодательства по общественной благотворительности», - справедливо писали в журнале «Детская помощь» в 1891 г. [2, с. 275] Однако назвать удовлетворительным российское законодательство в области общественного призрения было нельзя. Дело организованного благотворения Учреждение о губерниях 1775 г. поручало приказам общественного призрения. В их ведении находились фельдшерские школы, больницы, дома для умалишенных, сиротские и воспитательные дома, богадельни. Приказы общественного призрения, говоря современным языком, работали в сессионном порядке и не являлись непрерывно действующими органами. Деятельность приказов общественного призрения в итоге по ряду причин, в том числе и по причине недостатка финансового обеспечения, имела во многом декларативный, номинальный характер и фактически не отразилась на численности нищих в России.

С введением в действие во второй половине XIX в. Положения о земских учреждениях в тех губерниях [20], где создавались земства, приказы общественного призрения упразднили, их функции перешли к земским учреждениям. В соответствии со статьей 2 Положения о губернских и уездных земских учреждениях от 12 июня 1890 г., «к делам, подведомственным земским учреждениям, относилось заведование земскими лечебными и благотворительными заведениями,

а также вообще попечение о призрении бедных, неизлечимых больных и умалишенных, а также сирых и увечных, и оказание пособия нуждающемуся населению разрешенными законом способами» [20]. Однако указывалось, что в необходимых случаях земские учреждения могут устанавливать сборы на нужды общественного призрения. К предметам городского общественного управления Городовое положение от 16 июня 1870 г. [7] отнесло устройство за счет города богаделен и больниц и заведование ими на основаниях, указанных для земских учреждений.

Общее положение о крестьянах, вышедших из крепостной зависимости, от 19 февраля 1861 г. [18], которое возлагало на крестьянские общества, в числе прочих мирских повинностей, призрение престарелых, дряхлых и увечных членов общества, у которых нет родственников, а также сирот, стало еще одним правовым документом, затрагивающим вопросы благотворительной деятельности. При этом порядок и способы осуществления призрения в данном положении не определялись.

В среде духовенства благотворительность регулировалась особым законодательным актом - положением «О призрении бедных духовного звания» 1823 г. [19] Согласно этому документу учреждались епархиальные попечительства о бедных духовного звания. С разрешения епископов епархиальные попечительства могли устраивать различные благотворительные заведения, источником средств для них служили кружечные сборы и часть дохода от продажи свеч. Положение о церковно-приходских попечительствах от 2 августа 1864 г. [20] стало еще одним важным актом в правовом регулировании благотворительной деятельности в отношении лиц духовного звания. Благотворительность, согласно данному положению, являлась одной из задач приходских попечительств, а источником средств для нее служил сбор денег по церквям.

Уголовное законодательство Российской империи также запрещало нищенствовать и бродить в городах, селах и на дорогах для испраши-вания подаяний. Обязанность содержать своих нищих и не допускать их до прошения милостыни закреплялась за городскими и сельскими обществами. Уголовное наказание грозило лицам, из лени или праздности просящим милостыню, а также обществам, отпускавшим по паспортам или свидетельствам таких людей. Запрет выдавать билеты для проезда в столицы устанавливался для следующих категорий граждан: престарелых и увечных крестьян, их жен и вдов без взрослых сыновей, малолетних крестьянских детей, слепых и калек из податного состояния. Целью данного запрета было уменьшение нищенства в городах.

Существование этих законодательных актов свидетельствует о том, что правительство

постоянно помнило про общественное призрение. Вместе с тем из них видно, что общественное призрение организовано по сословному принципу, и этот принцип соблюдается не столь последовательно. Повинность общественного призрения возложена в основном на податные сословия: сельское, мещанское и ремесленное. О порядке возмещения расходов на призрение почетных граждан, купеческого, дворянского сословий - закон ничего не говорит, за исключением земских сборов.

Выше упомянутым законодательством не регулировалась еще и деятельность отдельного ряда благотворительных учреждений. Прежде всего, это Ведомство учреждений Императрицы Марии, возглавляемое Опекунским советом. Члены данного совета назначались императором и не отчитывались за свои действия ни перед какими должностными лицами. В 1874 г. было образовано Ведомство учреждений Великой княгини Елены Павловны, управлявшееся Особым советом. К таким же благотворительным организациям относится и Императорское человеколюбивое Общество (с 1802 г.), деятельностью которого руководил Совет Общества. Совет общества утверждался императором и отчитывался перед ним лично.

Наряду со складывавшейся системой общественного призрения в пореформенной России существовало значительное число частных благотворительных обществ, созданных на добровольной основе. В иностранных государствах создание добровольных обществ, тем более благотворительной направленности, не являлось делом сложным, поскольку могло происходить в соответствии с принципом: что не запрещено, то разрешено. В царской России действовал обратный принцип: разрешено только то, что утверждено законом. В связи с этим открытие добровольных благотворительных обществ требовало, во-первых, общего законодательного разрешения и, во-вторых, специального указа, долгое время непосредственно царского. Этот процесс во многом осложнялся традиционной бюрократией и волокитой (нередко ответ на прошение приходил через два-три года), а также постоянным страхом царского режима перед революционными организациями и революционной пропагандой.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Устав общественного призрения [31], представлявший собой кодификацию всего действовавшего законодательства в области призрения и благотворительности, служил правовой основой деятельности благотворительных обществ. Главное заведование делами общественного призрения, согласно ст. 1 Устава, принадлежит Министерству внутренних дел, а в Туркестанском крае и в областях поселения казаков -Военному министерству. Последующие статьи разъясняют, что заведование общественным

призрением в губерниях и уездах поручается земским учреждениям, а там, где они не открыты, - приказам общественного призрения либо органам, их заменяющим. К предметам ведения городских общественных управлений принадлежало призрение в городах. В ведении сельских и волостных общественных управлений, которые имели право открывать за свой счет больницы и богадельни, находились меря общественного призрения крестьян. В соответствии со статьей 200 неимущие имели право лечиться в больницах системы общественного призрения бесплатно, а расходы на их лечение взыскиваются с тех ведомств или городских и сельских обществ, к которым они принадлежат. Из казны производилась плата за содержание и лечение в больницах нижних служителей различных казенных ведомств, арестантов, лиц, находящихся под надзором полиции и не имеющих собственных средств к содержанию, всех неспособных к личному труду нижних чинов. Губернаторы и градоначальники осуществляли общий надзор за всеми благотворительными заведениями.

Кроме Устава общественного призрения, вопросы деятельности частных и общественных благотворительных учреждений регулировались гражданским законодательством (том X Свода законов [24]), которое определяло порядок приема пожертвований с благотворительной целью, правила распоряжения пожертвованным имуществом в тех случаях, когда не представлялось возможным выполнить завещание жертвователя.

Анализ законодательства Российской империи по общественному призрению позволяет констатировать, что ни Устав общественного призрения, ни Положение о земских учреждениях, ни Городское положение не содержат норм, определяющих формы и пределы осуществления благотворительной помощи и призрения. Обязательность призрения в принципе законодательство признавало, но при этом призрение фактически оставалось факультативным, зависело от возможностей и добросовестности многих лиц. На самом высоком уровне требовало решение огромное количество мелких вопросов, в том числе и крупные пожертвования. На определенном этапе несовершенство законодательной базы стало тормозить развитие благотворительности и снижать эффективность проводимых в рамках системы общественного призрения мероприятий.

Не отвечавшее потребностям жизни, неполное законодательство компенсировалось административной практикой - изданием циркуляров Министерства внутренних дел и других ведомств. Однако нередко практикам благотворения было крайне сложно отыскать эти циркуляры, поскольку они рассылались губернаторам и

пылились в их канцеляриях среди груды других постановлений и распоряжений.

Правила, содержащиеся в этих циркулярах (например, «Примерный устав обществ пособия бедным», являвшийся частью циркуляра хозяйственного департамента Министерства внутренних дел губернаторам от 16 июня 1897 г., «Временные правила об обществах и союзах» от 4 марта 1906 г.), не только еще более упрощали процедуру создания благотворительных обществ и облегчали их деятельность, но и служили основным правовым актом в данной области до 1917 г. Между тем А. Р. Соколов отмечает и отрицательные последствия введения данных документов административной практики. «Но как раз представители национальной благотворительности отмечали и негативные моменты этой перемены, ибо не всем губернаторам был присущ достаточно широкий взгляд на национальные проблемы. Так, за 6 последующих лет в Херсонской губернии возникло 14 еврейских обществ пособия бедным, в Таврической — 11, в Минской — 9, а вот в Киевской, Волынской и Подольской губерниях ни одного, что, по мнению тогдашних публицистов, объяснялось специфическим отношением «[Киевского] генерал-губернаторства к возникновению организаций общественной помощи среди евреев»», - пишет А.Р. Соколов [25, с. 153].

Однако ярко выраженный публичный характер деятельности мы можем наблюдать у благотворительных обществ, учрежденных непосредственно при органах власти. Так, Главное общее собрание членов благотворительного общества судебного ведомства в 1911 г. представляло отчет о своей деятельности в Журнале Министерства юстиции, где отмечало, кстати, что не пользуется «никакими казенными субсидиями» [10, с. 57].

Правовой основой деятельности благотворительных организаций Сибири являлось также выше определенное законодательство. Как отмечают составители сборника документов и материалов «Социальное попечение в Сибири (XIX -начала XX вв.)»: «Деятельность приказов общественного призрения осуществлялась не сразу и не во всех губерниях одновременно. В Сибири первым открылся Тобольский приказ общественного призрения - в 1781 г., затем Иркутский приказ - в 1784 г., Томский и Енисейский - в 1804 и 1823 гг. соответственно» [28, с. 14]. Благотворительные организации действовали в рамках уставов, где определялись цели, задачи, порядок членства, управление, финансирование и прочие вопросы. Отчеты о работе благотворительных обществ и учреждений систематически печатались в «Губернских ведомостях», издавались отдельными брошюрами [28, с. 101-102], [28, с. 103]. На рубеже XIX - XX вв. определяющим процессом в организации социального по-

печения стала постепенная замена сословной помощи общесословной. Постепенно общественное попечение сложилось в схему: опора на государственные средства и добровольные пожертвования, организационное обеспечение через органы местного самоуправления с привлечением сил волонтеров и благотворительных обществ.

Таким образом, вслед за большинством исследователей проблемы развития благотворительного законодательства Российской империи, мы приходим к выводу о том, что необходимая законодательная база для создания и функционирования благотворительных обществ сложилась к концу XIX - началу XX вв. Правовая регламентация данного вопроса действительно была далека от совершенства. Однако заметим, что данное несовершенство не стало препятствием подлинного расцвета благотворительной дея-

тельности в течение всей половины XIX века. В начале XX века благотворительность и вовсе переживала пик своего развития. Это было связано не только с частной благотворительностью купечества и нарождавшегося нового класса российских предпринимателей, но и со сменой гедонистических наклонностей общества на новые общественные духовные ценности, что выразилось в обострении гражданственности и в престижности идеи общественной пользы. Кроме того, не столь организованное благотворительное законодательство компенсировалось сложившейся традицией публичного признания заслуг благотворителей, в которой гармонично сочетались нравственные мотивы и государственные интересы. Их деятельность была отмечена высшими государственными наградами, званиями и привилегиями.

Библиографический список

1. Бахарева, /1. И. Традиции российской благотворительности: история и современность [Текст] / /1. И. Бахарева // Тенишева и ее время: материалы международной научно-практической конференции. - Брянск, 2008. - С. 50-52.

2. Благотворительное законодательство Российской империи [Текст] / Д. А. Пашенцев // Па-шенцев Д. А. История государства и права России: курс лекций. - М.: Эксмо, 2010. - 448 с.

3. Булгакова, /1. А. Использование зарубежного опыта организации социальной помощи Министерством внутренних дел Российской империи в начале XX века [Текст] / /1. А. Булгакова // Актуальные проблемы теории и истории государства и права. - СПб.: Санкт-Петербургский университет МВД России, 2004. - С. 272 -274.

4. Веселовский, Б. История земства за сорок лет [Текст] / Б. Веселовский. - Т. 1. Бюджет; Медицина; Общественное призрение; Народное образование; Систематический указатель литературы по земским вопросам. - СПб.: Изд-во О. Н. Поповой, 1909. - 724 с.

5. Гаген, В. А. Право бедного на призрение [Текст] / В. А. Гаген. - Т. 1. История и современное

призрении бедных в Германии, Франции и Англии. - СПб.: Типография т-ва «Общественная Польза», 1907. - 649 с.

6. Галай, Ю. Г., Черкашина, Н. В. Деятельность министерских комиссий по выработке законодательных мер общественного призрения нищих как социально-экономической меры безопасности России второй половины XIX-XX века [Текст] / Ю. Г. Галай, Н. В. Черкашина // Экономическая безопасность России. - 2009. - № 1. - С. 24-30.

7. Городовое положение от 16 июня 1870 г. [Электронный ресурс] // Хронос: всемирная история в интернете. - URL: http://www.hrono.ru/dokum/18700616.html (дата обращения: 28.01.2016)

8. Гусарова, М. Е. Инвалиды как объект социальной политики российского государства в XVIII веке: историко-правовой анализ по материалам Полного собрания законов Российской империи [Текст] / М. Е. Гусарова // Социальное и пенсионное право. - 2015. - № 2. - С. 39-41.

9. Жердева, Н. И. Деятельность органов прокуратуры по обеспечению законности в сфере благотворительности: вопросы теории и практики: автореф. дис. ... к. ю. н. [Текст] / Н. И. Жердева. - М., 2006. - 28 с.

10.Журнал Министерства Юстиции. Год семнадцатый. - 1911 - №6. - СПб.: Сенатская тип., 1911. - 345 с.

11.Из отчета комитета по устройству и содержанию приюта для бедных на оз. Шира за 18941898 гг. [Текст] // Социальное попечение в Сибири (XIX - начала XX в.) в документах и материалах: учебное пособие / под ред. Т.А. Катцина; сост. Т.А. Катцина, О.М. Долидович, В.Г. Седельников. -Красноярск: Сибирский федеральный университет, 2012. - 276 с.

12.Из отчета о деятельности Иркутского Общества земледельческих колоний и ремесленных приютов за 1899 г. [Текст] // Социальное попечение в Сибири (XIX - начала XX в.) в документах и материалах: учебное пособие / под ред. Т.А. Катцина; сост. Т.А. Катцина, О.М. Долидович, В.Г. Седельников. - Красноярск: Сибирский федеральный университет, 2012. - 276 с.

13.Кирпа, М. С. Взаимодействие Министерства внутренних дел Российской империи с общественностью по вопросам общественного призрения [Текст] / М. С. Кирпа // Юристъ-Правоведъ. - 2015.

- № 6. - С. 75-80.

14.Крамской, В. В., Коновальцев, А. С. Институт призрения в свете правового регулирования законами Российской империи [Текст] / В. В. Крамской, А. С. Коновальцев // Современное право. -2013. - № 2. - С. 143 -148.

15.Максимов, Е. Земская деятельность в области общественного призрения [Текст] / Е. Максимов // Журнал Юридического общества при Императорском Санкт-Петербургском университете. - 1895. - Кн. шестая, Июнь. - С. 92 - 118

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

16.Материалы для истории Тверского Губернского Земства 1866

- Вып. 1. Общественное призрение; Медицина; Ветеринария. - Тверь: Издание Тверского Губернского земства, 1911. - 1335 с.

17.Никитова, А. В. Правовые основы добровольческой (волонтерской) деятельности [Текст] / А. В. Никитова // Право и государство. - 2009. - № 1. - С. 36-39.

18.Общее положение о крестьянах, вышедших из крепостной зависимости, от 19 февраля 1861 г. [Электронный ресурс] // Хронос: всемирная история в интернете. - Режим доступа: http://www.hrono.ru/dokum/1800dok/18610219polozh.php, свободный.

19.Положение «О призрении бедных духовного звания» 1823 г. [Текст] // Полное собрание законов Российской империи. Собр. I. - Т. 38. - СПб., 1830. - Ст. 29583.

20.Положение о губернских и уездных учреждениях (1890 г.) [Текст] // Полное собрание законов Российской империи. Собр. III. - Т. X. Отд-ние 1-е. - СПб., 1893. - Ст. 6927. - С. 40-457.

21.Положение о церковно-приходских попечительствах от 2 августа 1864 г. [Текст] // Права и обязанности благочинного приходских церквей. По действующим церковно-гражданским законоположениям, руководственным указам Святейшего Синода и распоряжениям Епархиального Начальства.

- М.: Университетская типография, 1900. - 200 с.

22.Попова, О. Д. Деятельность епархиальных съездов по делам женского образования как элемент становления гражданского общества в России [Текст] / О. Д. Попова // Гражданское общество в России и за рубежом. - 2014. - № 1. - С. 9-12.

23.Свод заключений Губернских совещаний по вопросам, относящимся к пересмотру законодательство о крестьянах [Текст]. - Т. 2. Прием новых членов и увольнение из общества; Семейные разделы; Опеки; Общественное призрение; Мирские сборы и капиталы: Вопросы 26-46. - СПб.: Издание Земского Отдела Министерства Внутренних Дел, 1897. - 767 с.

24.Свод законов Российской империи. Т. X. [Электронный ресурс] // Классика российского права: проект СПС «КонсультантПлюс» при поддержке издательства «Статут» и Юридической научной библиотеки издательства «Спарк». - Режим доступа: http://civil.consultant.ru/reprint/books/211/ , свободный.

25.Соколов, А. Р. Роль Министерства внутренних дел в развитии российской благотворительности [Текст] / А. Р. Соколов // Правоведение. - 2005. - № 5. - С. 137-154.

26.Софронова, Т. В. Государственно-правовое регулирование отношений в сфере инвалидности по указам Петра Великого [Текст] / Т. В. Софронова // Евразийский юридический журнал. - 2015. -№ 1. - С. 108-110.

27.Социальное попечение в Сибири (XIX - начала XX в.) в документах и материалах [Текст]: учебное пособие / под ред. Т.А. Катцина; сост. Т.А. Катцина, О.М. Долидович, В.Г. Седельников. -Красноярск: Сибирский федеральный университет, 2012. - 276 с.

28.Социальное попечение в Сибири (XIX - начала XX в.) в документах и материалах [Текст]: учебное пособие / под ред. Т.А. Катцина ; сост. Т.А. Катцина, О.М. Долидович, В.Г. Седельников. -Красноярск : Сибирский федеральный университет, 2012. - 276 с.

Российской Империи в сфере общественного призрения в XIX - начале XX века [Текст] / И. А. Тарасо-

30.Тарасова, И. А. Руководство МВД Российской империи приказами общественного призрения в первой половине XIX века [Текст] / И. А. Тарасова // «Черные дыры» в Российском законодательстве. - 2008. - № 6. - С. 187-190.

31.Устав о общественном призрении [Текст] // Свод законов Российской империи [Текст]: изд. 1857 г. - Т. 13: Уставы о народном продовольствии, общественном призрении, и врачебные. - СПб.: Тип. 2-го отд-ния собствен. Е. И. В. канцелярии, 1857. - 978 с.

32.Учреждения для управления губерний Всероссийския империи (7 ноября 1775 г.) [Электрон-

http://constitution.garant.ru/history/act1600-1918/2350/ (дата обращения: 28.01.2016)

33.Хорева, Т. А. Основные этапы истории приказов общественного призрения в Российской империи [Текст] / Т. А. Хорева // Труды института государства и права Российской академии наук. -2015. - № 2. - С. 29- 41

34.Циткилов, П. Я. Заведование городским самоуправлением Новочеркасска общественным призрением и благотворительностью в начале XX в. [Текст] / П. Я. Циткилов // Ученые записки. -Т. 33. - Ростов-н/Д, 2007. - С. 220-238.

35.Черных, К. В. Законодательная и практическая борьба против нищенства и бродяжничества в России в XVII-XVIII веках [Текст] / К. В. Черных // Современное российское право. - Т. 2. - Нижний Новгород , 2009. - С. 115-131.

Зб.Ширант, А. А. Развитие общественного призрения в годы царствования Петра I [Текст] / А. А. Ширант // Российская академия юридических наук. Научные труды. - Вып. 11. - Т. 2. - М., 2011. - С. 517-522.

References

1. Baxareva, L. I. Tradicii rossijskoj blagotvoritelnosti: istoriya i sovremennost [Tekst] / L. I. Bax-areva // Tenisheva i ее vremya: materialy mezhdunarodnoj nauchno-prakticheskoj konferencii. - Bryansk,

2008. - S. 50-52.

2. Blagotvoritelnoe zakonodatelstvo Rossijskoj imperii [Tekst] / D. A. Pashencev // Pashencev D. A. Istoriya gosudarstva i prava Rossii: kurs lekcij. - M.: Eksmo, 2010. - 448 s.

3. Bulgakova, L. A. Ispolzovanie zarubezhnogo opyta organizacii socialnoj pomoshhi Ministerstvom vnutrennix del Rossijskoj imperii v nachale XX veka [Tekst] / L. A. Bulgakova // Aktualnye problemy teorii i istorii gosudarstva i prava. - SPb.: Sankt-Peterburgskij universitet MVD Rossii, 2004. - S. 272 -274.

4. Veselovskij, B. Istoriya zemstva za sorok let [Tekst] / B. Veselovskij. - T. 1. Byudzhet; Medicina; Obshhestvennoe prizrenie; Narodnoe obrazovanie; Sistematicheskij ukazatel literatury po zemskim voprosam. - SPb.: Izd-vo O. N. Popovoj, 1909. - 724 s.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

5. Gagen, V. A. Pravo bednogo na prizrenie [Tekst] / V. A. Gagen. - T. 1. Istoriya i sovremennoe polozhenie zakonodatelstva ob obyazatelnom prizrenii bednyx v Germanii, Francii i Anglii. - SPb.: Tipografiya t-va «Obshhestvennaya Polza», 1907. - 649 s.

6. Galaj, Yu. G., Cherkashina, N. V. Deyatelnost ministerskix komissij po vyrabotke zakonodatelnyx mer obshhestvennogo prizreniya nishhix как socialno-ekonomicheskoj mery bezopasnosti Rossii vtoroj poloviny XIX-XX veka [Tekst] / Yu. G. Galaj, N. V. Cherkashina // Ekonomicheskaya bezopasnost Rossii. -

2009. - № 1. - S. 24-30.

7. Gorodovoe polozhenie ot 16 iyunya 1870 g. [Elektronnyj resurs] // Xronos: vsemirnaya istoriya v internete. - URL: http://www.hrono.ru/dokum/18700616.html (data obrashheniya: 28.01.2016)

8. Gusarova, M. E. Invalidy как obekt socialnoj politiki rossijskogo gosudarstva v XVIII veke: istoriko-pravovoj analiz po materialam Polnogo sobraniya zakonov Rossijskoj imperii [Tekst] / M. E. Gusarova // Socialnoe i pensionnoe pravo. - 2015. - № 2. - S. 39-41.

9. Zherdeva, N. I. Deyatelnost organov prokuratury po obespecheniyu zakonnosti v sfere blagotvoritelnosti: voprosy teorii i praktiki: avtoref. dis. ... к. yu. п. [Tekst] / N. I. Zherdeva. - M., 2006. -28 s.

10. Zhurnal Ministerstva Yusticii. God semnadcatyj. - 1911 - №6. - SPb.: Senatskaya tip., 1911. -

345 s.

11. Iz otcheta komiteta po ustrojstvu i soderzhaniyu priyuta dlya bednyx na oz. Shira za 1894-1898 gg. [Tekst] // Socialnoe popechenie v Sibiri (XIX - nachala XX v.) v dokumentax i materialax: uchebnoe posobie / pod red. T.A. Katcina; sost. T.A. Katcina, O.M. Dolidovich, V.G. Sedelnikov. - Krasnoyarsk: Sibirskij federalnyj universitet, 2012. - 276 s.

12. Iz otcheta o deyatelnosti Irkutskogo Obshhestva zemledelcheskix kolonij i remeslennyx priyutov za 1899 g. [Tekst] // Socialnoe popechenie v Sibiri (XIX - nachala XX v.) v dokumentax i materialax: uchebnoe posobie / pod red. T.A. Katcina; sost. T.A. Katcina, O.M. Dolidovich, V.G. Sedelnikov. - Krasnoyarsk: Sibirskij federalnyj universitet, 2012. - 276 s.

13. Kirpa, M. S. Vzaimodejstvie Ministerstva vnutrennix del Rossijskoj imperii s obshhestvennostyu po voprosam obshhestvennogo prizreniya [Tekst] / M. S. Kirpa // Yurist-Pravoved. - 2015. - № 6. - S. 7580.

14. Kramskoj, V. V., Konovalcev, A. S. Institut prizreniya v svete pravovogo regulirovaniya zakonami Rossijskoj imperii [Tekst] / V. V. Kramskoj, A. S. Konovalcev // Sovremennoe pravo. - 2013. -№ 2. - S. 143 -148.

15. Maksimov, E. Zemskaya deyatelnost v oblasti obshhestvennogo prizreniya [Tekst] / E. Maksimov // Zhurnal Yuridicheskogo obshhestva pri Imperatorskom Sankt-Peterburgskom universitete. - 1895. - Kn. shestaya, lyun. - S. 92 - 118

16. Materialy dlya istorii Tverskogo Gubernskogo Zemstva 1866 - 1908 gg. [Tekst] / sost. I. K. Gudz; pod red. A. N. Polteva. - T. 9. - Vyp. 1. Obshhestvennoe prizrenie; Medicina; Veterinariya. - Tver: Izdanie Tverskogo Gubernskogo zemstva, 1911. - 1335 s.

17. Nikitova, A. V. Pravovye osnovy dobrovolcheskoj (volonterskoj) deyatelnosti [Tekst] / A. V. Nikitova // Pravo i gosudarstvo. - 2009. - № 1. - S. 36-39.

18. Obshhee polozhenie o krestyanax, vyshedshix iz krepostnoj zavisimosti, ot 19 fevralya 1861 g.

http://www.hrono.ru/dokum/1800dok/18610219polozh.php (data obrashheniya: 28.01.2016)

19. Polozhenie «O prizrenii bednyx duxovnogo zvaniya» 1823 g. [Tekst] // Polnoe sobranie zakonov Rossijskoj imperii. Sobr. I. - T. 38. - SPb., 1830. - St. 29583.

20. Polozhenie o gubernskix i uezdnyx uchrezhdeniyax (1890 g.) [Tekst] // Polnoe sobranie zakonov Rossijskoj imperii. Sobr. III. - T. X. Otd-nie 1-e. - SPb., 1893. - St. 6927. - S. 40-457.

21. Polozhenie o cerkovno-prixodskix popechitelstvax ot 2 avgusta 1864 g. [Tekst] // Prava i obyazannosti blagochinnogo prixodskix cerkvej. Po dejstvuyushhim cerkovno-grazhdanskim zakonopolozheniyam, rukovodstvennym ukazam Svyatejshego Sinoda i rasporyazheniyam Eparxialnogo Nachalstva. - M.: Universitetskaya tipografiya, 1900. - 200 s.

22. Popova, 0. D. Deyatelnost eparxialnyx sezdov po delam zhenskogo obrazovaniya kak element stanovleniya grazhdanskogo obshhestva v Rossii [Tekst] / 0. D. Popova // Grazhdanskoe obshhestvo v Rossii i za rubezhom. - 2014. - № 1. - S. 9-12.

23. Svod zaklyuchenij Gubernskix soveshhanij po voprosam, otnosyashhimsya k peresmotru zakonodatelstvo o krestyanax [Tekst]. - T. 2. Priem novyx chlenov i uvolnenie iz obshhestva; Semejnye razdely; Opeki; Obshhestvennoe prizrenie; Mirskie sbory i kapitaly: Voprosy 26-46. - SPb.: Izdanie Zemskogo Otdela Ministerstva Vnutrennix Del, 1897. - 767 s.

24. Svod zakonov Rossijskoj imperii. T. X. [Elektronnyj resurs] // Klassika rossijskogo prava: proekt SPS «KonsultantPlyus» pri podderzhke izdatelstva «Statut» i Yuridicheskoj nauchnoj biblioteki izdatelstva «Spark». - URL: http://civil.consultant.ru/reprint/books/211/ (data obrashheniya: 28.01.2016)

25. Sokolov, A. R. Rol Ministerstva vnutrennix del v razvitii rossijskoj blagotvoritelnosti [Tekst] / A. R. Sokolov // Pravovedenie. - 2005. - № 5. - S. 137-154.

26. Sofronova, T. V. Gosudarstvenno-pravovoe regulirovanie otnoshenij v sfere invalidnosti po ukazam Petra Velikogo [Tekst] / T. V. Sofronova // Evrazijskij yuridicheskij zhurnal. - 2015. - № 1. - S. 108-110.

27. Socialnoe popechenie v Sibiri (XIX - nachala XX v.) v dokumentax i materialax [Tekst]: uchebnoe posobie / pod red. T.A. Katcina; sost. T.A. Katcina, O.M. Dolidovich, V.G. Sedelnikov. -Krasnoyarsk: Sibirskij federalnyj universitet, 2012. - 276 s.

28. Socialnoe popechenie v Sibiri (XIX - nachala XX v.) v dokumentax i materialax [Tekst]: uchebnoe posobie / pod red. T.A. Katcina ; sost. T.A. Katcina, O.M. Dolidovich, V.G. Sedelnikov. -Krasnoyarsk : Sibirskij federalnyj universitet, 2012. - 276 s.

29. Tarasova, I. A. Deyatelnost Ministerstva vnutrennix del Rossijskoj Imperii v sfere obshhestvennogo prizreniya v XIX - nachale XX veka [Tekst] / I.A. Tarasova // Vestnik Moskovskogo universiteta MVD Rossii. - 2013. - № 9. - S. 16 - 21

30. Tarasova, I. A. Rukovodstvo MVD Rossijskoj imperii prikazami obshhestvennogo prizreniya v pervoj polovine XIX veka [Tekst] / I. A. Tarasova // «Chernye dyry» v Rossijskom zakonodatelstve. - 2008. - № 6. - S. 187-190.

31. Ustav o obshhestvennom prizrenii [Tekst] // Svod zakonov Rossijskoj imperii [Tekst]: izd. 1857 g. - T. 13: Ustavy o narodnom prodovolstvii, obshhestvennom prizrenii, i vrachebnye. - SPb.: Tip. 2-go otd-niya sobstven. E. I. V. kancelyarii, 1857. - 978 s.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

32. Uchrezhdeniya dlya upravleniya gubernij Vserossijskiya imperii (7 noyabrya 1775 g.)

http://constitution.garant.ru/history/act1600-1918/2350/ (data obrashheniya: 28.01.2016)

33. Xoreva, T. A. Osnovnye etapy istorii prikazov obshhestvennogo prizreniya v Rossijskoj imperii [Tekst] / T. A. Xoreva // Trudy instituta gosudarstva i prava Rossijskoj akademii nauk. - 2015. - № 2. - S. 29- 41

34. Citkilov, P. Ya. Zavedovanie gorodskim samoupravleniem Novocherkasska obshhestvennym prizreniem i blagotvoritelnostyu v nachale XX v. [Tekst] / P. Ya. Citkilov // Uchenye zapiski. - T. 33. -Rostov-n/D, 2007. - S. 220-238.

35. Chernyx, К. V. Zakonodatelnaya i prakticheskaya borba protiv nishhenstva i brodyazhnichestva v Rossii v XVII-XVIII vekax [Tekst] / К. V. Chernyx // Sovremennoe rossijskoe pravo. - T. 2. - Nizhnij Novgorod , 2009. - S. 115-131.

37.Shirant, A. A. Razvitie obshhestvennogo prizreniya v gody carstvovaniya Petra [Tekst] / A. A. Shirant // Rossijskaya akademiya yuridicheskix nauk. Nauchnye trudy. - Vyp. 11. - T. 2. - M., 2011. - S. 517-522.

CHARITABLE LEGISLATION IN THE RUSSIAN EMPIRE: STUMBLING BLOCK OR STRONG BASIS

FOR CHARITY DEVELOPMENT?

Svetlana. P. Wolf,

associate professor, Siberian institute of business and information technologies

Abstract. In article the problem of development of the charitable legislation in the Russian Empire is considered. Analyzing a historiography of studying of the matter, and also the maintenance of the monuments of the right which made a basis of legal regulation of activity of charitable societies of the period of the Russian Empire, the author comes to a conclusion about need of a reinforcement of organized system of the charitable legislation continuation of tradition of public recognition of merits of philanthropists.

Keywords: public contempt, charitable legislation, charity, charitable societies.

Сведения об авторе:

Вольф Светлана Павловна - кандидат исторических наук, доцент кафедры теории и истории государства и права Сибирского института бизнеса и информационных технологий (г. Омск, Российская Федерация), e-mail - volf_svetlana@rambler.ru. Статья поступила в редакцию 08.02.2016.