Научная статья на тему 'Белорусская модель социально-экономического развития'

Белорусская модель социально-экономического развития Текст научной статьи по специальности «Экономика и экономические науки»

CC BY
850
68
Поделиться

Аннотация научной статьи по экономике и экономическим наукам, автор научной работы — Ткачев Сергей

Автор рассматривает белорусскую модель социально ориентированной рыночной экономики, обосновывает пути ее развития и предлагает решить наиболее острые социально-экономические проблемы при самых низких социальных затратах.

Похожие темы научных работ по экономике и экономическим наукам , автор научной работы — Ткачев Сергей,

Belarusian model of the socio-economic development

The author considers the Belarusian model of the socially oriented market economy, justifies the Belarusian distinctive way of development and suggests to solve the most urgent socio-economic problems at the lowest social costs.

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Белорусская модель социально-экономического развития»

РУМ

ДЕЙСТВИЙ

Белорусская модель

социально-экономического развития

Сергей Ткачев,

кандидат

экономических

наук

Как нам представляется, особенность и сложность нынешней ситуации состоит в том, что вызовы, связанные с реформированием экономики нашей страны, совпали с решением другой масштабной задачи - по реализации наиболее полно отвечающей нашей истории и менталитету модели экономической системы. Ее сущностные контуры закреплены Главой государства в известных среднесрочных государственных программных документах, определяющих модель социально-экономического развития страны, которую мы назвали белорусской моделью социально ориентированной рыночной экономики. Вообще, национальная (страновая) модель развития относится к числу наиболее важных фундаментальных понятий, проработка которых получила продолжение в работах М.В. Мясниковича, В.Г. Гусакова, П.Г. Никитенко, В.Н. Шимова, Я.М. Александровича, Л.М. Крюкова, А.В. Богдановича и др. Именно такая модель характеризует собой совокупность экономических процессов, определяет источники и механизмы самодвижения общественного воспроизводства, мотивацию и эффективность динамизма всего социально-экономического спектра страны и, конечно, должна подкрепляться историческим опытом и традициями. Национальные хозяйственные модели должны быть связаны с системой ценностей общества.

Белорусская модель развития - это не нечто «экзотическое» и не теоретический изыск «высшего руководства», а вполне жизненная научно-практическая проблема, находящаяся в русле современной экономической науки.

Впервые понятие «белорусская модель социально ориентированной рыночной экономики» было дано в Основных направлениях социально-экономического развития Республики Беларусь на 1996-2000 гг., в Программе социально-экономического развития Республики Беларусь на 20012005 гг., затем было использовано в Основных направлениях социально-экономического развития Республики Беларусь на период до 2010 г. и, наконец, в Концепции социально-экономического развития Республики Беларусь до 2015 г.

Но что же это такое - белорусская модель развития? Суть ее кратко можно выразить следующими принципиальными положениями:

■ мощная и эффективная государственная власть;

■ применение принципов научности, преемственности

и последовательности во всех сферах жизнедеятельности общества;

■ центральным объектом экономической политики выступает человек;

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

■ динамизм процессов преобразований увязывается с психологической готовностью общества к ним и с наименьшими издержками для населения;

■ учет господствующего в обществе представления граждан

о социальной справедливости и устремленность на обеспечение распределения по труду;

■ действенный механизм, базирующийся на сочетании регулирующих функций государства и рыночного регулирования, гарантирующий расширенное воспроизводство, восприимчивость к научно-техническому прогрессу и стимулирующий работников к высокопроизводительному труду;

■ учет влияния общественного сознания на сферы материального производства и распределения, прогресс жизни общества (игнорирование этого фактора способно приостановить и даже полностью заблокировать продвижение по пути преобразований, превратив усилия по созданию страновой модели в бесполезно потраченные ресурсы).

Таким образом, она предполагает решение даже самых

неотложных социально-экономических проблем общества с наименьшими социальными издержками для народа.

К сожалению, заявленная модель социально-экономического развития Беларуси вызывает неприятие у многих зарубежных и отечественных идеологов либерально-монетарного капитализма по причине того, что берет лучшее из того, что у нас было в советском прошлом, включая то, что несправедливо было забыто в перестроечную пору. История страны, традиции народа, его национальный характер, отличающийся обостренным чувством человеческой солидарности, коллективизмом и взаимопомощью, предполагают исключение из общественного развития таких негативных черт чисто рыночного хозяйства, как эгоцентризм, безработица, резкая имущественная дифференциация населения, и в то же время придание экономической системе ярко выраженной социальной направленности.

Разве такая модель устройства общества не обеспечивает социальную справедливость как основное условие социально-политической стабильности и экономического развития? Думаем, что обеспечивает. Воплощением же социальной справедливости может быть только принцип «от каждого по способностям -каждому по труду».

Сторонников белорусской модели обвиняют в попытке тянуть общество назад. Но это ведь, как говорится, не по адресу.

Все новое рождается в недрах старого, в борьбе нового со старым. Поясним с философских позиций.

При всей относительности прогресса остается неустранимая разница между возрождением старых начал во имя высшей исторической действительности, лежащей впереди нас, и обратным ходом в собственном смысле слова. Есть разница между широковещательным новаторством, которое под видом непримиримости ко всякой догме возвращает нас к устаревшим, раз и навсегда оставленным позади идеям-призракам. Мы твердо уверены, что есть идеи, которые не устаревают, и в оставленном позади не все достойно гибели. Это естественный вывод из идеи диалектического движения бесконечного развития в отличие от простой «текучести».

Белорусская модель пока находится в процессе становления. Каковы должны быть стратегия, тактика, динамика и этапность нашего развития, как двигаться вперед и не потерять ориентиры, не сбиться с определенного ею, научно обоснованного пути? Уже есть некоторые проблемы, как объективные, так и субъективные. Вопрос в том, обусловлены ли они недостатками избранной модели развития или с ней никак не связаны, а носят сугубо рукотворный характер. Вместе с тем в настоящее время экономическая сущность этого понятия в конкретной постановке вопроса специально не только не рассматривается,

но и игнорируется. Мол, она исчерпала свой потенциал и не может обеспечить развития экономики. Но при любых обстоятельствах актуальность исследования страновых экономических моделей от этого в принципе никуда не исчезает. Наоборот, трансформационные процессы, во-первых, должны максимально учитывать особенности национальной экономики и страны в целом и, во-вторых, предполагать выбор пути с наименьшими издержками для общества и минимизацией потерь для страны.

Вот почему продолжает существовать необходимость глубокого теоретического осмысления сущности белорусской модели, заложенных в ней критериев: отвечают ли они нашим традициям и мировым тенденциям развития? Проще говоря, необходимо идентифицировать модель экономики, которая может и должна быть создана в стране.

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Сам по себе переход к системе, включающей и широкие рыночные отношения, как мы уже убедились на своем опыте и опыте других стран СНГ, еще не решает всех проблем общества и автоматически не приносит благополучия гражданам. Если бы экономический успех зависел лишь от того, что народное хозяйство развивается только по сугубо рыночным законам, то сегодня все человечество находилось бы в состоянии социального и экономического расцвета. Соответственно, и общество могло бы осознанно смириться с возникающими трудностями. Но они должны быть оправданными.

Интересно следующее признание западногерманского экономиста Т. Бергмана: «Капитализм смог развить производственные силы до высокой

степени, но только в небольшой по территории и населению части земного шара... Его трансформация к какому-то новому промышленному сообществу -одна из главных проблем современности. Наша модель, успешная в Западной Европе и Северной Америке, неприемлема для большинства многонаселенных наций».

Каковы причины громадных различий в результативности рынка?

В литературе нередко можно встретить ссылки на те или иные «национальные» модели экономического развития, в той или иной степени соответствующие авторским представлениям об оптимальной экономической системе. Среди стран, используемых в качестве эталона, встречаются прежде всего США, Германия, в последнее время вновь заговорили о Швеции, Китае, «азиатских тиграх» - Тайване, Южной Корее, Гонконге, Сингапуре. В то же время не ослабевает ерничание по поводу КНДР, Кубы. Вместе с тем эти две страны имеют явную стра-новую специфику или национальные особенности. Последние выражают конкретные и необязательные для других формы приспособления деятельности управленческих и организационных структур к специфическим национальным традициям, к сложившемуся уровню и образу жизни с целью наилучшего использования сильных и преодоления слабых сторон своего национального наследия. Конечно, необходимо учитывать социально-экономическую зрелость общества, степень развития производства, его масштабность и сложность состава, что является базисом - индустрия, сельское хозяйство, отрасли

обслуживания, уровень развития рыночной инфраструктуры.

Между соответствующими подходами к трансформации экономики нет резких граней, у них немало общего в отношении задействованных инструментов и конкретных реформ. Но они все же различаются по теоретическим основам и определению приоритетных направлений реформирования, последовательности мероприятий, их формам и темпам, набору условий, позволяющих достичь максимальных результатов по производственным и социальным последствиям.

Программы рыночных преобразований должны зависеть от того, обладает ли страна развитой, вполне сложившейся производственной структурой или, напротив, национальная промышленность по сути находится в фазе становления, а решающее значение имеет, скажем, сфера обслуживания.

Для одних государств реформы могут означать развитие рыночных форм, которые уже наличествовали, но в той или иной степени были «задавлены», например государственным регулированием, а для других - только создание рыночных структур и отношений. Вспомним, в дореформенной Польше существовали такие важные «плацдармы» рыночных отношений, как повсеместная частная торговля и мелкотоварное сельское хозяйство.

Кроме того, в разных странах динамичность процессов рыночной трансформации должна также увязываться с уровнем политической стабильности в обществе, а также с его психологической готовностью к тем или иным преобразованиям. Ведь центральным объектом экономической политики является

6

■ 1111 N1

человек. Поэтому надо не просто перестраивать базис, но и скорректировать субъективное отношение людей к этой реальности, то есть образ социального мира, каким он представляется многим нашим согражданам.

Ведь для них выгоды от реформ, как правило, наступают порой лишь в перспективе. А неприятности, тяготы или невзгоды подавляющее большинство населения может испытывать уже сейчас. Причем речь идет не только об экономических проблемах для них, связанных, скажем, с падением объемов производства. Речь идет о том, что изменяющиеся социальные условия ставят перед человеком такие проблемы, к которым ни он сам, ни общество его не готовили, да и в предшествующем укладе жизни ничего подобного не было. Все эти разнокачественные факторы надлежит учитывать при проведении рыночных реформ.

Следовательно, мероприятия рыночной трансформации должны реализовываться в зависимости от указанных обстоятельств (соответствующих специфическим условиям каждой из стран). Потому в той или иной мере они закономерно модифицируются, получают определенную национальную окраску. Наиболее важны для построения социально-экономической политики те характеристики в ряду специфических особенностей чужого опыта, которые в принципе нельзя перенести из одной страны в другую. Это прежде всего национальные особенности (гражданский и бытовой уклад, религия, традиции). Универсальной модели, охватывающей весь воспроизводственный процесс, не существует. И если Беларусь встала на путь преобразований,

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

в том числе развития рыночных отношений, но в иных исторических условиях, чем, скажем, Запад, то отсюда вовсе не следует, что мы не можем и не должны выстраивать свои собственные приоритеты и формировать свою национальную модель экономического развития.

Нельзя также не видеть, что ни в одной индустриально развитой стране не существуют чисто рыночные отношения, что рыночная мотивация сама по себе не является гарантом решения всех проблем. Рыночная экономика конца ХХ - начала XXI в. отличается от предшествующего периода не только новыми элементами в своей структуре, но и различной сущностью, характером и ролью тех элементов, которые характерны для каждого этапа.

Следует иметь в виду, что при построении «структурных реформ» приходится сталкиваться с распространенной позицией, которую можно свести к двум крупным недостаткам. Во-первых, это отсутствие сколько-нибудь ясного представления о сравнительной значимости тех или иных преобразований. Более того, рассматривая конкретный «страновой» пример, непросто вычленить из совокупности действий соответствующего правительства именно те меры, которые в конечном счете и привели к желаемому экономическому результату. Вследствие чего полем приложения усилий становятся или могли стать рекомендации, которые зачастую акцентировали внимание или действия госорганов на второстепенных объектах и нередко приносили больше вреда, чем пользы. Вообще-то раз и навсегда следовало бы для себя принять к сведению то, что ни одна индустриально развитая

страна мира не живет чужим умом. И мы не должны быть исключением из этого правила современности. Смысл в том, чтобы избежать подражания, заискивания и поддакивания. Ведь уважают только сильных и самостоятельных.

Во-вторых, уязвимой зачастую представляется идеологическая заданность предлагаемых мер, приверженность к той или иной экономической школе, а отсюда подгонка под соответствующую тем или иным представлениям модель экономики. Жизнь доказывает, что в хозяйственной практике важно не попасть в идеологические ловушки.

Но еще раз повторимся: от догматического использования теоретических штампов какой-либо ветви экономического знания пользы ждать не приходится. Мы не должны забывать свои исторические корни и не уповать на допотопные формы и методы становления рыночной экономики. Навязывание Беларуси некоего «западного» или «восточного» пути развития выглядит с практической точки зрения как элементарное пренебрежение уроками современной истории, а с теоретической - как абстракции, которые приводят к тому (и на этот счет достаточно примеров), что замыслы и планы рыночных реформ вступают в противоречие с реальностями социально-экономического развития страны, следовательно, трудно воспринимаются или прямо отвергаются большинством населения и в целом отторгаются системой, а потому оказываются малоэффективными.

В этой связи необходимо сделать вывод о неприемлемости теоретической конструкции, в которой действует только рыночный сектор, и распространения

его методов и оценок на другие структуры воспроизводства.

Современное понимание рыночной модели основывается на размывании «рыночной чистоты», представлении ее как модели смешанной экономики. Это относится и к сочетанию различных форм собственности и предпринимательства, и к взаимосвязи различных по сути и масштабу видов регулирования -рыночного, корпоративного, государственного, международного, и к повышению значимости общественных интересов (экономических, культурных, национальных и др.) в выборе стратегии и тактики развития страны, да и просто в механизме функционирования экономики. Индивидуальный частный интерес сохраняет свою роль как источник необходимых обществу инициативы и предприимчивости. Поэтому когда речь идет о рыночной модели экономики, то на самом деле следует иметь в виду именно смешанную экономику. А это означает, что сугубо рыночные критерии и механизмы не действуют и действовать не могут.

Рынок консервативен в отношении научных исследований и вообще невосприимчив к долгосрочным общенациональным программам (инфраструктуре, коммуникациям, территориальному устройству и т.п.). Государство становится активным субъектом инновационно-модер-низационных процессов, которые им определяются и направляются прежде всего и главным образом. Более того, в этих сферах, как свидетельствует мировой опыт, господствует план. Это подтверждает высказывание известного философа, долго жившего на Западе, А. Зиновьева: «Плановости в западной экономике современной больше, чем было в советской экономике,

и командности больше. Внутри экономических структур, в особенности этих гигантских экономических империй,- жесткая диктатура и дисциплина. Планы-то составляются не на год, не на два и даже не на пять лет. На десять! Это перенято у нас». Наоборот, реформирование в настоящее время приводит к невыполнению экономическими властями своих функций по созданию условий для экономического роста и развития. О роли государства в индустриально развитых странах в осуществлении социальных и экономических функций свидетельствует доля социальных трансферов и расходов из государственного бюджета в ВВП. Эта тенденция только нарастает.

В неоклассической теории считается, что рынок - механизм «совершенной конкуренции», исключающий влияние внешних сил (государства) на принятие субъектами рынка решений. Коль это так (рынок складывается спонтанно, а отношения его субъектов саморегулируются под воздействием «невидимой руки»), тогда необходима либерализация всех хозяйственных отношений и их защита от внешних воздействий (таких как планирование, монополия, рабочее движение с определенными экономическими требованиями и т.п.). Экономическая роль государства, таким образом, минимизируется. Этот институт, как считают неоклассики, призван отойти от непосредственного управления экономикой: на его долю остается разработка общей концепции и программы реформ, а также «макроэкономическое регулирование», сводящееся к контролю за денежной массой посредством жесткой денежно-кредитной и бюджетной политики, то есть к монетаристским методам.

По мнению сторонников монетаризма, такого контроля вполне хватит для эффективного управления народным хозяйством. Соответственно, достижение финансовой стабильности и подавление инфляции, наличие частной собственности трактуются как достаточные условия для вхождения экономики в режим экономического роста.

В этом контексте логично и требование минимизации государственной собственности путем массированной и форсированной во времени приватизации (частные компании уже «по определению» более эффективны, чем государственные, приватизация превращается в самоцель и бессмыслицу), и установка на ликвидацию всех форм бюджетной финансовой поддержки госпредприятий и сокращение социальных расходов, равно как и всех финансовых льгот, и линия на максимальную открытость экономики мировому рынку. Отсюда в практических постановках, где во главе угла стоят проблемы «совершенной рыночной экономики», инновационные и социальные проблемы отодвигаются на второй план.

Описанная в неоклассической теории ситуация называется системой «совершенной конкуренции». Эта точка зрения соответствует взглядам «монетаристов», «реформаторов», «либералов».

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Нереалистичность посылки неоклассической теории подвергалась и подвергается серьезной критике со стороны западных же ученых. «Модель совершенной конкуренции является идеальным изображением рыночной экономики. Она представляет собой внеисторическую парадигму, совершенно абстрагируемую от важнейших институтов»,-пишет М. Поумер. В результате

8

■ 1111 N1

реформационные преобразования, вытекающие из таких фундаментальных подходов, оказываются сопряжены с серьезными социальными и экономическими рисками или даже прямо катастрофическими последствиями.

Известные экономисты, включая Дж. Стиглица, призвали проанализировать результаты выработанного экономической элитой США, руководством Международного валютного фонда и Всемирного банка так называемого Вашингтонского консенсуса. Дж. Стиглиц в своей статье «Многообразнее инструменты, шире цели: движение к пост-Вашингтонскому консенсусу» пишет, что каким бы ни был новый складывающийся консенсус, но «его принцип совершенно ясен - он не может базироваться в Вашингтоне. Если мы говорим о долгосрочной политике, ее выработка должна осуществляться развивающимися странами». Такие суждения важны не в плане осуждения данных организаций, а для доказательства явной непроработанности начального периода реформ (1992-1994 гг.). Не допустить «триумфального» возвращения излюбленной все той же мантры либералов 1992 г., разрушившей и разрушающей не только нас, но и все следующие таким «рецептам» страны. В частности, ныне в качестве наиболее опасного дьявола либерального разрушения выступает императив обеспечения макроэкономической стабильности посредством жесткой финансовой политики, уничтожающей реальный сектор и стимулирующей лишь спекуляции.

Дж. Стиглиц совместно с Д. Акерлофом и М. Спен-сом получили Нобелевскую премию за 2001 г. Причем нужно отметить: они в своих работах

доказывают необходимость самого активного вмешательства государства в рыночные процессы, что свидетельствует о смене господствовавшей в западной экономической науке либеральной парадигмы.

Смысл любой экономической политики в конечном итоге замыкается на ее социальном блоке и механизме ее реализации.

В рамках современной концепции эффективности общественного производства (прежде всего на народнохозяйственном уровне) социальная сфера становится не менее значимой, чем экономическая. Тем самым преодолевается неоправданное разобщение экономической и социальной эффективности, что открывает перспективы для перевода социальной сферы на рельсы активного развития. При таком подходе усилия должны быть направлены на создание условий сопряженности между развитием производственного аппарата, научно-техническим прогрессом и подготовкой кадров. Соответственно, важно создать управленческие структуры и «вырастить людей», которые были бы в состоянии управлять.

Государство и рынок не могут рассматриваться как антиподы. Основные функции государства заключаются не только в отработке отвечающего рыночной системе законодательства или обеспечении условий его неукоснительного соблюдения, содействии формированию рыночных институтов. Любому государству приходится также определяться в отношении подходов к производству как источнику общественных благ (состояние окружающей среды, внутренняя и внешняя безопасность государства, фундаментальные научные исследования и т.п.), социально значимых товаров и услуг

(образование, медицина, сфера культуры и т.п.). Причем первые в принципе не поддаются рыночному регулированию, а в отношении вторых действие рыночных механизмов может привести к результатам, которые общество может воспринять как неоптимальные и несправедливые.

Социальные, культурные и прочие аспекты все в большей степени выходят на передний план при разработке экономической политики. Реализация государством социальной политики, включая и соцзащиту в различных системах, также является свидетельством большого разнообразия особенностей стра-новых моделей. Более того, опыт развитых государств-лидеров свидетельствует, что эффективное использование и поддержание человеческого ресурса - важнейший фактор современного развития вообще и экономического роста в частности.

Без подвижек в социальной сфере нельзя рассчитывать на доверие широких слоев населения к преобразованию экономики, а значит, и на успех самих реформ. Особое внимание при этом уделяется проблеме социальной справедливости (чрезвычайно высокая дифференциация доходов не просто крайне негативно оценивается значительной частью общества, но ведет к социальным конфликтам). Надо также понимать, что «справедливо» вовсе не означает «равно». Там, где нарушаются требования социальной справедливости, закладываются мины недовольства, которые рано или поздно взорвутся. Именно таким представлениям большинства населения должны отвечать используемые государством механизмы при исполнении своих обязательств в этой сфере. Поэтому там, где граждане не видят

признаков социальной справедливости, нельзя говорить о социальном государстве. Как следствие, рост благосостояния необходимо рассматривать в качестве основы экономической, финансовой, денежно-кредитной, внешней и других государственных политик.

Взаимозависимость социальной и производственно-экономической сфер во многом определяется посредством заработной платы, пенсий, пособий, стипендий. Но прежде всего именно высокая и адекватная затратам заработная плата, строго дифференцированная в соответствии с производительностью труда, является огромным стимулом его повышения, применения в промышленности научно-технических достижений и в целом интенсифицирует экономику страны. Но какими бы высокими темпами она ни развивалась, главным двигателем и потребителем всего нового был и остается человек. Тем более роль человеческого фактора усиливается в век информационных технологий, а отсюда объективная необходимость делать акцент на инвестирование в развитие человеческого потенциала. Оно оказывается чрезвычайно прибыльным и тактически, и стратегически как никогда прежде. Конкурентоспособность страны все больше определяется не только агрессивнойстратегией по расширению рынков сбыта, а и наукоемкой составляющей производства, уровнем и квалификацией рабочей силы, качеством жизни населения страны.

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Таким образом, можно сделать вывод, что социальная стабильность и человеческий потенциал - основные предпосылки для решения всех без исключения проблем современного общества. Рыночный вектор

движения экономики все больше начинает складываться в рамках, по существу, нерыночных координат. Он явно не совпадает с моделью общественного устройства, где свободно действуют только рыночные силы, где наличествует колоссальная имущественная дифференциация. Поэтому при выборе стратегической страновой модели в основу должно быть положено господствующее общественное мнение о будущем характере экономики.

Кроме того, при разработке социально-экономической политики государство должно учитывать структурные тенденции мирового производства и, как говорилось выше, представления граждан о социальной справедливости.

Важнейшая задача государства - обеспечить баланс между рыночной эффективностью и социальной справедливостью. (На различных этапах развития он, конечно, может меняться: иногда делать крен на более высокое неравенство в доходах, иногда сглаживать его.) Вот почему с точки зрения формирования стратегии эффективной экономики вопрос заключается не в том, какая национальная практика или система хозяйствования лучше сама по себе, а в том, в какой мере она соответствует имеющемуся в данной стране спектру социально-экономических потребностей, способствует наилучшему использованию ресурсов.

Необходимо учитывать влияние воздействия общественного сознания на сферы материального производства и распределения, прогресс материальной жизни общества. Игнорирование же в ходе экономических реформ общественного сознания способно приостановить и даже полностью заблокировать

продвижение по пути преобразований, превратив их в нечто совершенно отличное от первоначального замысла. Дело в том, что участники огромной массы отдельных хозяйственных операций руководствуются не только экономическими интересами и системой норм публичного права, но и сообразно личному или групповому мировоззрению в целом. Таким образом, экономические последствия их действий зависят как от уровня профессиональной подготовки, так и от совокупности взглядов и убеждений.

Эта взаимосвязь переводит материальные отношения в область исследований гораздо более сложную, чем, скажем, физические или химические процессы. Поэтому так важны при проведении экономических реформ осторожность и осмотрительность, тонкость и своевременность, подготовленность и последовательность. Изменения в материальных отношениях следует увязывать с корректировкой общественного сознания.

Для обеспечения устойчивого экономического прогресса наряду с формированием необходимых и достаточных организационных, ресурсных, правовых и других условий требуется учитывать мировоззренческие аспекты. Для их преобразований в обществе нужна концентрация усилий организаций и учреждений культуры, образования и науки, общественных объединений, средств массовой информации и государственных органов. Важны самоконтроль и постоянный контроль за выполнением в обществе моральных требований, воспитание уважения к историческому и культурному наследию нашего народа, пропаганда здорового образа жизни. Более того, если проблему

10

■11111||

воспитания и образования в семье, детском саду, школе, сред-неспециальной и вузовской системе не удается решать должным образом (переориентация сознания подрастающего поколения от «торгашеского» на ценности созидательного труда именно на благо Родины, а не «на дядю»), возникает угроза превращения страны в сплошной Комаровский рынок, полной потери государственной независимости.

Без нравственных ориентиров новое поколение утратит способность поддерживать стабильное и интенсивное развитие экономики. В свою очередь экономика потеряет свои конкурентные преимущества и превратится в придаток какой-нибудь чужой и чуждой для Беларуси экономики. А все сегодняшние усилия по созданию в перспективе собственной страновой модели станут бессмысленными. Более того, высок риск появления неуправляемых переделов в будущем со всеми негативными последствиями.

Конечно, для практиков в области разработок государственной социально-экономической политики создание модели экономики, которая сочетала бы в себе два противоположных свойства (с одной стороны, социальную ориентированность, то есть обеспечение возможности самостоятельного экономического существования всем категориям граждан, а с другой - была бы эффективной и результативной), представляет сложность. Тем более что требуется сохранение оптимальных пропорций структуры экономики, а также обеспечение ее устойчивости по отношению к неблагоприятным внешним воздействиям. Трудно объединить и различные временные предпочтения общества (между текущим и отложенным

потреблением и накоплением, краткосрочными и долгосрочными целями). Но это проблемы и искусство уже реально текущей политики.

Трудности практической реализации белорусской модели социально ориентированной рыночной экономики состоят еще и в мировоззренческой позиции практиков, прежде всего государственных служащих. Чтобы передать всю сложность этой проблемы, приведу слова Дж. Кейнса: «Идеи экономистов и политических мыслителей -и когда они правы, и когда ошибаются - имеют гораздо большее значение, чем принято думать... Люди-практики, которые считают себя совершенно неподверженными интеллектуальным влияниям, обычно являются рабами какого-нибудь экономиста прошлого. Но рано или поздно именно идеи, а не корыстные интересы становятся опасными для добра и для зла».

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

На какие «сигнальные огни» необходимо ориентироваться, чтобы быть уверенными, что наши преобразования в социально-экономической сфере обеспечат нам движение в соответствии с вектором заданной нами модели? Таковыми могут быть следующие важнейшие критерии:

■ нацеленность на распределение по труду и реализацию принципа социальной справедливости;

■ развитие сфер, обеспечивающих жизненные потребности человека и его социальную защищенность;

■ недопущение резкой социальной поляризации в обществе и контроль со стороны государства за этим процессом;

■ сохранение присутствия государства во всех сферах жизнедеятельности общества (что не означает, что оно будет

повсеместно «рулить») в целях обеспечения эффективности протекающих в нем процессов; ■ учет принципов научности, преемственности и последовательности во всех социально-экономических отраслях.

Такие новые мирохозяйственные тенденции, проблемы и вызовы XXI века, требующие прежде всего повышать конкурентоспособность, создавать новые рабочие места, преодолевать социальные выталкивания, сочетать материальный прогресс и экологическую устойчивость, а также банкротство «чистого» капитализма с неуправляемой конкуренцией (которая лишилась определения «свободная» и порождает властные хозяйственные группировки), неизбежно подводят к выводу о необходимости поиска своего пути развития. СИ

Литература

1. Львов Д. Восемь месяцев из жизни страны (о книге Е. Примакова «Восемь месяцев плюс...») // Вопросы экономики. 2001, №9. С. 151.

2. Зиновьев А.Революция во имя человека//Правда.29-30 октября 2002 г. С. 2.

3. Кириченко В.Рыночная трансформация экономики: теория и опыт (спецкурс) // Российский экономический журнал. 2001, №1. С. 91-92.

4. Стиглиц Дж. Многообразнее инструменты, шире цели: движение к пост-Вашингтонскому консенсусу // Вопросы экономики. 1998, №8. С. 34.

5. Кейнс Дж. Общая теория занятости, процента и денег / Антология экономической классики.- М., 1993. С. 432.

6. Андреев И.Л., Никитенко П.Г. Цивилизационный процесс под углом ноосферного зрения / в 3 кн.- Мн., 2002.

7. Гусаков В.Г. О состоянии и перспективах развития науки в Республике Беларусь // Веды. 2014, №4. С. 4-5.

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

8. Михайлова-Станюта И., Морова А. Новые акценты социальной политики. // Национальная экономическая газета. 22 февраля 2002 г. С. 1.

9. Мясникович М.В., Никитенко П.Г. К вопросу об устойчивом социально-экономическом развитии Беларуси в контексте цивилизационного процесса//Наука - народному хозяйству: сб. ст. / НАН Беларуси, 2002.

10. Мясникович М. Структурные реформы и системный кризис // Наука и инновации. 2016, №2. С. 4-9.

11. Мясникович М.В., Никитенко П.Г, Витязь П.А. и др. Конкурентоспособность национальной экономики. Внешняя торговля:состояние и перспективы:сб. ст. / НАН Беларуси, 2002.

12. Шимов В.Н.Экономическое развитие Беларуси на рубеже веков: проблемы, итоги, перспективы.- Мн., 2003.

13. Ткачев С.П. Рынок с белорусским акцентом // Беларуская думка. 2002, №7. С. 3-13.