Научная статья на тему 'Бедные в современной России'

Бедные в современной России Текст научной статьи по специальности «Социология»

CC BY
329
41
Поделиться
Журнал
Общество и право
ВАК
Область наук

Текст научной работы на тему «Бедные в современной России»

Чуланов Василий Александрович,

доктор философских наук, профессор, г. Шахты, профессор Шахтинского института ЮРГТУ(НПИ)

БЕДНЫЕ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ

еравенство и проблема социальной справедливости

Социальное неравенство -одно из фундаментальных явлений, изучаемых социологией. Оно есть в любом обществе, независимо от уровня его экономической, социальной и политической зрелости. Вместе с тем, как социальный феномен, неравенство многолико и на разных этапах развития человечества было различным по масштабам и глубине. Причины социального неравенства исследователи чаще всего ищут в условиях внешней среды. Они здесь почти на поверхности, очевидны, их можно обнаружить и уже отработанными методами несложно анализировать и оценить.

Однако данное явление имеет не только объективную природу. Достаточно сравнить достигнутые социальные позиции людей, располагавших относительно равными объективными стартовыми условиями, чтобы убедиться в наличии и других, кроме объективных, причин реализации этих условий и возможностей. Каждый человек реализует наличные возможности по-разному. Конечно, во многом это зависит от особенностей и меры природной одаренности личности, его интеллектуальных, физических и психологических качеств. И, не в последнюю очередь, возможностей материальных. Вместе с тем судьба человека складывается и зависит в значительной степени от его реакции на жизненные ситуации. Поиск объективных, видимых показателей социального неравенства и сводимость проблемы только к экономическим и имущественным факторам значительно сужает

проблему. Необходимо принимать во внимание субъективное восприятие социальных позиций. "Часто социальное неравенство воспроизводится через внутреннее ощущение людьми социальных перегородок вразрез с объективными характеристиками их положения"1.

Настроение (точнее настрой) и поведение человека, как факторы его бытия, зависят не только от качества реального (причин и ситуаций), но также от его окружения. А в совокупности - это основные причины эмоционального состояния и настроя человека. Стиль поведения определяется и изменяется под воздействием социального окружения и меняющихся ситуаций (бытовых, региональных, общегосударственных и мировых), что способствует или, напротив, препятствует объединению людей, проявлению групповой солидарности. Сотрудничество в различиях - идеальная организация общества по проектам либеральной демократии. Нужно, считают, все многообразие социальных общностей: богатые и бедные, работающие и праздные, господа и рабы. Социальные различия, вертикально структурирующие современное общество, подменяются совершенно другой формой антагонистических противоречий: горизонтальными противоречиями. Эта подмена по характеру идеологическая: мы должны научиться жить по правилам партнерства, дополнять друг друга. Реально существующий "вертикальный" антагонизм органично связан с различными видами и формами социального сопротивления. В условиях строительства капитализма российского образца это становится нормой, хотя вопрос о смене данных общественных отношений пока не стоит. Однако

'В.В. Козловский. Социология и общество. С.-Петербург. С.24.

сводить несводимые различия лишь на бытийный уровень, что стало нормой в критике власти, значит упускать главные причины социальных конфликтов. Почти в каждом публичном выступлении правительственные чиновники радостно сообщают народу, что планы по доходам федерального бюджета выполнены, и что финансовый резерв страны постоянно растет. Деньги есть, а граждане нищают. Парадокс. Более 15 млн. - так называемые бюджетники. Из них около 40% (5,8 млн. человек) трудятся на ниве просвещения; 4 млн. - в сфере здравоохранения, примерно миллион - в науке и социальной защите. Зарплаты у них неприлично низкие - что-то около 100 долларов выходит. Средняя зарплата преподавателей вуза, примерно, 53% от средней в промышленности. Учителя, врачи, медработники, социальные работники вообще за чертой бедности. Правительство тоже обеспокоено и предлагает "Концепцию реформирования системы оплаты труда работников бюджетной сферы", в основе которой - "философия нищеты". Если целью реформы становится передача ответственности за зарплату бюджетников в регионы, то это навсегда исключает проблему равноправия и создает угрозу развитию образования и здравоохранения. Регионы, за исключением Москвы, Петербурга, Тюмени и еще нескольких "богатых", в основном бедны, дотационные и достойную зарплату своим бюджетникам обеспечить никак не могут. В результате исход квалифицированных кадров из сферы образования, науки, здравоохранения неизбежен. В мировой практике выработаны и успешно работают меры и подходы на снижение разрыва в доходах богатых и бедных. Аляска: нефть переведена в общественный фонд. Так же поступили в Норвегии. Общественный нефтяной фонд принадлежит всем гражданам и его деньги используются на создание новых производств (новые рабочие места), новых технологий, решение социальных проблем (бесплатное образование, медицинское обслуживание, ликвидация бедности).

Власть. Отношения по поводу власти выступают одним из ключевых факторов неравенства в современной России. При этом данное неравенство реально выступает в двух уровнях: система политических институтов (госорганы, политические партии и движения, различные общественные объединения) и возможность участия групп и индивидов в принятии и реализации решений, определяющих условия жизнедеятельности общества в целом и каждого гражданина1. Мера влияния социальных групп на общественные процессы различна и данное неравенство провоцирует появление и динамику других форм неравенства, особенно имущественных, социальных и в сфере престижа. Властные отношения - это система отноше-

ний господства и зависимости, руководства и подчинения. В обществе, где право, пока что, не стало основным регулятором жизни людей, отношения по поводу власти являются главным фактором социальной дифференциации.

Рост неравенства связан, в первую очередь, с изменениями в отношениях собственности, с новой структурой власти и новыми властными отношениями, резким разделением общества на очень богатых и очень бедных.

Другим фактором растущего неравенства стало изменение структуры занятости населения, формирование новой поляризации различных видов труда. Складывается многомерное иерархически организованное социальное пространство, в котором социальные слои и группы различаются по уровню и доли власти, размерам и характеру собственности, социальным статусом, ценностными ориентациями. Фактически уже сложилась структура неравных социальных позиций личностей, групп, классов.

В современной России нет общего социального дела, ради которого граждане могли бы объединить собственные усилия и, возможно, пожертвовать даже своей жизнью. Разобщенность и преобладание узкокорыстных интересов противоречат попыткам власти консолидировать общество. Факт печальный, но сейчас все труднее представить, что в ближайшей перспективе может появиться идея, способная общее для всех поднять над индивидуальным, узкокорыстным. Лозунг борьбы с терроризмом вовсе не созидательная сила. А попытки "огосударствления"христианства и вовсе противоречат конституционным принципам организации общества.

Раскол общества на богатых и бедных проходит по линии "мы" и "они". Сытая и богатая малая часть общества, кичливо демонстрирующая материальный достаток, странным образом сочетающийся с культурным дефицитом, имеет свое дело. Нищие и малоимущие своего дела не имеют. Нет и общего дела, способного преодолеть нарастающую отчужденность уже сложившихся антагонистических общностей. Социальный антагонизм в нашем обществе имеет идеологическую окраску, поскольку обеспеченная часть населения целиком восприняла потребительский образ жизни капиталистического Запада, а вторая - пока еще в маргинальном состоянии - между социалистическим прошлым и пугающим будущим. Власть принимает усилия к тому, чтобы повернуть Россиян к российскому реальному. Но эти усилия малоэффективны, потому что активно отрицаются: богатыми - они уже давно живут по-западному, а бедными - по причине бедности.

Важно отметить еще один аспект неравенства в современном российском обществе. Это конфликт

С.32.

'И.В.Казимирова. Властные отношения как фактор социального неравенства. «Социология и общество». СанктгПетербург, 2000.

интересов долга и наживы. Он существовал всегда. Однако столь резкого нарушения равновесия эта проблема в российском обществе, кажется, достигла впервые. По каким признакам расходятся эти группы интересов? Во-первых, они основаны, базируются на противоположных социальных качествах групп. Если интересы наживы, обогащения (а в российской действительности чаще всего неправедными путями) опираются на жестокость, эгоизм, обман, неуважение к другим, то интересы долга, предполагают такие качества, как взаимопомощь, солидарность, бескорыстие, уважение поступков и поведения других, самоограничение. Мотивация поведения здесь разная: в первом случае действия основаны на собственных потребностях и только, - во втором - существенным мотиватором выступают потребности других (общества, группы, коллектива).

Идея социальной справедливости всегда использовалась в качестве средства в многочисленных попытках (по большей части тщетных) уберечь общество от незаконного присвоения того, что создано всеми и принадлежит всем. Сущность социальной справедливости заключается в том, что бедные имеют свою долю в успехах общества, а богатые разделяют невзгоды общества в периоды кризисов1. Однако опыт сегодняшней России, показывает, что/неизменным спутником и прямым следствием несправедливого присвоения становится массовое обнищание и бедность многих. Справедливость - фундаментальная ценность русской Общины, поскольку чтобы выжить, скудные ресурсы должны были распределяться справедливо. И понималась справедливость как изначальное равенство мужчин по отношению к земле и прочим угодьям, находящимся в распоряжении общины, а также равенство по отно-шению к внешнему бремени, налагаемому на общину государством и помещиком. В современной России нарушен один из основных принципов русского характера, берущего начало с древнейшей ценности русской общины - нельзя дать умереть человеку с голоду: кормится сирота - растет работник. Когда общество на перепутье, для воровства время самое подходящее. В результате порождаются "самые могущественные враги человеческого рода - массовая нищета и бедность" (У.Годвин). Вслед за великим утопистом можем сказать, что мы сегодня творим "историю пороков" России, а если глобально - то "историю пороков человечества".

Состояние трех самых богатых американцев превышает валовой национальный продукт слаборазвитых стран с населением в 600 млн. человек. Нищие страны ведут себя по-разному. Но есть одно общее - в условиях, когда разрыв между богатством и бедностью растет, бедные начинают зави-

довать богатым. Война между Израилем и Палестиной не прекращается. Причин много. Но одна из них становится очевидной, если сравнить, как живут люди в этих странах. Площадь территории в Израиле - 20,7 тыс. км2, а население - 5,9 млн. чел. Палестина (сектор газа) - соответственно - 0,36 тыс. км2, население - 1,17 млн. чел. В Израиле территория больше в 52,6 раза, а население - в 5 раз. (Одна из причин войны - захват Израилем палестинских земель). Продолжительность жизни в Израиле - 78,71 лет, в Палестине - 71,01 лет; ВВП -110,2 млр. дол. и 1,11 млрд. дол.; ВВП на душу населения в Израиле в 100 раз выше, чем палестинского населения в секторе газа. И, наконец, такой показатель благополучия населения как безработица - в Израиле она ниже в 4,4 раза2.

Чтобы открыть дорогу к справедливому обществу, в свое время К.Маркс, а позже В.Ленин, оправдывали и утверждали свой вождизм, обладая: а) теорией - стройной и убедительной; и б) "истинным сознанием" (Алвин Гоулднер). Они во имя реализации идеи справедливого общества, собирали пролетариев в партийные организации, при этом самых лучших, организованных, преданных их делу. Сейчас идет бурное партийное строительство, попытка создать что-то похожее на то, что строили К.Маркс и В.Ленин. Но главная проблема в том, что создатели новых партий не обладают теми двумя главными условиями создания политической организации, которую примут и за которой пойдут массы. Даже, если у современных лидеров партстроительства предположим, имелась бы теория уровня марксизма и "истинное сознание", то сейчас этого просто недостаточно. Конечно, здесь специалисты по проблемам идеологии могут совершенно справедливо возразить и сказать, призвав в оппоненты А.Лабриолу, что "идеи не падают с неба". Они, подобно любому продукту человеческой деятельности, формируются при определенных обстоятельствах и только в то время, когда для их появления созреют необходимые условия. Идеи появляются, когда в них есть потребность.

Современные российские политики все усилия и ресурсы направляют на то, чтобы одержать верх над "урнами"?.. В то время как К.Маркс, и особенно В.Ленин, стремились мобилизовать для достижения своих целей "улицу" и "фабрики". Наши политики (это наглядно показывают выборы любого уровня) мобилизуют против "улицы" и "фабрики" молчаливое большинство, энергии и сознания которого хватает лишь на то, чтобы заявить о себе через урны для голосования. Эту часть населения власть давно именует "электоратом" и оказывает повышенное внимание им только один раз в четыре или пять лет. В результате получается

1 См. Д. Стиглиц. Глобализация: тревожные тенденции. М., 2003. С.103.

2 См. Интернет - сайт ЦРУ («Аргументы и факты», № 41, 2001 год).

3Патрик Шампань. Манифестация: производство политического события. «Вопросы социологии», т.1, 1992.

новый тип демократии - демократия без народа.

Политики считают народ не более, чем массой избирателей. Им просто пользуются в борьбе за политическое господство, дающее почти неограниченные и неподконтрольные возможности решать частные задачи и отстаивать групповые интересы

Василий Шульгин в своей поздней работе, опубликованной в эмиграции, "Опыт Ленина", отмечал, что теоретические положения социальных на-ук всегда спорны, поскольку все относительно в непрерывно развивающемся процессе жизни. И каждая историческая эпоха есть достижение и прогресс в сравнении с прошлым, в то время как всякое настоящее малоценно в сравнении с будущим. "Такова природа самого времени" - пишет В.Шульгин. В основе организации жизни общества может быть один из двух соперничающих принципов: индивидуализм или коллективизм. Сторонники первого утверждают, что именно опираясь на индивидуализм, общество достигнет процветания. А коммунисты говорят, что на основе коллективизма можно построить более справедливое общество. Нужен исторический опыт. "Бог избрал для опыта Россию. Почему? Не знаю... но для того чтобы человечество могло жить, опыт должен быть сделан... Для блага всего человечества и са-мой России надо, чтобы опыт Ленина продолжался и был доведен до своего логического конца. Идея коммунизма переживет нынешних коммунистов" - пишет В. Шульгин2. Но этот исторический опыт не был завершен, а выводы были сделаны на основе худших ошибок, упущений, социального негатива. Почему? Видимо, так проще: новое начинаем с чистого листа.

В период демократических реформ в России проблема равенства стала неактуальной. Писать и говорить на эту тему считается неприличным. А само понятие социального равенства относят к числу "стертых монет" (П.Сорокин). Здесь не ставится задача решения этой проблемы. Однако по-ставить вопрос важно, попытаться рассмотреть некоторые стороны вопроса необходимо, поскольку само сложное время реформации объективно выдвигает его на первый план. Сейчас люди все чаще спрашивают: "Почему?". Что, кто, как и по каким критериям оценивает, измеряет заслуги индивидов и групп? Где очевидный и справедливый критерий измерения общественной значимости вклада групп и каждого в развитие общего?

"Не вдаваясь в детали, социальное равенство можно мыслить двояко: в смысле абсолютного равенства одного индивида другому во всех отношениях; и в смысле прав и обязанностей, и в смысле умственном, нравственном, экономическом и т.д.

Коротко говоря, равенство в этом понимании означает полное тождество одной личности другой!... Все должны быть одинаково умными, одинаково нравственными, обладать равной долей экономических благ (богатства), в равной мере работать, в одинаковой степени быть счастливыми, пользоваться равным количеством уважения, признательности, любви, таланта и т.д."3. Если в обществе возможно установить по такому типу равенство, тогда любые проявления неравенства недопустимы, не могут быть терпимы. О таком равенстве мечтал Макар Нагульный: "Все посмеша-ются, и не будет на белом свете такой срамоты, что один телом белый, другой желтый, а третий черный, и белые других цветом ихней кожи попрекают и считают ниже себя. Все будут личиками приятно-смуглявые и все одинаковые"4. Естественно, такое общество не только нежелательно, но и неосуществимо, Это утопия. Если все будут "одинаковые", равны друг другу - либо все умны, либо все глупы, все богаты или все бедны - не будет выдающихся личностей, гениев, великих. Это понимание социального равенства, безусловно, "социально вредно".

Известный русский социолог видит только один тип социального равенства: потребление социальных благ "пропорционально заслугам того или иного индивида"5. Это предполагает, что любые социальные блага, будь то уважение, любовь, богатство и т.д., не могут быть равны и тождественны у рядового работника и известного ученого или художника. Здесь торжество принципа: "каждый получает по заслугам", пропорционально его способностям и талантам, тому, сколько отдано на благо общества. Данный принцип не является изобретением социалистов. "Равенство, понимаемое в смысле пропорциональности услуг и привилегий или благ, не есть какой-то новый лозунг, не есть нечто специфическое свойственное демократической эпохе и культуре, а старо как мир, было всегда и существует в наши дни"6.

Социолог отмечает, как видим, два существенных момента: первый - то, что проблема равенства "стара как мир", а не лозунг воинствующих со-циалистов, под прикрытием которого они стремятся все отобрать и разделить. Второе, и это особенно важно, стремление к достижению социального равенства - ключевое качество демократического устройства общества. Однако, понимание сущности данного принципа, определение показателей, использование которых в качестве критерия установления пропорциональности "заслуг и наград", постоянно изменяются. И "тот, кто сумеет верно уловить специфические черты этого

1 См. «Энциклопедия», 1765 г. ст. де Жекура.

2 Василий Шульгин. Я защищаю Ленина. ( Комсомольская правда. 1/Х1- 1997г.) 'Сорокин. Человек, цивилизация, общество. М., Политиздат. 1992. С. 252-253.

' М.Шолохов. Поднятая целина. Собр. Соч. т.6. С.126.

5 П.Сорокин. Указ. Соч. С.253

6 П.Сорокин. Указ. Соч. С.254.

__35_

оценочного критерия..., тот тем самым сможет дать и основные черты общества, построенного на принципах равенства"1. Такую задачу автор не ставит. Цель другая: если наше общество признаем демократическим, то как "работает" его ключевое качество - принцип пропорциональности - в современной России.

Власть и человек. Власть везде и всегда эгоистична и эгоцентрична. Саму себя отменить она не может. И человека перед собой хочет иметь беззащитным и зависимым. А человек? Чаще всего его поведение по отношению к власти - это безропотное приобретение собственного опыта унижения, будто его мало накопили старшие поколения. Что мешает человеку поставить власть на место?

Вопрос этот сложный и ответить на него совсем непросто. Где есть это место Власти? И вообще, есть ли такое место? Если упрощенно -власть есть общественная служба, ее назначение - служить обществу, в конечном счете, каждому человеку. Власть исполняет функции "обслуживания". Однако главная озабоченность российской власти сейчас в том, как реформировать саму власть. Именно этой задаче уделяется большая часть усилий и средств. Но население страны живет другими заботами, и тревожат людей иные проблемы.

В современной России поистине зловещий характер приобретает ключевой показатель социальных отношений - соотношение чрезмерного богат-ства и растущей бедности. Здесь сошлись в одной точке три важных обстоятельства. Во-первых, наша страна по соотношению 10% самых богатых и 10% самых бедных групп населения превзошла мировой критический показатель. Во-вторых, такой разрыв в соотношении доходов богатых и бедных возник почти мгновенно - всего за три-четыре года. В капиталистических странах, на которые ориентируется политическая элита страны, разрыв между крайним богатством и крайней бедностью складывался десятилетиями. В российской реальности люди не имели времени к этому привыкнуть и многие поэтому и не могут принять. В-третьих, большую роль в восприятии усиливающегося социального неравенства играет контраст между уравнительными традициями, прочно укоренившимися в массовом сознании, и насаж-дае-мыми сегодня формами и методами обогащения. Поэтому число людей, требующих уменьшения этого разрыва, растет.

Здесь важно отметить и подчеркнуть еще один момент. Реальное положение осложняется еще и тем, что каждой из групп - богатые и бедные - присущи специфические социально-психологические качества. На Западе богатые - это слой

' Там же. С.254.

2 В.Гинзбург. «Новая газета, 20-23 октября, 2003 года.

предпринимателей, разделяющих не только материальные, но и социальные ценности, "работающие" на общее благо, на процессы раз-вития и процветания всего общества. Собственность богатых в России, по данным многих исследователей, населением оценивается как приобретенная неправедным путем, и, следовательно, новые богатые прочно ассоциируются с мафиозно-спекулятивными и коррупционистскими элементами.

Высокий уровень социальной поляризации -существенные различия в имущественном положении и интересах полярных групп и слоев - есть нарастающее противоречие, которое сейчас выступает в качестве основного социального противоречия, определяющего особенности функционирования социальной системы. "Трагически опасным представляется мне в современной России разрыв между гигантскими богатствами мизерного меньшинства и нищетой большинства населения, который, мы допустили", - отмечает Нобелевский лауреат, академик В.Гинзбург2.

В позиции бедных наблюдаются суждения по этой проблеме крайне радикальные. Хотя, при дифференцированном подходе, можно обозначить две группы: условно-умеренные, рабочие нормально работающих предприятий и крайние радикалы-рабочие, которым грозит увольнение, и примы-каю-щие к ним маргиналы. Здесь важно отметить также опасную тенденцию роста численности марги-нализированных слоев, при чем они не рассредоточены, а концентрируются в регионах, где кризис достиг высшей точки. Некоторые авторы отмечают, что Россия по доле населения, подвергшегося маргинализации, превосходит мировые показатели в 2,5 - 4 раза. По своим ценностным ориентациям они далеко ушли от классово-сознательного борца - пролетария, близки к облику бунтаря. Это образчик "потерянного поколения". Чувство заброшенности испытывают целые слои населения, от+еснен-ные творцами бедности на периферию жизни современного общества. "Человек вновь - в который раз! - потерялся" (Х.Ортега). В истории человечества это случается часто, а в нашей истории - особенно. Но нынешний этап отчуждения носит не личностный характер, а результат политики ограбления и всеобщего воровства чиновников.

Доля бедных в современной России по официальным и неофициальным источникам различна и расхождения в показателях значительные. Вместе с тем данные эти характеризуют лишь количественную сторону проблемы бедности и неравенства, а суть ее неизменна. Она свидетельствует о двух тревожных тенденциях российского реального: бедняков становится не меньше и они лишены одного из базовых показателей свободы-

права быть свободным от нищеты и нужды. И дело совсем не в том, что неуклонно сокращаются объемы потребления бедных семей, и ухудшается структура и качество потребления, а в том, что это потребление, в конечном итоге, не способствует развитию человека. Сейчас в стране сложил'ись две крайние модели потребления. Первая модель потребления (5 - 10% богатых) мешает развитию общества и содействует расширению неравенства и бедности. Эта модель потребления социально деструктивна, так как фактически устраняет границы между понятиями предметов роскоши и предметов первой необходимости. Вторая модель потребления - удел 35 - 40% населения, которых рост потребления не затронул. И еще 20-25% тех, чье потребление за время реформации значительно ухудшилось. Эти люди живут в маргинальных условиях. Особой причиной для беспокойства общества и власти является тенденция роста потребления показного характера. Это не только проблема социально-экономическая, поскольку находится на другом полюсе объявленной программы борьбы с бедностью. Последствия в сфере социальной экологии и духовности могут быть не менее пагубными. Достижение устойчивости и стабильности общества - необходимое условие устойчивого развития в перспективе. Нарастание противоречия в сфере потребления верхних и нижних слоев общества делает перспективу роста проблематичной. Разные, противоположные модели потребления, полярные и несоответствующие реальному экономическому состоянию общества, мешают его развитию, и способствует расширению поля неравенства. Люди, которые стояли ближе всех к "пунктам раздачи собственности" стали богатыми.

В России вся собственность выросла из "выпросил" или "подарил", или кого-нибудь "обобрал". Труда собственного очень мало. И от этого она некрепка и не уважается\

Реформа социалистической собственности, как предполагали ее изо-бретатели и проводники, должна была положить начало капиталистическому строительству, а "ударниками" строительства российского капитализма, как раз, и должны били стать новые собственники - свободные, независимые, обеспеченные люди. На самом деле многие из тех, кто поверил, что вместе с деньгами они получили и свободу иметь свою позицию, свое понимание ны-нешнего и будущего страны, существа демократии и ее возможностей, сидят в тюрьме (дело Юкоса). А большая часть богатых иначе понимают существо свободы. Драматизм богатых россиян в том, что дарованная собственность не стала основой личной свободы. Она обязывает быть угодными, обязанными дарителям. А это новый тип рабства и холуйского поведения.

2. Российские бедные: социальное поведение и самочувствие

Наша страна представляет собой сейчас гигантскую фабрику по производству потребителей. Бурному росту системы потребностей российских граждан способствуют, как минимум, три причины: открытие границ, непосредственное наблюдение жизни стран с развитыми потребностями и наличными способами и средствами их удовлетворения, реклама; богатая часть общества, сумевшая приватизировать власть и собственность; и, наконец, высокий уровень образования и запросов граждан как багаж прошлой эпохи. Стремительность разрушения условий и качества жизни, в конечном счете, лишили человека равновесия и социальных ориентиров. Годы перестройки и реформ не принесли людям спокойствия и уверенности.

В обществе, где жизнь устоялась, создано и функционирует гражданское общество, где население обеспечено и работой, и материально, где власть защищает неимущих и бедных, люди осознают, что существует нечто, ради чего можно рисковать жизнью. Такое состояние общества и место человека в этом обществе С. Жижек назвал "избытком жизни"2. Там же, где большая часть граждан живет за чертой бедности, а власть на беды и страдания почти не реагирует, там, можно сказать, существует "дефицит жизни". В этом обществе люди испытывают чувство заброшенности, отчуж-дены от власти, собственности, культуры и, следовательно, не видят, ради чего можно рисковать жизнью. С. Жижек подчеркивает, что "избыток жизни" - это свобода, честь, достоинство. А дефицит жизни - это несвобода. Бедный человек не может ощущать себя свободным. И когда безработный шахтер говорит о крайней усталости "всего механизма организма от бесприютности жизни", очевидно, в этой бесприютности трудно сохранить рабочую честь и гражданское достоинство. Солдат, окруженный врагами, обязательно пробьется к своим, потому что кроме сохранения собственной жизни, у него есть сверхзадача, общая для всех солдат и для всей кампании3. А рядовой россиянин такой "сверхзадачи", общенациональной идеи и цели не имеет. Солдат выживает потому, что стремится к жизни, яростно пренебрегая ею. Бедные граждане имеют плохие квартиры, плохое питание и одежду, плохое здоровье и отдых, преждевременную старость.

Госкомстат установил, что 70% россиян из-за плохого питания получают белка ниже минимального и 40% - недополучают углеводов, 20% - жиров. По официальным данным доходы граждан неуклонно растут. Это средние показатели, полученные за счет сложения и деления доходов богатых и бедных. Получается по М.Твену: "сосед на

'См. В..Розанов, Сочинения. Л., 1990.

2С.Жижек Добро пожаловать в пустыню реального. М., 2000. С. 101. 3Г.Честертон Вечный человек. М., 1991.

37

ужин съел курицу, а я лег спать голодным. А в среднем мы съели по полкурицы". По данным госстатистики разница в доходах богатых и бедных составляет 10-15 раз, но в реальности этот разрыв достигает сотни раз. "Потребительская корзина" камуфлирует истинную картину остроты социального расслоения. Эта пресловутая корзина по сравнению с советским периодом занижена в два раза. Если оценивать проблему достатка по стандартам СССР, то в категорию бедных попало бы 70% населения1.

Коммерческие интересы и ценности отодвинули на задний план заботу о среде обитания, демократии, правах человека и социальной справедливости. Реформы оказались выгодными небольшой кучке за счет огромного большинства населения страны; богатых за счет бедных.

Основная масса бедных сосредоточена в регионах, а шкала бедности общая для всей страны. Объявляют сухую голодовку не чиновники и не жи-тели столиц и областных центров, а шахтеры Хакасии и Восточного Донбасса. Заработная плата в сельской местности наполовину ниже средней в эко-номике в целом. Данные эти вскрывают общероссийскую беду периода "стабильного развития". Дело в том, что большая часть бедных -люди занятые, работающие и по законам рыночной экономики их заработок должен обеспечить воспроизводство рабочей силы и достойный, образ жизни.

"Для большинства населения бывшего Советского Союза экономическая жизнь при капитализме оказалась даже хуже, чем предостерегали их прежние коммунистические лидеры. Перспектива на будущее мрачная. Средний класс уничтожен, создана система кланово-мофиозного капитализма. Единственное достижение - возникновение демократии с реальными свободами, в том числе СМИ - представляется хрупким, особенно когда ранее независимые те-левизи-онные каналы один за другим закрываются. Хотя те, кто живет в России, должны нести за случившееся значительную часть ответственности, частично вина ложиться и на западных советников, особенно из США и МВФ, так стремительно ворвав-шихся в Россию с проповедью свободного рынка"2.

Предложенная программа борьбы с бедностью порочна в своей основе, поскольку ее главная задача - сохранить и увеличить различного рода льготы и пособия неимущим и пенсионерам, и тем самым снизить уровень бедности. А на практике льготы, дотации и компенсации составляют 2-3% доходов населения. Бедность побороть можно тогда, когда работающий будет получать справедливую оплату за свой труд:

"Приросте бедности капиталист находит много

людей, согласных работать за ничтожное вознаграждение; тем самым его прибыль растет, а это ведет к тому, что те, кто владеет меньшим капиталом, пополняют ряды бедняков"3.

12 февраля 2004 г. кандидат в Президенты В.Путин признал, что политические спекуляции на естественном стремлении людей К демократии, серьезные просчеты при проведении экономических и социальных реформ -привели к тому, что за чертой бедности оказались фактически треть населения страны. Поведение власти в кризисных ситуациях привело к полной потере доверия ко всем ее уровням. Люди больше не верили, что государство сможет выполнить декларируемые социальные обязательства. Президент, подводя итоги четырех лет, отметил, "пресечены опасные процессы деградации государственной власти", "в стране восстановлен конституционный порядок"; "принципиально изменилась и экономическая ситуация". Эти "скромные, но очевидные и положительные сдвиги в экономике позволили сделать первые шаги по решению социальных проблем и укреплению жизненного уровня граждан". Успехи реформ, как видим, весьма скромные, но главный итог реформ, считает Президент: в обществе "кажется преодолен страх перед болезненными последствиями реформ". Так кажется Президенту.

А массовые обследования показывают, что страх, неуверенность не исчезли. В ходе опроса жителей городов Восточного Донбасса, проведенного в 2003 г., респондентам был задан вопрос: "Какие чувства проявились, окрепли у окружающих Вас людей за прошедший год?". "Уверенность" -считают 9% опрошенных; "страх" - 36,5%; "растерянность" - 31,5 %. И лишь пятая часть участников опроса заявили, что есть надежда на лучшее будущее (21%). Данные эти показывают, что неиденти-фицированная призрачная сущность беспокойства и страха российского гражданина порождает социальную апатию, покорность и бездействие, равнодушное отношение к собственной жизни.

"Если же апатия не излечима, если мой возглас: "Ты спишь, Брут!" - прогремев, никого не разбудит, свободному человеку остается лишь умереть от глубокой скорби, которую вызывает вид толпы граждан, готовявшихся стать подданными, протягивающих руки и ноги для того, чтобы их связали"*.

Как видим, на первом месте чувство страха и его прямое следствие - растерянность, что свидетельствует о степени остроты социальных болезней переходного общества. Субъективные переживания являются важнейшим показателем состояния общественного сознания, социальных ожиданий, настроений групп и индивидов. Данное обстоятельство обязательно должно учитываться при

1 См. «Аргументы и факты», №7, 2004г.

2 См. Д.Стиглиц. Глобализация: тревожные тенденции. М., 2000. С. 165.

3 См. Гегель Г. Философия права. М., Мысль, 1990. С.456, ' См. Г.Бабеф. Сочинения. М., 1977. Т.З. С.ЗО.

построении социальной политики и управлении социальными процессами.

Политические и экономические акты власти почти свели на нет источники существования рабочего класса. Угольные предприятия вначале акционировали. В результате этого пришли так называемые "неэффективные собственники". Затем шахты перешли к более эффективным и амбициозным. И каждый этап смены собственника сопровождался закрытием все новых и новых шахт. Вместе с закрытием шахт перестали существовать десятки предприятий угольной инфраструктуры. Следствием этих мер стало то, что многие рабочие, отцы семейств стали безработными, а семьи бедными.

Фатализм, апатия, безысходность проявляются в обществе с определенным типом экономики. Как раз современной российской экономике присущи такие черты - низкий уровень заработных плат, отсутствие удовлетворительной системы поддержки малоимущих слоев, ориентация производственной (и всей экономической) деятельности Исключительно на прибыль, высокий уровень безработицы, которые формируют и консервируют массовую бедность. Если рассматривать истоки современной российской бедности, то основными ее причинами является неравенство в распределении богатства и власти.

Осенью 2003 года мы просили респондентов ответить на такой оценочный вопрос: "Насколько Вы удовлетворены своей жизнью?". Оказалось, что только 28% опрошенных удовлетворены или больше удовлетворены, чем не удовлетворены своей жизнью. А 53% заявили, что совершенно не удовлетворены жизнью или больше не удовлетворены, чем удовлетворены. Подобные данные получены и другими исследователями в других регионах страны1. Это тревожная тенденция. Пока очевидно, что испытываемые настроения рядовых граждан определяют их поведение и принятие решений, от которых зависят судьбы не только их самих и тех, кто их окружает, но и судьба страны в целом. Люди не так часто в своей жизни оказываются перед столь ответственным выбором и необходимостью изменить свою жизнь. Сделать это крайне сложно. Усилий, воли и времени потребуется много.

Удовлетворенность или неудовлетворенность жизнью в конечном счете характеризует состояние общественного сознания, определяет поступки людей, их настроение, виды деятельности и поведение, Групповые настроения и личные ожидания людей выступают существенным фактором поведения в быту, эффективности экономической деятельности и политических предпочтений и ориентации. В конечном итоге удовлетворенность жизнью возможно определить, хотя и с некоторой

оговоркой, как личностную оценку жизнен-ной ситуации. Как определенный показатель, характеризующий состояние человека, "придавленного" прежде всего экономическими обстоятельствами, неудовлетворенность жизнью может служить субъективной оценкой состоя-ния бедности. Причем, в исследовании проблемы бедности и социального неравенства получить удовлетворительный ответ от респондента несложно. Однако интерпретировать эти данные следует крайне осторожно, поскольку за ними "стоит целый спектр переживаний субъективного благополучия личности"2. Но это уже из области психологии.

Сами понятия "удовлетворенность - неудовлетворенность жизнью" характеризуется некоторой неопределенностью, потому неясно, что именно не удовлетворяет опрашиваемого, что он имеет в виду, когда таким образом оценивает собственную жизненную ситуацию. Имеет ли он в виду внешние обстоятельства жизни или это попытки оценить свои поступки, действия, поведение. Минимизировать фактор неопределенности возможно методически грамотно построенным опросом. Вопросу о степени удовлетворенности жизнью должны предшествовать целые блоки вопросов, призванные выяснить различные стороны,' условия, и качество жизни респондента. При таком подходе последующий вопрос об удовлетворенности жизнью (оценочный по существу) будет базироваться уже на выстроенной респондентом системе конкретных обстоятельств собственной жизни, в том числе и внутренних переживаний.

Удовлетворенность жизнью тесно связана с оценками удовлетворения потребностей. Полнота удовлетворения потребностей в чистом виде не является решающим фактором оценки качества жизни. Данные исследований показывают, что чувство удовлетворенности жизнью зависит также от социального положения, профессиональной занятости и уровня квалификации, характера и содержания выполняемой работы и других обстоятельств жизненной ситуации. Вместе с тем возможность и полнота удовлетворения базовых жизненных потребностей в условиях массового обнищания людей становятся важнейшим фактором, формирующим чувство удовлетворенности - неудовлетворенности жизнью.

Кризисное состояние российского общества не могло не повлечь за собой развития внутреннего кризиса самого человека. Для многих, ставших маргиналами поневоле, среда обитания враждебна, поскольку она стремительно и радикально изменяется, а навыков адаптации к новой жизни нет. 1у1ногие четко усвоили, что в России - две России. Разлад с реально существующей и непонятно по каким правилам живущей "второй Россией",

1 См. Общество и политика. Современные исследования, поиск концепций. Изд. С.-Петербургского университета, 2000.

гЛ.В. Куликов. Детерминанты удовлетворенностью жизнью. Общество и политика. Санкт-Петербург. 2000. С.473.

только усиливает внутренний кризис многих российских граждан, И человек волей-неволей вынужден признать, "...что ключ к спасению заложен в нем самом, в его собственной внутренней трансформации. Именно здесь, а не где-то во внешнем мире должен он черпать силы для борьбы с трудностями современной жизни"1. В пору глубоких социальных, экономических и политических перемен человек сам должен позаботиться о том, как исправить и направить свою жизнь дальше. Однако далеко не все "рядовые"граждане находят силы и возможности что-то радикально поменять в своей жизни.

В нашем исследовании проблемы бедности респондентам был задан вопрос: "Что Вы предприняли, чтобы улучшить свою жизнь?".

Респондентам при ответе на вопрос об их действиях по улучшению обстоятельств собственной жизни предлагалось восемь вариантов возможного поведения в кризисной ситуации: изменил образ жизни, обратился за помощью к родственникам, обратился в государственные органы, обратился за помощью к друзьям, изменил отношения с людьми, занялся другой работой, стал работать по-другому, обратился к специалистам. Анализ полученных данных показал, что изменили образ жизни - 48 % всех опрошенных и только 23,6 % рабочих, которым грозит увольнение; попросили помощи у родственников, соответственно - 5% и 24,4%; обратились в различные госуч-ре-ждения - 13 % и 5,4 %; к друзьям - 6% и 9 %; поменяли отношения с окружающими - 10 % и 10,9%; нашли другую или дополнительную работу - 50% и 14,5%; стали лучше работать -16% и 5,2%; пытались получить помощь от специалистов - 7% и 5,4%.

Если ранжировать в порядке убывания данные (от самых предпочтительных действий к наиболее редко используемых для решения жизненно важных проблем), то получаем совершенно различную по качеству структуру социальной ориентации и поведения работников в условиях внешнего и внутреннего кризиса.

Ранжированные, таким образом, данные показывают, во-первых, что социально активные рабочие, прежде всего, предпочли заняться другой рабо-той или нашли дополнительные занятия. А представители другой группы - сразу пошли просить помощи у родственников. Во-вторых, и те, и другие изменили образ жизни. Только содержание этих перемен различное. "Активисты" решили, что главным в жизни должна стать работа, много работы и производительный труд. Здесь явно проявились повышенные требования к себе, мобилизация потенциала работника. У других в равных ситуациях усилились иждивенческие настроения и поведение. Они, в большей мере, стали просите-

лями. В-третьих, данные по первой группе отражают желание перестроить основной источник материального достатка - много и лучше работать, не выступать без крайней необходимости в качестве просителя. В-четвертых, важной чертой поведения в условиях личного кризиса работни-ков, выделенных нами в группу социально пассивных, является патерналист-ская позиция в организации своей жизни и преобладание соответствующих средств изменения жизни и решения проблемы бедности. Здесь явно выражено стремление решить собственные проблемы за счет других. По этой причине, видимо, эта категория людей мало чего хорошего для себя ожидает и в будущем. Стремление переложить ответственность на других - показатель "выученной беспомощности" за годы и десятилетия слишком плотной опеки государством "главной движущей силы" социалистического общества - рабочего класса.

Полученные нами результаты исследования позволяют предположить, что наметилась явно позитивная тенденция в поведении группы социально активных работников. Думаю, что это реальный способ перемещения их в новую социальную общность - российский средний класс.

"В то время как переходный период сильно увеличил число живущих в бедности и привел к процветанию небольшой кучки в верхах, наи-более сильно пострадал средний класс. Инфляция смела их скудные сбережения. Заработная палата не поспевала за инфляцией, и реальные доходы упали. Сокращение государственных расходов на образованне й здравоохранение разрушило их уровень жизни. Те, кто могли, эмигрировали. Эти потери важны не только для тех, кто живет сегодня в России, но и своими последствиями для буду-щего: исторически средний класс всегда был опорой при создании общества, опирающегося на верховенство закона и демократиче-ские ценности"2.

Конечно, данное заключение нуждается в дополнительных аргументах. Но тенденция просматривается четко. Кроме того, по тем же данным можно заключить и о том, что сложилось, по меньшей мере, два типа поведения людей в условиях внешнего и внутреннего кризиса. Первый назовем "активным", второй - "пассивным". Те, кто избрал активный тип поведения меньше всего расположены решать свои проблемы за счет других (родственников, друзей, чиновников). Они использовали самые рыночные, способы преодоления возникших трудностей - изменили свою жизнь, нашли дополнительную или другую работу, обеспечивающую материальный достаток, изменили качество работы, стиль и ритм жизни. Относить эту часть граждан к группе бедных, думаю, нет основания, поскольку они сами ведут борьбу с собственной бедностью. К другим выводам приходим по результатам

1 А.Печчен. Человеческие качества. М., 1980. С. 180-181.С.-Петербургского университета, 2000.

2 См. Д.Стиглиц Глобализация: тревожные тенденции. М., 2003. С. 187-188.

опроса тех, кого мы отнесли в группу "пассивных". Если в группе рыночно ориентированных респондентов вынуждены обращаться за помощью (к род-ствен-никам, в госучреждения, к друзьям и знакомым) 24% опрошенных, то в группе социально пассивных таких, по нашим данным, - 38,8%. Причем, различны и источники возможной помощи и поддержки: в первой группе те, кто вынуждены искать помощь на стороне, идут в основном в различные официальные инстанции (13%), тогда как в другой - надеются на родственные связи (обращаются к родственникам 24,4%, а в госорганы -всего 5,6%).

Поиск способов преодоления внутреннего кризиса и выхода из состояния бедности может быть успешным при условии социально-экономического поведения, адекватного реальным условиям. В условиях кризисного состояния региона и, как отражение первого, внутреннего кризиса человека, выбор поведения и действий определяет достижение поставленных целей. Те, кто надеется только на себя и ищет самые эффективные пути решения собственных проблем, избрали эффективные способы поведения - предпочли изменить образ жизни и отношение к работе. Они востребованы на рынке труда - в сумме показатель - 121% (респонденты отмечали несколько вариантов по-ведения в кризисной ситуации). В другой группе опрошенных работников на эти варианты указали всего 48,9% респондентов.

Эти данные напрямую коррелируют с результатами ответов на вопрос (в форме проективной техники): "Вероятно, в будущем меня ожидает..." Пятичленная шкала содержала варианты ответов от "намного больше хороших событий, чем плохих", до "намного больше плохих, чем хороших". В группе социально активных 52% надеются, что уже скоро жизнь станет лучше, что их ожидает больше хороших событий. Иное настроение и другие ожидания превалируют у работников предприятий, находящегося в стадии стагнации. Там, напротив, больше половины опрошенных (59%) считают, что надежды на лучшую жизнь в ближайшем будущем нет. А в первой группе "социальных пессимистов" оказалось почти в пять раз меньше -всего 12%. Как выяснилось, довольно значительная часть людей в первой группе (36%), и во второй - (21,8%) считают, что в ближайшем будущем они не ожидают резких изменений ни в лучшую, ни в худшую сторону. И хороших и плохих событий в личной жизни, полагают, будет поровну. Данные эти однозначно интерпретировать сложно. Это может быть субъективной оценкой и своих возможностей радикально поменять собственную жизнь, и слабые надежды на реальную помощь общества и государства социально защитить сво-

их граждан. Отсюда и неуверенность в завтрашнем дне, и слабая надежда на изменения к лучшему.

Социальная стратификация по уровню жизни, по существу, есть процесс деления общества на слои и группы, различающиеся объемом, доступностью и качеством материальных благ. Исследование проблемы бедности "предполагает,' во-первых, учитывать историческую относительность критериев крайних границ богатства и бедности; во-вторых, особенности и Цели конструирования границ между богатством и бедностью. Объективно существующие социальные группы, различающиеся объемом материальных благ, характеризуются не только экономическими показателями, но и соответствующим социальным статусом. Последнее уже "принуждает" к определенному, соответствующему данной социальной позиции, образу жизни, который формирует и транслирует элементы субкультуры бедности. Культура бедности, в свою очередь, формирует "социальное поле бедных".

"Культура бедности - предписываемые бедным аттитюды и модели поведения, которые передаются из поколения в поколение и предопределяют дальнейшее пребывание в состоянии бедности. К подобным аттитюдам относится фатализм, чувство зависимости, апатия, и ощущение безысходности" \

Люди, попавшие в "поле бедности", испытывают силу этого поля и преодолеть его влияние совсем непросто. Поскольку бедность в нашей стране - явление массовое, то существует опасность, что культура бедности, присущая ограниченному количеству людей на Западе, станет у нас явлением массовым.

Распределение материальных благ детерминировано объективными факторами (состоянием и уровнем производства), установленными принципами и самой логикой распределения. Социальные группы, обладающие капиталом и властью, имеют возможность и наработанные способы распределения, и собственное представление о социальной справедливости, богатстве и бедности. И одной из причин, затрудняющих процесс разработки национальной идеи, вокруг которой объединится российское общество во имя развития и торжества справедливости, является проблема субъективная. Группы, лишенные экономической и политической власти, готовы идти на "жертвы" во имя развития (собственно, им терять нечего), в то время как уже обеспечившие свое настоящее и будущее "делиться" не хотят (Лифшиц). Пока только один богатый, сидя в тюрьме, осознал эту проблему.

Массовая бедность в большей степени результат социально-политической стратегии идеологов и реализаторов российских реформ, нежели

' См. Т. Лоусон, Д. Гэррод. Социология. Словарь - справочник. М., 2000. С. 194-195.

41

производственно-экономической разрухи и отсталости.

"В 1989 г. только 2% россиян жили в бедности, -пишет Нобелевский лауреат Д.Стигниц. К концу 1998 г. доля бедных возросла до 23.8%, если брать за критерий жизнь на 2доллара вдень. Если использовать критерий существования менее чем на 4 доллара в день, то более 40% населения страны оказались за гранью бедности. Таковы результаты обследования, проведенного Всемирным банком. Статистика детства обнаруживает еще более глубокую проблему: 50% детей живет в семьях бедноты"1.

В сложный механизм достигаемой стабиль-

ности социальной системы власть вмонтировала тезис о стабилизирующей роли социального неравенства. Некоторые политологи и политики утверждают, что бедные выполняют позитивную роль. Она состоит в дисциплинирующем воздействии на остальных членов общества. Их пример формирует страх средних слоев, иллюстрируя возможную перспективу. Богатые же выполняют созидательные функции: пробуждают социально-экономическую активность, наглядно демонстрируя реальную возможность достижения вершины материального благополучия. Это российское прочтение "американской мечты".

1 См. Д.Стиглиц. Глобализация: тревожные тенденции. М., 2003. С. 186.