Научная статья на тему 'Балтийские славяне и северо-западная русь в раннем средневековье'

Балтийские славяне и северо-западная русь в раннем средневековье Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY
206
151
Поделиться
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Балтийские славяне и северо-западная русь в раннем средневековье»

БАЛТИИСКИЕ СЛАВЯНЕ И СЕВЕРО-ЗАПАДНАЯ РУСЬ В РАННЕМ СРЕДНЕВЕКОВЬЕ

А.А. Молчанова

Вопрос о времени, истоках и характере славянского расселения на территории современных Новгородской, Псковской и Ленинградской областей является одной из важных проблем отечественной историографии. Рассматриваемая проблема неразрывно связана с изучением миграционных процессов на эти территории западных славян из балтийского региона.

Историография проблемы до сих пор развивалась в рамках двух дискуссий по вопросу о процессах формирования восточнославянской общности. Представители научного течения ан-тинорманнизма (С.А. Гедеонов [1], Н.С. Трухачев [2], В.Б. Вилинбахов [3], А.Г. Кузьмин [4], В.В. Фомин [5] и 148 др ) искали на Балтийском побережье истоки летописных варягов (руси). Исследователи восточнославянского этногенеза (В.М. Флоринский [6], А.А. Зализняк [7], В.В. Седов [8] и др.) изучали генетическую связь между балтийскими славянами и летописными словенами и псковскими кривичами. Стоит отметить, что тезис о едином происхождении псковских кривичей и балтийских славян, высказанный В.В. Седовым [9], важен для изучения рассматриваемой проблемы с точки зрения постановки вопроса о ранней дате миграции. Однако единства в вопросе о происхождении пско-

вских кривичей нет, так как славянство культуры псковских длинных курганов, которая соотносится в историографии с этим населением региона, многим исследователям представляется спорным [10].

Современная историческая наука накопила огромный массив фактического материала, который, несомненно, свидетельствует о тесной связи между славянским побережьем Балтики и Северо-Западными русскими землями, поэтому назрела необходимость выработки единого подхода к изучению этнических процессов, проходивших на изучаемой территории в период зарождения древнерусской государственности.

Анализ археологических [11] и лингвистических [12] данных, данные гидронимики [13] дают основания говорить об участии славянских элементов в формировании культуры псковских длинных курганов (далее - КПДК). Однако тезис о доминирующей роли славянства в процессе формирования КПДК представляется спорным. Славянское население, сформировавшееся на основе словен новгородских, не считало их «своими». Об этом говорят архаичные легенды, записанные в Псковском крае этнографами [14]. Возможность единого исходного пункта расселения балтийских славян и носителей КПДК (версия В.В. Седова) вызывает серьезные сомнения - между синхронными археологическими культурами

регионов отсутствуют четкие ретро-пективные связи.

Первые выходцы со славянского Балтийского побережья появились на изучаемых территориях на рубеже VП-VШ веков, что подтверждается данными раскопок Изборска и Городка на Маяте [15]. Миграционный поток был растянут в хронологических рамках более чем на два столетия и был неоднороден по своему составу, о чем свидетельствуют разнообразные формы керамики [16] и домостроения [17]. В миграции принимали участие представители всех племенных союзов балтийских славян, населявших территории, примыкающие к Балтийскому морю (ободриты, вильцы, поморяне, выходцы с о. Рюген), которые имели различия в материальной культуре. Неоднородность миграционного потока подтверждается наличием синхронных «чистых» западносла-вянсих керамических форм и их местных гибридов, которые встречаются в регионе вплоть до начала XI века.

В процессе изучения гипотезы о происхождении летописного племени русь с южного побережья Балтики обращают на себя внимание прямые аналогии в археологическом материале регионов (керамика [18], элементы погребального обряда [19], традиции храмового строительства [20] и т.д.) На основании данных письменных источников делается вывод: независимо от происхождения этнонима «русь» уже в IX веке он приобрел надплемен-ное значение. На это указывает стремительное его распространение на те восточно-славянские земли, во главе которых стояли выходцы из определенной династии. Это соотносится с

процессами, протекавшими на балтийском побережье. В VIII-IX веках в землях балтийских славян происходило рождение политонимов, когда этноним одного из племен, занимавшего лидирующее положение в племенном союзе, распространялся на всех остальных (по крайней мере, в литературных источниках того времени). Так этнонимы ободритов и велетов (лютичей) были перенесены на остальных членов союза. Но, в силу нестабильности в регионе и кратковременности подобных союзов, на этих землях не сформировалось ни славянских государств, ни наций.

Сопоставление письменных и археологических источников дает возможность предположить существование в IX-XI веках политического объединения, когда правителям о. Рюген подчинялась небольшая часть территории поморских племен. Несмотря на то, что происхождение термина «русь» от «руги» вызывает серьезные сомнения у исследователей [21], в современной топонимике Рюгена, восходящей к древнему славянскому населе- j^g

нию, фиксируются обе формы: Ruge -

Barg, Rugenhof, Ruschvitz, Rusevase, Ruskovici.

Миграционные волны раннего средневековья оказали большое влияние на процессы складывания поселенческой структуры региона, на формирование политической и экономической структуры, культуры Древнерусского государства. На Северо-Западе Руси процессы градообра-зования проходили по законам, отличным от закономерностей юга Руси, и связаны они не только с формированием транзитных международ-

ных торговых путей. Процесс расселения, когда возникновение крупного населенного пункта предшествует развитию сельских поселений, имеет много общих черт с процессом заселения славянами фельдбергской и торновской групп территории междуречья Эльбы и Заале [22].

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Торгово-ремесленные поселения Северо-Запада не укладываются в «прокрустово ложе» типологии ви-ков, к которым их нередко относят. Главное отличие поселений Новгородской земли от скандинавских «ви-ков» заключается в сочетании торговых и административных функций, что имеет аналогии и у балтийских славян (Волин - городская республика, Колобжег - племенной центр поморян).

Причина, по которой представители западнославянского населения избрали именно территории будущих Новгородской и Псковской земель находят объяснение в процессах формирования международной торговли, которые начались до основания Ладо-150 ги первопоселенцами. Следы знакомства с общегерманской, культурной традицией прослеживаются уже в материалах длинных курганов. Модель освоения-захвата славянами территории Северо-Запада имеет сходство с процессом расселения лютичей.

Элементы политической культуры балтийских славян наложили заметный отпечаток на политическое развитие Древнерусского государства: на вечевые традиции Новгорода и Пскова, на схему наследования княжеской власти (к старшему в роду [23]), на социально-политические отношения Новгорода и его округи.

Процессы формирования властных структур в условиях постоянного притока нового населения, в условиях этнических контактов с автохтонным населением, не могли за два столетия привести к формированию столь развитых структур, какие мы можем наблюдать в Новгородской земле по древнерусским письменным источникам. Только изначально высоким уровнем развития пришлого населения, которое привнесло на северо-западные древнерусские земли свои традиции и культуру, можно объяснить этот факт.

Языческие представления пришлого населения (культ столь почитаемого новгородцами Перуна имеет множество аналогий с культом Свен-товита, вплоть до традиции принесения божеству человеческих жертв), восприятие им христианства как религии врагов-франков, стали причиной сопротивления новгородцев введению христианства, что фиксируется археологически [24].

В заключение отметим, что существование явных этнических различий между восточно-славянскими землями еще в домонгольское время заставляет по-новому взглянуть на историю не только изучаемого региона, но и Древнерусского государства в целом.

ЛИТЕРАТУРА

1. Herrmann /.Die Slawen in Deutschland. - Berlin, 1970.

2. Monumenta Poloniae histórica. - Lwow, 1872. - Т. 2.

3. Агеева Р.А. Гидронимия русского Северо-Запада как источник культурно-исторической информации. - М., 1974.

4. Башенькин А.Н. Сопки и длинные курганы в юго-западном Белозерье // Славянская археология: Этногенез,

расселение и духовная культура славян. 1990 / Материалы по археологии России. Вып. 1. - М., 1993.

5. Белецкий С.В. Керамика Псковской земли второй половины I - начала II тыс. н.э. как исторический источник (культурная стратиграфия региона): Автореф. ... канд. ист. наук. - М., 1979.

6. Вилинбахов В.Б. Балтийские славяне и Русь / / Slavia occidentalis. - Poznan 1962. - T. 22.

7. Гедеонов С.А. Варяги и Русь. В 2-х ч. -М., 2004.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

8. Германн И. История и культура северозападных славян / / Наука стран социализма. 1970-е гг. - М., 1980.

9. Горюнова В.М. Раннегончарная керамика Рюрикова Городища и общие тенденции развития раннегончарных комплексов городских центров Северной Руси X - начала XI вв. // Носов Е.Н, Горюнова В.М., Плохов А.В. Городище под Новгородом и поселения Северного Приильменья. - СПб., 2005.

10. Зализняк А.А. Новгородские берестяные грамоты с лингвистической точки зрения // Янин В. Л., Зализняк А.А. Новгородские грамоты на бересте. - М., 1986.

11. Кузьмин А.Г. «Варяги» и «русь» на Балтийском море // Вопросы истории. -1970. - № 10.

12. МельниковаЕ.А., Петрухин В.Я. «Русь» в этнокультурной истории Древнерусского государства // Вопросы истории. - М., 1989. - № 8.

13. Петренко В.П. Некоторые итоги изучения сопок Северного Поволховья // Новое в археологии Северо-Запада СССР. - Л., 1985.

14. Петренко В.П. Раскоп на Варяжской улице (постройки и планировка) // Средневековая Ладога. Новые археологические открытия и исследования. - Л., 1985.

15. Платонов Е. К вопросу об этнографическом изучении городищ Южной Псковщины. Археология и история Пскова и Псковской земли. - Псков, 2004.

16. Седов В.В. Жилища словенско-кривичского региона // Краткие сообщения Института археологии АН СССР. -№ 183. - М., 1986.

17. Седов В.В. Славяне в раннем средневековье. - М., 1995.

18. Седов В.В. Славяне Верхнего Поднеп-ровья и Подвинья. - М., 1970.

19. Седов В.В. Славяне: Историко-археоло-гическое исследование. - М., 2002.

20. Третьяков П.Н. Восточнославянские племена. Изд. 2-е. - М, 1953.

21. Трухачев Н.С. Попытка локализации прибалтийской Руси на основании сообщений современников в западноевропейских и арабских источниках Х-ХШ вв. // Древнейшие государства на территории СССР. Материалы и исследования. 1980. - М., 1982.

22. Флоринский В.М. Первобытные славяне по памятникам их доисторической жизни. Опыт славянской археологии. - Томск, 1894. - Т. 1.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

23. Фомин В.В. Варяги и варяжская Русь: К итогам дискуссии по варяжскому вопросу. - М., 2005.

24. Янин В.Л. Летописные рассказы о крещении новгородцев (о возможном источнике Иоакимовской летописи) // Янин В.Л. Средневековый Новгород. - М., 2004.

25. Янин В.Л., Зализняк А.А. Новгородские грамоты на бересте (раскопки 1984-1989). - М, 1993.

151

з / 2оо7 Преподаватель^_

ВЕК