Научная статья на тему 'Австро-венгерская армия и военное поражение Черногории 1916 г'

Австро-венгерская армия и военное поражение Черногории 1916 г Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
888
174
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ЧЕРНОГОРИЯ / ПЕРВАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА / АВСТРО-ВЕНГЕРСКАЯ АРМИЯ / MONTENEGRO / WORLD WAR I / AUSTRIA-HUNGARIAN ARMY

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Миронов Владимир Валерьевич

В статье рассматривается участие австро-венгерской армии в военных действиях против вооруженных сил Черногории в годы Первой мировой войны. Особое внимание уделяется подготовке и осуществлению Ловченской операции 1916 г., которая привела к военно-политическому краху Черногорского государства. Критическому анализу подвергнута легенда, объяснявшая скоротечную гибель Балканского королевства изменой ее правящей династии Петровичей-Негошей.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Австро-венгерская армия и военное поражение Черногории 1916 г»

УДК 94(439).06

В. В. Миронов

АВСТРО-ВЕНГЕРСКАЯ АРМИЯ И ВОЕННОЕ ПОРАЖЕНИЕ ЧЕРНОГОРИИ 1916 г.

Аннотация. В статье рассматривается участие австро-венгерской армии в военных действиях против вооруженных сил Черногории в годы Первой мировой войны. Особое внимание уделяется подготовке и осуществлению Ловченской операции 1916 г., которая привела к военно-политическому краху Черногорского государства. Критическому анализу подвергнута легенда, объяснявшая скоротечную гибель Балканского королевства изменой ее правящей династии Петровичей-Негошей.

Ключевые слова: Черногория, Первая мировая война, австро-венгерская армия.

Abstract. The article considers the participation of the Austria-Hungarian army in the act of war against the armed forces of Montenegro in the First World War. Particular attention is given to preparations and the execution of the 1916 Lovcenska operation, which led to the military and political collapse of the Montenegrin State.

The author critically analyzes the legend stating the transient fall of the Balkan Kingdom was due to the treason by the Petrovic-Njegos ruling dynasty.

Key words: Montenegro, World War I, Austria-Hungarian army.

В отечественной историографии широко представлены фундаментальные исследования, где подробно рассматриваются события Первой мировой войны на Балканском полуострове. Особый интерес к истории «порохового погреба» Европы, наблюдающийся в последние годы, объясняется главным образом дезинтеграционными процессами, развернувшимися на территории бывшей Социалистической Федеративной Республики Югославия (СФРЮ). Последним актом югославской трагедии стало опирающееся на итоги всенародного референдума решение Черногории о выходе из состава федерации. В поисках культурной самобытности (отличной от сербской) новое государство испытывает острую потребность в создании собственного пантеона национальных героев. Богатый материал дает в этом отношении Первая мировая война, обернувшаяся не только падением династии Петровичей-Негошей, но и крахом самой черногорской государственности. В современной Черногории события, связанные с ликвидацией национальной государственности в 1918 г., именуются как «оккупация Сербией». В ранг национальных героев Черногории возведены участники восстания 1919-1926 гг., жестоко подавленного югославскими войсками. Популяризации национальной культуры способствует специализированный интернет-ресурс, размещающий документы и материалы по антропологии, археологии, архитектуре, истории, религии, музыке и политике Черногории.

Австро-черногорские отношения накануне мирового конфликта оказались объектами разного рода спекуляций. Среди черногорской эмиграции получил тогда распространение подложный документ, якобы изобличавший короля Николая в заключении тайной конвенции с Веной (1907). Его текст был составлен студентом философского факультета Брюссельского университета Р. Перовичем-Тунгузом, а само предприятие тайно финансировалось из сербской государственной казны. Указанная фальшивка, являясь аллюзией тайно-

го договора, подписанного в 1881 г. М. Обреновичем с венским двором, серьезно компрометировала династию Петровичей-Негошей в глазах России [1].

Балканские войны 1912-1913 гг. разожгли территориальные аппетиты черногорского правителя. Великим державам лишь с помощью блокады морского побережья Черногории, организованной весной 1913 г., удалось благополучно разрешить тяжелый международный кризис, возникший из-за несанкционированной оккупации армией короля Николая г. Шкодер (Скутари) [2, 8. 54].

Правящие круги Королевства без особого энтузиазма отнеслись к перспективе вооруженного столкновения с Австро-Венгрией как одного из возможных последствий Сараевского убийства. Черногория, не успевшая залечить раны, нанесенные ей Балканскими войнами, стремилась извлечь максимум выгоды из обозримого в будущем военного конфликта между Австро-Венгрией и Сербией. Черногорский монарх в тайне лелеял мечту о том, что Австро-Венгрия щедро отблагодарит Королевство за благожелательный нейтралитет, уступив ему ряд албанских земель. Николай Негош, осознав вскоре, что Вена не в состоянии удовлетворить его территориальные притязания, был вынужден уступить давлению просербски настроенного общественного мнения, заверив Белград в готовности выступить на его стороне [3, 8. 158].

Таким образом, решение объявить войну Австро-Венгрии созрело у черногорского короля лишь в результате тщательного взвешивания всех аргументов «за» и «против», а не являлось шедшим из глубины души актом солидарности, часто упоминаемым в мемуарной литературе [4]. 29 июля 1914 г. в Черногории началась всеобщая мобилизация, а 7 августа 1914 г. последовало официальное объявление войны Австро-Венгрии [5, 8. 315-316].

Командование черногорской армии дало согласие координировать свои военные операции с генеральным штабом Сербии. Согласно сербскому стратегическому плану, разработанному воеводой Р. Путником, две трети черногорской армии передавались в распоряжение союзника для совместных операций в Боснии. Оставшаяся треть предназначалась для обороны территории Черногории. В свою очередь, Сербия взяла на себя обязательство оказывать своему союзнику всестороннюю военную и материальную помощь. Верховное командование черногорской армии возглавил откомандированный сербским правительством генерал Б. Янкович, а его заместителем стал полковник П. Пешич. Черногорский генерал Й. Бечир для соблюдения внешнего паритета был делегирован в Верховное командование Сербии, но на деле никакого участия в утверждении стратегических планов не принимал.

С первых дней войны Черногория заслужила в глазах великосербских сил репутацию ненадежного союзника. Впечатляющие победы сербского оружия в 1914 г. (Колубарская битва, освобождение Белграда, полное изгнание австрийцев из Сербии) были с ревностью встречены Николаем I Петро-вичем-Негошем, претендовавшим накануне Первой мировой войны на роль южнославянского лидера. Прохладное отношение к «общесербскому делу» со стороны короля Николая во многом объяснялось тайной агитацией Белграда за свержение династии и объединение Черногории с Сербией [3, 8. 159-160].

Негош, руководствуясь принципом «сбережения национальных сил», тайно запретил своей армии оказывать военную поддержку сербам за преде-

лами Черногории, сосредоточив крупные силы для захвата прибрежных городов Далмации - Будвы и Катаро [6, с. 121, 7].

В августе 1914 г. австро-венгерские войска, преодолев приграничный оборонительный рубеж, заняли черногорский г. Плевлья [5, 8. 316]. Сербы, насильно мобилизованные в австро-венгерскую армию, нередко переходили на сторону черногорских формирований [8, с. 42]. Победа сербской армии, одержанная тогда же при Цер-Планине, способствовала изгнанию оккупантов с территории Черногории. Подчиняясь общему с Сербией плану военных операций, группа армий «Санджак» под командованием генерала Я. Вукоти-ча в сентябре 1914 г. переправилась через пограничную с Боснией и Герцеговиной реку Дрину, продвигаясь в направлении города Сараево. Но, потерпев поражение в октябре 1914 г. при Гласиначе, черногорцы были вынуждены отступить за Дрину, продолжая осенью-зимой 1914 г. держать фронт у Вы-шеграда [3, 8. 159]. Летом 1915 г. черногорская армия под началом генерала Р. Вешовича вопреки энергичному протесту со стороны держав Антанты оккупировала албанский Шкодер [9].

Военно-стратегическое значение Черногории для командования австровенгерской армии было обусловлено прежде всего опасной близостью (4 км) от крупной базы австрийского ВМФ в Катаро горного массива Ловчен (1759 м). Он, превращенный при помощи французских инженеров в неприступную крепость, господствовал над местностью. Сложилась развитая система долгосрочных укреплений, артиллерийских батарей и коммуникаций, связывавших в единое целое с Ловченом горные вершины Крстач и Кук [5, 8. 35]. Помимо подразделений черногорской армии на Ловчене размещался отряд французской тяжелой артиллерии, отозванный в конце февраля 1915 г. на родину [10].

Вслед за оккупацией центральными державами Сербии осенью 1915 г. генеральным штабом Австро-Венгрии был разработан план военной операции против Черногории. Решающая роль в нем отводилась овладению укрепленными позициями на Ловчене с последующим выходом на подступы к Це-тинье. На других участках фронта, прежде всего в Герцеговине, планировалось нанести отвлекающие удары. С успехом предстоящей кампании связывались надежды политического руководства Габсбургской монархии и генералитета на восстановление международного статуса Австро-Венгрии как великой державы и ослабление военно-технической зависимости от союзной Германии.

Командование Ловченской операцией, осуществлявшейся при мощной поддержке военного флота, было поручено фельдмаршалу-лейтенанту В. Веберу фон Вебенау. Он исполнял обязанности военного коменданта флотской базы в Катаро, одновременно распоряжаясь дислоцированной поблизости 47-й пехотной дивизией. Подготовленная стратегами генерального штаба Ловченская операция вызвала критику со стороны командующего австровенгерскими войсками в Боснии и Герцеговине генерала С. Саркотича. Он считал запланированную акцию, сопряженную с большими людскими и материальными потерями, напрасным расходованием и без того скудных ресурсов государства [3, 8. 35-37].

В конце декабря 1915 г. резко ухудшилось снабжение продовольствием австро-венгерских войск на Балканах. Изголодавшиеся военнослужащие не-

редко проводили самовольные реквизиции съестных припасов у местных жителей [3, 8. 54]. Материалы уголовного дела, заведенного военным трибуналом 56-й стрелковой дивизии против «неизвестного преступника», дают представление о масштабах подобных хищений. М. Скильевич, жительница общины Грдийевичи, заявила 29 декабря 1915 г. о краже из ее дома в большом количестве мяса, картофеля, меда, пшеницы и других продуктов, предметов одежды, кухонной утвари, пожаловавшись, что в довершение расквартированные у нее постояльцы выселили ее из дома. Аттестованная австрийскими офицерами как «ненадежный индивидуум, находившийся в тесном контакте с черногорцами», она сама вскоре превратилась в обвиняемую. М. Скильевич была принудительно выселена из своего жилища, располагавшегося между австрийскими и черногорскими позициями [11].

В начале января 1916 г. 3-я австро-венгерская армия во главе с генерал-полковником Г. Кёвеш фон Кёвешхаза перешла в наступление, вступив на территорию Черногории. Основная часть ее вооруженных сил, так называемая армейская группа «Санджак» под командованием генерала Я. Вукотича (30 тыс. воинов), была дислоцирована на границе с Сербией. Ловченский гарнизон, насчитывая всего 8500 военнослужащих, испытывал серьезный недостаток в живой силе [12]. Санджакская группировка, прикрывая отход сербских войск в Албанию, героически отражала атаки наседавшего врага, предпринятые у Даниловграда и перевала Чакор. 6-7 января 1916 г. измотанная в оборонительных сражениях черногорская армия численностью в 6500 человек приняла неравный бой у Мойковаца с втрое превосходившими ее австровенгерскими формированиями. Командовавший ими генерал В. Райнер, наученный горьким опытом боевых действий на Балканах, решил вступить в переговоры с противником. С этой целью в его расположение был направлен парламентер, передавший ультиматум черногорскому командованию. Ему предлагалось в течение суток сложить оружие. Черногорцы, отклонив предложение о капитуляции, изготовились к бою. Храбрость малочисленной, плохо вооруженной армии, по отзывам противника, «не имела примеров в истории войн». В Мойковацкой битве оба войска несколько раз сходились врукопашную. Отмечались случаи, когда черногорские воины с голыми руками бросались на австрийские штыки, вызывая восхищение своей отвагой даже у врага. Мойковацкая битва, не принеся решающего успеха ни одной из сторон, избавила отступавшую в Албанию сербскую армию от угрозы преследования по «горячим следам» [13]. 10 января 1916 г. под натиском австро-венгерских войск пал Даниловград [5, 8. 317].

Австро-венгерские воинские части, продвигавшиеся вглубь страны, столкнулись с сопротивлением не только регулярных войск, но и так называемых «комитаджиев». Они нападали главным образом на отставших от своих формирований военнослужащих. Среди австрийцев ходили страшные рассказы о необычайной жестокости «комитаджиев», якобы добивавших вражеских раненых с помощью кривых кинжалов. Ссылками на нарушение противником законов и обычаев войны австро-венгерская армия оправдывала свои кровавые расправы над гражданским населением. По свидетельству побывавших в черногорском плену австрийских нижних чинов, они, в нарушение Женевской конвенции, привлекались к работам по выпуску военной продукции. Австрийские военнопленные, занимаясь сборкой винтовок на Подгорицкой оружейной фабрике, совершали акты саботажа. Так, были приведены в не-

пригодное состояние 12 винтовок путем искривления их магазинов. Факт саботажа вскрылся только на фронте, и виновных бросили в тюрьму [14, 8. 119, 56-57, 148].

Главные события военной кампании 1916 г. развернулись на Ловчене. Атаке предшествовала мощная артподготовка, причем в обстреле вражеских позиций участвовали не только наземные батареи, но и корабельные орудия. 8 января 1916 г. австро-венгерские подразделения, скрытно сосредоточенные у подножия горной вершины, двинулись на ее штурм. В течение двух дней боев ударным частям австро-венгерской армии удалось овладеть почти всеми стратегическими пунктами горного массива [3, 8. 96-98]. Изначальный расчет черногорского командования на сосредоточенную в горах крупнокалиберную артиллерию не оправдал себя. Артиллерийский парк был частью уничтожен контрбатарейным огнем, частью стал военным трофеем австрийцев [14, 8. 126]. Запоздалые контратаки черногорских воинских частей, успешно отражавшиеся австро-венгерскими соединениями, уже не могли кардинально изменить стратегическую ситуацию. Путь на Цетинье был открыт.

Командование черногорской армии безуспешно пыталось организовать оборону в районе Ловчена. Деморализованные ураганным артиллерийским огнем, физически изможденные черногорские воины самовольно прекращали боевые действия, считая дальнейшее сопротивление превосходящим силам врага совершенно бессмысленным предприятием. 11 января 1916 г. правительство Черногории, понимая всю безвыходность сложившегося положения, запросило перемирие сроком на шесть дней. Австрийское командование отклонило переданное ему предложение о перемирии, согласившись лишь на безоговорочную капитуляцию черногорской армии и полное разоружение приданных ей сербских воинских частей [3, 8. 102-104]. Следует отметить, что возможность выхода Черногории из войны уже обсуждалась 25 декабря 1915 г. на заседании Народной Скупщины, созванной указом короля Николая. Рупором австрофильской «партии» стал воевода Г. Вукович, предлагавший заключить мир с неприятелем. Но депутаты Народной Скупщины подтвердили свою резолюцию от 1 августа 1914 г., провозглашавшую верность сербскому союзнику [15].

Тем временем Балканское государство с «героическими» традициями, разделившее судьбу разгромленной Сербии, все глубже погружалось в пучину управленческого и военного хаоса. Неразбериха усиливалась за счет присутствия в Черногории сербских войск, утративших всякую мотивацию задолго до Ловченского штурма. Среди сербов отмечались многочисленные случаи перехода на сторону противника и дезертирство [16]. Расквартированные на территории Черногории сербские войска нередко занимались самовольными реквизициями и мародерством [17, с. 514-515].

Черногорские военнослужащие неоднократно угрожали оставить фронт для защиты своих семей от притеснений со стороны сербов. Насилия, чинимые сербскими фронтовиками над гражданским населением, вынудили правительство Черногории 4 января 1916 г. издать указ, изымавший сербские формирования из состава черногорской армии. Военнослужащие-сербы подлежали отправке в г. Шкодер. Последние, пробиваясь небольшими группами по заснеженным тропам Албании в г. Шкодер, нередко сами страдали от «гостеприимства» черногорцев. Имущество полностью обездвиженных из-за серьезных обморожений солдат-сербов, как правило, становилось легкой добычей мародеров из числа черногорцев [3, 8. 101, 108].

Показания сербских пленных, захваченных при Ловченской операции, беспристрастно передают состояние психологического шока, испытанного оборонявшейся стороной. В массовом сознании укрепления на Ловчене считались неприступными. Быстрая сдача укрепленных позиций ошеломила общественное мнение Черногории, окончательно спутав все карты ее военным. Пламенный призыв Николая I Петровича-Негоша отбить Ловчен у противника, обращенный ко всему мужскому населению, не возымел действие. Национальный символ Черногории был превращен командованием австровенгерской армии в стратегически выгодно расположенный форпост, позволявший следить за всеми передвижениями противника [3, 8. 110]. Вечером 13 января 1916 г. в Цетинье вступили передовые части 47-й австрийской пехотной дивизии. Королевский двор, правительство и генштаб переехали в Подгорицу [5, 8. 317].

Моральный дух черногорской армии, державшей фронт в Герцеговине, был серьезно подорван поступившими известиями о Ловченской катастрофе. В воинских частях началось брожение, ширилось дезертирство и переход на сторону австро-венгерских подразделений. Характерно, что добровольный плен выбирали не только нижние чины, но и представители комсостава. Сорвалось с обжитых мест гражданское население, поддавшееся невообразимой панике. Предвидя наступление в стране полной дезорганизации и хаоса, черногорский монарх обратился к Францу-Иосифу I с новым предложением о переговорах. Николай Негош рассчитывал на заключение почетного мира с Австро-Венгрией. Одновременно правительство Черногории ходатайствовало перед австрийским военным командованием о приостановке боевых действий. Франц-Иосиф, не разделяя оптимизма потерпевшего фиаско монарха, лишь подтвердил выдвинутое военным руководством условие о безоговорочной капитуляции черногорской армии.

Кабинету министров Черногории не оставалось ничего иного, как принять условия, продиктованные австро-венгерским военным командованием. До окончания начавшихся 16 января 1916 г. мирных переговоров за военнослужащими черногорской армии признавался статус военнопленных; их планировали разместить на территории Боснии и Герцеговины; военнообязанное население Черногории подлежало интернированию; помимо сдачи оружия и боеприпасов правительство Черногории и военное командование брали на себя обязательство передать под контроль императорско-королевской армии все укрепленные пункты и транспортные коммуникации; гражданским органам власти вменялось в обязанность оказывать всяческое содействие походным колоннам австро-венгерских войск, следовавшим через территорию Черногории.

Для разоружения черногорской армии были созданы специальные пункты, где велся учет сдаваемых ее подразделениями стрелкового оружия, боеприпасов и легких пушек. К числу специально отведенных для того мест относились Вирпазар, Риека, Автовац, район между Мойковацем и Лепе-нацем, Даниловград и Ипек. Там же осуществлялась передача австрийскому командованию военнообязанного населения. Исключение было сделано лишь для членов королевской семьи, государственных и муниципальных чиновников. За офицерами сохранялось право на ношение холодного оружия. Своевременно разоружившиеся подразделения черногорской армии проходили расформирование, а их личный состав распускался по домам. Австро-

венгерские войска сохраняли за собой полное право на уничтожение вступивших с ними в бой черногорских воинских частей. Солдаты и офицеры армии короля Николая, задержанные с оружием, считались военнопленными [3, 8. 115-117, 124, 129].

Условия капитуляции, выдвинутые победителями, глубоко оскорбляли национальное достоинство не расстававшихся с личным оружием черногорцев. Верховное командование Австро-Венгрии угрожало возобновить военные действия 21 января 1916 г. в ответ на отказ правительства Черногории принять австрийские условия. Накануне король Николай выехал в Бриндизи на итальянском военном судне. Последовавшую за бегством монарха военную катастрофу и ликвидацию суверенного государства многие исследователи склонны интерпретировать как результат династического эгоизма. Прожженный политик решительно отказался последовать примеру сербского короля Петра, который эвакуировался вместе со своей армией на о. Корфу. Николай Негош опасался прежде всего потерять контроль над собственным войском. Утратив реальные рычаги власти, он был бы не в силах предотвратить неизбежное низложение династии и объединение Черногории с Сербией. К чести черногорской армии некоторые ее формирования ходатайствовали перед командованием сербских вооруженных сил о приеме в их состав. На этот шаг решились в первую очередь добровольцы - сербы из Герцеговины (1644 человек) и Далмации (800 человек). На сербскую военную службу поступили четыре черногорских генерала: Л. Гойнич, М. Мартинович, Д. Гата-ло и П. Мартинович. В 1916 г. последний был назначен командиром 1-го югославянского добровольческого полка, сформированного в России [15].

25 января (7 февраля) 1916 г. правительство Черногории во главе с Л. Миюшковичем подписало акт о капитуляции [17, с. 535]. Спустя три дня в Цетинье начались мирные переговоры между официальной делегацией Австро-Венгрии и правительством Черногории. Они были прерваны по инициативе австрийской стороны, подтвердившей готовность вести мирный диалог лишь с уполномоченными королем Николаем представителями. В Черногории было учреждено военное генерал-губернаторство Австро-Венгрии. Общественное мнение держав Антанты необоснованно приписывало скоротечное военное поражение Черногории открытой измене ее правящей династии. Особенно отличилась итальянская пресса, стремившаяся оправдать полное бездействие собственного правительства в период военной кампании. Версия о балканской катастрофе как прямом следствии измены фамилии Петрови-чей-Негошей получила распространение в российской печати военных лет [3, 8. 144-148].

Австрийский исследователь П. Энне, освоивший обширный пласт архивных материалов, считает подобную точку зрения слабо аргументированной. Он, возражая английскому историку Э. Робертсу, указывает, что в опубликованном ею исследовании [18] были привлечены исключительно документы Антанты, тенденциозно формировавшие в массовом сознании «миф об измене». П. Энне относит к числу факторов, обусловивших неминуемый крах черногорской армии на Ловчене, серьезный просчет сербского военного командования, своевременно не принявшего должных мер по укреплению данного участка фронта. Вместе с тем исследователь из Вены решительно отмежевался от явных спекуляций, объясняющих поражение черногорских войск «двойной игрой» сербского генштаба. Тезис о якобы заблаговременно подго-

товленной сербскими офицерами капитуляции Черногории в интересах соперничавшей династии Карагеоргиевичей, по мнению П. Энне, не имеет под собой серьезных оснований. К началу января 1916 г. остатки деморализованной сербской армии были всецело поглощены предстоявшей эвакуацией на

0. Корфу.

Австрийский историк опровергает вывод Э. Робертса о якобы преждевременной сдаче Ловченских позиций понесшими лишь незначительные потери черногорскими войсками. Официальные документы австрийского военного командования и отснятый сразу же после овладения Ловченом по его поручению фотоматериал рисуют совершенно иную картину. На снимках отчетливо видны следы сильных разрушений оборудованных артиллерийских позиций; в том же убеждают письменные свидетельства с противоположной стороны. П. Энне усматривает наиболее вероятную причину падения Ловчена в отсутствии у черногорской армии глубоко эшелонированной обороны и стратегических резервов [3, s. 162-168].

Таким образом, военное поражение Черногории было обусловлено комплексом факторов. Главным из них стали просчеты, допущенные сербским военным командованием, и недостаточный уровень военно-технической оснащенности черногорской армии.

Список литературы

1. Dragovic, B. Odnosi Cme Gore i Srbije u XIX i XX vijeku / B. Dragovic. - URL: http://www.montenegrina.net/pages/pages1/istorija/cg_u_xix_vijeku/odnosi_cg_i_srbij e_u_ix_i_xx_vijeku.html (дата обращения: 6.02. 2010).

2. Scheer, T. Kontrolle, Leitung und Uberwachung des Ausnahmsverfugungen und Kriegsuberwachungsamt / T. Scheer. - Wien, 2007. - 260 s.

3. Enne, P. Die osterreichisch-ungarische Offensive gegen Montenegro 1916 unter besonderer Berucksichtigung der Operation uber den Lovcen und des Zusammenbruchs der montenegrinischen Armee / P. Enne. - Wien, 2008. - 224 s.

4. Brajicic, R. S. Moji memoari / R. S. Brajicic. - URL: http://www.montenegrina. net/pages/pages1/istorija/cg_od_20vij_do_1_svj_rata/moji_memoari.html (дата обращения 7.02.2010).

5. Rastoder, S. Montenegro 1914-1991 / S. Rastoder // Serbien und Montenegro. Raum und Bevolkerung, Geschichte, Sprache, Literatur, Kultur, Politik, Gesellschaft, Wirtschaft, Recht / Hsg. von W. Lukan, L. Trgovcevic, D. Vukcevic. - Berlin-Hamburg ; Munster, 2006. - S. 315-326.

6. Писарев, Ю. А. Шесть десятилетий на троне: черногорский монарх Николай Петрович Негош / Ю. А. Писарев // Новая и новейшая история. - 1991. - № 6. -

C. 113-132

7. Andrijasevic, Z. Crna Gora I Srbija / Z. Andrijasevic. - URL: http://www. montenegrina.net/pages/pages1/istorija/cg_u_xix_vijeku/crna_gora_i_srbija.html (дата обращения 6.03.2010).

8. Писарев, Ю. А. Сербия и Черногория в первой мировой войне (1914-1918 гг.) / Ю. А. Писарев. - М., 1968.

9. Zivojinovic, D. Kralj Nikola I teritorijalno sirenje Crne Gore 1914-1918 godine /

D. Zivojinovic. - URL: http://www.montenegrina.net/pages/pages1/istorija/cg_u_1_ svj_ratu/kralj_nikola_i_teritorijalno_sirenje_cg1914_1920_d_zivojinovic.html (дата обращения 4.02.2010).

10. Bajkovic, S. Srbijanski agenti u Crnoj Gori 1914 i 1915 godine / S. Bajkovic. - URL: http://www.montenegrina.net/pages/pages1/istorija/cg_u_1_svj_ratu/srbijanski_ agenti_u_cg_1914_i_1915_s_bajkovic.html (дата обращения 4.02.2010).

11. Osterreichisches Staatsarchiv (OSTA) - Kriegsarchiv (KA) - Militargerichtsarchiv (MGA), Feldkriegsgericht (FKG) der 56. Schutzendivision, Karton 8842/16, Strafakt K 17/16, Referat vom 22.7.1916.

12. Miljic, M. Mojkovacka bitka - crnogorska Troja I M. Miljic. - URL: http:// www.montenegrina.netIpagesIpages1Iistorija/cg_u_1_svj_ratuImojkovacka_bitka_crno gorska_troja.html (дата обращения 7.02.2010).

13. Ljumovic, P. Boj na Mojkovcu. Crnogorski Termopili I P. Ljumovic. - URL: http:IIwww.montenegrim.net/pagesIpages1Iistorija/cg_u_1_svj_ratu/boj_na_mojkovcu_ p_ljumovic.html (дата обращения 4.02.2010).

14. Gozdovic, P. R. Im blutigen Karst I P. R. Gozdovic. - Stuttgart, 1916. - 212 s.

15. Rakoc evic, N. Kako se uticalo na opredjeljivanje crnogoraca za ujedinjenje u toku rata 1914-1918 godine I N. Rakocevic. - URL: http:IIwww.montenegrina.net/ pagesIpages1IistorijaIcg_u_1_svj_ratuIkako_se_uticalo_na_opredjeljenje_crnogoraca_1 918.html (дата обращения 4.02.2010).

16. Bojovic, R. Srpskim dezerterima (iz 1915) spomenik I R. Bojovic. - URL: http:IIwww.montenegrina.netIpagesIpages1IistorijaIcg_u_1_svj_ratuIsrpskim_dezerteri ma_iz_1915_spomenik_r_bojovic.html (дата обращения 4.02.2010).

17. Искендеров, П. А. Народы Балканского региона в годы Первой мировой войны I П. А. Искендеров II Война и общество в XX веке : в 3 кн. Кн. 1. Война и общество накануне и в период Первой мировой войны I отв. ред. С. В. Листиков. - М., 200S. - С. 511-538.

18. Roberts, E. Realm of the Black Mountain. A History of Montenegro I E. Roberts. -London, 2007.

Миронов Владимир Валерьевич

кандидат исторических наук, доцент, научный сотрудник, кафедра всеобщей истории, Академия гуманитарного и социального образования, Тамбовский государственный университет им. Г. Р. Державина

E-mail: mironov.vladimir@hotmail.com

Mironov Vladimir Valeryevich Candidate of historical sciences, associate professor, scientific associate, sub-department of general histroy, Academy of humanitarian and social education, Tambov State University named after G. R. Derzhavin

УДК 94 (439).06 Миронов, В. В.

Австро-венгерская армия и военное поражение Черногории 1916 г. /

В. В. Миронов // Известия высших учебных заведений. Поволжский регион. Гуманитарные науки. - 2012. - № 1 (21). - С. 11-19.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.