Научная статья на тему 'Асоциальные явления в общественной жизни Башкирии в 1960 – начале 1980-х годов'

Асоциальные явления в общественной жизни Башкирии в 1960 – начале 1980-х годов Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
30
4
Поделиться
Ключевые слова
советское общество / период застоя / преступность / пьянство / тунеядство / регион / Soviet society / period of stagnation / criminality / drunkenness / parasitism / region

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Н. В. Ахмадиева, Ш. Н. Исянгулов, Р. Н. Сулейманова

В статье рассматриваются асоциальные и противоправные явления в общественной жизни советской страны в 1960– 1980-е гг. на примере одного из ее регионов – Башкирии. Авторы обращали внимание на такие проявления, как преступность, пьянство и алкоголизм, тунеядство, наркомания, проституция и др., которые оказывали негативное влияние на многие стороны общественной жизни республики. Их можно трактовать, как ответную реакцию отдельных категорий населения на социальные проблемы и проводившуюся партийно-государственными органами политику в той или иной сфере. В этот период значительно возросла преступность, в том числе рецидивная. Одним из тревожных симптомов в жизни республики явился рост экономических преступлений. Широкое распространение в 1960–1980-е гг. получило также пьянство, в которое вовлекалось все большее число граждан. Попытки ведения борьбы с ним зачастую не давали ожидаемых результатов. Властные органы принимали меры по проведению борьбы с тунеядцами, в число которых включались неучащиеся и неработающие граждане, бродяги, попрошайки, а также проститутки, мелкие спекулянты, лица, занимавшиеся религиозной деятельностью, гаданием и др. Количество выявленных тунеядцев зависело от изменений в политике по отношению к ним. Так, во второй половине 1960-х гг. борьба с тунеядцами практически не велась. Однако с начала 1970-х гг. она вновь усилилась, достигнув пика к началу 1980-х гг. Наркомания в этот период еще не стала заметным явлением в общественной жизни, хотя росла быстрыми темпами, особенно в 1980-е гг. Делается вывод, что многие негативные явления, получившие значительное распространение в современный период, возродились именно в рассматриваемые годы.

Похожие темы научных работ по истории и археологии , автор научной работы — Н. В. Ахмадиева, Ш. Н. Исянгулов, Р. Н. Сулейманова

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

ANTI-SOCIAL PHENOMENA IN THE PUBLIC LIFE OF BASHKIRIA IN THE 1960s – EARLY 1980s

The article deals with anti-social and unlawful phenomena in the public life of the Soviet country in the 1960s – 1980s illustrated by the example of Bashkiria as one of its regions. The authors pay attention to such manifestations as criminality, drunkenness and alcoholism, parasitism, drug addiction, prostitution and others that had a negative impact on many aspects of the public life of the republic. These phenomena can be interpreted as a response of certain categories of the population to social problems and the policies pursued by party and governmental authorities in one or another sphere of life. It is in this period that crime rates increased significantly, especially recidivism. One of the alarming signs in the life of the republic was an increase in the indicators of economic crimes. In the 1960s – 1980s drunkenness became also widespread involving an increasing number of citizens. Any attempts to combat drunkenness often failed to produce the expected results. Also, the authorities periodically initiated the struggle against the so-called “parasites” including citizens who were engaged neither in working nor in studying, vagabonds, beggars as well as prostitutes, small speculators, persons engaged in religious activities, divination, etc. The number of the “parasites” identified depended on changes in policy towards them. Thus, in the second half of the 1960s, the struggle against “parasites” was almost stopped. However, since the early 1970s it became more intense again to reach a peak by the early 1980s. Drug addiction in this period was not yet a clearly perceived phenomenon in the public life, although it increased rapidly, especially in the 1980s. It is concluded that many of the negative phenomena that have gained wide currency today were revived precisely during the years under consideration.

Текст научной работы на тему «Асоциальные явления в общественной жизни Башкирии в 1960 – начале 1980-х годов»

АСОЦИАЛЬНЫЕ ЯВЛЕНИЯ В ОБЩЕСТВЕННОЙ ЖИЗНИ БАШКИРИИ В 1960 - НАЧАЛЕ 1980-Х ГОДОВ

© Н.В. Ахмадиева,

кандидат исторических наук,

старший научный сотрудник,

Институт истории, языка и литературы

УФИЦ РАН,

пр. Октября, 71,

450054, г. Уфа,

Российская Федерация,

эл. почта: ahmadieva72@mail.ru

© Ш.Н. Исянгулов,

кандидат исторических наук,

старший научный сотрудник,

Институт истории, языка и литературы

УФИЦ РАН,

пр. Октября, 71,

450054, г. Уфа,

Российская Федерация,

эл. почта: isangul-schamil@mail.ru

© Р.Н. Сулейманова,

доктор исторических наук,

заведующий отделом,

Институт истории, языка и литературы

УФИЦ РАН,

пр. Октября, 71,

450054, г. Уфа,

Российская Федерация,

эл. почта: rnsulejman@mail.ru

В статье рассматриваются асоциальные и противоправные явления в общественной жизни советской страны в 19601980-е гг. на примере одного из ее регионов - Башкирии. Авторы обращали внимание на такие проявления, как преступность, пьянство и алкоголизм, тунеядство, наркомания, проституция и др., которые оказывали негативное влияние на многие стороны общественной жизни республики. Их можно трактовать, как ответную реакцию отдельных категорий населения на социальные проблемы и проводившуюся партийно-государственными органами политику в той или иной сфере. В этот период значительно возросла преступность, в том числе рецидивная. Одним из тревожных симптомов в жизни республики явился рост экономических преступлений. Широкое распространение в 1960-1980-е гг. получило также пьянство, в которое вовлекалось все большее число граждан. Попытки ведения борьбы с ним зачастую не давали ожидаемых результатов. Властные органы принимали меры по проведению борьбы с тунеядцами, в число которых включались неучащиеся и неработающие граждане, бродяги, попрошайки, а также проститутки, мелкие спекулянты, лица, занимавшиеся религиозной деятельностью, гаданием и др. Количество выявленных тунеядцев зависело от изменений в политике по отношению к ним. Так, во второй половине 1960-х гг. борьба с тунеядцами практически не велась. Однако с начала 1970-х гг. она вновь усилилась, достигнув пика к началу 1980-х гг. Наркомания в этот период еще не стала заметным явлением в общественной жизни, хотя росла быстрыми темпами, особенно в 1980-е гг. Делается вывод, что многие негативные явления, получившие значительное распространение в современный период, возродились именно в рассматриваемые годы.

Ключевые слова: советское общество, период застоя, преступность, пьянство, тунеядство, регион

© N.V. Akhmadieva, Sh.N. Isyangulov, R.N. Suleimanova

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

ANTI-SOCIAL PHENOMENA IN THE PUBLIC LIFE OF BASHKIRIA IN THE 1960S - EARLY 1980S

The article deals with anti-social and unlawful phenomena in the public life of the Soviet country in the 1960s - 1980s illustrated by the example of Bashkiria as one of its regions. The authors pay attention to such manifestations as criminality, drunkenness and alcoholism, parasitism, drug addiction, prostitution and others that had

Institute of History, Language and Literature,

Ufa Federal Research Centre, Russian Academy of Sciences, 71, prospekt Oktyabrya, 450054, Ufa, Russian Federation,

ВЕСТНИК АКАДЕМИИ НАУК РБ / __

'2019, том 32, №3(95) llllllllllllllllllllllllllllllllllBa

e-mail: ahmadieva72@mail.ru, isangul-schamil@mail.ru, rnsulejman@mail.ru

a negative impact on many aspects of the public life of the republic. These phenomena can be interpreted as a response of certain categories of the population to social problems and the policies pursued by party and governmental authorities in one or another sphere of life. It is in this period that crime rates increased significantly, especially recidivism. One of the alarming signs in the life of the republic was an increase in the indicators of economic crimes. In the 1960s - 1980s drunkenness became also widespread involving an increasing number of citizens. Any attempts to combat drunkenness often failed to produce the expected results. Also, the authorities periodically initiated the struggle against the so-called "parasites" including citizens who were engaged neither in working nor in studying, vagabonds, beggars as well as prostitutes, small speculators, persons engaged in religious activities, divination, etc. The number of the "parasites" identified depended on changes in policy towards them. Thus, in the second half of the 1960s, the struggle against "parasites" was almost stopped. However, since the early 1970s it became more intense again to reach a peak by the early 1980s. Drug addiction in this period was not yet a clearly perceived phenomenon in the public life, although it increased rapidly, especially in the 1980s. It is concluded that many of the negative phenomena that have gained wide currency today were revived precisely during the years under consideration.

Key words: Soviet society, period of stagnation, criminality, drunkenness, parasitism, region

С конца 1980-х гг. в отечественной историографии возник интерес к изучению социальных девиаций, аномальных явлений в советском обществе. Исследователей привлекали, прежде всего, 1920-1930-е гг., а также период позднесталинского режима и хрущевской «оттепели», тогда как эпоха «застоя» пока еще не стала объектом их внимания [1; 2; 3; 4 и др.]. Практически нет публикаций по данной теме на примере Башкирской АССР Общественно-политическая жизнь в советской стране в 1960 - начале 1980-х гг. была довольно сложной и противоречивой. Нельзя не признать, что, начиная с послевоенных лет, в жизни страны и граждан произошли значительные позитивные перемены. В этом немаловажным фактором являлась одержанная в Великой Отечественной войне победа над Германией. Оптимизм и позитивный настрой людей подкреплялись важными событиями, происходившими в эти годы. Реализация целого ряда мер социальной политики государства в 1950 - начале 1960-х гг. сказалась на заметном улучшении жизни лю-

дей и росте их благосостояния. Принятые на XX партсъезде решения вызвали заметный поворот к демократизации общественно-политической жизни. Однако последовавший курс нового руководства страны и нововведения, их поспешность и непродуманность, обманутые ожидания людей становились все более очевидными. Происходило дальнейшее ужесточение административно-командных методов управления страной. Нарушались узаконенные нормы демократии и народовластия. В стране все более отчетливыми становились застойные проявления, которые прикрывались фиктивным благополучием. Движение на всех направлениях общественного развития по углублению демократизации, интенсификации духовного развития общества, развитию социальной активности граждан и решению экономических проблем ощутимо замедлялось [5, с. 139, 140].

Все это отражалось на большем распространении в обществе асоциальных и противоправных явлений, что не могло не сказываться на его развитии. На современном эта-

ВЕСТНИК АКАДЕМИИ НАУК РБ /

' 2019, том 32, № 3(95) IIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIII

пе в российском обществе эти явления получили широкое распространение и стали системными, привычными в обыденном понимании. Поэтому обращение к историческому прошлому, изучению социальных проблем в застойный период приобретает все большую актуальность и позволит дать оценку имеющим место в обществе негативным явлениям, деятельности партийно-государственных и общественных органов в предотвращении их распространения среди различных категорий населения, особенно среди молодежи. Накопленный опыт ведения борьбы с подобными проявлениями будет способствовать сокращению масштабов их распространения, что позволит заметно снизить напряженность в обществе и добиться установления в нем стабильности.

В 1960 - начале 1980-х гг. в стране накопился целый комплекс неразрешимых проблем. Они были характерными и для Башкирии. Ускоренными темпами развивающаяся урбанизация с 1960-х гг. в республике привела к увеличению в рабочем классе выходцев из села, горожан первого поколения. Полумаргинальные слои низкоквалифицированных рабочих, недавно перебравшихся в города и не сумевших преодолеть «адаптационный синдром», становились питательной средой для распространения антиобщественных проявлений, как алкоголизм, тунеядство, правонарушения. Нужно заметить, что эти негативные формы поведения являлись неотъемлемой чертой и в сельской повседневности. Однако не менее выпукло они проявлялись в городе.

Особо опасным фактором «теневой» жизни общества стали возрастающие масштабы преступности. Усложнило криминогенную ситуацию проведение со второй половины 1950-х гг. либеральных реформ в судебно-правовой системе страны. В республике в первом полугодии 1960 г. при сокращении в 2 раза численности осужденных, в среднем на треть возросла преступность. Этому способствовала передача правоохранительными и административными органами «на поруки» общества преступников, в том числе опасных. Так, суду было предано 2086 человек, на перевоспитание коллективам отдано 3096. К исправительным работам и условному

осуждению был приговорен каждый шестой правонарушитель, из совершивших умышленное убийство - каждый седьмой преступник, каждый третий, причинивший тяжкие телесные повреждения и каждый второй, совершивший злостное хулиганство и квалифицированное хищение государственного и общественного имущества [6; 7, л. 17].

В последующие годы практика передачи госорганами общественным структурам полномочий исправительно-воспитательного характера, направленных на социализацию преступников, несмотря на определенные позитивные моменты, не дала ожидаемых результатов. Загруженные выполнением обязательных государственных заданий эти организации и учреждения не ставили задачу их перевоспитания в разряд приоритетных. Переданные правоохранительными органами «на поруки» общественности люди зачастую оставались вне активной полноценной жизни и вновь попадали в криминальную среду, либо пополняли ряды социальных маргиналов - нищих, бомжей, алкоголиков и тунеядцев.

Со стороны властных структур рост антиобщественных проявлений объяснялся отсутствием мер превентивного и воспитательного характера, наличием «обывательского равнодушия» к окраинным группам населения, недостаточной деятельностью средств массовой информации. Властными органами открыто не признавалось, что тенденция разрастания маргинальных групп в населении была связана с постепенной деформацией идеологии и системы духовных ценностей, ростом социальной апатии в обществе.

Следует отметить, что контингент заключенных, находящихся в исправительно-трудовых колониях и тюрьмах Башкирии в начале 1960-х гг. не отличался большой численностью. По состоянию на 1 апреля 1960 г. содержалось в исправительно-трудовых колониях 3517, в тюрьмах - 771 заключенных, в основном в возрасте от 20 до 40 лет [8]. Однако с годами ситуация усугублялась. К началу 1980-х гг. число людей, находящихся «в местах лишения свободы», возросло почти в 4 раза, по сравнению с 1960 гг. На 1 января 1982 г. в исправительно-трудовых колониях содержалось 13833, следственных изолято-

ВЕСТНИК АКАДЕМИИ НАУК РБ / __

'2019, том 32, № 3(95) |||||||||||||||||||||||||| 11111111ЕЭ

рах 2909 человек [9]. Впечатляют сведения по несовершеннолетним преступникам. Сложно ответить, насколько зоны и тюрьмы способствовали перевоспитанию граждан, преступивших закон. Однако статистика роста рецидивной преступности отчетливо показывает, что это сообщество активно пополнялось за счет «отсидевших срок» людей, в основном молодых и средних возрастов.

Распространявшееся в стране пьянство, безусловно, оказывало немаловажное влияние на рост преступности. В Башкирии в первом полугодии 1960 г. почти 90% всех правонарушений были совершены людьми в нетрезвом состоянии. В 1974 г. количество преступлений, совершенных лицами в состоянии опьянения, увеличилось на 19,4%, чем в 1973 г. По статистике 1975 г. зафиксировано, что лицами в нетрезвом состоянии совершалось 65,7% умышленных убийств, 67,1% - тяжких телесных повреждений, 68,4% грабежей, 73,5% поджогов и 87,1% уголовно-наказуемого хулиганства от общего числа зарегистрированных преступлений этих видов [10]. Практически неподконтрольное хулиганство стало некоей нормой поведения определенной части граждан.

В то же время в русле государственной политики гуманизации криминальной сферы, начавшейся в 1960-е гг., даже к расхитителям социалистического имущества в особо крупных размерах применялись чрезмерно либеральные меры. Согласно имеющихся в прокуратуре БАССР данных, в первом полугодии 1960 г. в республике число дел, направленных в суд, и количество лиц, преданных суду, по сравнению с предшествующими периодами, составило всего 38,0% от числа совершенных преступлений. Правоохранительные органы практиковали передачу на поруки общественным организациям и в товарищеские суды дел и материалов на лиц, совершивших преступления, но «не представлявших большой общественной опасности». Число дел по крупным хищениям соцсобственности, переданных в суд, снизилось на 39,9%, по сравнению с аналогичным периодом 1959 г. [7, л. 14-15].

По делам, проведенным органами милиции, в первом полугодии 1960 г. расхитителями был нанесен материальный ущерб го-

сударству в сумме 2703 тыс. рублей. В целях возмещения убытков у расхитителей хлебопродуктов, продовольственных и промышленных товаров, а также грузов было изъято и описано имущества на сумму 2320 тыс. рублей. У спекулянтов было изъято денег, продовольственных и промышленных товаров, других ценностей и описано имущества на сумму 307,5 тыс. рублей [11]. Все это указывает, каким впечатляющим был масштаб преступлений в сфере экономики.

В аграрной сфере общественные ресурсы колхозов, финансовые средства артелей и совхозов нередко становились объектами хищений и растрат, средствами личной наживы, в первую очередь, со стороны управленческих структур. Но встречались подобные случаи и среди рядовых тружеников.

При усилении стагнационных тенденций в обществе в 1970-1980-е гг. происходило увеличение количества экономических преступлений. В докладе первого секретаря обкома КПСС М.З. Шакирова на собрании республиканского партактива в июле 1972 г. отмечалось, что за последние годы в основных отраслях народного хозяйства республики убытки от растрат, недостач, хищений и других потерь составили свыше 3,5 млн. рублей. Слабо обеспечивалась «сохранность социалистической собственности» в строительных, торговых и заготовительных организациях, предприятиях мясной и молочной промышленности. Только в 1971 г. растраты и хищения в системе Башпотребсоюза составили 539 тыс. рублей. За 1979 г. следственными органами были рассмотрены 2314 уголовных дел о хищениях собственности, 5 - в особо крупных размерах. Прокурорами для возмещения ущерба было предъявлено 2452 иска на сумму 2,4 млн рублей [12].

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

В 1983 г. за хищения и взяточничество в республике были привлечены к уголовной ответственности целый ряд хозяйственников. Возросла коррумпированность правоохранительных органов Башкирии. Были привлечены к строгой партийной ответственности и сняты с работы прокуроры г. Туймазы, Альшеевского района, начальники Туйма-зинского, Кушнаренковского, Давлекановс-кого, Кугарчинского, Альшеевского, Калта-синского отделов внутренних дел и др. Под-

ВЕСТНИК АКАДЕМИИ НАУК РБ /

' 2019, том 32, № 3(95) |||||||||||||||||||||||||||||||||||

контрольность материально-финансовых ресурсов партийным, административно-хозяйственным структурам сказывалась на распространении во властных органах экономических преступлений. Это было напрямую связано с социально-экономическими причинами, имевшими место в обществе социальными противоречиями. Неустроенность быта, невысокий уровень жизни, тотальный дефицит являлись серьезными факторами, влиявшими на значительный рост антиобщественных проявлений среди граждан. В обществе происходила неуклонная фетишизация материальной сферы, все более устойчивые позиции занимало потребительское отношение к жизни.

Усиливающаяся алкоголизация населения также являлась одной из острых проблем в обществе. Динамичный рост объемов продаж алкоголя населению в целях пополнения государственного бюджета был одним из факторов роста этого негативного явления. В Башкирии в переводе на абсолютный алкоголь в 1980 г. из государственных ресурсов на 1 жителя было продано всех видов алкогольной продукции 8,03 л, в 1984 г. - 9,25 л. Меры государственного и социального контроля, проводившиеся в рамках антиалкогольной политики, были бессильны перед стремительным ростом пьянства. Если в 1965 г. в медвытрезвители республики было доставлено 17,4 тыс. человек, то в 1979 г. уже около 130 тыс. Только за 1981 г. в медвытрезвители их было доставлено на 8 % больше против 1980 г. В 1976 - начале 1980-х гг. численность женщин, ежегодно помещавшихся в вытрезвители, превышала 4 тыс. человек. В начале 1980-х гг. на учете наркологической службы состояло свыше 48,5 тыс. алкоголиков или 12,5 на 1 тыс. населения. Среди них 9,5 % приходилось на долю женщин [13].

Правоохранительные органы принимали меры ограничения растущей практики изготовления спиртных напитков домашней выработки, самогоноварения. Так, в 1973 г. за самогоноварение было осуждено народными судами 750 человек, за 9 месяцев 1975 г. уже 347. В 1975 г. Министерством юстиции совместно с Верховным судом БАССР была изучена судебная практика по делам о незаконном изготовлении, сбыте и хранении крепких

спиртных напитков домашней выработки. Уголовную ответственность за самогоноварение несли в основном женщины (67% осужденных), из них 15% составляли пенсионеры и нетрудоспособные, 47% - люди в возрасте старше 50 лет. В 1983 г. было привлечено к уголовной ответственности 719 человек за самогоноварение. Органами милиции были приняты меры в отношении 1283 нарушителей правил торговли спиртными напитками [14]. Однако искоренить практику домашнего изготовления спиртных напитков не удавалось даже силовыми методами. Выявить все случаи преступлений не представлялось возможным, лишь малая часть нарушителей подвергалась наказанию.

В 1960-1980 гг. система государственного социального обеспечения получает значительное развитие. Для поддержки определенных категорий населения создается сеть домов инвалидов, престарелых, детских домов. Несмотря на это, не снижалось число беспризорных и безнадзорных детей, нищих, бродяг, проституток, высоким оставалось количество совершенных уголовных преступлений. Все больше становилось нигде не учащихся и не работающих лиц, так называемых тунеядцев. Активная борьба с ними велась с конца 1950-х гг. Так, к середине 1960 г. в Башкирии было трудоустроено 5550 «тунеядцев», 980 человек, освобожденных из мест заключения, передано для индивидуального шефства и воспитания общественности [15]. 4 мая 1961 г. был принят указ Президиума Верховного Совета РСФСР «Об усилении борьбы с лицами, уклоняющимися от общественно полезного труда и ведущими антиобщественный паразитический образ жизни». По нему «паразиты» подвергались согласно решений районного (городского) народного суда выселению в специально отведенные места на срок от 2 до 5 лет с конфискацией имущества, нажитого «нетрудовым путем» после предупреждения общественных и государственных организаций. Выявлением тунеядцев занимались органы милиции и прокуратуры по инициативе государственных и общественных организаций и по заявлениям граждан.

После принятия Указа за 8 месяцев 1961 г. в республике было выявлено 6817 тунеяд-

ВЕСТНИК АКАДЕМИИ НАУК РБ

'2019, том 32, № 3(95) |||||||||||||||||||||||||| 11111111Е9

цев. К августу 1962 г. их численность составила 8241 человек, из которых 7351 оказались нигде не работающими. С изменением законодательства в 1965 г. численность их стала снижаться. Так, за 1966-1970 гг. в республике за бродяжничество, попрошайничество и тунеядство было осуждено всего 179 человек. В то же время с каждым годом росло количество преступлений, совершенных лицами неработающими и неучащимися. Так, из привлеченных к уголовной ответственности в 1963 г. подростков 23,8% нигде не учились и не работали. В 1965 г. из общего числа привлеченных к уголовной ответственности нигде не работали и не учились 7,4%, в 1966 г. - 8,7%, в 1967 г. - 11,6%, за 9 месяцев 1968 г. - 12,6% [16].

С 1970 г. тунеядцы за «ведение антиобщественного паразитического образа жизни» привлекались к уголовной ответственности. Наряду с алкоголиками, неработающими, проститутками, привлекались мелкие спекулянты, лица, занимающиеся религиозной деятельностью, гаданием и т. д. Так, в 1965 г. в Уфе были осуждены лица, вовлекшие в занятие проституцией молодых женщин и несовершеннолетних девушек и извлекавшие из этого для себя выгоду. В августе 1971 г. в Уфе был осужден гражданин, появившийся в городе под видом «святого», отпускавший грехи и получавший подаяния [17].

В республике с 1977 по 1981 гг. было выявлено 17813 лиц, не занимавшихся общественно-полезным трудом и ведущих паразитический образ жизни. По УК РСФСР уклонившиеся от трудоустройства 3171 человек были привлечены к уголовной ответственности. На них приходилось немалое

число совершивших преступления. Так, в 1977-1982 гг. неработающие и неучащиеся граждане совершали пятую часть всех преступлений в республике [18].

Определенную категорию населения в 1960-1980-е гг. составляли наркоманы. По официальным данным, количество наркоманов было незначительно. Если в 1976 г. на учете состояло 183 наркомана, в 1982 г. - 149, в конце 1985 г. - 93. Бывший сотрудник органов внутренних дел Ш.Т. Кабиров о борьбе с наркоманией в 1970-е гг. рассказывает следующее: «В то время на всю республику приходилось всего около 200 наркоманов, которые практически не оказывали влияния на криминогенную обстановку. В основном это были люди в возрасте, рецидивисты, постоянно находившиеся под нашим оперативным наблюдением. В то время было по-своему легче работать: не было Интернета, сотовой связи, поэтому мы могли с легкостью отследить каналы поступления наркотиков, круг общения наркоманов... Наркоманов 60-70-х годов никто не вовлекал, не призывал употреблять наркотики.» [19].

Таким образом, антиобщественные и противоправные явления стали характерной чертой советской действительности 1960-х -начала 1980-х гг. Процветали преступность, пьянство, тунеядство и др. В эти годы государство не сумело стать «государством всеобщего благоденствия». Несмотря на очевидный прорыв в экономике, культуре и образовании, социальная защищенность граждан не являлась приоритетной государственной задачей, что способствовало росту негативных проявлений в обществе.

Л И Т Е Р А Т У Р А

1. Лебина Н. Советская повседневность: нормы и аномалии. От военного коммунизма к большому стилю. М.: Новое литературное обозрение, 2015. 482 с.

2. Фицпатрик Ш. «Паразиты общества»: как бродяги, молодые бездельники и частные предприниматели мешали коммунизму в СССР // Советская социальная политика: сцены и действующие лица, 1940-1985 / Под ред. Е. Ярс-кой-Смирновой и П. Романова. М.: ООО «Вариант», ЦСПГИ, 2008. С. 219-254.

3. На краю советского общества. Социальные маргиналы как объект государственной политики. 1945-1960-е гг. / авт.-сост. Е.Ю. Зубкова, Т.Ю. Жукова. М.: РОССПЭН, 2010. 816 с.

4. Гилинский Я. Девиантность, преступность и социальный контроль в «новом мире». Сборник статей. СПб.: Алеф-Пресс, 2012. 352 с.

5. Сулейманова Р.Н. Изменения в общественно-политической жизни // История Башкортостана. 1917-1990-е годы: В 2-х т. Т. 2. Уфа: Гилем, 2005. С. 138-150.

ВЕСТНИК АКАДЕМИИ НАУК РБ /

/

2019, том 32, № 3(95)

6. Стенограмма совещания работников прокуратуры, суда и МВД по вопросу «О состоянии борьбы с преступностью в республике // Национальный архив Республики Башкортостан. Ф. П-122. Оп. 47. Д. 206. Л. 244-246.

7. Справка о состоянии преступности, следственной работы за 7 месяцев 1960 года и недостатках в работе административных органов Башкирской АССР // НА РБ. Ф. П-122. Оп. 47. Д. 422. Л. 14-21.

8. О ходе выполнения в исправительно-трудовых учреждениях Управления мест заключения МВД Башкирской АССР постановления Совета Министров СССР и ЦК КПСС от 25 октября 1956 года // НА РБ. Ф. П-122. Оп. 47. Д. 420. Л. 426, 447.

9. Справка и информация о выполнении постановлений пленумов, заседаний бюро и секретариата обкома КПСС по вопросам гражданской обороны, военных организаций, деятельности административных органов, суда и прокуратуры // НА РБ. Ф. П-122. Оп. 215. Д. 245. Л. 25-26.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

10. Справка Министерства внутренних дел Башкирской АССР о состоянии преступности на почве опьянения в Башкирской АССР за 19741975 годы // НА РБ. Ф. П-122. Оп. 189. Д. 308. Л. 218.

11. Краткая справка по основным показателям работы Министерства внутренних дел Башкирской АССР // НА РБ. Ф. П-122. Оп. 47. Д. 239. Л. 57-58.

12. Докладная записка прокурора Башкирской АССР о выполнении постановления Башкирского обкома КПСС от 18 марта 1975 г. «О постановлении ЦК КПСС от 20.02.1975 г. «О мерах по усилению борьбы с хищениями и разбазариванием социалистической собственности» // НА РБ. Ф. П-122. Оп. 200. Д. 415. Л. 13-16.

13. Справка МВД Башкирской АССР о состоянии работы по профилактике пьянства и алкоголизма среди женщин в Башкирской АССР // НА РБ. Ф. Р-933. Оп. 12. Д. 2061. Л. 119-120.

14. Справка о выполнении постановления бюро обкома КПСС от 8 мая 1980 г. «О комплексном плане мероприятий по сокращению травматизма, улучшению техники безопасности и охраны труда, культурного досуга и нравственного воспитания трудящихся республики» // НА РБ. Ф. П-122. Оп. 215. Д. 245. Л. 151.

15. Справка о работе МВД Башкирской АССР по выполнению постановления ЦК КПСС от 5 ноября 1959 г. «О повышении роли общественности в борьбе с преступностью и нарушениями общественного порядка» // НА РБ. Ф. П-122. Оп. 47. Д. 422. Л. 4.

16. Докладная записка прокурора Башкирской АССР о неудовлетворительном исполнении законов по борьбе с лицами, уклоняющимися от общественно-полезного труда и ведущими антиобщественный паразитический образ жизни в республике // НА РБ. Ф. Р-933. Оп. 9. Д. 2085. Л. 36.

17. Шамыкаева С. Наказаны за тунеядство // Советская Башкирия. 1971. 15 августа.

18. Докладная записка министра внутренних дел Башкирской АССР о состоянии работы органов внутренних дел БАССР по борьбе с лицами, не занимающимися общественно-полезным трудом и ведущими паразитический образ жизни // НА РБ. Ф. Р-933. Оп. 9. Д. 3085. Л. 359-360.

19. Кабиров Ш. Т. Из истории создания и деятельности подразделений по борьбе с незаконным оборотом наркотиков органов внутренних дел Республики Башкортостан // Историко-пра-вовые аспекты противодействия распространению наркомании и алкоголизма: материалы круглого стола. Уфа, 2017. С. 32-34.

R E F E R E N C E S

1. Lebina N. Sovetskaya povsednevnost: normy i anomalii. Ot voennogo kommunizma k bolshomu stilyu [Soviet everyday life: Norms and anomalies. From military communism to great style]. Moscow, Novoe literaturnoe obozrenie, 2015. 482 p. (In Russian).

2. Fitzpatrick Sh. «Parazity obshchestva»: kak brodyagi, molodye bezdelniki i chastnye predprinimateli meshali kommunizmu v SSSr ["Social parasites": How tramps, idle youth and busy entrepreneurs impeded the Soviet march to communism]. Sovetskaya sotsialnaya politika:

stseny i deystvuyushchie litsa, 1940-1985 [Soviet social policy: Scenes and actors, 1940-1985]. E. Yarskaya-Smirnova, P. Romanov (eds). Moscow, Variant, TsSPGI, 2008, pp. 219-254. (In Russian).

3. Na krayu sovetskogo obshchestva. Sotsialnye marginaly kak obyekt gosudarstvennoy politiki. 1945-1960-e gg. [On the edge of Soviet society. Social marginals as an object of state policy. 1945-1960s.]. E.Yu. Zubkova T.Yu. Zhukov (compilers). Moscow, ROSSPEN, 2010. 816 p. (In Russian).

4. Gilinsky Ya. Deviantnost, prestupnost i sotsialnyy kontrol v «novom mire» [Deviance, crime and

ВЕСТНИК АКАДЕМИИ НАУК РБ / __

'2019, том 32, № 3(95) llllllllllllllllllllllllllllllllllEU

social control in the new world]. Collected papers. St. Petersburg, Alef-Press, 2012. 352 p. (In Russian).

5. Suleymanova R.N. Izmeneniya v obshchestvenno-politicheskoy zhizni [Changes in social and political life]. Istoriya Bashkortostana. 1917-1990-e gody [The History of Bashkortostan. 1917-1990s]. Vol. 2. Ufa, Gilem, 2005, pp. 138-150. (In Russian).

6. Stenogramma soveshchaniya rabotnikov prokuratury, suda i MVD po voprosu «O sostoyanii borby s prestupnostyu v respublike» [Transcript of the meeting of prosecutors, court and Interior Ministry board on "The state of the fight against crime in the Republic"]. National Archives of the Republic of Bashkortostan. Fond P-122, opis 47, delo 206, list 244-246. (In Russian).

7. Spravka o sostoyanii prestupnosti, sledstvennoy raboty za 7 mesyatsev 1960 goda o nedostatkakh v rabote administrativnykh organov Bashkirskoy ASSR [Reference on the state of crime, investigative work for 7 months of 1960 and shortcomings in the work of the administrative bodies of the Bashkir ASSR]. National Archives of the Republic of Bashkortostan. Fond P-122, opis 47, delo 422, 1ist 14-21. (In Russian).

8. O khode vypolneniya v ispravitelno-trudovykh uchrezhdeniyakh Upravleniya mest zaklyucheniya MVD Bashkirskoy ASSR postanovleniya Soveta Ministrov SSSR i TsK KPSS ot 25 oktyabrya 1956 goda [On implementing by the corrective labour institutions of the Prison Administration of the Ministry of Internal Affairs of the Bashkir ASSR the decrees of the USSR Council of Ministers and the CPSU Central Committee of October 25, 1956]. National Archives of the Republic of Bashkortostan. Fond P-122, opis 47, delo 420, 1ist 426, 447. (In Russian).

9. Spravka i informatsya o vypolnenii postanovleniy plenumov, zasedaniy byuro i sekretariata obkoma KPSS po voprosam grazhdanskoy oborony, voennykh organizatsiy, deyatelnosti administrativnykh organov, suda i prokuratury [Reference and information on implementing the resolutions of plenums, Bureau meetings and the Secretariat of the CPSU Regional Committee concerning the issues of civil defense, military organizations, activities of administrative bodies, court and Prosecutor's office]. National Archives of the Republic of Bashkortostan. Fond P-122, opis 215, delo 245, 1ist 25-26. (In Russian).

10. Spravka Ministerstva vnutrennikh del Bashkirskoy ASSR o sostoyanii prestupnosti na pochve opyaneniya v Bashkirskoy ASSR za 1974-1975 gody [Reference of the Ministry of Internal Affairs of the Bashkir ASSR on the state of crime under the influence of alcohol in the Bashkir ASSR for 1974-1975]. National Archives of the Republic of Bashkortostan. Fond P-122, opis 189, delo 308, 1ist 218. (In Russian).

11. Kratkaya spravka po osnovnym pokazatelyam raboty Ministerstva vnutrennikh del Bashkirskoy ASSR [Summary on key performance indicators of the Ministry of Internal Affairs of the Bashkir ASSR]. National Archives of the Republic of Bashkortostan. Fond P-122, opis 47, delo 239, 1ist 57-58. (In Russian).

12. Dokladnaya zapiska prokurora Bashkirskoy ASSR o vypolnenii postanovleniya Bashkirskogo obkoma KPSS ot 18 marta 1975 g. «O postanovlenii TsK KPSS ot 20.02.1975 g. «O merakh po usileniyu borby s khishcheniyami i razbazarivaniem sotsialisticheskoy sobstvennosti» [Report of the Prosecutor of the Bashkir ASSR on implementing the decision of the CPSU Bashkir Regional Committee of March 18, 1975 "On the decision of the CPSU Central Committee of February 20, 1975 "On measures to strengthen the fight against theft and squandering of socialist property"]. National Archives of the Republic of Bashkortostan. Fond P-122, opis 200, delo 415, 1ist 13-16. (In Russian).

13. Spravka MVD Bashkirskoy ASSR o sostoyanii raboty po profilaktike pyanstva i alkogolizma sredi zhenshchin v Bashkirskoy ASSR [Reference of the Ministry of Internal Affairs of the Bashkir ASSR on the state of work in preventing drunkenness and alcoholism among women in the Bashkir ASSR]. National Archives of the Republic of Bashkortostan. Fond R-933, opis 12, delo 2061, 1ist 119-120. (In Russian).

14. Spravkaovypolneniipostanovleniyabyuroobkoma KPSS ot 8 maya 1980 g. «O kompleksnom plane meropriyatiy po sokrashcheniyu travmatizma, uluchsheniyu tekhniki bezopasnosti i okhrany truda, kulturnogo dosuga i nravstvennogo vospitaniya trudyashchikhsya respubliki» [Reference on implementing the decision of the CPSU Rregional Committee of May 8, 1980 "On the integrated plan of measures to reduce injuries, improve safety and health, cultural and moral education of workers of the Republic"]. National Archives of the Republic of Bashkortostan. Fond P-122, opis 215, delo 245, 1ist 151. (In Russian).

15. Spravka o rabote MVD Bashkirskoy ASSR po vypolneniyu postanovleniya TsK KPSS ot 5 noyabrya 1959 g. «O povyshenii roli obshchestvennosti v borbe s prestupnostyu i narusheniyami obshchestvennogo poryadka» [Reference on the work of the Ministry of Internal Affairs of the Bashkir ASSR to implement the decision of the CPSU Central Committee of November 5, 1959 "On increasing the role of the public in the fight against crime and violations of public order"]. National Archives of the Republic of Bashkortostan. Fond P-122, opis 47, delo 422, 1ist 4. (In Russian).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

16. Dokladnaya zapiska prokurora Bashkirskoy ASSR o neudovletvoritelnom ispolnenii zakonov

ВЕСТНИК АКАДЕМИИ НАУК РБ /

' 2019, том 32, № 3(95) lllllllllllllllllllllllllllllllllll

po borbe s litsami, uklonyayushchimisya ot obshchestvenno-poleznogo truda i vedushchimi antiobshchestvennyy paraziticheskiy obraz zhizni v respublike [Report of the Prosecutor of the Bashkir ASSr on the unsatisfactory implementation of laws to combat persons evading socially useful work and leading an antisocial parasitic lifestyle in the Republic]. National Archives of the Republic of Bashkortostan. Fond R-933, opis 9, delo 2085, 1ist 36. (In Russian).

17. Shamykaeva S. Nakazany za tuneyadstvo [Punished for parasitism]. Sovetskaya Bashkiriya, 1971, August 15. (In Russian).

18. Dokladnaya zapiska ministra vnutrennikh del Bashkirskoy ASSR o sostoyanii raboty organov vnutrennikh del BASSR po borbe s litsami, ne zanimayushchimisya obshchestvenno-poleznym trudom i vedushchimi paraziticheskiy obraz zhizni [Report of the Minister of Internal Affairs of the

Bashkir ASSR on the state of work of the internal affairs bodies of the BASSR to combat persons not engaged in socially useful work and leading a parasitic lifestyle]. National Archives of the Republic of Bashkortostan. Fond R-933, opis 9, delo 3085, 1ist 359-360. (In Russian).

19. Kabirov Sh.T. Iz istorii sozdaniya i deyatelnosti podrazdeleniy po borbe s nezakonnym oborotom narkotikov organov vnutrennikh del Respubliki Bashkortostan [From the history of creation and activity of internal affairs bodies of the Republic of Bashkortostan in fighting against drug trafficking]. Istoriko-pravovye aspekty protivodeystviya rasprostraneniyu narkomanii i alkogolizma {Historical and legal aspects of countering the spread of drug addiction and alcoholism]. Round-table proceedings. Ufa, 2017, pp. 32-34. (In Russian).

УДК 37.014.21 DOI: 10.24411/1728-5283-2019-10309

ПРОБЛЕМЫ МОДЕРНИЗАЦИИ РОССИЙСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ: КРАТКИЙ ИСТОРИОГРАФИЧЕСКИЙ ОБЗОР

© А.Р. Хайбуллин,

кандидат юридических наук, доцент,

Башкирский государственный

университет,

ул. З. Валиди, 32,

450076, г. Уфа,

Российская Федерация,

эл. почта: khnur@bk.ru

© Р.Г. Юсупов,

доктор исторических наук, профессор,

Башкирский государственный

университет,

ул. З. Валиди, 32,

450076, г. Уфа,

Российская Федерация,

эл. почта: yusupovr.g@yandex.ru

Изменения в образовательной сфере, произошедшие в России за последние десятилетия, напрямую связаны с многогранным процессом, именуемым глобализацией и касающимся всех ключевых сфер жизни социума, от экономики и политики до культуры и духовности. Глобализация вызывает многочисленные споры, выявляя сторонников и противников. Одни ратуют за внедрение мировых экономических и технологических новаций, расширение торговых связей, объединение со странами мира в борьбе с глобальными проблемами современности, к числу которых относятся экологические катаклизмы, терроризм, наркомафия и пр. Другие видят риск трансформации общественной психологии и потери национального суверенитета России. Аналогичные споры ведутся вокруг глобализации образования. В настоящей статье проведен историографический обзор по данной теме. Задачи анализа опубликованных трудов, конечно, связаны с выявлением целей модернизации российского образования и аргументов спорящих сторон, однако авторов больше интересовал исторический аспект проблемы. В ходе изучения научной литературы установлено, как одними авторами представлены плюсы образовательных реформ в России на рубеже XX и XXI вв. и как эти плюсы комментируются оппонентами, а также как описаны минусы модернизации средней и высшей школы. Многие выводы сделаны на основании уже проявившихся ре-

ВЕСТНИК АКАДЕМИИ НАУК РБ

/

2019, том 32, № 3(95)

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.