Научная статья на тему 'Архимандрит Петр (Каменский) и становление русско-китайского взаимодействия в сфере медицины'

Архимандрит Петр (Каменский) и становление русско-китайского взаимодействия в сфере медицины Текст научной статьи по специальности «Медицина и здравоохранение»

CC BY
281
75
Поделиться
Ключевые слова
КИТАЙСКАЯ МЕДИЦИНА / ИСТОРИЯ РУССКО-КИТАЙСКИХ ОТНОШЕНИЙ / РОССИЙСКАЯ ДУХОВНАЯ МИССИЯ В ПЕКИНЕ

Аннотация научной статьи по медицине и здравоохранению, автор научной работы — Дацышен В. Г.

Взаимодействие в сфере медицины является важной составляющей всей системы русско-китайских отношений. У стоков изучения китайской медицины в России стоял китаевед Павел Каменский (в монашестве архимандрит Петр), выехавший в Пекин в конце XVIII века в качестве ученика Российской духовной миссии. Работая чиновником Министерства иностранных дел и встав во главе Х Пекинской миссии, он организовал отправку русских врачей в Китай, установив прямое взаимодействие между Россией и Китаем в области медицины.

Collaboration in the field of medicine is an important component of the entire system of Russian-Chinese relations. At the origins of studying the Chinese medicine in Russia was a sinologist Paul Kamensky (in monasticism Archimanrite Peter), who went to Beijing at the end of XVIII century, as a student of the Russian Spiritual Mission. During his work as an official in the Ministry of Foreign Affairs and became the Leader of the X Beijing mission, he organized the forwarding of Russian doctors to China, establishing a direct interaction between Russia and China in the field of medicine.

Текст научной работы на тему «Архимандрит Петр (Каменский) и становление русско-китайского взаимодействия в сфере медицины»

ФИЛОСОФИЯ И БИОЭТИКА

© ДАЦЫШЕН В.Г.

УДК 61(510)092

АРХИМАНДРИТ ПЕТР (КАМЕНСКИЙ)

И СТАНОВЛЕНИЕ РУССКО-КИТАЙСКОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ В СФЕРЕ МЕДИЦИНЫ

В.Г. Дацышен

Сибирский федеральный университет, ректор - акад. РАН Е.А.

Ваганов; кафедра всеобщей истории, зав. - д.ист.н., проф. В.Г.

Дацышен.

Резюме. Взаимодействие в сфере медицины является важной составляющей всей системы русско-китайских отношений. У стоков изучения китайской медицины в России стоял китаевед Павел Каменский (в монашестве - архимандрит Петр), выехавший в Пекин в конце XVIII века в качестве ученика Российской духовной миссии. Работая чиновником Министерства иностранных дел и встав во главе Х Пекинской миссии, он организовал отправку русских врачей в Китай, установив прямое взаимодействие между Россией и Китаем в области медицины.

Ключевые слова: китайская медицина, история русско-китайских

отношений, Российская духовная миссия в Пекине.

Русско-китайские отношения являются важнейшей составляющей всей системы международных отношений и межкультурного взаимодействия. Заметное место в отношениях между двумя народами и культурами занимает медицина. Сегодня китайская медицина представляет большой интерес для россиян, является дополнительным стимулом к развитию двухстороннего взаимодействия. Сохраняется также интерес китайской стороны к российской медицине, развиваются различные проекты сотрудничества в этой сфере. Взаимодействие России и Китая в области медицины имеет свою историю, и данный исторический опыт имеет, в том числе, и практическое значение.

Русско-китайские отношения всегда были частью глобальной системы взаимодействия Европы со странами Азии. И в этих отношениях достижения европейской медицины были важнейшим инструментом, позволявшим странам Запада решать свои задачи на Востоке. Россия не была здесь исключением, первый российский дипломат, сумевший получить разрешение остаться на длительное время в Пекине, был Лоренц Ланг, и разрешение ему дали в начале XVIII века, потому что при нем был хирург Томас Карвин. Одним из первых товаров, занявших заметное место в русском импорте из Китая, был корень ревеня, считавшегося в XVIII веке наиболее важным из китайских лекарственных растений [1].

На протяжении двух веков, с начала XVIII века, важнейшим институтом в системе русско-китайских отношений была Российская духовная миссия в Пекине. Именно православные миссионеры познакомили российское общество, в том числе и ученых, с китайской медициной. Одной из ключевых фигур в истории русско-китайских отношений был Павел Иванович Каменский (архимандрит Петр). Сын сельского священника и воспитанник Московского университета, он, будучи учеником Российской духовной миссии в Пекине, изучил китайский язык и, в конечном итоге, стал ведущим синологом не только России, но и Европы.

П.И. Каменский впервые приехал в Пекин в конце 1794 года, уже имея за плечами опыт педагогической работы и год обучения в Московском университете. Ни ему, ни другим членам Миссии не вменялось в служебные обязанности знакомиться с китайской медициной. Однако за время пребывания в китайской столице П.И. Каменский первым из русских китаеведов обратил внимание на медицину. На это указывают такие документы: «Отборнейшие на разные болезни рецепты, собранные в 1805 году студентом Каменским» [2], «Перевод китайской поваренной книги Ши у бен-цоу (о пищевых продуктах, употребляемых в лечебных целях)» [3], «Выписки из медицинских сочинений, медицинский фармакологический словарик. Плоды, звери, рыбы, используемые для изготовления лекарств.

Переводы о пульсах в стихах» [4]. В архивном деле МИД России хранится дело за 1811 году. «О медицинских книгах, семенах и лекарствах, вывезенных из Китая и принесенных в дар Медико-хирургической академии переводчиком Павлом Каменским» [5].

Сейчас трудно определить причину интереса ученика Российской духовной миссии в Пекине вообще к медицине, и китайской - в частности. Вероятно, данный выбор был предопределен целым комплексом причин и факторов. П.И. Каменский в 1791 году проходил курс обучения в Московском университете, где был медицинский факультет. В университете правда, там «он изучал логику, математику, всеобщую историю и естественное право» [6], а не медицину. Однако обучение в Московском университете, в те времена сильно отличалось от современного. Например, будущий ректор Московского университета И.А. Двигубский, обучаясь с 1793 году на медицинском факультете, преподавал там физику, позднее был деканом физико-математического отделения университета, главой Общества любителей русской словесности.

Еще раньше, когда П. И. Каменский поступил в духовную семинарию, епархию возглавлял известный реформатор бывший ректор Московской духовной академии Антоний (Зыбелин), родной брат одного из первых русских медиков - профессоров Московского университета С.Г. Зыбелина. Можно предположить, что интерес ученика Пекинской миссии к медицине мог быть отчасти обусловлен тем, что глава Миссии архимандрит Софроний (Грибовский) имел опыт обучения медицине. В своей автобиографии он отмечал: «...обучался в киевской академии... в 1782 году, взяв из оной академии аттестат, поехал для обучения медицинской науке в Москву и определился в главный московский госпиталь. По несклонности же моей к сказанной науке, взяв от службы чистую отставку, поехал из Москвы в Молчановскую Софрониевую пустынь...» [7].

Не вызывает сомнения и тот факт, что интерес П.И. Каменского к китайской медицине отчасти был обусловлен потребностями развития

медицины в восточных, отдаленных от Европы районах России. По крайней мере, на составленном П.И. Каменским «Медицинско-русско-китайском словаре» имеется приписка: «Сии труды предприняты по убедительным советам Кяхтинского аптекаря Ивана Ивановича Сиверса, который на сие снабдил примечание» [8]. Подвигнуть уже не очень молодого ученика Православной миссии к изучению китайской медицины могли и просто суровые реалии миссионерской жизни. Дело в том, что до половины всех православных миссионеров умирали в Пекине, не дождавшись возвращения на родину. Из состава предыдущей VII Миссии за 10 с небольшим лет пребывания в Китае не дожили до возвращения в Россию половина ее членов - шесть человек.

По возвращению из Китая П.И. Каменский в апреле 1809 года был зачислен в штат Департамента азиатских дел российского внешнеполитического ведомства, но не порвал с научным китаеведением. Работа чиновником в российском МИДе не препятствовала научноисследовательской работе, не случайно в 1819 году он был выбран членом-корреспондентом Академии наук и ряда русских и зарубежных научных обществ. Еще раньше П.И. Каменский стал членом самой крупной русской благотворительной организации, связанной с медициной. В октябре 1811 года он «становится членом филантропического комитета» [9]. Членами медико-филантропического комитета были такие известные в то время врачи, как Е.Е. Эллизен, Ф.К. Уден, И.О. Тимковский, А.А. Крейтон, К.К. Стофнец, И.Ф. Рюль, П.И. Линдестрем, Я.В. Виллие, Я.И. Леттон, И.И. Энегольм.

Период работы в Петербурге в начале XIX в., между двумя командировками в Китай, был для П. И. Каменского довольно плодотворным в части изучения и популяризации китайской медицины. Вероятно, он первым познакомил научную общественность Санкт-Петербурга с лекарственным растением женьшень: «Чудное растение сие родится в Манджурских близ реки Амура горах... В Китае один фунт сего изящного лекарства ценится около 6 пуд серебра Без дальнейшаго сомнения можно

кажется отыскать его в нашей стороне по Амуру. Некогда, как я слышал, управлявший тамошними кочевыми, Российской козацкой Старшина Новоселов, Мунгальским пограничным старшинам, по знакомству, ежегодно позволил перебежать через реку на нашу сторону для искания сего драгоценнаго растения». П. И. Каменский перевел с китайского и опубликовал описание и лечебных свойств женьшеня: «Лекарство сие питает и пользует жизненный дух, естественную теплоту и кровь; прогоняя сырости, освежает понятия и мысли. Успокаивает сердце и чрево. Унимает неестественную полноту, одутость груди и ребер. Разбивает сжавшиеся внутренние материи и всякия дурные скопленности...» [10]. Синолог П.И. Каменский вместе с переводом китайского писания женьшеня опубликовал детальное изображение этого растения.

Русский китаевед П.И. Каменский был одним из первых ученых, подвергших критике основы китайской действительности, которую обычно идеализировали на Западе в XVIII веке. Не была исключением и китайская медицина. Русский синолог отметил: «операции и хирургия даже до ныне в Китае слишком малозначительны» [11].

В начале XIX века российская элита высоко ценила труды П.И. Каменского, но не могла найти практическое применение знаниям о китайской медицине, добытым русскими китаеведами. Это подтверждается целым рядом документов. Например, министр народного просвещения А.К. Разумовский писал в 1811 году министру иностранных дел Н.П. Румянцеву: «Милостивый государь мой, Граф Николай Петрович. Медицинский совет доносит мне, вследствие отношения Вашего Сиятельства к бывшему Министру Внутренних дел князю Алексею Борисовичу Куракину по предложению его составить из некоторых членов Совета комитет для рассмотрения предоставленных от находящихся при Российском консулате в Пекине переводчика Каменского китайских книг, лекарств и семян в Комитет сей приглашен и Г. Каменский, который, объявись, что он помянутые книги желает принести в дар Императорской Медицинской Академии, просил,

чтобы к нему прикомандирован был искусных лекарь с коим бы он вместе мог перевести те книги и предложил, чтобы при Пекинском консулате определить сведущих в естественной науке молодых людей, которые могли бы там употребить свои знания к помощи государства собиранием естественных и медицинских замечаний. Относительно перевода предоставленных Каменским книг, Медицинский Совет полагает, что сей труд значащей пользы принести не может. Семена были посеяны, но не произвели ничего, что же касается до определения молодых натуралистов к Пекинскому Консулату, то хотя Совет одобряет сии предположения, считая, что действительно можно бы ожидать некоторый пользы от таковой меры, но по мнению моему большие издержки, каких бы сия мера стоила, делают ее на сей раз невозможною, впрочем, Мед. Совет отозвался, что переводчик Каменский ревностно старавшийся быть полезным своему Отечеству и с не малым для себя ущербом доставивший публичному заведению служащие к украшению онаго предметы заслуживает за сие, а не менее и за полезное предложение не только возвращения понесенных издержек, но и награждения, как чиновник сей состоит в ведомстве МИД, то долгом считаю ваше Сиятельство о вышеписанных обстоятельствах уведомить и обратить на него внимание ваше с тем, что не заблагорассудите ли исходотайствовать ему за труды и усердие его приличную награду, что принадлежит до предоставленных им книг, я нахожу, что гораздо приличнее было бы отдать оныя в Императорскую Академию наук, имеющую уже собрание китайских книг и академика знающего китайский язык, нежели в МедикоХирургическую Академию, где нет никого знающего сей язык. Но как назначение сих книг зависит совершенно от Г. Каменского то покорнейше прошу приказа его просить о намерении его по сему предмету и о последствии почтить меня вашим уведомлением. Имею честь быть с совершенным почтением.19 августа 1811 г.» [12]. Таким образом, личных трудов П. И. Каменского было явно недостаточно для того, чтобы достижения китайской медицины перешли из сферы синологии в область практической

медицины. Необходимо было расширить круг людей, связанных с китайской медициной, наладить прямое и более широкое сотрудничество в этой сфере.

С первых дней работы в Министерстве иностранных дел в Петербурге П.И. Каменский занимался проблемами организации будущего сотрудничества с Китаем в сфере медицины. Уже сразу, по возвращении из Китая, П.И. Каменский на всех уровнях ставил вопрос об усилении кадрового состава Миссии специалистами в области медицины. Правда, власти к этим предложениям сначала отнеслись скептически. Тот же А.К. Разумовский писал в 1811 году Н.П. Румянцеву : «... Г. Каменский. предложил, чтобы при Пекинском консулате определить сведущих в естественной науке молодых людей, которые могли бы там употребить свои знания к помощи государства собиранием естественных и медицинских замечаний. что же касается до определения молодых натуралистов к Пекинскому Консулату, то хотя Совет одобряет сии предположения, считая, что действительно можно бы ожидать некоторый пользы от таковой меры, но по мнению моему большие издержки, каких бы сия мера стоила, делают ее на сей раз невозможною.» [13].

Несмотря на скептическое отношение властей, П.И. Каменский от своих идей не отказывался. Работая на посту чиновника МИД он постоянно доказывал необходимость отправки в Пекин человека с поручением специально изучать китайскую медицину: «Не лишно, кажется, здесь же предназначить каждому в особенности, кроме языков особенные должности. На примере одному препоручить вникать в их философию и образы богослужения - другому в историю не только Китая, но и окрестных их земель, и особенно в Тибетскую-Индейскую и Мунгальскую - Чингизскаго дома - завоеваний, походов и пр. Третьему в медицину, о свойстве коего я сказал выше .» [14].

Среди записей П.И. Каменского можно найти критерии для выбора врача в миссию: «Не забыть предложить о члене, который бы был Римско-Католического исповедания и что б он был точно испытанного, кроткого, но

не угрюмого нрава, чтоб он был набожен с благоразумием. Чтоб знал латинский и французский языки, чтоб довольно выполирован был в философии, нек[оторых] частей математики, естественной истории и особенно в ботанике, хотя несколько в химии, что б знал основательное познание по меньшей мере нужнейших для Китая способов пользования болезней и преимущественно заразительных по веснам бываемых эпидемических горячек. Чтоб имел нарочитый навык рассматривать пульсы, что б безошибочно прививал коровью оспу» [15].

Вскоре П.И. Каменскому представилась возможность реализовать свои идеи и планы развития сотрудничества с Китаем в сфере медицины на практике. В 1819 году он, после возведения в сан архимандрита с наречением именем Петр, возглавил X Российскую духовную миссию в Пекине. Именно в состав этой Миссии впервые вошли и русские врачи. В число студентов своей, Х Миссии, архимандрит Петр (Каменский) включил лекаря IX класса Осипа Михайловича Войцеховского и лекаря XII класса Захара Федоровича Леонтьевского.

Сохранившиеся документы подтверждают, что П. И. Каменский хорошо знал, что китайские власти желали видеть в составе Духовной миссии врачей. Он сам выявил, что китайское посольство в Россию 1712 года имело инструкцию: «Проезжая российскую землю, увидевшись с их вельможами, скажи и если угодно российскому царю послать духовную для Албазинцев миссию, то пусть пришлют, да если есть искусный хирург, то и тех духовных и его сюда привези» [16]. И архимандрит Петр (Каменский) отмечал: «Я, зная сие требование, при моем назначении в начальники миссии возобновил сие, давно забытое обстоятельство. В 1819 г. отправлен был лекарь Г. Войцеховский» [17].

Таким образом, П.И. Каменский добился, чтобы русские власти включили в состав Российской духовной миссии в Китае врачей, признав необходимость более активного взаимодействия между двумя странами в сфере медицины. Однако в основном это было личной заслугой китаеведа, а

не прямым общественным запросом. В начале XIX века собственно китайское искусство врачевания мало интересовало русское общество и власти. Да и спрос на лекарственные растения после ослабления интереса к китайскому ревеню почти исчез. Например, в секретном письме директора Кяхтинской таможни П.Ф. Голяховского архимандриту Петру (Каменскому), о ценах, способах торговли, движении товаров и прочем, не упоминается никаких лекарств [18].

Исчезновение интереса к китайским лекарствам в начале XIX века было вполне закономерным. В России постепенно распространялась современная европейская медицина, а Китай уже обозначил свое заметное отставание от Запада. Но активная позиция архимандрита Петра (Каменского) по китайской медицине была вполне обоснована. Во-первых, качественно новый уровень развития европейской науки был бы невозможен без учета всего опыта человеческой цивилизации. Кроме того, будучи представителем европейско-христианской, миссионерской и экспансионистской по своей сути культуры, архимандрит Петр (Каменский) видел в числе главных задач своей деятельности распространение ценностей своего мира на Китай. И медицина, как показывал опыт современных ему западноевропейских миссий, могла играть важнейшую здесь роль. П.И. Каменский оказался прав, уже первый русский врач в составе Российской духовной миссии сыграл огромную роль в деле развития русско-китайских взаимоотношений, и не только в сфере медицины.

Назначенный в состав Миссии в качестве врача И.П. Войцеховский получил образование в Киевской духовной академии, впоследствии с отличием закончил Санкт-Петербургскую медико-хирургическую академию. Выбор членом миссии И. П. Войцеховского оказался очень удачным, он сумел завести нужные для миссии знакомства среди высших китайских чиновников. Успехи врача стали одним из символов достижений Духовной миссии, в одном из ее помещений долго висела подаренная китайцами памятная доска с указанием его заслуг. Миссионеры писали: «Доска сия с

означенными на оной литерами принесена в Российский посольский двор в Пекине 1829 года ноября 14 числа в 11 часов утра королевским братом Цюань-Чаном, с пребольшою помпою, как то: амбанями многими другими чиновниками из королевского штата, полицейскими чиновниками, а бутошники во время препровождения оной бежали с кнутами по улице, и несли разного рода регалии, и во всю дорогу от самого королевского дворца до нашего подворья играла музыка. Его Высокоблагородию Осипу Павловичу Войцеховскому в знак всеусердной благодарности за излечение болезни королевского брата. Таковая честь, сделанная королевским братом, есть для нас россиян необыкновенная и даже неслыханная никогда награда»

[19].

Удачный выбор архимандритом Петром (Каменским) в качестве члена миссии доктора И.П. Войцеховского отмечают и китайские исследователи: «Начиная с 1820 г., к миссии был прикомандирован доктор. По прибытии в Китай доктор лечил многих высоких чиновников и их родственников от различных болезней, тем самым заслужив высокую репутацию. Во время 10ой миссии врач Войцеховский улучшил приступы золотухи у брата императора. Он подарил Войцеховскому лечебник на маньчжурском и китайском языке со словами “Чансан - великое искусство” ... Этот факт объясняет то, что русский врач в сознании цинского нобилитета имел статус и хорошие связи» [20].

Во время работы в Пекине Х Миссии, под руководством архимандрита Петра (Каменского) начал формироваться фонд китайских книг по медицине в миссийской библиотеке. Китайский историк пишет: «Царское

правительство увеличило ассигнования на покупку книг. Таким образом, с конца 1820-х гг. библиотека пекинской русской православной миссии невероятно обогатилась книгами. До начала 1860-х гг. библиотечное хранилище уже вмещало несколько десятков стеллажей с книгами, разделенным по следующим разделам: теология, история, география, философия, медицина (кроме того, туда входил самый полный медицинский

словарь)» [21]. Огромную роль в деле формирования фонда китайских медицинских книг сыграли сами русские врачи, получавшие редкие китайские медицинские книги от благодарных пациентов.

Российское правительство высоко оценило деятельность X миссии, все ее члены удостоились наград и получили продвижение по службе. Архимандрит Петр первым среди духовных лиц подобного сана был награжден орденом Св. Анны 1-й степени. Далее, «отказавшись от чести быть епископом в Астрахани, архимандрит Петр пожелал удалиться на покой в Городецкую Феодоровскую обитель Нижегородской епархии.... В течение 12 лет, проведенных в обители, архимандрит Петр в тиши уединения предавался чтению книг и размышлению» [22].

Таким образом, активное знакомство русского общества с китайской медициной и развитие прямых связей в этой сфере между Россией и Китаем относятся к началу XIX в. Главная заслуга здесь принадлежит выдающемуся русскому китаеведу Павлу Ивановичу Каменскому. Будучи учеником Российской духовной миссии, работая чиновником Министерства иностранных дел, возглавляя Миссию в Пекине, он познакомил русское общество с китайской фармакологией и медициной, критически проанализировал некоторые аспекты китайской медицины, внес большой вклад в дело организации прямого взаимодействия в области медицины.

ARCHIMANDRITE PETER (KAMENSKY) AND THE FORMATION OF

THE RUSSIAN-CHINESE COLLABORATION IN THE FIELD OF

MEDICINE

V.G. Datsyshen

Siberian federal university

Abstract. Collaboration in the field of medicine is an important component of the entire system of Russian-Chinese relations. At the origins of studying the Chinese medicine in Russia was a sinologist Paul Kamensky (in monasticism -Archimanrite Peter), who went to Beijing at the end of XVIII century, as a student of the Russian Spiritual Mission. During his work as an official in the Ministry of

Foreign Affairs and became the Leader of the X Beijing mission, he organized the forwarding of Russian doctors to China, establishing a direct interaction between Russia and China in the field of medicine.

Key words: Chinese medicine, the history of Russian-Chinese relations, the Russian Spiritual Mission in Beijing.

Литература

1. Архив внешней политики Российской империи (АВПРИ).

2. Архив востоковедов Института восточных рукописей РАН (АВ ИВР РАН).

3. Бэй-гуань: Краткая история Российской духовной миссии в Китае / Сост. Б.Г. Александров. - М.; СПб.: Альянс-Архео., 2006. - 264 с.

4. Государственный архив Красноярского края (ГАКК).

5. (Грибовский) Уведомление о начале бытия россиян в Пейдзине и о существовании в оном грекороссийской веры. (Составлены пекинским архимандритом Софронием Грибовским. Служил в Пекине с 1794 по 1808 год) // Материалы для истории Российской духовной миссии в Пекине. Ред. Н.И. Веселовский. Вып.! - СПб.: Типография Главного Управления Уделов, 1905. - С. 1-15.

6. Каменский П. И. О китайском растении жинь шень, с рисунком оного // Труды Вольного экономического общества. - СПб,1815. - Ч.LXVII. - С. 158162.

7. Миротворцев В.В. Материалы для истории Пек дух миссии // Православный собеседник. - 1888. - сентябрь. - С. 83-115.

8. Монахов В. Ревнитель веры православной. Архимандрит Пётр Иванович Каменский // Волжский перекресток. - 2008. - 23 августа // http:// radilov.ru / content / view/96/33.

9. Отдел рукописей Государственной публичной библиотеки (ОР ГПБ).

10. Полное собрание законов Российской империи с 1649 г. - СПб., 1830. -Т. XI. - 988 с.

Сведения об авторах

Дацышен Владимир Григорьевич - д.ист. н., проф., зав. каф. всеобщей истории СФУ; e-mail: dazishen@mail.ru.