Научная статья на тему 'Археолого-этнографические исследования в Удмуртии'

Археолого-этнографические исследования в Удмуртии Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
1152
158
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
АРХЕОЛОГО-ЭТНОГРАФИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ / ПОЗДНИЕ МОГИЛЬНИКИ / СВЯЩЕННЫЕ МЕСТА / КУЛЬТУРНЫЙ И САКРАЛЬНЫЙ ЛАНДШАФТ / ARCHAEOLOGICAL-ETHNOLOGICAL STUDIES / LATE CEMETERIES / SANCTUARIES / CULTURAL AND SACRED LANDSCAPE

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Шутова Надежда Ивановна

Статья рассматривает историю археолого-этнографических исследований в Удмуртии, начало которым было положено дореволюционными учеными. Продолжателями этой линии стали археологи А.П. Смирнов и В.Ф. Генинг, их ученики и последователи. Масштабные археологические исследования, проведенные в Камско-Вятском регионе в конце XX начале XXI в., позволили собрать значительный археологический материал по основным периодам истории и культуры местного населения от мезолита до XIX в. Эти данные интенсивно вводились в научный оборот в виде авторских и коллективных монографий. Для интерпретации археологических источников использовались данные письменных источников, топонимии, фольклора и этнографии, что способствовало количественному накоплению археолого-этнографических наблюдений. В результате были подготовлены благоприятные условия для целенаправленных археолого-этнографических исследований по проблемам религиозных верований и традиций населения региона. Подобные систематические работы по интеграции археологических и этнографических знаний проводились в Удмуртии с 1990-х гг. по трем главным направлениям. Первое направление изучение поздних удмуртских кладбищ XVI-XIX вв. проводилось на основе сопоставления и корреляции этих материалов с данными средневековой археологии VI-XIII вв. и с историческими и фольклорно-этнографическими источниками конца XVIII начала XX в. Второе направление исследование культовых памятников (святилищ, могильников, ритуальных предметов) от эпохи средневековья до наших дней также опиралось на методику параллельного сбора и интерпретации археологической, фольклорно-этнографической информации. Третье направление связано с реконструкцией культурного и сакрального ландшафта отдельных микрорайонов отмеченных периодов.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по истории и археологии , автор научной работы — Шутова Надежда Ивановна

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Archaeological-ethnological researches in Udmurtia

The paper deals with history of archaeological-ethnological researches in Udmurtia started by the pre-revolutionary scientists. Archaeologists A.P. Smirnov and V.F. Gening, their followers succeed this tradition. Extensive archaeological researches held in the Kama-Vyatka region during the late 20th early 21st centuries provided with considerable archaeological materials on the main periods of local history and culture from the Mesolithic up to the 19 th century. These data were intensively published as authors' and collective monographs. Using of written sources, toponymy, folklore and ethnography helped to interpret archaeological materials that promoted a quantitative accumulation of ethno-archaeological observations. As a result auspicious conditions for purposeful ethno-archaeological research on the problems of religious beliefs and traditions were prepared. Such systematic work on integration of archaeological and ethnographic knowledge has been held in Udmurtia since 1990s in three main directions. The fi rst one is studying of the Udmurt cemeteries of the 16th-19th centuries. It based on comparison and correlation both with data of medieval Archaeology of the 6th-13th centuries and historical and folklore-ethnographic sources of the late 18th-early 20 th century. The second direction research of cult monuments (sanctuaries, cemeteries, ritual objects) from the Middle Ages till present day by parallel collection and interpretation of archaeological, folklore and ethnographic information. The third direction is reconstruction of cultural and sacral landscapes of separate local districts of the considered periods.

Текст научной работы на тему «Археолого-этнографические исследования в Удмуртии»

УДК 902+39(470.51)

АРХЕОЛОГО-ЭТНОГРАФИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ В УДМУРТИИ

© 2014 г. Н.И. Шутова

Статья рассматривает историю археолого-этнографических исследований в Удмуртии, начало которым было положено дореволюционными учеными. Продолжателями этой линии стали археологи А.П. Смирнов и В.Ф. Генинг, их ученики и последователи. Масштабные археологические исследования, проведенные в Камско-Вятском регионе в конце XX - начале XXI в., позволили собрать значительный археологический материал по основным периодам истории и культуры местного населения от мезолита до XIX в. Эти данные интенсивно вводились в научный оборот в виде авторских и коллективных монографий. Для интерпретации археологических источников использовались данные письменных источников, топонимии, фольклора и этнографии, что способствовало количественному накоплению археолого-этнографических наблюдений. В результате были подготовлены благоприятные условия для целенаправленных археолого-этнографических исследований по проблемам религиозных верований и традиций населения региона. Подобные систематические работы по интеграции археологических и этнографических знаний проводились в Удмуртии с 1990-х гг. по трем главным направлениям. Первое направление - изучение поздних удмуртских кладбищ XVI-XIX вв. проводилось на основе сопоставления и корреляции этих материалов с данными средневековой археологии VI-XIII вв. и с историческими и фольклорно-этнографическими источниками конца XVIII - начала XX в. Второе направление - исследование культовых памятников (святилищ, могильников, ритуальных предметов) от эпохи средневековья до наших дней также опиралось на методику параллельного сбора и интерпретации археологической, фольклорно-этнографической информации. Третье направление связано с реконструкцией культурного и сакрального ландшафта отдельных микрорайонов отмеченных периодов.

Ключевые слова: археолого-этнографические исследования, поздние могильники, священные места, культурный и сакральный ландшафт.

Дореволюционные исследователи - А.А. Спицын, Н.Г. Первухин, И.Н. Смирнов и др. - обращались к данным этнографии для характеристики этнической принадлежности выявленных археологических материалов, для реконструкции хозяйственных занятий, общественной и духовной жизни древнего прикамского населения. В дальнейшем эту традицию продолжили А.П. Смирнов и В.Ф. Генинг, которые заложили основу археологических изысканий в Удмуртии. Заслуга

А.П. Смирнова заключается в том, что в 1920-1930-х гг. им были проведены раскопки эталонных средневековых памятников Чепецкого бассейна (городища Иднакар, Дондыкар, Учкакар, могильника Чемшай) и разведочные обследования поздних удмуртских кладбищ в бассейне р. Валы. Им опубликованы десятки статей и обобщающая монография «Очерки древней и средневековой истории народов Среднего Поволжья и Прикамья» (М., 1952), освещающая историю финно-

угорских народов региона от эпохи бронзы до средневековья. Следует подчеркнуть, что это фундаментальное исследование основано на тщательном анализе археологических источников с широким привлечением данных этнографии, фольклора, письменных документов.

С 1954 г., со времени организации Удмуртской археологической экспедиции (далее УАЭ), под руководством В. Ф. Генинга в Удмуртии развернулись систематические археологические исследования памятников раннего железного века и раннего средневековья. В научных разработках В.Ф. Генинг широко использовал этнографические параллели при характеристике погребальной обрядности, головных уборов и украшений пьяноборского, азе-линского и чепецкого населения, при разработке вопросов этногенеза народов Прикамья. В плане археолого-этнографических сопоставлений древних обществ большую ценность имеют его труды «Археологические памятники Удмуртии» (Ижевск, 1958), «Мыдлань-шай - удмуртский могильник УШ-1Х вв.» (Свердловск, 1962), «Азелинская культура III-V вв.» (Свердловск-Ижевск, 1963), «История населения Удмуртского Прикамья в пьяноборскую эпоху» (Ижевск-Свердловск, 1970) и др. Исследователь также дал общую характеристику археологическим памятникам удмуртов XV-XVIII вв. и отметил их недостаточную изученность. Однако при этом он несколько недооценивал научный потенциал этой группы источников, полагая, что они могут представлять интерес лишь как подсобный вспомогательный материал при освещении истории удмуртского народа (Ге -нинг, 1958, с. 116-122). Проведенные

В.Ф. Генингом изыскания, в том числе и его археолого-этнографические наблюдения, легли в основу общей концепции историко-культурного развития народов Прикамья. В последующем эта схема исторического развития уточнялась, конкретизировалась, дополнялась реальными фактами и материалами, но не утратила своего значения до настоящего времени. Во всяком случае, ключевые положения этой концепции составляют скелетную основу современного научного знания о происходящих исторических процессах в регионе.

В последующие периоды (19701980 гг.) традицию археолого-этногра-фических сопоставлений продолжили ученики и последователи В.Ф. Генинга - Р. Д. Голдина, Т.И. Останина, В. А. Семенов, ученица А.П. Смирнова -М.Г. Иванова. В.А. Семенов провел раскопки базовых памятников, используемых ныне при разработке эт-ноархеологических проблем - Вар-нинского, Омутницкого, Ореховского, Ципьинского могильников, Малове-нижского, Весьякарского, Поломских городищ, жертвенного места около с. Большая Пурга и др. Важно отметить, что исследователь выявил близкие этнографические соответствия обнаруженным археологизированным остаткам женского костюма и украшений, домостроительства и культовых сооружений, элементам погребальной обрядности, бытовой утвари и орудий труда. Результаты этих наблюдений нашли отражение в ряде статей, таких как «Из истории удмуртского народного орнамента. Ш-ХП вв.» (Ижевск, 1967), «Южные удмурты в XVI в. (по данным Ореховского могильника» (Ижевск, 1976), «Материалы к истории жилища и хозяйственных соору-

жений в VI - первой половине IX в.» (Ижевск, 1979), «Варнинский могильник» (Ижевск, 1980), «Омутницкий могильник» (Ижевск, 1985), «Городище Весья-кар» (Устинов, 1985), «Ци-пьинский могильник» (Ижевск, 1987) и др.

Работами сотрудников трех археологических экспедиций - УАЭ под руководством М.Г. Ивановой, Камско-Вятской археологической экспедиции (КВАЭ), руководимой Р.Д. Голдиной, экспедицией Национального музея Удмуртской Республики (экспедиция НМ УР) под руководством Т.И. Останиной проведены сплошные разведочные обследования и стационарные исследования множества базовых археологических памятников в Удмуртии и Кировской области, а также на территориях соседних Пермского края и Татарстана. В результате был собран и накоплен богатый археологический материал по всем основным периодам истории края от мезолита до XIX в. В последние десятилетия этот солидный корпус источников интенсивно вводится в научный оборот в виде авторских и коллективных монографий. Новые материалы рассматриваются на широком историко-культурном фоне, с привлечением данных письменных источников, топонимии, фольклора и этнографии для этнической атрибуции выявленных и обследуемых археологических объектов, для разработки проблем торговых и культурных связей, выполнения социальных реконструкций, характеристики особенностей домостроения, своеобразия древнего и средневекового искусства (Голдина, 2003, 2004, 2012; Голдина, Бернц, 2010; Голдина, Колобова, Казанцева и др., 2013; Голдина, Пасту-шенко, Перевозчикова и др., 2012;

Голдина, Пастушенко, Черных, 2011; Древности Прикамья, 2012; Иванов, 1998; Иванова, 1998; Останина, 1997, 2002; Останина, Канунникова, Степанов и др., 2012; Перевощиков, 2002; Черных, 2008; Черных, Ванчиков, Шаталов, 2002 и др.).

Особо следует отметить монографическое издание Р.Д. Голдиной, посвященное проблеме «сквозного» рассмотрения основных этапов этнической истории удмуртского народа. Монография опирается на солидную базу археологических источников и подкреплена выводами смежных научных дисциплин - истории, фольклора, этнографии, лингвистики, топонимии. Автор изложил картину истории местных обитателей региона от древности до Средневековья, наметил основные направления и этапы исторического пути народов и этносов края. Перед нами научное издание, в котором изложена новейшая археологическая информация об исторических процессах древности и средневековья. В монографии в полной мере нашла отражение такая сильная исследовательская черта Р.Д. Голдиной, как умение синтезировать и обобщать объемные материалы и излагать их в виде стройной концепции (Голдина, 1999). В дальнейшем многие затронутые в книге проблемы истории и культуры обитателей региона будут уточняться, прорабатываться, ибо в рамках одной, даже очень объемной книги, трудно охарактеризовать все аспекты истории края на протяжении такого колоссального хронологического отрезка времени.

Археолого-этнографические исследования этого периода можно охарактеризовать как фактологические: сбор, осмысление и публикация архе-

ологического материала; количественное накопление единичных археолого-этнографических наблюдений. В применении этнографических материалов (в археолого-этнографических сопоставлениях) преобладал метод прямых аналогий, а в исторических реконструкциях - визуально-интуитивный подход.

Параллельно с введением в научный оборот археологических материалов происходит обобщение и публикация большого корпуса новых лингвистических и фольклорно-этнографических источников. В рассматриваемый период появляются добротные научные труды по народной одежде, семейным и календарным обрядам, традиционным религиозным верованиям, удмуртскому фольклору, ономастике (Атаманов 1988, 1997, 2001, 2005; Владыкин, 1994; Владыкина, 1998; Кириллова, 1992, 2002; Косарева, 2000; Миннияхме-това, 2000, 2003; Попова, 1998, 2004; Садиков, 2001, 2008 и др.). М.Г. Атаманов, В.Е. Владыкин, Т.Г. Владыкина, И.А. Косарева в своих научных изысканиях активно использовали археологические материалы, что расширяло научные знания о глубинных корнях народной культуры и языка. Искусствовед К.М. Климов в авторской монографии «Ансамбль как образная система в удмуртском народном искусстве ХК-ХХ вв.» (Ижевск, 1999) также обратился к поискам древних истоков удмуртского и бесер-мянского народного искусства. Научной находкой и главным стержнем его работы является идея ансамблевости удмуртского искусства и ее проявление в народном зодчестве, интерьере, одежде. Народное искусство рассмотрено им с большой любовью, с при-

влечением разнородных источников (археологические данные, фольклор, этнографические сведения, архивные и музейные коллекции), во взаимосвязях с окружающей природной и социокультурной средой и в процессе эволюции (Климов, 1999).

Указанные научные разработки подготовили благоприятные условия для проведения систематической и результативной интеграции археологической и этнографической информации, проводившейся последовательно, в соответствии с накоплением необходимых источников по трем основным направлениям. Первое направление касалось проведения широкомасштабных исследований могильников XVI - первой половины XIX вв., ко -торые занимают выгодное промежуточное положение между средневековыми археологическими и поздними историко-этнографическими источниками и которые открыли для науки новый пласт источников позднейшей эпохи. Это позволяло проводить сопоставление и корреляцию полученных археологических материалов XVI-XVIII вв. как с данными средневековой археологии VI-XIII вв., с одной стороны, так и с историческими и фольклорно-этнографическими источниками конца XVIII - начала XX в., с другой стороны.

Основные итоги археолого-этно-графического изучения позднесред-невековых могильников сводились к следующему. Впервые были систематизированы и обобщены материалы удмуртских могильников XVI -первой половины XIX вв. Проведен анализ погребальной обрядности и вещевых находок поздних погребальных памятников в синхронном и диахронном разрезе. По мере возмож-

ности прослежены возникновение, эволюция и затухание наиболее важных элементов погребального обряда, рассмотрены направления постепенной трансформации языческих традиций захоронения умерших. Проведена классификация вещевого инвентаря, разработаны вопросы хронологии позднесредневековых древностей, охарактеризована история бытования основных категорий сопровождающего умерших инвентаря. Выполнены реконструкции головных уборов, украшений, костюмов удмурток рассматриваемого времени, прослежены типы и разновидности используемых при захоронении погребальных камер. Определено место удмуртских могильников среди аналогичных памятников соседних народов Среднего Поволжья и Приуралья. В исторических реконструкциях широко привлекались параллели по соседним финно-угорским народам региона, а также по русским и татарам.

Полученные археологические характеристики могильников позднего средневековья, их всестороннее изучение, привлечение данных смежных исторических дисциплин помогло осветить целый комплекс вопросов функционирования удмуртского общества XVI-XVШ вв.: расселение, основные демографические показатели, эволюцию материальной и частично духовной культуры, отдельных сторон социально-экономической жизни. Выяснилось, что материалы археологических памятников второй половины II тыс. н. э. составляют солидную базу источников и могут не только подтверждать или дополнять данные этнографии, но и играть самостоятельную роль при исследовании истории и культуры удмуртов XVI-

XVIII вв. В последующем материалы позднесредневековых удмуртских могильников послужили одним из базовых компонентов для археолого-этнографического изучения культовых памятников (Шутова, 1992).

Второе направление исследования - изучение трех групп культовых памятников (святилища, кладбища и ритуальные предметы) для освещения религиозных верований местного финно-пермского населения от средневековья до этнографической современности. Выбор такой группы исторических источников для проведения этноархеологических исследований был обусловлен несколькими важными обстоятельствами. Во-первых, в культовых объектах и предметах сконцентрированы материализованные остатки вещного, акционального и вербального оформления обрядов верований и представлений о мире. Во-вторых, археологические памятники такого рода в большей степени, чем другие вещественные объекты, характеризуются консервативностью форм и сохраняют архаичные черты традиционной обрядности. В-третьих, как правило, памятники культового назначения использовались в течение длительного промежутка времени на разных хронологических этапах функционирования этноса. И, в-четвертых, богатейшие средневековые древности, выявленные в Камско-Вятском регионе несколькими поколениями исследователей, имели многочисленные параллели в духовной культуре удмуртского этноса, сохранившего некоторые языческие черты обрядов и представлений из-за поздней христианизации и оставшейся некрещеной части населения.

Процесс исследования культовых объектов проводился путем параллельного самостоятельного сбора, анализа и интеграции археологической, фольклорно-этнографической и исторической информации по трем хронологическим периодам: средневековье VI-XIII вв., позднее средневековье XVI-XVIII вв., новое и новейшее время XVIII-XX вв. Изучение материалов сакральных мест и ритуальных вещей проводилось в контексте социально-экономической и духовной жизни местного населения, а археологизированные остатки рассматривались как объекты исчезнувшей живой культуры.

Основное содержание работы подразделено на четыре блока проблем. В первом блоке дана систематизация имеющихся материалов по дохристианским святилищам древнеудмуртских племен и удмуртов XVI-XX вв. Преимущественное внимание при этом уделялось характеристике сакральных мест как материальных объектов (топография, устройство, функции и вещное оформление). Эти показатели облегчали задачу выявления объектов культового назначения среди археологических памятников. Материалы о культовых местах XVI-XX вв. собирались в заранее намеченных опорных пунктах. Их выбор был предопределен несколькими важными для проведения археолого-этнографического изучения факторами: расположением в зоне расселения средневековых племен, их сопряженностью с памятниками эпохи средневековья по данным легенд и преданий, степенью наибольшей сохранности культовых мест, а также их использованием в конце XX в. Привлеченные историко-этнографические и фольклорные данные позволили вы-

полнить реконструкцию их реального облика, а археологические материалы дали возможность проследить историческую преемственность и эволюцию связанных со святилищами этнографических фактов и явлений во времени.

Во втором блоке анализируется роль и место кладбищ трех упомянутых выше временных периодов. Приведена краткая характеристика основных элементов погребально-поминальной обрядности местного населения в рассматриваемые эпохи, в хронологической последовательности прослежены наиболее общие тенденции ее развития в описываемом временном периоде. Такой подход позволил проследить некоторые аспекты взаимоотношений между миром живых и миром мертвых, а также определить значение этой группы специализированных культовых памятников в обрядовой и духовной жизни удмуртского общества.

Третий блок касается изучения символики и ритуальных функций основных категорий вещей (культовые пластины, металлические подвески, серьги, кольца, посуда, орудия труда и быта), их значения в обрядовой жизни людей на разных исторических отрезках времени. Четвертый блок связан с реконструкцией традиционных воззрений, представлений о языческих божествах и духах (их образы, функции, место в пантеоне, направления эволюции), выполненной на основе последовательного изучения трех групп вещественных источников: кладбищ, святилищ, предметов. В работе раскрыты некоторые малоизученные проблемы традиционного мировоззрения местного населения от Средневековья до начала XIX в. (Шутова, 2001).

Последующие исследования священных мест были связаны с необходимостью рассмотрения удмуртских материалов на более широком историко-культурном фоне с привлечением данных по религиозной практике и верованиям других этносов Камско-Вятского региона. Для этого проводилось всестороннее изучение святилищ и почитаемых объектов, оставленных финно-угорскими племенами, волжскими булгарами, марийцами, бесермянами, коми, русскими, татарами. Давалось описание типологии, функций, семантики и локальных особенностей святилищ эпохи средневековья, позднего средневековья, Нового и Новейшего времени. Исследовалось состояние традиционной обрядности (характер проводимых обрядов, состояние культов), особенности топографии и устройства культовых памятников от средневековья до начала XXI столетия. Велась фотосъемка, подготовка рисунков, планов языческих, христианских и мусульманских священных мест (рощи, родники, часовни, отдельные деревья и камни). Выявлялись общие и своеобразные черты в обустройстве и использовании святилищ разного ранга на рассматриваемых территориях. Собиралась информация об отношении современного населения к сакральным памятникам разных эпох. Помимо автора данной статьи подобными изысканиями занимались сотрудники других подразделений Удмуртского ИИЯЛ УрО РАН (Е.В. Попова), сотрудник Национального музея УР Т.И. Останина, а также пермские, татарские и башкирские коллеги (А.В. Черных, Т.М. Миннияхметова, К.А. Руденко, Р.Р. Садиков). Группа биологов, географов, этнографов Удмуртского уни-

верситета и Национального музея УР под руководством В.И. Капитонова особое внимание обращала проблеме изучения природных характеристик священных рощ, их экологии, особенностям топографии сакральных мест, вопросам сохранения их в качестве объектов природного и культурного наследия (Культовые памятники, 2004).

Как и в случае с удмуртскими святилищами, при проведении исследований повышенное внимание уделялось сбору этнографических данных в районах локализации средневековых археологических памятников. В связи с немногочисленностью выявленных в регионе культовых мест средневекового времени, а также трудностью выявления такого рода остатков, анализировались материалы выявленных средневековых древностей на предмет их возможного функционирования в качестве культовых мест. Привлекались результаты археологических изысканий по святилищам и культовым объектам бассейна Вятки и Верхней Камы, в частности материалы археологического изучения пермских коллег В. А. Оборина, А.М. Белавина, А.Ф. Мельничука и др.

В ходе исследования выяснено, что священные места средневековых финно-угорских племен Камско-Вятского региона уникальны по планировке и организации сакрального пространства, по набору используемых для ритуала средств. Важным критерием, позволяющим вычленить культовые памятники средневекового времени, является факт почитания средневековых святилищ или урочищ, участков территории возле них окрестным населением и в более позднее время, в XIX-XX вв. Как правило, с

почитаемыми объектами связаны разнообразные легенды и предания. Для таких мест характерны проявления духовных энергий - видения, чудесные исцеления или, наоборот, жестокие наказания за неблагочестивое или неправильное отношение к объекту, людей здесь «водит», «носит». Часто на площадке средневекового мольбища или неподалеку от него строили христианские церкви или часовни (Руденко, 2004; Шутова, 2004).

Сравнительное изучение археологических и этнографических данных по культовым местам региона позволило проследить как сохранение преемственности, так и динамику развития религиозных представлений и обрядов на протяжении от Средневековья до ХК-ХХ вв. Сохранение традиционности в культовой сфере фиксировалось на двух уровнях. В более широком смысле традиционность наблюдалась в характере священных мест региона, в одинаковых способах организации сакрального пространства, в сходстве основных правил жертвоприношений. В более узком понимании этого слова традиционность проявлялась как прямая преемственность между культовыми памятниками второй половины I - начала II тысячелетия и капищами XVII-XX вв.

Как в Средневековье, так и в XVII

- начале XX вв. функционировали три основные группы почитаемых объектов. Одни из них располагались на площадках поселений и были посвящены семейно-родовым покровителям, вторые объекты были приурочены к захоронениям предков, а третьи

- предназначались для молений хозяевам Дикой Природы и были связаны с почитанием природных объектов

- возвышений, деревьев, рощ, родни-

ков, камней, озер, рек. Существовали определенные способы организации внутреннего пространства капища в виде округлой, квадратной, прямоугольной или многоугольной утрамбованной площадки, в котором очаг, растущее дерево /столб/ пень от священного дерева, ямка /углубление или камень/ обломки жерновов служили маркерами сакрального центра. Прилегающая к священному центру площадка чаще всего имела ограждение искусственного или естественного происхождения.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Говоря о прямой преемственности между памятниками разных эпох, следует отметить, что средневековые культовые объекты не только почитались, но и использовались окрестным населением позднее, в XVIII-XX вв. В одних случаях такие святилища сохраняли свой прежний статус дохристианской святыни и продолжали функционировать как языческие капища. В других случаях на площадке средневекового святилища или неподалеку от него строили христианские церкви или часовни (Шутова, 2004).

Основными принципами проводимых нами этноархеологических исследований являлись: акцент на практическую разработку связанных с религиозной тематикой проблем; параллельное изучение археологических и этнографических источников по культовым памятникам. С одной стороны, при изучении археологического материала отслеживались те элементы культуры, типы и категории предметов и объектов, которые сохранились в «живой» этнографии. С другой стороны, проводилась работа по выявлению древних (архаичных) пластов в верованиях и обрядовой практике народов региона по данным

фольклора и этнографии. В результате выполненной работы выстраивались определенные связи и закономерности между вещественными (археологизи-рованными) остатками и данными, полученными в «живых» сообществах. Важной особенностью этих археолого-этнографических работ является целостный синтез археологических, историко-этнографических, фольклорных и лингвистических материалов по исследуемой теме, а также их рассмотрение в процессе эволюции и с демонстрацией вариабельности.

Третье направление археолого-эт-нографических исследований - культурное и сакральное пространство региона разных эпох. На примере отдельных микрорайонов характеризовалось состояние локальных форм и путей формирования сельского ландшафта Камско-Вятского края как способа адаптации населения к условиям среды обитания. Анализировалось место и значение археологических памятников в культурном пространстве края в Средневековье, Новое и Новейшее время. Описаны типологии, современное состояние культовых мест и сакральных объектов бесермян, обрядов и традиций, связанных с ними, рассмотрены проблема традиционного сакрального пространства, а также вопросы межэтнических и межконфессиональных воздействий на культуру и верования бесермян (Попова, 2011).

С привлечением археологических, фольклорно-этнографических данных, сведений письменной истории, микротопонимов, географических, экологических и биологических показателей выполнена реконструкция культурного ландшафта окрестностей д. Кузебаево Алнашского района Уд -

муртии, д. Старой Учи, сс. Старой Юмьи и Нырьи Кукморского района Татарстана. Проведенное исследование отдельных микрорайонов Камско-Вятского региона в целях выявления особенностей культурного ландшафта в разные исторические эпохи показало, что он сформировался в результате заселения, хозяйственного и духовного освоения края разными этническими группами. Одной из характерных черт освоения являлось гнездовое расположение средневековых памятников края. Каждое гнездо (куст) поселений занимало площадь радиусом 3-5 км от центра округи и располагалось друг от друга на расстоянии около 10 км и более. В пределах ряда ареалов формировались, в свою очередь, большие компактные группы, состоявшие из таких кустов поселений.

Выявленная система локализации археологических памятников свидетельствует о существовании определенной социальной структуры средневековых племен, низшими элементами которой являлись локальные общины, а высшими - крупные территориальные объединения. В пределах каждого куста поселений, или сельской округи, зарождались устойчивые хозяйственные, социальные и духовные связи сообщества людей. Такие стихийно сложившиеся локальные коллективы в последующем составили базу административных и территориальных образований Нового и Новейшего времени (округи, приходы, волости). Существовала удивительная преемственность (с небольшими вариациями) культурной традиции этнических групп населения, выбиравших для обитания одни и те же природные ареалы на протяжении длительных исторических отрезков времени.

Можно говорить о единстве и вариативности локальных моделей культурного пространства. На фоне довольно однородной/однотипной культуры каждая сельская удмуртская округа (община) обладала некими особыми нюансами в способах оформления культурного ландшафта, мировосприятии и в системе обрядовой деятельности. Традиционная удмуртская система расселения и организации духовного пространства, как правило, предполагала наличие религиозного центра с окружным святилищем, основными сакральными ценностями в старой материнской деревне, сети более мелких деревень, каждая из которых имела свою общедеревенскую святыню, группу семейных или патронимических культовых объектов. За пределами селений располагались священные места для почитания хозяев Дикой Природы и умерших предков.

Историко-культурный ландшафт обнаруживает высокую степень взаимосвязанности их обитателей с природной средой. Такие элементы ландшафта, как возвышения, низины, родники, известные своими особыми свойствами, камни, старые и сильные деревья - активно использовались в ритуальной практике местного населения. Эти природные объекты выступали в качестве сакральных памятников. Особое значение придавалось системе размещения культовых мест относительно окультуренного деревенского пространства и речной долины. Существовала сеть сакральных локусов и в пределах каждого частного подворья.

Колонизация рассматриваемых территорий русскими и постепенная христианизация коренного населения

сопровождались увеличением плотности населения, формированием новой картины культурного пространства, усилением взаимодействия контактирующих народов, изменениями этнической и конфессиональной структуры населения региона. Примеры христианской традиции формирования сакрального пространства также свидетельствуют о четкой внутренней структуре в локализации культовых объектов и пространственно-временной организации заветных и церковных праздников. Село с храмом являлось главным религиозным центром местности. В нем отмечали окружной (кустовой) церковный праздник, проходили окружные (кустовые) ярмарки. Вокруг каждого села располагалась сеть более мелких деревень, выселков, починков, в некоторых из них имелись свои почитаемые памятные часовни. Каждая деревня отвечала за проведение какого-либо календарно-приуроченного праздника, на который съезжались знакомые и родственники со всей округи.

Прослеженные закономерности в эволюции историко-культурного ландшафта отдельных удмуртских и русских микрорайонов в Удмуртии, Татарстане и Кировской области свидетельствуют об особенной целостной системе размещения культурных и культовых объектов, маркировавших важные точки виртуального пространства селения. Оно имело ясно очерченную структуру с центром и периферией, строгую внутреннюю иерархию священных мест, систему их почитания и правила гостевания в пределах сельской округи. Хорошо организованная система размещения и функционирования дохристианских и христианских культовых памятников

и сакральных локусов, коллективное проведение аграрных и календарных праздников способствовали единению и сплочению людей каждой округи не только в хозяйственном и социальном плане, но и в духовном смысле. В пределах каждой локальной территории происходило регулярное воспроизводство сакральных ценностей и психологическая релаксация людей. Все это способствовало успешной адаптации сельского сообщества к занимаемой природной среде и к социально-

экономическим условиям обитания (Шутова и др., 2009).

В целом существование разных форм и традиций почитания дохристианских, христианских и мусульманских культовых объектов (священные деревья, столбы-часовни, почитаемые родники, камни и др.) в Камско-Вятском регионе в зоне интенсивных межэтнических контактов формировали сложную, многоуровневую и мозаичную систему сакрального пространства отдельных территорий.

ЛИТЕРАТУРА

1. АтамановМ.Г. Удмуртская ономастика. - Ижевск: Удмуртия, 1988. -168 с.

2. Атаманов М.Г. История Удмуртии в географических названиях. - Ижевск: Удмуртия, 1997. - 347 с.

3. Атаманов М.Г. По следам удмуртских воршудов. - Ижевск, 2001. - 216 с.

4. Атаманов М.Г. От Дондыкара до Урсыгурта. Из истории удмуртских регионов. - Ижевск: Удмуртия, 2005. - 216 с.

5. Владыкин В.Е. Религиозно-мифологическая картина мира удмуртов. -Ижевск: Удмуртия, 1994. - 384 с.

6. Владыкина Т.Г. Удмуртский фольклор: проблемы жанровой эволюции и систематики. - Ижевск: УИИЯЛ УрО РАН, 1998. - 356 с.

7. ГенингВ.Ф. Археологические памятники Удмуртии. - Ижевск, 1958. -192 с.

8. Голдина Р.Д. Древняя и средневековая история удмуртского народа. - Ижевск, 1999. - 464 с.

9. Голдина Р.Д. Тарасовский могильник вв. на Средней Каме. - Т. II. -Ижевск, 2003. - 721 с.

10. Голдина Р.Д. Тарасовский могильник вв. на Средней Каме. - Т. I. -Ижевск, 2004. - 319 с.

11. Голдина Р.Д. Неволинский могильник VП-IX вв. н. э. в Пермском Предура-лье / Материалы и исследования Камско-Вятской археологической экспедиции. -Т. 21. - Ижевск, 2012. - 472 с.

12. Голдина Р.Д., Бернц В.А. Тураевский I могильник - уникальный памятник эпохи великого переселения народов в Среднем Прикамье (бескурганная часть) / Материалы и исследования Камско-Вятской археологической экспедиции. - Т. 17.

- Ижевск: Изд-во «Удм. ун-т», 2010. - 499 с.

13. Голдина Р.Д., Колобова Т.А., Казанцева О.А., Митряков А.Е., Шаталов В.А. Тарасовское святилище раннего железного века в Среднем Прикамье / Материалы и исследования Камско-Вятской археологической экспедиции. - Т. 26. - Ижевск, 2013. - 184 с.

14. Голдина Р.Д., Пастушенко И.Ю., Перевозчикова С.А., Черных Е.М., Голдина Е.В., Перевощиков С.Е. Городище Лобач и его окрестности в эпоху средневековья / Материалы и исследования Камско-Вятской археологической экспедиции.

- Т. 23. - Ижевск, 2012. - 264 с.

15. Голдина Р.Д., Пастушенко И.Ю., Черных Е.М. Бартымский комплекс памятников эпохи средневековья в Сылвенском поречье / Материалы и исследования Камско-Вятской археологической экспедиции. - Т. 13. - Ижевск; Пермь, 2011. -340 с.

16. Древности Прикамья эпохи железа (VI в. до н. э. - XV в. н. э.): хронологическая атрибуция / Материалы и исследования Камско-Вятской археологической экспедиции. - Т. 25. - Ижевск: Изд-во «Удм. ун-т», 2012. - 544 с.

17. Иванов А.Г. Этнокультурные и экономические связи населения бассейна р. Чепцы в эпоху средневековья (конец V - первая половина XIII в.). - Ижевск: УИИЯЛ УрО РАН, 1998. - 309 с.

18. Иванова М.Г. Истоки удмуртского народа. - Ижевск: Удмуртия, 1994. -192 с.

19. Иванова М.Г. Иднакар: Древнеудмуртское городище IX-XIII вв. - Ижевск: УИИЯЛ УрО РАН, 1998. - 294 с.

20. Кириллова Л.Е. Микротопонимия бассейна Валы (в типологическом освещении). - Ижевск: УИИЯЛ УрО РАН, 1992. - 320 с.

21. Кириллова Л.Е. Микротопонимия бассейна Кильмези. - Ижевск: УИИЯЛ УрО РАН, 2002. - 571 с.

22. Климов К.М. Ансамбль как образная система в удмуртском народном искусстве XIX-XX вв. - Ижевск: Изд. дом «Удмуртский ун-т», 1999. - 320 с.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

23. Косарева И.А. Традиционная женская одежда периферийных групп удмуртов (косинский, слободской, кукморской, шошминской, закамской) в конце XIX - начале XX в. - Ижевск: УИИЯЛ УрО РАН, 2000. - 228 с.

24. Культовые памятники народов Камско-Вятского региона: Материалы и исследования. - Ижевск: УИИЯЛ УрО РАН, 2004. - 228 с.

25. Миннияхметова Т.Г. Календарные обряды закамских удмуртов. - Ижевск: УИИЯЛ УрО РАН, 2000. - 168 с.

26. Миннияхметова Т.Г. Традиционные обряды закамских удмуртов: Структура. Семантика. Фольклор. - Tartu: University Press, 2003. - 257 с.

27. Останина Т.И. Кузебаевское городище. IV-V, VII вв. Каталог археологической коллекции. - Ижевск: Изд. дом «Удм. ун-т», 2002. - 112 с.

28. Останина Т.И. Население Среднего Прикамья в III-V вв. - Ижевск: Удм. ИИЯЛ УрО РАН, 1997. - 327 с.

29. Останина Т.И., Канунникова О.М., Степанов В.П., Никитин А.Б. Кузебаев-ский клад ювелира VII в. как исторический источник. - Ижевск, 2012. - 218 с.

30. Перевощиков С.Е. Железообрабатывающее производство населения Камско-Вятского междуречья в эпоху средневековья (технологический аспект). - Ижевск, 2002. - 176 с.

31. Попова Е.В. Семейные обычаи и обряды бесермян (конец XIX - 90-е годы XX в.) - Ижевск: УИИЯЛ УрО РАН, 1998. - 241 с.

32. Попова Е.В. Календарные обряды бесермян. - Ижевск: УИИЯЛ УрО РАН, 2004. - 256 с.

33. Попова Е.В. Культовые памятники и сакральные объекты бесермян. -Ижевск: УИИЯЛ УрО РАН, 2011. - 320 с.

34. Руденко К.А. Булгарские святилища эпохи средневековья XI-XIV вв. (по археологическим материалам) // Культовые памятники Камско-Вятского региона: Материалы и исследования. - Ижевск, 2004. - С. 36-66.

35. Садиков Р.Р. Поселения и жилища закамских удмуртов (материальный и духовный аспект). - Уфа: Изд-во «Гилем», 2001. - 181 с.

36. Садиков Р.Р. Традиционные религиозные верования и обрядность закамских удмуртов (история и современные тенденции развития). - Уфа: Центр этнолог. исслед. УНЦ РАН, 2008. - 232 с.

37. Черных Е.М. Жилища Прикамья (эпоха железа). - Ижевск, 2008. - 272 с.

38. Черных Е.М., Ванников В.В., Шаталов В.А. Аргыжское городище на реке Вятке. - М.: Ин-т компьют. технологий, 2002. - 188 с.

39. Шутова Н.И. Удмурты XVI - первой половины XIX в.: По данным могильников. - Ижевск: УИИЯЛ УрО РАН, 1992. - 263 с.

40. Шутова Н.И. Дохристианские культовые памятники в удмуртской религиозной традиции: Опыт комплексного исследования. - Ижевск: УИИЯЛ УрО РАН, 2001. - 304 с.

41. Шутова Н.И. Средневековые святилища Камско-Вятского региона // Куль -товые памятники Камско-Вятского региона: Материалы и исследования. - Ижевск, 2004. - С. 5-35.

42. Шутова Н.И., Капитонов В.И., Кириллова Л.Е., Останина Т.И. Историко-культурный ландшафт Камско-Вятского региона. - Ижевск: УИИЯЛ УрО РАН, 2009. - 244 с.

Информация об авторе:

Шутова Надежда Ивановна, доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник, Удмуртский институт истории, языка и литературы Уральского отделения РАН (г. Ижевск, Российская Федерация); shutova@udnii.ru, nad_shutova@mail.ru

ARCHAEOLOGICAL-ETHNOLOGICAL RESEARCHES IN UDMURTIA

N.I. Shutova

The paper deals with history of archaeological-ethnological researches in Udmurtia started by the pre-revolutionary scientists. Archaeologists A.P. Smirnov and V.F. Gening, their followers succeed this tradition. Extensive archaeological researches held in the Kama-Vyatka region during the late 20th - early 21st centuries provided with considerable archaeological materials on the main periods of local history and culture from the Mesolithic up to the 19th century. These data were intensively published as authors' and collective monographs. Using of written sources, toponymy, folklore and ethnography helped to interpret archaeological materials that promoted a quantitative accumulation of ethno-archaeological observations. As a result auspicious conditions for purposeful ethno-archaeological research on the problems of religious beliefs and traditions were prepared. Such systematic work on integration of archaeological and ethnographic knowledge has been held in Udmurtia since 1990s in three main directions. The first one is studying of the Udmurt cemeteries of the 16th-19th centuries. It based on comparison and correlation both with data of medieval Archaeology of the 6th-13th centuries and historical and folklore-ethnographic sources of the late 18th-early 20th century. The second direction - research of cult monuments (sanctuaries, cemeteries, ritual objects) from the Middle Ages till present day by parallel collection and interpretation of archaeological, folklore and ethnographic information. The third direction is reconstruction of cultural and sacral landscapes of separate local districts of the considered periods.

Keywords: archaeological-ethnological studies, late cemeteries, sanctuaries, cultural and sacred landscape.

REFERENCES

1. Atamanov M.G. Udmurtskaya onomastika [Udmurt onomastics]. Izhevsk, "Udmurtia" Publ., 1988, 168 p.

2. Atamanov M.G. Istoriya Udmurtii v geograficheskikh nazvaniyakh [History of Udmurtia according to the geographical names]. Izhevsk, "Udmurtia" Publ., 1997, 347 p.

3. Atamanov M.G. Po sledam udmurtskikh vorshudov [According to the Udmurt vorshud footprints]. Izhevsk, 2001, 216 p.

4. Atamanov M.G. Ot Dondykara do Ursygurta. Iz istorii udmurtskikh regionov [From Dondykar to Ursygurt. On the History of Udmurt regions]. Izhevsk, "Udmurtia" Publ., 2005, 216 p.

5. Vladykin V.E. Religiozno-mifologicheskaya kartina mira udmurtov [Religious and mythological worldview of the Udmurts]. Izhevsk, "Udmurtia" Publ., 1994, 384 p.

6. Vladykina T.G. Udmurtskiy fol'klor: problemy zhanrovoy evolyutsii i sistematiki [Udmurt folklore: the problems of genre evolution and systematics]. Izhevsk, Udmurt Institute of History, Language and Literature, Ural Branch Russian Academy of Sciences Publ., 1998, 356 p.

7. Gening V.F. Arkheologicheskie pamyatniki Udmurtii [Archaeological monuments in Udmurtia]. Izhevsk, 1958, 192 p.

8. Goldina R.D. Drevnyaya i srednevekovaya istoriya udmurtskogo naroda [Ancient and medieval history of Udmurt people]. Izhevsk, 1999, 464 p.

9. Goldina R.D. Tarasovskiy mogil'nik na Sredney Kame [The Tarasovo cemetery on the Middle Kama River]. Izhevsk, 2003, vol. II, 721 p.

10. Goldina R.D. Tarasovskiy mogil'nik na Sredney Kame [The Tarasovo cemetery on the Middle Kama River]. Izhevsk, 2004, vol. I, 318 p.

11. Goldina R.D. Nevolinskiy mogil'nik VII-IX vv. n.e. v Permskom Predural'e. Materialy i issledovaniya Kamsko-Vyatskoy arkheologicheskoy ekspeditsii [The Nevolino cemetery of the VII th- IX th centuries AD in the Perm Cis-Urals region. Proceedings and Reseaches of the Kama-Vyatka archaeological expedition]. Izhevsk, 2012, vol. 21, 472 p.

12. Goldina R.D., Bernts V.A. Turaevskiy I mogil'nik - unikal'nyy pamyatnik epokhi velikogo pereseleniya narodov v Srednem Prikam'e (beskurgannaya chast'). Materialy i issledovaniya Kamsko-Vyatskoy arkheologicheskoy ekspeditsii. [The Turaevo I cemetery - unique monument of the Great Migration Epokh in the Middle Kama River region (non-mound burial part). Proceedings and Reseaches of the Kama-Vyatka archaeological expedition]. Izhevsk, 2010, 499 p.

13. Goldina R.D., Kolobova T.A., Kazantseva O.A., Mitryakov A.E., Shatalov V.A. Tarasovskoe svyatilishche rannego zheleznogo veka v Srednem Prikam'e. Materialy i issledovaniya Kamsko-Vyatskoy arkheologicheskoy ekspeditsii [The Tarasovo sanctuary of the Early Iron Age in the Middle Kama River region. Proceedings and Reseaches of the Kama-Vyatka archaeological expedition]. Izhevsk, 2013, vol. 26, 184 p.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

14. Goldina R.D., Pastushenko I.Yu., Perevozchikova S.A., Chernykh E.M., Goldina E.V., Perevoshchikov S.E. Gorodishche Lobach i ego okrestnosti v epokhu srednevekov'ya. Materialy i issledovaniya Kamsko-Vyatskoy arkheologicheskoy ekspe-ditsii [The Lobach fortified settlement and its surroundings during the Middle Ages. Proceedings and Reseaches of Kama-Vyatka archaeological expedition]. Izhevsk, 2012, vol. 23, 264 p.

15. Goldina R.D., Pastushenko I.Yu., Chernykh E.M. Bartymskiy kompleks pa-myatnikov epokhi srednevekov'ya v Sylvenskom porech'e. Materialy i issledovaniya Kamsko-Vyatskoy arkheologicheskoy ekspeditsii [The Bartym complex of the monuments of the Middle Ages in the Sylva River basin. Proceedings and Reseaches of the Kama-Vyatka archaeological expedition]. Izhevsk; Perm, 2011, vol. 13, 340 p.

16. Drevnosti Prikam'ya epokhi zheleza (VI v. do n. e. - XV v. n. e.): khronologicheskaya atributsiya. Materialy i issledovaniya Kamsko-Vyatskoy arkheologicheskoy ekspeditsii [Antiquities of the Kama River basin during the Iron Age (VIth century BC - XVth century AD): chronological attribution. Proceedings and Reseaches of the Kama-Viatka archaeological expedition]. Izhevsk, 2012, vol. 25, 544 p.

17. Ivanov A.G. Etnokul'turnye i ekonomicheskie svyazi naseleniya basseyna r. Cheptsy v epokhu srednevekov'ya (konets V - pervaya polovina XIII v.) [Ethnocultural and economic ties of the Cheptsa River basin population during the Middle Ages (late Vth - the first half of the XIIIth centuries]. Izhevsk, Udmurt Institute of History, Language and Literature, Ural Branch Russian Academy of Sciences Publ., 1998, 309 p.

18. Ivanova M.G. Istoki udmurtskogo naroda [Origins of Udmurt people]. Izhevsk, "Udmurtiya" Publ., 1994, 192 p.

19. Ivanova M.G. Idnakar: Drevneudmurtskoe gorodishche IX-XIII vv. [The Idnakar: ancient Udmut fortified settlement of the IXth- XIIIth centures]. Izhevsk, Udmurt Institute of History, Language and Literature, Ural Branch Russian Academy of Sciences Publ., 1998, 294 p.

20. Kirillova L.E. Mikrotoponimiya basseyna Valy (v tipologicheskom osveshchenii) [Microtoponymy of the Vala River basin (in typological lighting)]. Izhevsk, Udmurt Institute of History, Language and Literature, Ural Branch Russian Academy of Sciences, Publ., 1992, 320 p.

21. Kirillova L.E. Mikrotoponimiya basseyna Kil'mezi [Microtoponymy of the Kilmez River basin]. Izhevsk, Udmurt Institute of History, Language and Literature, the Urals Branch Russian Academy of Sciences Publ., 2002, 571 p.

22. Klimov K.M. Ansambl' kak obraznaya sistema v udmurtskom narodnom iskusstve XIX-XX vv. [Ensemble as the imaging system in the Udmurt folk art in the 19th - 20th centuries]. Izhevsk, 1999, 320 p.

23. Kosareva I.A. Traditsionnaya zhenskaya odezhda periferiynykh grupp udmurtov (kosinskiy, slobodskoy, kukmorskoy, shoshminskoy, zakamskoy) v kontse XIX - nachale XX v. [Traditional women's clothing of peripheral groups of the Udmurts (kosinsky, slobodsky, kukmorsky, shoshminsky, zakamsky) in the late XIXth - early XXth centuries]. Izhevsk, Udmurt Institute of History, Language and Literature, Ural Branch Russian Academy of Sciences Publ., 2000, 228 p.

24. Kultovyje pamjatniki Kamsko-Viatskogo regiona: Materialy i issledovanija [Cult monuments of the Kama-Vyatka region: Proceedings and Reseaches]. Izhevsk, Udmurt Institute of History, Language and Literature, Ural Branch Russian Academy of Sciences Publ., 2004, 228 p.

25. Minniyakhmetova T.G. Kalendarnye obryady zakamskikh udmurtov [Calendar rites of the Trans-Kama Udmurts]. Izhevsk, Udmurt Institute of History, Language and Literature, Ural Branch Russian Academy of Sciences Publ., 2000, 168 p.

26. Minniyakhmetova T.G. Traditsionnye obryady zakamskikh udmurtov: Struktura. Semantika. Fol'klor [Traditional rites of the Trans-Kama Udmurts: Structure. Semantics. Folklore]. Tartu, University Press Publ., 2003, 257 p.

27. Ostanina T.I. Naselenie Srednego Prikam'ya v III-V vv. [Population of the Middle Kama region in the 3rd-5th centuries]. Izhevsk, Udmurt Institute of History, Language and Literature, the Urals Branch Russian Academy of Sciences Publ., 1997, 327 p.

28. Ostanina T.I. Kuzebaevskoe gorodishche. IV-V,VII vv. Katalog arkheologicheskoy kollektsii [The Kuzebaevo fortified settlement of the IV-V, VII centuries. Catalogue of the archaeological collection]. Izhevsk, 2002, 112 p.

29. Ostanina T.I., Kanunnikova O.M., Stepanov V.P., Nikitin A.B. Kuzebaevskiy klad yuvelira VII v. kak istoricheskiy istochnik [The Kuzebaevo jeweler's hidden treasure of the VIIth century as a historical source]. Izhevsk, 2012, 218 p.

30. Perevoshchikov S.E. Zhelezoobrabatyvayushchee proizvodstvo naseleniya Kamsko-Vyatskogo mezhdurech'ya v epokhu srednevekov'ya (tekhnologicheskiy aspekt) [Iron-working production among the population of the Kama-Vyatka interfluve during the Middle Ages (technological aspect)]. Izhevsk, 2002, 176 p.

31. Popova E.V. Semejnyje obychai i obrjady besermyan (konets XIX - 90^ gody XX v.) [Family traditions and rites of the Besermyans (late XIXth - 1990s)]. Izhevsk, Udmurt Institute of History, Language and Literature, Ural Branch Russian Academy of Sciences Publ., 1998, 241 p.

32. Popova E.V. Kalendarnye obryady besermyan [Calendar rites of the Besermyans]. Izhevsk, Udmurt Institute of History, Language and Literature, the Urals Branch Russian Academy of Sciences Publ., 2004, 256 p.

33. Popova E.V. Kul'tovye pamyatniki i sakral'nye ob"ekty besermyan [Cult monuments and sacral objects of the Besermyans]. Izhevsk, Udmurt Institute of History, Language and Literature, Ural Branch Russian Academy of Sciences Publ., 2011, 320 p.

34. Rudenko K.A. Bulgarskie svyatilishcha epokhi srednevekov'ya XI-XIV vv. (po arkheologicheskim materialam) [The Bulgar's sanctuaries during the Middle Ages of the XI-XIV centuries (according to the archaeological data)]. In: Kul'tovye pamyatniki Kamsko-Vyatskogo regiona: Materialy i issledovaniya [Cult monuments in the Kama-Vyatka region: Proceedings and Reseaches]. Izhevsk, Udmurt Institute of History, Language and Literature, Ural Branch Russian Academy of Sciences Publ., 2004, P. 3666.

35. Sadikov R.R. Poseleniya i zhilishcha zakamskikh udmurtov (material'nyy i dukhovnyy aspekty) [Settlements and Dwellings of the Trans-Kama Udmurts (material and spiritual aspects)]. Ufa, "Gilem" Publ., 2001, 181 p.

36. Sadikov R.R. Traditsionnye religioznye verovaniya i obryadnost' zakamskikh udmurtov (istoriya i sovremennye tendentsii razvitiya) [Traditional religious beliefs and rites of the Trans-Kama Udmurts (history and modern trends of development)]. Ufa, Center of Ethnological Reseraches, Ural Branch Russian Academy of Sciences Publ.. 2008, 232 p.

37. Chernykh E.M. Zhilishcha Prikam'ya (epokha zheleza) [Dwellings in the Kama River region (the Iron Age)]. Izhevsk, 2008, 272 p.

38. Chernykh E.M., Vanchikov V.V., Shatalov V.A. Argyzhskoe gorodishche na reke Vyatke [The Argyzh fortified settlement on the Vyatka River]. Moscow, 2002, 188 p.

39. Shutova N.I. Udmurty XVI - pervoy poloviny XIX v.: Po dannym mogil'nikov [The Udmurts during the XVIth - first half of the XIXth centuries: According to the data on burial grounds]. Izhevsk, Udmurt Institute of History, Language and Literature, Ural Branch Russian Academy of Sciences Publ., 1992, 264 p.

40. Shutova N.I. Dokhristianskie kul'tovye pamyatniki v udmurtskoy religioznoy traditsii: Opyt kompleksnogo issledovaniya [Pre-Christian cult monuments in the Udmurt religious tradition: An interdisciplinary study]. Izhevsk, Udmurt Institute of History, Language and Literature, Ural Branch Russian Academy of Sciences Publ.. 2001, 304 p.

41. Shutova N.I. Srednevekovye svyatilishcha Kamsko-Vyatskogo regiona [Medieval sanctuaries in the Kama-Vyatka region]. In: Kul'tovye pamyatniki Kamsko-Vyatskogo regiona: Materialy i issledovaniya [Cult monuments of the Kama-Vyatka region: Proceedings and Reseaches]. Izhevsk, Udmurt Institute of History, Language and Literature, Ural Branch Russian Academy of Sciences Publ., 2004, P. 5-35.

42. Shutova N.I., Kapitonov V.I., Kirillova L.E., Ostanina T.I. Istoriko-kul'turnyy landshaft Kamsko-Vyatskogo regiona [Historical and cultural landscape of the Kama-Vyatka region]. Izhevsk, Udmurt Institute of History, Language and Literature, Ural Branch Russian Academy of Sciences Publ., 2009, 244 p.

Information about the author:

Shutova Nadezhda I., Dr. habil. (History), leading research scientist, Udmurt Institute of History, Language and Literature, Ural Branch Russian Academy of Sciences (Izhevsk, Russian Federation); shutova@udnii.ru, nad_shutova@mail.ru

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.