Научная статья на тему 'Антипривочный скепсис как социально-психологический феномен'

Антипривочный скепсис как социально-психологический феномен Текст научной статьи по специальности «Медицина и здравоохранение»

CC BY
485
103
Поделиться
Ключевые слова
АНТИПРИВИВОЧНЫЙ СКЕПСИС / НЕПРИЯТИЕ ВАКЦИНАЦИИ / ANTI-VACCINE SKEPTICISM / VACCINE HESITANCY

Аннотация научной статьи по медицине и здравоохранению, автор научной работы — Мац А.Н., Чепрасова Е.В.

Несмотря на бесспорные достижения вакцинопрофилактики в снижении инфекционной заболеваемости, в обществе нарастает скептическое отношение к вакцинации (сомнения родителей в эффективности и безвредности иммунизации детей, недоверие к вакцинам, отказ от отдельных либо вообще от всех вакцин, изменение сроков и схемы иммунизации). Антипрививочный скепсис препятствует реализации национальных календарей прививок и программ иммунизации. Под влиянием страха и сомнений, внушаемых активистами антипрививочного движения через социальные сети Интернета и средства массовой информации, родители отказываются прививать детей, субъективно переоценивают риски осложнений и побочных реакций вакцинации, ставя их выше опасности самих инфекционных заболеваний. Для минимизации антипрививочного скепсиса нужны новые формы пропрививочной пропаганды: создание интернет-блогов, сочетающих последние научные данные с фактами из реальной жизни, неформальные доверительные беседы между родителями носителями антипрививочного скепсиса и их оппонентами, уверенными в пользе вакцинации. Нужны готовые к вытеснению антипрививочных измышлений из социальных сетей общественные организации, объединяющие осведомленных о пользе вакцинации родителей со специалистами прививочного дела, врачами и научными работниками.

Похожие темы научных работ по медицине и здравоохранению , автор научной работы — Мац А.Н., Чепрасова Е.В.,

Anti-Vaccine Skepticism as a Social and Psychological Phenomenon

Despite the indisputable achievements of vaccination in reducing the frequency of infectious diseases, skeptical attitude toward vaccination grows in society (parental concerns of the effectiveness and safety of children immunization, vaccine hesitancy, partial or complete refusal of vaccination or commitment to delayed and incomplete immunization schedules). Anti-vaccine skepticism becomes an obstacle for the implementation of the national immunization schedule and immunization programs. Parents who refuse to vaccinate children subjectively overestimate the risks of complications and side effects of vaccination, placing them above the danger of the very infectious diseases under the influence of fear and doubt, suggestible by the anti-vaccine movement activists through the Internet and social networking media. To minimize the anti-vaccine skepticism, the new forms of pro-vaccine propaganda are needed, such as creation of Internet blogs, which would combine the latest scientific data with the simple stories of real life; informal trust-based conversations between parents-supporters of anti-vaccine skepticism and their opponents, who agree to the vaccinate their children and thus are transactors of vaccination. By creating social norms and putting slight pressure, they manage rather successfully to minimize anti-vaccine skepticism. Social organizations are needed that would be ready to displace anti-vaccine fabrications from the social networking, and that would unite parents with vaccination specialists, doctors and researchers.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Антипривочный скепсис как социально-психологический феномен»

Антипривочный скепсис

как социально-психологический феномен

А.Н. Мац1 (anmatzos@gmail.com), Е.В. Чепрасова2 (evchep@pochta.ru)

1ФГБУ «НИИ вакцин и сывороток им. И.И. Мечникова» РАН, Москва 2ГБОУ ВПО «Ярославская государственная медицинская академия» Минздрава России

Резюме

Несмотря на бесспорные достижения вакцинопрофилактики в снижении инфекционной заболеваемости, в обществе нарастает скептическое отношение к вакцинации (сомнения родителей в эффективности и безвредности иммунизации детей, недоверие к вакцинам, отказ от отдельных либо вообще от всех вакцин, изменение сроков и схемы иммунизации). Антипрививочный скепсис препятствует реализации национальных календарей прививок и программ иммунизации. Под влиянием страха и сомнений, внушаемых активистами антипрививочного движения через социальные сети Интернета и средства массовой информации, родители отказываются прививать детей, субъективно переоценивают риски осложнений и побочных реакций вакцинации, ставя их выше опасности самих инфекционных заболеваний. Для минимизации антипрививочного скепсиса нужны новые формы пропрививочной пропаганды: создание интернет-блогов, сочетающих последние научные данные с фактами из реальной жизни, неформальные доверительные беседы между родителями - носителями антипрививочного скепсиса и их оппонентами, уверенными в пользе вакцинации. Нужны готовые к вытеснению антипрививочных измышлений из социальных сетей общественные организации, объединяющие осведомленных о пользе вакцинации родителей со специалистами прививочного дела, врачами и научными работниками.

Ключевые слова: антипрививочный скепсис, неприятие вакцинации

Anti-Vaccine Skepticism as a Social and psychological phenomenon

A.N. Matz1 (anmatzos@gmail.com), E.V. Cheprasova2 (evchep@pochta.ru)

1I.I. Mechnikov Research Institute of Vaccines and Sera of Russian Academy of Sciences, Moscow

2 State Educational Institution of Additional Professional Education «Yaroslavl' State Medical Academy» of the Ministry of Healthcare

of the Russian Federation

abstract

Despite the indisputable achievements of vaccination in reducing the frequency of infectious diseases, skeptical attitude toward vaccination grows in society (parental concerns of the effectiveness and safety of children immunization, vaccine hesitancy, partial or complete refusal of vaccination or commitment to delayed and incomplete immunization schedules). Anti-vaccine skepticism becomes an obstacle for the implementation of the national immunization schedule and immunization programs. Parents who refuse to vaccinate children subjectively overestimate the risks of complications and side effects of vaccination, placing them above the danger of the very infectious diseases under the influence of fear and doubt, suggestible by the anti-vaccine movement activists through the Internet and social networking media. To minimize the anti-vaccine skepticism, the new forms of pro-vaccine propaganda are needed, such as creation of Internet blogs, which would combine the latest scientific data with the simple stories of real life; informal trust-based conversations between parents-supporters of anti-vaccine skepticism and their opponents, who agree to the vaccinate their children and thus are transactors of vaccination. By creating social norms and putting slight pressure, they manage rather successfully to minimize anti-vaccine skepticism. Social organizations are needed that would be ready to displace anti-vaccine fabrications from the social networking, and that would unite parents with vaccination specialists, doctors and researchers. Key words: anti-vaccine skepticism, vaccine hesitancy

1. «Vaccine Hesitancy» - глобальный

антипрививочный скепсис

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

В истории общественного здравоохранения массовая вакцинация - одно из бесспорных достижений, существенно уменьшивших инфекционную заболеваемость. К началу XXI века промышленно развитым странам удалось на 98 - 100% снизить показатели заболеваемости краснухой и синдромом врожденной краснухи, дифтерией, корью, паралитическим полиомиелитом, паротитом, гемофильной ин-

фекцией типа Ь, коклюшем и столбняком [1]. Последний случай натуральной оспы был диагностирован 35 лет назад. Ежегодно во всем мире вакцинация сохраняет 2 - 3 млн детских жизней и в среднем на 20 лет продлевает жизнь взрослых. Остались в истории многие характерные для инфекционной клиники термины, например: «полиомиелитные респираторы» («железные легкие»), «столбнячный опистотонус», «оспенные корки и рубцы», «менингококковые септические ампутации» [2]. Казалось бы, вакцинологией

создана неопровержимая аргументация в пользу эффективности и безвредности иммунопрофилактики. Однако в последние два десятилетия самое серьезное значение приобрела проблема, издавна сопровождавшая прививочное дело и теперь названная «vaccine hesitancy» [3 - 5], - сомнения родителей в эффективности и безвредности вакцинопрофилакти-ки детей, недоверие к вакцинам, отказ от отдельных либо вообще от всех вакцин, произвольное изменение сроков и схем иммунизации. Все эти проявления иррационального по своей природе антипрививочного скепсиса [6, 7] снижают охват массовой вакцинацией и препятствуют реализации национальных календарей прививок и программ иммунизации не только в развивающихся, но и в промышленно развитых странах. Такой иррациональный подход к вакцинации, как ни парадоксально, можно наблюдать даже в семьях с приемлемым уровнем достатка и образования. В США, например, из-за низкого охвата вакцинацией от осложнений управляемых инфекций ежегодно умирает около 42 000 взрослых и 300 детей [8]. Утрата доверия к вакцинации чревата гнездными вспышками контролируемых инфекций даже при охвате выше 90%, поскольку 1 - 2% родителей отвергают все прививки, 12% отказываются по крайней мере от одной из рекомендованных, 30% откладывают одну или несколько прививок. При этом постоянно растет число отводов от вакцинации школьников по немедицинским причинам [3, 4, 9]. Антипрививочный скепсис стал явным препятствием для большинства попыток достичь охвата противогриппозной вакцинацией выше 70 - 80% в промышленно развитых странах [10].

Согласно данным ВОЗ [11], в России в 2012 году был один из наивысших в мире уровней охвата вакцинацией против шести инфекций - 96 - 98%. Судя по цифрам, можно предположить, что антипрививочный скепсис в России отсутствует. К сожалению, эта иллюзия опровергается практикой: отечественное неприятие вакцинации хорошо известно всем, кто профессионально занят прививками и не раз был свидетелем общественного обсуждения иммунизации [12]. 2. Эмоционально-ментальные предпосылки антипрививочного скепсиса Любая группа родителей разделяется на оптимистов и скептиков вне зависимости от предварительной осведомленности. Это две психологические модели поведения и принятия решений [3, 13]. Антипрививочный скепсис поляризуется у скептиков, которые субъективно переоценивают риски осложнений и побочных реакций вакцинации, ставя их выше опасности самих инфекционных заболеваний, особенно когда последние встречаются редко - именно благодаря вакцинации. При этом социокультурные, политические, религиозные и экономические приоритеты выдвигаются на первый план в ущерб приоритетам здравоохранения. Решение родителей принять или отвергнуть вакцинацию - результат оценки ими соотношения риска

и пользы. В этой оценке ключевая роль принадлежит представлениям о вакцинах и вакцинации в условиях широкой доступности информации -прежде всего антипрививочной, то есть ложной, обильно представленной в Интернете (антипрививочные сайты, форумы, социальные сети и блоги) и в прессе [3, 6]. Треть сведений в СМИ о вакци-нопрофилактике в 2011 - 2012 годах - это антипрививочная риторика [14], в которой сомнения в пользе вакцинации отражают недоверие к научным предпосылкам, к объективности экспертизы вакцин и к медицинской службе в целом. Дениали-стически (иррационально) отрицаются бесспорные научные факты [3, 6].

Когда же врач получает добровольное информированное согласие на прививку у не имеющих медицинского образования родителей, нельзя надеяться на полное осознание ими рисков инфекционных заболеваний и побочных реакций, связанных с вакцинацией. Можно только уповать на доверие к ответственности, осведомленности и убедительности слов врача. Доверие, возникающее в ответ на социальную ответственность служб здравоохранения, - это ключевой двигатель принятия вакцинации населением. Однако подъем самостоятельной деловой активности, при которой индивид играет все большую роль в принятии решений о собственном здоровье, усиливает антипрививочный скепсис [15]. Согласно официальной статистике, по этой причине охват вакцинацией в странах, лидирующих в индустриальном развитии, существенно ниже, чем в странах со средним уровнем развития [11].

У образованных и осведомленных родителей, даже не отвергающих вакцинации, косноязычный педиатр, зазубривший инструкции по применению вакцин, своими примитивными ответами-самоделками добьется скорее антипрививочного скепсиса, чем успеха. Такие примеры имеются и в русскоязычной пропрививочной пропаганде [16].

Прогресс коммуникационных технологий приобщил к Интернету сотни миллионов пользователей (в России их более 60 млн). Многих из них в социальные сети (Twitter, LiveJournal, Facebook, LinkedIn, MySpace, YouTube, ВКонтакте, Одноклассники) привлекает именно озабоченность, связанная с вакцинацией детей [3, 4, 14]. Даже убежденные в необходимости вакцинации родители, посетив антипрививочные сайты, миновать которые невозможно, испытывают замешательство и беспокойство, заставляющие искать социальные связи для получения информации, эмоциональной поддержки и уменьшения тревоги [17]. Недоверие к вакцинации закономерно чаще возникает у родителей, получающих информацию не от врача, а из альтернативных немедицинских источников [5].

Антипрививочная пропаганда использует ярко иллюстрированные трагические истории (короткие рассказы, на первый взгляд не вызывающие сомнений), понятные неосведомленной публике, без

каких-либо научных доказательств. Анекдоты подаются как реальные неопровержимые факты, заменяя их. Они оказываются гораздо эффективней любой статистической аргументации. Распространение антипрививочной информации в социальной среде - управляемый психологический процесс [3, 13, 17]. Интернет-общение стало формой постоянной глобальной антипрививочной мобилизации родителей. Не затрудняя себя доказательствами вреда вакцинации, активисты антипрививочного движения, опираясь исключительно на могучую силу мифа, заражают целые поколения родителей страхами и сомнениями. Весь их инструментарий -это умение рассказывать мифы. Тут и внезапная смерть, и аутизм, и гомосексуальность, «возникшие» у детей через день после вакцинации против кори, паротита и краснухи. Чем кошмарнее мифы, тем большее доверие они вызывают. Эти мифы существуют рядом с пропрививочной информацией, и любые комментарии к ним вызывают эхо. Более того, попытки разместить на антипрививочных сайтах пропрививочные комментарии, как правило, пресекаются антипрививочниками [3, 17].

Кроме того, антипрививочные настроения нередко возникают среди медицинского персонала и легко передаются родителям [6]. В этих случаях антипрививочная мифологема использует наукообразные декорации, как, например, в мошеннических «исследованиях» Эндрю Уэйкфилда (Wakefield), в которых якобы доказывается, что вакцинация против кори, паротита и краснухи вызывает аутизм. Пропаганда этого мифа в Великобритании только в 2009 году вызвала у 8,2% родителей полный отказ от прививок и у 25,8% -решение об отложенной вакцинации, что способствовало значительному подъему заболеваемости корью. Наукообразный слой антипрививочной пропаганды более вредоносен - он вызывает в сознании миф «беспросветного хаоса на кончике иглы» [3]. Более того, после уничижительных разоблачений и лишения права заниматься врачебной практикой в Великобритании Уэйкфилд сохранил авторитет борца с вакцинацией. Его сторонники организовали фонд, собирающий средства для возбуждения судебного процесса по обвинению «Британского медицинского журнала» в клевете. Несколько фейсбук-страниц, призывающих продолжить «работу» Уэйкфилда, получили более 10 тысяч лайков (одобрений) [17]. 3. Сомнительная эффективность уговоров принять

вакцинацию

Семь клинических испытаний, проведенных за вековую историю вакцинопрофилактики, в которых участвовало около 3 тысяч детей, не позволили однозначно выяснить, увеличивают ли охват вакцинацией персональные однократные и многократные уговоры родителей. Создалось впечатление, что рассказы медицинского персонала о пользе и безвредности прививки существенно не влияют на родительское решение. Поэтому предложено

включать пропрививочную аргументацию в общемедицинскую информацию [18].

В США из 1759 родителей были сформированы четыре группы, каждая из которых дважды получила одно из следующих сообщений: (1) живая вакцина против кори-паротита-краснухи, по данным Центров по контролю и профилактики заболеваний, не вызывает аутизма; (2) корь, паротит и краснуха - это опасные заразные заболевания (информация представлена текстуально); (3) показ фотографий детей, больных корью, паротитом и краснухой; (4) рассказы о тяжелых случаях кори с опасностью летального исхода. Затем, задавая вопросы, выясняли отношение родителей к слухам об осложнениях вакцинации и их намерения вакцинировать своих детей в будущем. Ни одно из обращений к родителям не усилило желания принять вакцинацию. Даже признав, что вакцинация не вызывает аутизма, родители, исходно согласные на прививку, все же засомневались в ее необходимости. А фотографии больных детей и рассказы о трагических исходах болезней только усилили опасения по поводу поствакцинальных осложнений, в частности аутизма [19].

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Очевидная неэффективность пропрививочных уговоров свидетельствует о существовании коммуникационного барьера между вакцинирующим персоналом и родителями и о стратегических ошибках пропрививочной пропаганды. Уговоры принять вакцинацию и ослабить антипрививочный скепсис априори неэффективны при безличном общении, традиционно основанном на неравенстве партнеров и манипуляциях по принципу «субъект - объект», в которых агитатор играет роль ментора [16]. 4. Некоторые новые способы преодоления

антипрививочного скепсиса

Эффективные в прошлом веке подходы, основанные на озвучивании научных доказательств, сейчас представляются недостаточными для восстановления доверия общества к вакцинации [3, 17]. Тут уместны новые способы пропаганды достижений, безвредности и выгодности вакцинации как компонента здорового образа жизни в активных информационных интервенциях, обращенных к населению [14, 15]. Для доверительного неформального разговора с родителями, отказывающимися от вакцинации, необходимы самоанализ, рефлексия, проявления сочувствия и симпатии, эвристические подходы вместо алгоритмических [7, 17]. Нужны также изменения в академической практике принятия решений о вакцинации, развитие упреждающей стратегии по разным направлениям, нацеленным на широкое будущее и на частные проблемы - такие, например, как уменьшение боли при вакцинации [7].

Работники здравоохранения, проводящие прививки, и родители должны использовать массовые коммуникации в Интернете для создания блогов, несущих пропрививочную информацию, сочета-

ющую последние научные данные с фактами из реальной жизни. Такой блог для обсуждения противогриппозной вакцинации был, например, организован радиостанцией «Эхо Москвы» [20]. Важны неформальные доверительные беседы между родителями - носителями антипрививочного скепсиса и их оппонентами, согласными на вакцинацию. Особенно ценно услышать откровенные рассказы о том, как педиатры и семейные доктора вакцинируют собственных детей. Родители, согласные на вакцинацию детей, - это партнеры службы здравоохранения, способные весьма успешно минимизировать антипрививочный скепсис [3].

Русскоязычный Интернет буквально засорен антипрививочными страницами; немало также сайтов типа «За и Против вакцинации», в которых сведения о вакцинах и прививках подаются наравне с цитатами антипрививочников, - все это дезинформирующие ресурсы. Перечень онлайн-ресурсов, заслуживающих доверия, особенно у сомневающихся родителей, приведен в ссылке [21]. Их необходимо чаще рекомендовать. Нужны общественные организации, объединяющие родителей со специалистами прививочного дела, врачами и научными экспертами, готовые к вытеснению антипрививочных измышлений из социальных сетей [20]. ш

Литература

1. Helsing K., Landi S., Frakes Ch., Martinez R.M., Hinshaw A.S., Aragоn T.J. et al. Institute of Medicine. Introduction. In: The Childhood immunization schedule and safety: Stakeholder concerns, scientific evidence, and future studies. Washington, DC: The National Academies Press; 2013: 19.

2. Mekalanos J.J. Vaccine economics: What price human life? Sci. Transl. Med. 2013; 5 (204): 1 - 2.

3. Feemster K.A. Overview: special focus vaccine acceptance. Hum. Vaccin. Immunother. 2013; 9 (8): 1752 - 1754.

4. Larson H.J., Jarrett C., Eckersberger E., Smith D.M., Paterson P Understanding vaccine hesitancy around vaccines and vaccination from a global perspective: A systematic review of published literature, 2007 - 2012. Vaccine. 2014; 32 (19): 2150 - 2159.

5. Wheeler M., Buttenheim A.M. Parental vaccine concerns, information source, and choice of alternative immunization schedules. Hum. Vaccin. Immunother. 2013; 9 (8): 1782 - 1789.

6. Мац А.Н. Современные истоки антипрививочных измышлений и идеологии. Эпидемиология и Вакцинопрофилактика. 2013; 3 (70): 90 - 97.

7. Smith J.C., Appleton M., MacDonald N.E. Building confidence in vaccines. Adv. Exp. Med. Biol. 2013; 764: 81 - 98.

8. Healthy People 2020. Immunization and infectious diseases topic area. A Federal Government Web site managed by the U.S. Department of Health and Human Services. Washington, DC; 2013. Доступно на: http://www.healthypeople.gov/2020/topicsobjectives2020/overview.aspx?topicId=23

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

9. NVAC Vaccine Hesitancy Working Group Charge. National Vaccine Program Office (NVPO) U.S. Department of Health and Human Services. Доступно на: http://www.hhs.gov/nvpo/nvac/subgroups/nvac-vaccine-hesitancy-wgcharge.html

10. Poland G.A., Fleming D.M., Treanor J.J., Maraskovsky E., Luke T.C., Ball E.M., Poland C.M. New wisdom to defy an old enemy: Summary from a scientific symposium at the 4th Influenza Vaccines for the World (IVW). 2012 Congress, 11 October, Valencia, Spain. Vaccine. 2013; 31 (Suppl. 1): A1 - 20.

11. WHO vaccine-preventable diseases: monitoring system. 2013 global summary. Official country estimates. WHO; 2014. Доступно на: http://apps.who.int/immunizationmonitoring/globalsummary/coverages?c=RUS

12. Онищенко Г.Г. Ищем выход... Выступление на радиостанции «Эхо Москвы», 04.01.2011. Доступно на: http://www.echo.msk.ru/programs/ exit/739043-echo/

13. Brossard D., Scheufele D.A. Social science. Science, new media, and the public. Science. 2013; 339 (6115): 40 - 41.

14. Larson H.J. Negotiating vaccine acceptance in an era of reluctance. Hum. Vaccin. Immunother. 2013; 9 (8): 1779 - 1781.

15. Ozawa S., Stack M.L. Public trust and vaccine acceptance - international perspectives. Hum. Vaccin. Immunother. 2013; 9 (8): 1774 - 1778.

16. Костинов М.П. Иммунологи советуют сделать вакцину против гриппа. Телерадиокомпания Звезда . Доступно на: http://tvzvezda.ru/news/mneniya/ content/201309301947-mnyu.htm

17. Shelby A., Ernst K. Story and science: how providers and parents can utilize storytelling to combat anti-vaccine misinformation. Hum. Vaccin. Immunother. 2013; 9 (8): 1795 - 1801.

18. Kaufman J., Synnot A., Ryan R., Hill S., Horey D., Willis N. et al. Face to face interventions for informing or educating parents about early childhood vaccination. Cochrane Database Syst. Rev. 2013; 5: CD010038.

19. Nyhan B., Reifler J., Richey S., Freed G.L. Effective messages in vaccine promotion: a randomized trial. Pediatrics. 2014; 133 (4): 835 - 842.

20. Мац А.Н. Два существенных момента в восприятии «свиного» гриппа. Сайт «Эхо Москвы». Блог. 17.11.09. Доступно на: http://echo.msk.ru/blog/ naumovich/633632-echo/

21. Пропрививочные интернет-ресурсы:

а) Бюллетень Всемирной организации здравоохранения

Доступно на: http://www.who.int/bulletin/volumes/86/6/08-030608/ru

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

б) Privivka.ru. Все о вакцинах и вакцинации. Доступно на: http://www.privivka.ru/ru/expert/russian/?id=153

в) Вакцинация путешественников. Доступно на: http://medportal.ru/enc/infection/immuno/8/

г) Блог доктора Комаровского. Доступно на: http://www.komarovskiy.net/blog/category/privivki , http://real-parents.ru/komarovskiy-o-privivkah.html

д) Советы детского доктора. Доступно на: http://www.asdoctor.ru/artikle/privivki.htm,

References

1. Helsing K., Landi S., Frakes Ch., Martinez R.M., Hinshaw A.S., Arag n T.J. et al. Institute of Medicine. Introduction. In: The Childhood Immunization Schedule and Safety: Stakeholder Concerns, Scientific Evidence, and Future Studies. Washington, DC: The National Academies Press; 2013: 19.

2. Mekalanos J.J. Vaccine Economics: what price human life? Sci. Transl. Med. 2013; 5 (204): 1 - 2.

3. Feemster K.A. Overview: special focus vaccine acceptance. Hum. Vaccin. Immunother. 2013; 9 (8): 1752 - 1754.

4. Larson H.J., Jarrett C., Eckersberger E., Smith D.M., Paterson P Understanding vaccine hesitancy around vaccines and vaccination from a global perspective: A systematic review of published literature, 2007 - 2012. Vaccine. 2014; 32 (19): 2150 - 2159.

5. Wheeler M., Buttenheim A.M. Parental vaccine concerns, information source, and choice of alternative immunization schedules. Hum. Vaccin. Immunother. 2013; 9 (8): 1782 - 1789.

6. Matz A.N. The modern origins of anti-vaccination insinuations and ideology. Epidemiology and Vaccinal Prevention. 2013; 3 (70): 90 - 97 (in Russian).

7. Smith J.C., Appleton M., MacDonald N.E. Building confidence in vaccines. Adv. Exp. Med. Biol. 2013; 764: 81 - 98.

8. Healthy People 2020. Immunization and infectious diseases topic area. A Federal Government Web site managed by the U.S. Department of Health and Human Services. Washington, DC; 2013. Available at: http://www.healthypeople.gov/2020/topicsobjectives2020/overview.aspx?topicId=23

9. NVAC Vaccine Hesitancy Working Group Charge. National Vaccine Program Office (NVPO) U.S. Department of Health and Human Services. Available at: http:// www.hhs.gov/nvpo/nvac/subgroups/nvac-vaccine-hesitancy-wgcharge.html

10. Poland G.A., Fleming D.M., Treanor J.J., Maraskovsky E., Luke T.C., Ball E.M., Poland C.M. New wisdom to defy an old enemy: Summary from a scientific symposium at the 4th Influenza Vaccines for the World (IVW). 2012 Congress, 11 October, Valencia, Spain. Vaccine. 2013; 31 (Suppl 1): A1 - 20.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

11. WHO vaccine-preventable diseases: monitoring system. 2013 global summary. Official country estimates. WHO; 2014. Available at: http://apps.who.int/ immunizationmonitoring/globalsummary/coverages?c=RUS

12. Onishchenko G.G. Lookin' to Get Out. «Echo of Moscow» a Russian radio station 04.01.2011. Available at: http://www.echo.msk.ru/programs/exit/739043-echo/ (in Russian).

13. Brossard D., Scheufele D.A. Social science. Science, new media, and the public. Science. 2013; 339 (6115): 40 - 41.

14. Larson H.J. Negotiating vaccine acceptance in an era of reluctance. Hum. Vaccin. Immunother. 2013; 9 (8): 1779 - 1781.

15. Ozawa S., Stack M.L. Public trust and vaccine acceptance - international perspectives. Hum. Vaccin. Immunother. 2013; 9 (8): 1774 - 1778.

16. Kostinov M.P. Immunologists recommended vaccination against flu. TV Zvezda. Available at: http://tvzvezda.ru/news/mneniya/content/201309301947-mnyu.htm (in Russian).

17. Shelby A., Ernst K. Story and science: how providers and parents can utilize storytelling to combat anti-vaccine misinformation. Hum. Vaccin. Immunother. 2013; 9(8): 1795 - 1801.

18. Kaufman J., Synnot A., Ryan R., Hill S., Horey D., Willis N. et al. Face to face interventions for informing or educating parents about early childhood vaccination. Cochrane Database Syst. Rev. 2013; 5: CD010038.

19. Nyhan B., Reifler J., Richey S., Freed G.L. Effective messages in vaccine promotion: a randomized trial. Pediatrics. 2014; 133 (4): 835 - 842.

20. Matz A.N. Two important moments of swine flu pandemic. Site «Echo of Moscow». a Russian radio station, Web log 17.11.09. Available at: http://echo.msk. ru/blog/naumovich/633632-echo/ (in Russian).

21. Internet-resources for vaccination:

a) Bulletin of the World Health Organization. Available at: http://www.who.int/bulletin/volumes/86/6/08-030608/ru

b) Privivka.ru. Available at: http://www.privivka.ru/ru/expert/russian/?id=153 (in Russian).

c) Travel vaccinations. Available at: http://medportal.ru/enc/infection/immuno/8/ (in Russian).

d) Blog of doctor Komarovskiy. Available at: http://www.komarovskiy.net/blog/category/privivki (in Russian), http://real-parents.ru/komarovskiy-o-priv-ivkah.html (in Russian).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

e) Recommendations of children's doctor. Available at: http://www.asdoctor.ru/artikle/privivki.htm (in Russian).

ИНФОРМАЦИЯ ВОЗ

30 заседание Глобального консультативного комитета ВОЗ по безопасности вакцин

11 - 12 июля 2014 года в Женеве состоялось очередное 30 заседание Глобального консультативного комитета ВОЗ по безопасности вакцин (The Global Advisory Committee on Vaccine Safety - GACVS), отметившее 15-летие этой организации. На совещании были рассмотрены вопросы: безопасность двух новых вакцин - живой атте-нуированной ротавирусной и рекомбинантной вакцины против гепатита Е; исследование безопасности менинго-кокковой А конъюгированной вакцины при иммунизации беременным; мониторинг безопасности планируемой к широкому использованию антималярийной вакцины.

Живая аттенуированная ротавирусная вакцина Rotavac лицензирована в Индии в январе 2014 году. Вакцина является производным естественно аттенуированного штамма, содержащего один бычий сегмент (G9P), который был выделен от здорового ребенка в 1988 году и прошел всестороннее изучение в Индии и США, в том числе все фазы клинического испытания. Проведенная в Индии третья фаза клинического испытания была осуществлена в рамках двойного слепого плацебоко нтролируемого испытания с активным мониторированием на 4532 привитых детях и 2267 детях, получивших плацебо. Наблюдения продолжались до достижения ребенком возраста 2-х лет. В ходе изучения зарегистрировано 11 случаев инвагинации кишечника, при этом ни один из них не был связан с процедурой прививки. Постлицензионное исследование безопасности вакцины планируется осуществить на 45 тыс. детях.

Безопасность рекомбинантной вакцины против гепатита Е (Hecolin, HEV 239). Вакцина содержит 30 мкг очищенного антигена и 0,8 мг алюминия гидроксида, производитель Xiamen Innovax Biotech, Xiamen China (зарегистрирована в 2011 г. и начала применяться с 2012 г.). Эффективность и безопасность вакцины изучены в рандомизированных двойных слепых контролируемых исследованиях на 112 тыс. лицах 16 - 65 лет. Препарат вводили по схеме 0 - 1 - 6 мес. в/м. Препарат сравнения служила вакцина против гепатита В. Период наблюдения равнялся 19 месяцам. По реактогенности препараты не различаются, за исключением реакций в месте введения, которые чаще развивались у привитых Hecolin. Данные о применении у лиц младше 16 лет и старше 65 лет, иммунокомпро-метированных пациентов и у лиц с заболеваниями печени отсутствуют.

Комитет также отметил отсутствие достаточных материалов о безопасности и эффективности одновременного введения Hecolin с другими вакцинами и рекомендовал широкое проведение IV фазы испытания с целью выявления тяжелых и редких форм осложнений.

В исследовании, проведенном в Гане, использована вакцина MenafriVac производства Serum Institute of India. Прививочная доза препарата (0,5 мл) содержала 10 мкг PsA, 10 - 33 мкг ТТ конъюгата, 0,3 мг алюминия фосфата, 0,01 % тиомерсала. К моменту начала выполнения программы было использовано более 50 млн доз препарата.

Вакцинацию осуществляли на всех стадиях беременности, а также в период грудного вскармливания. В группу вакцинированных вошли 1730 женщин, в контрольную - 919 женщин, в группу исторического контроля -3551 женщина. Средний показатель частоты рождения с весом > 2000 году и периода гестации > 37 недtkm во всех группах был одинаковым. Частота нежелательных исходов и мертворождений составила в группе вакцинированных 1,8%, в обеих контрольных группах - 2,2%, преждевременные роды наступили в группе исторического контроля у 3,1%, в группе привитых - у 3,6%, в контрольной группе - у 5,6% женщин.

Сделано заключение, что, как и другие инактивирован-ные вакцины, MenafriVac допустимо применять при повышенном риске инфицирования при беременности и в период лактации.

Малярийная вакцина. Констатировано, что в 2012 году малярия унесла 627 тыс. жизней, и хотя за истекшие 12 лет число смертельных исходов снизилось на 42% дальнейшее осуществление превентивных, диагностических и лечебных мероприятий, включая вакцинацию, является актуальной проблемой.

GACVS считает, что к моменту лицензирования малярийных вакцин должны быть выработаны основные принципы планирования, подготовки и развития системы надзора, придавая при этом особое значение мониторингу побочного действия вакцинации, включая редкие непредвиденные явления, например таких, как фебрильные судороги и менингиты.

Источник: Weekly epidemiological record № 29, 2014; 89: 325 - 335.

Подготовил Н.А. Озерецковский.