Научная статья на тему 'Анализ демографических процессов в российской Арктике'

Анализ демографических процессов в российской Арктике Текст научной статьи по специальности «Экономика и экономические науки»

CC BY
351
93
Поделиться
Ключевые слова
ПРИРОСТ НАСЕЛЕНИЯ / МИГРАЦИЯ / СОЦИАЛЬНАЯ СФЕРА / ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ ПОТЕНЦИАЛ / АРКТИЧЕСКАЯ ЗОНА / POPULATION DYNAMICS / MIGRATION / SOCIAL DEVELOPMENT / HUMAN DEVELOPMENT / ARCTIC ZONE

Аннотация научной статьи по экономике и экономическим наукам, автор научной работы — Руденко Д.Ю.

Доказана необходимость инвестиций в человеческий капитал для поддержания заселенности территорий российской Арктики и реализации национальных геоэкономических интересов в циркумполярной зоне. Происходящие же в российской Арктике демографические процессы до сих пор характеризуются убылью населения. В качестве эмпирической базы исследования используются панельные данные за 1996-2014 гг. для 8 регионов России, которые согласно Указу Президента РФ № 296 от 2 мая 2014 г. полностью или частично относятся к Арктической зоне РФ. Модель с фиксированными эффектами для роста населения доказывает, что повышение уровня жизни и обеспеченности общественными благами выступают условием поддержания заселенности арктических территорий. Устранение излишних пространственных различий в социальном развитии следует рассматривать как приоритет государственной политики в Арктике, чтобы сделать циркумполярную зону привлекательной для проживания.

THE POPULATION DYNAMICS IN THE RUSSIAN ARCTIC

The paper proves the necessity to invest into the human capital in order to be settled in the Arctic and to compete for the resources there. The Arctic zone is characterized by depopulation. The fixed effect model of population growth in 8 Russian Arctic regions from 1997 to 2013 indicates that poverty, number of doctors, education opportunities, housing availability have substantial effects. Eliminating excessive spatial diff erences in the social development of Arctic regions should be seen as a priority of the state policy in the Arctic in order to make it attractive for living.

Текст научной работы на тему «Анализ демографических процессов в российской Арктике»

с

МОДЕРНИЗАЦИЯ

УДК 331.556.2; 314.72; 332.1 DOI: 10.18184/2079-4665.2015.6.4.51.57

JEL: J08, J1, J18, J4, J6, P28, Q3, Q5, R1, R11, F22

АНАЛИЗ ДЕМОГРАФИЧЕСКИХ ПРОЦЕССОВ В РОССИЙСКОЙ АРКТИКЕ *

Дмитрий Юрьевич Руденко 1

1 ФГБОУ ВПО «Тюменский государственный университет» 625003, г. Тюмень, ул. Семакова, 10

1 Кандидат экономических наук, доцент E-mail: drudenko@inbox.ru

Поступила в редакцию: 25.11.2015 Одобрена: 03.12.2015

* Статья подготовлена по результатам исследования, выполняемого при финансовой поддержке гранта Российского Научного Фонда (проект 14-38-00009) «Программно-целевое управление комплексным развитием Арктической зоны РФ» (Санкт-Петербургский политехнический университет Петра Великого). Автор благодарит СПбПУ и РНФ за указанную финансовую поддержку, благодаря которой были получены все основные результаты исследования.

Аннотация. Доказана необходимость инвестиций в человеческий капитал для поддержания заселенности территорий российской Арктики и реализации национальных геоэкономических интересов в циркумполярной зоне. Происходящие же в российской Арктике демографические процессы до сих пор характеризуются убылью населения. В качестве эмпирической базы исследования используются панельные данные за 1996-2014 гг. для 8 регионов России, которые согласно Указу Президента РФ № 296 от 2 мая 2014 г. полностью или частично относятся к Арктической зоне РФ. Модель с фиксированными эффектами для роста населения доказывает, что повышение уровня жизни и обеспеченности общественными благами выступают условием поддержания заселенности арктических территорий. Устранение излишних пространственных различий в социальном развитии следует рассматривать как приоритет государственной политики в Арктике, чтобы сделать циркумполярную зону привлекательной для проживания. Ключевые слова: прирост населения, миграция, социальная сфера, человеческий потенциал, Арктическая зона. Для ссылки: Руденко Д. Ю. Анализ демографических процессов в российской Арктике //МИР (Модернизация. Инновации. Развитие). 2015. Т. 6. № 4. С. 51-57. DOI: 10.18184/2079-4665.2015.6.4.51.57

Введение

Фазу депопуляции в России удалось преодолеть лишь в 2009 году, население в этом году впервые за пятнадцать лет выросло. Происходящие же в российской Арктике демографические процессы до сих пор характеризуются убылью населения. Численность населения российской Арктики уменьшилась с 2439 тыс. человек. в 2010 году до 2391 тыс. человек. в 2015 году, то есть за последние пять лет мы потеряли 47 784 человека в этом регионе. Можно говорить о негативной тенденции - население российской Арктики уменьшается на фоне роста населения России. При этом, население, проживающее в арктической зоне, других стран-участниц Арктического совета выросло с 2010 года почти на 32 000 человек (табл. 1). Конкуренция за ресурсы Арктики, реализация геоэкономических интересов в циркумполярной зоне невозможны без поддержания заселенности территорий и сохранения человеческого потенциала, сбалансированного по полу, возрастным группам и брачному составу. Трансформация социальной структуры, переосмысление установок и критериев жизни, повышение роли знаний приводят к необходимости решения вопросов, связанных с управлением качеством человека, в том числе в Арктике.

Существующие различия в социально-экономических, экологических, географических и прочих факторах развития Арктических регионов России определяют различные тенденции воспроизводственных процессов населения в них. Самые большие потери в численности населения за рассматриваемый период понесла Мурманская обл. - 33 тыс. человек, республика Коми - 15,5 тыс. человек. и Архангельская обл. - 9 тыс. человек. Тогда как население Ямало-Ненецкого и Ненецкого автономных округов наоборот выросло, соответственно, на 15,8 и 1,2 тыс. человек.

Коэффициенты естественного и миграционного прироста служат наиболее общей характеристикой интенсивности процессов воспроизводства населения. Рассмотрим динамику этих показателей для всех регионов, которые полностью или частично входят в состав Арктической зоны России (табл. 2). За изучаемый период ситуация с естественным приростом населения в группе Арктических регионов характеризовалась отличительным постоянством. Все регионы имели положительную динамику данного показателя, что в полной мере соответствует общероссийским тенденциям. Однако «протекая в рамках общих тенденций, на Европейском и Азиатском Севере демографическая динамика имеет свою

rfHIk

МИР

Таблица 1

Оценка численности постоянного населения сухопутных территорий Арктической зоны Российской Федерации

и стран Арктического совета (человек)

Регион На 1 января

2010 г. 2011 г. 2012 г. 2013 г. 2014 г. 2015 г.

Россия, тыс. человек. 142833 142865 143056 143347 143666 146 270

Арктическая зона РФ 2439415 2427150 2417150 2408978 2400580 2391631

Республика Коми 98 505 95 186 91 400 88 026 84 707 82 953

Воркута 98 505 95 186 91 400 88 026 84 707 82 953

Республика Саха (Якутия) 28 672 28 359 28 117 27 213 26 447 26 194

Аллаиховский район 2904 3022 2935 2859 2764 2733

Анабарский район 3682 3501 3413 3405 3403 3387

Булунский район 9366 9139 9419 8929 8507 8404

Нижнеколымский район 4664 4646 4539 4455 4414 4426

Усть-Янский район 8056 8051 7811 7565 7359 7244

Красноярский край 230430 228 563 230 325 230323 228493 227 205

Норильск 177541 176087 178139 178586 177326 176 971

Таймырский Долгано-Ненецкий район 33 861 33 861 33 861 33 861 33 861 33 381

Туруханский район 19 028 18 615 18 325 17 876 17 306 16 853

Архангельская область без Ненецкого АО 664 608 663 590 661 727 659 854 656 624 655 100

Архангельск 354 245 355 623 356 523 358005 357409 358 054

Новая Земля 2940 2429 2897 2623 2530 2841

Новодвинск 41 851 40 577 40 288 39 937 39 613 39 222

Северодвинск 189289 193135 191 307 189 719 188420 187277

Мезенский район 12 160 10 305 10 023 9784 9629 9482

Онежский район 37 202 35 253 34 403 33 623 32 968 32 272

Приморский район 26 921 26 268 26 286 26 163 26 055 25 952

Мурманская область 799 765 794 077 787948 780 401 771 058 766 281

Ненецкий АО 42 115 42 104 42 437 42 789 43 025 43 373

Чукотский АО 51 179 50 346 50 988 50 780 50 555 50 540

Ямало-Ненецкий АО 524 141 524 925 536 558 541 612 539 671 539 985

Страны Арктического совета, без России 1 119107 1 130740 1 141 596 1 150057 1 151 126

Норвегия - Nordland 236 271 237 280 238 320 239611 240 877 241 682

Дания - Greenland 56 452 56 615 56 749 56 370 56 282 55 984

США - Alaska 698 895 713 985 722 572 731 081 737 259 736 742

Канада 111 227 113099 114 534 115639 116718

Yukon 34 596 35 402 36 166 36 364 36 510

Northwest Territories 43 278 43 501 43 639 43 841 43 623

Nunavut 33 353 34 196 34 729 35 434 36 585

Финляндия - Lapland 183753 183 474 183307 182807 182488 181 765

Швеция - Norrbotten lan 249019 248609 248545 248637 249436 249987

специфику и отличие» [8, С. 72]. В азиатской части рождаемость уже давно превышает смертность, тогда как в европейской части естественный прирост стал положительным лишь в 2012 году. В трех автономных округах и Республике Саха в течение всего периода отмечался положительный прирост

населения, в то время как в среднем в 2005-2011 гг. по стране имела место убыль населения, в 2012 году было отмечено нулевое значение естественного прироста населения, а в 2013 г. рождаемость впервые за 20 лет превысила смертность. Устойчиво отрицательное значение коэффициента отмечено в

Таблица 2

Основные показатели демографической среды в Арктике

Регион 2005 г. 2010 г. 2011 г. 2012 г. 2013 г. 2005 г. 2010 г. 2011 г. 2012 г. 2013 г.

Рождаемость Смертность

Россия 10.2 12.5 12.6 13.3 13.2 16.1 14.2 13.5 13.3 13

Арктическая зона РФ 11.4 13.2 13.0 13.7 13.7 13.1 11.4 10.9 10.8 10.5

Республика Коми 11.3 12.9 13.1 14 14.2 15.5 13.1 12.4 12.2 12

Архангельская область 10.6 12.4 12.1 12.6 12.7 17.2 14.7 14 13.8 13.4

Ненецкий АО 14.5 16.6 15.2 17.3 16.4 12.2 11.9 10.5 10.2 10.7

Мурманская область 10 11.7 11.5 11.8 11.9 13.8 11.9 11.5 11.3 11

Ямало-Ненецкий АО 13.9 15.8 15.6 16.8 16.6 6 5.5 5.4 5.4 5.1

Красноярский край 10.9 13.6 13.5 14.5 14.4 15.8 13.5 13 13 12.7

Республика Саха 14.2 16.8 17.1 17.8 17.5 10.2 9.8 9.4 9.3 8.7

Чукотский АО 15.3 14.7 13.6 14 13.1 11.5 13.8 11.1 11.4 10.5

Миграционный прирост Естественный прирост

Россия 2 1.9 2.2 2.1 2.1 -5.9 -1.7 -0.9 0 0.2

Арктическая зона РФ -9.1 -7.6 -2.0 -6.6 -10.3 -1.7 1.8 2.1 2.9 3.2

Республика Коми -16.3 -13.9 -11.2 -12.2 -12 -4.2 -0.2 0.7 1.8 2.2

Архангельская область -7.3 -8.3 -8.1 -8.8 -8.5 -6.6 -2.3 -1.9 -1.2 -0.7

Ненецкий АО -2.1 -5 3.2 1.2 -0.3 2.3 4.7 4.7 7.1 5.7

Мурманская область -16.9 -6.9 -7.7 -10.1 -12.9 -3.8 -0.2 0 0.5 0.9

Ямало-Ненецкий АО -2.4 -8.8 11.8 -2.1 -15 7.9 10.3 10.2 11.4 11.5

Красноярский край -6.4 -1.5 2.8 1.3 0.5 -4.9 0.1 0.5 1.5 1.7

Республика Саха -2.8 -7.1 -10.2 -8.7 -9.6 4 7 7.7 8.5 8.8

Чукотский АО 7.3 -17.4 10.2 -6.6 -0.7 3.8 0.9 2.5 2.6 2.6

Республике Коми, Архангельской и Мурманской областях, в этих регионах естественный прирост всегда отставал от среднероссийских уровней.

Полученные данные свидетельствуют о том, что демографическая ситуация отличается в регионах нового промышленного освоения, таких как Яма-

ло-Ненецкий, Ненецкий и Чукотский автономные округа, преобладание «молодой» структуры населения (табл. 3) и высоких уровней дохода обеспечивает устойчивый естественный прирост. Однако это преимущество постепенно исчезает, в регионах сокращается доля лиц в трудоспособном возрасте и наоборот растет доля старшего поколения.

Таблица 3

Удельный вес возрастных групп в общей численности населения субъектов, территории которых полностью или частично относятся к Арктической зоне России, %

Регион Моложе трудоспособного В трудоспособном Старше трудоспособного

2005 2010 2013 2005 2010 2013 2005 2010 2013

Российская Федерация 16,5 16,2 17,2 63 61,5 59,3 20,5 22,3 23,5

Республика Коми 17,7 17,8 19 67,5 64,5 61,3 14,8 17,7 19,7

Архангельская область 16,5 16,7 17,9 64,5 61,4 58,3 19 21,9 23,8

Ненецкий АО 22,3 22,7 23,7 65,8 62,9 60,5 11,9 14,4 15,8

Мурманская область 16,2 16,2 17,4 68,6 65,3 62,5 15,2 18,5 20,1

Ямало-Ненецкий АО 21,9 22 22,7 72,6 70,1 68,6 5,5 7,9 8,7

Красноярский край 17,6 17,2 18,3 64,9 63 60,6 17,5 19,8 21,1

Республика Саха 24,3 23,3 24,1 65,3 63,9 61,4 10,4 12,8 14,5

Чукотский АО 21,3 22,5 22,3 71,5 67,1 65,8 7,2 10,4 11,9

Достаточно молодая структура населения поддерживается высокой миграционной подвижностью. Основной фактор динамики численности населения российской Арктики - это миграция. Как указывает Фаузер В.В. «если в период экстенсивного освоения Севера и Арктики миграции способствовали росту населения, то сегодня они, наоборот, «съедают» значительную часть населения северных территорий» [8, С. 74]. Отрицательная миграционная динамика характерна почти для всех регионов. Оценить региональную дифференциацию по показателям миграционного прироста (убыли) крайне сложно из-за сильных колебаний показателя по годам. Для сглаживания этих колебаний были рассчитаны средние показатели за 3-хлетний период с

2010 по 2014 гг. Благоприятные условия для притока населения извне созданы лишь в Красноярском крае, при рассмотрении арктических районов края все встает на свои места - в них также, как и во всем регионе, наблюдается отрицательная динамика. Следует также отметить, что отрицательный миграционный баланс в пределах России в регионах Арктической зоны РФ наблюдается на фоне положительного международного миграционного прироста, особенно со странами СНГ.

Результаты анализа сочетания естественного и миграционного прироста для регионов полностью или частично относящихся к Арктической зоне РФ представлены на рис. 1.

(а)

(б)

Рис. 1. Типология регионов Арктической зоны РФ по состоянию демографической среды (а - 2012 г., б - средние значения за 2010-2012 гг.)

Для выделения однородных групп регионов использовался подход «теоретической типологии сегмента рынка мест» К. Рожкова, который выделяет три критерия привлекательности мест: привлечение, рост и укоренение [5]. Для оценки каждого критерия использовалась система демографических показателей: привлечение - миграционный прирост, рост - естественный прирост, укоренение - пре-

Типы регионов Арктической зоны по

вышение естественного над миграционным приростом. В результате сочетания данных факторов можно получить максимум 8 типов мест, описывающих поведение жителей. Оценка данных факторов на массиве данных за 2010-2012 гг. указывает на 6 типов регионов полностью или частично относящихся к Арктической зоне РФ.

Таблица 4

состоянию демографической сферы

Регион Привлечение Рост Укоренение Тип региона

Республика Коми - + - Бесперспективная деревня

Архангельская область - - + Вымирающая деревня

Ненецкий АО - + + Чужим здесь не место

Мурманская область - + - Бесперспективная деревня

Ямало-Ненецкий АО + + + Идеальное место

Красноярский край + + - Промышленный регион

Республика Саха (Якутия) - + - Бесперспективная деревня

Чукотский АО - + - Бесперспективная деревня

Самая благоприятная демографическая ситуация складывается в ЯНАО, этот регион привлекателен и для местного и для приезжего населения (при этом происходит укоренение населения, так как коэффициент естественного прироста превышает коэффициент миграционного прироста). Республики Коми и Саха, Мурманская область, а также Чукотка являются вымирающими «деревнями» - в этих регионах наблюдается превышение рождаемости над смертностью, но из-за миграционного оттока населения, который превышает естественный прирост, население этих регионов сокращается.

Миграционные процессы в Российской Арктике связаны с социально-экономической ситуацией, которая очень противоречива - лидерство по одним показателям сопровождается отставанием по другим. Резкое пространственное неравенство по социальным показателям характерно и для регионов полностью или частично относящиеся к Арктической зоне РФ. Более того, это неравенство становится хроническим. Устранение чрезмерно высоких пространственных различий в социальном развитии арктических регионов необходимо рассматривать как приоритет государственной политики в Арктике.

Согласно Лыткиной Т.С. «в настоящее время именно ограничения внешней среды продолжают препятствовать успешной адаптации населения к рынку, в том числе деформированный институциональный каркас, обеспечивающий прежде социальную самореализацию человека на Севере, а теперь - выпадение на «дно» и привыкание к постоянной бедности» [4, С. 149]. В большинстве субъектов Арктической зоны РФ, за исключением автономных округов, отношение доходов к прожиточному минимуму остается ниже среднероссийского уровня (3,51 в 2013 г.).

Целью данной работы выступает в определении факторов динамики населения регионов Арктической зоны РФ. По нашему мнению, падение уровня жизни населения, низкой качество общественных благ в тяжелых климатических условиях с одной стороны сдерживают рост естественного прироста, а с другой, выступают побудительным мотивом к эмиграции.

Обзор исследований, посвященных эконометри-ческому моделированию миграции в регионах России, представлен в работах как российских, так и зарубежных авторов. В качестве детерминант внутренней миграции населения выделяются цены на жилье и географическое положение [2], покупательная способность доходов населения [9], условия рынка труда и неблагоприятная экономическая ситуация [10], уровень развития демократии [1], финансовое развитие и степень неравенства по доходам [11].

В большинстве работ в качестве зависимой переменной используется миграционный прирост на 10 000 населения. Убыль населения регионов, входящих в Арктическую зону РФ, в настоящее время как раз может объясняться отрицательным миграционным приростом на фоне превышения рождаемости над смертностью (за исключением некоторых регионов). Изначально, предполагалось в качестве зависимой переменной использовать именно чистый миграционный прирост. Однако, для регионов интенсивного природопользования с суровыми климатическими условиями характерна вахтовая миграция или временная миграция без смены постоянного места жительства, которая статистикой не учитывается. Более того, в 2011 году ФМС приняло новую методику учета внутренних мигрантов и как указывает Вакуленко Е.С. «становится невозможным сопоставлять данные о миграции до 2011 года и после» [1, С. 41]. Поэтому в данной работе в качестве зависимой переменной мы использовали именно коэффициент прироста населения.

В работе используется спецификации уравнения регрессии, которые использовались в работах многих авторов:

YiJ+ 1 = & + + Y, + U +V (1)

где Y.l+ г - коэффициент прироста населения в регионе i в год t + 1 на 10 000 коренного населения, Хи - вектор-строка объясняющих переменных, отражающих характеристики региона i в год t; &

- вектор оцениваемых коэффициентов при объясняющих переменных, постоянный во времени и одинаковый для всех регионов; yt - временной эффект, учитываемый с помощью набора фиктивных переменных; и. - индивидуальный эффект региона i; stl - случайная составляющая, предположительно являющаяся автокоррелированной (допускается корреляция между случайными составляющими в наблюдениях, соответствующих одному региону).

Выбор осуществляется между тремя стандартными регрессионными моделями: со случайным эффектом (RE), фиксированным эффектом (FE) и без индивидуального эффекта (OLS или «pooled regression»)

- с помощью стандартной тройки тестов (теста Хаусмана, LM-теста Бриша-Пэгана и F-теста). Временной эффект yt учитывается с помощью набора фиктивных переменных для каждого года. Впрочем, временной эффект часто оказывался незначим - в этих случаях результаты оценивания регрессий приводятся без временного эффекта.

Описание переменных

Объектом исследования выступают 8 регионов России, которые согласно Указу Президента РФ

rfHIk

МИР

№ 296 от 2 мая 2014 г. полностью или частично относятся к Арктической зоне РФ. Из-за отсутствия муниципальной статистики, исследование проводится на уровне субъектов РФ без детального рассмотрения муниципальных образований.

В качестве эмпирической базы исследования мы используем панельные данные за 1996-2014 гг. публикуемые Федеральной службой государственной статистики РФ. Поскольку коэффициент прироста населения (на 10 000 человек коренного населения) определяется внутренней демографической ситуацией и миграционной привлекательностью региона, в качестве факторов будут использоваться показатели рождаемости, смертности и миграционного прироста, характеризующие процессы воспроизводства и миграции населения.

Нами выделен перечень основных факторов, оказывающих влияние на процессы прироста или убыли населения:

Результаты оценки моделей

• демографические условия (рождаемость, смертность и ожидаемая продолжительность жизни при рождении);

условия трудовой деятельности (уровень безработицы);

экономические условия (динамика реальных доходов населения, покупательная способность денежных доходов населения, уровень бедности);

• условия системы здравоохранения (численность врачей на 10 000 человек);

условия системы образования (охват детей дошкольными учреждениями, численность студентов высших учебных заведений на 10 000 человек); жилищные условия (жилая площадь на одного жителя);

личная безопасность (число зарегистрированных преступлений на 1000 человек).

Результаты и обсуждение

Таблица 5

Фактор OLS FE RE FE

const 332,89*** (90,72) -1306*** (180,098) 332,897*** (76,718) -1458,4*** (265,98)

POV -5,835*** (0,92) -1,33* (0,72) -5,835*** (1,128) -1,686*** (0,496)

UnEMP -3,76 (3,40) 3,30 (2,42) -3,76 (2,81) 7,641 (5,334)

Doskol -1,16 (1,87) 12,33*** (2,96) -1,16 (1,025) 15,295*** (3,017)

Student -0,104 (0,102) -0,03

(0,08) -0,104*** (0,052) 0,240* (0,126)

Doctors 4,244* (2,364) 10,33*** (1,59) 4,244*** (1,191) 9,670*** (0,705)

Gilie -16,724** (6,959) -8,24 (6.16) -16,724*** (4,190) -2,910 (7,034)

Prestupn -3,764 (3,897)

LifeExp -3,676 (2,928)

N 130 130 130 59

R2 0,43

LSDV R-squared 0,78 0,82

Within R-squared 0,58 0,66

corr(y,yhat)"2 0,438

F-test 5,88913e-02 5,89524e-009

Breusch-Pagan 3,63198e-011

Hausman 8,34243e-044

В табл. 5 представлены результаты моделирования с разными объясняющими переменными. Модели оценивались для всех выбранных регионов, при этом отдельно были оценены модели только для регионов полностью входящих в Арктическую зону России - Мурманская область, Ненецкий, Ямало-Ненецкий АО и Чукотский АО. Исключение остальных регионов было осуществлено исходя из противоречивых тенденций внутри регионов - в регионе может наблюдаться прирост населения, который сопровождается убылью населения муниципальных образований в Арктике.

В табл. 5 наиболее значимой моделью является модель с фиксированными эффектами, поскольку, согласно ¡от1-тесту, модель с фиксированными эффектами лучше модели МНК (р-уровень 0,00 < 0,01); тесту Бройша-Пагана -модель со случайными эффектами значимее модели МНК (0,00 < 0,01); тесту Хаусмана - модель с фиксированными эффектами значимее модели со случайными эффектами (р-уровень 0,00 < 0,01).

Результаты моделирования показывают, что уровень бедности отрицательно влияет на демографические процессы. Регионы с более высоким уровнем бедности испытывают большую убыль населения. Исключение из рассмотрения регионов, частично относящиеся к Арктической зоне, не меняет статистической значимости коэффициента. Жилищные условия оказались незначимыми. Для моде-

ли со случайными эффектами зависимость между обеспеченностью жильем и приростом населения обратная, что объясняется тем, что данный индикатор может вырасти и за счет убыли населения. Численность студентов также оказалась незначимой, тогда как число врачей и доступность дошкольного образования положительно влияют на прирост населения во всех моделях. Таким образом, построенные модели доказывают гипотезу нашей работы - низкий уровень жизни населения, отсутствие общественных благ приводят к депопуляции населения российской Арктики. Как отмечает Лыткина Т.С. «происходит осознание эксплуатации территории и человеческих ресурсов. Данное ощущение привязано к конкретному месту проживания» [4, С. 148]. Социальные и экономические инструменты, которые бы могли сократить убыль населения российской Арктики, и более того привлечь в этот регион квалифицированную молодежь, отсутствуют либо плохо работают.

Для разработки мероприятий по закреплению заселенности арктических территорий предложено использовать программно-целевой подход. Построение дерева целей Руденко Д.Ю. предлагает осуществлять с помощью метода декомпозиции, позволяющего построить соподчиненную совокупность необходимых условий достижения глобальной цели [6]. В работах Диденко Н.И. и Комкова

H.И. [3; 7] излагаются концептуальные основы использования программно-целевого подхода в управлении комплексным развитием арктических территорий России.

Список литературы

I. Вакуленко Е.С. Моделирование миграционных потоков на уровне регионов, городов и муниципальных образований: дис. ... канд. экон. наук / Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики». М., 2013. 239 с.

2. Вакуленко Е.С., Мкртчян Н. В., Фурманов К.К. Опыт моделирования миграционных потоков на уровне регионов и муниципальных образований РФ // Научные труды ИНП РАН. М.: МАКС Пресс, 2011. № 1. С. 431-450.

3. Диденко Н.И., Комков Н.И. Концептуальные основы программно-целевого управления комплексным развитием арктической зоны РФ / Неделя науки СПбПУ сборник докладов научного форума с международным участием. Ответственные редакторы: Якубсон В.М., Кораблев В.В., Устинов С.М., Лиокумович Л.Б., Чернявская В.Е.. СПб, 2014. С. 171-185.

4. Лыткина Т.С. Человековек на Севере после распада СССР. От признания к игнорированию // Известия Коми научного центра УрО РАН. 2014. № 3 (19). С. 144-151.

5. Рожков К.Л. Целевые группы, функции и измерители результативности внутреннего маркетинга мест // Проблемы современной экономики. 2011. № 4. С. 232-235.

6. Руденко Д.Ю. Иерархическая структура глобальной цели социально-экономического развития региона // Современные проблемы науки и образования. 2013. № 5. URL: www.science-education.ru/111-10281

7. Стратегические приоритеты развития российской Арктики: сборник научных трудов / под науч. ред. В. В. Ивантера, академика РАН. М.: Издательский Дом «Наука», 2014. 368 с.

8. Фаузер В.В. Демографический потенциал северных регионов России - фактор и условие экономического освоения Арктики // Экономика региона. 2014. № 4. С. 69-82.

9. Andrienko Y., Guriev S. Determinants of interregional mobility in Russia. Evidence from panel data // Economics of Transition, 12(1). 2004. p. 1-27.

10. Gerber T. Regional economic performance and net migration rates in Russia, 1993-2002 // International Migration Review, 40 (3). 2006. p. 661-697.

11. Guriev S., Vakulenko E. S. Breaking out of poverty traps: Internal migration and interregional convergence in Russia // Journal of Comparative Economics. http://www.sciencedirect.com/science/article/pii/

S0147596715000268

12. Rosstat (2015). Social and Economic Indicators for Russia's Regions. < http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/ rosstat_main/rosstat/ru/statistics/publications/catalog/ doc_1138623506156> (accessed September, 2015).

M.I.R. (Modernization. Innovation. Research) MODERNIZATION

ISSN 2411-796X (Online) ISSN 2079-4665 (Print)

THE POPULATION DYNAMICS IN THE RUSSIAN ARCTIC

Dmitry Rudenko

Abstract

The paper proves the necessity to invest into the human capital in order to be settled in the Arctic and to compete for the resources there. The Arctic zone is characterized by depopulation. The fixed effect model of population growth in 8 Russian Arctic regions from 1997 to 2013 indicates that poverty, number of doctors, education opportunities, housing availability have substantial effects. Eliminating excessive spatial differences in the social development of Arctic regions should be seen as a priority of the state policy in the Arctic in order to make it attractive for living. Keywords: population dynamics, migration, social development, human development, Arctic zone.

Correspondence: Rudenko Dmitry, Tyumen State University (10, Semakova street, Tyumen, 625003), Russian Federation, drudenko@inbox.ru Reference: Rudenko D. The population dynamics in the Russian Arctic. M.I.R. (Modernization. Innovation. Research), 2015, vol. 6, no. 4, pp. 51-57. DOI: 10.18184/2079-4665.2015.6.4.51.57