Научная статья на тему 'Амнистия 1953 г. И ее влияние на криминализацию общественной жизни в СССР (на материалах Пензенской области)'

Амнистия 1953 г. И ее влияние на криминализацию общественной жизни в СССР (на материалах Пензенской области) Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
3165
302
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
АМНИСТИЯ / ПРЕСТУПНОСТЬ / ПРЕСТУПЛЕНИЕ / КРИМИНАЛИЗАЦИЯ СОВЕТСКОГО ОБЩЕСТВА / ХРУЩЕВСКАЯ "ОТТЕПЕЛЬ" / KHRUSCHEV''S "THAW" / AMNESTY / CRIMINALITY / CRIME / CRIMINALIZATION OF THE SOVIET SOCIETY

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Курицына Е. В.

В данной статье рассматривается процесс подготовки, принятия и реализации указа Президиума Верховного Совета СССР от 27 марта 1953 г. «Об амнистии». На основе анализа архивного материала и литературы показано влияние амнистии на криминализацию жизни населения Пензенской области.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Amnesty of 1953 and its influence on the criminalization of social life in the USSR (on the materials of the Penza region)

The process of preparation, passing and realization of the decree of the Presidium of the Supreme Soviet of the USSR about the amnesty from March, 27th, 1953 is considered in this article. On the basis of the archive recording analysis and literature the author has shown the influence of the amnesty on the criminalization of the life of the population of the Penza region.

Текст научной работы на тему «Амнистия 1953 г. И ее влияние на криминализацию общественной жизни в СССР (на материалах Пензенской области)»

ИЗВЕСТИЯ

ПЕНЗЕНСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО ПЕДАГОГИЧЕСКОГО УНИВЕРСИТЕТА имени В. Г. БЕЛИНСКОГО ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ № 27 2012

IZVESTIA

PENZENSKOGO GOSUDARSTVENNOGO PEDAGOGICHESKOGO UNIVERSITETA imeni V. G. BELINSKOGO HUMANITIES

№ 27 2012

УДК 947

АМНИСТИЯ 1953 г. И ЕЁ ВЛИЯНИЕ НА КРИМИНАЛИЗАЦИЮ ОБЩЕСТВЕННОЙ ЖИЗНИ В СССР (НА МАТЕРИАЛАХ ПЕЗЕНСКОЙ ОБЛАСТИ)

© Е. В. КУРИЦЫНА

Пензенский государственный педагогический университет им. В. Г. Белинского, кафедра новейшей истории России и краеведения e-mail: e-kuritsyna@mail.ru

Курицына Е. В. - Амнистия 1953 г. и её влияние на криминализацию общественной жизни в СССР (на материалах Пензенской области) // Известия ПГПУ им. В.Г. Белинского. 2012. № 27. С. 764-768. - В данной статье рассматривается процесс подготовки, принятия и реализации указа Президиума Верховного Совета СССР от 27 марта 1953 г. «Об амнистии». На основе анализа архивного материала и литературы показано влияние амнистии на криминализацию жизни населения Пензенской области.

Ключевые слова: амнистия, преступность, преступление, криминализация советского общества, хрущевская «оттепель».

Kuritsyna E. V. - Amnesty of 1953 and its influence on the criminalization of social life in the USSR (on the materials of the Penza region) // Izv. Penz. gos. pedagog. univ. im.i V.G. Belinskogo. 2012. № 27. Р. 764-768. - The process of preparation, passing and realization of the decree of the Presidium of the Supreme Soviet of the USSR аЬоШ the amnesty from March, 27th, 1953 is considered in this article. On the basis of the archive recording analysis and literature the author has shown the influence of the amnesty on the criminalization of the life of the population of the Penza region.

Keywords: amnesty, criminality, crime, criminalization of the Soviet society, Khruschev's "thaw".

После смерти И. В. Сталина, 5 марта 1953 г., в партийных и правительственных кругах, стремившихся дистанцироваться от его внутриполитического курса, особую актуальность приобрела тема ослабления репрессивного пресса и восстановления законности. В области административно-правоохранительной политики первым практическим шагом в этом направлении стал указ Президиума Верховного Совета СССР «Об амнистии», инициированный Л. П. Берией. 26 марта 1953 г. он направил в Президиум ЦК КПСС письмо с обоснованием необходимости проведения широкомасштабной амнистии. В данном письме говорилось, что в исправительно-трудовых лагерях, тюрьмах и колониях содержалось 2 526 402 человека, из них 590 тысяч были осуждены на срок до пяти лет, 1 216 тысяч - от пяти до десяти лет, 573 тысячи - от десяти до двадцати лет и 188 тысяч - свыше двадцати лет [15. С. 758]. Далее указывалось, что в местах лишения свободы отбывало наказание большое количество заключенных, осужденных на срок до пяти лет за преступления, совершенные ими впервые и не повлекшие за собой тяжких последствий (например, за самовольный уход с работы, за мелкие кражи, за хулиганство и др.), а также на длительные сроки за уголовно наказуемые деяния, предусмотренные Указами Президиума Верховного Совета СССР от 4 июня 1947 г. «Об усилении уголов-

ной ответственности за хищения государственного и общественного имущества» и «Об усилении охраны личной собственности граждан». Кроме этого, как отмечал Л. Берия, в исправительно-трудовых лагерях, тюрьмах и колониях содержалось около 30 тысяч человек, осужденных за должностные, хозяйственные и воинские преступления на срок от пяти до десяти лет лишения свободы, 438 788 женщин, из них 6 286 беременных и 35 505 женщин, имевших детей в возрасте до 2 лет, около 198 тысяч заключенных, страдавших тяжелыми неизлечимыми заболеваниями, а также 238 тысяч пожилых людей (мужчин и женщин старше 50 лет) и более 31 тысячи несовершеннолетних, отбывавших наказание в основном за мелкие кражи и хулиганство. из общего числа заключенных количество особо опасных государственных преступников, обвиненных, например, в шпионаже, в занятии диверсионной или террористической деятельностью и т. д., по данным, приведенным Л. Берией, составляло всего 221 435 человек [12. С. 99]. Содержание в местах лишения свободы лиц, осужденных за преступления, не представлявших серьезной общественной опасности, в том числе женщин, подростков, престарелых и больных людей, по его мнению, не вызывалось государственной необходимостью. К тому же «заключение в лагерь, связанное с отрывом на продолжительное время от семьи, от при-

вычных бытовых условий и занятий» [13. С. 116], как отмечал Л. Берия, «ставит осужденных, их родственников и близких людей в очень тяжелое положение, часто разрушает семью, крайне отрицательно сказывается на всей их последующей жизни» [13. С. 117].

На следующий день, 27 марта 1953 г., указ «Об амнистии» был утвержден Президиумом Верховного Совета СССР. В соответствии с данным нормативноправовым актом освобождению из мест заключения подлежали лица, осужденные на срок до 5 лет включительно независимо от совершенного ими преступления, беременные женщины и женщины, имевшие детей в возрасте до 10 лет, несовершеннолетние, мужчины старше 55 лет и женщины старше 50 лет, а также лица, страдавшие тяжелыми неизлечимыми заболеваниями. Кроме указанных категорий заключенных амнистии подлежали и приговоренные к лишению свободы на срок свыше пяти лет: им наказание сокращалось наполовину. данное положение не распространялось на лиц, осужденных за контрреволюционные преступления, бандитизм, крупные хищения социалистической собственности и умышленные убийства. не менее важной идеей указа «Об амнистии» было признание необходимости пересмотра законодательства СССР и союзных республик в плане замены «уголовной ответственности за некоторые должностные, хозяйственные, бытовые и другие менее опасные противоправные деяния мерами административного и дисциплинарного порядка» [19. С. 15-16; 20. С. 410411], а также смягчения наказания за отдельные преступления. На Министерство юстиции СССР была возложена обязанность «в месячный срок разработать соответствующие предложения и внести их на рассмотрение Совета Министров Союза ССР для представления в Верховный Совет СССР» [21, 22]. Следует отметить, что замена уголовной ответственности за некоторые виды преступлений административной и дисциплинарной свидетельствовала о стремлении нового государственного аппарата устранить тотальный пресс уголовного преследования и являлась одним из звеньев курса на либерализацию административноправоохранительной политики.

С учетом всех вышеперечисленных положений освобождению из исправительно-трудовых лагерей, тюрем и колоний подлежало около 1,2 млн. человек [2. С. 142; 10. С. 153; 11. С. 96; 14. С. 436; 18. С. 7], то есть почти половина от общего числа заключенных. Кроме этого, в отношении более чем 400 тысяч граждан следственные действия надлежало прекратить [17. С. 218].

С момента утверждения указ «Об амнистии» начал активно претворятся в жизнь. Следует отметить, что мероприятия в рамках реализации данного нормативно-правового акта осуществлялись довольно быстрыми темпами. В соответствии с приказом министра внутренних дел, министра юстиции и Генерального прокурора СССР № 08/012/85С от 28 марта 1953 г. «О порядке исполнения указа Президиума Верховного Совета СССР от 27 марта 1953 года «Об амнистии»» работу по освобождению из мест заключения

лиц, подлежавших амнистии, требовалось завершить к 1 июня 1953 г. [12. С. 100].

Практическая реализация указа об амнистии на территории Пензенской области началась в первой половине апреля 1953 г.: из мест лишения свободы было освобождено 4 943 человека, 819 осужденным срок отбывания наказания был сокращен наполовину [3. Д. 3032. Л. 115]. К началу июня 1953 г., согласно справки начальника управления Министерства юстиции РСФСР по Пензенской области секретарю Пензенского обкома КПСС С. М. Бутузову, работа по исполнению указа Президиума Верховного Совета СССР «Об амнистии» была завершена. В итоге в соответствии с данным нормативным актом свободу получили 7 850 человек, 1 264 заключенным срок отбывания наказания был сокращен наполовину [3. Д. 3032. Л. 204]. В целом, по состоянию на 1 июня 1953 г., согласно докладной записке начальника Главного управления милиции МВД СССР Н. П. Стаханова от 4 июня, «по Советскому Союзу из мест заключения прибыло и было прописано на жительство 602 130 человек» [8. Д. 230. Л. 293].

Вследствие очевидной поспешности в плане подготовки, принятия и реализации указа об амнистии некоторые вопросы, связанные с ее проведением, оказались вне поля зрения советского и партийного руководства. Например, вопросы транспортировки, трудового и бытового устройства лиц, подлежавших освобождению по амнистии, их социальной реабилитации были недостаточно продуманны и проработаны. Так, заместитель Генерального прокурора СССР в справке о ходе выполнения указа «Об амнистии» по Дальстрою, направленной в адрес Президиума ЦК КПСС 27 июля 1953 г., отмечал: «Нормальных бытовых и жилищных условий для амнистированных не было создано... Столовые и буфеты организованы не были. Плохо организована отправка амнистированных в эшелонах.» [1].

Особые затруднения вызывала проблема трудоустройства лиц, освобожденных по амнистии, властные структуры оказались попросту не готовыми к ее решению. 28 марта 1953 г. Совет Министров СССР принял постановление, в котором обязал исполкомы областных Советов депутатов трудящихся принять меры к трудоустройству амнистированных граждан, в первую очередь, одиноких беременных женщин и женщин, имевших несовершеннолетних детей. Однако следует отметить, что содержавшееся в данном постановлении требование относительно трудового устройства лиц, освобожденных по амнистии, на местах так и не было выполнено [3. Д. 3033. Л. 21].

Не изменило ситуацию и принятое 30 мая 1953 г. постановление Совета Министров СССР «Об устранении недостатков в трудоустройстве освобожденных по амнистии граждан»: значительное число амнистированных так и не было трудоустроено, сроки же, определенные для трудоустройства, - до 12 июня 1953 г. - остались не выполненными [2. С. 142]. По состоянию на 13 июня из прибывших в Пензенскую область по амнистии 5 764 человек рабочими местами

было обеспечено лишь 3 529, то есть 61,3 % (для сравнения, по Советскому Союзу этот показатель составил 64,6 %) [3. Д. 3033. Л. 31; 7. Д. 4160. Л. 55]. И вполне закономерно, что многие амнистированные, имевшие богатое криминальное прошлое, в силу невостребо-ванности, отсутствия поддержки государства в решении социально-бытовых проблем вновь становились на путь совершения преступлений. Так, например, из общего числа арестованных органами милиции Пензенской области за период с апреля по июнь 1953 г. лиц освобожденные из мест заключения по указу «Об амнистии» составили 26,4 % (т. е. каждый четвертый) [3. Д. 3034. Л. 6]. По отдельным видам преступлений процент подвергнутых аресту амнистированных был значительно выше: за хищения личной собственности граждан - 46,3 %, за убийство и телесные повреждения

- 40 % и т. д. [3. Д. 3034. Л. 7].

Стремительный рост криминальных проявлений среди лиц, освобожденных по амнистии, вызывал серьезное беспокойство советского руководства. 27 августа 1953 г. Совет Министров СССР принял постановление «О мерах по усилению охраны общественного порядка и борьбы с уголовной преступностью» [16], в котором потребовал от исполнительных комитетов краевых, областных и городских Советов депутатов трудящихся закончить трудоустройство амнистированных граждан к 10 сентября 1953 г.

9 сентября 1953 г. Пензенским облисполкомом было принято решение, обязавшее «председателей горрайисполкомов немедленно закончить трудоустройство всех трудоспособных граждан, освобожденных по амнистии» [3. Д. 3034. Л. 116]. Кроме этого, данное решение содержало требование о трудоустройстве в трехдневный срок в промысловокооперативные артели амнистированных граждан из числа инвалидов и лиц престарелого возраста. Руководители промышленных предприятий и областной совет профессиональных союзов должны были создать условия для осуществления трудовой деятельности лицами, освобожденными по амнистии, а в случае необходимости получения ими производственной квалификации в соответствии с постановлением Совета Министров СССР от 23 марта

1953 г. организовать для них техническое обучение сроком до 3-х месяцев с выплатой стипендии в размере 400 рублей ежемесячно за счет средств, ассигнованных предприятию на подготовку кадров [3. Д. 3034. Л. 117]. В результате предпринятых мер по состоянию на 10 сентября 1953 г. из прибывших в область 6 587 освобожденных по амнистии было трудоустроено 5 788 (87,8 %), из них 3 853 человека - в строительные организации, промышленные предприятия и учреждения торговли, 1 913 - в колхозы, 22 человека были приняты в школы ФЗО и горнопромышленные школы [3. Д. 3034. Л. 3]. Однако, следует отметить, что, в силу кампанейского характера мероприятий по обеспечению амнистированных граждан рабочими местами, их трудоустройство во многих случаях было формальным, так сказать «для галочки» [18. С. 96].

Масштабность амнистии, чрезвычайно быстрые темпы ее проведения привели к многочисленным ошибкам: из исправительно-трудовых лагерей, тюрем и колоний на свободу было выпущено большое количество опасных преступников, осужденных ранее за бандитизм, умышленные убийства и ряд других тяжких уголовно наказуемых деяний, и вполне закономерно, что многие из них, оказавшись на воле, продолжили заниматься своим преступным ремеслом. Кроме этого, на совершение преступлений амнистированных зачастую толкали бытовая неустроенность, жилищные проблемы, безработица, тяжелый гнет социальной отверженности. Все это в совокупности и спровоцировало всплеск криминальной активности в стране. Так, в 1953 г. по сравнению с предыдущим годом уголовная преступность увеличилась более чем в два раза: со 153 199 криминальных проявлений до 347 134 [9. Д. 289. Л. 17]. Крайне напряженная обстановка сложилась в столичных городах, Москве и Ленинграде. Так, в Ленинграде в 1952 г. было зарегистрировано 5 945 тяжких преступлений, а в 1953 г. - 8 065. В Москве преступность возросла на 75 % [2. С. 143]. Увеличение числа криминальных проявлений наблюдалось повсеместно. Сотрудники пензенской милиции в своих докладных записках и отчетах неоднократно отмечали обострение криминогенной ситуации в области и рост социальной напряженности. Так, например, в докладе заместителя начальника политчасти Управления милиции УМВД Пензенской области от 30 сентября 1953 г. говорилось, что «.в городе и области уголовная преступность резко возросла» [4. Д. 173. Л. 2], «среди населения создалась напряженность и нервозность в связи с возросшими случаями грабежей, разбоев, краж, хулиганства и нарушений общественного порядка» [4. Д. 173. Л. 14].

Рост криминальной активности преимущественно был связан с прибытием в города и села области большого числа амнистированных, среди которых, как отмечали сотрудники органов внутренних дел, было «много уголовного элемента» [4. Д. 159. Л. 81; Д. 169. Л. 32 об]. Так, по состоянию на 1 июня 1953 г. в Пензенскую область прибыло 4 381 освобожденный по амнистии, в том числе в областной центр - 1 001 человек, в районные центры (в Беднодемьяновск, Белинск, Городище, Каменку, Кузнецк, Нижний Ломов и Сердобск)

- 1061, в сельские районы - 2 319 [3. Д. 3032. Л. 206], а по состоянию на 15 октября 1953 г. количество прибывших составило 7 488 человек, из них 1 860 амнистированных обосновались в г. Пензе, 1 834 - в вышеперечисленных городах районного значения, 3 865 - в сельской местности [3. Д. 3034. Л. 44-45].

Приток в города и села Пензенской области лиц, освобожденных по амнистии, спровоцировал вспышку опасных криминальных проявлений: хулиганства, бандитизма, разбойных нападений, убийств, изнасилований и т. д. [3. Д. 3034. Л. 5]. Резко увеличилось число краж, активизировались карманники [3. Д. 3034. Л. 28;

4. Д. 169. Л. 44-45]. Мирные обыватели затаились в ужасе. Криминальный беспредел вызывал у населения серьезные опасения за свою личную безопасность и сохранность имущества [4. Д. 220. Л. 18].

Следует отметить, что наибольшее распространение на территории области получило хулиганство, зачастую связанное с применением холодного оружия. По данным уголовного розыска хулиганские проявления составляли около 50 % от общего количества зарегистрированных преступлений [4. Д. 169. Л. 42].

О распространенности хулиганства свидетельствовали и многочисленные примеры из судебной практики. Приведем один из них. Двое мужчин, граждане П. и А., уроженцы г. Белинского Пензенской области, ранее осужденные за хулиганство и освобожденные от наказания на основании указа «Об амнистии»,

23 августа 1953 г. в буфете Белинского РПС учинили дебош. В ответ на отказ буфетчицы дать им водки в долг гражданин П. начал нецензурно выражаться, а затем вместе с гражданином А. избил одного из посетителей. На следующий день, 24 августа, вновь получив отказ на свое требование, гражданин П. перешел к открытым угрозам в адрес буфетчицы, «начал рваться в буфет, с силой дернув дверь, сорвал крючки и сломал засов, бросил в окно камнем.» [6. Д. 64. Л. 50-51]. Благодаря усилиям сотрудников органов внутренних дел нарушители общественного порядка были задержаны. Гражданин А. в последствие был приговорен к трем годам лишения свободы, а гражданин П. - к пяти [6. Д. 64. Л. 52].

Крайне тревожная обстановка сложилась в областном центре. Криминогенная ситуация в городе была значительно осложнена прибывшими на постоянное место жительство освобожденными по амнистии гражданами. Кроме этого, большое количество преступлений совершалось амнистированными, останавливавшимися в Пензе проездом. Об этом свидетельствует следующий пример. В народный суд I участка Северного района г. Пензы в третьем квартале 1953 г. поступило 16 дел в отношении 17 человек, 13 из них были лицами, освобожденными по амнистии. Согласно материалам уголовных дел они не имели постоянного места жительства и рода занятий и «в г. Пензу заехали случайно» [3. Д. 3034. Л. 92]. Об обострении криминогенной ситуации в областном центре свидетельствовали неоднократные упоминания об этом на собраниях городских органов внутренних дел. Например, на очередном собрании сотрудников милиции города Пензы в сентябре 1953 г. отмечалось, что «начиная с мая 1953 г., уголовная преступность в городе возросла», при этом подчеркивалось, за счет разбоев, краж государственного имущества, случаев совершения хулиганства [3. Д. 3034. Л. 66; 5. Д. 47. Л. 76]. В целом за первое полугодие 1953 г. в Пензе было совершено 247 преступлений (от 30 до 60 случаев ежемесячно) [4. Д. 173. Л. 68-69]. Только в июле 1953 г. в областном центре было зарегистрировано 66 уголовно наказуемых деяний, в том числе 2 убийства, 9 разбоев,

24 случая хулиганства, 23 кражи личного имущества граждан [5. Д. 51. Л. 79], более половины из них (36) было совершено амнистированными [5. Д. 51. Л. 80]. Криминальные проявления стали неотъемлемым элементом повседневности, они, по сути, определяли климат городской жизни и вызывали беспокойство мест-

ной власти. В связи со сложной обстановкой в городе Горком КПСС 25 августа 1953 г. принял постановление «О состоянии и мерах усиления борьбы с уголовной преступностью в городе Пензе», в котором были определены основные задачи органов внутренних дел в сфере борьбы с преступностью [5. Д. 59. Л. 8; Д. 47. Л. 76].

Достичь некоторого снижения уровня криминальной активности на территории области удалось к концу осени 1953 г. Например, если в октябре органами внутренних дел было зарегистрировано 216 преступлений, то в ноябре - 164, а в декабре - 125 [4. Д. 173. Л. 22; 5. Д. 45. Л. 182-183].

Однако, следует отметить, что и в течение следующего 1954 г. оперативная обстановка в области оставалась весьма сложной. Так, например, на собрании УМВД Пензенской области, состоявшемся 8 июня

1954 г., отмечалось, что «количество преступлений в области ... все еще велико и составляет 130-140 случаев ежемесячно... В парках, скверах, на улицах имеются случаи хулиганства и поножовщина» [4. Д. 182. Л. 20-21].

Подводя итог всему вышесказанному, можно сделать вывод, что амнистия 1953 г., обусловившая интенсивный рост уголовных преступлений, являлась одним из определяющих факторов, способствовавших осложнению криминального фона на территории Пензенской области. Обострение криминогенной ситуации в обществе в значительной степени было связано с тем, что за принятием Указа «Об амнистии» и последующей его реализацией просматривались, прежде всего, политическая целесообразность и популистский эффект, а не продуманная система мер по освобождению заключенных. Из-за спешки в подготовке данного законодательного акта ряд вопросов, связанных с проведением амнистии, остались вне поля зрения партийного и советского руководства. Например, вопросы трудового и бытового устройства заключенных, подлежавших освобождению по амнистии, не были детально проработаны. Именно отсутствие помощи государственных органов в решении социально-бытовых проблем и механизмов социальной реабилитации лиц, вернувшихся из мест заключения, враждебное отношение к ним в обществе обусловили высокую степень криминальных проявлений среди амнистированных. Амнистия 1953 г., вызвав резкий рост уголовно наказуемых деяний, тем самым оказала значительное влияние на жизнедеятельность общества. Преступность, по сути, стала неотъемлемым элементом повседневности, во многом определяла ее, порождая атмосферу страха и способствуя осознанию населением своей беспомощности и незащищенности.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Водопьянова З., Мулек Г. Предупреждение из прошлого: амнистия 1953-го // Куранты. 1994. 26 марта.

2. Герман Р. Б. Деятельность российской милиции в годы Великой Отечественной войны и послевоенный период (1941-1960 гг.). Ростов-на-Дону: РЮИ МВД России, 2000. 164 с.

3. Государственный архив Пензенской области (ГАПО). Ф. П. 148. Оп. 1.

4. ГАПО. Ф. П. 1152. Оп. 1.

5. ГАПО. Ф. П. 5527. Оп. 1.

6. ГАПО. Ф. Р. 2674. Оп. 1.

7. Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ). Ф. Р. 9401. Оп. 1.

8. ГАРФ. Ф. Р. 9415. Оп. 3.

9. ГАРФ. Ф. Р. 9415. Оп. 5.

10. Земсков В. Н. Заключенные, спецпоселенцы, ссыльнопоселенцы, ссыльные и высланные // История СССР. 1991. № 5. С. 153-162.

11. Козлов В. А. Неизвестный СССР. Противостояние народа и власти. 1953-1985 гг. М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2006. 448 с.

12. Кокурин А., Моруков Ю. Гулаг: структуры и кадры. Статья двадцать вторая // Свободная мысль - XXI. 2001. № 9. С. 99-114.

13. Кокурин А., Петров Н. МВД: структура, функции, кадры. Статья седьмая (1953-1954) // Свободная мысль. 1998. № 1. С. 112-123.

14. Лунеев В. В. Преступность XX века. Мировые, региональные и российские тенденции: Мировой криминологический анализ. М.: НОРМА, 1997. 525 с.

15. Молотов, Маленков, Каганович. 1957. Стенограмма июньского Пленума ЦК КПСС и другие документы / Под ред. А. Н. Яковлева. М.: МФД, 1998. 848 с.

16. Постановление Совета Министров СССР «О мерах по усилению охраны общественного порядка и борьбы с уголовной преступностью» от 27 августа 1953 г. // Ведомости Верховного Совета СССР. 1953. № 4. Ст. 1.

17. Пыжиков А. В. Хрущевская «оттепель». М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2002. 511 с.

18. Пыжиков А. В., Скоробогатова В. И. Государственное строительство и правоохранительная система СССР в 1953-1964 гг. М.: Социум, 1999. 127 с.

19. Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР (1953-1991 гг.): В 2 ч. / Сост. Н. С. Захаров, В. П. Малков. Казань: Издательство Казанского университета, 1992. Ч. 1. 267 с.

20. Сборник законов СССР и указов Президиума Верховного Совета СССР. 1938-1975: В 4-х т. / Сост. М. И. Юмашев, А. В. Калитеевская, Р. Н. Владимирцев. М.: Известия Советов депутатов трудящихся СССР, 1975. Т. 3. 478 с.

21. Указ Президиума Верховного Совета СССР «Об амнистии» от 27 марта 1953 г. // Ведомости Верховного Совета СССР. 1953. № 4. Ст. 320.

22. Указ Президиума Верховного Совета СССР «Об амнистии» от 27 марта 1953 г. // Правда. 1953. 28 марта.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.