Научная статья на тему 'Алекситимические корреляты эмоциональных состояний личности'

Алекситимические корреляты эмоциональных состояний личности Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

CC BY
979
153
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ЭМОЦИОНАЛЬНАЯ СФЕРА / ЭМОЦИИ / ЭМОЦИОНАЛЬНЫЕ СОСТОЯНИЯ / АЛЕКСИТИМИЯ / БИОЛОГИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ / ТЕОРИЯ ТРАВМАТИЧЕСКОЙ СОМАТИЗАЦИИ / СОЦИОКУЛЬТУРНАЯ ТЕОРИЯ / EMOTIONAL SPHERE / EMOTIONS / EMOTIONAL CONDITIONS / ALEXITHYMIA / BIOLOGICAL THEORY / TRAUMATIC SOMATISATION THEORY / SOCIOCUL-TURAL THEORY

Аннотация научной статьи по психологическим наукам, автор научной работы — Левшунова Е. Н.

В статье представлены результаты исследования динамики взаимосвязи алекситимически-подобных и иных эмоциональных состояний личности; обсуждаются конфигурация и качество взаимосвязей между переменными в связи с нарастанием алекситимического признака.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

ALEXITHYMIC INTERRELATION OF PERSON'S EMOTIONAL CONDITIONS

In the article the results of the research of interrelation dynamics of alexithymic-like and other emotional conditions of a person are represented. The configuration and quality of interrelations between variables in connection with alexithymic attribute increase are discussed.

Текст научной работы на тему «Алекситимические корреляты эмоциональных состояний личности»

процессе обучения целостного обучающего комплекса - усвоения учебной информации, способствует эффективному

ЭУМК, его электронной составляющей МАОС и систематиче- формированию и развитию комплексных умений студентов.

ского контроля знаний обеспечивает необходимый уровень

Библиографический список

1. Шурупов, А.Ю. Развитие комплексных умений учащихся средствами инструментальной дидактики. Дисс... канд. пед. наук: 13.00.02. - Уфа 2003.

2. Страшнюк, С.Ю. Интеграция на модульной основе гуманитарных дисциплин в техническом вузе для развития комплексных умений студентов, канд. диссертация, Кемерово, 2003.

3. Аветисян, Д.Д. Программно-технологический комплекс ТеаеЬРго для создания электронных учебников. // Открытое образование. - 2001- №4.

4. Аршинский, Л.В., Пугачев, А.А. Программный комплекс диагностики знаний ТЕАСИЬАБ, ТЕ8ТМА8ТЕЯ. // Информатика и образование. -2002. - №7.

5. Лаврентьев, Г.В. Гуманитаризация математического образования: проблемы и перспективы. - Барнаул: Изд-во АГУ, 2001.

6. Иванов В.Л.. Электронный учебник: системы контроля знаний // Информатика и образование. - 2002. - №1.

7. Плотникова Е.Г. Оценка успешности обучения студентов / Е.Г. Плотников, Н.В. Соболь // Специалист. - 2002. - №2.

Статья поступила в редакцию 14. 03. 09

УДК 159.923

Е.Н. Левшунова, аспирант НГПУ, г. Новосибирск, E-mail: shamka05@mail.ru АЛЕКСИТИМИЧЕСКИЕ КОРРЕЛЯТЫ ЭМОЦИОНАЛЬНЫХ СОСТОЯНИЙ ЛИЧНОСТИ

В статье представлены результаты исследования динамики взаимосвязи алекситимически-подобных и иных эмоциональных состояний личности; обсуждаются конфигурация и качество взаимосвязей между переменными в связи с нарастанием алекситимического признака.

Ключевые слова: эмоциональная сфера, эмоции, эмоциональные состояния, алекситимия, биологическая теория, теория травматической соматизации, социокультурная теория.

Эмоциональную жизнь современного человека определяют две разнонаправленные тенденции. Первая тенденция характеризуется возрастанием частоты и интенсивности эмоциональных нагрузок, чему способствуют современные условия: стремительное изменение социальной и физической среды, повышение темпа жизни и ее стоимости, разрушение традиционных семейных структур, социальные и экологические катаклизмы. Человек реагирует на эти особенности современного бытия переживаниями страха, тревоги, беспомощности, тоски и отчаяния.

Вторая тенденция характеризуется негативным отношением к эмоциям, которым приписывается деструктивная, дезорганизующая роль, как в общественной, так и в личной жизни отдельного человека. Социальные изменения в общественно-политической и экономической сфере последних десятилетий отражают резкое возрастание количества аффективных расстройств личности (тревожных, депрессивных и др.). Эмоциональная сфера человека становится наиболее патогенной зоной в современной культуре. Одним из таких расстройств является алекситимия, наряду с алекси-тимически-подобными проявлениями личности.

Целью данной статьи является исследование алексити-мических коррелятов эмоциональных состояний личности на материале студенческой выборки в пределах условной нормы.

О природе и сущности феномена «алекситимия» в современной научной литературе ведутся напряженные дебаты. В последние десятилетия ее рассматривают как фактор риска развития многих заболеваний, хотя в отношении этого синдрома существует множество нерешенных вопросов. Некоторые исследователи высказывают мнение о том, что речь идет о проявлении первичного нейроанатомического дефекта, другие указывают на различные психологические проблемы, как первичные, так и вторичные [1].

Начало изучения феномена «алекситимия» относят к семидесятым годам двадцатого века. Однако в настоящий момент можно с уверенностью утверждать, что единой концепции, объясняющей природу и сущность алекситимии, по-прежнему не существует. Вместе с тем уже имеющийся в литературе клинический и экспериментальный материал позволяет выделить как минимум три подхода, которые различа-

ются представлениями о причинах и условиях развития алек-ситимии, - это биологическая теория, теория травматической соматизации и психодинамический подход (социокультурная теория). Биологическая теория рассматривает алекситимию как первичный процесс, в котором ведущая роль принадлежит генетическим механизмам, дефектам или особым вариантам развития головного мозга, что позволяет именовать ее конституциональной [1].

Подход, утверждающий травматическую природу алек-ситимии, рассматривает ее как вторичное расстройство, которое проявляется в состоянии глобального торможения аффектов или «оцепенения», наступающего в результате массированной психической травмы. В этом случае алекситимия в патологической форме отражает горе или скрытую депрессию и рассматривается как защитный механизм, не являясь психологической защитой в классическом понимании. К этому же подходу примыкают исследования представителей психоаналитического направления, выявившие алекситимию при маскированных депрессиях и неврозах.

Третий подход объясняет появление синдрома алекси-тимии в аспекте социальных и культурных факторов, не отрицая, а подчеркивая наличие психической травмы. Один из ярчайших представителей социокультурного подхода, Г. Кристалл, не рассматривает алекситимию как группу защитных механизмов, а исключительно как регрессию аффекта. Обращаясь к работам исследователей аутичных детей, он считает, что их заслуга состоит в том, что они показали у психотического ребенка усиление телесного и операционального, вещно-ориентированного стиля жизни алекситимика, сочетающегося с массивным ограничением фантазийной сферы. Г. Кристалл подчеркивает, что все психозы детства, в которых преобладают психогенные элементы, берут свое начало в ситуациях младенческого возраста, когда чрезвычайно уязвимый ребенок слишком болезненно или слишком рано, шоковым образом, был пробужден к осознанию [2].

Высокий динамизм жизнедеятельности человека, интенсификация коммуникативных связей и некоторые другие характерные черты современной эпохи обусловливают необходимость исследований эмоциональной сферы личности. Широта и многогранность проблемы эмоций делает ее далеко выходящей за рамки психологической науки, объектом ис-

следования таких родственных дисциплин как философия, педагогика, социология, медицина и др. На сегодняшний день степень изученности эмоциональных явлений в отечественной и зарубежной психологии довольно высока. Существенный вклад в разработку теоретико-методологических основ психологии эмоций был внесен Л.С. Выготским, С.Л. Рубинштейном, А.Н. Леонтьевым, П.К. Анохиным, П.В. Симоновым [3; 4; 5; 6]. Экспериментальные работы Р. Фресса, К. Изарда [7; 8] позволили выявить ряд важных фактов и закономерностей, характеризующих эмоциональные явления. Однако многое в этой научной области остается еще не изученным.

В рамках данной статьи мы представим некоторые фрагменты экспериментального исследования динамики взаимосвязи алекситимических проявлений личности и ее эмоциональных состояний. Анализ литературных источников по обозначенной проблеме позволил сформулировать гипотезу, имеющую следующие допущения:

1) существует взаимосвязь между алекситимически-подобными и иными эмоциональными состояниями личности.

2) с нарастанием алекситимического признака изменяется конфигурация и качество взаимосвязей алекситимических проявлений и эмоциональных состояний личности.

Экспериментальное исследование проводилось при участии студентки 5 курса ФП НГПУ А.В. Якушиной.

В исследовании использовался следующий комплекс методов: теоретический анализ литературных источников по исследуемой проблеме, констатирующий и уточняющий эксперимент, опрос, тестирование, психологический анализ динамики взаимосвязи алекситимически подобных и иных эмоциональных состояний личности, математические методы -описательной статистики (группировка данных по их значениям, оценка центральной тенденции распределения исследуемого признака, метод корреляционных плеяд) и индуктивной статистики (корреляционный анализ ^-Спирмена, критерий и-Манна-Уитни, Н - критерия Крускала - Уолллиса).

Математическая обработка полученных данных проводилась с использованием компьютерной программы БРББ 13.0. Достоверность полученных результатов не ниже 5% уровня значимости.

В работе применялись следующие методики: для определения уровня алекситимии использовалась «Торонтская алекситимическая шкала», апробированная в Санкт-Петербургском институте им. В.М. Бехтерева [9, с. 153-156]; методика В.В. Бойко «Диагностика помех в установлении эмоциональных контактов» [10, с. 166-167]; «Шкала дифференциальных эмоций» Л.П. Ротина [11, с. 495- 496].

Экспериментальную выборку составили 119 человек с неполным высшим образованием, в возрасте от 18 до 25 лет, студенты очного и заочного отделения психологического факультета Новосибирского государственного педагогического университета.

Экспериментальная выборка была дифференцирована по степени выраженности алекситимического признака по Торонтской алекситимической шкале на три группы:

- экспериментальная группа 1 (ЭГ-1) - высокий уровень выраженности признака (N1=16 человек) - от 74 до 130 баллов;

- экспериментальная группа 2 (ЭГ-2) от 63 до 73 баллов -средний уровень выраженности (N2=31);

- экспериментальная группа 3 (ЭГ-3) - низкий уровень (N3=72) - от 62 до 26 баллов.

С помощью сформированного нами банка методик последовательно проводилась диагностика испытуемых, а затем рассчитывалась достоверность различий в уровне выраженности исследуемых признаков между испытуемыми по трем экспериментальным группам, которая оценивалась с помощью Н - критерия Крускала - Уолллиса. Зафиксированы значимые различия по десяти из двадцати шести исследуемых параметров. Результаты исследования сведены в таблицу 1.

13%

26% ■ ЭГ- 1

61% м

■ ЭГ- 2

■ ЭГ- 3

Рис 1. Выраженность алекситимического признака в экспериментальной выборке (N=119)

Таблица 1

Уровень значимости Значимые различия

Интерес - эмоция 0, 014 значимо

Интерес - эмоциональная черта 0, 001 значимо

Радость - эмоция 0, 019 значимо

Презрение - эмоция 0, 021 значимо

Удивление - эмоциональная черта 0, 043 значимо

Горе - эмоция 0, 002 значимо

Горе - эмоциональная черта 0, 009 значимо

Гнев - эмоциональная черта 0, 029 значимо

Вина - эмоция 0, 041 значимо

Вина - эмоциональная черта 0, 007 значимо

Дополнительно для оценки достоверности различий между экспериментальными группами по уровню измеряемого признака был рассчитан и - критерий Манна - Уитни, который позволяет выявить различия между двумя малыми группами при попарном сравнении. Расчет производился для трех экспериментальных групп. Зафиксированы значимые различия по трем из двадцати шести параметрам. Расчет достоверности различий исследуемого признака для ЭГ - 1 и ЭГ - 2 представлен в таблице 2.

Таблица2

Статистика и Манна-Уитни Уровень значимости Значимые различия

Доминирование негативных эмоций 109 0, 001 значимо

Удивление - эмоциональная черта 126 0, 006 значимо

Гнев - эмоциональная черта 132 0, 009 значимо

Расчет достоверности различий исследуемого признака для ЭГ - 1 и ЭГ - 3 сведен в таблицу 3. Зафиксированы значимые различия по шести из двадцати шести параметрам. Расчет достоверности различий исследуемого признака для ЭГ - 2 и ЭГ - 3 сведен в таблицу 4. Обнаружены значимые различия по восьми из двадцати шести параметрам.

Таблица 3

Статистика И Манна-Уитни Уровень значимости Значимые различия

Интерес - эмоция 396 0, 05 значимо

Интерес - эмоциональная черта 356 0, 017 значимо

Презрение - эмоция 329 0, 006 значимо

Горе - эмоция 351 0, 014 значимо

Стыд - эмоция 386 0, 037 значимо

Вина- эмоциональная черта 376 0, 029 значимо

Таблица 4

Статистика И Манна-Уитни Уровень значимо- сти Значимые различия

Интерес - эмоция 762, 5 0, 011 значимо

Интерес - эмоциональная черта 798, 5 0, 022 значимо

Радость - эмоция 739 0, 007 значимо

Горе - эмоция 692, 5 0, 002 значимо

Горе - эмоциональная черта 696, 5 0, 002 значимо

Гнев - эмоциональная черта 840 0, 046 значимо

Вина - эмоция 791, 5 0, 018 значимо

Вина - эмоциональная черта 744, 5 0, 007 значимо

нальной основе порождает в свою очередь переживание вины, гнева, презрения и отвращения. Исследователи отмечают, что подобные лица имеют отношения с окружающими в значительной степени лишенные аффектов [13]. Взаимодействие с окружающими людьми побуждает их к переживанию негативных эмоций.

Уровень ^ 0,659" Презрение - Презрение -

алекситимии *—^ " эмоция

0,471*'

Отвращение -эмоц. черта

Таким образом, обнаружено, что для ЭГ-1 характерно доминирование негативных эмоций, таких как презрение, горе, стыд. Переживание негативных эмоций в данном случае носит защитный характер, как способ оградить себя от опасности. Неумение устанавливать эмоциональные контакты, вызывает у испытуемых чувство вины, как переживание своей некомпетентности. Заметим, что алекситимики не способны понимать свои переживания и эмоции других людей [11; 2].

Для испытуемых ЭГ-2 свойственно переживание горя как эмоциональной черты. Горе - фрустрирующее переживание, которое взаимодействует с такими базовыми эмоциями как гнев, страх и вина [11, с. 190]. Это постоянное переживание страдания, имеющее приспособительное значение, которое вызывает со стороны окружающих сострадание и помощь [12].

Обнаружено, что переживание положительных эмоций -интереса и радости - характерно для испытуемых ЭГ-3. К.Изард отмечает, что радость предполагает удовлетворенность самим собой и окружающим миром. Она возникает как результат успешной деятельности, удовлетворения потребностей. Интерес, как эмоция, - это реакция заинтересованности, несущая в себе положительный эмоциональный заряд. По мнению Б.И.Додонова, интерес - это потребность в переживании отношений, жажда положительных эмоций. На втором этапе экспериментального исследования проводился корреляционный анализ (критерий г - Спирмена) отдельно по каждой экспериментальной группе, позволивший выявить алексити-мические корреляты эмоциональных состояний испытуемых.

Для ЭГ-1 была обнаружена следующая плотность корреляций: всего 32 взаимосвязи (27 - положительных, 5 - отрицательных), из них 17 на 1% уровне значимости и 15 на 5%. Результаты исследования представлены на рисунке 2.

В рамках данной статьи не представляется возможным представить полный анализ и интерпретацию всех полученных корреляций, поэтому нами были непосредственно взяты для дальнейшего анализа только сильные взаимосвязи, уровень значимости которых оказался не ниже, чем 0, 01.

По мнению К.Изарда, правомерно рассматривать эмоции как кратковременные переживания и как предрасположенность к переживанию эмоциональных состояний, в основе которых лежат эмоциональные черты личности [8].

Корреляционный анализ показателей шкал, используемых методик, показал положительные связи между показателями «нежелание сближаться с людьми на эмоциональной основе» - «гнев как эмоциональная черта» (г = 0, 868 при р = 0, 01); «отвращение как эмоциональная черта» (г = 0, 820 при р = 0, 01); «презрение как эмоция» (г = 0, 809 при р = 0, 01); «вина как эмоция» (г = 0, 797 при р = 0, 01); «презрение как эмоциональная черта» (г = 0, 71 при р = 0, 01).

Представляется, что для испытуемых ЭГ-1 характерно стремление оградить себя от эмоциональных контактов с другими людьми. Нежелание сближаться с людьми на эмоцио-152

Вина-эмоция

0,765** 0678**

Неумение управлять СВОИМИ эмоциями

0,688* • / Доминирование

Гнев ОМОН негативных

черта эмоций

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

0,797**

0,868**

Нежелание сближаться с людьми на эмоциональной основе

0,71*

0.809**

Радость-

эмоция

-0,693**

0,673**

Радость-эмоц. черта

0,545*'

0.652**

Неразвитость

эмоинй

0,727*'

Неадекватное ^ * Интерес -

проявление эмоция

Стыд - эмоц.

эмоций

черта 0,536м

Условные обозначат

<—► прямая зависимость 4—► обратная зависимость

Рис. 2, Корреляционная плеяда для ЭГ*] (N1=16)

* ■ 1% уровень значимости

Обнаружена значимая прямая связь между параметрами «нежелание сближаться с людьми на эмоциональной основе» - «уровень алекситимии» (г = 0, 794 при р = 0, 01). Для людей с алекситимией характерны конкретные стереотипные мысли, а немногочисленные межличностные связи имеют характер «сцепления», то есть партнер воспринимается как «часть себя». Отсутствие или дефицит эмоциональной жизни и воображения у алекситимических лиц лишает их отношения с людьми оттенков и цвета [11]. В связи с этим можно говорить о неумении устанавливать эмоциональный контакт и сближаться с людьми на эмоциональной основе.

Обнаружена положительная взаимосвязь между переменными «доминирование негативных эмоций» - «вина как эмоция» (г = 0, 857 при р = 0, 01); «гнев как эмоциональная черта» (г = 0, 688 при р = 0, 01). Гнев и различные степени его проявления относят к отрицательным аффектам, его рассматривают как средство самозащиты. В состоянии гнева снижается самоконтроль и способность управлять своими эмоциями. Проявление гнева и др. негативных эмоций в дальнейшем напрямую связано с переживанием вины [8].

Зафиксирована положительная взаимосвязь между переменными «неумение управлять эмоциями» - «вина как эмоция» (г = 0, 765 при р = 0, 01); «гнев как эмоциональная черта» (г = 0, 678 при р = 0, 01). Человек переживает состояние гнева в ситуации угрозы его физической или психологической целостности (при несправедливости и незаслуженной обиде), при возникновении опасности. В состоянии гнева резко снижается умение управлять своими эмоциями. Неумение справляться со вспышками гнева или другими ярко выраженными эмоциональными проявлениями в свою очередь вызывает кратковременное переживание вины (недовольство собой, связанное с рассогласованием между собственным поведением и принятыми моральными нормами) [11].

Зарегистрированы положительные взаимосвязи между переменными «уровень алекситимии» - «отвращение как

эмоциональная черта» (г = 0, 727 при р = 0, 01); «презрение как эмоция» (г = 0, 659 при р = 0, 01); «гнев как эмоциональная черта» (г = 0, 625 при р = 0, 01).

Согласно имеющимся в литературе описаниям, для лиц с алекситимией характерно особое сочетание эмоциональных, когнитивных и личностных проявлений. Эмоциональная сфера подобных личностей отражает неспособность к распознаванию и точному описанию собственного эмоционального состояния и эмоциональных состояний других людей. Основу дефекта составляет невозможность дифференцировать эмоции и вербализировать их. Возможно, что неспособность человека осознавать свои эмоции приводит к тому, что они вытесняются. Для этих личностей характерно проявление эмоциональных состояний, которые носят оборонительный, защитный характер, проявляющихся в виде гнева, отвращения и презрения. Отвращение, презрение и гнев часто взаимодействуют друг с другом и образуют триаду враждебности. Управление данными эмоциями представляет проблему для человека, а их нерегулируемое влияние на поведение и мышление может привести к нарушениям адаптации [8; 2].

Обнаружены положительные взаимосвязи между переменными «неразвитость эмоций» - «стыд как эмоциональная черта» (г = 0, 727 при р = 0, 01); «удивление как эмоциональная черта» (г = 0, 652 при р = 0, 01). Стыд рассматривается как сильное смущение от совершения предосудительного поступка или попадания в унизительную ситуацию. В данном случае можно говорить о чувствительности испытуемых к мнению о них со стороны окружающих людей Удивление представляет собой впечатление от чего-нибудь неожиданного, странного, непонятного; для человека эмоционально окрашивается и выделяется нечто новое, непознанное. Удивление, как эмоциональную черту, связывают с понятием «любознательность. Доминирующей потребностью в этом случае становится познание нового объекта и как следствие наблюдается неразвитость других эмоциональных состояний[8].

Зафиксированы положительные взаимосвязи между переменными «неадекватное проявление эмоций» - «радость как эмоция» (г = 0, 545 при р = 0, 01); «интерес как эмоция» (г = 0, 536 при р = 0, 01). Эмоцию интереса можно рассматривать, как мотивацию процессов внимания и восприятия, которая стимулирует и упорядочивает познавательную активность человека. Радость - положительная эмоция, способствующая установлению дружеских контактов и снижению негативных эмоциональных проявлений. Однако кратковременное переживание эмоций интереса и радости способно оказать дезорганизующую роль на эмоциональную сферу человека, что проявится в неадекватном эмоциональном реагировании [8].

Также зафиксирована одна отрицательная связь между показателями «нежелание сближаться с людьми на эмоциональной основе» и «радость как эмоциональная черта» (г = -0, 693 при р = 0, 01). Радость выполняет активизирующую функцию в процессе познания окружающего мира, стимулирует потребность в познании других людей [8].

По результатам корреляционного анализа на ЭГ - 2 было получено 9 взаимосвязей (4 положительных и 5 отрицательных), из них 4 на 1% уровне значимости и 5 - на 5%. Зафиксирована положительная взаимосвязь между переменными «доминирование негативных эмоций» - «вина как эмоция» (г = 0, 342 при р = 0, 01). Переживание негативных эмоций в дальнейшем вызывает появление вины.

Корреляционный анализ показателей шкал, используемых методик, показал положительные связи между показателями «неадекватное проявление эмоций» - «гнев как эмоциональная черта» (г = 0, 502 при р = 0, 01); вина как эмоция» (г = 0, 504 при р = 0, 01). По этому поводу можно отметить следующее. Принято считать, что гнев - это результат негативных цепочек поведения двух или нескольких людей, которые побуждают их к внешнему проявлению своего недовольства. В данном случае гнев, как эмоциональная черта, повышает уверенность в себе, уменьшает страх при наличии опасности, мобилизует энергию для активной самозащиты индивида. В

связи с этим, повышается неадекватность проявления эмоций. Вина в данном случае выступает как сопутствующее переживание неправомерности своего поведения [11].

Неумение управлять Неадекватное

СВОНУИ ЛМОІН1ЯМИ щ 1 ШМІЯШІЄННЄ пиопин

-0,482*

.502** "7 ^

/ \ 0,504+*

Отвращение - Отвращение - Гпеа йнна -

Г>М011НЯ имоц.черта эмоц. черта 1МОГІИЯ

Рис. 3. Корреляционная плеяда для ЭГ-2 (N2=31)

Уставные обозначения

«—► прямая зависимость ** -1 % уровень значимости

•*---► обратная зависимость

Зафиксированы отрицательные взаимосвязи между переменными «неумение управлять эмоциями» - «отвращение как эмоция» (г = -0, 482 при р = 0, 01); «отвращение как эмоциональная черта» (г = -0, 521 при р = 0, 01). Испытывая отвращение, человек стремиться устранить неприятный объект или отстраниться от него, изолироваться. В этом случае появиться желание избегать контактов, что в свою очередь положительно сказывается на способности управлять своими эмоциями [8].

Для испытуемых ЭГ-2 характерно переживание фрустра-ционных эмоциональных состояний: отвращение, гнев, вина. Данные переживания блокируют способность адекватно реагировать на эмоциональные состояния окружающих людей и снижают коммуникативные способности.

В результате корреляционного анализа для ЭГ - 3 было получено 14 взаимосвязей (13 положительных и 1 отрицательная), из них 3 при 1% уровне значимости и 11 при 5%.

Рис. 4, Корреляционная плеяда для ЭГ-3 (N3=72)

Условные обозначения

4—► прямая зависимость ** -1% уровень значимости

4—► обратная зависимость

Обнаружены положительные взаимосвязи между переменными «уровень алекситимии» - «презрение как эмоциональная черта» (г = 0, 338 при р = 0, 01); «стыд как эмоция» (г = 0, 303 при р = 0, 01). Неумение дифференцировать свои эмоции, понимать эмоции другого человека, вызывает у испытуемых появление такой эмоциональной черты как презрение. Презрение порождает холодность и отчуждение, оно приводит к деперсонализации объекта презрения, заставляет воспринимать его как нечто «недостойное». Презрение может быть направлено на кого-то или самого себя. Для ЭГ-3 также характерно кратковременное переживание стыда, как унизительное переживание, внутреннее мучение, боязнь осуждения значимыми людьми [11].

Сравнительно-сопоставительный анализ экспериментальных групп показал, что с нарастанием алекситимического признака изменяется конфигурация взаимосвязей алексити-мических проявлений и эмоциональных состояний личности, которая имеет свою специфику в каждой группе. В ЭГ-1 доминирует нежелание сближаться с людьми на эмоциональной основе, которое проявляется в переживании гнева как эмоциональной черты, отвращения как эмоциональной черты, презрения как эмоции и вины как эмоции. Для ЭГ-2 более свойственно неадекватное проявление эмоций, которое выражается в неконтролируемом проявлении гнева как эмоциональной черты и переживании вины. Для испытуемых ЭГ-3

характерно доминирование негативных эмоций, сопровождающихся переживанием вины.

Таким образом, можно утверждать, что существует взаимосвязь между алекситимически-подобными и иными эмоциональными состояниями личности. Также в ходе иссле-

дования доказано, что с нарастанием алекситимического признака изменяется конфигурация и качество взаимосвязей алекситимических проявлений и эмоциональных состояний личности.

Библиографический список

1. Белашина, Т.В. К вопросу об алекситимии и алекситимически подобных проявлений личности / Т.В. Белашина // Социокультурные проблемы современной молодежи: материалы Международной научно-практической конференции. - Новосибирск: НГПУ, 2006. - Ч. I.

2. Кристал, Г. Интеграция и самоисцеление. Аффект, травма и алекситимия / Г. Кристалл. - М.: Институт общегуманитарных исследований, 2006.

3. Выготский, Л.С. Вопросы детской психологии / Л.С. Выготский. - СПб.: Союз, 1997.

4. Леонтьев, А.Н. Потребности. Мотивы. Эмоции / А.Н. Леонтьев. - М.: МГУ, 1971.

5. Рубинштейн, С.Л. Основы общей психологии / С.Л. Рубинштейн. - СПб.: Питер, 2002.

6. Симонов, П.В. Роль эмоций в механизмах подкрепления условно-рефлектороной деятельности / П.В.Симонов. - Л.: Лениздат, 1972.

7. Фресс, П. Экспериментальная психология / П. Фресс, Ж.Пиаже. - М.: Наука, 1975.

8. Изард, К.Э. Психология эмоций / К.Э. Изард. - СПб.: Питер, 2008.

9. Практическая психодиагностика. Методики и тесты / Д.Я.Райгородский. - Самара: БАХРАХ-М, 1999.

10. Фетискин, Н.П. Социально- психологическая диагностика развития личности и малых групп / Н.П.Фетискин, В.В.Козлов, Г.М.Мануйлов. -М.: Институт Психотерапии, 2002.

11. Ильин, Е.П. Эмоции и чувства. 2-е издание / Е.П. Ильин. - СПб.: Питер, 2007.

12. Боулби, Дж. Создание и разрушение эмоциональных связей / Дж. Боулби. - М.: Академический проект, 2006.

13. Сандомирский, М.Е. Психосоматика и телесная психотерапия: практическое руководство / М.Е.Сандомирский. - М.: Класс, 2005.

Статья поступила в редакцию 29.06.09

УДК 159.923

С.Б. Нестерова, аспирант НГПУ, г.Новосибирск, E-mail: svetanesterova@yandex.ru НАРЦИССИЧЕСКИЕ КОРРЕЛЯТЫ ЛИДЕРСКИХ СПОСОБНОСТЕЙ

В статье представлены результаты исследования взаимосвязи нарциссического характера и лидерских способностей на материале выборки военнослужащих. Выявлено, что чем выше степень выраженности нарциссических черт, тем сильнее у личности представлены лидерские способности.

Ключевые слова: лидерство, теории черт лидерства, нарциссический характер, нарциссический лидер.

В психологической науке существует четыре основных теоретических подхода к исследованию проблемы лидерства: поведенческий подход, ситуационный подход, подход с позиции личностных качеств (теория черт) и интегративный подход (синтетическая теория лидерства). Первоначально в психологической науке признание получила «теория черт» (иногда называется «харизматической теорией», от слова «харизма»), которая представляет подход с позиции личностных качеств и концентрирует внимание на врожденных и неповторимых качествах лидера. В рамках этой теории, лидерство как социально-психологический феномен рассматривается в виде совокупности выдающихся черт личности, обеспечивающих лидерам возможность выдвинуться, занять ведущую позицию и удерживать власть благодаря наличию этих уникальных черт [1]. Несовершенство теории черт лидерства заключается в том, что в ней указывается врожденный характер лидерских качеств; следуя ее постулатам, лидер изначально наделен определенными чертами, которые генетически перешли к нему. Следовательно, лидерскими признаками может обладать определенный ограниченный круг людей. Лидеры являются носителями определенных умений, присущих им, и только им, имеющих врожденный характер и обнаруживающихся независимо от особенностей ситуации или группы [2].

В противовес этой теории был основан подход, в котором рассматривался вопрос о том, откуда же берутся лидеры и каково происхождение самого феномена лидерства. Согласно этой теории, лидер понимается как лицо, в наибольшей степени отвечающее социальным ожиданиям группы и наиболее последовательно придерживающееся ее норм и ценностей [3]. В основе теории лидерства как функции группы находится постулат, что члены группы сами выбирают лидера, который способен концентрировать главные ее ценности; лидер дол-154

жен знать и удовлетворять интересы и потребности своих последователей; он представляет некий инструмент для достижения групповых целей. Недостатком этой теории сторонники отмечали, что она рассматривает только личность лидера, не придавая значения такой особенности отношений как «лидер -ведомые» [4].

Не менее известной в западном научном мире является «теория лидерства как функции ситуации» (Р. Бейлс, Т. Ньюком, А. Хейр). Авторы этой теории указывали, что лидер является не столько функцией личности или группы, сколько результатом сложного и многопланового влияния различных факторов при вхождении в различные ситуации [5]. Однако, как отмечал Ж. Пиаже, при таком подходе полностью снимается вопрос об активности личности лидера [6].

На основе ранее созданных концепций лидерства во второй половине XX века была основана синтетическая теория лидерства, в которой лидерство представлено как процесс, возникающий из характерных факторов среды - групповых и культурных. В рамках этой теории допускается множественность оптимальных типов лидерства. В соответствие с основным положением данной теории производительность группы зависит от взаимодействия стиля лидерства и степени благоприятности ситуации. Так легче быть лидером, если: группа ему - доверяет и симпатизирует; группа выполняет четко сформулированные задачи; положение лидера подкреплено реальной властью [1].

Один из величайших парадоксов развития современного человеческого сообщества заключается в том, что сегодня лучшим лидером является новый тип человека, способный упорно преследовать свои цели, эмоционально обособленный, изолированный от общества, которым и является лидер нар-циссического типа. Выделение феномена «нарциссический лидер» в психологической науке - в широком смысле - при-

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.