Научная статья на тему 'Александр Дмитриевич Кастальский в Пролеткульте: к вопросу о музыкальных аспектах построения пролетарской культуры'

Александр Дмитриевич Кастальский в Пролеткульте: к вопросу о музыкальных аспектах построения пролетарской культуры Текст научной статьи по специальности «Искусствоведение»

CC BY
34
1
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Журнал
Opera musicologica
ВАК
Область наук
Ключевые слова
Александр Дмитриевич Кастальский / Пролеткульт / пролетарская музыка / рецепция музыкального наследия / музыкальное образование масс / Российская ассоциация пролетарских музыкантов (РАПМ) / Alexander Dmitriyevich Kastalsky / Proletkult / proletarian music / reception of musical classics / musical education for the masses / Russian Association of Proletarian Musicians (RAPM)

Аннотация научной статьи по искусствоведению, автор научной работы — Ямамото Акихиса

Статья посвящена деятельности А.Д. Кастальского в Пролеткульте, остающейся одной из малоизученных страниц биографии выдающегося композитора и педагога. Недостаточно известен и тот факт, что после революции видные представители русской музыкальной культуры играли значительную роль в деятельности Пролеткульта. Кастальский был одним из них: именно ему поручили составление программ местных и Центральной музыкальных студий, где музыканты-инструкторы вели музыкальные классы для рабочих, он участвовал и в работе Научно-Технического подотдела Музыкального отдела (МУЗО) Московского Пролеткульта. В статье восстанавливается история этой сферы деятельности Кастальского, приводятся необнародованные ранее факты его личной биографии. Сравниваются дореволюционная и пореволюционная просветительская деятельность Кастальского с точки зрения того, какую роль сыграла работа в Пролеткульте в жизни и творчестве композитора. Особое внимание на этом примере уделено проблеме отношения Пролеткульта к классическому наследию (академической, а также народной и духовной музыке). Автор приходит к выводу, что отличительной чертой программы Кастальского для студий Московского Пролеткульта является то, что МУЗО положил в ее основу музыкальную классику, считая именно эту музыку необходимой для просвещения рабочих масс, и что отношение к ней в рассмотренных программах продолжает линию, начатую дореволюционной деятельностью композитора.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Alexander Kastalsky in the Proletkult: On the Musical Aspects of Construction of the Proletarian Culture

This paper examines the unknown activity of a composer and teacher Alexander D. Kastalsky at the Proletkult. The fact insufficiently covered by the research was that after the Russian Revolution many musicians joined the Music Department (MUZO) of the Proletkult, the prominent ones among them occupying quite a representative place. Kastalsky was one of such musicians of the organization commissioned to prepare programs of local and Central music studios, where music instructors led music classes for workers, and participated in the activities of the Scientific-Technical Subdivision of the MUZO of the Moscow Proletkult. After confirming the importance of the organization in the context of the history of Russian Soviet music, the author uses the programs he compiled for the studios of the Moscow Proletkult MUZO to present features of Kastalsky’s work in the post-revolutionary period. We pay special attention to the organization’s attitude toward musical classics (artistic, folk, and sometimes spiritual music). Pre-revolutionary and post-revolutionary activities of Kastalsky are compared in terms of the role that work at the Proletkult played in the composer’s life and work, which reconstructs unknown aspects of his personal biography. We conclude that the distinctive feature of the programs for the studios of the Moscow Proletkult is that they used the musical classics as the basis for educating the working masses, and that the attitude to the musical classics in the programs considered is also closely connected with the prerevolutionary activity of the composer.

Текст научной работы на тему «Александр Дмитриевич Кастальский в Пролеткульте: к вопросу о музыкальных аспектах построения пролетарской культуры»

Opera musicologica. 2023. Т. 15. № 4. С. 62-81

СТАТЬИ

Научная статья УДК 78.07

doi: 10.26156/OM.2023.15.4.004

Александр Дмитриевич Кастальский в Пролеткульте: к вопросу о музыкальных аспектах построения пролетарской культуры

Ямамото Акихиса

Государственный институт искусствознания, Москва, Россия akixisay@gmail.com, https://orcid.org/0000-0003-4927-7820

Аннотация. Статья посвящена деятельности А. Д. Кастальского в Пролеткульте, остающейся одной из малоизученных страниц биографии выдающегося композитора и педагога. Недостаточно известен и тот факт, что после революции видные представители русской музыкальной культуры играли значительную роль в деятельности Пролеткульта. Кастальский был одним из них: именно ему поручили составление программ местных и Центральной музыкальных студий, где музыканты-инструкторы вели музыкальные классы для рабочих, он участвовал и в работе Научно-Технического подотдела Музыкального отдела (МУЗО) Московского Пролеткульта. В статье восстанавливается история этой сферы деятельности Кастальского, приводятся не-обнародованные ранее факты его личной биографии. Сравниваются дореволюционная и пореволюционная просветительская деятельность Кастальского с точки зрения того, какую роль сыграла работа в Пролеткульте в жизни и творчестве композитора. Особое внимание на этом примере уделено проблеме отношения Пролеткульта к классическому наследию (академической, а также народной и духовной музыке). Автор приходит к выводу, что отличительной чертой программы Кастальского для студий Московского Пролеткульта является то, что МУЗО положил в ее основу музыкальную классику, считая именно эту музыку необходимой для просвещения рабочих масс, и что отношение к ней в рассмотренных программах продолжает линию, начатую дореволюционной деятельностью композитора.

Ключевые слова: Александр Дмитриевич Кастальский, Пролеткульт, пролетарская музыка, рецепция музыкального наследия, музыкальное образование масс, Российская ассоциация пролетарских музыкантов (РАПМ)

Для цитирования: Ямамото А. Александр Дмитриевич Кастальский в Пролеткульте: к вопросу о музыкальных аспектах построения пролетарской культуры // Opera musicologica. 2023. Т. 15. № 4. С. 62-81. https://doi.org/10.26156/OM.2023.15.4.004

© Ямамото Акихиса, 2023

Original article

doi: 10.26156/OM.2023.15.4.004

Opera musicologica. 2023. Vol. 15, no. 4. P. 62-81

ARTICLES

Alexander Kastalsky in the Proletkult: On the Musical Aspects of Construction of the Proletarian Culture

Yamamoto Akihisa

The State Institute for Art Studies, Moscow, Russia akixisay@gmail.com, https://orcid.org/0000-0003-4927-7820

Abstract. This paper examines the unknown activity of a composer and teacher Alexander D. Kastalsky at the Proletkult. The fact insufficiently covered by the research was that after the Russian Revolution many musicians joined the Music Department (MUZO) of the Proletkult, the prominent ones among them occupying quite a representative place. Kastalsky was one of such musicians of the organization commissioned to prepare programs of local and Central music studios, where music instructors led music classes for workers, and participated in the activities of the Scientific-Technical Subdivision of the MUZO of the Moscow Proletkult. After confirming the importance of the organization in the context of the history of Russian Soviet music, the author uses the programs he compiled for the studios of the Moscow Proletkult MUZO to present features of Kastalsky's work in the post-revolutionary period. We pay special attention to the organization's attitude toward musical classics (artistic, folk, and sometimes spiritual music). Pre-revolutionary and post-revolutionary activities of Kastalsky are compared in terms of the role that work at the Proletkult played in the composer's life and work, which reconstructs unknown aspects of his personal biography. We conclude that the distinctive feature of the programs for the studios of the Moscow Proletkult is that they used the musical classics as the basis for educating the working masses, and that the attitude to the musical classics in the programs considered is also closely connected with the pre-revolutionary activity of the composer.

Keywords: Alexander Dmitriyevich Kastalsky, Proletkult, proletarian music, reception of musical classics, musical education for the masses, Russian Association of Proletarian Musicians (RAPM)

For citation: Yamamoto Akihisa. Alexander Kastalsky in the Proletkult: On the Musical Aspects of Construction of the Proletarian Culture. Opera musicologica. 2023. Vol. 15, no. 4. P. 62-81. (In Russ.).

https://doi.org/10.26156/OM.2023.15.4004 © Yamamoto Akihisa, 2023

Ямамото Акихиса

Александр Дмитриевич Кастальский в Пролеткульте: к вопросу о музыкальных аспектах построения пролетарской культуры

Одним из ключевых факторов развития русской культуры послеоктябрьского периода стала деятельность Пролеткульта — Пролетарских культурно-просветительных организаций.

Основанное в октябре 1917-го, объединение оставалось действенной общественной силой до начала 1920-х гг. Главной целью Пролеткульта было создание и распространение новой культуры для революционного пролетариата России.

Пролеткульт учредил в крупных городах и уездах свои отделения — Московский, Петроградский, Тамбовский, Тульский и другие, а в их музыкальных отделах, студиях и хорах композиторы, исполнители и музыкальные деятели выполняли разнообразные задачи по созданию музыки для рабочего класса, музыкальному просвещению, культурной работе.

Следует отметить, что деятельность Пролеткульта и его место в данной исторической ситуации в полной мере не изучены, и в истории русской и советской музыки этот сюжет остается одним из белых пятен. В советское время Пролеткульт получил репутацию одиозной организации, сыгравшей крайне негативную роль в русской культуре, в том числе музыкальной, что укоренилось и в советской музыкальной науке [Келдыш 1970, 48-52]. Но любопытно, что подобное отношение сохранилось и в работах западных специалистов по музыке советского периода, которые занимались феноменом пролетарского искусства уже в начале XXI в., когда, казалось бы, влияние советских идеологических постулатов совершенно утратило силу [Edmunds 2000, 65-79; Nelson 2004, 26-32].

Значение Пролеткульта в истории русской и советской музыки недавно стало пересматриваться исследователями 1 Так, публикация автора настоящей статьи «Музыкальное просвещение Пролеткульта: идеологи-

1 См. об этом: Раку М. Г. Идеологическая рецепция музыкальной классики в раннесо-ветской и сталинской культуре: дис. ... докт. иск.: 17.00.02 / Государственный институт искусствознания. Москва, 2015, 578 с.; Раку М. Г. Советская музыкальная культура 1920-х в проекте «нового человека» // Вестник Саратовской консерватории. Вопросы искусствознания. 2020. № 4 (10). С. 14-20.

ческая программа и повседневная практика» пролила свет на некоторые аспекты музыкальной деятельности организации в историческом контексте [Ямамото 2022]. В частности выявлено, что просветительская работа Пролеткульта была продолжением деятельности народных консерваторий, унаследовав от них как саму идею общедоступного образования с низкой платой за обучение, так и в некоторой степени педагогический состав (ряд преподавателей народных консерваторий — Н. Я. Брюсова, А. Д. Кастальский и др. — были также членами Пролеткульта).

Музыкальные отделы Пролеткульта начали свою работу в июне 1918 г. В их состав вошли композиторы, исполнители, музыкальные критики, выступавшие в качестве представителей отделов, секций и инспекторов в районных студиях [Келдыш 1970, 49] 2. К сожалению, деятельность отдельных музыкантов в Пролеткульте до сих пор в должной мере не исследована, отсутствуют опубликованные данные о том, чем они занимались в организации, а из официальных биографий музыкальных деятелей можно узнать лишь очень скупые сведения о периоде их работы в Пролеткульте. При этом в 1920-х гг., в период непримиримых противоречий между различными композиторскими группировками (АСМ, РАПМ, ОРКиМД з, Проколл 4 и др.), кадровый состав Пролеткульта как организации, определявшей направление музыкальной политики, был удивительно разнообразен. В него входили А. М. Авраамов, Н. А. Росла-вец, Г. П. Любимов, Б. Б. Красин, Л. В. Шульгин, Н. Я. Брюсова и другие 5. Обращает на себя внимание и следующий факт:

.многие из хоровых инструкторов Московского Пролеткульта —

бывшие ученики [Синодального] училища [Зверева 1999, 188].

В связи с этим особый интерес представляет деятельность в Пролеткульте такого видного представителя «нового направления» духовной музыки дореволюционного времени, как Александр Дмитриевич Кастальский (1856-1926). И хотя в музыковедческих исследованиях ранее затрагивался вопрос о просветительской работе Кастальского [Шевлягина 1975, 76; Зверева 1999, 188; Зверева 2006 a, 2] и о ней были опубликованы документальные материалы [Кастальский 2006 b, 137-140], изучение данного

2 О начале работы Пролеткульта в июне 1918 г. см.: ЦГАМО. Ф. 880. Оп. 1. Д. 6. Л. 1.

3 ОРКиМД — Объединение революционных композиторов и музыкальных деятелей.

4 Проколл — Производственный коллектив студентов-композиторов Московской консерватории.

5 О факте их работы в организации, например, см.: ЦГАМО. Ф. 880. Оп. 1. Д. 20; РГАЛИ. Ф. 1230. Оп. 1. Ед. хр. 582.

направления работы композитора на сегодняшний день нельзя считать исчерпывающим.

Мы выбрали в качестве материала статьи период биографии Кастальского, связанный с Пролеткультом, не случайно. Во-первых, роль композитора в организации представляется чрезвычайно важной: Кастальскому поручили составление программ главных ячеек Московского Пролеткульта — местных и Центральной музыкальных студий, где музыканты-инструкторы вели музыкальные классы для рабочих. По этим программам проводились лекции и занятия во всех московских пролеткультовских студиях. Во-вторых, Кастальский является одним из самых именитых музыкантов, сотрудничавших с Пролеткультом, — наряду с Рославцем и Р. М. Глиэром. В-третьих, думается, что наступило время, чтобы в свете деятельности композитора и на основе составленных им программ пересмотреть значение Пролеткульта в истории русской музыки: программы Кастальского показывают, что организация не являлась «нигилистической» и отнюдь не отрицала «всей предшествующей культуры, классич[еского] наследства» [Дикушина, Швецова 1971, 37], как утверждал Ленин в своем стремлении низвергнуть влиятельное общественное движение и вслед за ним — многочисленные советские историки [Горбунов 1974, 4-5].

* * *

Судя по автобиографии, воспоминаниям современников и архивным документам, Кастальский работал в Московском Пролеткульте с 1918-го по 1922-й г. По архивным материалам установлено, что с февраля 1920 г. он был заведующим секцией методов МУЗО в Московском Пролеткульте. С 15 июня того же года секция постановлением коллегии МУЗО была переведена в студийный подотдел МУЗО, в связи с чем некоторые методологические работы научного характера были распределены между физиолого-психологической и музыкально-теоретической секциями 6. По сохранившимся сведениям, композитор посещал заседания секции в этой должности до февраля 1921 г. 7 В. В. Пасхалов (1878-1951), многолетний сотрудник Кастальского 8, вспоминал об активной работе композитора в бурное послереволюционное время:

6 См.: РГАЛИ. Ф. 1230. Оп. 1. Ед. хр. 582. Л. 21-36. Такое же место работы, хотя с немного другим названием — заведующий секцией методов студийной работы в Московском Пролеткульте, — композитор указал в анкете, заполненной в 1920 г. для Всероссийского союза работников искусств (Всерабиса). См.: [Кастальский 2006а, 84].

7 Подробнее см.: ЦГАМО. Ф. 880. Оп. 1. Д. 20. Л. 21.

8 В Московской музыкально-этнографической комиссии Библиотеки Императорского общества любителей естествознания, антропологии и этнографии, в МУЗО Нарком-

Мы [Пасхалов и Кастальский] встречались в Пролеткульте почти ежедневно, и как сейчас я вижу Александра Дмитриевича в валенках и тулупчике в подвале, где была наша столовая, и залах роскошного особняка Морозовой на Воздвиженке [Пасхалов 2006, 412].

В настоящей работе внимание сосредоточено на двух основных моментах музыкально-просветительской деятельности А. Д. Кастальского в Пролеткульте:

1. особенности программы Кастальского для студий Московского Пролеткульта, и, в частности, место в ней музыкальной классики (академической, а также народной и духовной музыки), что позволяет сделать выводы о практических подходах Пролеткульта к политике в отношении классического наследия;

2. сравнение дореволюционной и послереволюционной деятельности Кастальского с точки зрения того, какую роль сыграла работа в Пролеткульте в жизни и творчестве композитора, что воссоздает

неизвестные аспекты его личной биографии.

* * *

В программных документах 1919 г. лидеры Пролеткульта установили его иерархическую структуру: наивысшим органом являлся Всероссийский Совет Пролеткульта, который утверждал организационно-идейный план работы Всероссийской конференции Пролеткульта и организовывал его реализацию; вносить в этот план некоторые предложения могли местные отделения Пролеткульта. Существовали головные отделения Пролеткульта (Центральный, Московский, Петроградский), также были организованы губернские и городские Пролеткульты, которым подчинялись районные Пролеткульты, наконец — фабрично-заводские подразделения Пролеткульта, которые назывались «основной практической ячейкой» [ЦК Всероссийского совета Пролеткульта 1919, 4]. По данным на 1918 г. в 17 районных студиях и Центральном отделении в общей сложности занималось 1958 слушателей. Ясно, что эта статистика по условиям времени не могла быть абсолютно точной. Но из дальнейшего также видно, что количество участников пролеткультовского движения неуклонно возрастало.

проса, в Государственном институте музыкальной науки (ГИМН) и в Пролеткульте. Об этом см.: [Смирнов 2000, 226-227].

В центре внимания в настоящей работе находится самое главное отделение в структуре Пролеткульта — Московский Пролеткульт, где работал Кастальский. В столичном отделении, согласно отчету от 20 марта 1919 г., была организована 51 музыкальная студия, где учились 2616 человек, работали 124 инструктора 9. Первые принимали работников разных ступеней музыкальной подготовки и разных способностей. По словам заведующего МУЗО Московского Пролеткульта Б. Б. Красина 1°, каждая районная студия

ведет работу в плане общего музыкального развития, зачерпывая пролетарскую массу без особо строгого отбора в отношении музыкальных способностей [Красин 1920, 72].

Те, которые обнаружили «способности выше средних» [Красин 1920, 72], принимались в Центральную студию для более углубленных занятий.

Несмотря на то, что в большинстве студий активно проводились занятия по хоровому, сольному пению, фортепиано, скрипке и народным инструментам для рабочих масс, Красин жаловался на отсутствие общего учебного плана и сетовал на то, что в каждой студии работают «по-своему» [Красин 1918 а, 127]. Как уже было сказано, в 1919 г. именно Кастальскому МУЗО Московского Пролеткульта поручило составить план инструкторских курсов и музыкальных занятий для студий Московского Пролеткульта.

Документы, которые показывают, почему обратились именно к Кастальскому, к сожалению, не обнаружены. Но нам представляется вполне естественным, что руководители МУЗО Московского Пролеткульта доверили эту работу Кастальскому, встретившему Октябрьскую революцию в возрасте 60 лет и являвшемуся одним из старших музыкальных деятелей организации, участвовавшему до революции в управлении Синодальным училищем и Народной консерваторией и потому хорошо знавшего и способы составления учебного плана по музыке, и специфику массового музыкального образования. К тому же в 1918-м, за год до составления планов музыкальных студий Пролеткульта, Кастальский организовывал занятия в Народной хоровой академии, в которую слили два старейших профессиональных музыкальных учебных заведения

9 ЦГАМО. Ф. 880. Оп. 1. Д. 3. Л. 122 об.

1° Борис Борисович Красин (1884-1936) — музыкально-общественный деятель. В 1912 окончил Музыкально-драматическое училище Московского филармонического общества по классу теории композиции А. Н. Корещенко. С 1900 — участник революционного движения. Руководитель музыкального отдела Московского Пролеткульта (с 1918). Брат видного партийного деятеля Леонида Красина.

России — Московское синодальное училище и Петроградскую народную хоровую академию (бывшую Придворную певческую капеллу). Столь богатый опыт Кастальского в сфере музыкального образования также мог повлиять на выбор его пролеткультовцами в качестве специалиста для составления программы. Пролеткультовские лидеры не ошиблись: музыкант составил весьма последовательные планы в соответствии с общими задачами МУЗО Пролеткульта. Рассмотрим их содержание и исторический контекст.

Составленные Кастальским планы (их всего четыре) хранятся в фонде Российского национального музея музыки ": единицы хранения включают один материал для районных студий и три — для Центральной 1 ?

студии .

Согласно планам Кастальского от 17 декабря 1919 г., районные студии МУЗО Московского Пролеткульта располагали шестью разделами, где должны были проходить следующие музыкальные занятия:

• мастерская чтения нот;

• мастерская совместного пения хором;

• класс ритмики;

• класс сольного пения;

• игра на инструментах (на фортепиано, народных инструментах, скрипке и других смычковых инструментах);

• лекции и собеседования.

Предусматривалась также вспомогательная работа в подотделах и секциях, которую должны были осуществлять не слушатели, а преподаватели: «забота о составлении библиотеки песенной и вообще нотной», «составление систематического музыкально-содержательного руководства

1

для чтения нот из народных песен с текстом» и т. д.

По другому плану, составленному композитором для Центральной студии, в ней тоже предполагалось, по выражению Кастальского, шесть разделов «музыкальных занятий»:

• мастерская музыкальной грамоты, чтения нот и пения по нотам;

• мастерская хорового пения (ежедневные занятия);

• мастерская ритмопластики;

11 РНММ. Ф. 12. № 277, 278, 280, 281.

^ «План организации и краткие программы музыкальных занятий Московского Пролеткульта» и «Распределение музыкальных занятий и их план для Центральной студии Московского Пролеткульта», были составлены в тот же день, 17 декабря 1919 г. См.: РНММ. Ф. 12. № 277, 278. 13 См.: РНММ. Ф. 12. № 277. Л. 1.

• мастерская научно-практических занятий, т. е. техники музыкального сочинения;

• мастерские сольного пения и игры на инструментах;

• лекции и собеседования

Отметим, что в планы занятий и районных, и Центральной студий композитор включал народную, академическую, иногда — духовную музыку. Здесь обратим внимание на классы хора, сольного пения и игру на инструментах, в планах которых явно отражаются позиция композитора и политика Пролеткульта по отношению к музыкальной классике.

Кастальский утверждал, что в «мастерской совместного пения хором» в районных студиях рабочие должны изучать различные произведения, начиная с одноголосных

песен из сборников с фортепианным сопровождением Балакирева, [Римского]-Корсакова, Лядова, Лопатина [и] Прокунина, Листопадова, Линёвой, Мельгунова, Орлова и др.,

до таких произведений, как

несложные хоры (однородные и смешанные) преимущественно в народном складе разных авторов, вроде хора поселян из [«Князя] Игоря[»] Бородина, хора калик из [«[Бориса [Годунова»] Мусоргского и др. в доступном изложении. <...> Характерные одноголосные песни с аккомпанементом (для углубления выразительности исполнения), напр[имер], [«]Забытый[»] Мусоргского, [«]Песня темного леса[»] Бородина, [«]Спящая княжна[»] его же и др. (подходящие для унисонного хорового песнопения

Обращение к классике Кастальский закладывает и в плане мастерской хорового пения Центральной студии, видя ее задачу в том, чтобы

развить у слушателей способность и выработать умение подпевать к одноголосному напеву народные подголоски и образовать обычный культурный хор 16.

14 Кроме этих шести разделов, Кастальский указывает, что студия должна «способствовать проведению новых принципов и методов для музыкального просвещения масс» в своей «Вспомогательной работе». Скорее всего, районные студии Московского Пролеткульта уже шли в таком направлении. См.: РНММ. Ф. 12. № 278. Л. 1.

15 РНММ. Ф. 12. № 277. Л. 1.

16 РНММ. Ф. 12. № 280. Л. 1 об.

По мнению композитора, развить способности студийцев помогут сборники «Мельгунова, Пальчикова, Линёвой» 17, а произведения

Лядова, Листопадова (далекие), Бларамберга, Орлова, Мусоргского, Бородина, Корсакова, Кленовского, Никольского, Гречанинова, Калинникова, Архангельского и др. 1®

помогают организации «культурного хора». Кроме того, рабочим массам необходимо

познакомиться с многими хорами из русских опер, или лучшими из новых хоровых обработками народно-церковных напевов в России 19.

Композитор формирует репертуар для хорового пения в студиях из народной, академической и церковной музыки.

В классе сольного пения районных студий Кастальский предлагает обращаться к народной песне, в особенности протяжной, и классической музыке. Он пишет:

.существует прекрасный материал в виде так называемых протяжных народных песен, как напр[имер] в сборн[ике] Лопатина [и] Прокунина: «Поле», [«]Степь Моздокская[»], [«]Не одна во поле дороженька[»], [«]Не вечерняя зоря[»], [«]Вспомни, моя любезная[»], [«]Подуй, непогодушка[»], [«]Ночи[»], [«]Не белы снеги[»] и др., требующие для исполнения не меньшего уменья, чем классические арии, и во всяким случае очень благодарные для исполнения, т. к. пролетарская аудитория несомненно всегда сильнее отзовется на такой репертуар, и конечно, будет вполне права, необходимо усвоить манеру исполнения. Подобного же склада песни на 2, на 3 голоса (напр[имер] из сборн[ика] Линё-вой) может б[ыть] еще более произведут впечатление на слушателей из народа, к чему следует всемерно стремиться 2°.

Возможно, самому составителю такой выбор художественных произведений казался сложным для рабочих масс, среди которых были те, кто впервые получал серьезное музыкальное образование в студии. В плане

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

17 РНММ. Ф. 12. № 278. Л. 1.

1® РНММ. Ф. 12. № 277. Л. 1.

19 РНММ. Ф. 12. № 278. Л. 1.

2° РНММ. Ф. 12. № 277. Л. 1.

для мастерской хорового пения Центральной студии Кастальский предлагает следующее:

Если перечисленные для районных студий песни окажутся трудными, то их можно перенести сюда, а в районных пройти более доступные лирического склада из сборников Балакирева, Лядова, [Римского]-Корсакова и др. («Одиночные»), но песню необходимо ввести в учебный репертуар, так же как и в районных студиях и дополнить мастерские ансамблей анатомией горла и гигиеной (песни на 2, на 3 голоса (см. сб[орник] Линёвой)) 2\

В классах игры на инструментах также серьезно относились к народной и классической музыке. Кастальский рекомендует районным студийцам преимущественно упражняться в чтении нот с помощью

песен из Школьного сборника Моск[овской] этногр[афической] ком[иссии] ч. I и II, сначала каждой рукой отдельно, а затем и обеими; также 2-строчные изложения песен в обоих ключах сборников Орлова, Листопадова, Линёвой. В дальнейшем выбор из Мельгунова ч. 1, 2, Архангельского, Бларамберга. Подбор народных напевов в качестве упражнений на 5-и нотах, напр. камаринская, «Во поле береза» (для перемены пальцев на одной клавише), игра легких пьес в 4 руки под руководством преподавателя 22.

Кастальский указывает: в Центральной студии студийцам

надо упражняться в транспонировании аккомпанемента, чтении хоровых и оркестровых партитур, в игре в 4 руки (между прочим существуют сборники песен Чайковского, Балакирева в 4 руки). Надо научиться упрощать, облегчать трудные фортепианные пассажи, вырабатывая находчивость в этом отношении 23.

Напрямую обращена к академической музыке только программа занятий для будущих композиторов, т. е. наиболее продвинутая и сложная по своему содержанию. Будущим композиторам

следует основательно проштудировать несколько фуг Баха, его же искусства фугу, вариации на неизменяемую тему Бородина,

21 РНММ. Ф. 12. № 278. Л. 1.

22 РНММ. Ф. 12. № 277. Л. 1.

23 РНММ. Ф. 12. № 278. Л. 1.

Лядова, Кюи, [Римского]-Корсакова. Но, конечно, надо знать и играть творения всемирных корифеев от Палестрины до Дебюсси. Участвовать в ансамблях с фортепиано. Научиться играть одновременно и вокальную партию (и хор) и аккомпанемент; или аккомпанируя читать глазами хоровую партию, что необходимо конечно и для инструктора 24.

Студийцам предписывалось освоить на занятиях не только гармонию Вагнера, Листа, Мусоргского, но даже новый современный стиль Дебюсси, Скрябина и «Петрушки» Стравинского.

Кроме фортепиано, скрипки и других инструментов Кастальский обращает внимание на народные инструменты, планируя организовать занятия по игре на них и исполнение народной музыки «русской и других племен» 25. Для учащихся Центральной студии, будущих работников студий на местах, он указывает более подробные задачи:

следовало бы быть знакомыми с игрой <...> на какой-либо смычковом инструменте, а также народном (домре, балалайке), гуслях и проч.)

и пишет, что студийцам

следует не забывать о народных духовых инструментах, как свирель, жалейка, рожок, курай и т. п. 26 <...> перепробовать и народные инструменты (балалайку, домру, свирель, жалейку, ку-рай, свирели и проч.) и перекладывать для них песни 27.

Описание Кастальским преподавания в музыкальных студиях Московского Пролеткульта четко показывает, что в качестве музыки, которую должны изучать заинтересованные в музыкальном образовании студийцы из рабочих масс, составитель программ рассматривает преимущественно народную и классическую музыку. Что касается последовательности обучения в классах сольного и хорового пения, то студийцам следовало изучать сначала народную музыку, потом — более сложную по своему мелодическому и гармоническому складу академическую, а в классах игры на инструментах — наоборот: сначала необходимо достаточно освоить фортепианную игру, чтобы привыкнуть к нотам и музыкальной грамоте.

24 РНММ. Ф. 12. № 278. Л. 1.

25 РНММ. Ф. 12. № 277. Л. 1.

26 РНММ. Ф. 12. № 280. Л. 2.

27 РНММ. Ф. 12. № 278. Л. 1.

Как известно, Кастальский, выпускник Московской консерватории, ученик Чайковского и Танеева, до революции занимался народной музыкой в Московской этнографической комиссии вместе со

многими выдающимися московскими музыкантами (С. И. Танеев, А. Т. Гречанинов, М. М. Ипполитов-Иванов, А. Н. Корещен-ко), учеными-этнографами (А. В. Марков, Н. А. Янчук), специалистами в обл[асти] музыкального фольклора (Д. И. Аракишви-ли, Е. Э. Линёва, А. М. Листопадов, А. Л. Маслов, В. В. Пасхалов), музыкальными деятелями, учеными и критиками (Н. Д. Каш-кин, Г. Э. Конюс, И. В. Липаев, Ю. Н. Мельгунов, Ю. Д. Энгель, Б. Л. Яворский) [Смирнов 2000, 226].

В связи с этим можно утверждать, что программы Кастальского являются продолжением дореволюционной деятельности композитора и после революционных событий.

Любопытно отметить, что Кастальский нигде не пишет ни о пролетарской, ни о революционной, ни о массовой музыке. Причиной этого могла быть ее сложность, как указывал в своем отчете Красин на Первой Всероссийской конференции Пролеткульта 15-20 сентября 1918 года (см.: [Красин 1918 а, 127]), или низкая оценка Кастальским существовавшей в то время массовой музыки 28 — однако это только предположения, которые архивными материалами не подтверждаются. Интересен тот факт, что сам Кастальский начал работать над массовой музыкой в 1920-х гг., к данной сфере его творчества относятся произведения «Пролетариату», «Первомайский гимн», «Гимн Труда», переложение «Интернационала» (см.: [Зверева 2006 Ь, 964-965].

Как уже упоминалось, содержание программ Кастальского соответствует задачам МУЗО Пролеткульта, которые обозначил Красин в 1918 г. В нескольких статьях лидер музыкального направления Пролеткульта определяет две основные задачи просветительской деятельности в музыкальных студиях. Первая из них:

...вести самую решительную борьбу с сильно распространившейся в широких массах анти-художественной музыкой, как-то: ресторанная музыка, так называемые «цыганские романсы»; пошлые песенки, танцы, марши и т. п. суррогаты музыки. Вся эта

28 Красин пишет, что «многие из прежних революционных песен также должны быть постоянным материалом пролеткультовского репертуара, несмотря на их подчас невысокую художественную ценность, как песни, неразрывно связанные с революционной борьбой» [Красин 1920, 69].

музыкальная литература является отражением разлагающегося буржуазного строя <. > Путем бесед и исполнения образцов подлинной художественной музыки, мы будем бороться с этим злом [Красин 1918 б, 58].

Вторая задача:

. помочь пролетариату овладеть по возможности всем подлинно-художественным музыкальным достоянием человечества.

Имеется в виду «подлинное художественное творчество», которое «всегда содержит в себе моменты вечного и непреходящего, ничего не утаивая» и дает человеку «для выбора все, что накопило человечество» [Красин 1918 б, 58].

Сотрудники Пролеткульта

должны помочь овладеть техникой музыкального творчества, помочь выйти на свою дорогу будущим пролетарским художникам, исполнителям и творцам, имея в виду как коллективное, так и индивидуальное проявление этого творчества [Красин 1918 б, 58].

По мнению Красина, под «подлинным художественным музыкальным достоянием человечества» [Красин 1918 б, 58], которому необходимо учить пролетариат, следует понимать, в том числе, «художественную» (академическую) музыку и народную песню. Данную мысль он повторяет в своих работах неоднократно (см.: [Красин 1918 а, 127; Красин 1920, 70]).

Можно предположить, что программа Кастальского для студий, направленная на обучение пролетарских масс, была создана на основе общей политики МУЗО, поскольку ее содержание отвечает вышеупомянутым задачам. Наличие такого единомыслия и явное уважение к музыкальной классике еще раз подтверждает, что Пролеткульт не был орга-

и 9 о

низацией с нигилистическими взглядами на культуру прошлого .

* * *

В заключение можно сделать следующие выводы.

Во-первых, отличительной чертой программы для студий Московского Пролеткульта является то, что МУЗО Московского Пролеткульта

29 Об этом вопросе автор в другой статье рассуждает с иной точки зрения. См.: [Ямамото 2022, 204-213].

положил в ее основу музыкальную классику, считая именно эту музыку необходимой для просвещения рабочих масс в своих студиях. В результате проведенного анализа установлено, что, несмотря на существующий миф о пролеткультовском нигилизме, Кастальский, выступая от имени организации, мог, и даже скорее должен был, при составлении программы проявить уважение к музыкальной классике, что соответствовало общим задачам Московского Пролеткульта.

Во-вторых, отношение к музыкальной классике в рассмотренных программах тесно связано и с дореволюционной деятельностью композитора. Это, безусловно, является прямым продолжением его преподавательской деятельности в консерватории и следствием интереса к народной музыке. Можно сказать, что для Кастальского Пролеткульт был учреждением, где композитор получил возможность продолжить преподавание и проведение исследований о народной музыке, а также — реализовать свои просветительские начинания, став заведующим секцией методов музыкального отдела Пролеткульта з°.

Обратим внимание еще на один важный момент, касающийся преемственности институций в советский период. В дальнейшем функции и полномочия Пролеткульта были переданы другим организациям. Так, в начале 1922 г. персонал музыкального отдела, в том числе Кастальский, был переведен в Государственный институт музыкальной науки, туда же был передан инвентарь МУЗО з\ На этом основании можно сказать, что деятельность Московского Пролеткульта была частично продолжена новым учреждением. Что касается политики Пролеткульта, то и после его упразднения она, как известно, нашла продолжение в других советских институциях, но с новыми нюансами. С одной стороны, рапмовский музыковед М. С. Пекелис, завершая статью «Наше музыкальное наследство», писал:

только медленная воспитательная работа (по лучшим и наиболее родственным образцам художественной литературы) пробудит в рабочей среде те творческие силы, которые родят уже подлинную, без кавычек современную, революционную музыку [Пекелис 1924, 13; курсив автора].

С другой — круг таких «лучших родственных образцов» неумолимо сжимался в ходе работы новых музыкальных идеологов над принудительно осуществляемым «естественным отбором» музыкальной классики [Раку

з° О работе секции, например, см.: ЦГАМО. Ф. 880. Оп. 1. Д. 20.

31 См.: ЦГАМО. Ф. 880. Оп. 1. Д. 20. Л. 5.

2014, 15-31]. Таким образом, можно утверждать, что при всем ограничении и сужении в деятельности РАПМ корпуса идеологически пригодных сочинений и имен общая идея осуществления просветительской работы с помощью музыкальной классики была подхвачена рапмовцами от Пролеткульта и сохранена до начала 1930-х гг.

Аббревиатуры

РГАЛИ — Российский государственный архив литературы и искусства

РНММ — Российский национальный музей музыки

ЦГАМО — Центральный государственный архив Московской области

Рукописные источники

РГАЛИ. Ф. 1230. Центральный комитет пролетарских культурно-просветительных организаций (Пролеткульт) (Москва, 1917-1932). Оп. 1. Ед. хр. 582. Перечень материалов московских и всероссийских конференций Пролеткульта по музыкальному отделу, вошедших в журнал «Горн», резолюции, общие положения о работе музыкальной секции отдела искусств Московского Пролеткульта, программа курса «История музыки», тезисы докладов и др. документы. Сшиты в тетрадь. 54 л. РНММ. Ф. 12. № 277. Кастальский А. Д. План организации и краткие программы музыкальных занятий в районных студиях Московского Пролеткульта. Составлены по поручению коллегии музыкального отдела. Москва, 17 декабря 1919 г. 1 л.

РНММ. Ф. 12. № 278. Кастальский А. Д. Распределения музыкальных занятий и их план для Центральной студии Московского Пролеткульта. Составлены по поручению Коллегии музыкального отдела. 17 декабря 1919 г. 1 л. РНММ. Ф. 12. № 280. Кастальский А. Д. К вопросу об организации музыкальных занятий в Центральной студии Московского Пролеткульта. 2 л. РНММ. Ф. 12. № 281. Кастальский А. Д. План организации музыкальных занятий на инструкторских курсах хорового пения при Центральной студии Московского Пролеткульта. 1 л. ЦГАМО. Ф. 880. Московский областной совет пролетарских культурно-просветительных организаций «Мособлпролеткульт» г. Москва 11.03.1918-1932 г. Оп. 1. Д. 3. Протоколы и доклады Организационного Бюро и Совета. Проект положения о Московском Пролеткульте. Тезисы и стенограммы докладов II Общегородской Конференции и устав просветительных организаций. 232 л. ЦГАМО. Ф. 880. Московский областной совет пролетарских культурно-просветительных организаций «Мособлпролеткульт» г. Москва 11.03.1918-1932 г. Оп. 1. Д. 20. Протоколы заседаний репертуарных секций по исследованию музыкальной жизни масс, научно-технического подотдела МУЗО и переписка о художественном обслуживании горняков. 80 л.

Список источников

[1] Горбунов 1974 — Горбунов В. В. В. И. Ленин и Пролеткульт. Москва: Издательство

политической литературы, 1974. 239 с.

[2] Дикушина, Швецова 1971 — Дикушина Н. И., Швецова Л. К. Пролеткульт // Крат-

кая литературная энциклопедия: в 9 т. / гл. ред. А. А. Сурков. Т. 6: Присказка — «Советская Россия». Москва: Советская энциклопедия, 1971. С. 36-37.

[3] Зверева 1999 — Зверева С. Г. Александр Кастальский: Идеи, творчество, судьба.

Москва: Вузовская книга, 1999. 239 с.

[4] Зверева 2006 а — Зверева С. Г. О А. Д. Кастальском и посвященной ему книге //

Русская духовная музыка в документах и материалах / ред.-сост., авт. вступ. статьи и коммент. С. Г. Зверева. Т. 5.: Александр Кастальский: Статьи, материалы, воспоминания, переписка. Москва: Знак, 2006. С. 11-30.

[5] Зверева 2006 Ь — Список опубликованных музыкальных сочинений и обработок

А. Д. Кастальского // Русская духовная музыка в документах и материалах / ред.-сост., авт. вступ. статьи и коммент. С. Г. Зверева. Т. 5: Александр Кастальский: Статьи, материалы, воспоминания, переписка. Москва: Знак, 2006. С. 959-969.

[6] Кастальский 2006 а — Кастальский А. Д. Анкетный лист // Русская духовная

музыка в документах и материалах / ред.-сост., авт. вступ. статьи и коммент. С. Г. Зверева. Т. 5.: Александр Кастальский: Статьи, материалы, воспоминания, переписка. Москва: Знак, 2006. С. 84-88.

[7] Кастальский 2006 Ь — Кастальский А. Д. К вопросу об организации музыкаль-

ных занятий в Центральной студии Московского Пролеткульта // Русская духовная музыка в документах и материалах / ред.-сост., авт. вступ. статьи и коммент. С. Г. Зверева. Т. 5.: Александр Кастальский: Статьи, материалы, воспоминания, переписка. Москва: Знак, 2006. С. 137-141.

[8] Келдыш 1970 — История музыки народов СССР: в 2 т. / отв. ред. Ю. В. Келдыш.

Т. 1: 1917-1932. Москва: Советский композитор, 1970. 435 с.

[9] Красин 1918 а — Красин Б. Б. Доклад тов. Б. Б. Красина // Протоколы первой Все-

российской конференции пролетарских культурно-просветительных организаций. 15-20 сентября 1918 г. / ред. П. И. Лебедев-Полянский. Москва: Пролетарская культура, 1918. С. 126-128.

[10] Красин 1918 б — Красин Б. Б. Задачи музыкального отдела (Доклад о деятельно-

сти Музыкального Отдела Московского Пролеткульта, читанный на Первой Всероссийской Конференции пролетарских культурно-просветительных организаций) // Горн. 1918. №. 1. С. 58-61.

[11] Красин 1920 — Красин Б. Б. С чего и как начинать работу в области музыкального

искусства // Пролетарская культура. 1920. № 17-19. С. 68-74.

[12] Пасхалов 2006 — Пасхалов В. В. Встречи и воспоминания // Русская духовная

музыка в документах и материалах / ред.-сост., авт. вступ. статьи и коммент. С. Г. Зверева. Т. 5: Александр Кастальский: Статьи, материалы, воспоминания, переписка. Москва: Знак, 2006. С. 409-416.

[13] Пекелис 1924 — Пекелис М. С. Наше музыкальное наследство // Музыкальная

новь. 1924. № 10. С. 13.

[14] Раку 2014 — Раку М. Г. Музыкальная классика в мифотворчестве советской эпохи.

Москва: Новое литературное обозрение, 2014. 717 с.

[15] Смирнов 2000 — Смирнов Д. В. Музыкально-этнографическая комиссия. Исто-

рия создания и основные направления деятельности // Традиции русской художественной культуры : межвузовский сборник научных трудов. Вып. 3. Москва ; Волгоград: МГК им. П. И. Чайковского, ВМИИ им. П. А. Серебрякова, 2000. С. 213-232.

[16] Шевлягина 1975 — Шевлягина В. Ф. Московская народная консерватория и ее

роль в музыкальном просвещении народных масс России (1906-1916 гг.): дис. ... кандидата педагогических наук: 13.00.05 / Московский гос. ин-т культуры. Москва, 1975. 204 с.

[17] Ямамото 2022 — Ямамото А. Музыкальное просвещение Пролеткульта: идеоло-

гическая программа и повседневная практика // Музыкальная академия. 2022. № 2. С. 202-217. DOI: 10.34690/244.

[18] Edmunds 2000 — Edmunds N. The Soviet Proletarian Music Movement. Bern: Peter

Lang, 2000. 407 p.

[19] Nelson 2004 — Nelson A. Music for the Revolution: Musicians and Power in Early

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Soviet Russia. Philadelphia: The Pennsylvania State University, 2004. 346 p.

References

[1] Gorbunov, Vladimir V. (1974). V. I. Lenin i Proletkul't [V. I. Lenin and the Proletkult].

Moscow: Izdatel'stvo politicheskoy literatury, 239 p. (in Russian).

[2] Dikushina, Nina I. & Shvetsova, Lyudmila K. (1971). "Proletkul't." In Kratkaya literat-

urnaya entsiklopediya [Concise Literary Encyclopedia]: in 9 vols, edited by Aleksey A. Surkov. Vol. 6: Priskazka — "Sovetskaya Rossiya" [Saying — "Soviet Russia"]. Moscow: Sovetskaya entsiklopediya, pp. 36-37 (in Russian).

[3] Zvereva, Svetlana G. (1999). Aleksandr Kastalskiy: Idei, tvorchestvo, sud'ba [Alexander

Kastalsky: Ideas, Creativity, Destiny]. Moscow: Vuzovskaya kniga, 239 p. (in Russian).

[4] Zvereva, Svetlana G. (2006 a). "O A. D. Kastal'skom i posvyashchennoy emu knige"

["About A. D. Kastalskiy and the Book Dedicated to him"]. In Russkaya dukhovnaya muzyka v dokumentakh i materialakh [Russian Spiritual Music in Documents and Materials]. Vol. 5: Aleksandr Kastalskiy: Stat'i, materialy, vospominaniya, perepiska [Alexander Kastalsky: Articles, Materials, Memoirs, Correspondence], edition, preface and commentary by Svetlana G. Zvereva. Moscow: Znak, pp. 11-30 (in Russian).

[5] Zvereva, Svetlana G. (2006 b). "Spisok opublikovannykh muzykal'nykh sochineniy i ob-

rabotok A. D. Kastal'skogo" ["List of Published Musical Compositions and Arrangements of Alexander D. Kastalsky"]. In Russkaya dukhovnaya muzyka v dokumentakh i materialakh [Russian Spiritual Music in Documents and Materials]. Vol. 5: Aleksandr Kastalskiy: Stat'i, materialy, vospominaniya, perepiska [Alexander Kastalsky: Articles, Materials, Memoirs, Correspondence], edition, preface and commentary by Svetlana G. Zvereva. Moscow: Znak, pp. 959-969 (in Russian).

[6] Kastalsky, Alexand(e)r D. (2006 a). "Anketnyy list" ["Questionnaire]". In Russkaya du-

khovnaya muzyka v dokumentakh i materialakh [Russian Spiritual Music in Docu-

ments and Materials]. Vol. 5: Aleksandr Kastal'skiy: Stat'i, materialy, vospominaniya, perepiska [Alexander Kastalsky: Articles, Materials, Memoirs, Correspondence], edition, preface and commentary by Svetlana G. Zvereva. Moscow : Znak, pp. 84-88 (in Russian).

[7] Kastalsky, Aleksand(e)r D. (2006 b). "K voprosu ob organizatsii muzykal'nykh zanyatiy

v Tsentral'noy studii Moskovskogo Proletkul'ta" ["On the organization of musical classes in the Central Studio of the Moscow Proletkult]." In Russkaya dukhovnaya muzyka v dokumentakh i materialakh [Russian Spiritual Music in Documents and Materials: Vol. 5: Alexander Kastalsky: Stat'i, materialy, vospominaniya, perepiska. Alexander Kastalsky: Articles, Materials, Memoirs, Correspondence], edition, preface and commentary by Svetlana G. Zvereva. Moscow: Znak, pp. 137-141 (in Russian).

[8] Keldysh, Yuriy V. (1970). Istoriya muzyki narodov SSSR [History of the Music of the Peop-

les of the USSR]: in 2 Vols., edited by Yuriy V. Keldysh. Vol. 1: 1917-1932. Moscow: Sovetskiy kompozitor, 435 p. (In Russian).

[9] Krasin, Boris. B. (1918 a). "Doklad tov. B. B. Krasina" ["Boris B. Krasin's Report"]. In Pro-

tokoly pervoy Vserossiyskoy konferentsii proletarskikh kul'turno-prosvetitel'nykh orga-nizatsiy. 15-20 sentyabrya 1918 g. [Minutes of the First All-Russian Conference of Proletarian Cultural and Educational Organizations. 15-20 September 1918], edited by Pavel I. Lebedev-Polyanskiy. Moscow: Proletarskaya kul'tura, pp. 126-128 (in Russian).

[10] Krasin, Boris B. (1918 b). "Zadachi muzykal'nogo otdela (Doklad o deyatel'nosti

Muzykal'nogo Otdela Moskovskogo Proletkul'ta, chitannyy na Pervoy Vserossiys-koy Konferentsii proletarskikh kul'turno-prosvetitel'nykh organizatsiy)" ["Tasks of the Music Department (Report on the activities of the Music Department of the Moscow Proletkult, read at the First All-Russian Conference of proletarian cultural and educational organizations)"]. In Gorn. 1918. No. 1, pp. 58-61 (in Russian).

[11] Krasin, Boris B. (1920). "S chego i kak nachinat' rabotu v oblasti muzykal'nogo iskusstva"

["With What and How to Start Work in the Field of Musical Art"]. In Proletarskaya kul'tura [Proletarian Culture]. 1920. No. 17-19, pp. 68-74 (in Russian).

[12] Paskhalov, Vyacheslav V. (2006). "Vstrechi i vospominaniya" ["Meetings and Memoirs"].

In Russkaya dukhovnaya muzyka v dokumentakh i materialakh: T. 5. Aleksandr Kastal'skiy: Stat'i, materialy, vospominaniya, perepiska [Russian Spiritual Music in Documents and Materials: Vol. 5. Alexander Kastalsky: Articles, Materials, Memoirs, Correspondence], edition, preface and commentary by Svetlana G. Zvereva. Moscow: Znak, pp. 409-416 (in Russian).

[13] Pekelis, Mikhail S. (1924). "Nashe muzykal'noe nasledstvo" ["Our Musical Inheritance"].

In Muzykal'naya nov' [Musical Virgin Soil]. 1924. No. 10. P. 13 (in Russian).

[14] Raku, Marina G. (2014). Muzykal'naya klassika v mifotvorchestve sovetskoy epokhi [Mu-

sical Classics in the Myth-making of the Soviet Era]. Moscow: Novoe literaturnoe obozrenie, 717 p. (in Russian).

[15] Smirnov, Dmitriy V. (2000) "Muzykal'no-etnograficheskaya komissiya. Istoriya sozda-

niya i osnovnye napravleniya deyatel'nosti" ["Musical-Ethnographic Commission. History of Creation and Main Directions of Activity"]. In Traditsii russkoy khudo-zhestvennoy kul'tury [Traditions of Russian Artistic Culture]: an Interuniversity Collection of Scientific Works. Vol. 3. Moscow ; Volgograd: MGK im. P. I. Tchayikov-skogo, VMII im. P. A. Serebryakova, pp. 213-232 (in Russian).

[16] Shevlyagina, Vera F. (1975). Moskovskaya narodnaya konservatoriya i ee rol' v muzykal'-

nom prosveshchenii narodnykh mass Rossii (1906-1916gg.) [Moscow People's Conservatory and its role in the musical enlightenment of the masses of Russia (1906-1916)]: Cand. Sci. (Pedagogical) dissertation: 13.00.05, Moscow State Institute of Culture, responsible organization. Moscow, 204 p. (in Russian, unpublished).

[17] Yamamoto, Akihisa (2022). "Muzykal'noe prosveshchenie Proletkul'ta: ideologiche-

skaya programma i povsednevnaya praktika" ["Music Enlightenment of the Proletkult: Ideological Programs and Daily Practices"]. In Muzykal'naya akademiya [Music Academy]. 2022. No. 2, pp. 202-217, doi: 10.34690/244 (in Russian).

[18] Edmunds, Neil (2000). The Soviet Proletarian Music Movement. Bern: Peter Lang, 407 p.

[19] Nelson, Amy (2004). Music for the Revolution: Musicians and Power in Early Soviet Russia.

Philadelphia: The Pennsylvania State University, 346 p.

Статья поступила в редакцию: 21.03.2023; одобрена после рецензирования: 26.04.2023;

принята к публикации: 25.09.2023; опубликована: 10.11.2023. The article was submitted: 21.03.2023; approved after reviewing: 26.04.2023; accepted for publication: 25.09.2023; published: 10.11.2023.

This is an open access article distributed under the Creative Commons Attribution 4.0 International (CC BY 4.0)

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.