Научная статья на тему 'Академия наук в истории индустриализации северных территорий СССР (1917-1940)'

Академия наук в истории индустриализации северных территорий СССР (1917-1940) Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
463
77
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
АКАДЕМИЯ НАУК СССР / ПЛАНИРОВАНИЕ НАУЧНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ / КОЛЬСКАЯ БАЗА АН СССР / ПРОМЫШЛЕННОЕ ОСВОЕНИЕ ХИБИН / THE USSR ACADEMY OF SCIENCES / SCIENTIFIC RESEARCHES PLANNING / THE KOLA BASE OF THE USSR AS / INDUSTRIAL DEVELOPMENT OF THE KHIBINY MOUNTAINS

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Макарова Елена Ивановна, Петров Валентин Петрович, Токарев Александр Дмитриевич

Рассмотрены основные аспекты реформирования деятельности Российской академии наук в советский период отечественной истории в контексте взаимодействия с государственными органами власти. В 1917-1940 гг. был заложен фундамент новой модели организации Российской академии наук, опирающейся на государственную систему планового управления наукой для эффективного удовлетворения насущных нужд экономики и культуры социалистического государства СССР.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по истории и археологии , автор научной работы — Макарова Елена Ивановна, Петров Валентин Петрович, Токарев Александр Дмитриевич

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

The Academy of Sciences through the history of industrialization of the USSR''s northern territories (1917-1940)

The main aspects of the Academy of Sciences reforming through the Soviet period of the history of our country were viewed in the context of its cooperation with state governing bodies. The base of a new model of the Academy of Sciences organization was laid in the period of 1917-1940. The model was based on the state system of planned management of science for effective satisfaction of the socialistic state (namely, USSR) needs in spheres of economy and culture.

Текст научной работы на тему «Академия наук в истории индустриализации северных территорий СССР (1917-1940)»

ИСТОРИЯ НАУКИ И ОБРАЗОВАНИЯ

УДК 061.62:94 (470.21)

Е.И.Макарова, В.П.Петров, А.Д.Токарев

АКАДЕМИЯ НАУК В ИСТОРИИ ИНДУСТРИАЛИЗАЦИИ СЕВЕРНЫХ ТЕРРИТОРИЙ СССР (1917-1940)

Аннотация

Рассмотрены основные аспекты реформирования деятельности Российской академии наук в советский период отечественной истории в контексте взаимодействия с государственными органами власти. В 1917-1940 гг. был заложен фундамент новой модели организации Российской академии наук, опирающейся на государственную систему планового управления наукой для эффективного удовлетворения насущных нужд экономики и культуры социалистического государства - СССР.

Ключевые слова:

Академия наук СССР, планирование научных исследований, Кольская база АН СССР, промышленное освоение Хибин.

E.I.Makarova, V.P.Petrov, A.O.Tokarev

THE ACADEMY OF SCIENCES THROUGH THE HISTORY OF INDUSTRIALIZATION OF THE USSR’S NORTHERN TERRITORIES (1917-1940)

Abstract

The main aspects of the Academy of Sciences reforming through the Soviet period of the history of our country were viewed in the context of its cooperation with state governing bodies. The base of a new model of the Academy of Sciences organization was laid in the period of 1917-1940. The model was based on the state system of planned management of science for effective satisfaction of the socialistic state (namely, USSR) needs in spheres of economy and culture.

Key words:

the USSR Academy of Sciences, scientific researches planning, the Kola Base of the USSR AS, industrial development of the Khibiny mountains.

Академия наук является не только старейшим из научных учреждений России, но и родоначальницей всей обширной и сложной системы научной деятельности в России.

Возникновение первых российских обсерваторий и музеев, исследовательских лабораторий, университетов и научных обществ было связано с идеями и трудом ученых Академии. Созданная по замыслу Петра Великого в 1725 г. Академия наук еще в начале своего существования функционировала как ведущее научное учреждение страны (Устав 1803 г.) [Карпенко, 1968: 11].

Еще со времен М.В.Ломоносова Академия наук обращала свое внимание к северным окраинам России, но в силу ограниченных кадровых, материальных и финансовых возможностей вынуждена была вплоть до начала ХХ в. осуществлять лишь эпизодические экспедиционные предприятия географической и краеведческой направленности. Внимание к ресурсному потенциалу Кольского полуострова активизировалось в связи со строительством железной дороги на Мурмане. Начавшаяся в 1914 г. Первая мировая война, блокада германо-турецким флотом Балтийского и Черного морей, закрытие Дарданелл, краткий навигационный период портов Белого моря, отдаленность Владивостока и плохая связь с ним заставили правительство России, отрезанной от союзнических баз снабжения, приняться за немедленную постройку железной дороги к единственному незамерзающему району Российского Севера - к Кольскому заливу.

Эксплуатация Мурманской железной дороги (МЖД), построенной в течение семнадцати месяцев на расстоянии в тысячу с лишним километров в полярных условиях совершенно дикого безлюдного края, началась осенью 1916 г., когда из Петрограда прошел первый поезд в новый город - Романов-на-Мурмане в составе Архангельской губернии (ныне Мурманск) [НА КНЦ РАН. Ф.1. Оп.5. Д.30. Л.81]. Показательно, что сводная карта района постройки города была издана Постоянной комиссией по использованию естественных производительных сил России при Академии наук (КЕПС), которая была создана по инициативе академика В.И.Вернадского (рис.1). Ссылаясь на традицию Академии «не ограничиваться одними лишь теоретическими изысканиями, а принимать деятельное участие в судьбе страны», ВИ.Вернадский уже тогда предлагал создать комплексные экспедиции для изучения отдаленных районов, организовывать и контролировать работу которых должна специальная комиссия [Баландин,1983:162-163]. Военные нужды ускорили создание КЕПС в 1915 г. при Академии наук, ее председателем был назначен ВИ.Вернадский. В состав Комиссии вошли ведущие ученые страны: А.П.Карпинский, И.П.Павлов,

Н.С.Курнаков, А.Е.Ферсман и др. В программу ее деятельности изначально были заложены планы по созданию сводного описания природных ресурсов страны [НА КНЦ РАН. Ф.1. Оп.5. Д.30. Л.2-4].

После февральской революции 1917 г.

Академия наук, получив автономию, стала именоваться Российской академией наук. На Общем собрании был избран первый президент, им стал геолог - академик А.П.Карпинский (рис.2). Однако для проведения научных исследований были нужны средства, тогда как война не только урезала финансирование научных работ Академии наук, но и привела к сокращению ряда ее учреждений.

В апреле 1917 г. при Министерстве народного просвещения по инициативе ученых была создана Комиссия по ученым учреждениям с ведущими российскими учеными - В.И.Вернадским, Н.С.Курнаковым, С.Ф.Ольденбургом, Д.С.Рождественским и др. Комиссия планировала созыв съезда исследователей, преобразование старых и создание новых научно-исследовательских центров и объединение их в единую общегосударственную сеть при упорядоченном финансировании, однако средств для осуществления этой программы государство не выделило. То же произошло и с созданной в марте 1917 г. Свободной ассоциацией для развития и распространения положительных наук, в планах которой было создание сети научных учреждений для проведения научно-исследовательских работ, и здесь

Рис.2. Ак. А.П.Карпинский, президент Российской академии наук

Рис.1. Ак. В.И.Вернадский, председатель КЕПС

организаторами выступили ведущие ученые и общественные деятели культуры России: В.И.Вернадский, А.Е.Ферсман, К.А.Тимирязев, В.А.Стеклов, И.П.Бородин, А.М.Горький, И.А.Бунин, А.Н.Крылов, В.Г.Короленко и др. Несмотря на отсутствие финансовой поддержки с февраля по октябрь 1917 г., в недрах Российской академии наук вызрело несколько проектов по реорганизации системы государственного управления наукой, готовых к внедрению в жизнь. Всего за 1915-1917 гг. ученые Академии наук и других научных учреждений страны, объединившиеся вокруг КЕПС, подали на рассмотрение Комиссии около 20 проектов создания специализированных институтов и лабораторий.

Советскому правительству, взявшему в ходе октябрьских революционных событий 1917 г. власть в стране, погруженной в хаос, для восстановления ее экономики требовалось упущенное за предыдущие месяцы Временным правительством время, а также квалифицированные специалисты. В условиях экономической блокады со стороны ведущих держав только становление собственной индустрии было залогом спасения Советской России. Поэтому одним из первых шагов советского правительства в этом направлении стал призыв Академии наук к сотрудничеству. Период с 1917 по 1922 гг. стал одним из самых напряженных и созидательных в истории взаимоотношений власти и Академии наук, поскольку именно в этот период были заложены основные принципы дальнейшего развития советской науки, позволившие добиться высоких результатов и признания во всем мире. Фактически этот сравнительно непродолжительный временной период, совпавший с перестройкой государства из России в СССР, определил путь становления советской системы организации науки.

Хроника перестройки работы Академии наук выглядит следующим образом: конец 1917 - лето 1918 гг.: консолидация научно-технических сил страны под эгидой Академии наук и принятие первых государственных организационных проектов и планов; осень 1918 - конец 1920 гг.: внедрение ведомственно-отраслевого принципа организации и управления исследованиями; 1921-1922 гг.: переход к мирной работе и плановому регулированию хозяйства страны [Бастракова, 1973: 119].

Успех организации науки в этот период и до середины 1930-х гг. во многом обязан деятельности секретаря Совнаркома и одновременно личного секретаря председателя Совнаркома В.И.Ленина, (1917-1920), а также председателя коллегии Научно-технического отдела ВСНХ РСФСР (1918-1919) Н.П.Горбунова (рис.3). Он сочетал в себе талант организатора, принципиальность и высокую работоспособность, обеспечивая позитивное решение вопросов сотрудничества Академии наук с советской властью.

9 апреля 1918 г. Н.П.Горбунов, уполномоченный председателем СНК В.И.Лениным, сделал официальное заявление в Академии наук: «Советское правительство готово оказывать всемерную помощь работам Академии наук и считает крайне желательным возможное широкое развитие научных предприятий Академии» (из протокольной записи от 10 апреля 1918 г. Отделения истории и филологии Академии наук) [Горбунов, 1986: 134]. Уже 12 апреля 1918 г. СНК вынес постановление о финансировании работ Академии по изучению естественных производительных сил страны: в течение лета 1918 г. на эти мероприятия государством было выделено более 4.5 млн руб. В июне 1918 г. по поручению СНК РСФСР Академия наук подготовила «Записку о задачах научного строительства», в которой сформулировала главные мероприятия по созданию государственной сети научно-исследовательских институтов. Масштабность научно-организационных задач, изложенных в Записке, определила ее как программный документ, сыгравший важную роль в определении путей развития отечественной науки. 16 августа 1918 г. декретом

СНК РСФСР был образован Научно-технический отдел Высшего совета народного хозяйства (НТО ВСНХ). В ходе решения задач, ориентированных на сближение науки и техники с практикой производства, под эгидой НТО в короткие сроки было организовано свыше 50 научно-исследовательских учреждений, которые положили начало созданию комплекса академических исследовательских институтов.

Рис. 3. Н.П.Горбунов, председатель НТО ВСНХ в рабочем кабинете в Кремле

Характерна и позиция первого руководителя страны в отношении идеи преобразования Академии наук в так называемую ассоциацию наук - некое бесструктурное научное учреждение нового типа. Высказанное заместителем наркома просвещения М.Н.Покровским в ходе беседы с В.И.Лениным предложение о реорганизации Академии наук получило, по воспоминаниям Покровского, такую рекомендацию: «Ломайте поменьше!» Только благодаря такой позиции первого руководителя страны Академия наук избежала упразднения.

В то же время в самой Академии шла реорганизация: была создана комиссия для пересмотра Устава 1836 г., который давно уже устарел. Самое крупное научное учреждение Академии наук (с учетом его ответвлений на местах), КЕПС, активизировала деятельность по обследованию, изучению и описанию естественных ресурсов страны. Опыт КЕПС в научном обеспечении военных потребностей в годы первой мировой войны пригодился: в апреле 1918 г. КЕПС разработала и представила к рассмотрению «Программу исследований в области полезных ископаемых, энергетике, водного и сельского хозяйства, экономики, картографии и статистических работ». Следующим шагом было постановление Общего собрания Академии наук от 5 августа 1919 г. о подготовке и проведении в мае 1920 г. совещания по проблемам исследования Севера.

16 февраля 1920 г. Совет КЕПС учредил Комитет порайонного описания России во главе с академиком А.Е.Ферсманом. В состав Комитета вошли ведущие ученые страны: президент Российского географического общества профессор Ю.МШокальский, академики ФЮ.Левинсон-Лессинг, С.Ф.Ольденбург, С.Ф.Платонов и др. [АРАН. Ф.132. Оп.1. Д.249. Л.4-об.]. Для осуществления программы научного описания всех районов России с целью выявления ресурсов как основы для хозяйственного и культурного строительства, страна была разделена на 22 хозяйственных района. Описание каждого района по «экологическим и естественно-историческим признакам» опиралось на 17 пунктов: 1. Орография и геология; 2. Климат; 3. Вода; 4. Полезные ископаемые; 5. Почва; 6. Флора; 7. Растениеводство и лесное хозяйство; 8. Животноводство и промыслы; 9. Земельный быт; 10. Горнозаводская промышленность; 11. Обрабатывающая промышленность; 12. Торговля; 13. Пути сообщения; 14. Человек с историко-колонизационной точки зрения; 15. Человек с этнографической и антропологической точек зрения; 16. Человек со статистической и демографической точек зрения; 17. Общий обзор населения и его хозяйства.

Созданная при Научно-техническом управлении ВСНХ СССР Комиссия по изучению Севера 4 марта 1920 г. была преобразована в Северную научно-промысловую экспедицию под руководством Р.Л.Самойловича. Одно из главных направлений деятельности Комиссии по изучению Севера и Северной научно-промысловой экспедиции было нацелено на Кольский Север, что определялось наличием железной дороги, соединяющей центр страны с единственным незамерзающим морским портом Европейского Севера России. В первый же год работы Северной научно-промысловой экспедиции на Кольском п-ове работали: ихтиологический отряд ПЮШмидта, геологический отряд П.В.Виттенбурга, почвенно-ботанический отряд НИ.Прохорова и др.

16-24 мая 1920 г. в Петрограде в здании Географического общества под председательством президента Академии наук академика А.П.Карпинского состоялось совещание по проблемам Севера, и с этого момента Академия наук взяла на себя роль координатора исследовательской деятельности на Севере. Обсуждаемые вопросы целиком увязывались с тематикой работ по Северному району правительственного плана ГОЭЛРО.

Уже 4 июня 1920 г. на Кольский п-ов выехала комиссия (рис.4), в которой приняли участие президент Академии наук А.П.Карпинский и академик А.Е.Ферсман - «для ознакомления с Мурманом вообще и в частности с окрестностями оз.Имандра, на берегу которого или в районе Хибинских гор предполагается соорудить гидрометеорологическую станцию, как филиальное отделение Мурманской Биологической станции» [ГОКУ ГАМО. Ф.20. Оп.1. Д.1. Л.14]. Эта поездка положила начало планомерному научному изучению Кольского п-ва. Позже А.Е.Ферсман подчеркивал историческое значение первых экспедиций 1920-х гг. Академии наук и ее координирующую роль в исследовании недр Кольского Севера [Ферсман, 1931: 10, 15].

Рис.4. Участники поездки наМурман в июне 1920 г. Слева направо: ак. А.Е.Ферсман, президент Российской АН ак. А.П.Карпинский, проф. Ю.М.Шокальский, геолог А.П.Герасимов

Вслед за Академией наук геологические и минералого-геохимические исследования в регионе были подхвачены целым рядом производственных и научных организаций страны, в результате которых были открыты и разработаны крупные промышленные месторождения полезных ископаемых, а вместе с ними шло и промышленное освоение края.

Задачи социалистического строительства, поставленные перед государством, не имевшим аналогов в мировой истории, ставили перед советской наукой все более сложные проблемы социально-экономического характера. Состоявшийся в декабре 1927 г. XV съезд ВКП(б) утвердил Директивы по составлению первого пятилетнего плана развития народного

хозяйства СССР, взяв курс на «решительное приближение академической научной работы к промышленности и сельскому хозяйству» [Комков, 1974: 292].

Следующим этапом на пути перестройки Академии наук явилось внедрение плановых начал в исследовательскую работу. Изложенные в «Наброске плана научно-технических работ» идеи В.И.Ленина о планировании научной работы, безусловно, оказали свое влияние на планирование организации исследований. Первые попытки осуществления научных изысканий по определенным проблемам в плановом порядке были предприняты в Академии наук в середине 1920-х гг., когда были спланированы экспедиционные работы Геологического музея на 1925-1929 гг. и Общий план академических экспедиций на 1924-1925 гг. Так начался процесс перестройки деятельности Академии наук на плановой основе, о чем свидетельствует письмо Академии наук 25 февраля 1927 г. в Отдел научных учреждений при СНК СССР. В нем Академия наук сообщала, что «укрепление и расширение научных исследований должно явиться неотъемлемой частью плана индустриализации и развития народного хозяйства страны. Указанная мысль, неоднократно выдвигавшаяся и Академией наук, может встретить с ее стороны лишь самую горячую поддержку и сочувствие» [Комков, 1974: 293].

В 1927 г. положение о планировании научных исследований было закреплено новым Уставом АН СССР. Новый устав определил основные задачи деятельности Академии наук следующим образом: развивать и совершенствовать научные дисциплины, входящие в круг ее ведения, обогащая их новыми открытиями и методами исследования; изучать естественные производительные силы страны и содействовать их использованию; приспособлять научные теории и результаты опытов и наблюдений к практическому применению в промышленности и культурно-экономическом развитии СССР. Но, пожалуй, самым важным и принципиально новым положением Устава 1927 г. явилось введение принципов планирования и утверждения планов деятельности АН СССР органами государственного управления. Так, Устав 1927 г. определял, что «Планы своей деятельности Академия наук СССР представляет на утверждение Совета народных Комиссаров Союза ССР, одновременно рассылая их правительствам союзных республик. Правительства союзных республик представляют свои заключения по этому плану как в Совет народных комиссаров Союза ССР, так и в Академию наук в установленный законом срок» [Комков, 1974: 293].

В 1930 г. в следующем Уставе АН СССР эти положения получили дальнейшее развитие: Академия наук обязывалась планомерно направлять всю систему научного знания к удовлетворению нужд социалистической реконструкции страны, предусматривалась координация работ Академии наук с работами других научно-исследовательских учреждений страны. Само время требовало от Академии наук организации мероприятий по модернизации внутри системы и предопределило необходимость укрепления и расширения ее инфраструктуры, улучшения финансового и материального обеспечения и качественного изменения кадрового состава. Об этом свидетельствуют цифры: если в 1917 г. Российская академия наук включала 13 учреждений: один институт, 5 лабораторий, 5 музеев, 2 обсерватории, а также 13 научных станций, то уже через десять лет утвержденная Совнаркомом СССР 13 марта 1928 г. структура Академии наук включала: 8 институтов, 7 музеев (в том числе Пушкинский дом), 12 комиссий, 3 лаборатории, библиотеку, архив, издательство. Число действительных членов Академии увеличилось с 45 до 85 человек. В марте 1926 г. СНК СССР принял предложения АН СССР от академиков Ф.Ю.Левинсон-Лессинга и П.П.Сушкина об учреждении института практикантов как формы подготовки молодых научных кадров, в 1929 г. Академия наук создала

аспирантуру - в ответ на решения ноябрьского пленума ЦК ВКП(б), поставившего перед учеными задачу «улучшить качественно и расширить количественно подготовку научно-исследовательских и педагогических кадров».

Основным направлением деятельности Академии наук в удаленных от центра районах СССР оставались преимущественно экспедиционные исследования. Их вклад в экономическое и культурное развитие неосвоенных регионов страны, включая союзные республики, был значителен. В то же время сама жизнь показывала, что одной экспедиционной деятельностью задачи социалистического строительства и подъема экономики не решить. Поэтому июльский пленум ЦК ВКП(б) 1928 г. принял постановление об организации учреждений Академии наук в регионах. В ответ на эту установку власти Общее собрание ученых АН СССР, состоявшееся 30 октября 1930 г., приняло постановление по докладу академика А.Е.Ферсмана об итогах экспедиционной деятельности, признав, что «замена экспедиционных исследований стационарными научными учреждениями, связанными с Академией наук, стало насущной необходимостью» [Комков, 1974: 300].

На основе объединения КЕПС и Комиссии экспедиционных исследований АН СССР был создан Совет по изучению производительных сил (СОПС) под председательством акад. И.М.Губкина (1930-1936), а затем - акад. В.Л.Комарова (1936-1945). СОПС стал основным «мозговым центром»: именно СОПС разработал планы индустриализации СССР, а во время Великой Отечественной войны - эвакуации и мобилизации производства и в дальнейшем планы послевоенного восстановления экономики страны. Совет организовывал одновременно около 100 комплексных научных экспедиций по мобилизации ресурсов страны, совершенствованию размещения производительных сил и приведению энергетики регионов в соответствие с запросами оборонной промышленности.

Для Кольского Севера эти организационные мероприятия явились принципиально важными, так как стали предпосылками к созданию здесь первого академического учреждения [Ферсман, 1931: 8-12].

Создание Станции в Хибинах было закономерным явлением - еще в геологических экспедициях 1920-х гг. (2-я Хибинская экспедиция 28.07-21.09.1921 г. под руководством А.Е.Ферсмана) в юго-западной части Хибинских тундр геологи впервые обнаружили «большое количество зеленых глыб», а в 1926 г. А.Н.Лабунцовым было открыто крупное месторождение апатита. Так было положено начало истории освоения Хибин: всего через несколько лет в 1929-1930-е гг. в «краю непуганых птиц» вырос крупномасштабный промышленный комплекс, включавший рудник, обогатительную фабрику АНОФ-1, железнодорожную ветку до Мурманской железнодорожной магистрали (станции Апатиты), автомагистраль и первый социалистический город на Кольском п-ове - Хибиногорск. Неподалеку от него была организована Хибинская научно-исследовательская горная станция - ХИГС АН СССР.

История ХИГС - от мартовской докладной записки 1929 г. А.Е.Ферсмана в Президиум Академии наук СССР о важности создания в Хибинах научной станции и организации в октябре 1929 г. Совета Хибинской горной научной станции - до установки в апреле 1930 г. стандартного дома на берегу оз.Малый Вудьявр в Хибинах - связана с деятельностью академика А.Е.Ферсмана в Хибинах. Он же руководил геолого-минералогическими научными исследованиями на Кольском Севере в тесном взаимодействии с промышленным гигантом Хибин - трестом «Апатит», а также с различными геологоразведочными организациями страны. 20 июля 1930 г. состоялось торжественное открытие Хибинской горной станции Академии наук «Тиетты», юридический статус которой был утвержден Общим собранием АН СССР

2 октября 1930 г. и Постановлением ЦИК СССР от 19 октября 1930 г. (рис.5).

Рис. 5. Открытие временного здания Горной станции Академии наук 20 июля 1930 г.

Годом позже постановлением Биологической группы АН СССР от 3 октября 1931 г. в составе Станции был организован Полярно-альпийский ботанический сад, таким образом, к организации ХИГС с самого начала применялся комплексный подход. Н.А.Аврорин выдвинул идею создания в Хибинах первого в мире Полярного ботанического сада, которая в дальнейшем привела к развитию почвенно-биологических исследований. Характерно, что первые средства для строительства выделил трест «Апатит». Для размещения Ботанического сада был отведен большой участок в 1200 га для экспериментов по разработке теории переселенных растений на Север, а в 1932 г. при поддержке треста «Апатит» было начато строительство дома, дороги и моста через р.Вудъяврйок. Одно из строений научного института сохранилось в прежнем виде и сегодня. В 1932 г. «Тиетта» принимала в новом прекрасном двухэтажном здании, объединившем просторные лаборатории, рабочие кабинеты, библиотеку, холл, минералогический музей, участников Первой полярной конференции под эгидой НИС НКТП. Конференция стала важнейшим стратегическим событием региона, ее проведению предшествовал опыт проводимых с 1929 г. А.Е.Ферсманом совещаний с участием всех руководителей геологических полевых отрядов и научно-исследовательских экспедиций организаций страны, задействованных на Кольском п-ове. Эти совещания объединили усилия ученых и производственников в работах по изучению природных ресурсов Кольского п-ова [Киселев, 1972: 275].

XVII съезд ВКП(б) (февраль 1934 г.) дал установку на необходимость широкого развертывания работы научно-технических институтов, подчеркивая, что «научно-техническая и изобретательская мысль должна стать мощным орудием в деле внедрения новой техники, организации новых видов производства, новых методов использования сырья и энергии». Второй пятилетний план задачи поставил на повестку дня проблему внедрения науки в производство. В этой связи руководство наркоматов

приступило к пересмотру организационных связей заводских лабораторий с институтами и поиску новых, эффективных форм взаимодействия. Начиная с 1932 г. по инициативе академика А.Е.Ферсмана, руководившего деятельностью Апатитонефелинового Бюро НИС НКТП при ВСНХ СССР, регулярно проводились совещания с участием представителей общественных организаций и партийных структур. Первое совещание состоялось 9 февраля 1932 г. в г.Ленинграде, в дальнейшем такие совещания регулярно проводились в городах Мурманского округа с участием представителей общественных организаций и партийных структур (для примера - в 1932 г.: 29 июня, 10 июля, 27октября, 26 ноября, 6 и 17 декабря).

В июле 1933 г. Президиум ЦИК СССР в своем постановлении по докладам Академии наук СССР особо подчеркнул «решительный поворот в работе Академии в сторону обслуживания практических задач социалистического строительства». Для достижения более полной связи работы Академии наук с практикой социалистического строительства и установления планомерного и тесного сотрудничества с наркоматами и Госпланом 14 декабря 1933 г. ЦИК СССР принял постановление «О передаче Академии наук СССР в ведение СНК СССР». Постановлением СНК СССР от 25 апреля 1934 г. Академия наук переводилась в Москву. В столицу переехал ряд ведущих институтов АН СССР, для перевозки только научного оборудования которых потребовалось 250 железнодорожных вагонов. Вместе с научными учреждениями в Москву переехали около 300 высококвалифицированных специалистов, правительство обеспечило переведенные в Москву академические учреждения производственными площадями, большими, чем в Ленинграде, а для научных сотрудников был выделен значительный фонд жилой площади непосредственно в Москве. Характерно, что процесс переезда, начавшийся в июне, был завершен уже в октябре 1934 г.

Передача Академии наук в непосредственное ведение Правительства СССР и перевод в столицу имел двоякие последствия: с одной стороны, это способствовало повышению авторитета Академии наук, с другой - повышению ее ответственности как авангарда науки в стране.

3 июня 1935 г. Г.М.Кржижановский (член ВЦИК и ЦИК СССР в 1927 по 1937 гг.; председатель Всесоюзного комитета по высшему техническому образованию при ЦИК СССР в 1932 по 1936 гг.; председатель Всесоюзного совета научно-инженерных и технических обществ (ВСНИТО) в 1933 по 1937 гг.) направил в СНК СССР записку «О перестройке работы Академии наук СССР». В ней сообщалось, что Академия наук не сумела еще наладить тесных отношений ни с СНК СССР, ни с Госпланом, ни с наркоматами. В целях усиления партийной организации Академии наук предлагалось усилить ее новыми членами путем привлечения ряда квалифицированных работников Госплана и наркоматов. В организационном плане работа Академии должна была опираться не только на собственные учреждения, но и на всю сеть научно-исследовательских учреждений страны, а тематика ее исследований согласовываться с тематикой важнейших головных институтов наркоматов.

В том же году был принят новый устав АН СССР, где определялись основные задачи Академии и ее место в системе научных учреждений страны. В Уставе 1935 г. обозначались задачи всемерного содействия общему подъему теоретических и прикладных наук, планомерного использования научных достижений в практической работе, изучения и развития достижений мировой научной мысли. Устав обязывал Академию вести разработку крупных проблем науки во всех ее отраслях; изучать природные богатства и производительные силы страны,

культурные и экономические достижения человечества для рационального их использования; обслуживать высшие правительственные органы СССР научной экспертизой. Особо подчеркивалась роль СОПС: в то время как Академия наук становилась ведущим научным центром страны, СОПС должен был стать ведущим центром в области изучения природных ресурсов страны.

Мероприятия «сверху» повлияли на работу ХИГС АН СССР, она была преобразована в Кольскую базу (КБАН). В штат вошли председатель Базы, зам. председателя; ученый секретарь и зав. административно-хозяйственной частью и личный состав Базы, содержавшийся не только из средств по госбюджету, но и из так называемых целевых средств, «экспедиционных» средств и средств местного бюджета. На 1 января 1935 г. Кольская база имела 15 человек руководящих и научных работников, а к концу года численность штата выросла до 27 человек (не включая 7 экспедиционных работников). Являясь самым крупным научным центром Кольского Севера, Кольская база развивала как приоритетное геолого-минералогическое научное направление, соответственно основным отделом в составе КБАН стал Геологический (Геолого-геохимический) отдел, объединивший с 1935 г. все работы по геолого-петрографическому, минералого-геохимическому изучению Хибинских горных массивов Кольского п-ова [НА КНЦ РАН. Ф.1. Оп. 16. Д.1. Л.1 -4].

Перевод деятельности Академии наук СССР на плановые начала и значительное расширение фронта исследовательских работ ознаменовали собой новый этап в развитии Академии наук, что не могло не отразиться на работе Кольской базы. Началась перестройка на рельсы планирования, при этом план научно-исследовательских работ опирался на реальные возможности Базы. В 1935 г. Геологический отдел начал проведение научных работ по двум темам: 1) магнетиты Кольского п-ова; 2) медно-никелевые руды Заимандровского района. Уже в 1935 г. было проведено две экспедиции - 1-я Заимандровская геолого-петрографическая и 2-я Зашейковская геолого-петрографическая. Одновременно была начата работа по изучению сульфидных руд Мончетундры. Следующий (1936) год предполагал увеличение объема научно-исследовательских работ, что подкреплялось пополнением кадрового состава. На Базу пришли молодые специалисты: географ С.Л.Луцкий и климатолог А.П.Павлов, инженер-геолог В.Х.Дараган с женой К.ЕДараган (зав. канцелярией), более чем в два раза увеличился общий бюджет Базы. При Отделе был организован Минералогический музей, созданный на основе коллекционных материалов экспедиций и коллекции академика

А.Е.Ферсмана. В составе Геологического отдела функционировала Геохимическая лаборатория, оснащенная самым современным оборудованием того времени. В 1932-1935 гг. Геохимическую лабораторию возглавила И.Д.Борнеман-Старынкевич, в течение четырех лет с химиками Т.А.Буровой, В.С.Быковой, М.Е.Владимировой, М.И.Волковой она организовала высококачественную работу лаборатории, оставаясь научным консультантом и позднее, когда лабораторию возглавил Б.Н.Мелентьев (1936-1954).

Характерно, что в этот период работа КБАН находится под неустанным контролем местных органов власти. Доклад о работе КБАН был заслушан на Объединенном заседании Президиума Кировского районного исполкома и бюро Кировского районного комитета ВКП(б) 30 января 1936 г., где выступил заместитель директора Базы (1935-1937 гг.) И.Д.Чернобаев. Принятое постановление свидетельствует о пристальном внимании к проблемам Кольской базы Академии наук: «...2. Признать необходимым сосредоточить всю научно-исследовательскую работу, связанную с изучением производительных сил Кольского п-ова, а также работ

по изучению условий труда и быта в едином центре, в виде организации специального «научного городка» на территории Ботанического сада; 3. Проект мероприятий по реорганизации и расширении деятельности, предусмотренный в докладной записке т.Чернобаева - одобрить; 4. В планах работ 1936-1937 гг. предусмотреть строительство на территории сада основного здания, жилых домов для научных сотрудников и прочих подобных сооружений.. .7. Обратить самое серьезное внимание Академии наук на вопрос привлечения постоянных высококвалифицированных специалистов на Кольской базу». Среди недостатков в работе отмечены неудачный подбор кадров, низкий уровень зарплаты. Кроме того, Бюро Кировского районного комитета ВКП(б) рекомендовало «обратить внимание Академии наук на назревшую необходимость постановки широких комплексных исследований на территории всего Кольского п-ова в целях изучения и освоения вновь вовлекаемых в социалистическое строительство районов и в целях составления общего географо-экономического обзора полуострова, его природных ресурсов и путей дальнейшего развития народного хозяйства». Статус Кольской базы предлагалось рассматривать как координирующий центр всех экспедиционных исследований Академии наук на Кольском п-ове, при этом руководство и ответственность за целевые установки и качество научной продукции возлагались непосредственно на Базу [НА КНЦ РАН. Ф.1. Оп.6. Д.34. Л.26].

21-29 июля 1937 г. в Москве проходила XVII сессия Международного геологического Конгресса под председательством академика И.М.Губкина (генеральным секретарем Оргкомитета был назначен академик А.Е.Ферсман). Пропагандистское значение конгресса было настолько велико, что в число его участников были включены геологи, вернувшиеся из лагерей и ссылок и даже находившиеся в ссылках. Более 800 делегатов представляли СССР и 242 человека - зарубежные страны. На открытии Конгресса выступали Председатель СНК СССР В.М.Молотов и его заместитель, председатель Госплана СССР

В.И.Межлаук. В повестке Конгресса для специального обсуждения было выделено девять тем, в том числе «Вопросы геохимии и месторождений редких элементов». Для участников Конгресса были подготовлены и описаны геологические маршруты по уникальным месторождениям Кольского п-ова, и в июле 1937 г. Кольская база успешно приняла участников Северной экскурсии.

Почти сразу после Конгресса на Кольской базе АН СССР последовал период «чистки кадров» по социальному признаку, начались многочисленные проверки научной и хозяйственной деятельности Базы, часть сотрудников при этом была уволена, неоднократно менялся руководящий состав, академик А.Е.Ферсман был тяжело болен и не мог существенно влиять на ситуацию, что создало дополнительные сложности в решении вопросов [Макарова, Петров, Токарев, 2011: 92-113].

Но и в этих нелегких условиях База оставалась форпостом академической науки на Кольском п-ове. Более того, именно с 1936 г. Кольская база переживает переломный период в сторону увеличения объема научно-исследовательских работ и пополнения молодыми специалистами. Более чем в два раза увеличился общий бюджет Базы, в корне изменилась ее структура: с 1936 г. она стала комплексным научным учреждением, поскольку в ней появились самостоятельные научные подразделения: Геолого-геохимический отдел, Эконом-географический отдел, Зоологический отдел, Ботанический сад; лаборатории: Геохимическая,

Биохимическая, Почвенная); экспедиции - Почвенная, Петрографическая, Ботаническая [НА КНЦ РАН. Ф.1. Оп.6. Д.44. Л.1-4].

Весь предвоенный период деятельность Кольской базы направлялась и контролировалась Советом филиалов и баз Академии наук СССР под неусыпным вниманием правительственных органов и местных органов власти, поддерживалась финансами градообразующего промышленного гиганта Хибин - треста «Апатит».

В 1941 г. Президиум Академии наук СССР обратился в Совнарком СССР с предложениями о мероприятиях по улучшению дела внедрения в народное хозяйство результатов научных и технических достижений. В связи с этим при СНК СССР была создана комиссия под руководством зам. председателя СНК В.А.Малышева. При участии специалистов наркоматов и Академии наук комиссией была разработана программа мероприятий по координации, планированию и руководству по внедрению научных разработок. Контроль за реализацией программы возлагался на Академию наук СССР, а также на научно-исследовательские институты (НИИ), ведущие лаборатории промышленных предприятий и вузов страны с опорой на Хозяйственные советы при СНК СССР, Госплан и Сектор искусства и науки при Управлении делами СНК СССР. Технические советы и технические отделы наркоматов должны были разрабатывать их тематику, рассматривать и утверждать планы НИИ, ведущих заводских лабораторий, лабораторий вузов, а также приемку законченных НИР, планировать мероприятия по внедрению, контроль за их выполнением, отбирать наиболее важные для народного хозяйства результаты НИР советской и зарубежной техники для внедрения их в производство.

К этому периоду относится докладная записка на имя зам. председателя СНК СССР А.Я.Вышинского «О реорганизации Кольской Базы в Полярный филиал им.С.М.Кирова АН СССР и об организации Академией наук специальных исследований на Кольском полуострове» (текст.) «.Докладывая об этом Президиум Академии наук просит СНК 1. реорганизовать с 1 января 1941 г. КБАН в Полярный филиал в составе: «а) Геолого-геохимический институт;

б) Почвенно-Ботанический институт с Заполярным Альпийским Ботаническим садом; в) Отдел металлургии и технологии; г) Отдел энергетики; д) Отдел экономики; е) Отдел ихтиологии; ж) Административно-хозяйчтвенная часть». На момент предполагаемой реорганизации кадровый потенциал КБАН составлял 97 сотрудников (1941 г.) [АРАН Ф.188. Оп.1 (31-42) Д. 946. Л.1-2].

Осуществление этих реорганизационных мероприятий почти на десятилетие задержала Великая Отечественная война.

Источники

Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Архив РАН (сокр. АРАН):

АРАН. Ф.188 (Совет филиалов и баз АН СССР) Оп.1 (1931-1942 гг.) Д.946.

АРАН. Ф.132 (Личный фонд академика А.Е.Ферсмана). Оп.1.Д.249.

Государственное областное казенное учреждение «Государственный архив Мурманской области в г.Мурманске» (сокр. ГОКУ ГАМО):

ГОКУ ГАМО. Фонд Р-20. «Мурманская биологическая станция Главнауки Народного комиссариата просвещения РСФСР, г.Александровск», 1920-1930 гг., 58 дел. Оп.1. Д.1.

Научный архив Кольского научного центра РАН (сокр. НА КНЦРАН):

НА КНЦ РАН. Фонд 1. «С-КБАН-КФАН-КНЦ СССР-КНЦ РАН» Оп.6 (научно-организационная документация). Д.34, 44.; Оп.5 (Отдел экономики). Д.30.; Оп. 16 (по личному составу) Д. 1.

Список литературы

Баландин Р. Поиски истины. Жизнь и творчество В.И.Вернадского. М., 1983. Бастракова М.С. Становление советской системы организации науки в 1917-1922 гг. М., 1973.

Горбунов Н.П. Воспоминания. Статьи. Документы. М., Наука, 1986. Карпенко О.М., Князев Г.Н., Кольцов А.В. и др. Академия наук СССР. Краткий очерк истории и деятельности. М.: Наука, 1968.

Киселев А.А. А.Е.Ферсман на Кольском полуострове. Летопись Севера. Мурманск, 1972.

Комков Г.Д., Левшин Б.В., Семенов Л.К. Академия наук СССР. Краткий очерк истории и деятельности. М.: Наука, 1974.

Макарова Е.И., Петров В.П., Токарев А.Д. «Трудные моменты» в деятельности Кольской базы АН СССР в 1936-1939 годы // Труды Кольского научного центра РАН. № 3. Гуманитарные исследования. Вып.2. Апатиты: Изд. КНЦ РАН, 2011. С. 92-113.

Ферсман А.Е. Неотложная задача Академии наук // К вопросу о научных станциях на местах. Вестник Академии наук СССР. 1931. № 5.

Сведения об авторах

Макарова Елена Ивановна,

кандидат исторических наук, заведующая Научным архивом Кольского научного центра РАН Петров Валентин Петрович,

доктор геолого-минералогических наук, профессор, заместитель председателя президиума Кольского научного центра РАН

Токарев Александр Дмитриевич,

главный специалист Научно-организационного отдела КНЦ РАН Makarova Elena Ivanovna,

PhD (History), Head of Scientific Аrchive of the Kola Science Centre, RAS Petrov Valentin Petrovich,

Dr.Sc. (Geology-Mineralogy), Professor, Deputy Chairman of the Kola Science Centre RAS Tokarev Alexander Dmitrievich,

Chief Specialist of the Scientific Organizational Division of the Kola Science Centre, RAS

УДК 061.61(470.21):94 А.Г.Саморукова, В.П.Петров

К ВОПРОСУ О РОЛИ ГОСУДАРСТВЕННЫХ И РЕГИОНАЛЬНЫХ ВЛАСТНЫХ СТРУКТУР В ФОРМИРОВАНИИ КАДРОВОЙ ПОЛИТИКИ КОЛЬСКОГО ФИЛИАЛА АН СССР В 1945-1957 ГГ.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Аннотация

Рассмотрена роль государственных и региональных властных структур в формировании кадровой политики Кольского филиала АН СССР в 1945-1957 гг. Важнейшим направлением государственного руководства наукой в советский период было создание единой системы подготовки, расстановки и использования научных кадров. В указанный период большое внимание в Кольском филиале АН СССР уделялось рациональной расстановке и перераспределению имеющегося контингента, подготовке собственных специалистов через аспирантуру, а также обеспечению научного центра квалифицированным научно-вспомогательным персоналом. Принятые меры привели к росту численного состава и профессионального уровня научных сотрудников.

Ключевые слова:

кадровая политика, научные кадры, штатный контингент, научно-вспомогательный персонал, научно-методическая помощь-

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.