Научная статья на тему 'Академия наук и исследования в Арктике: Полярная комиссия (1914–1936)'

Академия наук и исследования в Арктике: Полярная комиссия (1914–1936) Текст научной статьи по специальности «История и археология»

113
28
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
Земля Императора Николая II / Академия наук / Полярная комиссия / Арктика / международное сотрудничество / 2-й Международный Полярный год / экспедиции / архивы / библиотека / Land of Emperor Nicholas II / Academy of Sciences / Polar Commission / Arctic / international cooperation / 2nd International Polar year / expeditions / archives / library

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Красникова Ольга Алексеевна

Полярная комиссия Академии наук существовала в период 1914–1936 гг. Годы её наиболее активной работы совпали с героическим периодом исследования Арктики, пришедшимся на первую треть ХХ в. В составе Комиссии были самые авторитетные учёные России/СССР, что определило её роль при выполнении некоторых уникальных задач, связанных с сохранением приоритета отечественных учёных в изучении новооткрытых земель и территориальной целостности страны. Задачи, которые были поставлены перед Полярной комиссией при её создании – точный учёт всего сделанного за прошедшие годы, организация экспедиций, разработка плана систематических комплексных работ в арктической области Земли, выработка правовых норм международного сотрудничества, дальнейшее изучение вопроса о Северном морском пути, формирование библиотеки по полярным вопросам – были выполнены с возможной полнотой, учитывая, в какое непростое время ей пришлось существовать. Изучение научного наследия Полярной комиссии раскрывает новые страницы исследования отечественной Арктики.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Academy of Sciences and Research in the Arctic: Polar Commission (1914–1936)

The Polar Commission of the Academy of Sciences existed in 1914–1936. The years of the most active work coincided with the heroic period of exploration of the Arctic, which fell on the first third of the 20th century. The Commission included the most reputable scientists of Russia/USSR, which determined its role in fulfilling some unique tasks related to maintaining the priority of domestic scientists in the study of newly discovered lands and the territorial integrity of the country. The tasks that were reasonably set for the Polar Commission during its establishment are the accurate recording of everything that has been done over the past years, the arrangement of expeditions, the development of a plan for systematic integrated work in the Arctic region of the Earth, working out of legal norms for international cooperation, the further study of the issue of the Northern Sea Route, the establishment of the library on polar issues – were completed as fully as possible, given the difficult times that it had to endure. The study of the scientific heritage of the Polar Commission reveals new pages in the study of the domestic Arctic.

Текст научной работы на тему «Академия наук и исследования в Арктике: Полярная комиссия (1914–1936)»

КРАСНИКОВА О.А.

Академия наук и исследования в Арктике: Полярная комиссия (1914-1936)

KRASNIKOVA O.A.

Academy of Sciences and Research in the Arctic: Polar Commission (1914-1936)

Сведения об авторе:

Красникова Ольга Алексеевна, кандидат исторических наук, заведующая сектором картографии ОФО Библиотеки РАН (Санкт-Петербург) okras05@mail.ru

Author:

Krasnikova Olga Alexeevna, Candidate of Historical Sciences, head of the Sector of cartography of the Fund department of the Library of the Russian Academy of Sciences (Saint Petersburg) okras05@mail.ru

Аннотация

Полярная комиссия Академии наук существовала в период 1914-1936 гг. Годы её наиболее активной работы совпали с героическим периодом исследования Арктики, пришедшимся на первую треть ХХ в. В составе Комиссии были самые авторитетные учёные России/СССР, что определило её роль при выполнении некоторых уникальных задач, связанных с сохранением приоритета отечественных учёных в изучении новооткрытых земель и территориальной целостности страны. Задачи, которые были поставлены перед Полярной комиссией при её создании - точный учёт всего сделанного за прошедшие годы, организация экспедиций, разработка плана систематических комплексных работ в арктической области Земли, выработка правовых норм международного сотрудничества, дальнейшее изучение вопроса о Северном морском пути, формирование библиотеки по полярным вопросам - были выполнены с возможной полнотой, учитывая, в какое непростое время ей пришлось существовать. Изучение научного наследия Полярной комиссии раскрывает новые страницы исследования отечественной Арктики.

Abstract

The Polar Commission of the Academy of Sciences existed in 1914-1936. The years of the most active work coincided with the heroic period of exploration of the Arctic, which fell on the first third of the 20 th century. The Commission included the most reputable scientists of Russia/USSR, which determined its role in fulfilling some unique tasks related to maintaining the priority of domestic scientists in the study of newly discovered lands and the territorial integrity of the country. The tasks that were reasonably set for the Polar Commission during its establishment are the accurate recording of everything that has been done over the past years, the arrangement of expeditions, the development of a plan for systematic integrated work in the Arctic region of the Earth, working out of legal norms for international cooperation, the further study of the issue of the Northern Sea Route, the establishment of the library on polar issues - were completed as fully as possible, given the difficult times that it had to endure. The study of the scientific heritage of the Polar Commission reveals new pages in the study of the domestic Arctic.

Ключевые слова:

Земля Императора Николая II, Академия наук, Полярная комиссия, Арктика, международное сотрудничество, 2-й Международный Полярный год, экспедиции, архивы, библиотека.

Keywords:

Land of Emperor Nicholas II, Academy of Sciences, Polar Commission, Arctic, international cooperation, 2nd International Polar year, expeditions, archives, library.

Всплеск интереса к Арктике на рубеже Х1Х-ХХ вв. объяснялся двумя важными причинами: возросшим политическим значением северных земель и возможными экономическими выгодами, которые мог принести морской путь вдоль берегов Сибири.

Безусловно, в России главная роль в исследовании полярных пространств в эти годы принадлежала Морскому ведомству: в российском секторе Арктики работала Гидрографическая экспедиция Северного Ледовитого океана, организованная Главным Гидрографическим управлением. Для освоения Северного морского пути необходимы были точные карты и знание физико-географических условий океана и побережий.

В Академии наук были сосредоточены крупнейшие научные силы, но ей всё труднее становилось организовывать собственные экспедиции. Причина проста - у Академии не было для этого собственной

материальной базы - финансов и технических возможностей. Крупные экспедиции в Арктике на рубеже Х1Х-ХХ вв., в которых учёные АН принимали участие, были организованы в основном на средства и при содействии других ведомств.

Предпосылки и повод к созданию Полярной комиссии1

Поводом к организации Полярной комиссии Академии наук послужили географические открытия, сделанные в 1913-1914 гг. Гидрографической экспедицией Северного Ледовитого океана на кораблях «Таймыр» и «Вайгач». Тогда была обнаружена и частично нанесена на карту группа островов: Земля Императора Николая II, о-в Цесаревича Алексея, о-в Новопашенного. Для учёных Академии новооткрытые земли представляли большой естественно-научный интерес. Учитывая важность исследования островов силами отечественных учёных, опытный геолог-практик, хранитель Геологического и Минералогического музеев, И.П. Толмачёв разработал проект детального исследования Земли Николая II: «Об исследовании новооткрытых земель и островов у берегов Сибири»2.

Для подготовки и проведения такого крупного предприятия решено было сформировать специальную структуру, по опыту уже имеющихся в Академии наук комиссий - Комиссии для снаряжения Русской Полярной экспедиции (с 1899 г.), Комиссии по подготовке русско-шведской экспедиции по Шпицбергенскому градусному измерению (с 1898 г.) и Сейсмической комиссии (с 1900 г.)3. Создаваемая комиссия должна была обладать широкими полномочиями и правами, иметь возможность координировать работу различных ведомств в деле всестороннего исследования обширных арктических территорий. Основными причинами возникновения Полярной комиссии (ПК) стали: 1) необходимость организации планомерного исследования арктических пространств; 2) отсутствие компетентного учреждения, которое могло бы выносить заключение о степени материальной подготовленности экспедиций и обоснованности их научных целей и задач; 3) отсутствие в России законодательства, регулирующего процесс отправки полярных экспедиций и не допускающего

Основной массив документов Полярной комиссии хранится в Санкт-Петербургском филиале Архива РАН.

Толмачёв И.П. Записка об исследовании новооткрытых земель и островов у берегов Сибири // Протоколы Физико-математического отделения Императорской Академии наук. VII заседание. 2 апреля 1914. Прил. II. С. 128-130.

Отчёт о деятельности Императорской Академии наук по Физико-математическому и Историко-филологическому отделениям за 1914 г. / Сост. акад. А.А. Шахматов. Пг., 1914. С. 360-371.

2

возможности выхода из порта экспедиционных судов, если состояние их подготовки не отвечает определённым требованиям. В эти годы нередки были случаи крушения промысловых и торговых судов в арктических водах, кроме того, незадолго до описываемых событий три российские и одна германская экспедиции, отправившиеся в Северный Ледовитый океан в 1912 г., окончились трагически (экспедиция Г.Я. Седова, экспедиция Г.Л. Брусилова, экспедиция геолога В.А. Русанова и экспедиция лейтенанта кайзеровского флота Герберта Шре-дер-Штранца, на судне Herzog Ernst). Опыт этих неудачных предприятий заставлял обратить серьёзное внимание на дело снаряжения будущих отечественных арктических экспедиций. Основную помощь оказывало участникам полярных экспедиций Морское министерство1. Средства, которые затрачивались правительством на организацию поисково-спасательных экспедиций, значительно превышали те, что отпускались на сами исследования, а количество вовлечённых в спасательные операции лиц нередко было больше числа участников арктических предприятий.

В организационном становлении Полярной комиссии и деятельности большую роль сыграли выдающиеся учёные и полярные исследователи, прежде всего - бессменный председатель комиссии с 1916 г. академик А.П. Карпинский, геолог и палеонтолог И.П. Толмачёв, гидрограф генерал М.Е. Жданко, гидрограф и зоолог Л.Л. Брейтфус, ботаник А.И. Толмачёв, полярный исследователь Г.А. Ушаков, военный гидрограф В.В. Ах-матов, гидрограф Д.Д. Руднев, картограф П.П. Померанцев, начальник Северной научно-промысловой экспедиции, основатель и первый руководитель кафедры полярных стран ЛГУ (1934-1937) Р.Л. Самойлович и др. К 1920 г. в составе ПК было лишь 15 человек из её первого состава, погибли К.А. Воллосович (в 1919 г.), А.В. Колчак (в 1920 г.).

Организационное становление Полярной комиссии2

Несмотря на то что деятельность Комиссии должна была финансироваться различными организациями, ПК удавалось получить лишь средства Академии наук, при этом довольно скудные. По сложившейся традиции, участие в работе в Полярной комиссии, так же, как и в других академических комиссиях, носило характер общественной работы, заработную плату получали секретарь (он же редактор изданий комиссии),

Советов С.А. Мероприятия Морского министерства по оказанию помощи в 19141915 гг. русским полярным экспедициям. Пг., 1915. 14 с.

Подробнее этот и др. вопросы освещены в статье: Красникова О.А. Полярная комиссия Академии наук (1914-1936 гг.) // Комиссии Академии наук в ХУШ-ХХ веках: Исторические очерки. СПб., 2013. С. 383-449.

его помощник, делопроизводитель и машинистка - обычно не более 3-4 человек. Расходы на оплату труда руководителей и делопроизводителя составляли значительную часть бюджета ПК. Второй по объёму была статья расходов на содержание и пополнение библиотеки1 - переплёт книг и журналов, приобретение шкафов и полок, ремонт книг и библиотечного оборудования, закупка книг. При этом книги для библиотеки нередко приобретали сами члены ПК, а деньги получали уже после того, как представляли чеки из книжных магазинов. Экспедиционные исследования финансировались также крайне скудно, поэтому ПК могла проводить лишь малочисленные (обычно 1-2, редко 3-4 человека) экспедиции либо пользоваться приглашением принять участие в экспедициях других ведомств.

С течением времени изменялись не только состав, но и структура Полярной комиссии. В 1919 г. к ПК, по предложению академика Карпинского, были присоединены Комиссия по градусному измерению на островах Шпицбергена и Комиссия по снаряжению Русской полярной экспедиции, в связи с тем, что деятельность всех трёх комиссий касается одной области - полярных исследований. Кроме того, на тот момент членами всех этих академических комиссий являлись практически одни и те же учёные, иные же к этому времени эмигрировали или скончались.

В организационной структуре Академии наук и сама Полярная комиссия несколько раз меняла своё место. С 1914 г. она входила в Физико-математическое отделение АН, с 1930 г. числилась по Общему собранию АН, затем - в Географической ассоциации, существовавшей с конца 1931 до начала 1933 г. и объединявшей несколько академических институтов и комиссий, и с 1934 г. - при Отделении математических и естественных наук.

Печорская подкомиссия была преобразована в начале 1930-х гг. в Подкомиссию по изучению Северного края, которая в 1931 г. занялась подготовкой к участию АН СССР в конференции, посвящённой изучению производительных сил Северного края, и наметила ряд докладов, тезисы которых затем были рассмотрены и утверждены подкомиссией. На конференции, состоявшейся в Архангельске, сделали доклады и члены Полярной комиссии: Б.Н. Городков - об изучении вечной мерзлоты, М.Б. Едемский - о геологическом изучении бассейна р. Мезени, Ф.В. Самбук - об изучении тундровых пастбищ, А.И. Толмачёв - об изучении

Красникова О.А. К истории библиотеки Полярной комиссии Академии наук // История библиотек: исследования, материалы, документы: сб. науч. тр. [Материалы международной научной конференции «История библиотек: сквозь века» 14-16 октября 2008 г.]. Вып. 9. СПб., 2012. С. 67-83.

арктической флоры и об организации научно-исследовательских работ в Северном крае.

В 1927-1934 гг. в составе ПК действовали сразу несколько подкомиссий. Подкомиссия по разработке плана Чукотской экспедиции (Чукотская подкомиссия) под председательством С.В. Обручева, созданная в 1927 г., занималась составлением плана изучения крайнего северо-востока Азии, проблематикой работ в Чукотском национальном округе во второй пятилетке и планами экспедиций. Подкомиссия по вертикальным движениям земной коры под руководством проф. Д.И. Мушкетова (с момента утверждения её Президиумом АН СССР в составе ПК в 1934 г.) поставила своей целью изучение колебаний земной коры.

Результаты деятельности подкомиссий ПК не были значительными из-за недостатка ассигнований для проведения исследований и, кроме того, дублирования научных тем с другими организациями. Исключение здесь составляет деятельность филиала ПК в Архангельске, создание которого было утверждено 1 января 1934 г. Этому филиалу было суждено просуществовать дольше, чем самой ПК1.

В 1927 г., в связи с реорганизацией АН СССР и принятием её нового устава, все её учреждения должны были подготовить новые инструктивно-методические документы. В «Положении о Полярной комиссии», официально утверждённом в 1928 г., основные направления деятельности Комиссии остались почти без изменений. Тогда же из официального названия комиссии исчезло слово «Постоянная», и она стала именоваться просто «Полярная комиссия».

Учреждённому в 1930 г. постановлением Правительственной Арктической комиссии Всесоюзному Арктическому институту были переданы многие функции структур и ведомств, занимавшихся изучением Арктики. В связи с этим, а также ввиду новой реорганизации Академии наук потребовалось выработать новое «Положение о Полярной комиссии». В его основу легли важные общие положения в построении академических комиссий, выдвинутые А.П. Карпинским и секретарём ПК А.И. Толмачёвым: поскольку комиссии строятся по персональному признаку, без учёта служебного положения её членов, и являются, в отличие от исследовательских институтов АН СССР, консультационно-плановыми структурами, они обычно не сами осуществляют исследовательские работы, а передают их соответствующим академическим исследовательским учреждениям.

Красникова О.А. К предыстории организации в Архангельске Северной базы Академии наук СССР // М.В. Ломоносов и Арктика: Материалы международной научной конференции, посвящённой 300-летию М.В. Ломоносова (1711-1765 гг.), 21-24 июня 2011 г. Архангельск, 2011. С. 82-89.

Именно поэтому в формулировку, по существу, прежних задач ПК в проекте нового «Положения...», составленного в 1930 г., всюду вошли слова «способствовать» и «содействовать», например: «а) способствовать изучению. полярных окраин СССР; ... в) содействовать предпринимаемым другими учреждениями исследованиям в полярных странах путём консультации, дачи отзывов по проектам исследований и т.п.;. д) способствовать опубликованию научных трудов по полярным странам; е) способствовать распространению сведений о полярных странах среди широких слоёв населения»1. Т. о., ПК из активно действующей академической структуры превращалась в значительной степени в совещательный орган. В 1932 г. «Положение о Полярной комиссии» было утверждено Президиумом АН СССР. Тогда же впервые было установлено предельное количество членов Комиссии - не более 50 (при этом академики в это число не входили), и необходимость утверждения членов Комиссии Президиумом АН СССР.

В 1935 г., благодаря образованию московской группы ПК и, соответственно, упрочению положения Полярной комиссии, появилась надежда на то, что Комиссия получит расширенные полномочия, собственные материальные ресурсы, а также новое помещение. Для того чтобы зафиксировать изменения в структуре и характере деятельности обновлённой Полярной комиссии, было разработано последнее по времени «Положение...», принятое на 86-м очередном заседании комиссии в октябре 1935 г.

Непременный секретарь Академии наук академик В.П. Волгин поддержал предложенные секретарём ПК Б.В. Лавровым изменения в направлениях деятельности ПК, включавшие расширение тематики работ, которые охватывали все основные проблемы Севера, в т.ч. и его экономики; а также передачу в руки комиссии всех денежных средств, направляемых на арктические исследования, и предоставление ей права организовывать самостоятельные экспедиции; увеличение состава ПК за счёт новых специалистов. В своей деятельности ПК должна была опираться не только на сеть академических институтов, но и на другие научные учреждения, например - Академию сельскохозяйственных наук и др.

Но разнообразие задач, которые необходимо было решить для успешного освоения Арктики, привело к возникновению множества структур, которые находились в подчинении различных ведомств и даже нередко

Санкт-Петербургский филиал Архива РАН (СПбФ АРАН). Ф. 75. Оп. 1. Д. 197. Л. 102. Курсив автора статьи. Такая трансформация связана, отчасти, с утратой в это время АН некоторой доли своей самостоятельности.

дублировали друг друга1. Координирование всей этой работы, естественно, вышло за рамки компетенции ПК. Заседания Полярной комиссии стали одним из основных видов её работы, однако, по понятным причинам, в течение первых лет её существования они проводились нерегулярно: в 1915 г. не было ни одного заседания, в 1916 г. Комиссия собиралась лишь четыре, а в 1917 г. - два раза. В это время, естественно, обсуждавшиеся вопросы в основном были связаны не с практической деятельностью по исследованию арктических земель, а с обеспечением безопасности мореплавания, подведением итогов полярных исследований прежних лет и публикацией материалов академических экспедиций.

За всё время с 1914 по 1936 г. состоялось более 90 очередных и расширенных заседаний. Если очередные заседания, согласно «Положению о Полярной комиссии» 1927 г., были закрытыми, то на расширенных могли присутствовать все желающие.

Расширенные, или открытые, заседания ПК организовывала начиная с 1927 г., учитывая всё возрастающий интерес к проблемам освоения Севера. Именно на таких, открытых для всех интересующихся, собраниях, проводимых в Большом конференц-зале АН, с иллюстрациями и диапозитивами, были заслушаны доклады: Г.А. Клюге - о работах Мурманской биологической станции; Н.Н. Матусевич - о работах Северной гидрографической экспедиции 1923-1927 гг.; А.Е. Тягин - к 60-летию зимовки Е.А. Тягина в Малых Кармакулах; А.И. Толмачёв - Таймырская экспедиция Академии наук в 1928 г.; Г.А. Ушаков - экспедиция на о. Врангеля в 1926-1929 гг.; А.Е. Ферсман - перспективы изучения ископаемых богатств северных областей СССР на основе современных идей геохимии; П.А. Молчанов - Полярная экспедиция на дирижабле «Цеппелин» 1931 г.; А.М. Лавров - В.О. Шулейкин; В.А. Берёзкин - о результатах плавания ледокола «Таймыр» к берегам Северной земли в 1922 г.; О.Ю. Шмидт - плавание ледокола «Сибиряков» в 1932 г.; Н.И. Евгенов - Карские экспедиции от их начала до наших дней; Д.М. Городков - растительность тундровой зоны СССР как кормовая база советского оленеводства и перспективы

Комиссия по изучению и практическому использованию производительных сил Севера (Комиссия по Северу, 1919), Ухта-Печорская экспедиция (1919), Северная научно-промысловая экспедиция (1920-1924 гг., с 1925 г. - Институт по изучению Севера, с 1930 г. - Всесоюзный арктический институт, с 1938 г. - Арктический научно-исследовательский институт, с 1958 г. - ААНИИ), Комитет Северного морского пути (1920 г., с 1928 г. - Северо-Сибирское акционерное общество торговли и промышленности «Комсевморпуть», в 1931-1933 гг. - Всесоюзное хозяйственное объединение «Ком-севморпуть»), Главное управление Северного морского пути (с 1932 г.), Плавучий морской научно-исследовательский институт (Плавморнин, с 1921, с 1928 г. - Государственный океанографический институт, ГОИН), Комитет Севера (с 1924 г.), Правительственная Арктическая комиссия (с 1928 г.).

оленеводства; А.И. Толмачёв - Печорский край в 1933 г. (Работы Печорской бригады); В.Ю. Визе - поход ледокола «Литке» в 1934 г., и др. Кроме того, А.И. Толмачёв, командированный в Германию и Швецию, сделал на заседаниях соответствующих географических обществ несколько докладов о ведущихся в СССР полярных исследованиях.

Для ознакомления широких научных кругов, общественных организаций и рабочих с деятельностью научных учреждений, работающих в Арктике, члены Полярной комиссии А.М. Лавров, А.И. Толмачёв и А.М. Смесов читали на фабриках и заводах, в воинских частях и на судах Балтийского флота лекции по вопросам изучения и освоения Севера.

Научно-практическая деятельность Полярной комиссии

Социально-политические условия, складывавшиеся в стране в первой трети ХХ в., вносили свои коррективы в работу Комиссии. Начавшаяся Первая мировая война вывела на первый план защиту северных морских границ России, и уже на первом заседании ПК 25 января 1916 г. рассматривался вопрос о сохранении самой северной в стране радиостанции на о. Диксон, которая, благодаря ходатайству Комиссии, продолжила свою работу в качестве гидрометеостанции1. Полученные метеорологические данные входили в секретные синоптические карты, которые составляли сотрудники Николаевской Главной физической обсерватории для российских войск. Тогда же членами Комиссии и прежде всего Толмачёвым и Л.Л. Брейтфусом была инициирована работа по выработке законодательства, регламентирующего, в целях безопасности, снаряжение и состав экспедиций, отправляющихся в полярные страны. Инициативу разработки и направления его в законодательные учреждения Империи согласился принять, по предложению и. о. председателя ПК, морской министр И.К. Григорович. Однако выполненная большая подготовительная работа не увенчалась успехом - до 1917 г. в России закон о безопасности мореплавания в арктической зоне принять не удалось.

Из-за начавшейся Гражданской войны и оккупации Севера ПК оказалась оторванной от основного района её деятельности. Тогда её члены сосредоточили своё внимание на камеральных работах - подготовке к изданию итоговой карты арктических экспедиций и материалов двух академических экспедиций - РПЭ и Шпицбергенской (присоединённых к ПК в 1919 г.). Карту начал составлять Л.Л. Брейтфус на основе материалов подготавливаемой им библиографии, включающей все отечественные и иностранные работы по изучению обширных арктических

Тихомиров И. Гидро-метеорологическая станция на острове Диксона. Пг., 1917. С. 2.

пространств1. В 1927 г. старые клише были утрачены, и при новом печатании карты в неё были внесены некоторые изменения. Её корректурные экземпляры разрешено было предоставлять заинтересованным научным учреждениям в СССР.

В этот период ПК, как и в целом АН, пришлось налаживать контакты с большевистским правительством, и уже в первые годы своего существования ПК была вовлечена в решение внешнеполитических задач. По поручению Президиума АН Комиссия рассмотрела документы о притязаниях Финляндии, получившей статус самостоятельного государства в конце 1917 г., на часть Мурманского побережья. 15 января 1919 г. председатель ПК академик Карпинский выступил на заседании ФМО с сообщением о значении района реки Печенги и Рыбачьего полуострова для страны: при условии удовлетворения требований Финляндии в экономическом отношении Россия потеряет р. Паз, Печенгский залив, утратит одну из лучших гаваней мурманского побережья, ближайшую к Норвегии и доступную круглый год, с богатыми уловами трески. Члены Комиссии полагали, что Россия не может отказаться от этой части своей территории без нарушения своих интересов2.

Отечественные проекты исследования Земли Николая II

Земля Николая II в течение длительного времени оставалась недостижимой. Самый первый проект, подготовленный И.П. Толмачёвым ещё в 1914 г.3, когда Академия решила взять на себя организацию исследования этой территории, не мог быть реализован: Первая мировая война, последовавшие вскоре за ней события 1917 г. отодвинули планы учёных на второй план.

В 1918 г. ПК вновь вернулась к обсуждению организации экспедиции для исследования Земли Николая II и создала для этого особую Подкомиссию в составе Л.Л. Брейтфуса, В.Н. Сукачёва, И.П. Толмачёва, и А.А. Бялыницкого-Бирули. В 1919 г. в Комиссии обсуждался новый

СПбФ АРАН. Ф. 75. Оп. 1. Д. 31. Библиография литературы по вопросам гидрометеорологического изучения отдельных морей и океанов Земного шара / Л.Л. Брейтфус. После 1917 г. Рукопись. 66 л.; Исследования Дальнего Евразийского Севера: [библиография] / В.Ю. Визе, Л.Л. Брейтфус. Б.м., б.г. (Библиотека Полярной комиссии. Инв. 174 ПК), и др.

СПбФ АРАН. Ф. 75. Оп. 1. Д. 45. Л. 1-2; Протокол заседания Полярной комиссии и выписка из протокола заседания Физико-математического отделения АН от 15 января 1919 г. о притязании Финляндии на выход к Ледовитому океану // Протоколы заседаний Физико-математического отделения АН. 1-е заседание. 1919. 15 января. § 19. С. 7-8.

Толмачёв И.П. Записка об исследовании новооткрытых земель и островов у берегов Сибири // Протоколы Физико-математического отделения АН. 1914. Приложение II. С. 128-130.

проект Толмачёва. Поводом к обсуждению послужил большой интерес, который проявляли иностранные полярные путешественники к неизученной земле. Так, весной 1919 г. непродолжительный поход к берегам Земли Николая II совершила группа участников экспедиции Р. Амундсена, зимовавшей на судне «Мод» приблизительно в 40 км к юго-востоку от мыса Челюскин. На ездовых собаках они посетили два ближайших от места зимовки небольших низменных острова - Старокадомского и Цесаревича Алексея (с 1926 г. - Малый Таймыр), где выполнили магнитные наблюдения. Но они не дошли до первого крупного острова Земли Николая II, берега которого лежат в 30 км от о. Старокадомского1. Предпринимались и другие попытки посетить принадлежащие СССР острова Северного Ледовитого океана, несмотря на то что еще в сентябре 1916 г. российское правительство обратилось к правительствам союзных и дружественных держав с нотой, в которой объявлялось о географических открытиях ГЭСЛО в 1913-1914 гг. и о включении вновь открытых земель в состав территории Российской империи, «также, как и островов Генриетты, Жанетты, Беннета, Геральда, Уединения, которые вместе с Новосибирскими островами, островом Врангеля и другими, расположенными у азиатского берега, составляют продолжение на север сибирского континентального плоскогорья»2.

На заседании Полярной комиссии 15 апреля 1919 г. И.П. Толмачёв сделал доклад о необходимости безотлагательного исследования «силами русских учёных, при содействии Академии наук, открытой в 1913 г. у берегов Таймырского полуострова» Земли Николая II, и изложил предварительные соображения об организации такого исследования. Обсудив доклад Толмачёва, Комиссия снова постановила приступить к организации экспедиции как дела первостепенной научной и государственной важности. Однако осуществить экспедицию тогда помешала Гражданская война. Итак, реализовать на практике ни один из планов в эти годы не удалось.

Хотя после 1920 г. деятельность Комиссии протекала при более благоприятных условиях, приступить к реализации своих планов по исследованию арктического побережья и Земли Николая II учёные не смогли. Невозможно было получить нужные приборы, снаряжение и качественное

Кремер Б.А. Второе открытие Северной Земли // Ушаков Г.А. Остров метелей. По нехоженой земле. СПб., 2001. С. 202.

Лахтин В.Л. Права на северные полярные пространства: Анализ политического, экономического и правового положения северных полярных пространств в связи с развитием воздушного передвижения и трансарктическими перелётами. М., 1928. С. 25-26. Текст ноты см. там же: Приложение 1. С. 43. Этот меморандум был нотифицирован правительствами всех государств, за исключением Германии, Австро-Венгрии, Болгарии и Турции, с которыми в то время воевала Россия.

2

продовольствие. Однако вопрос об организации исследования этих островов продолжал обсуждаться на заседаниях ПК1.

Представители ПК приняли участие и в совещании по выработке плана исследования Земли Николая II, которое было организовано в 1923 г. при РГО, совместно с Главным гидрографическим управлением. В качестве представителей от ПК для обсуждения плана были избраны А.А. Бя-лыницкий-Бируля, А.П. Герасимов и Н.А. Кулик. Экспедицию предполагалось отправить на парусно-моторной шхуне летом 1924 г. По различным причинам, главным образом, из-за финансовых затруднений, экспедиция не осуществилась.

В 1925 г. Академия предприняла ещё одну попытку организовать изучение Земли Николая II. Поводом к этому послужило то, что на рассмотрение в ПК поступили два иностранных проекта. В июле 1925 г., при посредстве дипломатической миссии в Стокгольме, из Главнауки был передан проект, разработанный шведским капитаном корпуса инженеров-топографов Паллином, а в октябре того же года - проект немецкого учёного П. Лернера. Это побудило председателя Полярной комиссии А.П. Карпинского обратиться в Президиум АН с письмом, в котором указывалось на необходимость срочного снаряжения экспедиции силами отечественных учёных. Физико-математическое отделение АН постановило ходатайствовать перед СНК СССР о снаряжении экспедиции, поручив Полярной комиссии разработать её план и смету. В ноябре 1925 г. секретарь ПК А.И. Толмачёв представил смету, записку и карту с обозначенным на ней маршрутом проектируемой экспедиции, направлениями санных маршрутов от места зимовки судна и местонахождения предполагаемых складов провизии2.

Окончательный проект экспедиции должен был быть выработан на экстренном совещании по вопросу об исследовании Земли Николая II, состоявшемся при Президиуме ПК 23 октября 1925 г. Там же было вынесено решение об организации специального Комитета по разработке плана экспедиции на Землю Николая II3. Комитет, в составе А.П. Карпинского

1 Так, например, в мае 1925 г. проект воздушной экспедиции на Землю Николая Второго представили в Главное гидрографическое управление гидрограф Н.И. Евгенов и лётчик Б.Н. Чухновский (Евгенов Н.И. К предстоящим полётам в Арктике // Метеорологический вестник. 1928. № 4. С. 110-114).

2 СПбФ АРАН. Ф. 75. Оп. 1. Д. 360. Л. 10 и об.

3 Там же. Д. 15. Л. 18; Белов М.И. Советское арктическое мореплавание 1917-1932 гг. // История открытия и освоения Северного морского пути. Л., 1959. Т. 3. С. 354. Там же представитель Гидрографического управления М.В. Викторов, присутствовавший на совещании, сообщил, что от высшего командования получено разрешение снять секретность с проектов исследования Земли Николая II, подготовленных в Гидрографическом управлении (СПбФ АРАН. Ф. 75. Оп. 1. Д. 107. Л. 2).

(председатель), членов ПК А.А. Бялыницкого-Бирули, А.И. Толмачёва, А.М. Лаврова, Н.И. Евгенова, а также, в качестве представителей заинтересованных ведомств (Гидрографическое управление, Главная геофизическая обсерватория, Географическое общество, Геологический комитет, НИИ по изучению Севера) В.В. Ахматова, В.Ю. Визе, А.П. Герасимова, Б.К. Лихарева, Р.Л. Самойловича, Н.Н. Урванцева, должен был возглавить подготовительную работу по снаряжению новой экспедиции. Намечалась морская экспедиция продолжительностью 1-2 года, с зимовкой, базой которой станет специально приспособленное для этого судно. Исследование пространств Земли Николая II предполагалось осуществить путём отправки с зимующего судна санных экспедиций в 1927 г., произведя в 1926 г. необходимую подготовку.

На первом же заседании этого Комитета (17 ноября 1925 г.) был рассмотрен план обследования западной части Земли Николая II, представленный в АН СССР полярным исследователем, писателем и художником, участником экспедиции Г.Я. Седова к Северному полюсу Н.В. Пинеги-ным, ранее представлявшим этот проект в РГО. Согласно его плану, экспедиция должна была на парусно-моторной шхуне, приспособленной к зимовке во льдах, достичь Земли Николая II или зазимовать у берегов Таймырского полуострова и оттуда санным путём дойти до Земли Николая II и провести там научные исследования. В составе экспедиции намечалось 7 человек, требовалось также 30 собак и полуторагодовалый запас продовольствия. Но в 1925 г. её осуществление было отложено «по соображениям экономического характера».

На заседании 13 мая 1927 г. Комитет заслушал записку А.И. Толмачёва1 об организации в 1930-1931 гг. сухопутной экспедиции для исследования Восточного Таймыра и описи Северной земли (бывшей Земли Николая II, переименованной согласно постановлению Президиума ЦИК СССР от 11 января 1926 г.). Проект получил принципиальное одобрение Полярной комиссии, с условием дальнейшей разработки, но был реализован только в части, касающейся Таймыра2.

В начале 1928 г. Комитет рассмотрел и одобрил представленный Осо-авиахимом (автор - Г.Д. Красинский) проект трансарктического перелёта на самолёте с попутным исследованием Северной Земли. Предполагалось, что именно Таймырская экспедиция АН СССР под руководством А.И. Толмачёва доставит горючее в район озера Таймыр, откуда и будет совершён полёт на север. Однако трансарктический перелёт не состоялся.

СПбФ АРАН. Ф. 75. Оп. 1. Д. 107. Л. 26.

Толмачёв А.И. Таймырская экспедиция АН СССР в 1928 г. // Доклады АН СССР. 1929. № 8. С. 183-186; Агс^. № 2. 1929. С. 33-38, карта.

ПК приняла участие и в обсуждении плана воздушной экспедиции, разработанного лётчиком Б.Г. Чухновским (представленном также на обсуждение в президиум советской группы «Аэроарктик» в июле 1929 г.). Полёт, предпринятый летом того же года, не принёс ожидаемых результатов из-за того, что, попав в полосу тумана, самолёт вынужден был повернуть назад. Неудачные попытки исследования Северной Земли с воздуха показали, что экспедиция, отправленная на морском судне, может стать более успешной.

Осенью 1929 г. в ПК был представлен проект исследования Северной Земли, подготовленный полярным исследователем Г.А. Ушаковым (возвратившимся в Москву после трёхлетнего пребывания на о. Врангеля). Изучение Северной Земли должна была осуществить партия учёных в течение 1930-1932 гг., с зимовками. Именно этот проект был принят Полярной комиссией, одобрен правительственной Арктической комиссией и утверждён СНК. Экспедиция, начальником которой был назначен её инициатор Г.А. Ушаков, была включена в план первоочередных работ Института по изучению Севера. В результате двухлетнего пребывания полярников на Северной Земле (с 24 августа 1930 г. до 14 августа 1932 г.) острова архипелага получили свои наименования, вошли в географическую литературу и были нанесены на карту, были также собраны первые сведения о тектонике и геологическом строении островов, обнаружены четыре магнитные аномалии, собран гербарий, выполнены метеорологические и гляциологические наблюдения. Доклад о работах на Северной Земле и научных результатах экспедиции Г.А. Ушаков сделал на открытом заседании ПК.

Иностранные проекты исследования Земли Николая II

Одной из основных целей, ради достижения которых была создана ПК, была экспертная оценка планирующихся экспедиционных исследований. Именно поэтому с первых лет работы в Полярную комиссию из правительственных учреждений неоднократно передавали для обсуждения проекты предприятий по исследованию Арктики.

В конце Х!Х - начале ХХ вв. немало иностранных экспедиций работали на арктических просторах. Нередко они, наравне с научными целями, преследовали и политические, пытаясь обозначить арктические острова как территории, принадлежащие их государствам. После оккупации в 1918 г. англо-франко-американскими войсками гг. Мурманска и Архангельска этот процесс усилился. Тогда же было выдвинуто несколько проектов, ведущих к отторжению от России части её северных территорий1.

Проект Э. Шеклтона // История открытия Северного морского пути... Т. 3. С. 56.

В 1918 г. в Лондоне была даже издана географическая карта, на которой Кольский полуостров был включён в состав Британских колоний.

Наибольшее внимание привлекала Земля Николая II. В начале-середине 1920-х гг. проекты изучения Земли Николая II предлагали иностранные исследователи. Советское правительство передало для обсуждения в Академию наук проекты выдающегося полярника, немецкого геолога Л. Коха и норвежского исследователя профессора О. Хольтедаля (1924), шведского капитана Паллина (1925), немецкого лётчика Т. Лернера (1927) и др. В результате обсуждений, проходивших на секретных заседаниях Полярной комиссии, как правило, соискателям отказывали. Конечно, ПК рассматривала, в первую очередь, научную сторону вопроса, но в немалой степени её внимание было обращено на защиту отечественного приоритета в исследованиях. Так, на заседании, посвящённом обсуждению проекта Паллина, А.И. Толмачёв предложил принципиально решить вопрос о том, допускать ли иностранцев на Землю Николая II. По его мнению, вопрос о принадлежности возможных вновь открытых земель мог бы быть разрешён путём заявления Правительства СССР о закреплении за Союзом всех ещё не открытых земель, лежащих к северу от Таймырского полуострова, прецедентом для чего могло бы служить аналогичное заявление, сделанное Канадским правительством1. Поскольку резолюции и протоколы обсуждения подобных вопросов в ПК доводились до сведения Президиума АН и Правительства, не лишено вероятности, что это предложение, наряду с другими факторами, оказало влияние на появление Постановления Президиума ЦИК Союза ССР от 15 апреля 1926 г., декларировавшего права СССР на земли и острова, открытые и могущие быть открытыми, лежащие севернее побережья Северного Ледовитого океана в пределах зоны тяготения СССР2. О проекте Паллина в резолюции было сказано, что он не вносит ничего нового в вопрос изучения этих земель, не содержит сколько-нибудь разработанный план экспедиции, в записке не указаны научные учреждения и авторитеты, которые могли бы дать необходимый вес и солидность проекту и вызвать к нему доверие, и поэтому он не может служить предметом обсуждения, способного дать его объективную оценку3.

В целом очевидно, что, обсуждая проект капитана Паллина, члены ПК были достаточно пристрастны, стараясь найти основание, чтобы отказать в проведении экспедиции. Неосуществлённые до сих пор из-за недостатка сил и средств собственные отечественные проекты всё же могли

Проект Э. Шеклтона // История открытия Северного морского пути. Т. 3. С. 56. Собрание законов Союза ССР за 1926 г. № 32. Статья 203; Лахтин В.Л. Указ. соч. С. 27. СПбФ АРАН. Ф. 75. Оп. 1. Д. 107. Л. 26 и об.

способствовать тому, чтобы удерживать в своих руках инициативу. В принятой на заседании резолюции по вопросу об исследовании земель, лежащих к северу от Таймырского полуострова, ПК, прежде всего, указала на то, что исследование Земли Николая II и окрестных островов является насущной необходимостью и различные научные учреждения страны уже разрабатывали детальные проекты со сметами расходов. В частности, в докладе, посвящённом 20-летию ПК1, было отмечено, что в «Морском министерстве ещё в 1906 г. был подготовлен свой проект исследования Таймырского полуострова, осуществления которого Академия и будет ждать с нетерпением, учитывая успешные работы Гидрографической экспедиции Северного Ледовитого океана»2. По мнению членов ПК, исследование этих земель должно быть осуществлено научными силами и на средства СССР. Вскоре Комиссия предложила очередной проект исследования, основанный на уже имевшихся к тому времени проектах Гидрографического управления (к этому времени рассекреченных) и Географического общества3.

Несмотря на то что все решения АН препровождались в соответствующие учреждения секретно и не подвергались огласке в печати, по независящим от АН причинам было оглашено постановление Совещания представителей секций бюро Госплана. Это дало повод официальным лицам в Швеции считать, что Академия, препятствуя осуществлению проекта Паллина, составила свой проект на его основании. Полярная комиссия указала на недопустимость опубликования в открытой печати сведений, могущих иметь международное значение, без надлежащей их проверки. (Возможно, именно этот факт стал причиной того, что в Академии наук был назначен ответственный за информирование прессы о происходящих там событиях.)

Отдельная история касается проекта, представленного капитаном Вальтером Брунсом, по осуществлению трансарктического перелёта на дирижабле по маршруту Амстердам - Ленинград - Архангельск -устья рек Обь и Лена - Берингов пролив - о. Унимак - Ванкувер или Ио-когама4. С этим оказалось связано и создание Международного общества исследования Арктики с помощью воздушного корабля «Аэроарктик», и три его международных конгресса, ставших важными вехами в истории изучения Арктики, где были заложены теоретические основы подготовки ко II Международному Полярному году. Среди десятков учёных и специалистов, способствовавших осуществлению этого проекта,

СПбФ АРАН. Ф. 75. Оп. 1. Д. 334. Л. 21. Там же. Д. 169. Л. 238-239. Там же. Д. 102. Л. 6-7. Там же. Д. 95. Л. 2, 25-38.

можно назвать тех, кто особенно ревностно трудился ради этого. Ф. Нансен и В. Брунс приезжали для переговоров и обсуждения проекта в Советскую Россию, в США и другие страны, Р.Л. Самойлович, А.И. Толмачёв и другие ученые Советской группы «Аэроарктик» поддерживали научные контакты с иностранными коллегами и способствовали формированию в СССР благожелательного отношения к арктическому полёту. И.П. Толмачёв стоял у истоков ещё одного нового начинания - Американской группы «Аэроарктик», а Л.Л. Брейтфус в проекте, поданном в ПК, а также в своих публикациях в Германии и СССР обосновал идею не столько коммерческого, сколько научно-исследовательского проекта изучения Арктики с помощью дирижабля, вслед за чем, по его мнению, могли широко развиться уже и транспортные перевозки в высоких широтах, что могло бы существенно преобразить жизнь на севере Сибири. И хотя надежды на исследование Северной полярной области с воздуха оправдались тогда далеко не полностью, всё же работа «Аэроарктик» придала новый стимул и советским, и международным исследованиям в Арктике1.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Международное сотрудничество

В те же годы осуществлялось и международное научное сотрудничество в полярных областях. 12 октября 1925 г. между Советским и Германским правительствами был заключён договор о мореходстве в водах, омывающих северные берега СССР, в который был включен п. 13, где предусматривалось совместное научное исследование биологии промысловых рыб. Летом 1926 г. Германия организовала экспедицию на предназначенном для охраны рыбного промысла судне Zieten для проведения гидрографических наблюдений в Баренцевом море и в горле Белого моря. От немецких коллег, посетивших тогда же Мурманскую биологическую станцию, заведующий станцией Г.А. Клю-ге узнал о планирующихся на будущий год совместных советско-германских работах. В резолюции, принятой Полярной комиссией, были определены права участников совместных работ на исследуемые

Красникова О.А. В Арктику на воздушном шаре: к истории Общества «Аэроарктик» и Полярной комиссии Академии наук // Наука из первых рук. 2015. № 2 (62). С. 48-67; Она же. В Арктику на воздушном шаре: Документ, обнаруженный в фонде Полярной комиссии Российской академии наук // Наука из первых рук. 2015. № 4 (64). С. 102-119; Она же. В Арктику на воздушном шаре: полёт к Северной Земле // Наука из первых рук. 2016. № 1 (67). С. 94-115. Удалось доказать, что научная часть проекта составлена Л.Л. Брейтфусом, а результат - состоявшаяся в 1931 г. воздушная экспедиция над арктическим пространством - напрямую связан с Полярной комиссией Академии наук.

территории и высказаны пожелания о необходимости достаточного финансирования отечественных учёных1. Для ведения переговоров о совместных работах, намечавшихся в 1927 г., в Берлин в декабре 1926 г. был делегирован член ПК Н.М. Книпович, который, совместно с Гейн-рици, председателем Германской научной комиссии по морским исследованиям в Берлине, а также профессорами Шоттом и Эренбаумом в Гамбурге, выработал предварительный план совместных исследований. На Междуведомственном совещании при Наркомзёме, состоявшемся в феврале 1927 г., Книпович доложил о результатах переговоров. Принятый с небольшими изменениями расширенный проект работ был осуществлён в 1927 г. на немецком научно-промысловом пароходе «Посейдон». При этом область, начиная от входа в Баренцево море и до 38° в.д., была исследована Германией, а восточная часть моря - силами Плавучего морского института и Института по изучению Севера. Благодаря этим одновременным наблюдениям было выяснено направление ветвей Нордкапского течения2.

В 1921 гг. норвежский геолог О. Хольтедаль организовал экспедицию на Новую Землю3. Полярная комиссия поддержала идею Хольтедаля, вопреки возникшим в 1920 г. (когда он обратился за разрешением к Советскому правительству4) слухам о том, что норвежцы собираются аннексировать северный остров Новой Земли. Опровержению этих слухов способствовал Брейтфус, который в своём письме из Христиании (Осло) от 8 мая 1920 г. в адрес ПК рассказал о научных планах Хольтедаля, ученика и друга покойного академика Ф.Н. Чернышёва, крупнейшего знатока геологии Новой Земли5.

Отчеты об экспедиции Хольтедаля были пересланы в ПК, способствовавшую проведению этой экспедиции6.

Особенное внимание на заседаниях ПК было уделено обсуждению воздушной экспедиции Р. Амундсена - У. Нобиле к Северному полюсу (1926 г.) и экспедиции У. Нобиле к полюсу на дирижабле (1928 г.).

Для организации приёма Нобиле в Ленинграде, куда он собирался прибыть в апреле 1926 г., был создан специальный комитет, куда вошли представители 28 организаций, в числе которых прежде

СПбФ АРАН. Ф. 75. Оп. 1. Д. 133. Л. 6.

Шульц Б. Немецкие гидрологические исследования Баренцева моря в 1926 и 1927 гг. // Труды Второй полярной конференции, Ленинград, 18-23 июня 1928 г. Л., 1930. С. 107-108.

СПбФ АРАН. Ф. 75. Оп. 1. Д. 119. Протоколы 1926 г. Л. 2-5.

Разрешение на проведение исследований Хольтедаль получил по радиотелеграфу

(Волна. 23 мая 1923 г.).

СПбФ АРАН. Ф. 75. Оп. 1. Д. 62. Л. 24-27.

Там же. Д. 4. Л. 51-52; Д. 71. Л. 9-12.

4

всего - АН и отдельно - ПК (как межведомственная организация)1. По окончании экспедиции Нобиле поблагодарил Академию наук за оказанный приём, а научные учреждения Ленинграда - за оказание помощи в подготовке полёта на Северный полюс. В письме, составленном военным атташе при полпредстве СССР в Риме К. Янсоном, также указывалось: «Одновременно ген. Нобили, по моей просьбе, обещал передать для научных учреждений СССР особый обзор о своих наблюдениях на Полюсе, которые можно будет использовать для дальнейшего его изучения»2.

В 1928 г. учёный секретарь ПК А.М. Лавров был включён в состав отечественной поисковой экспедиции для оказания помощи Нобиле, неудачно попытавшемуся пересечь арктический бассейн через Северный полюс на дирижабле «Италия». На это время Лавров временно передал свои полномочия Д.Д. Рудневу3.

Деятельность ПК по обсуждению проектов иностранных экспедиций имела государственное значение. Большинство заседаний, посвя-щённых этим вопросам, проходило в секретном режиме, и документы доставлялись непосредственно правительству страны. Активные попытки иностранных государств освоить арктические земли, находящиеся в зоне тяготения СССР, выразившиеся в значительном числе проектов экспедиций по исследованию Земли Николая II, Новой Земли, о. Врангеля, и др., указывали на серьёзный интерес к северным землям у иностранных государств. Именно поэтому возникла необходимость точно фиксировать границы арктических владений СССР, и постановлением ЦИК СССР от 15 апреля 1926 г. были определены права СССР на земли и острова, открытые и могущие быть открытыми, расположенные в секторе тяготения СССР4. Постановление появилось, возможно, и под влиянием обращений в Правительство ПК АН.

Экспедиции Полярной комиссии. Печорская бригада

Расцвет деятельности Полярной комиссии пришёлся на конец 1920-х -начало 1930-х гг. Существенный вклад в изучение Арктики внесли экспедиционные и стационарные исследования, организованные ПК на средства АН.

В 1933 г. ПК организовала исследовательскую поездку в Печорский край, который с начала 1930-х гг. стал одним из ведущих экономических

СПбФ АРАН. Ф. 75. Оп. 1. Д. 127. Л. 5-6.

Там же. Д. 127. Л. 25. Рим, 21 октября 1926 г.

Там же. Д. 162. Л. 33. Резолюция А.П. Карпинского: «Согласен».

Собрание законов Союза ССР за 1926 г., № 32, статья 203.

2

районов страны. О существовании здесь залежей угля было известно ещё в середине ХК в., но плановые изыскательские работы начались лишь в 1924 г. С открытием в 1930 г. месторождения в районе Воркуты начались промышленные разработки угля, а также разведанных здесь запасов нефти и полиметаллических руд цинка, свинца и меди.

С 1933 г. к эксплуатации месторождений района Печоры приступил Ухто-Печорский трест.

Для расширения исследовательской деятельности в Северном крае и оценки данных, полученных в процессе исследовательских и разведочных работ различных организаций, прежде всего - Ухто-Печорского треста, в Академии наук была сформирована Печорская бригада1. Предварительный план работы по изучению Севера был сделан рядом учреждений Академии наук при общем руководстве Полярной комиссии, обсуждавшей и корректировавшей планы на расширенных заседаниях. В работах бригады из числа личного состава Полярной комиссии приняли участие А.А. Чернов (геология)2, С.В. Керцелли (оленеводство и животноводство), А.П. Шенников (геоботаника), М.Б. Едемский (геология), М.П. Горшков (геофизика), В.А. Смирнов (химия), Б.И. Баранов (вопросы изучения радия), В.Н. Васильев (горное дело), А.Н. Шишов (энергетика), Е.А. Тучин-ская (краеведение), А.С. Сметанин (экономика). Наряду с ними в состав бригады вошли представители плановых и хозяйственных организаций: треста «Апатит», Северного крайплана Коми-облплана, ГУЛАГ ОГПУ3. Общее руководство работами бригады и, в частности, работой по составлению планов научных исследований было возложено на А.И. Толмачёва. На первом этапе в работе бригады, посетившей Печорский край, автономную область Коми и Ненецкий национальный округ (в том числе города Вологду, Архангельск, Котлас и Сыктывкар), принял участие и Президент АН СССР, председатель ПК А.П. Карпинский.

В 1934 г. часть бригады выезжала на остров Вайгач и побережье Карского моря. В результате этих поездок члены бригады собрали ценный материал, характеризующий природные богатства Печорского района, консультировали местных руководителей администрации и руководство учреждений и ведомств, занятых добычей нефти, и создали основу

1933: Печорская бригада АН СССР [Электронный ресурс]. URL: http://www. polarpost.ru/forum/viewtopic.php?f=7&t=6374 (дата обращения: 01.10.2019); Иевлев А.А. Работа Печорской бригады Полярной комиссии АН СССР: значение, результаты и проблемы историографии // Вестник Института геологии Коми научного центра Уральского отделения РАН. 2013. № 6. С. 15-20; Рощевский М.П., Рощевская Л.П., Бровина А.А. Печорская бригада академика А.П. Карпинского. Сыктывкар, 2015. 646 с.

Под руководством которого и велись поисковые работы в Печорском крае с 1924 г. СПбФ АРАН. Ф. 75. Оп. 1. Д. 307. Л. 2-3.

для составления плана научно-исследовательских работ по Печорскому бассейну на 1934 и последующие годы1.

В октябре 1933 г. Президиум АН СССР, одобрив работу бригады, включил Печорский бассейн в число основных районов деятельности СОПС, а также геологических и биологических учреждений АН СССР.

Именно поэтому в 1934 г. СОПС организовал комплексную экспедицию в Печорский край. Учёный секретарь Полярной комиссии А.И. Толмачёв руководил Печорской бригадой в Печорской экспедиции СОПС2. Эта Печорская бригада посетила ряд пунктов Северодвинского бассейна, все основные народно-хозяйственные узлы Печорского края, а также район Югорского Шара. Полевые работы на Енисейском севере, намечавшиеся планом, не состоялись, так как средств на эти работы отпущено не было.

В конце 1920-х - начале 1930-х гг. развернулась кампания по формированию научных учреждений в регионах страны. ПК приняла решение о создании в Архангельске своего филиала. Президиум АН СССР, согласившись с решением ПК, 15 декабря 1933 г. утвердил Положение о Бюро по изучению Северного края. Печорская (выездная) бригада 1 января 1934 г. была преобразована в отдельное филиальное отделение Полярной комиссии в Архангельске, под наименованием Северное бюро Полярной комиссии АН СССР (в документах - Севбюро ПК). Одновременно был утверждён состав совета Бюро (председатель - А.И. Толмачёв, члены -Н.М. Книпович, Н.А. Кулик, А.П. Шенников, и др.). В работе Бюро участвовали представители руководящих органов Северного края, сотрудники местных научных учреждений, преподаватели вузов, краеведы3.

Первоначально деятельность Бюро заключалась главным образом в систематизации и обобщении накопленных ранее материалов по изучению Северного края в результате экспедиций, проводившихся различными ведомствами. В 1934 г. под руководством члена Совета бюро А.А. Чернова были обработаны палеонтологические материалы из палеозойских отложений восточной части Печорского бассейна, собранные в течение предыдущих лет. Изучались флора и фауна края. Бюро стремилось координировать деятельность научных учреждений края, помогало им в подготовке планов исследований. Итоги работы научных учреждений края в 1931-1934 гг. обсуждались на сессии Совета Бюро, состоявшейся

1 Кольцов А.В. Роль Академии наук в организации региональных научных центров СССР 1917-1961 гг. Л., 1988. С. 112.

2 Толмачёв А.И. Печорская бригада и Печорская комплексная экспедиция // Экспедиции Академии наук СССР 1933 г. Л., 1934. С. 308-311.

3 Безносиков Я.Н. Культурная революция в Коми АССР. М., 1968. С. 183.

в январе 1935 г.1 В 1936 г. Севбюро ПК было преобразовано в Северную базу Академии наук СССР, директорами которой последовательно были Н.М. Книпович и А.И. Толмачёв2.

Спасение рукописей и архивов исследователей Арктики

Члены ПК участвовали в спасении от гибели и сохранении архивов учреждений и лиц, связанных с деятельностью в арктических районах. Рукописи результатов РПЭ геолога К.А. Воллосовича были вывезены в 1923 г. из его дома, отданного под детскую трудколонию, А.А. Бялыниц-ким-Бируля. Благодаря сведениям, полученным в 1934 г. А.И. Толмачёвым от А.И. Шидловского, удалось сохранить немалую часть архива Российско-Американской компании3. В 1935 г. по поручению ГУСМП Полярная комиссия приняла на себя руководство и обработку архива промышленника и мецената М.К. Сидорова. И хотя завершать обработку архива довелось другим учреждениям, самыми первыми сведениями о хранящихся там документах исследователи и заинтересованные учреждения обязаны организационной работе ПК4.

Выполняя задачу по сбору всего имеющегося материала для подведения итогов многолетних исследований Арктики, ПК сохраняла в своём фонде не только дневники и рукописи современных ей экспедиционных исследований, но и документы, относящиеся к концу ХК - началу ХХ вв. Среди них - геологические наблюдения Н.А. Кулика, связанные с его экспедицией в Большеземельскую тундру, в район р. Печоры (1910), в том числе - маршрутная съёмка пути, глазомерная съёмка течения р. Б. Роговой, схематичная карта рек Печорского бассейна и др.

Часть документов, которые были собраны в ПК, предназначалась для публикации, часть использовалась для научной работы и подготовки планов экспедиций (например, Таймырской). Но даже

Кольцов А.В. Роль Академии наук в организации региональных научных центров СССР 1917-1961 гг. Л., 1988. С. 113; Отчёт о деятельности АН СССР в 1934 г. С. 350351; Вестник АН. 1935. № 10. Стб. 59-64.

А.И. Толмачёв в предисловии к вып. 28 «Трудов Полярной комиссии» выразил надежду, что Северная база АН СССР, как преемник Севбюро ПК, будет способствовать проведению научно-исследовательских работ для изучения Северного края. В 1941 г., вскоре после начала Великой Отечественной войны, База была эвакуирована в Сыктывкар и фактически положила начало современному Коми научному центру УрО РАН.

Красникова О.А. Ещё раз о находке архивных документов Российско-Американской компании в Вологде // Русские первопроходцы на Дальнем Востоке в ХУП-ХК вв.: историко-археологические исследования. Владивосток, 2007. Т. 5. Ч. 2. С. 101-111. В настоящее время значительная часть личного фонда М.К. Сидорова хранится в СПбФ АРАН (Ф. 270, до 5088 ед. хр.), куда была передана в 1936 г. из Ленинградского отделения Института истории АН. Часть фонда Сидорова - в Российском государственном историческом архиве.

4

если из задуманного было опубликовано не всё, а исследователи обратились не ко всем имеющимся документам, роль ПК в деле спасения важнейших архивов во время господствовавшей в стране разрухи чрезвычайно велика.

Упразднение Полярной комиссии

В 1935 г. администрация АН СССР была переведена в Москву. Основной состав ПК оказался оторван и от Госплана, и от Президиума Академии наук, что затрудняло планирование экспедиционной и иной деятельности, поэтому руководство ПК высказало предложение о переводе секретариата комиссии в Москву. При этом основной состав комиссии оставался в Ленинграде и должен был продолжать работу, поддерживая связь с руководством, находящимся в Москве, и организованной там же московской группой ПК.

Планы ПК были неожиданно прерваны решением Президиума АН о её ликвидации, которое прошло в рамках мероприятий по очередному совершенствованию структуры АН, когда было принято решение о сокращении числа комиссий, частично - путём слияния их с тематическими институтами, а частично - путём прямого упразднения, признав их работы неактуальными. Ликвидация ПК, которую постигла участь многих других академических комиссий, связана с существованием ГУСМП и активной работой ВАИ, возглавившего работы в Арктике, а также с переходом к стационарным исследованиям (в это время была организована Архангельская база АН). Большую роль сыграло и отсутствие авторитетного и яркого лидера, который бы смог отстоять комиссию (А.П. Карпинский скончался в 1936 г.). Незавершённые на этот момент картографические работы предполагалось передать в Институт географии АН СССР.

За право обладать библиотекой Полярной комиссии спорили несколько учреждений, в числе которых - Институт географии АН СССР в Москве, Комитет по вечной мерзлоте, Северная база АН и несколько научно-исследовательских институтов в Ленинграде1. Поскольку библиотека ПК была необходима широкому кругу лиц, занимающихся проблемами Севера и Арктики, было решено в 1936 г. передать её, как специальную книжную коллекцию, в состав Библиотеки АН СССР в Ленинграде.

В протоколе заседания комиссии по сокращению списка комиссий АН СССР отмечена большая работа, проведённая ПК по изучению Ар-ктики2. Но, к сожалению, социально-политические условия, в рамках

СПбФ АРАН. Ф. 75. Оп. 1. Д. 378. Л. 30-32, 39, 42. Там же. Д. 378. Л. 46.

которых пришлось действовать комиссии, не дали ей возможности реализовать свой потенциал.

Внезапно прерванная в 1936 г. деятельность комиссии, в то время как были составлены планы на 1937 г. и незадолго до этого создано московское отделение Полярной комиссии, оставила много незавершённых проектов.

Тем не менее, благодаря деятельности ПК Академия наук оказалась причастной ко всем важнейшим событиям в самый героический период исследования Арктики. Полярной комиссии удалось осуществить координацию работы различных ведомств лишь по локальным, но важным вопросам: установление границ и номенклатуры арктических морей1, подготовка ко 2-му МПГ и др.

В результате деятельности ПК осталось немалое научное наследство: обширная библиотека по полярным вопросам, картографические материалы, материалы экспедиций, протоколы заседаний, рукописи статей и документы арктических экспедиций XIX - начала XX вв. Значительная часть документов была передана в Санкт-Петербургский филиал Архива РАН (тогда - Ленинградский филиал Архива АН СССР), а библиотека и немалая часть картографических документов - в Библиотеку РАН, где они хранятся в настоящее время.

Красникова О.А., Басангова К.М., Боярский В.И. Полярная комиссия Академии наук и определение границ и номенклатуры северных морей // Общество. Среда. Развитие. 2014. № 4. С. 153-157.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.