Научная статья на тему 'Агентский договор в российском законодательстве и  международной коммерческой практике'

Агентский договор в российском законодательстве и  международной коммерческой практике Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

CC BY
1740
343
Поделиться
Ключевые слова
ТОРГОВОЕ ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВО / АГЕНТСКИЙ ДОГОВОР

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Власова Наталия Викторовна

Статья посвящена рассмотрению актуальных проблем правового регулирования агентского договора — одного из основных договоров, оформляющих отношения представительства в международном коммерческом обороте. Сопоставляя положения международных конвенций, рекомендательных актов международных организаций и норм российского и зарубежного законодательства о представительстве, делается вывод о возможности совершения агентом исключительно действий фактического характера при осуществлении своих полномочий.The article is devoted to the urgent problems of legal regulation of agency contracts — one of the main contracts which formalize relationships of representation in international commerce. Comparing provisions of international conventions, recommendations of international organizations, legal regulations of Russian and foreign legislation concerning representation the author comes to conclusion about possibility of agent to act solely as intermediary.

Текст научной работы на тему «Агентский договор в российском законодательстве и  международной коммерческой практике»

ТРИБУНА МОЛОДОГО УЧЕНОГО

Агентский договор в российском законодательстве и международной коммерческой практике

ВЛАСОВА Наталия Викторовна,

младший научный сотрудник отдела международного частного права ИЗиСП

Глобализация экономического пространства, расширение границ международного коммерческого оборота, поиск предпринимателями новых рынков для сбыта товаров обусловливают необходимость в использовании услуг третьих лиц-представителей при совершении внешнеэкономических сделок.

В странах континентальной системы права отношения торгового представительства оформляются, как правило, договорами поручения, комиссии, коммерческого (торгового) представительства1. Кроме того, разграничивается прямое и косвенное представительство: «в первом случае представитель своими действиями прямо (непосредственно) создает права и обязанности у того, кого он представляет, а при косвенном — представитель своими действиями порождает права и обязанности у самого себя с тем, что он должен перенести их на того, кто дал ему соответствующее поручение»2. Это различие находит отражение в конструкциях, соответственно, договоров поручения и комиссии.

1 См.: Беликова К. М. Торговое представительство и посредничество в праве Европейского Союза: сходные черты и различия в нормах о представительстве и посредничестве в странах с разносистемны-ми правопорядками // Законодательство. 2012. № 5. С. 68.

2 Брагинский М. И., Витрянский В. В. До-

говорное право. Книга третья: Договоры о вы-

полнении работ и оказании услуг. М., 2002.

С. 240—241.

Англо-американское право включает отношения представительства в понятие агентского договора. Агентирование, понимаемое в широком смысле, может охватывать случаи как прямого, так и косвенного представительства, а агент может быть уполномочен на совершение по поручению и в интересах принципала юридических действий, а также действий фактического характера3.

Институт агентирования проникает и в континентальную систему права, а также в основанное на ней российское законодательство. Агентский договор — один из наиболее распространенных договоров, оформляющих отношения представительства в международном коммерческом обороте. В связи с этим возникает необходимость в исследовании отличительных признаков этого договора. Представляется важным рассмотреть следующие вопросы: о возможности совершения агентом исключительно действий фактического характера при осуществлении им своих полномочий; о возмездности агентирования; об обязанности агента по предоставлению отчетов о ходе выполнения поручения принципала.

Совершение агентом действий фактического характера. Одним из основных является вопрос о допустимости совершения по агентскому договору исключительно действий фактического характера.

Нормы, содержащиеся в двух существующих на сегодняшний день международных конвенциях о представительстве, были сконструирова-

3 Это не предусмотрено конструкциями договоров поручения и комиссии в странах континентальной системы права.

ны таким образом, чтобы в наиболее полной мере учесть особенности регулирования представительства, и в частности агентирования, разноси-стемными правопорядками.

Гаагская конвенция о праве, применимом к агентским договорам 1978 г.4 (Гаагская конвенция), согласно ее абз. 2 ст. 1 распространяется на такую деятельность агента, которая состоит в получении и передаче предложений или в проведении переговоров за счет других лиц, т. е. на действия фактического характера.

Женевская конвенция о представительстве при международной купле-продаже товаров 1983 г.5 (Женевская конвенция) в соответствии с ее п. 1 ст. 1 применяется в случаях, когда одно лицо (агент) действует или намерено действовать за счет другого лица (принципала) при заключении договора купли-продажи с третьим лицом. Женевская конвенция регулирует не только совершение агентом юридических действий (заключение договора купли-продажи), но и совершение им любого действия, направленного на заключение или касающееся исполнения такого договора, в том числе и фактического характера (п. 2 ст. 1). Как представляется, буквальное толкование ее ст. 1 не дает однозначного ответа на вопрос о возможности совершения агентом исключительно действий фактического характера.

В современных условиях все большее значение приобретают акты не-

4 Разработана в рамках Гаагской конференции по международному частному праву. Ратифицирована Аргентиной, Францией, Португалией и Нидерландами, вступила в силу 1 мая 1992 г. На русском языке см.: Вилкова Н. Г. Договорное право в международном обороте. М., 2002. С. 435—443.

5 Разработана Международным институтом по унификации частного права (УНИДРУА). Не вступила в силу. Россия не участвует в Женевской конвенции. На русском языке см.: ВилковаН. Г. Договорное право в международном обороте. С. 475—487.

государственной (частноправовой, неконвенционной) унификации — рекомендательные акты международных правительственных и неправительственных организаций, обобщающие международную коммерческую практику и обычаи (типовые контракты, руководства по составлению контрактов, унифицированные правила, модельные законы и т. п.).

Одним из самых востребованных документов негосударственной унификации являются Принципы международных коммерческих договоров УНИДРУА 2010 г.6 (Принципы УНИДРУА), признанные международным сообществом в качестве авторитетного источника общих принципов международных коммерческих договоров, lex mercatoria7. Они регулируют обширный круг вопросов: заключение договоров и полномочия представителей; действительность договоров, в том числе основания оспаривания и противоправности договоров; толкование, содержание, условия договоров, договоров в пользу третьих лиц; исполнение, последствия неисполнения, прекращение договора; возмещение

6 Принципы УНИДРУА впервые были опубликованы в 1994 г., в 2004 г. была издана их вторая редакция (см.: Принципы международных коммерческих договоров УНИДРУА 2004 / пер. с англ. А. С. Комарова. М., 2006). В 2010 г. была опубликована третья редакция этого документа. Текст Принципов УНИДРУА 2010 г. см.: URL: http://www. unidroit.org.

7 Принципы, как говорится в преамбуле, подлежат применению, когда стороны согла-

сились, что их договор будет регулироваться Принципами УНИДРУА; могут применяться, когда стороны согласились, что их договор будет регулироваться общими принципами права, lex mercatoria и т. п.; могут использоваться, когда стороны не выбрали право, регулирующее их договор, а также для толкования и восполнения международных унифицированных правовых документов и национального законодательства; могут служить в качестве модели для национальных и международных законодателей.

убытков, зачет, уступка прав, перевод обязательств и уступка договоров; исковая давность; множественность должников и кредиторов.

Принципы УНИДРУА содержат раздел о полномочиях представителей. Как определено в ст. 2.2.1, «раздел регулирует полномочия лица (представителя), заключая договор или совершая иные действия, связанные с договором, влиять на правоотношения другого лица (представляемого) с третьим лицом независимо от того, действует ли представитель от своего имени или от имени представляемого». Раздел, как сказано в комментарии к названной статье, «касается только представителей, которые имеют полномочия заключать договоры в интересах лиц, которых они представляют. Посредники, чья задача заключается только (курсив мой. — Н. В.) в том, чтобы представить контрагентов друг другу с целью заключения договора или провести переговоры в интересах представляемого, но не обязывать его, находятся за пределами действия данного раздела»8. Вместе с тем формулировка ст. 2.2.1 охватывает любое действие представителя, которое направлено на заключение договора или относится к его исполнению, включая направление уведомления третьему лицу либо получение от него уведомления. Можно сделать вывод о том, что рассматриваемый раздел Принципов УНИДРУА применяется к совершению представителем действий фактического характера только в случае, если такие действия сопряжены с совершением им юридических действий (заключение договоров).

В рамках Международной торговой палаты (МТП) также были разработаны акты негосударственной унификации, затрагивающие в том числе вопросы коммерческого агентирования: Руководство по составлению коммерческих агентских кон-

8 Принципы международных коммерческих договоров УНИДРУА 2004. С. 82.

трактов 1983 г. (Руководство)9 и Типовой коммерческий агентский контракт 2002 г. (Типовой контракт)10. Они предназначены непосредственно для сторон агентского контракта. Типовой контракт представляет собой проект, образец агентского контракта, используемый при составлении индивидуальных контрактов. Руководство обобщает сложившуюся в международном коммерческом обороте практику и содержит перечень рекомендаций для сторон агентского контракта.

Данные документы определяют объем полномочий агента следующим образом. В соответствии с положениями Типового контракта торговый агент способствует продаже товаров принципала (ст. 1.1). При этом его функции ограничены сбором заказов у потребителей. Согласно ст. 3.3, если иное специально не согласовано, агент не вправе заключать от имени принципала договоры с третьими лицами или иным образом возлагать на принципала обязанности в отношении третьих лиц. Как отмечается в комментарии к ст. 3.3, при наличии у сторон особых причин для предоставления агенту права на заключение договоров от имени принципала они могут предусмотреть это в своем контракте. В свою очередь, Руководство рекомендует сторонам четко формулировать в контракте, может или нет агент заключать от имени принципала соглашения, обязывающие последнего. Расширенный объем полномочий агента должен быть обозначен в ясно выраженной форме (п. 10Ъ).

Таким образом, согласно положениям, содержащимся в рекомендательных актах МТП, совершение агентом исключительно действий фактического характера, т. е. выступление в качестве посредника (поиск

9 Руководство по составлению коммерческих агентских контрактов. Публикация № 410. Пер. с англ. М., 1996.

10 Типовой коммерческий агентский контракт МТП. Публикация № 644. 2-е изд. На рус. и англ. яз. М., 2005.

контрагентов, проведение переговоров) предполагается. В этих же документах специально оговорено, что возможность заключения агентом договоров по поручению и в интересах принципала не является нормой для международной коммерческой практики, поэтому поручение агенту только фактических действий закреплено в качестве общего правила.

В целях гармонизации законодательства государств — членов Европейского Союза (ЕС) в отношении агентских договоров 18 декабря 1986 г. была принята Директива ЕС № 86/653/ЕЕС «О координации законодательства государств-членов в отношении независимых коммерческих агентов» (Директива ЕС)11. Согласно ее § 2 ст. 1 коммерческим агентом является лицо, на которое в качестве независимого посредника возлагается постоянная обязанность либо проводить переговоры по купле-продаже товаров для другого лица, именуемого принципалом, либо проводить переговоры и заключать сделки от имени и за счет принципала. Коммерческое агентирование рассматривается в данном случае как договор поручения, т. е. основывается на прямом представительстве, принятом в странах континентальной Европы, в частности во Франции, в Германии, Бельгии12.

Правовое положение коммерческих агентов во Франции регулируется Французским торговым кодексом 2000 г. (ФТК)13. Согласно ст. К134-1 ФТК «коммерческим агентом является поверенный, который в рамках независимой профессиональной дея-

11 Перевод на русский язык см. в приложении к изданию: Типовой коммерческий агентский контракт МТП. Публикация № 644. С. 47—55.

12 См.: Рябиков С. Ю. Унификация законодательства о торговых агентах в рамках Европейского экономического сообщества: матер. Секции права Торгово-промышленной палаты СССР. Вып. 39. М., 1990. С. 56.

13 См.: Коммерческий кодекс Франции /

пер. с фр. В. Н. Захватаева. М., 2008.

тельности, не будучи связан договором найма услуг, на постоянной основе исполняет обязанности по ведению переговоров и, в случае необходимости, заключает договоры купли-продажи, аренды или предоставления услуг от имени и в интересах производителей, промышленников, коммерсантов или других коммерческих агентов».

Деятельности торгового представителя посвящены § 84—92 Германского торгового уложения 1897 г. (ГТУ)14. Согласно § 84 ГТУ торговым представителем является тот, кто, «будучи самостоятельным в ведении своей деятельности, уполномочен на постоянной основе посредничать при совершении сделок для другого предпринимателя (предпринимателей) или совершать сделки от его имени».

Таким образом, коммерческие агенты во Франции, равно как и торговые представители в Германии, действуют по модели договора поручения, оформляющего отношения прямого представительства, что соответствует положениям Директивы ЕС. Следовательно, законодательство европейских стран, имплементировавших Директиву ЕС, допускает совершение агентом исключительно действий фактического характера по поручению принципала, а в ряде случаев это предполагается (ФТК).

Согласно п. 1 ст. 1005 ГК РФ по агентскому договору одна сторона (агент) обязуется за вознаграждение совершать по поручению другой стороны (принципала) юридические и иные действия от своего имени, но за счет принципала либо от имени и за счет принципала. Глава 52 ГК РФ, посвященная агентированию, насчитывает всего 7 статей и отсылает к гл. 49 («Поручение») и 51 («Комиссия»)

14 См.: Торговое уложение Германии. Закон об акционерных обществах. Закон об обществах с ограниченной ответственностью. Закон о производственных и хозяйственных кооперативах / сост. В. Бергманн; пер. с нем. Е. А. Дубовицкой. М., 2005.

ГК РФ, применяемым к отношениям, вытекающим из агентского договора, в зависимости от выступления агента от имени принципала или от собственного имени, если правила этих глав не противоречат положениям гл. 52 ГК РФ или существу агентского договора (ст. 1011 ГК РФ).

В литературе отмечается, что урегулированный ГК РФ «агентский договор не может быть сведен к традиционным договорам комиссии или поручения, ибо ему присущи черты, которые отсутствуют у обоих названных договоров. Прежде всего речь идет о предмете агентского договора, который составляет совершение агентом не только юридических, но и фактических действий»15. Однако, как полагает В. А. Дозорцев, «сочетание фактических действий с юридическими (в комиссионном и порученческом варианте) в Кодексе никак не выражено, оно выглядит не как юридически органичное единство, а лишь как искусственный словесный оборот, призванный заслонить механическое заимствование из английского права, в котором агентский договор представляет собой разновидность фидуциарной сделки. Как фактические действия переплетаются или сочетаются с вариантами порученческого или комиссионного договоров, остается не-ясным»16.

В то же время, по мнению А. В. Егорова, употребленная в п. 1 ст. 1005 ГК РФ конструкция «юридические и иные действия» свидетельствует о желании законодателя указать на связь этих юридических и фактических действий между собой. Следовательно, если значение имеет связь между юридическими и фактическими действиями, допустимым является поручение агенту только

15 Российское гражданское право: учебник: в 2 т. Т. II: Обязательственное право / отв. ред. Е. А. Суханов. М., 2010. С. 801.

16 Дозорцев В. А. В трех соснах... О возможности распоряжаться чужими правами // Хозяйство и право. 2003. № 1. С. 49.

фактических действий, обладающих признаками такой связи (сбор сведений о потенциальных контрагентах, вступление с ними в переговоры, принятие их предложений о заключении договоров и проч.)17. Но «с позиции действующего российского законодательства, de lege lata, поручение по агентскому договору одних фактических действий может вызвать практические проблемы, обладающие известной сложностью. Они вытекают из того, что нормы об агентском договоре не в полной мере регулируют агентские отношения ввиду использованного приема отсылки к правилам о договоре комиссии или договоре поручения в зависимости, от чьего имени действует агент. Но правила этих договоров не могут применяться субсидиарно к фактическим действиям, а применение к ним норм о возмездном оказании услуг не предусмотрено законо-дательством»18.

Действительно, согласно п. 1 ст. 971 ГК РФ поверенный обязуется совершить определенные юридические действия, а согласно п. 1 ст. 990 ГК РФ комиссионер обязуется совершить одну или несколько сделок. Таким образом, положения гл. 49 и 51 ГК РФ могут применяться к совершению агентом юридических действий, а также в том случае, если предмет агентского договора составляет совершение юридических и иных действий в совокупности. Совершение же агентом исключительно действий фактического характера, даже имеющих связь с юридическими, остается неурегулированным ГК РФ (за исключением п. 1 ст. 1005, где указывается лишь на возможность совершения агентом таких действий).

17 См.: Егоров А. В. Понятие посредничества в гражданском праве: дис. ... канд. юрид. наук. М., 2002. С. 190.

18 Егоров А. В. Агентский договор: опыт сравнительного анализа законодательных и теоретических конструкций // Ежегодник сравнительного правоведения. 2002 год. М., 2003. С. 150.

Однако, на наш взгляд, поручение агенту совершать исключительно действия фактического характера может быть предусмотрено агентским договором (в силу действия в гражданском праве основополагающего принципа свободы договора, закрепленного в ст. 421 ГК РФ).

Возмездность агентского договора. По общему правилу, нашедшему отражение в доктрине и законодательстве стран континентальной системы права, а также в международной коммерческой практике, агентский договор по своей юридической природе является возмездным.

Гаагская и Женевская конвенции, Принципы УНИДРУА не содержат норм о выплате агентского вознаграждения. Это, как представляется, объясняется тем, что Гаагская конвенция посвящена коллизионному регулированию отношений представительства, а Женевская конвенция (п. 3 ст. 1) и Принципы УНИДРУА (п. 2 ст. 2.2.1) регулируют «внешние» отношения представительства (отношения между представляемым и агентом, с одной стороны, и третьими лицами — с другой), но не затрагивают «внутренние» отношения (между принципалом и агентом).

В то же время Типовой контракт и Руководство содержат детальные правила о выплате агентского вознаграждения: закрепляют право агента на полное и сокращенное комиссионное вознаграждение, подробно описывают метод его исчисления, порядок и способы уплаты. Руководство, кроме того, содержит положения о дополнительных периодических выплатах агенту (гарантированный минимум дохода).

Типовой контракт (ст. 10.2) и Руководство (п. 10п) предусматривают выплату специального вознаграждения агенту в случае, когда он принимает на себя ручательство за исполнение сделки третьим лицом (вознаграждение за делькредере). Также эти документы регулируют условия возникновения права агента на вознаграждение в отношении незавер-

шенных сделок, если действия агента по выполнению поручения принципала привели к заключению договора купли-продажи по истечении не более шести месяцев после прекращения действия агентского контракта.

Кроме того, Типовой контракт содержит альтернативное регулирование возмещения агенту убытков за привлеченную клиентуру: агент при прекращении действия контракта имеет право на возмещение (ст. 21.1.А) или не имеет права на возмещение за клиентуру или на аналогичную компенсацию (ст. 21.1.Б).

В зарубежном законодательстве вопрос возмездности агентского договора решается неоднозначно. Так, в англо-американском праве отсутствует презумпция возмездности агентского договора, хотя договор, как правило, содержит положения о выплате агенту вознаграждения.

В праве стран ЕС, имплементиро-вавших Директиву ЕС (Германия, Франция) возмездность, напротив, является одним из основных признаков агентского договора (§ 87 ГТУ, ст. К134-5, К134-6 ФТК). При этом из сферы применения Директивы ЕС исключено регулирование деятельности коммерческих агентов, которые не получают за свою деятельность вознаграждения (§ 1 ст. 2).

Директива ЕС, равно как и законодательство Германии и Франции, содержит детальные нормы о порядке, сроке и условиях выплаты агентского вознаграждения, прекращении права на вознаграждение. В статьях 7 и 8 она закрепляет право агента и условия выплаты ему вознаграждения как со сделок, заключенных в период действия агентского соглашения, так и со сделок, заключенных после прекращения агентского соглашения. После прекращения агентского соглашения агент имеет право на вознаграждение, если сделка в основном связана с его деятельностью во время действия агентского соглашения и если она заключена в разумный срок после прекращения

действия агентского соглашения; если заказ третьего лица был получен принципалом или агентом до прекращения срока действия агентского соглашения.

Директива ЕС в ст. 10 регулирует условия возникновения права на агентское вознаграждение, основным критерием которого выступает факт исполнения сделки, являющейся предметом агентского договора, принципалом либо третьим лицом. Иными словами, право агента на вознаграждение возникает по достижении цели принципала. Данное правило воспроизведено в § 87а ГТУ, ст. К134-9 ФТК.

Также в Директиву ЕС и основанное на ней законодательство ряда европейских стран включены предписания, предоставляющие агенту право на получение возмещения по истечении срока действия агентского договора или в случае его прекращения по причинам, за которые агент не отвечает. Подобное возмещение может быть предоставлено в качестве вознаграждения за привлеченную агентом клиентуру, которая остается у принципала по окончании срока действия договора, или в качестве возмещения агенту ущер-ба19. Для государств — членов ЕС § 1 ст. 17 Директивы ЕС предусмотрел альтернативный вариант: они могут включить в свое законодательство правила о выплате вознаграждения агенту за привлеченную клиентуру (§ 2 ст. 17) или правила о возмещении ему ущерба (§ 3 ст. 17).

Выплата агенту вознаграждения после прекращения агентского соглашения за привлеченную клиентуру регулируется § 2 ст. 17 Директивы ЕС. Коммерческий агент имеет право на вознаграждение в следую-

19 Например, если он лишается комиссионных, которые мог получить, если бы действие агентского договора было более продолжительным, а также в связи с обстоятельствами, которые не позволили агенту возместить расходы, понесенные в целях исполнения договора.

щих случаях: 1) если он обеспечил принципалу новых клиентов или значительно расширил операции с клиентами, ранее бывшими у принципала, и последний имеет существенную прибыль от операций с этими клиентами, и 2) если выплата этого вознаграждения является справедливой исходя из всех условий, в частности, из размера комиссионных, которые агент теряет и которые связаны с операциями, осуществленными им с этими клиентами. Аналогичное правило применяется в Германии (§ 89Ь ГТУ). Во Франции (ст. L.134-12 ФТК), наоборот, принят вариант, предусмотренный § 3 ст. 17 Директивы ЕС: коммерческий агент в случае прекращения своих отношений с доверителем имеет право на денежную компенсацию в возмещение понесенного ущерба.

Кроме того, в Германии торговый представитель может претендовать на специальное вознаграждение за делькредере, порядок и условия выплаты которого определяет § 86Ь ГТУ20.

Возмездность агентского договора презюмируется и в российском праве (п. 1 ст. 1005 ГК РФ). Главы 49, 51 и 52 ГК РФ, применяемые к регулированию отношений агентирования, содержат статьи о выплате вознаграждения агенту, поверенному и комиссионеру. Однако в названных статьях не конкретизированы условия возникновения права на вознаграждение и порядок его выплаты21.

20 Эти правила не применяются, если в правоотношении торгового представительства присутствует иностранный элемент, а именно: предприниматель или третье лицо имеет за границей предприятие, а при отсутствии такового — место жительства.

21 Так, абз. 1 ст. 1006 ГК РФ отсылает для решения вопроса о размере и порядке выплаты агентского вознаграждения к условиям агентского договора. При отсутствии в договоре условий о порядке уплаты агентского вознаграждения принципал обязан уплачивать вознаграждение в течение недели с момента представления ему агентом отчета

В ГК РФ отсутствуют нормы о выплате агентского вознаграждения за сделки, заключенные после прекращения агентского соглашения. Согласно п. 1 ст. 978 ГК РФ в случае прекращения договора поручения до того, как поручение исполнено поверенным полностью, доверитель обязан, когда поверенному причиталось вознаграждение, уплатить ему вознаграждение соразмерно выполненной им работе. Аналогичным образом абз. 2 п. 2 ст. 1003 ГК РФ предусматривает, что в случае отмены комиссионного поручения комитентом последний обязан выплатить комиссионное вознаграждение комиссионеру за сделки, совершенные до прекращения договора. В случае отказа комиссионера от договора он также сохраняет право на комиссионное вознаграждение за сделки, совершенные им до прекращения договора (п. 3 ст. 1004 ГК РФ). Таким образом, согласно ГК РФ агент, действующий по модели как договора поручения, так и договора комиссии, при прекращении агентского договора имеет право на агентское вознаграждение лишь за сделки, совершенные до прекращения договора. Представляется, что закрепление в ГК РФ права агента на вознаграждение со сделок, заключенных после прекращения агентского договора, если это явилось следствием его деятельности во время действия агентского договора, позволило бы более полно обеспечить защиту интересов агента.

Отсутствуют в ГК РФ и нормы о возмещении за привлеченную клиентуру. Вместе с тем в гл. 49 и 51 ГК РФ есть правила о возмещении убытков поверенному и комиссионеру (а значит, и агенту, действующему соответственно от имени принципала или от собственного имени) в случае прекращения договоров поруче-

за прошедший период, если из существа договора или обычаев делового оборота не вытекает иной порядок уплаты вознаграждения (абз. 3 ст. 1006 ГК РФ).

ния и комиссии. Отмена доверителем поручения, если договор предусматривал действия поверенного в качестве коммерческого представителя, влечет необходимость возмещения убытков, причиненных поверенному прекращением договора поручения (п. 2 ст. 978 ГК РФ). Согласно п. 1 ст. 1003 ГК РФ комиссионер вправе требовать возмещения убытков, вызванных отменой поручения комитентом. Однако стоит отметить, что в гл. 49 и 51 ГК РФ право поверенного и комиссионера на возмещение убытков при прекращении договора не конкретизировано, что может вызвать трудности при отсутствии в агентском договоре соответствующих условий.

Возникает закономерный вопрос о «пределах конкретизации» норм гл. 52 ГК РФ о выплате агентского вознаграждения и возмещении убытков, вызванных прекращением агентского договора22. Эти условия в силу ст. 421 ГК РФ могут быть предусмотрены агентским договором. Однако по вопросу выплаты агентского вознаграждения недостаточно отсылки к условиям агентского договора или положениям гл. 49 и 51 ГК РФ. На наш взгляд, подобная конкретизация в законе, являясь ориентиром для сторон агентского договора, не была бы излишней.

Отчетность агента перед принципалом. Одним из основных признаков агентского договора является постоянство выступления агента в интересах своего клиента. Длительность существования агентских отношений, возможность осуществления агентом юридических действий в интересах принципала и возмездный характер агентского договора обусловливают обязанность агента представлять принципалу

22 О теоретической проблеме определения пределов конкретизации юридических норм см.: Залоило М. В. Понятие и формы конкретизации юридических норм: дис. ... канд. юрид. наук. М., 2011.

отчеты о выполнении его поручений. В отчет агента включаются: сведения о заключенных им сделках либо о сделках, при заключении которых он сыграл роль фактического посредника; данные о полученных в ходе ведения дел принципала деньгах и имуществе и расчет размера агентского вознагражде-ния23. Как отмечается, «доказательствами выполнения агентом своих обязательств являются любые письменные документы, позволяющие с достоверностью установить факт совершения им юридических и фактических действий в интересах принципала. Это могут быть, например, акты сверки, подписанные обеими сторонами; договоры агента с третьими лицами, по которым последними уже произведено исполнение, и т. п.»24.

Женевская конвенция и Принципы УНИДРУА не содержат правил об отчетности агента перед принципалом, поскольку, как было сказано выше, направлены на регулирование «внешних» отношений представительства. Равным образом правила об отчетности агента отсутствуют и в Гаагской конвенции, содержащей коллизионное регулирование отношений представительства.

Типовой контракт в ст. 9 закрепляет общее право принципала на информацию25. Руководство при от-

23 См.: Егоров А. В. Агентский договор: опыт сравнительного анализа законодательных и теоретических конструкций. С. 170—171.

24 Галушина И. Н. Агентский договор: сравнительно-правовой анализ регулирования в российском и англо-американском гражданском праве // Налоги (газета). 2006. № 12.

25 В частности, агент обязан проявлять необходимое усердие, информируя принципала о своей деятельности, конъюнктуре рынка и состоянии конкуренции на договорной территории, о действующих на договорной территории законах и правилах, которым должны соответствовать продаваемые товары, а также о законах и пра-

сутствии прямого предписания о необходимости предоставления агентом отчетов принципалу закрепляет обязанность агента по информированию принципала «относительно коммерческих условий и изменений, происходящих на рынке или в финансовом положении настоящих и будущих клиентов, о положениях законодательства и о правилах в стране агента» (п. 10^).

Согласно п. «б» § 2 ст. 3 Директивы ЕС коммерческий агент обязан передавать принципалу всю имеющуюся у него информацию. Из этого правила, очевидно, прямо не вытекает обязанность агента предоставить отчет принципалу о своих действиях по выполнению данного им поручения. Вместе с тем обязанность коммерческого агента по предоставлению информации можно трактовать достаточно широко, включая в нее и необходимость предоставления отчетов о проведенных агентом переговорах или заключенных им сделках. На наш взгляд, это способствует наиболее полной реализации положения § 1 ст. 3 Директивы ЕС, согласно которому коммерческий агент при осуществлении своей деятельности должен соблюдать интересы принципала и действовать лояльно и добросовестно. Кроме того, предоставление коммерческим агентом отчета корреспондирует закрепленной в § 3 ст. 4 Директивы ЕС обязанности принципала информировать коммерческого агента в разумный срок о принятии, отказе и о выполнении сделки, обеспеченной последним.

В деловой практике государств сложились разные подходы к определению обязанности агента предоставить отчет принципалу: 1) предоставление отчета по каждой заключенной сделке (например, в Германии (§ 86 ГТУ)); 2) предоставление отчета по истечении определенного

вилах относительно деятельности самого агента в той мере, в какой они касаются принципала.

периода (например, в России (ст. 1008 ГК РФ)).

В свою очередь, французское законодательство не содержит конкретного требования о предоставлении коммерческим агентом отчета о своих действиях, однако в ст. L.134-4 ФТК закреплена обязанность общего характера: отношения между коммерческим агентом и доверителем регулируются обязательством соблюдения взаимных интересов и обязанностью взаимного предоставления информации.

Таким образом, в зарубежном законодательстве и в международной коммерческой практике сложился подход к включению в предмет агентского договора не только юридических действий, но и исключительно действий фактического характера (когда агент не совершает действий, обязывающих принципала перед третьими лицами). Конструкция агентского договора, предусмотренная российским законодательством, не исключает возможности совершения агентом исключительно действий фактического характера при выполнении поручения принципала.

Отличительной особенностью агентского договора является воз-мездность. Рекомендательные акты МТП, а также законодательство ряда зарубежных стран достаточно подробно регулируют условия возникновения права агента на вознаграждение, порядок и сроки его выплаты, прекращение права на вознаграждение. Представляется необходимым более детально регламентировать в российском гражданском законодательстве выплаты агентского вознаграждения, а возмездный и длящийся характер агентского договора, возможность осуществления агентом юридических действий в интересах принципала обусловливают вменить в обязанность агента представление принципалу отчетов о выполнении его поручений.

Библиографический список

Беликова К. М. Торговое представительство и посредничество в праве Европейского Союза: сходные черты и различия в нормах о представительстве и посредничестве в странах с разносистемными правопоряд-ками // Законодательство. 2012. № 5.

Брагинский М. И., Витрянский В. В. Договорное право. Книга третья: Договоры о выполнении работ и оказании услуг. М., 2002.

Вилкова Н. Г. Договорное право в международном обороте. М., 2002.

Галушина И. Н. Агентский договор: сравнительно-правовой анализ регулирования в российском и англо-американском гражданском праве // Налоги (газета). 2006. № 12.

Дозорцев В. А. В трех соснах... О возможности распоряжаться чужими правами // Хозяйство и право. 2003. № 1.

Егоров А. В. Агентский договор: опыт сравнительного анализа законодательных и теоретических конструкций // Ежегодник сравнительного правоведения. 2002 год. М., 2003.

Егоров А. В. Понятие посредничества в гражданском праве: дис. ... канд. юрид. наук. М., 2002.

Залоило М. В. Понятие и формы конкретизации юридических норм: дис. ... канд. юрид. наук. М., 2011.

Коммерческий кодекс Франции / пер. с фр. В. Н. Захватаева. М., 2008.

Принципы международных коммерческих договоров УНИДРУА 2004 / пер. с англ. А. С. Комарова. М., 2006.

Российское гражданское право: учебник: в 2 т. Т. II: Обязательственное право / отв. ред. Е. А. Суханов. М., 2010.

Руководство по составлению коммерческих агентских контрактов. Публикация № 410. Пер. с англ. М., 1996.

Рябиков С. Ю. Унификация законодательства о торговых агентах в рамках Европейского экономического сообщества: матер. Секции права Торгово-промышленной палаты СССР. Вып. 39. М., 1990.

Типовой коммерческий агентский контракт МТП. Публикация № 644. 2-е изд. на рус. и англ. яз. М., 2005.

Торговое уложение Германии. Закон об акционерных обществах. Закон об обществах с ограниченной ответственностью. Закон о производственных и хозяйственных кооперативах / сост. В. Бергманн; пер. с нем. Е. А. Дубовицкой. М., 2005.