Научная статья на тему 'Адаптация высотной застройки в структуре современного города'

Адаптация высотной застройки в структуре современного города Текст научной статьи по специальности «Строительство. Архитектура»

CC BY
3945
289
Поделиться
Ключевые слова
высотная и супервысотная застройка / небоскреб / доминанты Екатеринбурга / классы высотности / виды высотных зданий / Экология / восприятие супервысотной застройки

Аннотация научной статьи по строительству и архитектуре, автор научной работы — Блинов Владимир Александрович

В статье рассматриваются вопросы активного внедрения высотной и супервысотной застройки в структуру современного города, дается исторический экскурс в поэтапный высотный рост г. Екатеринбурга. Автором предложена новая классификация по высотности, даются основные виды супервысотной застройки, рассматривается их роль в градостроительном ансамбле.

Текст научной работы на тему «Адаптация высотной застройки в структуре современного города»

УДК 727.3; 711.4.01.

Блинов В. А.

Адаптация высотной застройки в структуре современного города

В статье рассматриваются вопросы активного внедрения высотной и супервысотной застройки в структуру современного города, дается исторический экскурс в поэтапный высотный рост г. Екатеринбурга. Автором предложена новая классификация по высотности, даются основные виды супервысотной застройки, рассматривается их роль в градостроительном ансамбле.

Ключевые слова: высотная и супервысотная застройка, небоскреб, доминанты Екатеринбурга, классы высотности, виды высотных зданий, экология, восприятие супервысотной застройки.

BLINOV V. А.

ADAPTATION ТО HIGH-RISE BUILDING IN THE STRUCTURE OF THE MODERN CITY

The article deals with the active introduction qfhigh-altitude and super high-altitude development in the structure of the modem city. The article gives a historical insight into the growth phase-altitude city of Yekaterinburg. The author proposed a new classification for building high-rise. The classification identifies the main types of super high-altitude development and discusses their role in town planning ensemble.

Keywords: altitude and super Mgh-altitude buildings, skyscraper, the dominant af Yekaterinburg, elevation classes, types of high-rise buildings, environment, perception super high-altitude building.

Блинов Владимир Александрович

канд. техн. наук, профессор УралГАХА E-mail: blinow@e1.ru

В новогодние праздники 2010 г. самым ярким, запоминающимся персонажем для телезрителей был не выступающий с поздравлением лидер страны или звезда эстрады. Героем экрана стало здание-рекордсмен, невиданный доселе дом, причудливая игла, пронзающая голубой небосвод - Золотая Башня Халифа! Автор отважного и оригинального, простого и одновременно величественного проекта - американский зодчий Эдриан Смит.

Представляю, как укол этой иглы придал уверенности сторонникам строительства небоскребов на Урале и как вздрогнули ревностные охранители привычной, самобытной, домашней среды Екатеринбурга: не хватало и нам подобного веретена! Говорю об этом, вспоминая недавние дискуссии по поводу новейшей застройки столицы Урала: письмо пятидесяти деятелей культуры, обеспокоенных разрушением привычного образа Екатеринбурга, совещание у мэра города, круглый стол в институте «Урал-НИИпроект РААСН» и Союзе архитекторов, публикации в журнале «Урал» и в «Областной газете», споры среди профессионалов-архитек-торов, краеведов и рядовых горожан, кому небезразличен облик отчего дома.

Споры не утихают. Авангардисты считают, что в новом столетии должен возникнуть новый Екатеринбург с частичным сохранением уникальных памятников зодчества. Консерваторы настаивают на своем: никаких «сйу», создайте «Город мастеров», сохраните дух промышленного поселения, а новую застройку разместим исключительно на периферии. Существует и позиция центристов.

Попробуем разобраться в проблемах, которые возникают в связи с крупномасштабным применением в застройке современного города непривычно высоких жилых и общественных зданий.

Классификация высотности. Сначала необходимо разобраться в понятиях этажности и степени высотности, поскольку здесь нередко проявляются путаница и разночтения. Так, в одном из проектов, выполняемых институтом «УралНИИпроект», при расчете населения используется термин «усадебная застройка», к которой отнесены 1-2-этажные дома. Но в настоящее время в поселках и в городе возникают и 3-этажные дома-усадьбы.

В «Нормативах градостроительного проектирования Свердловской области» [1] дается иная систематизация видов жилой застройки:

Ил. 1. «Антей», г. Екатеринбург.

Источник: www.citytowers.ru

• индивидуальные жилые дома, не более 3 этажей;

• жилые дома блокированного типа, не более 3 этажей;

• малоэтажные дома секционного типа, не более 3 этажей;

• многоэтажные дома, от 4 до 8 и более этажей.

Вероятно, для социальной типизации жилья этих критериев достаточно, но с точки зрения восприятия застройки явно требуются иные параметры.

Во «Временных нормах и правилах проектирования высотных зданий в городе Москве» дается определение: «Высотное здание-комплекс (ВЗК) -комплекс более 75 м» [2]. Подобная граничная отметка обусловлена, видимо, тем, что в последние годы появилась массовая 24-этажная жилая застройка. Логично принять ее за предельную, после которой к зданию предъявляются особые требования (технические, конструктивные, пожаробезопасные и т. д.). А. В. Бунин и Г. Ф. Саваренская в «Истории градостроительного искусства» [3], не дифференцицируи сооружения по высотности, приводят диаграмму эволюции небоскребов Нью-Йорка от старого «Банк Труст» и нового здания Секретариата ООН (около 160 м) с пиком «старичка» Эмпайр Стейтс Билдинг (443 м), долгие годы остававшегося непобежденным чемпионом.

Учитывая новейшую зарубежную и отечественную практику, целесообразно произвести классификацию застройки (жилой, общественной, инженерной инфраструктуры) по степени высотности для объективной оценки ее роли в градостроительном ансамбле, рационального размещения, восприятия и адаптации в ис-

торически сложившихся городских условиях. При этом учитываются и выше обозначенные рекомендации и нормативы.

• Низковысотная (малоэтажная) застройка - до 10 м (1-3 этажа);

• средневысотная (многоэтажная) застройка - от 10 до 30 м (4-9 этажей);

• застройка повышенной этажности - от 30 до 75 м (10-24 этажа);

• высотная застройка - более 75 до 200 м;

• супервысотная застройка (СВЗ) -выше 200 м.

В связи с развернувшимся проектированием зданий супервысотной застройки во многих городах мира, превзошедшей чемпионов XX в., целесообразно дифференцировать новейшие возведенные и потенциальные объекты СВЗ по восьми разрядам:

1-й разряд - здания и сооружения от 200 до 300 меіров (Газпром на Охте в Санкт-Петербурге, проект),

2-й разряд - от 300 до 400 м (Эйфелева башня в Париже),

3-й разряд - от 400 до 500 м (Эмпайр Стейтс Билдинг в Нью-Йорке, Сирс Билдинг в Чикаго),

4-й разряд - от 500 до 600 м (Останкинская телебашня в Москве),

5-й разряд - от 600 до 700 м (бывшая Варшавская радиомачта),

6-й разряд - от 700 до 800 м (примеры отсутствуют),

7-й разряд - от 800 до 900 м (Башня Халифа в Дубае),

8 разряд - от 900 до 1000 м и выше (заявка Китая).

Предложенная классификация позволяет говорить на одном языке проектировщикам, заказчикам, администраторам, оппонентам, четко представлять значимость того или иного объекта в системе существующего городского ансамбля, центра города, жилого района, исторической зоны, природно-ландшафтного комплекса.

Исторические этапы высотного роста Екатеринбурга

В споре о том, каким быть уральскому мегаполису по высотности, стоит вспомнить, как развивался город, как он рос не только в плоскостном, радиальном направлении, но и по вертикальной оси.

Первая половина ХШ - начало XX вв. Если посмотреть на гравюры татищевской старины или времен «Уральского царя» генерала В. А. Глинки, то можно увидеть ковровую застройку 1 -2-этажными домами и домиками. Композиционными и духовными доминантами служили многочисленные храмы. Уже в те времена

церковные колокольни относились по предложенной классификации к объектам повышенной этажности. Наверное, тогда ни у кого из горожан не возникало непонимания или тем более отторжения храмов, возвышающихся над стелющимися усадьбами и двориками: духовные центры формировали гармоничную среду города.

1920-1930-е гг. - время индустриализации, в архитектуре - период конструктивизма. Город как бы выпрямляется, приподымается, обретает новую высотность. Возникают соцго-род Уралмаш, Втузгород ок, ансамбль ОММ, жилые комплексы на улицах Малышева и Ленина, стадион «Динамо», наконец, классика соцархитекту-ры - Городок чекистов. И куда было деться свердловскому обывателю, когда рядом с благородным модерном Оперного театра вздымался тяжеловесный массив Дома промышленности, а там, где прежде взор ласкал Екатерининский собор, глаз утыкался в брутально-тюремную стену Обкома партии?

Задавался и новый высотный масштаб. Появилось значительное количество 4-6-этажных зданий, доминанты в 8-11 этажей - Главпочтамт, институт «Унипромедь» (угол улиц Ленина и Толмачева), шпиль Дома офицеров, нынешняя гостиница «Исеть», жилой комбинат НКВД. Все это было не только новой эстетикой, безжалостно сметавшей патриархальную старину Екатеринбурга. Формировалась новая этажность, по нашим меркам укладывающаяся в разряд средней и повышенной. В эти же годы сносится и взрывается большинство храмов, украшавших общий ансамбль города. Новые доминанты на определенный период становятся высоггными ориентирами и свидетельством тенденции роста города в высоту.

Вторая половина XX в. Увеличение численности населения города в годы войны требовало освоения массовой застройки. Что и было сделано в 1960-е и последующие годы в виде микрорайонов с преимущественным освоением пятиэтажного, а затем девятиэтажного строительства, которое воспринималось как высотное. Доминантами по-прежнему остаются башни конструктивизма и чудом уцелевший Вознесенский собор.

В1970-1990-е гг. чемпионом по высотности становится телевизионная башня в сочетании с округлыми формами купола цирка. В массивах селитебных территорий силуэтный

облик начинают определять типовые 16-этажные здания.

Непосредственно в центральном ядре города продолжают доминировать три объекта - здание бытового комбината «Рубин» (арх. П. Демин-цев), величественное здание Горисполкома со шпилем (арх. Г. Голубев) и указанный ранее Дом НКВД (арх. И. Антонов и В. Соколов).

В южной части города, в районе автовокзала, появляется весьма выразительное, пластичное здание вычислительного центра, созданное арх. А. Асташкиным. Заметим, что и сегодня, когда вблизи появились более высокие объекты, девятиэтажный «Асташкин-центр» остается наиболее привлекательным, притягивающим взор горожанина.

Наконец, появляется Дом правительства, который спорит по абсолютной высотной отметке с колокольней Вознесенского собора.

Начало XXI в. За 5-8 лет город неузнаваемо изменился. Екатеринбург преобретает явные финансово-офис-ные, банковско-деловые, а в жилищном строительстве - элитно-комфортные черты. Проявляется новый, европейский, масштаб высотности. 50-этажное здание «Антея-3» (арх. В. Грачев) претендует на рекорд книги Гиннеса как самое высокое в мире на пространстве севернее 57° северной широты.

Исторический экскурс выявляет тенденцию: город рос и продолжает расти ввысь. Каждая социально-экономическая эпоха выдвигала свои требования, и всякий раз возникал новый высотный масштаб. В 2010-е гг. мы станем свидетелями перехода на новую ступень супервы-сотной застройки: есть проект трех небоскребов в западной части города с высотой до 70 этажей.

Что дает высотная и супервысо-тная застройка, что в ней положительного, и от чего следут предостеречь?

Зачем нужны небоскребы? Большинство коллег, инженеров и архитекторов, на вопрос о причинах возникновения высотных зданий у нас в городе и за рубежом, дает, признаться, неожиданные, неоднократно повторенные ответы: из желания «выпендриться», из-за состязания владельца здания (или главы города) со своими соперниками-оппонентами. Подобный, престижный, аспект, конечно, может присутствовать, но все же не он является главным.

Подтверждение находим и в энциклопедическом определении: «Небос-!феб - высотное здание в несколько

десятков этажей (деловое, административное, жилое, отель и т. д.). Сооружение небоскребов началось в США в 1880-е гг. с изобретением стального каркаса и пассажирского лифта и было вызвано плотностью городской застройки и дороговизной земельных участков (выделено нами. -В. Б.)» [4].

Итак, мотивы возведения высотной и особенно супервысотной застройки:

1 Экономический фактор - на небольшой территории в центре города выжать максимальный эффект при размещения офисов, банков, гостиниц и т. д.

2 Обеспечение жильем. Бурный рост капиталистических городов за счет населения, прибывающего из деревни, и иммигрантов (как это было в Северной Америке в ХЕХ в. и как это наблюдается в России) показал, что «с точки зрения экономики и логистики в таких населенных районах, как Нью-Йорк, было гораздо выгоднее строить ввысь, нежели вширь» [4]. Наверное, не все примут позицию мэра Санкт-Петербурга В. И. Матвиенко, но над ее заявлением о том, что без высотного строительства в центре северной столицы не решить жилищную проблему, стоит задуматься.

3 Престиж, своеобразное состязание и одновременно рыночный интерес (см. п. 1) - привлечь потребителя, опередить конкурента, обеспечить максимум прибыли.

4 Политический (государственный) имидж. Согласимся с автором, пишущим: «Строительство небоскребов само по себе никогда не решает только утилитарные задачи. Постоянное политическое соперничество «Большого Китая» с Тайванем нашло свое яркое воплощение в архитектуре... Основное направление объемной архитектуры -выше и заметнее, в идеале - выше, чем везде в регионе и в мире и, особенно, на Тайване... Открытие 508-метровой башни Тайбейского финансового центра в канун 2006 года стало существенным ударом по престижу КНР. Очевидно, что стремление превзойти строптивого соперника спровоцирует новый виток строительства небоскребов в Китае» [5].

5 Соревнование архитектурных школ. Здесь авторский замысел, оригинальность, эксклюзивность проекта нередко преобладают над практичностью. Европа стремит-

Ил. 2. Здание «Антея» и гостиницы «Большой Урал». Источник: www.citytowers.ru

ся перегнать Америку не столько в количестве, сколько в образном решении высоток. Так, в Абу-Даби близко к завершению здание «Капитал-Гейт» высотой 160 м (арх. М. Ф. Захария), победившее башню в Пизе и Невьянскую башню по величине наклона: 18°! «"Архитектурное бюро 3 ХН” предложило для возведения в Копенгагене здание, которое одновременно является и городскими воротами, и мостом» [6]. Два разновысотных блока поддерживают причудливую арку высотой 145 м, под которой будут проходить суда, равновеликие 20-этажному дому.

6 Выразительность современного городского ансамбля. Именно высотная застройка делает город поселением второго тысячеления. И только в особо охраняемых исторических зонах необходимо вводить высотный регламент. Далее рассмотрим основные виды высотных и супервысотных зданий с точки зрения их роли и восприятия в структуре современного города.

«Солист». Постановка одного, самого высокого здания в городе, в центре, при въезде или в границах крупного городского района представляется наиболее сложной и ответственной. Екатеринбург, Россия, как и страны Европы несколько припозднились в возведении супервысоких зданий. Зато сейчас мы имеем возможность изучить опыт США, Гонконга (где только за последние годы возведено более 7 500 объектов), ОАЭ, учесть их достижения и промахи.

За последние десятилетия палитра современного архитектора-высотника весьма обогатилась: параллелепипед -ные (коробчатые) и цилиндрические («стаканы») здания, «раскрытая книга», дом-трехлистник, пирамида, иглообразные объекты, конусные,

яйцевидные и закрученные здания, ассоциирующиеся с бамбуковым стеблем или кукурузным початком (башни Марина-сити арх. Б. Голдберга в Чикаго), со свечой (предложение для застройки Охта-центра в Санкт-Петербурге), дом-корабль (зона Киевского вокзала в Москве), дом с элементами национальной культуры (башня-па-года), дом-парус (проект для Сочи), ломаные объемы в духе «кубиков Малевича» (арх. Р. Колхас), изогнутый небоскреб (арх. М. Фуксас), дом-окно, дом-мост и т. д. Если укрупненно систематизировать эту палитру, то можно сказать, что сформировались и в определенной степени соперничают два направления:

А. Здания с оригинальной, индивидуализированной, яркой, порой вычурной, архитектурой,

Б. Здания, «манифестирующие чистую геометрию» [5], более аскетичные, утверждающие красоту простотой и честностью алгебраически выверенных объемов и форм.

Для ответственной постановки «самого-самого» небоскреба, претендующего на символ города/городского района, необходимы правильный выбор места и нахождение выразительного, запоминающегося, если хотите, одухотворенного образа. В последнем требовании архитектор зачастую попадает в зависимость от заказчика и от властных структур города, области. Инвестор стремится за минимальные средства получить желаемый объем, не вкладывая дополнительных средств в его художественные качества. Но если заказчик, финансирующий проект и строительство, хочет иметь высотное здание в центре, необходимо направить на образную выразительность объекта определенную часть сметы.

Есть еще одно важное требование, связанное с выбором места, - определение выверенных зрительных коммуникаций. Доминанта должна работать на несколько направлений с учетом сложившегося ансамбля города, его ландшафтных особенностей и, главное, быть обозреваемым маяком с основных транспортных магистралей, входящих в город.

Много претензий предъявляется к «Антею-3» (арх. В. Грачев) в Екатеринбурге. Но чего не отнимешь у него, так это удачного обозрения с далеких точек - и в створе проспекта Малышева, и в перспективе, открывающейся с южного въезда (улиц Щербакова и Белинского). Наверное, эта роль маяка еще более выявится, когда здание будет сдано в эксплуатацию и

засветится огромным вертикальным ночным фонарем.

Близнецы. В историческом аспекте башни-близнецы ассоциируются с европейскими средневековыми соборами, а в исламском мире - с минаретами. В России если не в высотном, то в символическом смысле к аналогам близнецов можно отнести пограничные столбы при въезде в губернский город. Башням-братьям посвятили часть своего творчества выдающиеся зодчие: Н. Фостер (небоскребы в Лондоне), Ж. Нувель (в Барселоне), К. Танге (в Токио), М. Ямасаки (Всемирный торговый центр в Нью-Йорке, трагически разрушенный в 2001 г.).

Обычно они связываются блоком по нижнему поясу. Существуют варианты арочного соединения, серединных корпусов-вставок на значительную высоту, мостовых соединений, галерей-перемычек по верхним ярусам.

Если говорить о факторе человеческого восприятия близнецов в градостроительном ансамбле, то стоит обратить внимание на то, что человек негативно воспринимает явную, навязываемую симметрию. Поэтому предпочтительней прием, когда среди близнецов намечаются старший (несколько больший по высоте) и младший брат. Могут вноситься и небольшие объемно-декоративные различия.

Интересен двойной объект повышенной этажности на перекрестке улиц Куйбышева и Белинского (арх. А. Молоков и мастерская А. Меерсо-на). Вогнутые фасады ассоциируются с ладонями, приглашающими, втягивающими пассажира и пешехода для продолжения движения по новой (застройка XXI в.) улице. Может быть, для большей внушительности, авторам следовало увеличить высоту на пару этажей?

Для русского сознания два высотных дома-столба воспринимаются как ворота и даже врата, распахнутые для приема гостей и замкнутые для недруга. Так когда-то гранитные столбы, увенчанные двуглавыми орлами, обозначали границу Екатеринбурга.

Есть замысел построить со стороны западной экспозиции башни-врата с символическим названием «Стражи Урала». Но отвечают ли проектные решения содержательной задаче? Станут ли они искомым величественным и современным символом Урала?

«Могучая кучка» - композиционный прием постановки высотных зданий разной этажности и даже ва-

риабельного решения фасадов этих объемов, которые как бы лепятся, жмутся друг к другу, составляя образ вождя-лидера и его соратников, дружины. В Екатеринбурге появился ряд подобных объектов, например, комплекс на углу улиц Первомайской и Тургенева (авторы арх. Е. Трубецков, Б. Демидов, В. Золотарев).

Дом-стена. Существующая практика высотной застройки представляет нам преимущественно здания, вытянутые по вертикали. Но возникают сооружения, у которых горизонтальная составляющая превосходит вертикаль. Они могут иметь различное образное решение, но по своей роли в градостроительной композиции становятся или лидером (дом-парус в Сочи), или, чаще, фоновым образованием, на котором эффектно выглядят уникальные здания меньшей этажности (например, старинные церковки и палаты Романовых на фоне гостиницы «Россия» в Москве). Эти две роли могут совмещаться.

Далее переходим к рассмотрению групп и массивов высотных и супер-высотных объемов.

«Ритмический марш». Высотные здания весьма перспективны для обозначения выразительного ритма вдоль автомагистрали, в обрамлении жилого комплекса, в сочетании, завершении застройки средней и повышенной этажности. Классический пример - ритмический ансамбль белоснежных высоток на Новом Арбате в Москве.

Когда-то девятиэтажные здания, выходящие на берег Нижне-Исетс-кого пруда, казались вполне достаточными для восприятия современного жилого района. Но вот над исетскими берегами поднялись пять 26-этажных небоскребов, и насколько обогатилась панорама Уралхиммаша!

«Хоровод». Группа из четырех и более однотипных высоток создает единый жилой и обслуживающий комплекс, подчинив себе композиционно остальную застройку. Размещение таких структур может быть по каре, кругу, эллипсу, улитке. Как и в случае башен-близнецов, здесь могут быть применены объединяющие элементы, прием «оптического моста» и др. Такие комплексы наиболее приемлемы с точки зрения выполнения функции, максимально приближенной к жителям данного жилого района.

Центрическая композиция. Этот прием подразумевает центральное расположение одного или более высотных зданий со ступенчатым по этажности, центростремитель-

Ил. 3. Екатеринбург XIX в. из книги Пискунова

ньш притяжением к нему остальной застройки повышенной, средней и даже малой этажности, в чем-то перекликается с приемом «могучей кучки». Предтечей подобных решений может служить средневековый прием установки главного здания (замка, кремля) на холме, «коща удается объединить дома так, что они образуют компактный массив» [7].

«Город в городе». В данном высотном комплексе все здания занимают особую территорию в центре или на периферии и объединены общей функцией. Они в определенной степени автономны от основной части города. «Идея объединения функций, создания высокого комфорта и полной изоляции от окружения получила абсолютное пространственное воплощение в Чикаго» [8]. Ранее эта идея была выражена в предложении Ле Корбюзье по реконструкции парижского центра, получившего широкую известность как «План Вуазена» [9].

Свободная застройка. Подобный прием встречается уже в 1960-е гг. в Финляндии как попытка максимального сохранения природного ландшафта: холмов, низин, лесного массива, озер. В этом случае архитектура полностью подчиняется природе, которая, по четвертому экологическому закону Б. Коммонера, «знает лучше». Получалась вполне выразительная картина - над массивом темно-зе-леного леса тут и там выглядывают аккуратные белые здания, устремленные в синие небеса. Однако и здесь роль архитектора-планировщика не сводится к нулю. Он творит совместно с природой, вносит в кажущуюся случайность свой опыт, рационально прокладывает связующие транспортные и пешеходные пути, размещает элементы инфраструктуры, играет с высотностью множества зданий.

«Джунгли». В советский период обывателя часто пугали картиной «каменных джунглей» в капиталистических «ранах. Действительно, капитализм диктует свои законы, часто алчные, не считающиеся с рядовым человеком (например, ультраурба-низированные кварталы Чикаго). Застройка типа «джунгли» трудно подвергается какому-либо композиционному анализу. В ней нет места природе. Человек превращается в муравья, ползущего по дорожкам между пугающих высоченных стволов.

Приведенная типизация, вероятно, будет совершенствоваться, обогащаться и уточняться. Названные виды могут встречаться в чистом виде и комбинациях. Важно знать

и учитывать эту палитру, творчески применять ее на практике

Супервысотные здания и экология

Коснемся еще одного немаловажного аспекта высотного строительства, а именно экологии, т. е. условий, в которых оказывается человек, находящийся внутри супервысотного здания, а также обратного влияния такого здания на окружающую среду.

Начнем с последнего. Любая застройка, даже малоэтажная, не говоря уж о высотной, вносит существенные изменения в природную среду. Если говорить о высотной застройке, то в ней существуют два аспекта. Высотная застройка - это не только непосредственно здание, но и значительная прилегающая территория с элементами инфраструктуры, подъездами, автостоянками и пр. Высотные и супервысотные здания в условиях сложившейся плотной застройки могут ухудшать инсоляционные показатели «соседей». Здесь весьма сложно выдержать нормативы 2-2,5-часового прямого солнечного облучения квартир прилегающих жилых домов. Проектировщикам приходится идти на ухищрения для того, чтобы обосновать строительство в обход санитарно-гигиенических нормативов. Поэтому строительство небоскребов предпочтительнее вести не в жилых кварталах, а в деловых, торговых, административных зонах.

К положительному экологическому эффекту строительства супервысо-тных зданий можно отнести их экономическую рациональность, связанную с увеличением плотности застройки. Вообразим (возможен и точный расчет), сколько потребовалось бы погубить лесов на левом берегу Исети в

районе Химмаша, если бы расселение осуществлялось не в новых двадцатишестиэтажных башнях, а в домах средней этажности!

Экология связана и с таким важным вопросом как энергосбережение.

Проблема оптимальной инсоляции (бактерицидный и тепловой эффект, естественное освещение) решается при рациональной внутренней планировке и правильной ориентации здания по сторонам света. Есть и другие, инновационные достижения в этой области. Авторы здания «Банк оф Америка» предусмотрели в нем наличие собственной экономически-це-лесообразной электростанции. В интерьере помещений спроектированы высокие потолки и большие окна из стекла с низким содержанием железа, которые способствуют созданию максимальной освещенности. Специальная система собирает дождевую и сточную воду и позволяет использовать их повторно. В подвале располагается теплоаккумулирующая система, позволяющая использовать природное тепло и гарантировать защиту от перегрева [10].

Супервысотное здание уносит человека ввысь. Ученые и практики пытаются компенсировать то, что теряет человек в этом процессе.

Группа авторов УралГАХА под руководством А. Раевского победила в конкурсе на лучший проект небоскреба в США. Одним из положительных аспектов их объемно-планиро-вочного решения можно признать введение в структуру здания нескольких межэтажных экологичес-ки-разгрузочных рекреационных зон. В башне India Tower, которая трактуется как наиболее чистый в экологическом отношении небоскреб,

Ил. 4. Дубай, Бурдж.

Источник: www.mirpozitiv.ai

предусматривается развитая система озеленения крыши и висячие сады.

Во многих экспериментальных проектах УралГАХА предлагается использовать для экологически комфортного отдыха террасные плоскости и выступы. Здесь размещается обильное озеленение, цветочное оформление, шезлонги и гостевые столики. Возможно применение карликовых деревьев, сооружение декоративного или искусственного (надувного) бассейна. Так, дизайнер Н. Моргунов вполне успешно освоил крышу дома, в котором он проживает на последнем этаже. А сколько крыш пустует в городе вместо того, чтобы рационально использовать их для удовлетворения потребностей человека, живущего в экологически сложном мегаполисе!

Удачное введение в структуру су-первысотного здания не только зелени, но и водных сооружений можно наблюдать на одной из башен «Федерации» (Москва), іде на высоте 60-го этажа устроен большой бассейн. Из этой экологичной зоны отдыха открывается прекрасная панорама столицы.

Непростые задачи преподносит «высотникам» ветер. В пределах приземной застройки ветровые потоки можно регулировать самой застройкой, трассировкой улиц, благоустройством. Небоскреб стоит незащищенным, при этом скорость ветра с высотой возрастает. Живущие в новых высотках Екатеринбурга свидетельствуют: прямые атаки ветра на наветренный фасад вызывают не только дополнительное охлаждение, но сильный напор на окна, вой ветра, дребезжание, шум, тем самым -чувство тревоги. Особенно неуютно людям во время штормовых ветров, тяжелых туч, мрака: «кажется, ты оказался один на один со стихией». Для устранения данного негативного эффекта следует применять здания обтекаемой формы с предварительным испытанием макетов в аэродинамической трубе. И, конечно, создавать надежную конструкцию окон.

Другие, положительные следствия:

• Освобожденная энергия ветра может использоваться местными ветровыми электростанциями. Так, причудливая по пластике башня Тома Майена, призванная обновить парижский Дефанс, предусматривает на верхней площадке целую «рощу ветряков», обеспечивающую энергией жителей небоскреба [10].

• Закономерное снижение концентрации вредных веществ по высоте здания от приземных источников выбросов (промышленные объекты, автотранспорт). Высотные здания пронзают пелену смога, оказываясь в относительно безвредной зоне. Расчет полей концентрации по высоте и условия рассеивания агрессивных, часто канцерогенных, веществ можно произвести по специальной методике [И].

• Воздух, свободный от аэрозолей, обладает высоким коэффициентом прозрачности. Благодаря этому ультрафиолетовые лучи свободно проникают в жилые и офисные помещения высотных зданий. Ультрафиолет несет с собой биологический эффект: антибактерицидное действие, эритемное (загар, закаливание организма, выработка витамина Д, наиболее полезного в раннем детском возрасте), способствует ионизации воздуха.

В 1930-е гг. при проектировании супервысотного Дворца Советов московские архитекторы и инженеры обратились за консультацией к американским коллегам: каким образом можно засасывать и рапространять в нижние этажи воздух, насыщенный легкими ионами, этими «витаминами воздуха»? Специалисты США ответили, что при проектировании небоскребов пользуются разработками академика А Л. Чижевского, который в то время отбывал срок в ГУЛАГе. Вслед за Чижевским проф. Г. В. Ше-лейховский обращает внимание на важность исследования соотношения заряженное™ воздуха легкими и тяжелыми ионами: «Жители современных городов пребывают в радикально измененном (по сравнению с чистой атмосферой. - В. Б.) ионизационном режиме воздуха - обстоятельство, гигиеническая значимость которого в настоящее время едва ли уже может подвергаться сомнению» [12].

Таким образом, чистый целебный воздух, подобный тому, которым мы наслаждаемся после грозы или в хвойном лесу, можно запускать не только в верхние этажи небоскреба, но и по особым воздуховодам распространять

в нижние этажи и даже в соседнюю застройку.

При этом, заметим, строительство высотных зданий, конечно, не снимает общей проблемы борьбы за чистоту воздуха в приземной зоне города.

К проблемной экологической составляющей необходимо отнести такой психологический фактор, как акрофобия, боязнь высоты. Исследования американских психологов показывают, что она присуща значительному числу людей, и не рекомендуют строить жилище выше 35 этажей. Однако другие соображения и преимущества комфорта влекут людей в высотки. Даже боящиеся высоты вскоре адаптируются. Не приносят экологического комфорта лишь су-первысотные джунгли.

Главные аргументы в споре и работа над ошибками

В давнем споре о том, быть или не быть высотным и супервысотным зданиям в современном мегаполисе, аргументами выступают не экономические, технические, гигиенические, транспортные проблемы и даже не весьма острые проблемы безопасного жизнеобеспечения. Приоритетными становятся психологические и социальные аспекты восприятия небоскребов.

Во-первых, высотные и супервы-сотные сооружения трактуются как немаспггабные человеку, чуждые, пугающие и нетуманные. Во-вторых, на практике они почти всегда вторгаются в старую, сложившуюся десятилетиями и веками среду, нарушая ее привычное, традиционное восприятие горожанином.

Все это так. И все же, если принимать провозглашенное в конце XX в. направление устойчивого развития города и концепцию «ноосферно-го города», то мы должны понять и принять динамику исторического и перспективного градостроительства: инновационные технологии будут способствовать развитию города будущего в различных направлениях и средах: традиционная застройка средней этажности, подземная урбанистика, подводные комплексы, космические поселения и, конечно, продолжение поиска оптимальных высотных вертикалей.

Что касается главного аргумента противников супервысотных зданий, то им противостоят следующие мотивы. Это экономические соображения, а также возможность решения вопросов зрительного восприятия, видеоэкологии. Вот два примера.

В свое время видные деятели культуры Франции жестко возражали против возведения башни Эйфеля. Несмотря на протесты, ажурное инженерное сооружение вознеслось над кварталами Парижа. Испортила ли, исказила ли восприятие французской столицы Эйфелева башня? Наши оппоненты и противники высоток, наверное, помнутся и скажут: «Ну, нет! Это красивое сооружение». А я отвечу им: «Испортила!» Тогда возникает вопрос о том, сносить ли ее, ведь башня возводилась как временная, на период международной выставки? Вряд ли у кого-то поднимется рука. А. Эйфель «испортил» королевский, мушкетерский, импрессионистический, богемный Париж, но обозначил его новое авангардное направление. Более того, башня стала символом Парижа.

Схожий пример из уральской практики - это «Антей-3». Въезжая в город с любой стороны, мы стараемся поймать его взглядом. Если бы он еще не был столь аскетичным!.. Хотя именно благодаря лапидарной пластике фасадов, правдивому гео-метризму здание вполне вписывается в окружающую застройку. Во всяком случае, берет на себя благоприятную эстетическую функцию, отвлекая внимание от антигуманной громады Дома промышленности.

Несколько слов о проблеме главного здания города - «сложнейшей в полном смысле этого слова художественно-философской задаче» [9]. Как правило, это сооружение располагается в центре города, в его административном центре или на главном проспекте, хотя могут быть исключения (статуя Свободы в США). «Для придания единства городскому центру как самостоятельной композиции, надо выделить в ней доминирующий элемент... Им может служить отдельное здание, возвышающееся над другими... Главное общественное здание... должно быть внушительным по своим размерам и архитектуре и занимать наиболее выигрышную площадку» [7].

Несмотря на рекордную высоту, небоскреб не всегда становится символом города, более того, он может вредить традиционному социально значимому объекту. Стал ли «Ан-тей-3» главным? Для этой роли ему явно недостает эстетической выразительности, запоминаемости, поскольку здание решено в стиле аскетичной геометрии. Если встать на главной площади Екатеринбурга возле трибуны и посмотреть в юго-восточном

направлении, станет ясно: классическая (пусть и эклектичная) мэрия, безусловно, внушительней, выразительней и представительней.

Итак, для успешного внедрения в картину восприятия, эстетику города и требования видеоэкологии супервы-сотных зданий необходимо - повторимся - выполнение трех важнейших условий:

- выбор места для строительства с учетом окружающей среды, исторических зон, памятников культуры, высотного регламента, органичное «взаимоотношение исторического контекста и современной застройки» [12];

- обеспечение рациональных зрительных коммуникаций для положительного восприятия супервысотно-го здания с главных транспортных и пешеходных направлений (чтобы не получилось, как говорят москвичи, «высоток много, ориентиров нет»),

- нахождение выразительного, оригинального, запоминающегося (авторского) образа супервысотного здания.

Непростые задачи. Тем интереснее найти их решение. Понять ответственность не только за престиж своей фирмы, но и за имидж города. Ибо, как утверждает В. И. Жердев, «конечной архитектурной задачей работы любого зодчего является создание ансамбля - наивысшего проявления искусства архитектора» [13].

На дискуссии в институте «Урал-НИИпроект РААСН» Народный архитектор СССР Геннадий Иванович Белянкин дал несколько мудрых советов.

Первый из них - с большим вниманием отнестись к высотной застройке при въезде в город с западной стороны. В настоящее время строительство Екатеринбург-сйу приостановлено. Есть время подумать над образами зданий, получивших красивые имена, - башня «Исеть» и др. Выражают ли они не только названием, но и художественным содержанием специфику столицы Урала, будут ли работать на имидж города, как это делают Останкинская башня, башня Эйфеля, башня Халифа, задуманный ансамбль башен в центре Лондона (архитекторы Р. Шейферт, Н. Фостер, Р. Воод) или супервысотные «близнецы» Рейхтаэ в Куала-Лумпуре, Малайзия (арх. С. Пелли).

Еще один совет Г. И. Белянкина. Для того чтобы спасти восприятие Оперного театра, надо добавить к высоткам еще один-два дома. И тогда эти простые по форме здания станут

нейтральным фоном для памятника архитектуры модерна.

Третий совет: внимательно отнестись к застройке северной, запрудной части города. Действительно, в настоящее время при обзоре с Плотинки северная панорама представляется некоей челюстью с выдернутыми зубами. Есть ли еще возможность создать ансамбль, объединив разновременную, разностильную и разновеликую застройку?

Заключение

Учитывая плюсы и минусы высотной застройки, мнения за и против, утвердимся в концепции устойчивого развития города (в том числе и высотного) с одновременным бережным сохранением, а порой и восстановлением наиболее ценного, оставленного нам в наследие предками. В этом мудрость власти, бизнеса и архитектора...

Список использованной литературы

1 Градостроительные нормативы Свердловской области. Екатеринбург, 2010.

2 Временные нормативы и правила проектирования высотных зданий. МГСН-419-2005. М., 2005.

3 Небоскребы // БСЭ.

4 Маккул Т. Дж. Стратегия высотного проекта // Высотные здания. 2007. № 1.

5 Маевская М. Китайский рецепт // Высотные здания. 2007. № 1.

6 Материалы архитектурного Бюро

3 ХН // Высотные здания. 2010. №3.

7 Гибберт Ф. Градостроительство. М., 1959.

8 Дахно В. П. Непрямолинейная архитектура Бертрана Голдберга // Архитектура Запада. М., 1983.

9 Бунин А. В., Саваренская Т. Ф. История градостроительного искусства. М., 1979.

10 Методические и нормативные основы экологического аудирования в Российской Федерации. М., 2002.

11 Шелейховский Г. В. Задымление городов. М.; Л., 1949.

12 Демидов Н. Б. Формирование высотных центров города на территориях, аккумулирующих архитектурную память (на примере Екатеринбурга) : автореф. дис.... канд. архитектуры. Екатеринбург, 2005.

13 Жердев В. И. Создать ансамбль архитектуры. Екатеринбург, 2010.