Научная статья на тему '2020. 01. 003. Уилкин П. , Конте А. А. Неолиберальные реформы здравоохранения и провал здравоохранения в Сьерра-Леоне: случай с кризисом Эболы. Wilkin p. , conteh A. A. neoliberal health reforms and the failure of Healthcare in Sierra Leone: the case of the Ebola crisis // African studies. - London, 2018. - vol. 77, n 3. - p. 428-450'

2020. 01. 003. Уилкин П. , Конте А. А. Неолиберальные реформы здравоохранения и провал здравоохранения в Сьерра-Леоне: случай с кризисом Эболы. Wilkin p. , conteh A. A. neoliberal health reforms and the failure of Healthcare in Sierra Leone: the case of the Ebola crisis // African studies. - London, 2018. - vol. 77, n 3. - p. 428-450 Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
82
21
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
СЬЕРРА-ЛЕОНЕ / ЭПИДЕМИЯ ЭБОЛЫ / КРИЗИС / ДИСКУРС РАЗВИТИЯ И БЕЗОПАСНОСТИ
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по истории и археологии , автор научной работы — Михель Д.В.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «2020. 01. 003. Уилкин П. , Конте А. А. Неолиберальные реформы здравоохранения и провал здравоохранения в Сьерра-Леоне: случай с кризисом Эболы. Wilkin p. , conteh A. A. neoliberal health reforms and the failure of Healthcare in Sierra Leone: the case of the Ebola crisis // African studies. - London, 2018. - vol. 77, n 3. - p. 428-450»

АФРИКА. БЛИЖНИЙ И СРЕДНИЙ ВОСТОК

СОЦИАЛЬНОЕ РАЗВИТИЕ

2020.01.003. УИЛКИН П., КОНТЕ А.А. НЕОЛИБЕРАЛЬНЫЕ РЕФОРМЫ ЗДРАВООХРАНЕНИЯ И ПРОВАЛ ЗДРАВООХРАНЕНИЯ В СЬЕРРА-ЛЕОНЕ: СЛУЧАЙ С КРИЗИСОМ ЭБОЛЫ. WILKIN P., CONTEH A.A. Neoliberal health reforms and the failure of healthcare in Sierra Leone: The case of the Ebola crisis // African Studies. - London, 2018. - Vol. 77, N 3. - P. 428-450.

Ключевые слова: Сьерра-Леоне; эпидемия Эболы; кризис; дискурс развития и безопасности.

Питер Уилкин из Лондонского университета Брюнеля и Аб-дулай Абубакар Конте, независимый исследователь из Сьерра-Леоне, изучают вопрос о роли неолиберальной политики и дискурса развития и безопасности в обострении социальных проблем в Сьерра-Леоне и распространении эпидемии Эболы (с февраля 2014 по декабрь 2015 г.). Авторы считают, что кризис в Сьерра-Леоне делает явным тот факт, что дискурс развития и безопасности, сохраняющийся на протяжении последних 20 лет, по-прежнему продолжают основываться на предположениях, вытекающих из реалистических и неолиберальных теорий международного миропорядка.

Возникнув после окончания холодной войны, этот тип дискурса способствует распространению убеждения о том, что отсталость является угрозой международному сообществу. В рамках этого дискурса одни страны рассматриваются как «ведущие государства», другие - как «отсталые» и «несостоявшиеся», а третьи -как «государства-изгои». Руководствуясь этим дискурсом, развитые страны Запада рассматривают обширные области Глобального Юга как нестабильные территории, чреватые периодическими гражданскими войнами, геноцидом, эпидемиями, являющиеся источником

беженцев. Для поддержания там порядка, следовательно, странам Запада приходится прибегать к военному вмешательству и заниматься государственным строительством. В период холодной войны такой дискурс и связанные с ним управленческие подходы были невозможны, поскольку существовала реальная опасность, что намеренные вмешательства развитых стран Запада в жизнь обществ Глобального Юга сможет спровоцировать более масштабный конфликт. Идеи надлежащего глобального управления, распространяемые этим дискурсом, состоят в том, что правительства во всех странах должны быть подотчетны и демократичны, должны регулярно переизбираться и проводить разумную неолиберальную политику (приватизация, дерегуляция, либерализация, жесткая экономия); кроме того, там, где возникают проблемы, их следует решать посредством модернизации экономики, политики и общества.

Сьерра-Леоне - страна с колоссальными природными ресурсами, и ее история показывает, что там всегда хватало политических сил, готовых передать ее богатые запасы в чужие руки ради поддержки собственных интересов. Период колониального управления способствовал культурному и политическому расколу между северо-западными и юго-восточными частями страны, который остро проявился в постколониальный период и особенно в годы кровавой гражданской войны 1991-2002 гг. Окончание холодной войны открыло возможность странам Запада, в первую очередь Великобритании, свободно вмешиваться во внутренние дела этого государства под предлогом необходимости прекратить массовые нарушения гражданских прав и восстановить демократию. Вмешательство во внутренние дела Сьерра-Леоне стоит в одном ряду с вмешательствами в дела Югославии, Ливии, Ирака и Афганистана; при этом тот факт, что благодаря британскому военному вторжению гражданский конфликт в Сьерра-Леоне был прекращен, рассматривается как главный пример успешного применения новой морали к поддержанию международного миропорядка.

С окончанием гражданской войны в Сьерра-Леоне страна подверглась жесткой модернизации, осуществляемой под контролем западных государств и международных финансовых институтов. В основу были положены принципы неолиберальной политики, которые наиболее откровенно высказал в 2007 г. четвертый президент страны Эрнест Корома (2007-2018): «Мы должны управ-

лять этой страной как бизнес-центром» [с. 432]. Приоритет в управлении был отдан защите интересов инвесторов и гарантированию прибылей для западных корпораций и местных богачей. Населению была предложена возможность участия в политических выборах, но сама политическая жизнь страны была подвергнута стерилизации с целью консервирования сложившегося порядка. Условия для существования подавляющего большинства граждан также не были созданы.

Восстановление экономики Сьерра-Леоне в послевоенный период осуществлялось в основном за счет средств иностранных доноров - Программы развития ООН, Миссии ООН в Сьерра-Леоне, Верховного комиссара ООН по делам беженцев. Финансовая помощь предоставлялась лишь на условиях полной либерализации экономики и открытости правительства для зарубежного контроля. Составной частью всех программ помощи была борьба с коррупцией в государственном аппарате страны, но эта борьба закончилась неудачей. При этом ни одно из правительств в Сьерра-Леоне в послевоенный период не имело ни возможности, ни желания вкладывать средства в развитие реального сектора. Никакой поддержки не получила и национальная система здравоохранения. Еще до начала вспышки Эболы Билл Гейтс перестал оказывать финансовую помощь местным службам охраны здоровья. В итоге, богатая природными ресурсами страна не только осталась нищей и коррумпированной, но и полностью не готовой ответить на вызов эпидемии смертельно опасной болезни.

После гражданской войны Министерство здравоохранения и санитарии Сьерра-Леоне при поддержке Европейского союза, МВФ, Всемирного банка и Африканского банка развития провело серию реформ, которые привели к появлению в стране платной системы здравоохранения. В результате население, изнывавшее от бремени инфекционных болезней, которые обрушились на него в период гражданской войны, оказалось отрезано от медицинской помощи. Реформаторы здравоохранения руководствовались неолиберальной идеей о том, что медицинское обслуживание должно быть высококачественным и эффективным, но в стране с нищим населением благие намерения реформаторов оказались неисполнимыми. Еще одним следствием проведенных реформ оказалась ост-

рая нехватка квалифицированного медицинского персонала, способного работать в условиях новой системы.

В 2002 г. был принят, а в 2009 г. пересмотрен Национальный стратегический план развития здравоохранения, который предусматривал улучшение здоровья населения, особенно женщин и детей. О своей поддержке системы здравоохранения Сьерра-Леоне широко заявили Великобритания, ирландская организация «Служба помощи», ВОЗ, ЮНИСЕФ, «Врачи без границ» и целый ряд других международных неправительственных организаций. Однако в своей гуманитарной деятельности они стали проводить неолиберальные идеи и практики надлежащего глобального управления, побуждающие рассматривать пациентов в этой бедной африканской стране как потребителей на рынке медицинских услуг, способных свободно осуществлять свой личный выбор.

Программы оказания медицинской помощи в Сьерра-Леоне были запущены в тот период, когда ООН накопила уже достаточный опыт успешной борьбы с детской и материнской смертностью, борьбы с инфекционными заболеваниями и другими проблемами. Например, программа ООН «Чистая вода и санитария для всех», осуществлявшаяся в 1981-1990 гг., принесла успешные результаты, как и целый ряд других аналогичных программ. Но в Сьерра-Леоне ничего подобного сделано не было. Руководствуясь представлением о том, что население должно получать помощь на платной основе, правительство и службы здравоохранения не приняли никаких мер по обеспечению населения чистой водой, продовольственному снабжению и предоставлению элементарных форм медицинской помощи на бесплатной основе. Итогом реформирования в Сьерра-Леоне стало создание двухуровневой системы здравоохранения, при которой основным получателем медицинских услуг оказался средний класс Фритауна и крупных городов, тогда как большинство населения осталось без чистой воды, нормальной санитарии и хоть какой-то врачебной помощи. Проведенная реформа здравоохранения позволила иностранным, прежде всего британским, компаниям, поставляющим оборудование и экспертные услуги, получить многочисленные контракты, а их персоналу -значительные финансовые выгоды, тогда как для местного населения и даже для многих медицинских работников каких-либо очевидных улучшений не последовало.

После гражданской войны уровень социального благополучия в Сьерра-Леоне остался одним из самых низких в мире. По данным Программы развития ООН за 2014 г., в полной нищете (доход менее 2 долл. США в день) живут почти 53% населения; средняя продолжительность жизни составляет немногим более 45 лет; грамотность среди взрослого населения - 43,3%; среднее образование имеют только 9,5%. На протяжении многих лет страна продолжает оставаться перевалочным пунктом для поставки наркотиков в Европу. В 2015 году доступ к медицинским услугам имели только 35% населения, а более 50% - никакого доступа. В Сьерра-Леоне - самый высокий уровень в мире материнской и младенческой смертности: каждая восьмая женщина рискует умереть при родах, и практически каждый пятый младенец - сразу после рождения (эти показатели несколько улучшились за период с 2000 по 2008 г., но все же не существенно). Amnesty International обратила внимание на существующий парадокс: пациенты в Сьерра-Леоне несут самые высокие в Африке расходы на здравоохранение, но при этом не могут воспользоваться ни государственной, ни частной медицинской помощью. Большинство причин ненасильственных смертей в стране продолжает быть связано с инфекционными заболеваниями, лечение которых при наличии должных условий и оказания медицинской помощи было бы возможным. Вспышка холеры 2012 г. унесла жизни 327 человек, и еще 17 400 в Сьерра-Леоне и соседней Гане были инфицированы этим опасным заболеванием. Вспышка холеры стала генеральной репетицией эпидемии Эбола в 2014 г., которую обусловили те же социальные факторы - нищета, отсутствие образования, антисанитария, недоступность медицины.

Эпидемия Эболы была воспринята на Западе сквозь призму господствующего дискурса о развитии и безопасности - как новая, неконтролируемая чума, угрожающая цивилизации, - и голливудских фильмов о вирусологах, одетых в белые скафандры и спасающих человечество от эпидемического кошмара, чьи истоки находятся на краю мира. Тем не менее биологические характеристики этого заболевания не столь фатальны: не все разновидности вируса Эболы патогенны. Как полагают специалисты, вирус распространяется посредством контактов с биологическими жидкостями - потом, рвотой, экскрементами - зараженных людей и животных, особенно при употреблении в пищу мяса летучих мышей и обезьян.

Если населению Сьерра-Леоне, особенно в сельских районах, была бы доступна медицинская помощь, большинство случаев инфицирования можно было бы предотвратить.

Эпидемия Эболы затронула не только Сьерра-Леоне, но и другие западноафриканские страны. Однако не везде эпидемия вызвала такой острый кризис, как в этой стране. Случай соседней Нигерии показывает, что даже в не самых богатых странах ситуацию можно было удержать под контролем. В Нигерии имелась работающая санитарная служба, в столице действовала университетская вирусологическая лаборатория, был подготовлен целый штат врачей-эпидемиологов. Когда началась эпидемия, государство быстро мобилизовало все имеющиеся ресурсы. По всем каналам СМИ началось информирование населения о путях распространения инфекции. Правительство выделило на борьбу с Эболой 11,5 млн долл. и проявило политическую волю, чтобы обеспечить порядок.

Реакция правительства в Сьерра-Леоне на вспышку Эболы оказалась другой. Власть не проявила политической воли. Все первые смертельные случаи распространения заболевания замалчивались, и даже ВОЗ никак не информировалось о том, что происходит в стране. Первый смертельный исход от Эболы был зафиксирован в мае 2014 г., но прошло еще три месяца прежде, чем что-то было сделано. Местные медицинские учреждения оказались совершенно не готовы к работе, поскольку еще до этого их сотрудники погрязли в коррупции. К тому же во многих местах фатально не хватало врачей, медицинских сестер и другого медицинского персонала. Неумелое информирование населения об эпидемии привело к панике, а между обществом и правительством лишь усилилось недоверие. В итоге, оказанием помощи населению занимались не столько местные медицинские работники, сколько зарубежные, прежде всего кубинские.

Во время эпидемии Эболы в Сьерра-Леоне правительство и население проявили взаимное недоверие друг к другу. Власти скрывали от мирового сообщества данные о масштабах эпидемии, а население считало, что распространяемая в стране информация о вирусе - это заговор правительства с целью привлечения финансовых средств от международных доноров. Результаты были достигнуты лишь после того, как доверие восстановилось. Но к этому времени многие человеческие жизни уже были потеряны.

Сравнение случаев Сьерра-Леоне и Нигерии показывает, что причины неудовлетворительных действий правительства и медицинских служб в Сьерра-Леоне при эпидемии были следствием двух факторов - полной зависимости этой страны от зарубежных доноров (чего не было в Нигерии) и ее восприятия западным сообществом как неуправляемой территории, которая априори представляет опасность для всего цивилизованного мира. В результате, для борьбы с эпидемией Эболы в Западной Африке западные страны посылали туда не столько медицинских специалистов, сколько войска (США направили в соседнюю Либерию 3 тыс. военнослужащих, и это решение было поддержано Великобританией), тогда как предоставление медицинской помощи было ограниченным. Тем не менее решительные действия Кубы, которая направила в Сьерре-Леоне 165 врачей, показывает, что военизированный ответ Запада на эпидемию Эболы, вовсе не является неизбежным.

В заключение своего исследования авторы приходят к выводу о том, что и после завершения эпидемии Эболы в своем восприятии Сьерра-Леоне и ее проблем Запад продолжает использовать дискурс развития и безопасности. Эта западноафриканская страна с богатейшими запасами природных ресурсов продолжает оставаться зависимой от международных кредиторов, выплачивая искусственно навязанный ей внешний долг. В результате этого средств на нужды здравоохранения и решения других социальных проблем по-прежнему не хватает, а типичным ответом для их решения продолжают оставаться жесткие карантинные меры и использование вооруженных сил. И хотя милитаризация таких кризисов не является неизбежной, а противодействующие социальные силы могут бросить ей вызов, но массовой передачи ресурсов, необходимых для того, чтобы вывести народ из состояния лишений и «голой жизни» (термин Джорджо Агамбена), пока не ожидается.

Д.В. Михель

ЭКОНОМИКА

2020.01.004. МАЙЕРС А., ФИГ Д., ТУГЕНДХАФТ А., МАЙ-ЕРС Дж.А., ХОФМАН К.Дж. ИСТОРИЯ ЮЖНОАФРИКАНСКОЙ САХАРНОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ ОСВЕЩАЕТ ГЛУБОКО

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.