Научная статья на тему '2018.02.014. ШАЙУ М., ШАЙУ М. ПУТЕВOДИТЕЛЬ ПО ФРАНЦУЗСКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ XVII В. CHAILLOU M., CHAILLOU M. PETIT GUIDE PéDESTRE DE LA LITTéRATURE FRANçAISE AU XVIIE SIèCLE. - PARIS: FAYARD-POCKET, 2017. - 302 P'

2018.02.014. ШАЙУ М., ШАЙУ М. ПУТЕВOДИТЕЛЬ ПО ФРАНЦУЗСКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ XVII В. CHAILLOU M., CHAILLOU M. PETIT GUIDE PéDESTRE DE LA LITTéRATURE FRANçAISE AU XVIIE SIèCLE. - PARIS: FAYARD-POCKET, 2017. - 302 P Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
65
14
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ЛИТЕРАТУРНАЯ ТОПОГРАФИЯ / ПИСАТЕЛИ / ГРУППОВОЙ ПОРТРЕТ / МЕМУАРЫ / АНЕКДОТЫ
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «2018.02.014. ШАЙУ М., ШАЙУ М. ПУТЕВOДИТЕЛЬ ПО ФРАНЦУЗСКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ XVII В. CHAILLOU M., CHAILLOU M. PETIT GUIDE PéDESTRE DE LA LITTéRATURE FRANçAISE AU XVIIE SIèCLE. - PARIS: FAYARD-POCKET, 2017. - 302 P»

пительной статьи Р. Г. Блох выделяет представление о связи между теологией и литературой, которая до последнего времени не входила в круг интересов официальной медиевистики, будучи зарезервирована за отдельными направлениями и исследовательскими сферами - дантологией и принстонской школой. Не меньшего внимания заслуживает также установление связи между теорией языка и практической моральной философией, этикой и политикой, признание важности семантики отдельных слов в формировании понятий юридической сферы.

Е.В. Лозинская

ЛИТЕРАТУРА XVII-XVIII вв.

2018.02.014. ШАЙУ М., ШАЙУ М. ПУТЕВОДИТЕЛЬ ПО ФРАНЦУЗСКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ XVII в.

CHAILLOU M., CHAILLOU M. Petit guide pédestre de la littérature française au XVIIe siècle. - Paris: Fayard-Pocket, 2017. - 302 p.

Ключевые слова: литературная топография; писатели; групповой портрет; мемуары; анекдоты.

Книга представляет собой новое, дополненное издание монографии супругов Мишеля и Мишель Шайу, авторов многих эссе о писателях XVII в. В «Предуведомлении читателю» они указывают, что в этой книге они сосредоточились на подробностях биографии писателей, на историко-культурном контексте, в котором происходило создание тех или иных произведений. Отличие от других историй литератур авторы видят в «домашнем» аспекте их монографии, в стремлении погрузить читателей в обстановку Парижа XVII столетия, в котором жили писатели, в широком использовании воспоминаний, легенд, анекдотов для воссоздания атмосферы той эпохи.

Основное внимание М. и М. Шайу уделяют не творчеству классиков, а тем сочинителям, которых сегодня относят к художественному направлению барокко, демонстрируя их полемику и одновременно - близость, в том числе топографическую: писатели живут недалеко друг от друга, некоторые из них связаны родственными или дружескими отношениями (Ф. Депорт - племянник М. Ренье; М.-А. Сент-Аман - приятель Н. Фаре и т.п.). Важным

моментом биографий писателей были их взаимоотношения с королевским двором, близость или удаленность от придворной жизни: так, карьера Малерба была связана с его должностью королевского конюшего, принесшей поэту две тысячи ливров и одновременно необходимость писать стихи на заказ. После гибели Генриха IV в 1610 г. от руки фанатика Равальяка Мария Медичи предложила Малербу дополнительную пенсию в 500 экю.

Посмертные сборники стихотворений Малерба были выпущены его учениками, прежде всего - Раканом, которого называли «пажом Малерба» (с. 57). В своих «Мемуарах» Ракан называл Малерба отцом, хотя тот часто упрекал ученика в поэтических «неправильностях». В то же время Ракан предпочитал пасторальный образ жизни, любил одиночество, когда он ощущал только себя «королем собственных страстей», и признавался в письме Ге де Бальзаку, что любит лениться.

В 1605 г. Генриху IV был представлен поэт Франсуа Менар, сочинявший в ту пору пасторальную поэму «Филандр» в подражание «Сирену» О. д'Юрфе. Вначале Менар восхищался поэзией Ф. Депорта, однако в 1607 г., познакомившись с Малербом, изменил свои предпочтения. Как и Малерб, Менар избегал анжамбема-нов, отказывался от гасконского диалекта и т.п. Друзьями Менара при этом были кабацкие поэты Мотен и Сигонь, сочинения которых были популярны в ту пору, постоянно звучали во время застольных пирушек. Взгляды Менара установить сегодня трудно: неизвестно, был ли он либертеном, поскольку он старался не выражать прямо свое отношение к теологическим дискуссиям своего времени и, с одной стороны, дружил с известным вольнодумцем Теофилем де Вио, с другой - удостоился характеристики «столь же добрый католик, сколь и хороший поэт» от отца Гарасса, врага ли-бертенов.

Неоднозначными считают авторы религиозные воззрения еще одного либертена - Воклена дез Ивето, своим «Поэтическим искусством» (1605) вдохновившего Н. Буало на создание одноименного трактата. Таллеман де Рео, автор «Занимательных историй», считал стихи Воклена посредственными, но «достаточно пылкими». Поэт, казалось, сошел со страниц романа д'Юрфе «Аст-рея»: проводя зиму в Париже, он уезжал на лето в свой замок и вел в нем пасторальный образ жизни. Ге де Бальзак описывал Воклена

в пожилом возрасте как «постаревшего Селадона», героя этого знаменитого романа (с. 89). Мода на «Астрею» действительно увлекла Воклена дез Ивето, который предпочитал надевать пастуший плащ, соломенную шляпу, носить с собой посох пастуха и т.п.

Интересной фигурой литературной жизни Парижа начала века был Франсуа де ла Саль, получивший в иезуитском коллеже не только различные книжные знания, но и физическую подготовку, так что став епископом, он объезжал своих прихожан не в карете, а на лошади. Ф. де ла Саль знал итальянский и испанский языки, читал Ронсара, дю Белле, восхищался Монтенем. Кроме того, владея греческим, латынью и древнееврейским, он изучал Аристотеля, Платона, св. Августина, св. Фому Аквинского и т.д. Он стал автором «Введения в благочестивую жизнь» (1607) - произведения, оказавшего большое влияние на многих литераторов-современников. О жизни Ф. де ла Саля написал плодовитый романист и священник Ж.-П. Камю, подчеркивая, что во всех явлениях природы и созданиях искусства ла Саль видел мистические ступени восхождения к Богу.

Среди почитателей Ф. де ла Саля был и Оноре д'Юрфе. Став в тринадцать лет кавалером мальтийского ордена, д'Юрфе после окончания коллежа попал в водоворот религиозных войн между католиками и протестантами. Как и его старший брат Ан, Оноре сражался в рядах сторонников католической Лиги, был приближенным герцога Немурского, а после смерти герцога в 1575 г. уехал в свое имение в Форе. Здесь он сочинил пасторальную поэму «Сирен», вдохновленную испанским пасторальным романом Х. де Монтемайора «Диана». Кроме того, в поэме можно обнаружить следы чтения автором «Аркадии» Саннадзаро и «Аминты» Тассо. Что касается главного произведения д'Юрфе, романа «Астрея», то он был задуман в 1585-1588 гг. Сюжет произведения был связан с тогдашней сильной влюбленностью писателя в жену своего старшего брата - Диану. В 1600 г. Оноре женился на Диане (брак которой с Аном был расторгнут за два года до этого по разрешению папы Климента VIII). Правда, автор «Письма о романах» Юэ утверждал, что Оноре женился не по любви, а из желания сохранить богатства Дианы в своей семье. Однако тот же Юэ признавался, что не решается вновь перечитать «Астрею», чтобы вновь не залиться слезами. Прожив первые 15 лет брака в провинции, супруги

переезжают в Париж. Д' Юрфе становится другом Малерба, посещает салон мадам Рамбуйе, встречается с Ж.-П. Камю, ведет с ним долгие беседы, наносит визиты Ф. де ла Салю. Еще один тогдашний литератор Дю Суэ в своей книге «Совершенный дворянин» приводит чету д'Юрфе в качестве образцовой. Умерев в 58 лет, д'Юрфе оставил «Астрею» незаконченной.

Племянник Ф. Депорта, поэта, бывшего мишенью критики Ф. Малерба, Матюрен Ренье был автором сатирических стихотворений. О его жизни историки литературы знают немного, причем это немногое извлекают из сочинений Ренье. Так, поэт говорит о своей репутации пьяницы и дебошира у современников, однако вполне возможно, что подобная характеристика не соответствует действительности, а является литературным образом, созданным самим М. Ренье. Помимо сатир, Ренье писал стихи, славящие любовь королевских особ, но смерть фаворитки «прервала его риторическое усердие» (с. 141). Родившись в провинции и в молодости побывав в Италии, Ренье был представлен Генриху IV в 1605 г. и обосновался в Париже. Его друзьями становятся Мотен и Сигонь, стихи этих поэтов публикуются в различных коллективных сборниках с 1597 по 1620 г.

Малерб и Ренье были резко настроены друг против друга, высмеивали один другого. У Малерба также был родственник-поэт: его двоюродный брат Ложье де Поршер. Как и Воклен дез Ивето, он любил экстравагантно одеваться. Ш. Сорель описал его под именем Мюзидора в романе «Комическая история Франсиона». Прототипом же главного героя романа был либертен и друг Ш. Сореля Теофиль де Вио - поэт, происходивший из семьи гугенотов, учившийся в Протестантской академии в Сомюре и с 1610 г. поселившийся в Париже. Кроме того, Т. Де Вио довольно долгое время жил в Нидерландах, однако в его стихах мало следов этого. Поэт не любил правил ни в языке, ни в жизни. По словам одного из современников, «пылкий Теофиль воспламенял самые холодные души» (с. 173), вокруг него собирались приятели-вольнодумцы, «все эти люди не верили ни в Бога, ни в дьявола» (с. 178). 19 июня 1619 г. де Вио получил приказ короля покинуть пределы Франции, отправился к подножию Пиреней, жил среди крестьян, переводил Платона. В 1621 г. он был призван в армию, которую Людовик XIII направил на подавление восставших гугенотов в Лангедоке. В этом

же году вышел том сочинений, выдвинувший Т. де Вио в лидеры движения либертинов: в нем содержались не только стихотворения, но и проза, и трагедия «Пирам и Тисба». Арестованный в 1623 г., поэт провел два года в тюрьме и умер от лихорадки, не осуществив замысла написать свою автобиографию, оставив неоконченными «Фрагменты комической истории» и многое другое.

Еще один поэт-гугенот, Сент-Аман, родился в Руане в семье морского офицера. По мнению Таллемана де Рео, Сент-Аман «ничего не знал и ничему не учился» (с. 202), однако Ю. Шевро, путешественник и романист, знакомый поэта, напротив, восхищался знаниями английского, испанского, итальянского и общей начитанностью Сент-Амана. Будучи более осторожным, чем Т. де Вио, Сент-Аман тем не менее также склонялся к вольнодумству. В поэзии он начал с подражания итальянцу Дж. Марино, в 1629 г. в Париже издал первую часть своих стихотворений, включающую «Видения», вдохновленные двумя печальными событиями - смертью одного из родственников и молодого поэта, его друга Мольера д'Эссертина, автора «Поликсены» (романа, подражающего «Аст-рее»). Стихотворения Сент-Амана часто насмешливы, представляют собой игру, его жизнь протекала в пирушках и сочинительстве, но при этом он откликался на почти все события своего времени.

В окружении Марии Медичи важную роль играл поэт Франсуа ле Метель де Буаробер. Он учился праву в Канском университете, стал адвокатом, в частности защищал старого Корнеля, отца известного драматурга. После обвинения Буаробера в том, что он соблазнил дочь некоей содержательницы борделя, он бежал в Париж, запасшись рекомендательными письмами для королевского двора. Проведя много времени в Тюильри, где расположились Людовик XIII и его придворные, Буаробер, вместе с Ротру, Корнелем, Кольте и Л'Этуалем сочинил «Комедию сада Тюильри». Помимо стихов, он создал 18 пьес, одна из которых стала источником для мольеровской комедии «Скупой», написал роман «Индейская история Анаксандра и Оразии», сборник «Героические и любовные новеллы», а также издал сочинения Теофиля де Вио.

Близким другом Теофиля был Ш. Сорель, сатирически описавший в «Комической истории Франсиона» свои собственные школьные годы. Мишень для сорелевских насмешек, парижский коллеж Лизье, пользовался репутацией довольно свободного учеб-

ного заведения, но его учителя послужили писателю прототипами педанта Гортензиуса. Сам Сорель стал прототипом персонажа Шарроселя из «Буржуазного романа» А. Фюретьера. Однако их младший современник адвокат Г. Гере в «Прогулке по Сен-Клу» находил этот образ-карикатуру несправедливым и даже причислял Сореля к галантным кавалерам. Врач Ги Патен, знакомый с писателем, указывал на то, что меланхолическая внешность Сореля не соответствовала его характеру. Сорель любил компанию поэтов-вольнодумцев, среди которых - Сент-Аман, Буаробер, де Вио, но в зрелом возрасте предпочитал сочинять прозу и настаивал на том, что он пишет «правдивые истории».

Заключительная часть монографии посвящена истории театра XVII в. в Париже и провинции, известным и забытым актерам той эпохи, а также драматическим сочинениям неклассических авторов - Ж. Овре, П. Матье, П. Скаррону и др.

Н.Т. Пахсарьян

2018.02.015. Н.Т. ПАХСАРЬЯН. ВОЛШЕБНАЯ СКАЗКА И ПОЭЗИЯ. (Обзор).

Ключевые слова: литературная сказка; поэзия; чудесное; волшебное; классическая поэтика; романтизм; символизм.

Поэтичность как принцип легитимации жанра сказки утвердился в романтической эстетике и продолжился в символизме, отмечает во введении к номеру журнала профессор Бернар Вибер (Университет Гренобля). Однако что следует понимать под поэзией и под сказкой, каковы контуры и границы этих понятий? Ведь «сказка» - трансисторичное, трансжанровое и транскультурное явление, не говоря уже о трансэстетической перспективе - способности сказки к разнообразным регистрам - трагическому и комическому, лирическому и ироническому и т.п. А «поэзия» связывается не только с критериями, относящимися к «вымыслу», но и к «слогу» (если использовать термины Ж. Женетта), а потому свойством поэтического могут обладать и стихи, и проза.

Авторы статей, вошедших в специализированный номер журнала, прослеживают трансформацию жанра сказки и концепта «поэтическое» от второй половины XVII до конца ХХ в., анализируют сказки Лафонтена, Перро, мадам д'Онуа, Грессе, Ж. де Нер-

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.