Научная статья на тему '2013. 04. 018. Фельштинский Ю. Г. , чернявский Г. И. Через века и страны. Б. И. Николаевский. Судьба меньшевика, историка, советолога, главного свидетеля эпохальных изменений в жизни России Первой половины XX В. – М. : Центрполиграф, 2012. – 543 с'

2013. 04. 018. Фельштинский Ю. Г. , чернявский Г. И. Через века и страны. Б. И. Николаевский. Судьба меньшевика, историка, советолога, главного свидетеля эпохальных изменений в жизни России Первой половины XX В. – М. : Центрполиграф, 2012. – 543 с Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
197
31
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
РОССИЯ / ПЕРВАЯ ПОЛОВИНА XX В / МЕНЬШЕВИК / СОВЕТОЛОГ / Б.И. НИКОЛАЕВСКИЙ
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по истории и археологии , автор научной работы — Дунаева Ю. В.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «2013. 04. 018. Фельштинский Ю. Г. , чернявский Г. И. Через века и страны. Б. И. Николаевский. Судьба меньшевика, историка, советолога, главного свидетеля эпохальных изменений в жизни России Первой половины XX В. – М. : Центрполиграф, 2012. – 543 с»

питализма, напрямую связывая уровень экономического развития государства и степень его подготовленности к войне (с. 507).

В 1912 г. «кружок Рябушинского» составил ядро прогресси-стской партии, которая в Думе противостояла правительству практически по любому вопросу. К 1914 г. Рябушинский и А. Коновалов, отмечает автор, втайне обсуждали способы настроить рабочих против правительства с меньшевиками, эсерами и большевиками.

В 1915 г. в разгар Первой мировой войны Рябушинский стал инициатором создания военно-промышленных комитетов. В то же время сбылась его мечта о формировании либеральной коалиции -Рябушинский и его сторонники стали главными фигурами Прогрессивного блока, объединившего либеральные думские партии, которые организовали теневое правительство, готовое перенять власть у дискредитированного военными поражениями царского режима. Однако эта инициатива была прервана событиями февраля 1917 г., а Рябушинский, Коновалов, Струве, Бердяев и другие были вынуждены провести остаток жизни в эмиграции.

В целом, отмечая уникальность союза предпринимателей с интеллигенцией, Уэст считает его предвестником так и не сформировавшегося в дореволюционной России гражданского общества. Цели участников союза по большей части так и остались нереализованными. С точки зрения Уэста, прогрессисты и поддерживавшие их «веховцы» несут на себе часть вины за порождение кризиса, который разрушил «старый режим».

Т.К. Сазонова

2013.04.018. ФЕЛЬШТИНСКИЙ Ю.Г., ЧЕРНЯВСКИЙ Г.И. ЧЕРЕЗ ВЕКА И СТРАНЫ. Б.И. НИКОЛАЕВСКИЙ. СУДЬБА МЕНЬШЕВИКА, ИСТОРИКА, СОВЕТОЛОГА, ГЛАВНОГО СВИДЕТЕЛЯ ЭПОХАЛЬНЫХ ИЗМЕНЕНИЙ В ЖИЗНИ РОССИИ ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ XX в. - М.: Центрполиграф, 2012. - 543 с.

Ключевые слова: Россия; первая половина XXв.; меньшевик; советолог; Б.И. Николаевский.

В книге историков Ю.Г. Фельштинского и Г.И. Чернявского впервые детально исследуется жизнь, политическая деятельность, научная работа Бориса Ивановича Николаевского (1887-1966). Ав-

торы привлекли зарубежные и отечественные источники, исследования и архивные материалы, часть из которых используется впервые.

Борис Иванович Николаевский родился 8 (20) октября 1887 г. в г. Белебее, в семье православного священника. По рассказам его отца, в роду было не менее восьми поколений православных священнослужителей. Уже в гимназии Б.И. Николаевский примкнул к кругу революционной молодежи. Впервые его арестовали в 1904 г. за хранение и распространение нелегальной социал-демократической литературы. Всего до Октябрьской революции 1917 г. Б. И. Николаевского арестовывали восемь раз, на короткие сроки.

После выхода из тюрьмы в 1904 г. молодой человек переехал в Самару, где стал журналистом газеты «Самарский курьер», редактором которой был Н.Н. Скрыдлов - либерал, связанный с масонами. Тогда же молодой журналист заинтересовался масонством и антисемитизмом, позже он обратится к этим темам как историк. В Самаре Б.И. Николаевский стал членом подпольной большевистской ячейки и занимался революционной деятельностью в разных городах страны: Уфе, Самаре, Омске, Баку, Петербурге, Екатери-нославле. Он помогал в организации профсоюзов и создании их уставов, ездил по стране, налаживая связи между социал-демократическими организациями. Б.И. Николаевский много читал отечественную и зарубежную социал-демократическую литературу, особенно немецкую, собирал документы по истории германской социал-демократии. «Николаевского привлекали в германской социал-демократии дисциплинированность и в то же время относительная свобода дискуссий, существование мощной печатной базы в виде издательств, газет, выпускавшихся массовыми тиражами, и серьезных теоретических журналов» (с. 67).

В 1907 г. Б.И. Николаевский был снова арестован, в тюрьме, тогда еще молодой большевик, познакомился с известными российскими социал-демократами - Л.Г. Дейчем и А.Л. Гельфандом (Парвусом). Под их влиянием Б.И. Николаевский отошел от большевизма. По его мнению, «большевики выдвигали лозунги, не соответствовавшие времени, пользовались недопустимыми для социал-демократов средствами, в частности бандитскими экспроприациями и вымогательствами, налетами, ограблениями» (с. 58). В конце августа 1907 г. Б.И. Николаевский приехал в Петербург, где расши-

рил круг общения с меньшевиками. Вскоре Б.И. Николаевского избрали секретарем Выборгской организации РСДРП Петербурга.

В начале Первой мировой войны Б.И. Николаевский был сослан в Енисейскую губернию. Здесь он написал несколько этнографических статей и очерков. Б.И. Николаевский встречался с другими ссыльными: Ф.И. Даном, И.Г. Церетели, В.С. Войтинским, Н.А. Рожковым. Они образовали так называемый иркутский кружок циммервальдовцев. Правда, в отличие от полноценных интернационалистов, И.Г. Церетели и Б.И. Николаевский считали, что империалистическая война может превратиться в оборонительную и справедливую.

После Февральской революции 1917 г. Б.И. Николаевский вернулся в Петроград. Он стал членом редколлегии «Рабочей газеты» (центральный печатный орган левых меньшевиков-интернационалистов), а летом 1917 г. на I Съезде Советов был избран в состав ВЦИК. Авторы подчеркивают, что в среде меньшевиков Б.И. Николаевский сохранял определенную «автономию», отклоняясь то вправо, то влево, не придерживаясь жестких позиций. «Это можно объяснить не только политическими влияниями (прежде всего со стороны И.Г. Церетели), но также примирительным характером, опытом сотрудничества с разными общественными кругами, даже происхождением и воспитанием в семье священнослужителя. На заседаниях Петроградского комитета меньшевиков и в публичных выступлениях Борис Иванович неуклонно высказывался за единство социал-демократов различных направлений и взглядов» (с. 91).

Б. И. Николаевский участвовал в многочисленных дискуссиях о том, как строить отношения между Временным правительством и Советами. Значительная часть меньшевиков, пишут Ю.Г. Фель-штинский и Г. И. Чернявский, считали, что с новым правительством либо не следует сотрудничать вовсе, либо делать это на крайне жестких условиях. «В отличие от большинства Николаевский (а вместе с ним Д. Ю. Далин и некоторые другие) полагал, что социалисты должны участвовать в коалиционном кабинете, оказывая в нем давление на буржуазию, принуждая ее принимать меры, затрагивающие ее собственнические интересы и даже выходящие за рамки буржуазной революции» (с. 95).

Уже летом 1917 г. Б.И. Николаевский стал участвовать в работе Особой комиссии для расследования деятельности Департамента полиции и подведомственных ему учреждений и в Комиссии по ликвидации дел политического характера бывшего Департамента полиции Министерства юстиции. Продолжалась его журналистская деятельность, он стал сотрудником журнала «Былое». В этом журнале он опубликовал первую большую статью - «Дело Малиновского», в которой впервые на основе документов описал подробности сотрудничества члена ЦК, депутата IV Думы Р.В. Малиновского с Департаментом полиции.

В 1918 - 1920-е годы Б.И. Николаевский занимался внутрипартийными делами, улаживая политические споры и разногласия среди меньшевиков, он много ездил по стране, неоднократно пересекал линию фронта. В 1920 г. он был кооптирован (официально его не могли избрать, так как большевики не разрешали меньшевикам провести съезд РСДРП) в члены ЦК РСДРП. Он занимался архивной работой, разбирая и спасая материалы и документы из архивов разных организаций и частных лиц.

В 1921 г. был арестован почти весь состав ЦК РСДРП, в том числе и Б. И. Николаевский, а примерно через год им было предложено либо отправиться в ссылку, либо выехать за границу. Лидеры меньшевиков выбрали Берлин. В 1922 г. Б.И. Николаевский вошел в состав Заграничной делегации РСДРП, стал членом редколлегии журнала «Социалистический вестник».

Кроме политической (Б.И. Николаевский вел всю переписку между Загранделегацией РСДРП и Бюро ЦК партии) и журналистской работы он продолжал разыскивать и спасать архивные документы и материалы. Б. И. Николаевский фактически спас архив журнала «Новая русская книга», обрабатывал и организовывал материалы Русского социал-демократического архива. В 1924 г. директор института Маркса и Энгельса в Москве (ИМЭ) Д.Б. Рязанов договорился с лидерами СДПГ, чтобы Б.И. Николаевскому разрешили работать в партийном Архиве с фондами К. Маркса и Ф. Энгельса. Таким образом Б.И. Николаевский стал представителем московского Института Маркса и Энгельса в Германии. Он искал, покупал, копировал материалы, имеющие отношение не только к К. Марксу и Ф. Энгельсу, но и к основоположникам русской социал-демократии Г.В. Плеханову, В.И. Засулич, П.Б. Аксельроду.

Благодаря этой кропотливой архивной работе Б.И. Николаевский стал знатоком жизни и творчества К. Маркса и Ф. Энгельса. В 1931 г. он издал книгу о жизненном пути Женни Маркс, а в соавторстве с немецким коллегой О. Менхеном-Хельфом еще две книги: «Карл и Женни Маркс: Жизненный путь» (1933) и «Карл Маркс: Человек и борец» (1936). В 1932 г. вышла еще одна книга Б.И. Николаевского, также основанная на архивных материалах, которые он начал собирать еще в России, о Е.Ф. Азефе - «История одного предателя: Террористы и политическая полиция».

В феврале 1932 г. решением Президиума ЦИК СССР большая группа эмигрантов (Л.Д. Троцкий, Ф.И. Дан, Б.И. Николаевский и др.) была лишена гражданства. Ранее Б.И. Николаевский был уволен с должности представителя Института Маркса и Энгельса.

С приходом в Германии к власти фашистов Б.И. Николаевский решил перебраться во Францию. В Германии он, как пишут авторы, совершил научный и гражданский подвиг: вместе с И. Г. Церетели и А. М. Бургиной спас русский эмигрантский социалистический архив и значительную часть архива СДПГ. Материалы были переданы в Парижскую национальную библиотеку.

В Париже Б.И. Николаевский прожил с 1933 по 1940 г. Он продолжил работать в Загранделегации, члены которой также перебрались в столицу Франции. Но, как отмечают авторы книги, постепенно Б.И. Николаевский стал отходить от политической деятельности и сосредоточился на работе руководителя парижского филиала Амстердамского Международного института социальной истории (МИСИ), на исторических и политологических исследованиях. В эти годы он опубликовал в «Социалистическом вестнике» подборку статьей «Письма из Москвы», основанных на информации, полученной от писателя И. Бабеля; большую биографическую статью о А.Н. Потресове; несколько статей по истории партии меньшевиков. Как руководитель парижского филиала МИСИ Б.И. Николаевский занимался формированием Русского архива, собирая архивы организаций и деятелей эмиграции.

Ему пришлось еще раз спасать ценные материалы после начала Второй мировой войны и оккупации фашистами Франции. Часть архивов была вывезена при содействии посла США во Франции У. Буллита, часть Б.И. Николаевский передал доверенным

людям, иногда это могли быть простые фермеры из провинции. Благодаря активным и продуманным действиям Б. И. Николаевского были спасены, например, письма, архивы и документы П. Л. Лаврова, З.Н. Гиппиус и Д.С. Мережковского, Е.И. Замятина и многих других.

В Нью-Йорке Б.И. Николаевский в сотрудничестве с известным американским философом Дж. Дьюи и председателем Американской федерации труда У. Грином создали «Американский рабочий архив и исследовательский институт», ставший филиалом Рэндовской школы социальных наук. Директором института стал Б.И. Николаевский, в совет вошли У. Грин, Дж. Дьюи, Дж. Бёрке, Э. Рузвельт (супруга президента США Ф. Рузвельта). Благодаря этой должности Б.И. Николаевский смог продолжить работу по сбору документов и воспоминаний, наладить связи с представителями разных поколений эмиграции, начать подготовку исследований по истории революционного движения в России.

После окончания Второй мировой войны, по мнению Ю.Г. Фельштинского и Г.И. Чернявского, в полную силу проявились способности Б.И. Николаевского как историка-архивиста и аналитика. Он активно сотрудничал с «Новым журналом», газетой «Новое русское слово», «Социалистический вестник». Почти в каждом номере «Социалистического вестника» были его статьи, анализирующие различные аспекты политической системы СССР в период правления И. В. Сталина, а затем Н.С. Хрущёва; внешнеполитический курс СССР, в частности советско-китайские отношения конца 1950-х годов.

С конца 1950-х годов Б.И. Николаевский участвовал в крупном исследовательском проекте под руководством профессора Колумбийского и Чикагского университетов Леопольда Хеймсона. Целью проекта была публикация документов и мемуаров по истории меньшевизма. Проект не был полностью реализован, но удалось подготовить и издать несколько книг. Наряду с этим Б. И. Николаевский стал заниматься историей международного коммунистического движения. Кроме того он опубликовал ряд биографических очерков и статей, посвященных как политическим врагам, так и политическим соратникам. Героями его биографических изысканий стали И.В. Сталин, Н.С. Хрущёв, маршал И.С. Конев, И.Г. Церетели, Ю.О. Мартов, Л.О. Дан и др.

Подводя итоги исследования жизни, политической деятельности, научной работы Бориса Ивановича Николаевского, авторы отмечают, «что в нем существовали и органически и неразрывно сочетались душа политика, душа политолога и душа историка. Но все же душа историка доминировала» (с. 536). Основную его заслугу Ю.Г. Фельштинский и Г.И. Чернявский видят в том вкладе, который он внес в изучение истории российского социал-демократического движения.

Ю.В. Дунаева

НОВАЯ И НОВЕЙШАЯ ИСТОРИЯ

МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ

2013.04.019. ИЛЬМЯРВ М. БЕЗМОЛВНАЯ КАПИТУЛЯЦИЯ. ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА ЭСТОНИИ, ЛАТВИИ И ЛИТВЫ МЕЖДУ ДВУМЯ ВОЙНАМИ И УТРАТА НЕЗАВИСИМОСТИ: (С СЕРЕДИНЫ 1920-х годов ДО АННЕКСИИ В 1940) / Пер. с эстон. -М.: РОССПЭН: Фонд «Президент. центр Б.Н. Ельцина», 2012. -806 с.

Ключевые слова: Эстония, Латвия, Литва; межвоенный период; внешняя политика; утрата независимости.

В книге эстонского историка, бывшего директора Института истории Таллиннского университета, д-ра ист. наук М. Ильмярва рассматривается внешняя политика Эстонии, Латвии и Литвы межвоенного периода. Особое внимание уделяется отношениям балтийских государств с Германией, СССР, Польшей и Великобританией. Источниковую базу исследования составили не публиковавшиеся ранее материалы из архивов Эстонии, Латвии, Литвы, Венгрии, Финляндии, Германии, Великобритании, Швеции, Польши, Чешской Республики, США, России, а также опубликованные дипломатические документы, речи и интервью известных государственных деятелей, мемуарная литература, периодика.

Монография состоит из предисловия, введения, 13 глав, заключения и библиографии. Первая глава посвящена отношениям между СССР и странами Балтии. В межвоенный период Кремль рассматривал балтийские государства, во-первых, как образования,

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.