Научная статья на тему '2007. 03. 035. СКРК М. Момент правопреемства государств. Skrk M. date of the succession of states // Zbornik pfz. - Zagreb, 2005. -Vol. 53, n 2. - P. 347-374'

2007. 03. 035. СКРК М. Момент правопреемства государств. Skrk M. date of the succession of states // Zbornik pfz. - Zagreb, 2005. -Vol. 53, n 2. - P. 347-374 Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
507
200
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ПРАВОПРЕЕМСТВО ГОСУДАРСТВ
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «2007. 03. 035. СКРК М. Момент правопреемства государств. Skrk M. date of the succession of states // Zbornik pfz. - Zagreb, 2005. -Vol. 53, n 2. - P. 347-374»

1/lo 2007.03.035

14о

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

2007.03.035. СКРК М. МОМЕНТ ПРАВОПРЕЕМСТВА ГОСУДАРСТВ.

SKRK M. Date of the succession of states // Zbornik PFZ. - Zagreb, 2005. -Vol. 53, N 2. - P. 347-374.

В результате распада СССР, Чехословакии и Югославии в 1990-1993 гг. в Центральной и Восточной Европе появилось несколько новых государств. Чтобы стать полноправными членами международного сообщества суверенных и независимых государств, вновь появившиеся страны должны быть признаны мировым сообществом. Однако момент признания государства не дает ответ на вопрос о том, когда оно было создано. Определение даты правопреемства является частью современного международного права, которое регулирует взаимоотношения между государством-предшественником, государством-преемником и третьими странами.

Международная правовая комиссия разработала положения, вошедшие в состав венской Конвенции о правопреемстве государств в отношении договоров и венской Конвенции о правопреемстве государств в отношении государственной собственности, государственных архивов и государственных долгов. Хотя эти конвенции были посвящены государствам, возникшим из бывших колоний и иных зависимых территорий, их положения, по мнению автора, могут быть применимы и к ситуациям распада государств, произошедшего в начале 1990-х годов.

Венские конвенции 1978 и 1983 гг. определяют момент правопреемства как дату смены государством-преемником государства-предшественника в сфере ответственности за международные отношения применительно к территории, являющейся объектом правопреемства. То есть Комиссия, разрабатывая такое определение, хотела подчеркнуть, что правопреемство - это замена одного государства другим в несении ответственности за международные

отношения, а не наследование прав и обязанностей, которое проистекает из правопреемства. Автор подчеркивает использование понятия «несение ответственности», а не «суверенитет», хотя, по его мнению, моментом правопреемства является именно дата замены суверенитета государства-предшественника суверенитетом государства-преемника на соответствующей территории.

Момент правопреемства имеет первостепенное значение в отношении договоров. В зависимости от различных ситуаций, к которым правопреемство имеет отношение, может меняться территория, на которую распространяются договоры, заключенные до этого момента и после него. При этом дата передачи государственной собственности и долгов влечет огромные экономические последствия как для государства-предшественника, так и для государства-правопреемника. Поэтому венская Конвенция о правопреемстве государств в отношении государственной собственности, государственных архивов и государственных долгов регулирует правовые последствия передачи государственной собственности, архивов и долгов, а также момент такой передачи. Однако нормы Конвенции носят диспозитивный характер, предусматривая, что соответствующая дата может быть определена договором либо решением арбитражного трибунала или международного суда. Еще одним существенным моментом является норма о том, что собственность и долги предаются без компенсации.

Обычно дата независимости государства и правопреемства совпадают, но так бывает не всегда (например, при распаде Югославии). В чем же различие между этими двумя моментами? Автор утверждает, что момент независимости связан с международно-правовыми последствиями, такими, как признание государства. В то время как момент правопреемства является составной частью соответствующего раздела международного права - права правопреемства. Следовательно, последствия этих двух событий различны. Два эти процесса могут быть независимы.

Для того чтобы государство было признано независимым, оно должно, как минимум, отвечать следующим требованиям, а именно: наличие определенной территории, населения и независимого правительства, эффективно контролирующего данную территорию. Таким образом, новое государство может появиться просто в результате факта декларации независимости, т.е. без перехода к

данному государству суверенитета и правоспособности по международному праву.

Специальный раздел статьи посвящен описанию процесса образования новых государств (Босния и Герцеговина, Хорватия, Словения, Македония и Федеративная Республика Югославия) на базе бывшей СФРЮ.

Распад Югославии был процессом хаотичным. Хотя Словения и Хорватия объявили о своей независимости 25 июня 1991 г., а 15 января 1992 г. Европейское сообщество признало в качестве независимых государств как Словению и Хорватию, так и Македонию и Боснию и Герцеговину, вопрос о правопреемстве решался в течение еще нескольких лет. Причиной тому послужила позиция Федеративной Республики Югославии, которая не признавала факта распада страны, как и независимости отделившихся Словении, Хорватии, Боснии и Герцеговины и Македонии. Соответственно, ФРЮ полагала, что никакой речи о правопреемстве идти не может.

Логическим последствием такой позиции было то, что соглашение между ФРЮ и четырьмя новыми государствами о правопреемстве не могло быть достигнуто. Единственное, о чем удалось договориться, что 31 декабря 1990 г. следует считать «датой оценки», т.е. моментом, на который в последний раз осуществлялась оценка финансового состояния единого государства - бывшей Югославии. Была создана Арбитражная комиссия, которой предстояло ответить на шесть вопросов, в том числе и на вопрос о моменте правопреемства. Ответ на этот вопрос Комиссия дала 16 июля 1993 г. И хотя изначально заинтересованные стороны просили Комиссию определить единую дату для всех вновь образованных государств, она пошла иным путем и установила соответствующую дату для каждого государства отдельно.

Для Македонии это стало 17 ноября 1991 г. - дата принятия Конституции, для Боснии и Герцеговины 6 марта 1992 г. - дата официального определения результатов референдума, для ФРЮ 27 апреля 1992 г. - дата одобрения Сербией и Черногорией новой Конституции. Таким образом, для этих государств момент правопреемства совпал с моментом их независимости, т.е. появления на международной арене в качестве независимых государств.

Что касается Хорватии и Словении, которые приняли свои декларации независимости 25 июня 1991 г., Арбитражная комиссия признала моментом правопреемства 8 октября 1991 г., поскольку действие соответствующих деклараций было приостановлено с 7 июля по 8 октября 1991 г.

Хорватия такую позицию не оспаривала, однако Словения с ней не согласилась, утверждая, что фактически в указанный период органы власти Словении уже осуществляли контроль над ее территорией. Кроме того, 25 июня 1991 г. в качестве момента правопреемства было признано и Генеральным Секретарем ООН, исполнявшим функции депозитария в многосторонних переговорах по поводу югославского конфликта, проходивших с участием Словении. Эта же дата была зафиксирована и в ряде двухсторонних соглашений.

Комиссия понимала, что, устанавливая разные даты, она провоцирует целый ряд проблем, поэтому особо подчеркнула, что заинтересованные стороны могут изменить соответствующие даты посредством заключения соглашений, что, в частности, предусмотрено названными венскими конвенциями.

Весной 1996 г. переговоры относительно правопреемства Югославии возобновились и завершились 29 мая 2001 г. подписанием в Вене Соглашения по вопросам правопреемства между государствами - преемниками бывшей СФРЮ.

Применительно к собственности бывшей Югославии данное соглашение оперировало понятием «дата провозглашенной независимости», понимая ее как дату, когда государства-правопреемники заменили собой государство-предшественника в его суверенитете над соответствующей территорией.

Что касается различных дипломатических и консульских представительств, то они были разделены между пятью государствами в установленном процентном соотношении, при этом за основу были взяты оценки их стоимости на 31 декабря 1990 г.

Что касается архивов, то здесь за основу была взята дата 30 июня 1991 г. Соглашение также затрагивало вопрос выплат пенсий, установив территориальные принципы, по которым определяется, какое государство обязано пенсию выплачивать. За основу бралось место проживания гражданина на 1 июня 1991 г.

Таким образом, на основании анализа югославского опыта в установлении даты правопреемства автор приходит к выводу, что использование единообразного подхода иногда может быть рискованным. Конечно, за основу для разрешения подобных коллизий можно брать венские конвенции, однако при этом следует исходить из их диспозитивной природы, т.е. возможности установления соответствующей даты по соглашению сторон, что и произошло, в конечном счете, в Югославии.

С.И. Коданева

2007.03.036. ЛУКИН ВН. ГЛОБАЛИЗАЦИЯ И МЕЖДУНАРОДНЫЙ ТЕРРОРИЗМ: ПОЛИТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ РИСКОВ И СТРАТЕГИЯ ОБЕСПЕЧЕНИЯ БЕЗОПАСНОСТИ. -СПБ.: Наука, 2006. - 489 с. - Библиогр.: с. 274-326.

В монографии исследованы проблемы международного терроризма как глобальной проблемы современности. Прежде всего выявляется сущность глобализации и определяются составляющие элементы самого термина «международный терроризм» и его виды: политический, националистический (национальный), этнический и сепаратистский; религиозный или фундаменталистский; криминальный; экологический и др. Предметом изучения являются современные концепции, модели и стратегии предотвращения рисков международного терроризма, а также вопросы политической, экономической и культурологической глобализации как фактора роста конфликтов, насилия и террора. Автор анализирует полярные позиции ученых относительно влияния мировой торговли и финансовых рисков на распространение мирового терроризма, а также связи политической глобализации и терроризма. На его взгляд, оценки не однозначны: в данных отношениях просматриваются сложные процессы изменений самого характера государственности, дисфункции государственного суверенитета.

Исследование темы рисков международного терроризма как угроз мировой социально-политической стабильности и безопасности в современном мире ограничивается рамками изучения международного националистического и религиозного терроризма. Особое внимание здесь уделяется анализу гражданского, культурного и этнического компонентов национальной идентичности.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.