Научная статья на тему '1945 год: освобождение Братиславы и Праги'

1945 год: освобождение Братиславы и Праги Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
740
65
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА 1941-1945 ГГ / КРАСНАЯ АРМИЯ / ОСВОБОЖДЕНИЕ / СЛОВАКИЯ / БРАТИСЛАВА / ПРАГА / ПРАЖСКОЕ ВОССТАНИЕ В МАЕ 1945 Г

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Марьина В.В.

The article shows how Slovakia and its capital Bratislava were liberated by the Red Army with the stress on the attitude of the population to it, why the American army did not help the rebelled Prague and what was the aim behind the invasion into the city of the so called Russian Liberation Army (Vlasov's Army), what was the role in the liberation of Prague of the Soviet armed forces.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

The year 1945: Liberation of Bratislava and Prague

The article shows how Slovakia and its capital Bratislava were liberated by the Red Army with the stress on the attitude of the population to it, why the American army did not help the rebelled Prague and what was the aim behind the invasion into the city of the so called Russian Liberation Army (Vlasov's Army), what was the role in the liberation of Prague of the Soviet armed forces.

Текст научной работы на тему «1945 год: освобождение Братиславы и Праги»

В.В. Марьина (Институт славяноведения РАН, Москва)

1945 год: Освобождение Братиславы и Праги

Abstract:

Marina V.V. The year 1945: Liberation of Bratislava and Prague

The article shows how Slovakia and its capital Bratislava were liberated by the Red Army with the stress on the attitude of the population to it, why the American army did not help the rebelled Prague and what was the aim behind the invasion into the city of the so called Russian Liberation Army (Vlasov's Army), what was the role in the liberation of Prague of the Soviet armed forces.

Ключевые слова: Великая Отечественная война 1941-1945 гг., Красная армия, освобождение, Словакия, Братислава, Прага, Пражское восстание в мае 1945 г.

6 октября 1944 г., преодолев в жестоких кровопролитных боях Главный Карпатский хребет, Красная армия и вместе с ней 1-й Чехословацкий армейский корпус (ЧАК) под командованием Л. Свободы вступили на территорию Словакии. В течение восьми месяцев здесь велись ожесточенные сражения с отступавшими немецкими и венгерскими войсками1. Преодоление Карпатского хребта вовсе не означало, что бои с противником будут менее упорными и кровопролитными. Они, как и ранее, велись в горнолесистой местности, где немцы и венгры располагали хорошо укрепленными позициями, прикрытыми минными полями и другими заграждениями. Каждая ощерившаяся стволами пулеметов и артиллерийских орудий гора - а их в Западных Карпатах были десятки, если не сотни - являла собой настоящую крепость, которую приходилось брать штурмом. Гитлеровцы сражались отчаянно, памятуя о приказе фюрера расстреливать на месте всех дезертиров и трусов. Не щадили они и местное население. По обвинению в связи с партизанами фашисты расстреливали жителей и сжигали деревни.

В конце 1944 г. войска 4-го Украинского фронта (УФ) под командованием генерала армии И.Е. Петрова и 2-го УФ под командованием маршала Р.Я. Малиновского вели бои за освобождение юго-востока Словакии. Советские войска и 1-й ЧАК, понесшие большие потери и нуждавшиеся в пополнении и

отдыхе, остановились на восточном берегу р. Ондавы и временно перешли к обороне. Кстати, следует заметить, что 70 лет назад во время Первой мировой войны в тех же местах и в то же время года (конец 1914 - начало 1915 гг.) русские войска вели бои с австро-венгерскими и германскими войсками. На главном направлении Медзилаборце - Гуменне действовала армия под командованием генерала А.А. Брусилова. Под его началом сражались генералы А.И. Деникин («Железная» дивизия), Л.Г. Корнилов («Стальная» дивизия), А.М. Каледин (сводный отряд). Русским войскам удалось даже спуститься в Венгерскую низменность. Однако, сражаясь в непривычных условиях горной войны, испытывая недостаток в продовольствии и вооружении, русские не смогли преодолеть усилившееся противодействие противника и вынуждены были тогда отступить далеко за Карпаты2. В местах боев, как память об этом, осталось множество каменных пирамидок, крестов и иных знаков, свидетельствующих о захоронениях тут русских солдат и офицеров. 30 лет спустя, зимой 1944-1945 гг., советская армия удержала захваченные ею позиции и готовилась наступать дальше.

Напуганное военными действиями местное население, тем не менее, как правило, хорошо относилось к красноармейцам. Однако, как свидетельствовали донесения армейских политотделов, среди жителей наличествовали также страх и опасения за свою жизнь и имущество: «Некоторые жители (которых насчитываются единицы), наслушавшись фашистской агитации о зверствах большевиков и Красной Армии, прячутся в подвалах и других местах»3. 31 октября 1944 г. Ставка Верховного Главнокомандования Красной армии направила командующему войсками 4-го УФ И.Е. Петрову директиву, в которой говорилось: «1. Разъяснить всему личному составу войск, что Чехословакия является нашим союзником и отношения со стороны войск Красной Армии к населению освобожденных районов Чехословакии и к повстанческим чехословацким частям4 должны быть дружественными. 2. Запретить войскам самовольную конфискацию автомашин, лошадей, скота, магазинов и разного рода имущества. 3. При размещении войск в населенных пунктах учитывать интересы местного населения. 4. Всё необходимое для нужд наших войск получать только через местные органы гражданской администрации чехо-словаков или через командование чехословацких повстанческих

частей. 5. Нарушающих приказ привлекать к суровой ответственности»5.

Аналогичный приказ 16 декабря 1944 г. издал и командующий войсками 2-го УФ Р.Я. Малиновский6. В это время его войска начали освобождение южной Словакии, наступая из Венгрии. В донесении политотдела 53 армии 2-го УФ от 10 января 1945 г. отмечалось: «...здесь (в Чехословакии - В.М.) мы встречаемся с фактами, говорящими о том, что не только трудовое население, но и более зажиточная часть его не верила фашистской клевете на Советский Союз и его Красную Армию, что не только беднота, но и интеллигенция, и более зажиточная часть населения не уходит с немцами, а ждет прихода Красной Армии и готова оказывать ей всемерную помощь»7. Но были и другие настроения, о чем говорилось, например, в информационной сводке 7-го управления Главного Политического управления Рабоче-крестьянской Красной Армии (ГлавПУРРКА) от 8 февраля 1945 г.: «Немцы всячески запугивали население приходом русских. Широко для этих целей использовалась печать и радио. Надо отметить, что испытанные немцами приемы пропаганды не прошли бесследно. Если население не оказывало сопротивления нашим войскам, то все же известная часть словаков, особенно из числа интеллигенции, боялась прихода русских». Учитель Гейза Поларчик говорил: «Нам столько трубили по радио и в газетах о страшных большевиках, что кое-что западало в душу. Я, по совести говоря, боялся русских. В последнее время "правительство" объявило, что русские угонят в Сибирь всех мужчин в возрасте от 18 до 50 лет». Далее в сводке констатировалось: «Наряду с проявлением симпатий словацкого населения к Красной Армии имеют место и отрицательные факты. Признавая освободительную миссию Красной Армии, некоторые местные жители не желают нести тягот, связанных с войной. Некоторые жители жалуются на то, что с приходом Красной Армии пришла война. Имеются случаи отказа продавать воинским частям продовольствие и фураж»8.

Случаи недовольства населения действительно имели место и, видимо, не единичные. Без воодушевления зачастую воспринимались приказы о мобилизации в армию. Словацкий национальный совет (СНС), возобновивший свою деятельность на освобожденной территории Словакии в феврале 1945 г., издал распоряжение о мобилизации в армию мужчин 1910-1926 гг. рождения.

Она шла с трудом: ведь одно дело восхищаться освободителями и приветствовать их, а другое - самим проливать кровь и, возможно, жертвовать жизнью за освобождение своей страны, да еще в конце войны. Не все готовы были делать это, что понятно с чисто человеческой точки зрения. Многие подлежавшие призыву уходили в леса, скрывались у родственников, в общем, всячески уклонялись от мобилизации. Например, согласно информации председателя призывной комиссии в Михаловцах от 14 марта 1945 г. из 295 резервистов из 13 деревень только 52 человека явились на призывные пункты. Не помогли и действия милиции. В районе Спишска Нова Вес 60% подлежавших мобилизации уклонились от неё; в районе Требишов лишь 30% подчинились распоряжению о мобилизации. Случались и массовые побеги призывников во время препровождения их на пункты призыва. Фиксировались и случаи дезертирства военнослужащих 1-го ЧАК, если они оказывались в своих родных местах. Список лиц, без разрешения покинувших свои части, командование 1-го ЧАК направило президиуму СНС с просьбой, чтобы органы безопасности начали следствие по этим делам и в случае обнаружения дезертиров передали

^ ^ 9

их в распоряжение органов чехословацкой полевой прокуратуры9. Однако широко о подобных вещах тогда не писалось и не говорилось. Наоборот, задачей политической пропаганды было привлечение местного населения к помощи Красной армии и Чехословацкому армейскому корпусу в деле освобождения страны от фашистских оккупантов и их пособников.

12 января 1945 г. войска 4-го и 2-го УФ начали осуществление Западно-Карпатской операции. Активное участие в ней принимал и 1-й ЧАК, входивший в состав 18-й армии (4-й УФ) под командованием генерал-майора А.И. Гастиловича. 18 января командование корпуса с согласия командования 4-го УФ начало проводить частичную мобилизацию на освобожденной территории Словакии в целях пополнения личного состава ЧАК10. 20 января советские и чехословацкие войска овладели городами Прешов, Кошице и Бардеёв и продолжили наступление в сторону г. Липтовски св. Микулаш, который попытались взять с ходу. Однако неоднократные попытки сделать это, предпринимаемые с 3 по 13 февраля, оказались неудачными. Решено было временно прекратить наступление и возобновить его только после серьезной подготовки. Новое наступление началось 3 марта. Основная его

тяжесть пришлась на армию под командованием А.И. Гастило-вича. Бои за Липтовски св. Микулаш, в том числе и на его улицах, продолжались два месяца, во время которых город неоднократно переходил из рук в руки. Только 4 апреля он был окончательно освобожден советскими и чехословацкими войсками11. В этот день, 4 апреля, в г. Кошице переехали из Москвы президент ЧСР Э. Бенеш и первое правительство Национального фронта чехов и словаков. 5 апреля Л. Свобода приступил к исполнению обязанностей министра национальной обороны ЧСР. По его представлению командиром корпуса, насчитывавшего к тому времени 31 725 человек, был назначен генерал К. Клапалек. В ходе Западно-Карпатской операции 1-й ЧАК лишился 970 бойцов, в том числе 257 убитых. Ежедневно корпус терял 25 человек. Войска 4-го и 2-го УФ потеряли убитыми 16 337 (3,4% личного состава) и ранеными 78 988 солдат и офицеров. Ежедневные потери составляли 2 078 человек12.

После завершения Будапештской операции 13 февраля 1945 г. перед войсками 2-го УФ была поставлена задача освобождения Братиславы и Брно. 25 марта советские войска во взаимодействии с румынской армией овладели центром Словацкого национального восстания г. Банска Быстрица. 4 апреля немецкие войска были выбиты из столицы Словакии. Соединения и части, наиболее отличившиеся в боях за овладение городом, были представлены к присвоению наименования «Братиславских» и награждению орденами. Москва салютовала победителям13. 7 апреля отдел пропаганды и агитации ЦК ВКП(б) получил сообщение ГлавПУРРКА «О положении в Братиславе». В нем говорилось, что город хорошо сохранился, разрушения имеются лишь на его северо-западной и восточной окраинах. В городе осталось примерно 135-140 тыс. жителей. Бежали лишь лица, принадлежавшие к правительственным кругам и до 30 тыс. немцев, однако около 10 тыс. человек немецкого происхождения остались, несмотря на приказ немецких властей об эвакуации жителей. 4 апреля начала свою деятельность военная комендатура. Важнейшие объекты -банки, почта, дворец президента, а также предприятия взяты под охрану. Опечатано и взято под охрану здание советского посольства14, в котором в последние годы находилось гестапо. Почти все чиновники местной администрации во главе с городским головой д-ром Стефаном Равао остались на местах. Осталось в

городе и большинство полицейских чиновников. Промышленность в городе не пострадала. Предприятия возобновят работу с получением электроэнергии. Все ценности Словацкого национального банка остались в Братиславе. Население встречает советские войска хорошо, выражает чувство радости и благодарности за освобождение от немецко-фашистского ига. Известный словацкий писатель Янко Есенский, переведший на словацкий язык произведения Пушкина, Блока, Маяковского, заявил, например, представителям Красной Армии: «Вы освободили нас от ига наших вековых врагов - немцев и венгров. Мы всегда следили за вашей борьбой и ждали вас. Словацкая интеллигенция считает русских своими старшими братьями. Мы очень рады приходу Красной Армии»15.

Согласно донесению политуправления 2-го УФ от 30 апреля в Братиславе 15 апреля состоялся митинг, посвященный освобождению города от немецких захватчиков. Он был организован Словацким национальным советом в большом зале кинотеатра «Редут». В митинге приняло участие свыше 1500 человек. С заключительной речью выступил зам. председателя СНС и уполномоченный по внутренним делам Густав Гусак. Он заявил, что единым требованием народа является ориентация внешней политики страны исключительно на Советский Союз. Новая армия должна изучать богатый опыт Красной Армии и сотрудничать с ней. Из страны должны быть выселены немцы и венгры, за исключением тех, кто принимал активное участие в борьбе с фашизмом16. В другом донесении политуправления 2-го УФ от 30 апреля говорилось, что промышленные предприятия Братиславы возобновили работу, начато восстановление газового и нефтеперегонного заводов, разрушенных бомбежкой союзной авиации; «очищения заводов от реакционных элементов не проводится»; коммунальные предприятия работают нормально, и население города нормально снабжается продовольствием. Культурная жизнь Братиславы оживляется. Работают театры драмы и оперетты. В кинотеатрах демонстрируются советские фильмы «Ленин в 1918 году», «Бой за Советскую Украину». Возобновлены занятия в духовной семинарии и консерватории. В городской комитет компартии Словакии поступило более двух тысяч заявлений местных жителей, желающих вступить в партию. Прием в партию времен-

но прекращен. Население города дружелюбно относится к Красной Армии17.

На следующий день после освобождения Братиславы, 5 апреля, стремительным и неожиданным ударом войск 4-го УФ и 1-го ЧАК был освобожден г. Ружомберок. Оборонявшие его немцы и два полка венгерской пехоты не успели разрушить подготовленные ими к взрыву важные городские объекты. Местные жители не только восторженно встречали освободителей, но и помогали им. «Тысячи словацких мужчин, - писал Л. Свобода, помогали нам строить и ремонтировать дороги, сотни женщин стирали воинам белье, пекли хлеб». А генерал К. Клапалек вспоминал: «Никогда прежде я не знал такого тесного сотрудничества гражданского населения и армии. Незнакомые люди, стоя по колено в снегу, работали до упаду. Съедали то, что приносили с собой в карманах, и опять тащили бревна, поднимали камни, рыли окопы, откидывали лопатами тяжелую мокрую глину. Когда место работы передвигалось дальше, многие из них не возвращались домой на ночь - оставались с нашими воинами. Они помогали нам и в эвакуации раненых. Трудно представить как бы сложилась для нас обстановка в горах Малой Фатры, если бы нам не помогло местное население»18.

Однако по мере освобождения территории Словакии отношение ее жителей, как в верхах, так и в низах общества, к освободителям и Красной армии становилось все более настороженным. Широко известными становились сразу и случаи мародерства, грабежей, насилия, совершенных солдатами Красной армии в отношении местных жителей, что, естественно, вызывало их страх и гасило радость встречи с освободителями. Было ли осведомлено об этом советское руководство и командование Красной армии? Несомненно. Еще 30 мая 1944 г. заместитель народного комиссара обороны СССР маршал Советского Союза А.М. Василевский издал приказ о бесчинствах, вооруженных грабежах, кражах у гражданского населения и убийствах, творимых отдельными военнослужащими в прифронтовой полосе, и мероприятиях против них. В нем говорилось о применении решительных мер по борьбе с этой преступностью: приказывалось разбирать эти дела «немедленно и виновных привлекать к суду военного трибунала», о всех случаях бесчинства «доносить как о чрезвычайном проис-

шествии немедленно, а по окончании следствия - о мерах воздей-

19

ствия, примененных к виновникам»19.

Знал о подобных случаях и И.В. Сталин. Об этом, в частности, свидетельствует одно из его выступлений на обеде в честь президента Э. Бенеша в Москве 28 марта 1945 г. Говоря о Красной армии, советский лидер заявил: «Эта армия большая, она ведет большую войну. Вместе с людьми, обслуживающими ее непосредственные тылы, она насчитывает приблизительно 12 миллионов человек. Эти 12 миллионов человек - разные люди. Не следует думать, что все они ангелы. Красная Армия вступила в Чехословакию, и теперь чехословаки лучше узнают её, узнают и ее недостатки. Красная Армия прошла с боями большой путь от Сталинграда до ворот Берлина. Ее бойцы прошли этот путь не как туристы, они прошли этот путь под огнем, и они победили немцев. Они думают, что они герои. Так думают почти все бойцы Красной Армии, во всяком случае большинство бойцов Красной Армии. Тов. Сталин сказал, что эти бойцы зачастую делают безобразия, насилуют девушек. Тов. Сталин сказал, что он хочет, чтобы че-хословаки не очень очаровывались Красной Армией, чтобы затем им не слишком разочаровываться. Тов. Сталин сказал, что он поднимает бокал за то, чтобы чехословаки поняли и извинили бойцов Красной Армии»20.

Тем временем части советской армии и 1-го ЧАК, сражающиеся на словацкой земле, продвигались далее на Запад. 26 апреля 1945 г. войска 2-го УФ заняли г. Брно, а 30 апреля войска 4-го УФ - г. Моравска Острава. Впереди были Чехия и Прага. В силу ряда причин до прихода Красной армии освободительное движение чешского народа не было развито. Однако жажда освобождения и ненависть к немецким хозяевам протектората определяли поведение массы чешского населения, когда стало окончательно ясно, что основными освободителями станут русские. И большинство населения, как представляется, не имело ничего против этого. Русофильские настроения получили в конце войны довольно широкое распространение. Советских солдат в Чехии встречали действительно как освободителей от нацистского ярма.

Политорганы Красной армии доносили о дружелюбном, как пра-

21

вило, отношении населения21.

Близился час освобождения Праги. С востока к ней приближались части Красной армии, с запада - американские войска

под командованием генерала Дж. Паттона, которые вступили на территорию Чехии 18 апреля. 21 апреля главнокомандующий англо-американскими войсками в Европе Дуайт Эйзенхауэр проинформировал начальника Генерального штаба Красной армии генерала А.И. Антонова о своих планах и предложил рубеж рек Эльбы и Мульде в качестве места соприкосновения англо-американских и советских войск. Антонов ответил согласием. Была достигнута договоренность об установлении временной линии, исключающей перемешивание войск союзников по антигитлеровской коалиции. Паттон имел задачу овладеть уже согласованным с советским командованием рубежом Ческе Будейовице - Пльзень - Карловы Вары.

На оккупированной чешской территории в это время находились группа немецких армий «Центр» и часть группы армий «Австрия» под командованием генерал-фельдмаршала Ф. Шёрне-ра, насчитывавшие 900 тыс. солдат и офицеров. Несмотря на безнадежность положения этих армий, немецкое командование приняло решение не капитулировать перед Красной армией, а начать переговоры с американцами и подготовить войска к отходу на Запад. Задачу уничтожения противника в Чехии решали войска 1-го, 2-го и 4-го УФ, вместе с которыми действовали польская, две румынские и чехословацкая армии. Конкретные указания о подготовке наступления на Прагу были отданы Ставкой Верховного Главнокомандования Красной армии в начале мая 1945 г.22.

У. Черчилль, весьма обеспокоенный усилением влияния СССР в освобождаемых Красной армией странах и возможностью распространения коммунизма в Европе, настаивал на том, чтобы англо-американские войска продвинулись как можно дальше на Восток23 и овладели Берлином, Веной и Прагой. 30 апреля он писал новому президенту США Г. Трумэну (Рузвельт умер 12 апреля): «Можно почти не сомневаться в том, что освобождение нашими войсками Праги и как можно большей территории Западной Чехословакии может полностью изменить послевоенное положение в Чехословакии и вполне может повлиять к тому же на со -седние страны»24. Поддавшись нажиму Черчилля, Эйзенхауэр направил Антонову новое письмо, в котором говорилось о готовности американских войск продолжить наступление за пределы вышеуказанной линии, в сторону Праги. В ответном письме Антонов настаивал на первоначальной договоренности, мотивируя

тем, что советские войска уже начали перегруппировку сил и приступили к реализации запланированной ранее операции. Выполнение плана Эйзенхауэра грозило возможностью столкновения и перемешивания войск союзников, чего не желали обе стороны. Это был важный военный аргумент, что должен был признать и Эйзенхауэр. Но в советской позиции, несомненно, присутствовала и политическая мотивация: Чехословакия, которая имела союзный договор с СССР и подавляющая часть которой была освобождена Красной армией, согласно представлениям Москвы, входила в сферу советских интересов. Поэтому не менее, чем Черчилль, настаивавший на том, чтобы в Прагу первыми вступили американские войска, советское руководство было заинтересовано в освобождении чехословацкой столицы Красной армией. Американские войска остались на договоренной в апреле линии. В посланной Антонову телеграмме Эйзенхауэр писал: «Полагаю, что советские войска смогут быстро перейти в наступление и разгромить силы противника в центре страны»25. Так и произошло. 6 мая с севера начали наступление на Прагу войска 1-го УФ, а 7 мая к ним присоединились войска 2-го УФ.

6 мая политуправление 1-го УФ издало директиву, в которой указывалось на необходимость «разъяснять всем бойцам и офицерам, что Красная Армия вступила на территорию Чехословакии, чтобы ликвидировать последние очаги сопротивления гитлеровцев и помочь полностью освободить союзную нам Чехословацкую Республику от ига гитлеризма». «Предупредить всех бойцов и офицеров, - говорилось в директиве, - о недопустимости какого бы то ни было вмешательства во внутренние дела органов власти Чехословацкой Республики», а также о недопустимости «нетактичного отношения к установившимся в стране национальным, бытовым или религиозным традициям, обрядам и т.д.». Категорически запрещалась конфискация «имущества чехословацких граждан и учреждений». Предписывалось оказывать «всемерную помощь органам власти правительства Чехословацкой Республики на местах в быстрейшем восстановлении и укреплении демократического режима в стране»26.

В Праге же в это время Чешский национальный совет (ЧНС), созданный в конце апреля 1945 г. представителями различных политических сил, включая коммунистов, готовил восстание, которое началось в Праге стихийно 5 мая. В этот первый день

повстанцы имели успех. Шёрнер, получивший приказ сдать армию в плен американцам, приказал подавить восстание, поскольку оно перерезало основной путь намеченного отхода немецких частей на запад. Применив против повстанцев танки и авиацию, гитлеровцы 6 мая снова овладели частью города. Оказавшись в трудном положении, ЧНС стал обдумывать возможность сотрудничества с власовцами, так называемой Русской освободительной армией (РОА) под командованием перешедшего на сторону гитлеровцев еще в 1942 г. генерал-лейтенанта А.А. Власова. РОА формально состояла из трех дивизий, но окончательно сформированной была лишь первая из них под командованием сначала полковника, а потом генерал-майора С.К. Буняченко. Всего сухопутные силы власовцев по некоторым данным насчитывали примерно 45 тыс. человек27. Они имели на вооружении танки, артиллерию и авиацию. В начале мая 1945 г. основные силы РОА располагались к югу и юго-западу от Праги в районе Рокицан. В предчувствии близкого окончания войны и краха Германии, надеясь на возможный конфликт между странами антигитлеровской коалиции, командование РОА попыталось установить контакты с американской армией с целью сдачи ей в плен. Среди власовцев в это время стали быстро распространяться слухи о возможной амнистии в случае их участия в борьбе против немцев. Буняченко из соображений получения якобы обещанного алиби положительно отнесся к идее помощи повстанцам. Власов был настроен скептически. Утром 3 мая дивизия, не встречая особого сопротивления, начала разоружать окрестные немецкие гарнизоны и захватывать военные склады. Рано утром 5 мая в её штабе побывали представители нелегальной чешской военной организации «Бартош», возглавляемой К. Кутлвашром, и выясняли возможность оказания помощи Праге в случае восстания. Было подписано соглашение «о совместной борьбе против фашизма и боль-

шевизма»28.

Вечером 6 мая дивизия Буняченко вошла в фактически занятую немцами Прагу. Применив танки и артиллерию, дивизия освободила значительную часть города на левом берегу Влтавы. На стенах домов власовцы расклеивали плакаты, призывавшие к борьбе против фашизма и большевизма. Их танки были расписаны лозунгами «Смерть Гитлеру!», «Смерть Сталину!». Утром 7 мая в ЧНС началось обсуждение вопроса о возможности сотрудничества

с власовцами и принятия их помощи повстанцам. Коммунисты, члены Совета, резко выступили против какого-либо соглашения с Власовым, характеризуя его как предателя Советского Союза и считая, что сотрудничество с РОА явится политической ошибкой, повлияет на отношение СССР к восстанию и его оценку союзниками29. Под давлением коммунистов ЧНС решил отказаться от помощи власовцев. Об этом на английском и русском языках оповестило повстанческое радио. Получивший эту информацию Буняченко готов был сражаться в Праге и без соглашения с ЧНС, но при условии, что по радио будет передано его личное политическое заявление с объяснением причин его нахождения в армии Власова, выступления с оружием против немцев, желания помочь сражающейся Праге. В этом ему было отказано, и Буняченко приказал 7 мая с наступлением темноты выводить час -ти дивизии из города, взяв курс на запад, чтобы сдаться в плен американцам. Впрочем, часть бойцов дивизии осталась в Праге и продолжала вместе с повстанцами воевать против гитлеровцев. Немцы тоже спешно покидали город, рассчитывая достичь американских позиций раньше, чем им перережет дорогу Красная армия. Она вела наступление на Прагу с трех сторон: с севера войска 1-го УФ под командованием маршала И.С. Конева, с юга - 2-го УФ под командованием маршала РЯ. Малиновского и с востока -4-го УФ под командованием генерала армии А.И. Еременко. К концу дня 8 мая, преодолев Рудные горы, части 1-го УФ вступили на территорию Чехии и предприняли марш-бросок в сторону Праги.

Несмотря на то, что 7 мая в штабе командования союзных войск в Реймсе была подписана капитуляция немецких войск, Шёрнер не собирался складывать оружие. Используя танки, артиллерию, авиацию, немецкие войска начали наступление на город с юга и овладели его центром. Против восставшего населения осуществлялись массовые репрессии. СС-овцы выгоняли женщин и детей из домов и гнали их перед своими танками на баррикады. 7 мая был самым тяжелым днем для повстанцев. Утром 8 мая наступление немцев продолжилось, но одновременно начальник гарнизона немецких войск в Праге генерал Р. Туссэн заявил о готовности начать переговоры о капитуляции. Штаб немецких армий группы «Центр» был захвачен советскими войсками. Шёрнер

покинул своих подчиненных и, переодевшись в гражданское платье, бежал (точнее улетел) на запад, к американцам.

8 мая в 10 часов в здание, где располагался ЧНС, прибыл Туссэн, который отверг предложение о безусловной капитуляции и потребовал пропустить немецкие войска через Прагу на запад, мотивируя это тем, что они, и прежде всего части СС, вышли из его подчинения. В 16 часов 8 мая был подписан документ, в котором не было ни слова о капитуляции, а говорилось: «1. Полномочный представитель немецких вооруженных сил подписывает соглашение (ujednaní) об отходе ^а£еп!) всех немецких вооруженных сил... [находящихся] в Праге и ее окрестностях. Начало отхода частей 8 мая в 18 часов». Всё тяжелое вооружение немецкие войска должны были сдать на окраине Праги при выходе из города, а остальное - перед американской демаркационной линией. «Чешское население, - говорилось в подписанном документе, - не будет создавать трудностей уходящим немецким войскам»30. Соглашение являлось неким компромиссом между ЧНС и Туссэном. Со стороны Совета компромисс был вынужден тем, что немецкие артиллерия и танки обстреливали Прагу, и возникла угроза ее бомбардирования, а со стороны немцев - желанием как можно скорее, пока советские войска не перерезали путь к отступлению, пробиться к американцам и сдаться им в плен. Думается, что если оценивать соглашение с точки зрения общей военно-политической обстановки того времени, то его можно было считать ошибочным, как это тогда и делалось, но с чисто гуманистических позиций - нет: ведь речь шла о сохранении человеческих жизней, а города от разрушения.

Соглашение вступило в силу вечером 8 мая, хотя не все немецкие части ему подчинились, и повстанцы продолжали сражаться. А рано утром 9 мая танковые армии 1-го УФ под командованием генералов Д.Д. Лелюшенко и П.С. Рыбалко вступили с севера и северо-запада в Прагу. В течение дня в город вошли также части 2-го и 4-го УФ. К концу 9 мая Прага была окончательно очищена от оккупантов. Население, согласно армейским политдонесениям, восторженно встречало советские войска31, как, впрочем, оно восторженно приветствовало и власов-цев32, тоже видя в них освободителей. Продвигаясь на запад, части Красной армии завершили разгром немецкой группировки на территории Чехословакии.

Пражская операция Красной армии была последней крупной операцией Второй мировой и Великой Отечественной войн в Европе. В ходе освобождения Праги в плен было взято около 860 тыс. гитлеровцев, захвачено множество танков, артиллерийских орудий, минометов, более тысячи боевых самолетов. Потери советских, румынских, польских и чехословацких войск составили 12 тыс. человек, 40,5 тыс. солдат и офицеров получили ранения33.

11 мая в Прагу из Братиславы переехало чехословацкое правительство во главе с З. Фирлингером, который в тот же день имел встречу с И.С. Коневым. «Были решены практические вопросы по оказанию содействия правительству в быстрейшем налаживании порядка в Праге и стране», - доложил маршал И.В. Сталину 12 мая34. 16 мая 1945 г. в Прагу прибыл президент Э. Бенеш.

Примечания

'Марьина В.В. Красная армия в Словакии. 1944—1945 гг. // Славянский мир в эпоху войн и конфликтов в ХХ веке. СПб. 2011. С. 484-510. 2Валерий Разгулов. Закарпатье. Русские войска в Карпатах (rusklinie.ru/analitika/2014/07/25/russkie_vojska_v_karpatach/). 3Документы и материалы по истории советско-чехословацких отношений. Т. 4. Кн. 2 (далее - ДМИСЧО). М., 1983. Док. 222. С. 252; док. 223. С. 256.

4Имелись в виду части словацкой армии, участвовавшие в Словацком национальном восстании. Вооруженные силы восстания были

признаны составной частью чехословацкой армии.

5ДМИСЧО. Док. 200.С. 225.

6Там же. Док. 225. С. 258.

7Там же. Док. 237. С. 273.

8Российский государственный архив социально-политической истории (далее - РГАСПИ). Ф. 17. Оп. 128. Д. 52. Л. 1-5. 9Slovensko na konci druhej svetovej vojny (stav, vychodiska a perspektivy). Bratislava, 1994. S. 86-87. 10ДМИСЧО. Док. 252. С. 289.

"Свобода Людвик. От Бузулука до Праги (пер.с чешского). М., 1969. С. 397-392.

12Россия и СССР в войнах ХХ века. Потери вооруженных сил. Статистическое исследование. Под общей редакцией Т.Ф. Кривошеева. М., 2001 (http://lib/ru/memuary/1939-1945/Kriwosheew/poteri.txt) 13ДМИСЧО. Док. 304. С. 342-343.

14Советское полпредство работало в Братиславе в 1939-1941 гг.

15РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 125. Д. 320. Л. 79-81.

16Там же. Л. 43.

17Там же. Л. 139-140.

18Свобода Людвик. Указ. соч. С. 397.

19Приказы НКО СССР^ 0150. 30.V.1944 (http://bdsaru/index/php?option=com_content8task)

20

Архив Президента Российской Федерации. Ф. 45. Оп. 1. Д. 393. Л. 57-59. 21РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 128. Д. 32. Л. 53; Оп. 25. Д. 320. Л. 129, 144-145. 22ДМИСЧО. Док. 349. С. 395; док. 351. С. 396.

23См.: Секретная переписка Рузвельта и Черчилля в период войны. Выпуск 2. М., 1977. С. 287, 315, 336. 24Черчилль У. Вторая мировая война. Т. 6. М., 1955. С. 479.

25См. подробнее: Великая Отечественная война. 1941-1945 гг. Кн. 3. Освобождение. М., 1999. С. 291-292. 26ДМИСЧО. Док. 360. С. 405-406.

27Раманичев М.Н. Власов и другие // Вторая мировая война. Актуальные проблемы. М., 1995.С. 296. 28Кирилл Александров. Армия генерала Власова. 1944-1945 гг. М., 2006. С. 360. 29Bartosek K. Prazske povstani 1945.Praha, 1965. S. 171-172. 30Ibid. S. 222-223.

31ДМИСЧО. Док. 373. С. 421; док. 378. С. 423; док. 379. С. 425; док. 383. С. 429-430. 32Кирилл Александров. Армия генерала Власова. С. 370-371. 33Великая Отечественная война 1941-1945. Кн. 3. Освобождение. С. 294. 34ДМИСЧО. Док. 373. С. 420-421.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.