Ситуация в Азиатско-Тихоокеанском регионе: столкновение линий на сотрудничество и на противоборство The situation in the Asia-Pacific: the clash of the lines on cooperation and confrontation Текст научной статьи по специальности «Комплексное изучение отдельных стран и регионов»

Научная статья на тему 'Ситуация в Азиатско-Тихоокеанском регионе: столкновение линий на сотрудничество и на противоборство' по специальности 'Комплексное изучение отдельных стран и регионов' Читать статью
Pdf скачать pdf Quote цитировать Review рецензии
Авторы
Коды
  • ГРНТИ: 23 — Комплексное изучение отдельных стран и регионов
  • ВАК РФ: 11.00.00

Статистика по статье
  • 1324
    читатели
  • 213
    скачивания
  • 0
    в избранном
  • 0
    соц.сети

Ключевые слова
  • АТР
  • КИТАЙ. РФ. США
  • ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА
  • СОТРУДНИЧЕСТВО
  • РИК
  • БРИКС
  • ШОС
  • СЕВЕРО-ВОСТОЧНАЯ АЗИЯ
  • РЕГИОНАЛЬНЫЕ ОРГАНИЗАЦИИ
  • U.S.
  • Asia-Pacific region
  • China
  • Russian Federation
  • cooperation
  • RIC
  • BRICS
  • SCO
  • Northeast Asia
  • regional organizations

Аннотация
научной статьи
по комплексному изучению отдельных стран и регионов, автор научной работы — Трифонов Виктор Иванович

В статье рассматривается современное политико-экономическое значение АТР и дается авторское объяснение беспрецедентного роста веса этого региона в международных делах. Автор подчеркивает, что важными факторами нынешней расстановки сил в АТР является как феномен стремительного «возвышения» Китая, так и стремление Вашингтона реализовать курс на «возвращение США в АТР». В статье отмечается, что развитие событий в АТР напрямую затрагивает интересы Российской Федерации. США и их западные партнеры не прочь привлечь Россию к своей стратегии сдерживания Китая. Данные обстоятельства и обусловливают столкновение линий на сотрудничество и противоборство в регионе.

Abstract 2012 year, VAK speciality — 11.00.00, author — Trifonov Viktor Ivanovich, China in World and Regional Politics (History and Modernity)

The author discusses the current political and economic importance of the Asia-Pacific region, explains the unprecedented growth of its weight in international affairs. He stresses that the important factors influencing the current alignment of forces in the Asia-Pacific region are phenomenon of the rapid “rise” of China and the U.S. strive to implement the policy of “the return of the United States to the Asia-Pacific”. The article notes that developments in the Asia-Pacific region directly affect the interests of the Russian Federation. The U.S. and its Western partners are not averse to involve Russia in their strategy of the containment of China. These very circumstances stipulate the clash of the lines on cooperation and confrontation in the region.

Научная статья по специальности "Комплексное изучение отдельных стран и регионов" из научного журнала "Китай в мировой и региональной политике. История и современность", Трифонов Виктор Иванович

 
Читайте также
Рецензии [0]

Похожие темы
научных работ
по комплексному изучению отдельных стран и регионов , автор научной работы — Трифонов Виктор Иванович

Текст
научной работы
на тему "Ситуация в Азиатско-Тихоокеанском регионе: столкновение линий на сотрудничество и на противоборство". Научная статья по специальности "Комплексное изучение отдельных стран и регионов"

В.И. Трифонов'
СИТУАЦИЯ В АЗИАТСКО-ТИХООКЕАНСКОМ РЕГИОНЕ: СТОЛКНОВЕНИЕ ЛИНИЙ НА СОТРУДНИЧЕСТВО И НА ПРОТИВОБОРСТВО
Аннотация. В статье рассматривается современное политико-экономическое значение АТР и дается авторское объяснение беспрецедентного роста веса этого региона в международных делах. Автор подчеркивает, что важными факторами нынешней расстановки сил в АТР является как феномен стремительного «возвышения» Китая, так и стремление Вашингтона реализовать курс на «возвращение США в АТР». В статье отмечается, что развитие событий в АТР напрямую затрагивает интересы Российской Федерации. США и их западные партнеры не прочь привлечь Россию к своей стратегии сдерживания Китая. Данные обстоятельства и обусловливают столкновение линий на сотрудничество и противоборство в регионе.
Ключевые слова: АТР, Китай. РФ. США, внешняя политика, сотрудничество, РИК, БРИКС, ШОС, Северо-Восточная Азия, региональные организации.
* Трифонов Виктор Иванович, Чрезвычайный и Полномочный Посол, с.н.с. Центра изучения и прогнозирования российско-китайских отношений ИДВ РАН.
I
В последние десятилетия — в рамках происходящих в мире глубоких изменений — значительно возросли роль и значение Азиатско-Тихоокеанского региона. Являясь мощным сосредоточием мировых политических, экономических и людских ресурсов (свыше половины мирового ВВП и населения, более 40 % мировой торговли), АТР становится одним из главных полюсов формирующегося нового многополярного миропорядка. Это уверенно развивающийся и перспективный регион мира, показавший свою устойчивость в условиях последнего, сильнейшего финансово-экономического кризиса и ставший одним из главных локомотивов по выводу из кризиса мировой экономики. Быстрый рост глобальных и региональных центров силы сопровождается в АТР интенсивным развитием экономической интеграции. Активно формируются зоны свободной торговли, которые в ближайшие годы могут охватить практически все страны региона.
Необходимо также учитывать, что в АТР, в непосредственной близости от российских границ, сосредоточены мощные вооруженные силы ряда крупнейших государств, наблюдаются опасные локальные конфликты, идет практически неконтролируемое наращивание и совершенствование вооружений.
В АТР расположена наиболее сильная военная группировка Соединенных Штатов (US PACOM), под эгидой США сформирована разветвленная сеть военных союзов, создана и постоянно совершенствуется мощная стратегическая и тактическая система ПРО, размещаемая на западном побережье США, Аляске, американских островных владениях, на кораблях ВМС США, на территории Японии, Южной Кореи, Австралии, Тайваня. Растет военный потенциал Китая. Серьезными военными возможностями обладает Япония, пытающаяся окончательно сбросить наложенные на нее ограничения в развитии вооруженных сил. Существенные риски исходят из Корейского полуострова, вызванные общей неурегулированностью корейских дел, напряженностью в отношениях КНДР и Республикой Корея.
Не следует также сбрасывать со счетов имеющиеся в АТР террористические угрозы, иные вызовы, затрагивающие не
только Россию, но и другие страны региона и требующие совместных усилий для противодействия им.
В последние десятилетия в АТР сформировались и действуют крупные региональные форумы и механизмы: АТЭС, АСЕАН, АРФ, Восточноазиатский саммит (ВАС), Диалог по сотрудничеству в Азии (ДСА), Шанхайская организация сотрудничества (ШОС), которые в немалой степени способствовали экономическому подъему, укреплению партнерства между странами АТР, общему оздоровлению ситуации в регионе.
В то же время в АТР отсутствует универсальная система безопасности, в задачу которой входило бы комплексное рассмотрение политических, экономических проблем, проблем безопасности региона, и которая была бы наделена соответствующим мандатом для их решения.
Указанная ситуация вызывает растущее беспокойство в странах региона, выдвинут ряд идей создания в АТР всеобъемлющей модели сотрудничества, охватывающей все заинтересованные страны региона (австралийский план образования так называемого Азиатско-Тихоокеанского сообщества, предложение бывшего японского премьера Ю.Хатоямы о создании Восточноазиатского сообщества и др.). Все более широкую поддержку находит идея использовать — в качестве общерегиональной площадки для нахождения путей обеспечения безопасности в АТР коллективными усилиями — механизм Восточноазиатских саммитов (ВАС), к которому в октябре 2010 г. присоединились США и Россия (ранее ВАС действовал в формате АСЕАН+6 — Китай, Япония, Южная Корея, Индия, Австралия, Новая Зеландия).
В целом утверждающийся в регионе полицентризм дает уникальный шанс для того, чтобы впервые со времен «холодной войны» в АТР сложилась устойчивая, более сбалансированная комбинация центров экономического роста и политического влияния с участием всех без исключения ведущих региональных игроков.
В то же время ситуация в регионе не стоит на месте. Возникают новые моменты, заслуживающие тщательного анализа со стороны политологического и научного сообщества.
Важным фактором нынешней расстановки сил в АТР является феномен стремительного «возвышения» Китая. Начав с глубоких экономических преобразований, которые вывели страну на позиции одной из главных мировых держав, Китай оказывает сейчас все более ощутимое воздействие и на ход политических процессов в мире. В огромной степени возросли его вес и влияние в Азиатско-Тихоокеанском регионе, где Пекин существенно потеснил Соединенные Штаты, Японию. По итогам 2010 г. КНР, по объему ВВП (6,48 трлн долл., по официальным китайским данным), вышла на 2-е место в мире1. Китай — мировой лидер по объему экспорта (1,578 трлн долл. в 2010 г.) и величине золотовалютных запасов (примерно 3,3 трлн долл.). В целом же доля Китая в мировом ВВП выросла, по данным Статистического управления КНР, с 5 % в 2005 г. до 9,5 % в
2010 г.2 Укрепились позиции Пекина в ключевых региональных организациях — АТЭС, АСЕАН, АРФ, ВАС. Образовались мини-группировки с сильным китайским влиянием: АСЕАН+1 (Китай), АСЕАН+3 (Китай, Япония, Южная Корея), треугольник на высшем уровне в Северо-Восточной Азии (Китай, Япония, Южная Корея). КНР заняла место США, став главным торговым партнером Японии, Южной Кореи, многих стран АСЕАН, Тайваня, Индии. С 1 января 2010 г. начала действовать зона свободной торговли КНР—АСЕАН, совокупные параметры которой составляют 1,9 млрд населения, около 7 трлн долл. ВВП, свыше 4,5 трлн долл. внешнеторгового оборота. Поступательно развиваются вооруженные силы Китая, ядерный компонент этих сил, ставятся задачи выхода китайских ВМС в мировой океан.
Во всем этом Соединенные Штаты, судя по американской реакции, видят растущую угрозу своим интересам. После многих лет проведения политики «кнута и пряника» в отношении Китая, попыток привлечь Пекин на свою сторону, сделать его своим партнером в решении мировых дел (на правах «ведомого», следующего в фарватере американской политики) Вашингтон переходит сейчас в решительное наступление на позиции КНР, берет курс на сдерживание Китая, на противодействие его дальнейшему усилению.
В выступлении 12 января 2010 г. в Гонолулу госсекретарь X. Клинтон изложила стратегию США на «возвращение в Азию», главный смысл которой заключается в том, что Соединенные Штаты твердо намерены вернуть себе лидирующую роль в АТР3. Было указано, что краеугольным камнем этой политики остается союз с Японией и другими традиционными друзьями и союзниками США в АТР, опора на сильное американское военное присутствие в АТР — мощную группировку ВМС и ВВС на Тихом океане, силы передового базирования, глобальную и региональную системы ПРО.
Подчеркнуто намерение США существенно активизировать роль Вашингтона в региональных организациях АТР, присоединиться к тем из них, в которых США до последнего времени не участвовали.
Задачи подкрепления позиций США в ряде ключевых стран региона преследовали ноябрьский (2010 г.) визит в Индию, Индонезию, Южную Корею и Японию президента Б.Обамы (по оценкам как американских, так и китайских экспертов, во всех этих поездках незримо присутствовала «тень Китая»), заявления президента Б.Обамы в рамках последних (ноябрь 2011 г.) саммитов АТЭС, АСЕАН, Восточноазиатского саммита на Бали, визитов президента в Индонезию и Австралию, а госсекретаря США на Филиппины.
Линия на сохранение и упрочение лидирующего положения США в мировых делах и в Азии получила дальнейшее развитие в послании Б.Обамы конгрессу «О положении страны» от 24 января 2012 г. и в докладе президента в Пентагоне в январе 2012 г. «Сохранение глобального лидерства. Приоритеты обороны в XXI веке». В качестве главного направления американского наступления определен Азиатско-Тихоокеанский регион, заявлено, что XXI век будет тихоокеанским веком в политике США. «Восстановление американского лидерства ощущается по всей планете», подчеркнул Б.Обама в своем послании. «Тот, кто говорит вам об обратном, кто говорит об упадке Америки, что ее влияние померкло, не знают, о чем они вообще говорят. Это не то, что мы слышим от лидеров по всему миру, и все они хотят работать с нами»4.
Американские намерения развила X. Клинтон в ноябрьской (2011 г.) статье в журнале Foreign Policy, указав, что наступило время для осуществления шагов в АТР, подобных тем, которые США предприняли в послевоенной Европе, создав трансатлантическую сеть институтов и отношений, что «многократно окупилось и продолжает приносить плоды»5. Все это, подчеркнула госсекретарь, «поможет выстроить архитектуру и принесет дивиденды для сохранения американского лидерства на протяжении всего нынешнего столетия».
Политические декларации сопровождаются предпринятыми Соединенными Штатами в последнее время масштабными шагами по дальнейшему укреплению своего военного присутствия в АТР. Объявив о свертывании американских военных операций в ряде районов мира и о сокращении военных расходов США, Б.Обама в январском выступлении в Пентагоне указал, что эти меры никак не затронут АТР6. В частности, предусматривается дальнейшее усиление американской военной группировки на Тихом океане с упором на военно-морские и военно-воздушные компоненты; применение в военной сфере современных достижений информатики и электроники; дальнейшее развертывание широкомасштабной глобальной и нацеленной на Восточную Азию региональной системы ПРО (в добавление к уже имеющимся средствам предполагается разместить на территории Австралии, Японии и Южной Кореи ракеты-перехватчики SM-3, подобные тем, которые США продвигают в Европу); укрепление военных баз на о. Гуам и на Окинаве с выделением для этого крупных денежных средств; увеличение военной помощи американским союзникам в АТР. Создается, по сути, новый мощный военный комплекс в юго-западной части Тихого океана — размещение 2500 морских пехотинцев в Дарвине (Австралия) с определенным количеством флотских и авиационных соединений (называются, в частности, истребители F-22 и транспортные самолеты С-17, а в будущем, возможно, и стратегические бомбардировщики), создаются либо укрепляются опорные пункты на Филиппинах, в Сингапуре и в Новой Зеландии7. По однозначным оценкам многих специалистов, вся эта деятельность осуществляется с явным прицелом на Китай и на регион Южно-Ки-
тайского моря, где США берут курс на открытое противостояние с КНР. США, фактически, заняли сторону Японии и стран ЮВА в их споре с Пекином из-за островов в акватории Восточно-Китайского и Южно-Китайского морей, пытаются мобилизовать эти страны на более решительное отстаивание — при поддержке Вашингтона — своих позиций. В середине апреля 2012 г. начались совместные американо-филиппинские военные маневры вблизи спорных островов в Южно-Китайском море, в которых принимали также участие военные Австралии, Японии и Южной Кореи8.
Противовесом имеющимся в АТР региональным организациям многие, в том числе и китайские, аналитики считают активно продвигаемую в последнее время Соединенными Штатами идею Транстихоокеанского партнерства9. При этом, как отмечают китайские наблюдатели, Вашингтон явно не заинтересован в присоединении к ТТП Китая.
Не вызывает сомнений, что указанные действия Соединенных Штатов с тревогой воспринимаются в КНР, что видно по реакции китайских политологов и средств массовой информации, оценивающих американские шаги как серьезный вызов Китаю, требующий адекватного ответа со стороны КНР. Китайский официоз — газета «Глобал таймс» — указывает в апрельских статьях за 2012 г., что развертываемые Вашингтоном системы ПРО главным образом нацелены на Китай и Россию. «Если Япония, Южная Корея и Австралия присоединятся к американской системе, то в Азии начнется гонка вооружений», — говорится в статье. «Это не тот сценарий, который хотел бы видеть Китай, но ему неизбежно придется реагировать, если развитие событий пойдет таким образом»10.
В то же время Пекин предпочитает пока проявлять сдержанность и осторожность, отводя американские обвинения в «несоразмерном» наращивании Китаем своей военной мощи, указывая на отсутствие у КНР экспансионистских устремлений и подчеркивая заинтересованность КНР в дальнейшем укреплении и развитии отношений с США, «урегулировании разногласий надлежащим образом». Эта линия, в частности, проявилась в ходе визита в США (13—17 февраля 2012 г.) заместителя предсе-
дателя КНР Си Цзиньпина. При встрече с президентом Б.Оба-мой Си Цзиньпин выразил надежду, что его нынешняя поездка «окажет содействие непрерывному продвижению китайско-американских отношений сотрудничества и партнерства в правильном направлении», а в интервью газете Washington Post от 12 февраля 2012 г. подчеркнул, что «китайско-американские отношения стали одними из самых важных, самых жизнеспособных и самых потенциально значимых двусторонних связей в мире»11. Он также отметил стабилизирующую роль США в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Б.Обама со своей стороны заявил, что «США приветствуют сильный, процветающий и успешный Китай, который будет играть все более важную роль в международных делах». Китайский гость был принят в США на самом высоком уровне: встречи с ним провели президент, вице-президент, госсекретарь, руководители Пентагона и Конгресса, широкий круг ведущих американских политических деятелей. Усилия сторон по стабилизации американо-китайских отношений были продолжены в ходе состоявшегося 3—4 мая 2012 г. в Пекине 4-го раунда американо-китайского стратегического и экономического диалога, для участия в котором в КНР прибыла представительная американская делегация во главе с госсекретарем X. Клинтон и министром финансов Т.Гайтнером.
Кроме того, Пекин предпринял активные шаги, направленные на дальнейшее укрепление отношений со странами Восточной и Юго-Восточной Азии, урегулирование имеющихся с ними проблем путем конструктивного диалога, «без вмешательства извне». Заметно активизировался обмен визитами со странами АТР.
Указанное развитие событий начинает сказываться на общей обстановке в регионе, осложняя осуществление задач по налаживанию продуктивного сотрудничества между странами АТР. С откровенной заявкой на лидирующую роль в АТР выступили США на состоявшихся в 2011 г. саммитах АТЭС, АСЕАН, Восточноазиатском саммите (ВАС). Попытка американской делегации вынести на общее обсуждение саммита ВАС (19 ноября
2011 г., о. Бали) проблему территориального разграничения в Южно-Китайском море затруднила осуществление связанных с
этим саммитом и в целом с ВАС надежд. Как заявил 8 января
2012 г. помощник министра иностранных дел КНР Лю Чжэнь-минь, «в краткосрочной перспективе будет трудно сформировать в данном регионе паназиатско-тихоокеанский механизм
сотрудничества в области безопасности, который бы превосхо-
12
дил все существующие в регионе механизмы» .
В целом можно отметить, что к настоящему времени в АТР складывается принципиально новая обстановка. С одной стороны, сохраняется тенденция к расширению сотрудничества между странами региона, созданию универсальной системы, обеспечивающей стабильность и безопасность региона, а с другой, — нарастает опасность усиления противоборства между странами региона за преобладающее влияние в АТР, что может привести к открытой конфронтации, сорвать объединительные процессы в регионе.
В этой ситуации значительно возрастает ответственность стран АТР за то, чтобы не допустить развитие опасных тенденций в регионе, предотвратить превращение АТР в еще один эпицентр противоречий и конфликтов, продолжить усилия по строительству новой архитектуры, основанной на сотрудничестве, взаимном доверии, равной безопасности всех стран региона.
II
Развитие событий в АТР напрямую затрагивает интересы Российской Федерации, выступающей за обеспечение стабильности и безопасности в Азиатско-Тихоокеанском регионе, конструктивное сотрудничество расположенных здесь стран. Заслуживает внимания и то, что США и их западные партнеры явно не прочь привлечь Россию к своей стратегии сдерживания Китая.
В соответствии с Концепцией внешней политики Российской Федерации (утверждена Президентом РФ 12 июля 2008 г.), Россия придает огромное и все более возрастающее значение Азиатско-Тихоокеанскому региону. Это обусловлено принадлежностью нашей страны как евроазиатской державы к этому динамично развивающемуся району мира. Здесь расположе-
ны 3/4 территории нашей страны, проживает 30 млн человек, сосредоточено от 60 до 80 % запасов стратегически важных ресурсов мирового значения. Обстановка в Азии имеет ключевое значение с точки зрения обеспечения национальной безопасности нашей страны.
Важнейшее значение имеет геостратегическое положение России — в центре евразийского континента. Новые горизонты и возможности открывают выдвинутая российским руководством концепция создания Евразийского союза, уже осуществляемые в этом направлении конкретные шаги.
В последние годы российское правительство значительно усилило внимание к задачам ускоренного подъема экономики Восточной Сибири и российского Дальнего Востока как к главному направлению интеграции России в Азиатско-Тихоокеанский регион. Обладая огромным ресурсным, энергетическим и иным потенциалом, указанные регионы могут дать мощный импульс дальнейшему развитию как нашей страны, так и азиатских государств. Разработана и в конце декабря 2009 г. утверждена Стратегия социально-экономического развития Дальнего Востока и Байкальского региона до 2025 г. В начале июля 2010 г. в Хабаровске состоялось совещание под руководством президента РФ, на котором были определены дальнейшие задачи по укреплению позиций России в АТР. О серьезности российских намерений говорит учреждение Российской государственной компании по развитию Дальнего Востока и Сибири, наделенной весьма широкими полномочиями. В новом правительстве РФ появилась должность министра по развитию Дальнего Востока, которую занял видный российский деятель, хорошо знающий дальневосточные проблемы, бывший губернатор Хабаровского края академик РАН В.И. Ишаев.
В сложившейся ситуации Россия могла бы сыграть важную стабилизирующую роль в АТР, продолжая наращивать усилия по формированию всеобъемлющей системы безопасности в регионе, расширению продуктивного диалога между странами региона, укреплению между ними доверия и сотрудничества. Этому способствуют крепнущие позиции нашей страны в АТР, активно развивающиеся связи практически со всеми странами региона.
Особое значение имеет дальнейшее расширение взаимодействия между Россией и Китаем, чему во многом способствует совпадение или близость позиций двух стран в вопросах обеспечения безопасности в АТР. Наши две страны связывает общая граница, жизненная заинтересованность в экономическом подъеме сопредельных территорий. Курс на преимущественное развитие отношений с Китаем был предельно ясно сформулирован в программной статье от 27 февраля 2012 г. Председателя Правительства РФ В.В. Путина «Меняющийся мир». По словам российского премьера, «своим поведением на мировой арене Китай не дает повода говорить о его претензиях на доминирование». В свою очередь, поздравив в телефонном разговоре 6 марта
В.В. Путина с избранием на пост президента РФ, Председатель КНР Ху Цзиньтао подчеркнул: «Китайское правительство и народ окажут решительную поддержку России в выборе пути развития, который отвечает ее реалиям, а также поддержку усилиям, прилагаемым Россией для обеспечения государственного суверенитета, безопасности и продвижения экономического роста»13.
Между руководством наших двух стран достигнут беспрецедентно высокий уровень доверия, закрыты все крупные политические вопросы, стороны будут и дальше действовать в духе настоящего партнерства, оказывать друг другу поддержку на международной арене . С российской стороны неоднократно подчеркивалось, что для России неприемлемо участие в каких-либо коалициях и схемах, направленных на «сдерживание» КНР15.
Сейчас на первый план в наших отношениях с Китаем выходят задачи наращивания экономического сотрудничества, что приобретает поистине стратегическое значение для укрепления основы отношений двух стран. Хотя за последние годы и в этой области достигнуты неплохие результаты (59,3 млрд долл. составил товарооборот в 2010 г. и свыше 80 млрд долл. в 2011 г.), в целом российско-китайская торговля существенно отстает от уровня торговых связей КНР с другими ее ведущими партнерами. Низки объемы взаимных инвестиций (примерно 2,6 млрд долл. китайских инвестиций на конец 2010 г. и около 1 млрд. долл. — инвестиций России в КНР)16.
Особое место следует отвести осуществлению разработанной сторонами «Программы сотрудничества между регионами Дальнего Востока и Восточной Сибири РФ и Северо-Востока КНР на 2009—2018 гг.», что будет иметь огромное значение для ускоренного подъема восточных российских регионов, а также северо-востока и запада Китая.
Заложена необходимая база и для взаимодействия двух стран в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Во время сентябрьского (2010 г.) визита в КНР президента РФ стороны договорились совместно выступить с инициативой по укреплению безопасности в АТР «в духе взаимного доверия, взаимной выгоды, равноправия и взаимодействия»17. Руководители двух стран, в частности, подчеркнули, что они выступают за создание в АТР открытой, транспарентной и равноправной архитектуры безопасности и сотрудничества, основанной на принципах международного права, внеблоковых началах и учете законных интересов всех сторон. Проделана большая работа по претворению в жизнь указанной договоренности сторон, разработана «дорожная карта» по координации российско-китайских действий в АТР, создан специальный переговорный механизм на уровне заместителей министров иностранных дел двух стран по выработке дальнейших шагов, направленных на стабилизацию обстановки в Азиатско-Тихоокеанском регионе.
В Совместном заявлении по итогам июньского (2011 г.) визита председателя КНР Ху Цзиньтао в Россию стороны указали, что они «придают особое значение механизму Восточноазиатских саммитов как важному форуму, объединяющему государства АТР» и «продолжат укреплять роль Восточноазиатских саммитов как основной площадки стратегического диалога с участием лидеров государств АТР в интересах развития региона и поддержания в нем безопасности». Было также подчеркнуто намерение «продолжать прилагать усилия в целях создания в Северо-Восточной Азии многостороннего механизма обеспечения мира и безопасности»18.
Разрабатывая практическую линию в отношениях со странами региона, Россия придерживается многовекторного курса, стремится развивать взаимодействие и сотрудничество со всеми
странами, которые проявляют к этому готовность. Важнейшее значение придает наша страна налаживанию продуктивного диалога по проблемам АТР с Соединенными Штатами, учитывая ту роль, которую играет в регионе эта страна.
Ключевое значение в определении обстановки в АТР имеют такие региональные организации, как АТЭС, АСЕАН, АРФ, Диалог по сотрудничеству в Азии (ДСА) и др. Естественным форумом для выработки целостной концепции инклюзивной безопасности для Восточной Азии является Восточноазиатский саммит, в повестку дня которого, как подчеркнул в опубликованной в апреле 2012 г. в индонезийском журнале Strategic Review статье министр иностранных дел РФ С.В. Лавров, должны включаться по-настоящему крупные, стратегические проблемы взаимодействия в регионе.
С.В. Лавров указал, что российское видение региональной архитектуры «плотно сопрягается с концепцией “динамичного равновесия”, выдвинутой министром иностранных дел Индонезии М. Наталегавой, где главный мотив — сложение усилий государств АТР по поддержанию безопасности, стабильности, процветания»19.
Необходимо и дальше повышать роль в решении мировых и азиатских дел таких новых механизмов, как БРИКС, ШОС, РИК.
В последние годы БРИКС все более уверенно выходит на авансцену международной жизни. Данный механизм объединяет 5 стран с 43 % населения планеты, с крупнейшими, быстро развивающимися экономиками, огромными природными ресурсами и внутренними рынками. Если на конец 2010 г. совокупный ВВП стран БРИКС составлял 15 % мирового ВВП (25 % — по паритету покупательной способности), то, по последнему прогнозу Всемирного банка, к 2025 г. уже более 50 % мирового ВВП будет приходиться на Россию, Индию, Индонезию, Бразилию и Китай, а ежегодные усредненные темпы
роста стран БРИКС составят 4,7 % против 2,3 % в развитых
20
странах20.
Исключительное значение имеет Шанхайская организация сотрудничества (ШОС). За короткий срок своего существования ШОС стала заметным фактором региональной и мировой политики, важным звеном формирующегося нового полицентрично-го миропорядка. Крупнейшая заслуга ШОС — оздоровление об-
становки в Центральной Азии, налаживание сотрудничества и укрепление доверия между странами региона. Значительные усилия прилагает ШОС в борьбе с террористической, сепаратистской, наркотической угрозой.
В то же время необходимо принимать срочные меры по повышению результативности ШОС в социально-экономической области, что особенно важно на фоне ширящихся в развивающихся странах протестных настроений, захватывающих и страны Центральной Азии. На повестке дня стоит решение таких острых задач, как регулирование водопользования, разрешение транспортной проблемы, создание рынка сельскохозяйственной продукции. Пока не оправдали связанных с ними надежд Деловой совет и Межбанковское объединение ШОС.
Нужен более четкий механизм реагирования на чрезвычайные ситуации в странах региона, на события, угрожающие их национальной безопасности.
Очевидно, следует также переосмыслить политику ШОС в отношении Афганистана, поскольку угрозы, исходящие с территории этой страны, непосредственно затрагивают интересы центральноазиатских стран, России и Китая. Это особенно важно в условиях предстоящего вывода из Афганистана сил международной коалиции при том, что обстановка в Афганистане пока еще далека от стабильности.
Очевидно, значительную пользу мог бы принести формат трехстороннего взаимодействия России, Индии и Китая (РИК). Опираясь на мощный совокупный потенциал трех стран, близость их подходов к фундаментальным проблемам современности, сотрудничество в структуре РИК может стать важным фактором формирования комплексных механизмов обеспечения безопасности в Азии и АТР. Одна из важнейших задач РИК — создание обстановки стабильности и процветания в так называемой большой Центральной Азии. Регион имеет все шансы стать одним из наиболее развитых районов мира. Ключом к повышению эффективности РИК является дальнейшее укрепление отношений взаимопонимания и доверия между Китаем и Индией, в которых в последнее время произошли заметные позитивные сдвиги.
Особого внимания требует регион Северо-Восточной Азии (СВА). По своему геополитическому значению СВА — один из наиболее важных и перспективных регионов мира. Здесь непосредственно соприкасаются интересы четырех крупнейших держав — США, Китая, России, Японии. Имеются все необходимые предпосылки для превращения СВА в высокоразвитый индустриально-промышленный и финансово-экономический центр, сопоставимый с другими важнейшими центрами мира. Быстрыми темпами развивается северо-восток Китая, где появились мощные промышленные кластеры, нуждающиеся в расширении своих транспортных и инфраструктурных возможностей. Огромных успехов добилась Республика Корея. Как уже отмечалось, масштабные задачи по ускоренному подъему Дальнего Востока и Байкальского региона выдвинуты Россией. Эффективные шаги по разработке сырьевой, промышленной и сельскохозяйственной базы предпринимает Монголия. Первостепенный интерес СВА представляет для Японии и Южной Кореи с их крупным потенциалом, большими инвестиционными возможностями. Активные связи с регионом развивают Соединенные Штаты. На повестке дня осуществление в СВА масштабных ресурсных, энергетических, инфраструктурных проектов с участием России, Китая, Монголии, других заинтересованных стран. В то же время одним из ключевых условий реализации указанных задач является скорейшая стабилизация обстановки на Корейском полуострове, решение вопросов, связанных с напряженностью вокруг КНДР.
Значительные усилия прилагает Россия для успешного проведения намеченного на осень 2012 г. саммита АТЭС во Владивостоке. Как подчеркнул Президент РФ Д.А. Медведев, наша страна будет придерживаться линии на обеспечение преемственности в решении задач, которые ставит перед собой АТЭС на данном этапе: дальнейшая либерализация торгово-инвестиционной деятельности и углубление экономической интеграции; сотрудничество в целях инновационного роста; совершенствование транспортно-логистических систем; обеспечение продовольственной безопасности и др.21 Вместе с тем предоставляется благоприятный шанс для использования этого мероприятия в собственных рос-
сийских интересах для дальнейшей интеграции нашей страны в систему экономических связей в АТР, придания серьезного импульса развитию российских дальневосточных регионов.
Примечания
1 Данные ГСУ КНР //Жэньминь жибао он-лайн. 06.04.2011.
2 Жэньминь жибао он-лайн. 25.03.2011.
3 URL: www.state.gov/secretary/rm/2010/01/135090.htm.
4 URL: http://www.huffingtonpost.com/2012/01/24/state-of-the-union-spe
ech-text_n_122939.
5 URL: http://www.foreignpolicy./articles/2011/10/11/americas_pacific_century.
6 URL: http://russian.news.cn/world/2012-01/06c_131347060.htm.
7 URL: http://www.rusphbc.ru/2011/11/blog-post_29.htmI.
8 КоммерсантЪ. 17.04.2012.
9 URL: www.russian.china.org.cn 09-04-2012 www.russian.china.org.cn 19-01 -2012.
10 URL: www.rg.ru/2012/04/06/pro-site-anons.html.
11 Приводится по: URL: http://paper.people.com.cn/rmrb/html/2012-02/ 15/nw.D110000renmrb_20120215_4-01.htm?div=-1, URL: http://russian.news.c n/china/2012 -02/13/c_131407644.htm.
12 ^ньхуа. 10.01.2012.
13 Russian.china.org.cn 07-03-2012.
14 Московские новости. 27.02.2012.
15 Cм. выступление C.B. Лаврова 4 февраля 2012 г. в Мюнхене на конференции по вопросам безопасности. URL: http://www.mid.ru 04.02.2012.
16 URL: www.kremlin.ru/transcripts/10911.
17 URL: http://news.kremlin.ru/ref_notes/719.
18 ^вместное заявление РФ и КНР от 16 июня 2011 г. по текущей ситуации в мире и основным международным вопросам. URL: www.kremlin./ ru/ref_notes/967.
19 Огатья C.B. Лаврова в индонезийском журнале Strategic Review. URL: www.mid.ru/brp_4.nsf/newsline/98765029ECAB810B442579D70051A1ED.\
20 Российская газета. 19.05.2011.
21 URL: www.vostokmedia.com/n127359.html.

читать описание
Star side в избранное
скачать
цитировать
наверх