Научная статья на тему 'Жюдит Готье как культуртрегер (французские переложения китайских стихов в русской поэзии)'

Жюдит Готье как культуртрегер (французские переложения китайских стихов в русской поэзии) Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
337
67
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ЖЮДИТ ГОТЬЕ / "ЯШМОВАЯ КНИГА" / Д'ЭРВЕ СЕН-ДЕНИ БАЛЬМОНТ / ДУ ФУ / КУЛЬТУРТРЕГЕРСТВО / ШИНУАЗРИ / JUDITH GAUTIER / "THE BOOK OF JADE" / D'HERVé SAINT-DENIS / BALMONT / DU FU / KULTURTREGER / CHINOISERIE

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Осьминина Е.А.

В статье показано, что определение «культуртрегер» может быть применено по отношению к Жюдит Готье вне зависимости от того, положительный или отрицательный смысл вкладывается в это слово. «Яшмовая книга» (1867), сборник ее переложений китайской поэзии, послужил первоисточником для последующих переводов на французский (повторно), английский, немецкий, испанский, польский, русский языки. Вместе с тем, как показали русский синолог В. М. Алексеев и затем французский филолог Ф. Стоке, это только вольные переложения, очень далекие от оригинала. К. Д. Бальмонт в книге «Зовы древности» (1908) переложил несколько стихотворений с французского, указав только имена китайских поэтов, а не их французских переводчиков. Было установлено, что три стихотворения переложены с профессиональных переводов маркиза д'Эрве Сен-Дени из книги «Поэзия эпохи Тан» (1862) и одно с «Яшмовой книги» Жюдит Готье. При сопоставлении переложений Готье-Бальмонта и китайского оригинала Ду Фу ясно, чем Готье привлекала других «переводчиков». Она упрощала китайскую поэзию и приспосабливала ее ко вкусам европейских читателей. В частности, она сократила стихотворение Ду Фу, убрала этнографические подробности и географические названия и заменила любовь к родине, столь частый мотив китайской поэзии, любовью к женщине.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Judith Gauthier as kulturtreger (French transcriptions of Chinese poems in Russian poetry)

The article shows that the definition of «kulturtreger» can be applied to Judith Gauthier regardless of the fact whether positive or negative meaning is put into the word. “The Book of Jade” (1867), a collection of her transcriptions of Chinese poetry, served as the primary source for subsequent translations into French (retranslations), English, German, Spanish, Polish, Russian. However, as by the Russian sinologist V. M. Alexeev and then the French philologist F. Stoke demonstrated, these are only voluntary overlays, that are very far from the original. K. D. Balmont in the book «The Calls of the Antique» (1908) interpreted several poems from French, giving only the names of the Chinese poets, but not of their French translators. It was found that three poems were interpreted from the professional translation of marquis d'Hervé Saint-Denis from the book «The Poetry of the Tang Dynasty» (1862) and one poem from «The Book of Jade» by Judith Gautier. While comparing the transcriptions of Gauthier-Balmont and the Chinese original of Du Fu, it becomes clear, why Gauthier attracted other «translators». She simplified Chinese poetry and adapted it to the tastes of European readers. In particular, she shortened Du Fu's poem, dropped the ethnographic details and the geographical names, and replaced love for the Motherland, the so frequent motive of Chinese poetry, with love of the woman.

Текст научной работы на тему «Жюдит Готье как культуртрегер (французские переложения китайских стихов в русской поэзии)»

УДК 801.81

Е. А. Осьминина

доктор филологических наук,

профессор каф. мировой культуры ИГПН МГЛУ;

e-maiL: eLeosminina@maiL.ru

ЖЮДИТ ГОТЬЕ КАК КУЛЬТУРТРЕГЕР (французские переложения китайских стихов в русской поэзии)

В статье показано, что определение «культуртрегер» может быть применено по отношению к Жюдит Готье вне зависимости от того, положительный или отрицательный смысл вкладывается в это слово. «Яшмовая книга» (1867), сборник ее переложений китайской поэзии, послужил первоисточником для последующих переводов на французский (повторно), английский, немецкий, испанский, польский, русский языки. Вместе с тем, как показали русский синолог В. М. Алексеев и затем французский филолог Ф. Стоке, это только вольные переложения, очень далекие от оригинала.

К. Д. Бальмонт в книге «Зовы древности» (1908) переложил несколько стихотворений с французского, указав только имена китайских поэтов, а не их французских переводчиков. Было установлено, что три стихотворения переложены с профессиональных переводов маркиза д'Эрве Сен-Дени из книги «Поэзия эпохи Тан» (1862) и одно - с «Яшмовой книги» Жюдит Готье. При сопоставлении переложений Готье-Бальмонта и китайского оригинала Ду Фу ясно, чем Готье привлекала других «переводчиков». Она упрощала китайскую поэзию и приспосабливала ее ко вкусам европейских читателей. В частности, она сократила стихотворение Ду Фу, убрала этнографические подробности и географические названия и заменила любовь к родине, столь частый мотив китайской поэзии, - любовью к женщине.

Ключевые слова: Жюдит Готье; «Яшмовая книга»; д'Эрве Сен-Дени Бальмонт; Ду Фу; культуртрегерство; шинуазри.

E. A. Osminina

Doctor of PhiLoLogy (Dr. habiL.), Professor at the Department of WorLd CuLture, MSLU; e-maiL: eLeosminina@maiL.ru

JUDITH GAUTHIER AS KULTURTREGER (French transcriptions of Chinese poems in Russian poetry)

The articLe shows that the definition of «kuLturtreger» can be appLied to Judith Gauthier regardLess of the fact whether positive or negative meaning is put into the word. "The Book of Jade" (1867), a coLLection of her transcriptions of Chinese poetry, served as the primary source for subsequent transLations into French (retransLations), EngLish, German, Spanish, PoLish, Russian. However, as by the Russian sinoLogist V. M. ALexeev and then the French phiLoLogist F. Stoke demonstrated, these are onLy voLuntary overLays, that are very far from the originaL.

K. D. BaLmont in the book «The CaLLs of the Antique» (1908) interpreted several, poems from French, giving onLy the names of the Chinese poets, but not of their French translators. It was found that three poems were interpreted from the professional translation of marquis d'Hervé Saint-Denis from the book «The Poetry of the Tang Dynasty» (1862) and one poem from «The Book of Jade» by Judith Gautier. WhiLe comparing the transcriptions of Gauthier-BaLmont and the Chinese originaL of Du Fu, it becomes cLear, why Gauthier attracted other «transLators». She simpLified Chinese poetry and adapted it to the tastes of European readers. In particuLar, she shortened Du Fu's poem, dropped the ethnographic detaiLs and the geographicaL names, and repLaced Love for the MotherLand, the so frequent motive of Chinese poetry, with Love of the woman.

Key words: Judith Gautier; "The Book of Jade"; d'Hervé Saint-Denis; BaLmont; Du Fu; kuLturtreger; chinoiserie.

Труды и переводы французских ориенталистов послужили источником для ряда русских художественных произведений, посвященных Древнему Египту, Ассиро-Вавилонии. Так, по книге для юношества Г. Масперо «Au temps de Ramsès et d'Assourbanipal. Egypte еt Assyrie аnciennes» (1890), в русском переводе «История Востока. Египет. Ассирия» (1892), написаны: стихотворение О. Э. Мандельштама «Египтянин» (1913), пьеса А. А. Блока «Рамзес. Сцены из жизни Древнего Египта» (1921) и некоторые сцены в романе Д. С. Мережковского «Мессия» (1928). По труду П. Дорма «Choix de textes religioux assyro-babyloniens» (1907) Н. С. Гумилев переложил поэму «Гильгамеш. Вавилонский эпос» (1919).

Причиной тому был как высокий уровень французской египтологии, заданный еще Ж. Ф. Шампольоном, так и знание французского языка, столь любимого русской образованной публикой.

Для художественных произведений на китайскую тему картина должна была отличаться. Уже в XIX в. русская синология находилась на высоком уровне: у нас были такие замечательные ученые, как В. П. Васильев и С. М. Георгиевский, к концу XIX - началу ХХ вв. были переведены на русский базовые тексты конфуцианства и даосизма: «Лунь юй» и «Дао де цзин».

Однако с китайской поэзией дело обстояло гораздо хуже. Первыми профессиональными работами являются переводы В. М. Алексеева: «Стихотворений в прозе» Ли Бо в 1911 г., «Китайской поэмы о поэте. Стансов Сы Кун-ту» в 1916 г., а также «Антология китайской лирики VII-IX вв. по Р. Хр.» (1923) в переводе Ю. К. Шуцкого.

Но переложения китайских стихотворений выходили и в XIX и особенно в начале ХХ вв. (с его стремлением к ориентализму и «поэтическому фольклоризму») и выполняли их поэты всех направлений с европейских языков - главным образом, с французского.

К этому времени во Франции маркиз д'Эрве Сен-Дени (d'Hervey-saint-Denys) выпустил переводы поэзии Тан "Poésies de l'époque des Thang" (1862). Жюдит Готье (Judith Gautier) под псевдонимом Жюдит Уолтер (Judith Walter) переложила китайские стихотворения в сборнике «Яшмовая книга» ("Le livre de Jade") в 1867 г., затем, уже под своим настоящим именем, выпустила ее второе, дополненное, издание (1902). С. Куврёр (S. Couvreur) перевел на французский язык древний «Ши цзин» в 1896 г.

Эти тексты не то чтобы различны - они несопоставимы. В. М. Алексеев отнес переводы д'Эрве Сен-Дени к тому же типу, что и переводы von Zach'а, которые были названы ученым «образцом точнейших и обстоятельнейших переводов» [Алексеев 2013, с. 118]. Тексты Сен-Дени снабжены предисловием и комментарием переводчика к каждому стихотворению, отсылкой к имеющимся переводам на английский язык.

Книгу Готье Алексеев отнес к категории «переводов-фальсификаторов», «экзотических переводов» [Алексеев 2002, с. 119], сравнив ее переложение «Запретный цветок» и оригинальное стихотворение, «Мелодию "чистой воды"» Ли Бо и показав, как Готье трансформирует текст. Вывод Алексеева: «...помимо знатоков китайского языка на эти же "переводы" устремились и незнающие язык и побуждаемые, очевидно, экзотикой вроде Юдифь Готье. Как и можно было представить, последние оказались большими китайцами, чем сами китайцы, упорно стараясь договорить то, чего китаец не сказал. Сочинительство под китайца госпожи Готье оказало влияние на поэтическую продукцию поэтов экзотистов (например, «Фарфоровый павильон» Н. С. Гумилева), которые, чувствуя ведущую их руку, дают себе, конечно, еще большую волю: так создается экзотика китайщины (chinoiserie)» [Алексеев 2002, с. 255].

Однако именно «Яшмовая книга», много раз переизданная во Франции, послужила основой для переложений «китайских» стихов не только Гумилева, но английских, испанских, немецких, польских «переводчиков». Поэтому именно Жюдит Готье может быть названа

культуртрегером во всем смыслах - и в положительном как популяризатор, и в отрицательном, ироническом.

Ее биография многое объясняет. Жюдит Готье (1845-1917) - первая женщина - член Гонкуровской Академии (1910), была дочерью французского поэта и литературного критика Теофиля Готье (1811— 1872). Н. С. Гумилев перевел «Эмали и камеи» последнего, поэтому выбор «Яшмовой книги» объясняется не только любовью русского поэта к экзотике.

Жюдит начала изучать китайский язык в 1862 г., Теофиль Готье нашел для нее учителя, китайца Тин-Тун-Линга (Tin-Tun-Ling). В 1867 г. (то есть в возрасте 22 лет!) она выпустила первое издание «Яшмовой книги» под псевдонимом и с посвящением Тин-Тун Лингу, «китайскому поэту».

Затем Жюдит написала роман из китайской жизни «Le Dragon Impérial» («Импереаторский дракон», 1869). За ним последовал роман из жизни Средневековой Японии: «L'Usurpateur» («Узурпатор», 1875), другое название «La Sœur du soleil» («Сестра солнца») и еще ряд произведений, в том числе этнографические очерки о Японии и Китае «Les peuples étrangers» («Чужеземцы», 1879) и переводы японской средневековой поэзии (книги «Кокинвакасю»).

В 1902 г. она переиздала свою «Яшмовую книгу», добавив туда 39 стихотворений и убрав два. В первом издании книги семь разделов: «Влюбленные», «Луна», «Осень», «Странники», «Вино», «Война» и «Поэты»; во втором они помещены несколько в другом порядке, появился новый раздел «Придворная жизнь», хотя начинается сборник по-прежнему «Влюбленными» и «Луной», а завершается «Поэтами».

Источникам Жюдит Готье, изменениям в двух изданиях, их влиянию на другие французские (F. Toussaint), английские, немецкие, испанские, польские «переводы» с китайского посвящен обстоятельный разбор Ф. Стоке «Sur les sources du Livre de Jade de Judith Gautier» (2006). Результаты Ф. Стоке изложил в таблице (см. табл., с. 299) [Stocès 2006, c. 349].

Перечисляя труды английских, немецких, испанских и других компиляторов, Ф. Стоке упомянул и «Фарфоровый павильон». Сам Гумилев указал на книгу Юдифь: «Основанием для этих стихов послужили работы Жюдит Готье, маркиза Сен-Дени, Юара, Уили и других» [Гумилев 1918, с. 31]. Об этих заимствованиях говорил не только

В. М. Алексеев, их указывали комментаторы к собраниям сочинений Н. С. Гумилева (Г. П. Струве, М. Д. Эльзон), отдельно разбирала этот вопрос М. Рубинс.

Таблица

Тип «переводов» Издание 1867 г. Дополненное издание 1902 г. Всего

Стихи, переведенные с некоторыми ошибками 2 20 22

Адаптированные стихи или вдохновленные Э. Сен-Дени 19 6 25

Попытки перевода (неудачные) 8 3 11

Подтвержденные творения Ж. Готье 16 10 26

Поэты и поэмы, не идентифицируемые 16 10 26

Итого 71 39 110

Но «Яшмовая книга» вдохновила не только акмеиста Гумилева, но и символиста К. Д. Бальмонта и футуристов В. Егорьева и В. Маркова (псевдоним В. Матвейса). И именно на примере Бальмонта, который обращался и к Сен-Дени и к Готье, хорошо видно, чем именно последняя привлекала переводчиков.

Бальмонт в сборнике «Зовы древности» (1908 г., переизд. 1923 г.) переложил пять китайских произведений, нигде не указал своих источников; они и были установлены нами в процессе работы. Главы из «Дао де цзина» он мог перевести или с английского (Дж. Легга), или с французского языков (С. Жюльена). Отрывок из «Ши цзина» он переложил по переводу из предисловия Сен-Дени, стихотворения Ван-Чан-Лина и Ли Бо - по основному корпусу переводов Сен-Дени, хотя переложения Ли Бо есть и у Жюдит Готье, и у англичанина Г. Джайл-са. Но стихотворение Ду Фу взято с переложения Жюдит Готье.

Бальмонтовский вариант называется «В уровень с водой», из «Тху-Фу» (Ду Фу):

Так быстро стремится ладья моя в зеркале вод, И взор мой так быстро следит за теченьем реки. Прозрачная ночь, в облаках, обняла небосвод, Прозрачная ночь и в воде, где дрожат огоньки.

Чуть тучка, блестя, пред Луной в высоте промелькнёт, Я нижу в реке, как той тучки скользит хризолит. И кажется мне, что ладья моя в Небе плывёт, И кажется мне, что любовь моя в сердце глядит» [Бальмонт 1908, с. 142].

У Готье это «Sur le fleuve Tchou», белый стих:

Mon bateau glisse rapidement sur le fleuve, et je regarde dans l'eau.

Au-dessus est le grand ciel, où se promènent les nuages.

Ье ciel est aussi dans le fleuve; quand un nuage passe sur la lune,

je le vois passer dans l'eau;

Et je crois que mon bateau glisse sur le ciel.

Alors je songe que ma bien-aimèe se reflète ainsi dans mon cœur

[Gautier 1902, с. 37-38].

Подстрочный перевод К. П. Осьмининой (МГЛУ, кафедра журналистики, III курс): «На реке Чу».

Моя лодка быстро скользит по реке, и я смотрю в воду.

Выше - большое небо, где плывут облака.

Небо также находится в реке; когда облако проходит над

луной, я вижу, что оно движется в воде.

И я думаю, что моя лодка скользит по небу.

Тогда я думаю, что моя возлюбленная отражается в моем сердце.

Ф. Стоке приводит мнение Вильяма Ханга, американского синолога и специалиста по Ду Фу, о переложениях Готье: «В книге представлены четырнадцать стихотворений, приписанных Фу. Два из них - это переводы, а не искаженные подлинные стихи» [Stocès 2006, с. 343]. К таким «искаженным» стихотворениям В. Ханг относит и «На реке Чу».

Нам представляется, что переложение Готье навеяно строками из стихотворения Ду Фу «Написано в лодке в последний день "Холодной пищи"». Перевод А. Гитовича:

Себя я принуждаю Пить вино Из-за того, Что пища холодна. На мне -

Убор отшельника давно, Вокруг меня -Покой и тишина. Плыву я тихо В лодке по реке. А кажется, Что по небу плыву И старыми глазами Вдалеке

Цветы я различаю И траву. А бабочки Танцуют танец свой У занавески Моего окна. И белых птиц, Слетевшихся гурьбой Уносит по течению Волна. За облака,

За кручи темных гор, Гляжу я вдаль За десять тысяч ли: Хочу увидеть Севера простор, Там, где Чанъань

Раскинута вдали [Томихай 2016, с. 213].

Подстрочный перевод стихотворения Ду Фу «В период малых холодов», сделанный с китайского А. В. Удовеней и А. Л. Федяковой (МГЛУ, кафедра зарубежного регионоведения, IV курс):

Еле-еле можешь съесть кусочек еды.

Сижу на земле. Стол уже обветшал. Много трещин.

На голове надета сермяжная шапка.

Пришла весна, повысился уровень воды, реки полноводны. Именно

поэтому плыть на лодке - это словно плыть по облакам. Тело стареет, глаза видят плохо. Цветы и траву на берегу вижу, словно сквозь пелену. Вижу, как свободны бабочка и чайка. Всяк на своем месте. Находясь в центре округа и смотря прямо на север, вижу Чанъань. Он похож на облако на небесах. Как он далек! Внезапно стало грустно.

Это стихотворение есть и у маркиза Сен-Дени под названием «En bateau, la veille du jour des aliments froids», но в его переводе нет мотива отражения: лодки в небе и возлюбленной в сердце - того самого, который Бальмонт повторяет за Готье.

Cette journée de printemps est bien belle; pourtant je ne puis, sans me faire violence, approcher la tasse de mes lèvres, et de plus on me sert un repas froid. Courbé tristement sur mon banc, je couvre d'un bonnet fourré ma tête fatiguée; Le bateau qui me porte glisse avec calme sur les grandes eaux, entre des rives fleuries;

Mais les yeux du vieillard, hélas ! ne voient plus les fleurs que dans un brouillard.

Deux papillons, se jouant et voletant, viennent de passer gaiement sous les rideaux qui m'abritent;

De légers oiseaux rasent, en tournoyant, la surface des flots qu'ils explorent; Et moi, qui ai promené mes regards sur cet horizon profond de nuages blancs et de montagnes bleues,

Je les fixe douloureusement vers le nord, car c'est là qu'est Tchang-ngan!" [d'Hervey-saint-Denys 1862, с. 143-144].

Подстрочный перевод стихотворения, озаглавленного Сен-Дени «В лодке, накануне дня холодной пищи», сделанный К. П. Осьмини-ной (МГЛУ, кафедра журналистики, III курс):

Этот весенний день очень хорош, однако я не могу без усилия приблизить чашку к моим губам, вдобавок мне подается только холодная пища.

Согнувшись печально на моей скамейке, я покрываю меховой шапочкой мою усталую голову;

Скользя спокойно на большой воде, лодка, которая меня везет, идет между цветущими берегами;

Но глаза старика, увы! Не видят больше цветов, чем в тумане.

Две бабочки, играют и порхают, прилетают, чтобы весело провести (время) в дымке над водой, которая меня накрывает;

Легкие птицы скользят и кружатся над поверхностью волны, в которую

они всматриваются;

И я, который бросает взгляды далеко за горизонт, полный белых

облаков и синих гор,

Я горестно смотрю на север, потому что там Чанъань!

При сравнении текста Жюдит (и не очень сильно отличающегося от нее Бальмонта) с текстами Сен-Дени и Ду Фу видно, что Жюдит, прежде всего, изменила размер стихотворения. В данном случае она его сократила, хотя в других - увеличивала: Алексеев разобрал как раз вариант, где она «дописала» Ли Бо [Алексеев 2002, с. 119].

Она убрала имена собственные, в данном случае город Чанъань. Эту особенность отметила и М. Рубинс, анализируя стихи Гумилева: «Готье исключает многие ссылки на исторические события, людей и географическое местоположение, заменяя непонятные западному читателю имена и названия нарицательными существительными» [Рубинс 2002, с. 67].

Она убрала этнографическую подробность: календарный праздник, «день холодной пищи», непонятный европейскому читателю.

Главное же, по нашему мнению, в том, что она заменила тоску по любимому городу Чанъань - тоской по любимой женщине, что в корне неправильно. Любовь к родине - важнейшая тема китайской поэзии, любовь к женщине - вовсе таковой не является. Как пишет М. Рубинс о Готье: «Наконец, повинуясь требованиям французского вкуса, она усиливает романтическую интонацию, практически неслышную в китайских стихах, где любовь как тема традиционно уступает дружбе» [Рубинс 2002, с. 67]. Любовная тема привлекает Готье, она открывает «Яшмовую книгу» разделом «Влюбленные», в котором больше всего стихотворений (17 в первом издании ее книги и 42 во втором).

Таким образом, Жюдит Готье «перешила» восточный текст по западной мерке - и понятно, что он подошел западному переводчику и читателю. И Бальмонт, как и многие другие, выбрал ее перевод.

Именно европейская понятность в сочетании с азиатской экзотикой определили популярность сборника Готье. А получилось, в конечном счете, «шинуазри», «китайская безделушка».

Плодом культуртрегерства и является шинуазри (в широком смысле, безотносительно к Китаю). Однако оно создает питательную

почву: читательский интерес - для профессиональной работы. Мы начали с египтологического примера. Но египтология также начиналась с «любительских» раскопок Дж. Бельцони, на смену которому пришли профессионалы. Так и в отечественных переводах с китайского.

О том же пишет и Ф. Стоке: «В самом деле, многие стихи из "Яшмовой книги" были переведены и перепереведены на различные языки компиляторами, часто более заботящимися о поэзии, чем синологи, и именно эту "китайскую" поэзию широкая публика начала любить» [Stocès 2006, c. 350].

Поэтому не будем слишком строги к Жюдит Готье и отдадим ей дань благодарной памяти.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Алексеев В. М. Рабочая библиография китаиста // Архив российской китаистики. Ин-т востоковедения РАН. Т. I . М. : Наука ; Вост. лит., 2013. С. 52-328.

Алексеев В. М. Труды по китайской литературе : в 2 кн. Кн. 1. М. : Восточная

литература РАН, 2002. 574 с. Бальмонт К. Д. Зовы древности. Гимны, песни и замыслы древних. СПб. :

Пантеон, 1908. 224 с. Гумилев Н. С. Фарфоровый павильон. Китайские стихи. СПб. : Гиперборей, 1918. 34 с.

Рубинс М. «Великолепная цитата». Китайские стихи Гумилева и их французские источники //ХХ век и русская литература. М. : РГГУ, 2002. С. 63-79.

Томихай Т. В сердце моем осени свет. СПб. : Своеиздательство, 2016. 352 с. Gautier J. Le livre de jade. Paris : Feux Juven, 1902. 280 р. d'Hervey-saint-Denys Marie-Jean-Léon. Poésies de l'époque des Thang. Paris :

Amyot, 1862. 301 р. Stocès F. Sur les sources du Livre de Jadede Judith Gautier. 2006/3 (№ 319) // Revue de littérature comparée. Р. 335-350.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.