Научная статья на тему 'Житие великомученицы Екатерины по списку из Торжественника И. С. Мяндина'

Житие великомученицы Екатерины по списку из Торжественника И. С. Мяндина Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

CC BY
48
12
Поделиться
Ключевые слова
переводные жития / Житие Екатерины великомученицы / И. С. Мяндин / усть-цилемский Торжественник / старообрядческая литература / translated lives / Life of Catherine the Great Martyr / I. S. Myandin / Ust-Tsilem Book of «Triumphs» / Old Believer literature

Аннотация научной статьи по философии, этике, религиоведению, автор научной работы — Волкова Татьяна Федоровна

В данной публикации мы вводим в научный оборот один из двух дошедших до нас списков Жития св. Екатерины великомученицы, созданных известным усть-цилемским книжником Иваном Степановичем Мяндиным. Он читается в составе Торжественника компилятивного характера, хранящегося сейчас в Научной библиотеке Сыктывкарского университета, в который Мяндин включил помимо традиционных для этого типа книги текстов и свои переработки древнерусских повестей и апокрифов. Список дает представление о работе печорского редактора над агиографическими текстами и продолжает серию наших публикаций произведений из усть-цилемского Торжественника.

Похожие темы научных работ по философии, этике, религиоведению , автор научной работы — Волкова Татьяна Федоровна

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

THE LIFE OF CATHERINE THE GREAT MARTYR ON THE LIST OF THE COMPILATION BOOK OF «TRIUMPHS» (COLLECTION OF SERMONS FOR THE SOLEMN FEASTS) BY I. S. MYANDIN

In this publication we introduce into the scientific circulation one of the two surviving lists of the Life of St. Catherine the Great Martyr, created by the famous Ust-Tsilem scribe Ivan Stepanovich Myandin. He is read as part of the Composer of a compilation Book of «Triumphs» (collection of sermons for the solemn feasts), which is now stored in the Scientific Library of the Syktyvkar University, into which Miandin included poems that are traditional for this type of book of texts and their reprocessing of ancient Russian tales and apocrypha. The list gives an idea of the work of the Pechora editor over hagiographic texts and continues a series of our publications of works from the Ust-Tsilem Sesame

Текст научной работы на тему «Житие великомученицы Екатерины по списку из Торжественника И. С. Мяндина»

УДК 82-9

Т. Ф. Волкова

ЖИТИЕ ВЕЛИКОМУЧЕНИЦЫ ЕКАТЕРИНЫ ПО СПИСКУ ИЗ ТОРЖЕСТВЕННИКА И. С. МЯНДИНА

THE LIFE OF CATHERINE THE GREAT MARTYR ON THE LIST OFTHE COMPILATION BOOK OF «TRIUMPHS» (COLLECTION OF SERMONS FOR THE SOLEMN FEASTS) BYI. S. MYANDIN

В данной публикации мы вводим в научный оборот один из двух дошедших до нас списков

Жития св. Екатерины великомученицы, созданных известным устъ-цилемским книжником Иваном Степановичем Мяндиным. Он читается в составе Торжественника компилятивного характера, хранящегося сейчас в Научной библиотеке Сыктывкарского университета, в который Мяндин включил помимо традиционных для этого типа книги текстов и свои переработки древнерусских повестей и апокрифов. Список дает представление о работе печорского редактора над агиографическими текстами и продолжает серию наших публикаций произведений из усть-цилемского Торжественника.

Ключевые слова: переводные жития, Житие Екатерины великомученицы, И. С. Мяндин, устъ-цилемский Торжественник, старообрядческая литература.

In this publication we introduce into the scientific circulation one of the two surviving lists of the Life of St. Catherine the Great Martyr, created by the famous Ust-Tsilem scribe Ivan Stepanovich Myandin. He is read as part of the Composer of a compilation Book of «Triumphs» (collection of sermons for the solemn feasts), which is now stored in the Scientific Library of the Syktyvkar University, into which Miandin included poems that are traditional for this type of book of texts and their reprocessing of ancient Russian tales and apocrypha. The list gives an idea of the work of the Pechora editor over hagiographic texts and continues a series of our publications of worksfrom the Ust- Tsilem Sesame

Keywords: translated lives, Life of Catherine the Great Martyr, I. S. Myandin, Ust- Tsilem Book of «Triumphs», Old Believer literature.

Среди житий, читавшихся и переписывавшихся на Нижней Печоре [2], особенной популярностью пользовалось Житие Екатерины великомученицы. Героиня жития — Екатерина великомученица — жила в городе Александрии в начале IV века (год ее рождения приходится на период между 287 и 294 гг.) во времена императора Максимина (в житии Максентия), правление которого (с 306 по 313 гг.) было ознаменовано невиданными гонениями на христиан. В Житии создается образ красивой, умной и мужественной девушки, которая, отстаивая свою веру, не побоялась мученической смерти. Ее имя в переводе с греческого означает «всегда чистая» [7; 10, с. 113; 12, с. 482—483; 13, с. 54—55].

В древнерусской литературе Житие святой Екатерины известно в ряде списков, самый ранний из которых относится к XVI веку. Он содержится в Великих Минеях Четьих (ВМЧ) Митрополита Макария [1, с. 3278—3296]. Другая редак-

73

ция Жития была создана известным духовным писателем, агиографом и проповедником Дмитрием Ростовским [14; 15, с. 83] в конце XVII в. и вошла в состав созданных им Четьих-Миней.

Житие великомученицы Екатерины сохранилось в 5 печорских списках. Два из них переписаны известным печорским писцом и редактором древнерусских и старообрядческих сочинений И. С. Мяндиным [9; 3; 6]. Один мяндин-ский список Жития хранится в ИРЛИ, в Усть-Цилемском собрании (далее — УЦ), в составе мяндинского сборника № 66, другой — в Научной библиотеке Сыктывкарского государственного университета им. Питирима Сорокина (Усть-Цилемское собрание рукописей № 46 в составе Торжественника, переписанного и составленного И. С. Мяндиным [4; 5].

Список УЦ-66 был отнесен В. И. Малышевым к редакции Дмитрия Ростовского [8, с. 114]. Как показало дипломное исследование М. А. Поташовой (Михайловой), список Торжественника создан на основе той же редакции [11]. Однако, передавая текст редакции Дмитрия Ростовского, списки Мяндина представляют собой дальнейшую ее переработку печорским книжником: они содержат чтения, отсутствующие в остальных печорских списках этой редакции (ИРЛИ УЦ, 27 и УЦ новое, 94), и явно принадлежат И. С. Мяндину.

Анализ разночтений, имеющихся в печорских списках Жития редакции Дмитрия Ростовского, позволил установить и последовательность появления из-под пера Мяндина двух его списков Жития великомученицы Екатерины. Сначала печорский книжник создал список Торжественника, а затем продолжил переработку Жития с использованием своего предшествующего списка, привлекая также какой-то из более ранних списков данной редакции, близкий по тексту спискам ИРЛИ УЦ, 27 и УЦ н., 94. При переработке Жития Екатерины усть-цилемский книжник проводит последовательное сокращение текста, упрощает язык, сохраняя набор сюжетных мотивов Жития и не подвергая их никаким семантическим изменениям. В стилистической переработке И. С. Мяндина проявилось стремление к упрощению повествовательной структуры текста, характерное для многих редакций Мяндина. Более подробно наши текстологические наблюдения над особенностями печорских списков Жития Екатерины будут оформлены в специальной статье.

Принимая во внимание приведенные выше выводы, мы выбрали для данной публикации список из Торжественника как более ранний созданный печорским книжником вариант. Текст Жития публикуется по эдиционным правилам, выработанным при издании серии «Библиотека литературы Древней Руси», подготовленной Отделом древнерусской литературы Пушкинского Дома с привлечением ведущих ученых-медиевистов.

*

*

1. Великие Минеи Четьи, собранные всероссийским митрополитом Макарием. Ноябрь, дни 23—25. М., 1916.

2. Волкова Т. Ф. Древнерусская и старообрядческая агиография в печорской рукописной традиции // Русская агиография: Исследования. Публикации. Полемика. СПб., 2005. С. 236-271.

74

3. Волкова Т. Ф. Иван Степанович Мяндин — редактор древнерусских повестей: (Некоторые итоги изучения литературного наследия печорского книжника) // ТОДРЛ. СПб., 2006. Т. 57. С. 839-890.

4. Волкова Т. Ф. К вопросу о рукописном наследии печорского книжника И. С. Мяндина («Торжественник» из собрания Е. И. Тороповой) // Университетские библиотеки: прошлое, настоящее, будущее: материалы международной научно-практической конференции 8—11 декабря 2003 г., Санкт-Петербург, Россия. СПб.: Изд-во РГПУ им. А. И. Герцена, 2003. С. 163—170.

5. Волкова Т. Ф.. Рукописные сборники печорского книжника И. С. Мяндина // Вестник НГУ. Серия: История, филология. 2011. Т. 10, вып. 8: Филология. С. 201—215.

6. Волкова Т. Ф. Усть-цилемский книжник И. С. Мяндин: итоги изучения рукописного наследия // Первые Мяндинские чтения: материалы республиканской научно-практической конференции. С. Усть-Цильма. 12 июля 2008 г. Сыктывкар, 2009. С. 52—66.

7. Екатерина Александрийская // Православная энциклопедия. М. : Церковнонаучный центр «Православная энциклопедия», 2008. Т. XVIII. С. 100— 115.

8. Малышев В. И. Усть-цилемские рукописные сборники XVI—XX вв. Сыктывкар : Коми кн. изд-во, 1960.

9. Малышев В. И. Усть-цилемский книгописец и писатель XIX в. И. С. Мяндин // Древнерусская книжность: (по материалам Пушкинского Дома). Л., 1985. С. 323—337.

10. Полякова С. В. Византийские жития как литературное явление // Жития византийских святых. СПб., 1995.

11. Поташова М. А. «Житие Екатерины Великомученицы» в печорской рукописной традиции»: дипломная работа / научный руководитель Т. Ф. Волкова. Сыктывкар, 2012.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

12. Сергий, архиеп. Полный месяцеслов Востока. Т. 2. Святой Восток. Ч. 2. Заметки. Изд. 2-е. Владимир, 1901.

13. Творогов О. В. Переводные жития в русской книжности XI—XV веков: каталог. М.: СПб.: Альянс-Архео, 2008.

14. Федотова М. А., Зеленина Я. Э. Димитрий // Православная энциклопедия. М.: Церковно-научный центр «Православная энциклопедия», 2007. Т. XV. С. 8—30.

15. Шляпкин И. А. Св. Дмитрий Ростовский и его время (1651—1709). СПб., 1891.

ЖИТИЕ ВЕЛИКОМУЧЕНИЦЫ ЕКАТЕРИНЫ

(НБ Сыкт ГУ УЦ р. 46, л. 120—144)

Месяца ноября в 24 день. Житие и страдание святыя великомученицы Екатерины дѣвы премудрыя

Во времена нечестиваго царя Максеньтия бѣ во градѣ Александрии дѣвица именемъ Екатерина, дщи Консты, прежняго царя, зѣло красна, возрастомъ высока, 18 лѣтъ имуща, зѣло же премудра, научися бо всякаго еллиньскаго писания, навыче мудрости всѣхъ древнихъ книготворцовъ Омировыхъ: Галия, Аристотеля, Платона и прочихъ. Не токмо же философовъ, но и врачевъ книги добрѣ увѣда: Асклипия и Сократа, Галина и просто рещи — всего риторскаго и силогическаго мудрования и всякаго речения и языка изучися, яко всѣмъ ди-витися премудрости ея. И мнози богатѣйшии князи // (л. 120 об.) [хотя]хуа почти ю в невѣсту от матере ея, [я]же бяше християнина в тайнѣ велика[го] ради гонения, еже подвиже в то [в]ремя на вѣрныя Максентий. Сродницы же и мати ея

75

часто совѣтоваху, да посягнетъ за мужа, да не отидетъ цар[с]тво отца ея ко иному чюждему кому отщетится его всеконечно.

Екатери[н]а же любляше дѣвьство зѣло, яко лю[б]омудрая, и отнюдь посяг-нути не хотя[ш]е. Видѣщи же, яко много ей о томъ [с]тужаютъ, рече имъ: «Аще хо-щете, да [по]сягну за мужа, то обрящете ми такова[го] юношу, да будеть подобенъ мнѣ [в ч]етырехъ дарованиихъ, имиже азъ, [я]коже сами исповѣдуете, превосхожу [вс]я прочая отроковица, и тогда взяти в мужа изволю, понеже недостой[н] ѣшаго мене и хуждыпаго пояти не хощу. [Исп]ытуйте убо повсюду, аще будет // (л. 121) кто подобенъ мнѣ в благородии, в богатьствѣ, в красотѣ и премудрости; аще же оскудѣетъ ему едино от сихъ дарование, нѣсть мене достоинъ».

Они же, видѣще, яко невозможно есть обрѣстися сицевому юноше, повѣдаша, яко сынове царстии и инии нѣции от великих князей могутъ быти благородии и богатѣйши от нея, но в красотѣ и премудрости не уподобятся ей никтоже. Екатерина же глаголаше: «Азъ безкнижнаго жениха имѣти не изволю!»

Имѣяше же мати ея единаго духовнаго отца, человѣка свята и богоугодна, жи-вущаго в мѣстѣ сокровеннѣмъ внѣ града. Единою же поять мати Екатерину и иде с нею ко оному богоугодну мужу, яко да от него совѣтъ благь прииметъ. Онъ же, видя отроковицу благоличну и слышавъ тоя благоразумная умѣренная словеса, положи во умѣ своем // (л. 121 об.) уловити ю к познанию Христову, глагола ей: «Аз вѣмъ единаго пречюднаго отрока, иже тя без сравнѣния превосходить во всѣхъ дарованиихъ, яже рекла еси: красота его препобѣждаетъ сияние солнечное; премудрость его управляеть вся чювственная и умная создания; богатьство сокровищь его раздѣляется в весь миръ и никогда же умаляется, но паче умножается раздаваемое; благородие есть неизреченное и неизглаголанное, и недовѣдомое».

Сия слышавши отроковица Екатерина, мняше, яко о нѣкоемъ земномъ [к] нязѣ глаголеть, смутися сердцемъ и лицем [и]змѣнися. И вопрошаше, аще истинна суть вся глаголемая. Онъ же извѣствова[ш]е, яко: «Истинна суть и мно-жайшия [б]лагодати отрокъ той имать, иже и[з]рещи невозможно». Вопроси же отрокови[ца]: «...лиши?»6 // (л. 122). Онъ же отвѣща: «Сей не имать отца на земли, но родися неизреченно паче естества от единыя благороднѣйшия пресвятыя и пречистыя дѣвицы, иже превеликия ради своя чистоты и святыни таковаго родит сына сподобися и пребысть безсмертна душею же и тѣлом, и вознесена есть превыше небесъ. И поклоняются ей вси святии ангели и архангели яко царицы всея твари». Глаголя ему Екатерина: «Возможно ли видѣти юношу того, о немже сицевая чюдная повѣдаеши?» Старецъ же рече: «Аще сотвориши, якоже к тебѣ реку, то сподобишися видѣти пресвѣтлое лице его». Она же рече ему: «Вижу тя человѣка разумна и старца честна и вѣрую, яко не лжеши. Готова убо есть сотворит вся, яже повелише, токмо да вижду хвалимаго тобою».

Тогда старецъ даде ей икону пресвятыя Богородицы, имущи на руку боже-ственнаго // (л. 122 об.) младенца во обьятияхъ, и глагола ей: «Се есть изображение Дѣвы и матере того младенца, о немъже тебѣ сицевая чюдная повѣдахъ. Возми убо е в домъ твой и, заключивши двери чертога твоего, сотвори молитву всенощную со благоговѣниемъ к ней, яже именуется Мария, и умоли ю, да изволить показати тебѣ сына своего. И уповаю, яко аще умолиши с вѣрою, то послу-шаеть тебѣ и подастъ тебѣ видѣти, егоже желаетъ душа твоя».

76

Тогда отроковица иземши священную икону, отиде в полату свою и но-щию заключися сама в ложницѣ своей и моляшеся, якоже старецъ научи ю. Молящужеся, усну от труда и видѣ в видѣнии [с]воемъ ангеловъ царицу, якоже на иконѣ изображена, со святымъ младенцемъ, иже [л]учи испущаше паче солнца. И обращайте [к] матери лице свое, яко не можаше его // (л. 123) сопре-ди зрѣти Екатерина. Желающи же видѣти его сопреди, иде на другую страну, Христосъ паки оттуду лице свое отвращаше. Сему бывшу трикраты. И слыша всесвятую Дѣву, глаголющую к сынови своему сице: «Виждь, чадо, рабу твою Екатерину, колико есть красна и предобра». Онъ же отвѣща: «Помрачена есть зѣло и безобразна, и не могу смотрѣти на ню».

Паки глагола пресвятая Богородица: «Нѣсть ли премудра паче всѣхъ витий, богата и благородна паче инѣхъ отроковицъ всѣхъ градовъ?» Христосъ же отвѣща: «Наипаче глаголю тебѣ, мати моя, яко сия дѣвица есть безумна и нища, и худородна, и дотоль не возрю на ню, дондеже обрѣтается в сицевомъ нечестии, и не хощу, да мя в лице видитъ». Пребогословеная же Мати рече ему: «Молю тя, сладчайшее чадо мое, и не презри создания® своего, но накажи ю и скажи ей // (л. 123 об.), что имать творити, да насладится славы твоея и видитъ пресвѣтлое твое и превождѣленное лице, еже и ангели приникнут желаютъ». Христосъ же отвѣща: «Да идетъ к старцу, иже даде ей икону, и якоже той речетъ ей, тако да сотворит, и тогда узрить мя и благодать у мене обрящетъ».

Сия видѣвши и слышавши отроковица, возбудися и чудяшеся о видѣнии томъ. Бывшу же утру, поиде с немногими рабынями своими в кѣлию святаго старца и припаде со слезами к ногама его, повѣда видѣнная и моляше, да наставить ю, что имать творити, дабы насладилася любве желаемаго. Преподобный же повѣда подробну вся таиньства истинная християньския вѣры, начиная от мироздания и создания праотца даже до конечнаго пришествия1, // (л. 124) владыки Христа и о неизреченнѣй славѣ райстѣй, и о всеболѣзненнѣй и безконечнѣй муцѣ. Она же яко книжная и премудрая вся уразумѣ вскорѣ и вѣрова от всего сердца, и приятъ от него святое крещение. Повѣле же ей старецъ помолится паки со желаниемъ многимъ ко пресвятѣй Богородицѣ, да явить ей, якоже прежде.

Совлекшися убо ветхаго человѣка Екатерина и облекшие я во одежду обновления духа, отиде в домъ свой и нощь всю молящеся алчна со слезами, дондеже паки усну. И тогда видѣ небесную царицу с божественнымъ младенцем, иже зря-ше на Екатерину со многим благоутробием и тихостию. Вопрошаше Богомати сына, глаголющи: «Угодна ли есть, сыне мой, дѣвица сия?» Онъ же отвѣща: «Зѣло угодна, нынѣ бо // (л. 124 об.) есть пресвѣтла и славна, иже преже бо помрачена и безчестна, нынѣ богата и премудра, яже прежде бѣ нища и неразумна. Нынѣ ю возлюбихъ, еяже прежде ненавидѣхъ. И толико вождѣлѣхъ, яко хощу обручит ю в невѣсту себѣ нетлѣнну».

Тогда Екатерина паде на землю, глаголющи: «Нѣсмь достойна, преславный владыка, видѣти царствие твое, но сподоби мя быти с рабы твоими». Пресвятая же Богородица приятъ десную руку отроковицы и глагола к сынови: «Даждь ей, чадо мое, перстень, вод обручение и уневѣсти себѣ, яко да сподобиши ю царствия твоего». Тогда владыка Христос даде ей перстень краснѣйший, глаголя:

77

«Се днесь приемлю тя в невѣсту себѣ, нетлѣнну и вѣчну. Сохрани убо согласие сие опасно, да не приимеши отнюдь иного жениха земнаго».

Сия // (л. 125) егда Христос Господь изрече, скончася видѣние. И воздвипнися отроковица, видѣ извѣстно в десницѣ своей перстень пречюденъ и приять в серд-цы толикое веселие и радование, яже от того часа плѣнися в божественную любовь сердце ея. И толико измѣнися чюднымъ измѣнениемъ, яко болѣе о земныхъ ве-щехъ не мудрствоваше, но токмо о превозлюбленном жениху своемъ день и нощь непрестанно мысляше, того желаше, о томъ поучашеся и бодрствующи, и спящи.

В то время прииде во Александрию царь пребеззаконный, имѣя не по разуму ревность многую и безмѣрную по нечувственныхъ своихъ бозѣхъ, самъ сый нечювственнѣйший и безсловеснѣйший, хотя имъ сотворити праздник великъ. И посла ко всѣмъ окрестным градомъ и странамъ, повелѣвающи // (л. 125 об.), да соберутся к нему людие с жертвами, еже почтити боги соборнѣ.

Собрася убо множество народа безчисленое, ведуще кииджо по силѣ на жертву: овъ — волы, овъ — овцы, нищии же несуще птицы и иная подобная. Егда же прииде день мерскаго того торжества, пожре безумный царь юнцевъ сто и тридесять; прочий же вельможи и князи меныии пожроша. И кииждо человѣкъ по силѣ приношаше жертву. И исполнися весь градъ молвы от гласовъ закалае-мыхъ животныхъ и смрада от дыма жертвъ, яко бѣ стеснение и смятение, и весь воздухъ оскверняшеся, симъ тако совершаемымъ.

Видящи блаженная и предобрая Екатерина толикое прельщение и пагубу душъ человѣческихъ, уязвися лютѣ сердцемъ, соболѣзнующи погибели их // (л. 126). И от ревности божественный подвигшися, поять с собою немногия рабы, иде в храмъ, идѣже жертву совершаху безумний. Егда же ста в дверехъ храма, при-влече зрѣние всѣхъ ко прекраснѣй добротѣ своей, яже бѣ свидѣтетельствомъ вну-трения красоты ея. Возвѣсти же цареви, яко имамъ рейда ему зѣло потребное слово. Онъ же повелѣ ей внити пред себя. Пришедши убо Екатерина пред царя, первое поклонися ему, подобающую воздая честь. Таже рече дерзновенно: «Познах, о царю, прелесть, еюже от бесовъ прельстистеся. И служите яко богомъ идолом, тлѣнным и нечювственымъ. Воистинну студъ есть велий сице быти слѣпу и безум-ну [покло]няющися таковым мерзостем, поне премудрому твоему Феодору имие вѣIру] // (л. 126 об.), иже глаголеть, яко бози ваши бяху человѣцы иногда и скон-чаша житие окаянно, но нѣкиихъ ради дѣяний славных, яже сотвориша, и созда-ша имъ людие столпы и идолы. Послѣднии же роды не вѣдуще мысли прародителей своих, иже токмо воспоминания ради поставиша имъ кумиры, но мняще, яко есть вещь благочестна и благоприлична, и начата поклонятся имъ яко богомъ, ихъже и Киринейстй Плугархъ гнушается и презирает я. Тѣмъ учителем нашимъ вѣруй, о царю, и не буди виновенъ погибели толиких душъ, ихъже ради имаши вѣчную муку. Познай же единаго истиннаго Бога, присносущнаго и пре-безначальнаго, и без[с]мертнаго, иже напослѣдокъ лѣтом [человѣ]къ бысть нашего ради спасения // (л. 127). Симъ царие царствують и страны управляются, и весь миръ состоится. Его словом единѣм вся создашася и пребывают. Сей всесильный Богь и преблашй не требует сицевых жертвъ, ниже веселится закланными неповинных животных, но токмо повелѣвает, да сохраним заповѣди его неподвижно».

Сия же слышавъ царь, возярися зѣло и пребысть безгласенъ на многъ чась.

78

Таже не могий противитися словесемъ ея, отвѣща: «Остави насъ нынѣ соверши-ти жертву и посем послушаемъ словесъ твоихъ». Совершивъ убо нечест[ивый] царь мерское оное торжество, повелѣ привести святую Екатерину в царския свои полаты и глагола ей: «Рцы намъ, о дѣвице, кто еси ты и кия суть словеса, яже глаголСіа еси намъ». Она же отвѣща: «Азъ есмь дщи царя // (л. 127 об.), прежде тебѣ бывшаго, нарицаюся Екатерина. Научена же есмь всего художества, писменъ риторских, философских, землемѣрия и прочих премудрости, но сия убо вся суетная и неполезная презрѣхъ и изволихъ уневѣститися владыцѣ Христу, иже глаголетъ чрезъ пророка своего сия: «Погублю премудрость прему-дрыхъ и разума разумных отвергуся»

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Царь же чюдяся разуму ея и видя толику доброту и красоту, мняше, яко не от смертныхъ родителей бѣ рождена, но нѣкая богиня от боговъ, ихъже той почита-етъ. И едва вѣру яти хотѣ, яко от земнородныхъ есть таковыя неизреченныя доброты и красоты дѣвица, еяже добротою уязвившися, глаголаше словеса любодѣйная. Святая же познавши мысль его беззаконную, рече ему: «Бѣсы, ихъже // (л. 128) яко боговъ почитаете, тии прелыцаютъ вы. Азъ же вѣмъ себе быти землю и брение. Созда же мя Богь по образу своему и по подобию и сицевою почте мя красотою, да от сего наипаче почюдятся людие премудрости создавшаго, яко в толикое худое и бренное лице возможе дати благоразумие и красоту таковую».

Озлобижеся царь тѣми ея словесы и рече ей: «Не глаголи злѣ о бозѣхъ, имѣющихъ безсмертную славу!» Святая же противу вѣща: «Аще восхощеши отрясти малу мглу и помрачение прелести и разумѣеши боговъ твоихъ худость, и познаеши истиннаго Бога, егоже токмо имя глаголемое или кресть изобразуе-мый на воздусѣ прогонитъ боги твоя и погубляеть я. И аще велиши, явлю тебѣ истину ясно». Царь же видѣв // (л. 128 об.) свободное ея глаголание, не восхотѣ бесѣдовати к ней, боящися ея, да не побѣдитъ его словесы своими премудрыми и посрамить и, но рече сия: «Нелѣпо есть царю бѣсѣдовати с женами. Но соберу азъ премудрый философы, и вития, тии да бѣсѣдуют с тобою, тогда уразумѣеши словесъ твоихъ немощь и нашимъ богомъ вѣровати имаши». Сия рекъ, повелѣ храните опасно* святую дѣву.

Абие же посла по всѣм градомъ власти своея сицевое писание: «Царь Максентий премудрым философомъ и витиямъ, в моей области сущимъ, радо-ватися! Вей, иже премурѣйшему богу Ермиеви служать, приидѣте ко мнѣ, да заградите уста нѣкоей премудрый жены, яже явися во дни сия // (л. 129), иже ругается великимъ богомъ, именующи ихъ басни и блядословия. И тако имате по-казати отческую вашю премудрость, да прославитеся в человѣцѣхъ, и от мене приимѣте дары честныя и воздаяния блага труда ради вашего».

И тако собрашася от всего царства изряднѣйшии и мудрѣйшии витии чис-ломъ 50 и остротою в разумѣ и многомощни во глаголании, к нимъже рече царь сице: «Уготовитеся прилѣжно и нелѣностно к мужественному подвигу противу единыя дѣвицы, яко да возможете препрѣти ю словесы о бозѣхъ. И не на-радите, яко с женою имате бесѣдовати, но аки бысте противу по двигателя мужественнѣйшаго и премудрѣйшаго витию. Тако положите тщание ваше и докажите3 // (л. 129 об.) мудрость вашю, зане якоже азъ опасно разумѣхъ ю, превосходить в мудрости самаго чюднаго Платона. Убо молю васъ, якоже имѣли

79

бысте самаго онаго противо подвигающагося, толикое прилѣжание покажите. И аще побѣдите ю, то дамъ вамъ великия дары, аще ли побѣждени будете, ис-полнитеся неизреченнаго студа и вмѣсто даров горкую смерть восприимѣте».

Сия цареви изрекшу к витиямъ, тогда единъ вития, славнѣйший и премудрѣйший, отвѣща, глаголя: «Не бойся, царю! Аще и остро[у]мна есть та жена, обаче яко жена не можетъ быти в премудрости совершена и в риторствѣ искусна. Повели токмо ей пред нами стати и увидиши, яко аще точию узритъ таковыя // (л. 130) и толикия философы и риторы, абие постыдится». Царь же слыша хвалящася философа, исполнися весь сладости и веселия, надѣяся, яко дерзостный и скверный языкъ побѣдить исполненую кротости и божественный премудрости дѣвицу. Абие повелѣ царь привести святую Екатерину пред себе. Бѣ бо собрано многое множество народу на позорищи томъ, хотяще видѣти и слышати прѣние то.

Но прежде даже достигнуша посланний ко святѣй, прииде с небесе архан-гелъ Михаилъ, глагола ей: «Не бойся, отроковице Господня, се бо. Господь твой дастъ тебѣ премудрость. В премудрости твоей да побѣдеши 50 витий, и не токмо ты, но и инии мнози вѣровати имуть тобою и от полаты царевы и вси мученическую (!) вѣнецъ приимуть». Сия рекъ архангелъ, отиде // (л. 130 об.).

Вшедше же послании, взяша ю, приведоша пред царя и пред философовъ в позорь всѣмъ. И абие доблественный онъ философъ, иже хваляшеся, рече з гор-достию ко святѣй Екатеринѣ: «Ты ли еси, иже безстуднѣ и безумнѣ укаряеши боги наши?» Святая же с кротостию ему отвѣща: «Азъ есмь, обаче не безстуднѣ, ни безумнѣ, якоже реклъ еси, но умеренно и любоистинно глаголю то, яко бози ваша ничто же суть». Рече же вития: «Понеже велицыи стихотворцы именуютъ ихъ великими богами, како убо ты движеши языкъ твой с толикою дерзостию на ня, от нихъже прияла еси премудрость и приобщилася еси сладости даровъ ихъ». Она же отвѣща: «Азъ не от вашихъ боговъ, но от моего единаго истиннаго Бога премудрость // (л. 131) имамъ туне, иже самъ есть премудрость и животъ, и аще кто его боится и хранить божественная его повелѣния, той есть воистинну философы Дѣла же боговъ вашихъ посмѣяния суть достойна, смѣха и укоризны, исполнени прелести. Обаче рцы ми, кто от великих стихотворцевъ твоихъ и како богами я именова?»

Вития же рече: «Первый, мудрѣйший, Омиръ моляся к Дию, глаголя: “Завесь, славнѣйший превеликий боже, и инии безмертнии бози!”. Тако же и преславный Орфей, благодаря Аполона, глаголетъ сия: “О сыне Лотоновъ, издалече стрѣляя, сильный Фебе, на вся презирая и царствуяй над смертыми, без-смертными солнцезлатыми вземлемое крилы!” Сице первѣйшии и славнѣйшии стихотворцы почитаху боговъ и безсмертными ихъ явѣ нарицаху. Не прельщайся убо // (л. 131 об.) ты, поклоняйся Распятому яко Богу, егоже никтоже от древ-нихъ мудрецов именова Богомъ, ниже кто вѣдяше его быти Бога».

Отвѣща святая Екатерина: «Той же Омиръ вашъ на иномъ мѣстѣ о величай-шемъ твоем бозѣ Дии глаголет, яко есть ложный прелестникъ: егда хотяху свя-зати его инии бози — Ира, Посидонъ и Афина — аще не бы бѣжалъ и скрылся. Подобно и ина многая на презрѣние боговъ вашихъ книги ваша являютъ. А понеже реклъ еси, яко Распятаго ни единъ древний учитель не исповѣдуетъ бы-

80

ти Бога, то аще и не подобаше много испытовати о нем, яко Богъ истиненъ не-беси и земли, и моря, солнца, и луны, и всего человѣческаго рода содѣтель, непостижимый и неизслѣдимый. Обаче истиннѣйшаго ради увѣрения от вашихъ же книгь // (л. 132) свидѣтельства покажу. Слыши, что о немъ премудрѣйшая Сивилла ваша глаголет, свидѣтельствуюгци о его божественномъ воплощении и спасительном распятии сице: “Поздѣ нѣкий на многочастную приидет землю и кромѣ грѣха будеть плоть. Безтрудными же божества прѣделы неисцѣльныхъ страстей разрѣшит тлѣние. И сему зависть будеть от невѣрныхъ людей, и на высотѣ повѣшенъ будеть, аки бы смерти достойный”. Слыши и неложнаго твоего Апполона, како и неволею своею исповѣда Христа Бога истинна, принуж-денъ от его силы. “Единъ мя, — рече, — принуждаетъ Небесный, иже есть свѣть трисвѣтлый, пострадавый же Богъ есть, и не божество пострада самое, ибо оное есть — и смертенъ плотию, и истлѣния чюждь. Той же Богъ есть мужъ, вся терпяй от смертных // (л. 132 об.) — кресть, досады и погребение”. Сия речеи Апполонъ о истинномъ Бозѣ, еже есть собезначальный рождыпему его и соприсносущ-ный, начало и корень, и источникъ созданныхъ благъ всѣхъ, созда миръ от небытия воеже быти и содежить его. Единосущенъ же сый Отцу, бысть человѣкъ насъ радик и хождаше по земли, наказуя и уча, и благодѣтельствуя человѣкомъ. Таже смерть приять за ны, неблагодарный, да разрѣшитъ перваго осуждения, прииметъ древнее наслаждение и блаженьство. И тако паки отверзетъ намъ врата райская, яже злѣ заключихом. И воскресъ тридневенъ, и взыде на небеса, от-нюдуже и сниде. И посла Духа Святаго ученикомъ своимъ. Они же шедше в весь миръ, проповѣдаша его божество, в неже подобаеть и тебѣ вѣровати, философе, да познаеши истиннаго Бога // (л. 133) и будеши рабъ того, иже есть милостивъ и благоутробенъ, и согрѣшившия призывает, глаголя: «Приидѣте, благословен-нии ко мнѣ и труждающиися, и обременении, и азъ упокою вы. Ими вѣру по-не своимъ учителемъ и богомъ — Платону, глаголю, Орфею же и Апполону, иже чистѣ и ясно, аще и не хотящи, Христа Бога исповѣдаша».

Сия и ина множайшая глаголющи премудрая Екатерина, удивися философъ и бысть безгласен, не могущи отнюдь глаголати вопреки ничтоже. Царь же, видѣвъ его тако побѣждена и чюдящася, повелѣ прочимъ бесѣдовати со святою дѣвою. Они же отрицахуся, глаголюще: «Не можемъ стати противу истинѣ, аще бо начальникъ нашъ умолче, побѣжденъ, то мы что рещи имамы противу ей?»

Тогда царь возярився, повелѣ разжжещи огонь велий посредѣ града, воеже со-жещи всехъ философов и витий // (л. 133 об.). Тии же, слышавше таковый судъ и изречение царево на ня, припадоша к ногам святыя, просяще, да помолится о нихъ к единому истинному Богу, яко да простить имъ вся, елика в невѣдѣнии согрѣшиша, и да сподобить ихъ святаго крещения и дара Святаго Духа. Святая же, исполнився сладости и радования, рече имъ: «Воистину блажени вы и добро-получни есте, яко тму оставивше, свѣтъ истинный познавше и тлѣннаго на земли царя презрѣвше, приступивше к нетлѣнному небесному царю, царьствующимъ несумннѣнно, убо на милость его надѣйтеся и вѣруйте, яко огнь, иже вся устраша-етъ нечестивыя, будеть вамъ в крещение и лѣствица, к небеси возводящая. В томъ огнѣ очистившеся от всякия скверны плоти и духа, обрящетеся, яко звѣзды // (л. 134) свѣтлыя, чистыя пред царемъ славы и будете ему возлюбленнии друзи».

81

Сия глаголющи святая, обьвесели ихъ сицевыми надеждами и назнамено-ва коегождо на челѣ печатаю Христовою — крестомъ святымъ. И тако идоша с радостию на мучение. Воины же ввергоша ихъ во огнь в 17 день ноября месяца. В вечерь же идоша нѣции благочестивии христолюбивии людие собрата мощи ихъ и обрѣтоша всѣхъ цѣлы и ниже власомъ ихъ прикоснуся огнь. Тѣмъ чюдомъ мнози к познанию истинны обратишася, и мощи ихъ святыя честно на мѣсто прилично погрѣбоша.

Царь же имяше все попечение о святѣй Екатеринѣ, коимъ бы образомъ об-ратити ю к своему нечестию, не успѣ бо ничтоже философьскими глаголъми, начать ласканьми и лукавствомъ // (л. 134 об.) прелыцати ю, глаголя: «Послушай мя, добрая дѣвица, яко чадолюбива та отца, добре совѣтующа: поклонися убо великимъ богомъ, наипаче же мусикийскому Ермию, иже тя украсивый толи-кими добротами и филосовскими даровании. Азъ же раздѣлю с тобою царство мое — бози ми свидѣтелие, и дамъ та полъ власти моей, и будеши со мною жита, веселящися непрестанно».

Святая же яко премудра сущи, уразумѣ намѣрение его и лукавство, и лесть, глагола ему: «Отложи, о царю, лукавство и не уподобляйся лису, азъ бо единою рѣхъ та, яко християнина есмь и изволихъ уневѣститася Христу и единаго его имѣю жениха и совѣтника. И красоту дѣвства моего, одежду же мученичество желаю лучше и паче всякия царьския багряницы» // (л. 135).

Царь же паки рече: «Принуждавши мя, аще и не хотящи, да обѣщещу до-стоиньство твое и красное та тѣло многими обложу ранами». Святая же отвѣща: «Твори, еже хощеши, ибо временнымъ безчестиемъ ходатайствовата мнѣ буде-ши славу вѣчную. Многое множество людей, якоже надѣюся, вѣровата имуть мною во Христа моего. И от твоея полаты мнози поддуть со мною ко священ -нымъ чертогомъ небеснымъ». Сие прорече святая, Богъ же с высоты призирая, в совершение привождаше пророчество ея.

Тогда царь разгнѣвася зѣло, повелѣ совлещи с нея порфиру, и, обнажив-ше, бита ю жилами воловными немилоставно. И биша слуги мученицу два часа крѣпко по плещема и по чреву толико, дондеже все дѣвственое ея тѣло // (л. 135 об.) раздробися ранами и бысть от язвъ безобразно, еже бѣ прежде красно и предобро, и кровь, аки рѣка, течаше, и земля обагрися. Святая же стояше с толикимъ мужествомъ и доблествомъ, яко видящимъ чюдитися зѣло. Поздѣ же повелѣ дивий оный звѣрь всадита ю в темницу и не дата е пища и питая, дондеже умыслит, коими муками погубит ю.

Августа же, супружница царева, имеяш[е] желание многое видѣти лице Екатерины святыя, ибо возлюби ю зѣло, слышавши добродѣтели ея, и премудрость, и мужество, паче же единаго ради видѣния, во снѣ видѣннаго, якоже послѣди изрече. И толико возлюби ю, яко не возможе уснут. Изшедшу же царю из града нѣкия ради вины, и умедлившу тамо нѣколико // (л. 136) дний, обрѣте царица благоугодное время, воеже получити желаемое. Бѣ же у царя единъ князь саномъ воевода, другъ царевъ, именем Порфирионъ, человѣкъ благоразумный. Сему исповѣда царица свое намѣрение тайно и видѣние сицево. «Спящу ми, — рече царица, — во едину от нощей, видѣхъ в видѣнии моемъ Екатерину, яже сѣдяще посредѣ многих дѣвъ и юношъ красныхъ, облеченых во одежди бѣлыя, и

82

толико сияние исхождаше от лица ея, яко не можаху воззрѣти на ню. Она же посади мя близь себе и возложи на главу мою златый венец, глаголю щи: “Владыка Христос посылаетъ тебѣ сей вѣнецъ”. Отнюду же имѣю толикое желание видѣти ю, яко не обрѣтаю покою сердцу моему. Молю убо тя: сотвори убо коимъ-либо образом видѣти ми ю тайно». Порфирионъ же // (л. 136 об.) отвѣща: «Азъ исполню желание твое, владичице».

Наставши же нощи, взять воивода 200 воинъ и идоша в темницу с царицею. И давши стражем пѣнязи, и внидоша к) святѣй. И егда узрѣ ю царица, удиви-ся свѣтлости лица ея, еже цвѣтяше божественною благодатию, и падши скоро к ногама ея, со слезами начать глаголати: «Нынѣ есмь благополучна и божестве-ная царица, яко сподобихся видѣти тя, еяже желахъ видѣти. И зѣло азъ жадах, яко елень, слышати медоточных словесъ твоихъ. И нынѣ яко сподобихся желаемое получити, не скорблю уже, аще и живота и царствия лишена буду, веселю-ся сердцем и душею, приемлющи сладкое озарение от краснаго твоего видѣния. Блаженна ты и достойна похвалы // (л. 137), яко сицевому владыцѣ прилѣпилася еси, от негоже приемлеши толика дарования».

Святая же отвѣща ей, глаголющи: «Блаженна еси и ты, о царице, понеже ви-жю вѣнецъ на главѣ твоей, ангельскими руками полагаемый, егоже имаши по триехъ днехъ за малую муку прияти, юже потерпиши и отидеши ко истинному царю царствовати вѣчно». Она же рече ей: «Боюся мучения, а наипаче со-пружника, яже жестокъ есть зѣло и безчеловѣченъ». Глагол!- ей святая: «Дерзай! Имѣти бо имаши Христа, помогающаго тебѣ, да не прикоснется души твоей ни едина мука, токмо поболить тѣло твое здѣ временно, а тамо упокоится вѣчно».

Сия святѣй изрекши, вопроси ю Порфирионъ, глаголя: «Что даруетъ Христосъ, иже в него вѣруютъ// (л. 137 об.),понежеиазъхощувнеговѣроватии воинъ того быти?» Святая же рече ему: «Не челъ ли еси или не слышилъ Писания християньскаго?» Отвѣща [По]рфирионъл: «От младеньства во бранѣхупразнях-ся, а оныхъ вѣщехъ попечения не имѣхъ». Глагола ему святая: «Не можетъ языкъ исповѣсти та благая, яже преблагий Богъ и человѣколюбецъ уготова любящимъ его и хранищимъ его повелѣнная». Тогда Порфирионъ радости безмѣрныя ис-полнися и вѣрова во Христа со всѣми 200 воинами и с царицею. И иѣловасіше вси со благоговѣнием, отидоша.

Милостивый же человѣколюбецъ Христосъ не остави святую свою невѣсту небрегому толико дний, но яко чадолюбивый отецъ, промышляше о ней и посылайте ей пишу единою голубицею // (л. 138) на всякъ день. Таже и самъ добрый подвигоположникъ прииде посѣтити ю со славою многою и со всѣми небесными чиньми и множае укрѣпи мужество ея, и исполни ю дерзновения, глаголя: «Не бойся, возлюбленная моя невѣсто, яко азъ есмь с тобою, и ни едино мучение приближится тебѣ. Терпѣниемъ же твоим многи ко мнѣ обратиши и многихъ вѣнцов сподобишися». Таковыми словесы Господь утѣшивъ, отиде на небеса.

Во утрие же царь сѣдъ на судище, повелѣ привести святую Екатерину, яже вниде в царская с духовною свѣтлостию и христовою благодатию свѣтящися, яко и предстоящимъ озаритися сияниемъ красоты ея. Удивижеся и царь зѣло и мняше, яко нѣкто даяше ей пишу в темнице // (л. 138 об.), и сего ради не ослабѣ тѣломъ, нѣ измѣни красоты лица своего чрезъ толико дний. И сего ради хотя

83

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

стражей казнити. Но святая Екатерина разумѣ мысль его и, дабы инии не прии-муть казни неповини ея ради, исповѣда истинну, глаголющи: «Виждь, царю, яко мнѣ пищу не подаде рука человѣческая отнюдь, но владыка мой Христос, иже печется о рабѣхъ своихъ, и той питаше мя».

Царь же дивися сицевой добротѣ и восхотѣ паки искусити ю ласканиемъ с лестию, нача глаголати: «Тебѣ подобаеть царствовати, дщи моя, доброзрач-ная отроковица, яже и самую превосходиши Артемиду благолѣпиемъ. Прииди убо, пожри богомъ, да царствуюеши с нами и поживеши животъ прерадостный. Молю тя: не восхощи погубити толикия доброты твоея и красоты мучениемъ». Глагола ему святая: «Азъ есмь // (л. 139) земля и брение, вся же красота, яко цвѣтъ, увядаеть, яко соние, исчезает от малыя немощи или от старости, по смерти же гниетъ и истлѣваетъ. Не пецыся убо о добротѣ и красотѣ моей».

Сия убо егда бѣсѣдоваше святая съ царемъ, епархъ нѣкий именемъ Хрусъ, жестокъ сый нравомъ и мучитель немилостивъ, той рече к царю: «Обрѣтохъ азъ, о царю, едино мучение, имъже побѣдиши ту дѣвицу». И абие царь повелѣ сотворит ему четыре древяныя колеса на едином гвоздѣ и в нихъ пригвоздит окресть копия и иная желѣза острѣйшая — два убо кола обращати одесную, а два ошую. Посредѣ же повелѣ привести святую дѣву и тако обращати колеса первие праздны пред очами святыя, яко видя сия страшныя муки, убоится // (л. 139 об.) сего жестокаго мучения и преклонится к волѣ твоей, аще же ни, то да прииметъ тако горкую смерть».

Угоденъ же бысть совѣтъ епарховъ, повелѣ сотворит таковыя колѣса. Приведоша же святую на лютое то мучение, и начата обращати колѣса нуж-дею многою пред очима ея, яко страшаще ю. Глагола ей мучитель: «Видиши ли, какова уготована ти есть мука, в нейже горчайшую смерть прияти имаши, аще не поклонишися богомъ». Она же отвѣща: «Рекохъ ти многажды намерения моя, прочее не погубляй времени, но твори, иже хощеши». Онъ же, видѣвъ, яко не можеть устрашит ю и от Христа отвратит, повелѣ на колѣса привязат ю и обращати крѣпко, яко да острѣйшими желѣзы раздроблена будеть на уды и лютѣйшею // (л. 140) умретъ смертию.

Начинающижеся таковому мучению, внезапу ангелъ Господень сшедъ с небесе, разрѣши святую от узь цѣлу и неврежденну, колеса же сокруши на части, иже от нужнаго сокрушения летящи, многи невѣрныя порази до смерти. Предстоящий же народь, видѣвше преславное то чюдо, взывающе: «Великъ Богъ Християньский!» Царь же от ярости помрачися и мысляще паки изообрѣсти на мученицу новѣйшую муку.

Царица же, слышавши о чюдеси томъ, изыде от чертога своего, обличи царя, глаголющи: «Воистинну юродъ и несмысленъ еси, дерзая братися с живымъ Богомъ и мучит рабу Божию неправедно». Сия нечаянно слышавъ царь, зѣло возярився, неистовствова и бысть паче всѣхъ звѣрей безчеловѣчнѣйши. Остави святую Екатерину // (л. 140 об.), обративъ всю ярость на сопружницу свою, за-бывъ естественыя к ней любве, повелѣ принести ковчегъ великъ и наполнит его оловомъ, да будеть неподвиженъ. В покровъ же ковчежный гвоздие вонзивъ, сосца же жены своея между ковчегъ и покрова вложивъ, пригнѣте ю зѣло, яко быти болѣзни неизреч[е]нной. Гнѣтяше же тако ея сосца дотолѣ, донелѣже нуж-

84

но отгоргошася. А блаженная Августа неизреченную ту болѣзнь терпящи, раду-ющися, яко за истиннаго Богам страждущи, к немуже молящеся, да послеть ей с высоты помощь. Оггорженнымъ же бывшимъ ея сосцамъ, течаше кровь, яко рѣка, и вси предстоящий исполнишася жалости и болѣзноваху сице страждущей горчайшую и нестерпимую муку // (л. 141).

Кровоядецъ же онъ немилосердый не помилова сопруги своея, но повелѣ главу ея отсѣщи мечемъ. Она же сице вое изречение радостно приемши, глагола ко святѣй Екатеринѣ: «Рабо истиннаго Бога, сотвори молитву о мнѣ». Она же рече: «Иди с миромъ, да царствуеши со Христом вѣчно». И усѣчена бысть бла-женая царица внѣ града в 23 день месяца ноября. Стратилат же Порфирионъ но-щию вземъ тѣло ея, погребе честно.

Во утрии же с воины, вѣровашими во Христа, предста к царю, глаголющи: «И мы християне есмы, воини великаго Бога». Сего слышати не терпя царь, воздохнув из глубины сердца, глаголя: «Увы мнѣ, яко погибохъ, отщетихся честна-го воеводы Порфириона». Таже обращься к прочим воиномъ, глаголаше: «Увы, воини мои любезнѣйшии, прельстистеся и от боговъ отеческихъ отступисте! Что сотвориша // (л. 141 об.) вамъ бози, яко остависте ихъ?»

Они же не отвѣщаша ему словесе. Тогда Порфирионъ рече ко царю: «Чесо ради, оставя главу, к ногамъ, бѣсѣдуеши?» Рече царь: «О злая главо! Ты виновенъ погибели ихъ». Не могий же болѣе бесѣдовати от ярости, повелѣ всѣмъ отсѣщи главы. И тако скончашася. И исполнися пророчение святыя Екатерины, еже рече цареви, яко мнози от полаты его вѣровати имуть во Христа Бога.

Тогда Екатерину приведъ мучитель, рече ей: «Многую скорбь и тщету сотворила еси мнѣ, ибо ты прельстила еси жену мою и мужественнаго стратилата погубила еси, иже бяше вся сила воиньства моего, и иная многа злая случиша-ся мнѣ тобою. Подобаше бо умертвит тя // (л. 142) немилостивно, но прощаю тя, яко не хощу тя погубит, желѣя тя такову отроковицу — толику красну и пре-мудру. Сотвори убо волю мою, любезнѣйшая моя, и пожри богомъ, да сотворю тя себѣ царицу и никогда же тя не оскорблю, ниже кое дѣло сотворю без твоего совѣта, и поживеши со мною в толикомъ веселии и блаженьствѣ, въ каковомъ ни едина поживе царица».

Сия и множайшая глаголаше лукавый, прельщая избранную невѣсту Христову, но никакоже возможе льстивыми своими словесы разлучит от Христа, с нимъже она истинная невѣста Христова крѣпко любовию связався». Таже видя, яко ни ласканиемъ, ни обѣщаниями, ниже прещениемъ, ниже муками можеше умягчит твердѣйшую, // (л. 142 об.) паче адаманта, даде на ню изречение, да отсѣчена будеть ей глава внѣ града. Поимши убо ю воини, вѣдоша на мѣсто усѣчения.

Послѣдоваше же за нею народъ многъ — мужей и женъ, плачющихъ о ней, яко имѣяше погибнут, ибо они мняху, сицевая предобрая и премудрая отроковица. Изряднѣйшии же от женъ и благороднѣйшии глаголаху к ней, рыдающи: «О краснѣйшая отроковице и пресвѣтлая, чесо ради толико жестокосерда еси и предпочитавши смерть паче сладчайшаго живота? Чесо ради погубляеши безвременно и всуе и цвѣтъ юности твоея? Не лучше ли послушати царя и насладится толиких благъ в жизни сей, нежели умрет окаяннѣ?»

85

Она же отвѣща // (л. 1423): «Оставите неполезный плачь и радуйтеся паче, яко азъ нынѣ зрю возлюбленаго жениха Исуса Христа, творца и спаса моего, иже есть мученикомъ красота и вѣнецъ, и слава, ибо призываетъ мя нынѣ на неизреченную доброту райскую, да царствую с нимъ и возвеселюся во вѣки безко-нечныя. Не мене убо плачите, но о себе плачите, яко за невѣрие ваше пойдете во огнь вѣчный мучитися вовѣки».

Достигше же мѣста скончания, сотвори молитву: «Господи Исусе Христе, Боже мой, благодарю тя, яко поставилъ еси на камени терпѣния нозѣ мои и исправить еси стопы моя! Простри нынѣ пречистѣи длани твои, яже на крестѣ уязвить еси, приими дупло мою, яже в жертву принесохъ тебѣ любве ради твоея. Помяни, Господи, яко плоть и кровь // (л. 143 об.) есмь, и не попусти, да от лютых испытателей на страшнѣм твоем судѣ явятся согрѣшения моя, в невѣдении содѣянная, но оныя покрыйн кровию, иже изливаю за тя. Но устрой, да тѣло мое, еже тебѣ ради муками ураняемо, мечем посѣкается, невидимо будетъ врагомъ твоимъ, гонящимъ мя. Призри с высоты твоея, Господи, и на предстоящия люди сия и настави ихъ на свѣтъ твоего познания. И тѣмъ, елицы призовуть мною всесвятое имя твое, даждь, яже на ползу прошения, да от всѣхъ воспѣвается величия твоя во вѣки».

Тако помолившися, рече к мучителю: «Скончай повелѣнное». Онъ же про-стеръ мечь, отсѣче честную ея главу. И абие истече от язвы вмѣсто крове // (л. 144) млеко.

Честное же тѣло святыя великомученицы Екатерины в той часъ абие вземше святии ангели и несоща на гору Синайскую, якоже видѣно бѣяше вѣрными, и положено тамо, яже и до днесь тамо поклоняемо християны. По времени же создана бысть церковь над мощми святыя в славу Христа, Бога истиннаго, иже много чюдесъ источають от святыхъ ея мощей нынѣ и присно, и во вѣки вѣкомъ. Аминь.

а Здесь и далее в рукописи обрыв бумаги. Недостающие части текста взяты в квадратные скобки и восстанавливаются по смыслу; так как в других печорских списках в этих случаях зачастую используется другая ; бв рукописи вопрос

Екатерины почти полностью не читается, так как текст внизу листа утрачен, при реставрации листа заклейка доходит до сохранившегося конца вопроса «...лита». Очевидно, это место в списке Торжественника читалось иначе, чем в других печорских списках редакции Дм. Ростовского. Ср., например, в УЦ 66: «Чий тако-вый сынъ, егоже тако похваляеши?» Этот же глагол использован и в других печорских списках данной редакции. В списке же Торжественника, судя по сохранившемуся концу слова «лиши», был, по-видимому, использован глагол «хвалиши»; в в рукописи слово повторено дважды; г в рукописи слово повторено в начале следующего листа;д в рукописи описка но;е в рукописи описка или, исправлено карандашом; ж далее в рукописи повторено храните, взятое в квадратные скобки как описка;3'3 в ркописи повторено на следующем листе;и первые три букы слова замазаны чернилами; к приписано над строкой другим почерком; л первые буквы в слове замазаны; м далее в рукописи ошибочно повторено терпящи, взятое в квадратные скобки как описка;ннаписано на поле.

86